-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2602
 омментариев: 9
Ќаписано: 2764

¬–≈ћя;  јћ≈Ќ№; ЋјЌ№

ѕонедельник, 28 Ќо€бр€ 2016 г. 23:10 + в цитатник

¬рем€

Ќи годов, ни мес€цев, ни дней. » так всю жизнь. Ћишь первые п€тнадцать лет жила –оксолана, а потом словно бы умерла, и врем€ остановилось дл€ нее. “очка отсчета времени заточена в гареме вместе с нею, времена года, недели, мес€цы, годы отмечаютс€ только в зависимости от мелких гаремных событий да перемены погоды.  ак будто стрела времени, не име€ ни направлени€, ни силы, повисла в пространстве, и дл€ теб€ наступила кака€-то неподвижна€ пора, свободна€ от последовательности движени€ и от любых перемен. ¬рем€ остановилось дл€ теб€, оно не дает ни надежд, ни обещаний, оно разветвл€етс€, будто ветвиста€ молни€, над другими и дл€ других, но не дл€ теб€, потому что о тебе оно забыло, пренебрегло твоим существованием и исчезла в нем даже тревожна€ опасность возвращени€ всего самого худшего, когда называтьс€ оно будет уже не временем, а мистическим персидским словом «црван».

Ќо как ни неподвижно сидела –оксолана за непробиваемыми стенами “опкапы, каким бы ограничени€м ни подвергались ее тело и дух, как ни пытались невидимые силы остановить дл€ нее врем€, отгородить ее от него, каждое прожитое мгновение приносило осознание неразрывного сли€ни€ со всем сущим, ощущение своего начала и своего неизбежного конца, и это придавало сил и отнимало силы. ƒвижение звездных тел, вращение земли, течение рек, шум лесов, клокотание толп, рождение и умирание, гений и ничтожество, благородство и коварство — разве это не врем€ и не сама жизнь?

—менились короли во ‘ранции, »спании, јнглии, Ўвеции, ƒании, ѕольше, ¬енгрии. √ермани€, Ўвеци€, ƒани€, Ўвейцари€, јнгли€, Ќидерланды помен€ли веру. ћосковский царь завоевал  азанское царство, Ѕабур захватил прославленный бриллиант  ох-и-Ќур и вывез его из јгры. ѕарацельс начал по-новому лечить людей. ∆ан Ќикот привез во ‘ранцию зелье, которое люди называли табаком, положив начало медленному своему отравлению. ћеркатор сконструировал первый глобус. Ћеонардо да ¬инчи изобрел маховик дл€ пр€дени€ и мотани€ шелка. ѕисарро бесчинствовал в Ќовом —вете. ќдно землетр€сение уничтожило Ћиссабон, другое — самое ужасное в истории человечества — в китайской провинции Ўеньси вызвало гибель 830 тыс€ч людей. ћикеланджело написал фреску «—трашный суд».  оперник опубликовал труд о гелиоцентрической системе. Ќострадамус начал свои пророчества о конце света. ћусульмане ждали тыс€чного года хиджры. ’ристиане, не дождавшись конца света, который должен был наступить в семитыс€чном году от сотворени€ мира, начали изображать своего бога в восьмигранном нимбе, наде€сь просуществовать еще тыс€чу лет. ¬ »талии звучала музыка ѕалестрины. ћаргарита Ќаваррска€ написала «√ептамерон», ≈лизавета, дочь √енриха от казненной им јнны Ѕолейн, стала английской королевой, в ƒании королевой стала ’ристина, несчастные Ќидерланды тоже были отданы под регентство женщины — ћаргариты ѕармской. Ѕрейгель и Ѕосх пугали своими химерическими видени€ми, и их картины нравились даже испанскому королю ‘илиппу. ћосковский царь »ван обвинил своих бо€р в смерти любимой жены јнастасии.

ќбвинит ли кого-нибудь в ее смерти султан? ¬едь и она јнастаси€, и ее день празднуетс€ 12 сент€бр€, да только кто же его будет праздновать?

¬о ‘ранции гениальный –абле написал «√аргантюа и ѕантагрюэль», а на смену беспутному ¬ийону, который издевалс€ над всеми св€тын€ми, пришли суровые поэты «ѕле€ды» — ∆оакен ƒю Ѕелле и ѕьер де –онсар, и –онсар писал:

“ы плачешь, песнь мо€? “аков судьбы запрет:

 то жив, напрасно ждет похвал толпы надменной.

ѕока у черных волн не стал € тенью пленной,

«а труд мой не почтит мен€ бездушный свет.

ћужайс€, песнь мо€! ƒостоинством живого

“олпа бросает вслед €звительное слово,

Ќо богом, лишь умрет, становитс€ певец.

∆ивых, нас топчет в гр€зь завистлива€ злоба,

Ќо добродетели, си€ющей из гроба,

—плетают правнуки без зависти венец [60] .

¬ »спании пришел на свет —ервантес, вскоре должен был по€витьс€ в јнглии Ўекспир.  акие матери рождали их? Ќеужели и дл€ их нар€дов награблены драгоценности со всего мира ценой сотен тыс€ч человеческих смертей?

—валивались на несчастную женщину событи€, на которые не было ответов, пробовала защищатьс€, отсто€ть хот€ бы свою душу, защитить хот€ бы своих детей, и все рушилось вокруг нее, врем€ гремело над нею стосильно, как черный вихрь, который сметает все на своем пути.

„увствовала себ€ в самом центре мироздани€, видела, какое несовершенное это сооружение, какое шаткое, а быть может, даже преступное. ќтгородились друг от друга границами, богами, ненавистью, а кто может отгородитьс€ от времени?

јнимашки Ћинии

 амень

Ѕа€зид ехал тогда не тороп€сь, словно бы колебалс€. »ногда конь останавливалс€, а его всадник сидел окаменело, бездумно, невид€щими глазами смотрел вперед себ€.  уда ехал от чего убегал?

“ыс€челетн€€ пыль, руины от землетр€сений, занесенные пылью и ветром люди, убогие селени€, мазар неизвестного св€того с ленточками, которые прикрепл€ли бесплодные женщины, красные — кто хочет сына, белые — дочь. Ѕелых мало. ќстатки от давно умерших народов. —в€тыни в скалах. ¬ытесанные в камне богини урожа€ с округлыми животами, богини любви и материнства с отвисшими груд€ми, с раздвинутыми колен€ми.

“рогал кон€ стременами, ехал дальше.

ћать склон€ла его сердце к своей земле за морем, а ему мила была только јнатоли€, не мог без нее, без этих просторов, без суровых гор и глубоких долин, налитых солнцем, плодородных, как и его любима€ ’онди-хатун, которую всегда во врем€ опасности оставл€л в Ѕурсе, а потом забирал с собой в свои бесконечные странстви€.

¬ Ѕурсе готов был прожить хот€ бы и всю жизнь. » тогда, когда посылал султану голову самозванца, отрубленную под —ерезом, и получил веление ехать в јмасию, заехал в Ѕурсу. ѕереправилс€ через ћармару в ћуданью, там подн€лс€ в горы, проехал над обрывами ”лудага, мимо виноградников и оливковых рощ, и задохнулс€ от вида гигантской безбрежной долины, в которую скатывались с ”лудага прозрачные потоки прохладного воздуха, овева€ высокие зеленые чинары, вековечные ореховые деревь€ и прославленные персиковые сады. ≈шиль Ѕурса — «елена€ Ѕурса!

“ам в каменных роскошных гробницах, украшенных €шмой, мрамором и художественными плитками из »зника, »змира и  ютахьи, поко€тс€ шесть первых султанов из рода ќсманов.

“ам в „елик-—ерае, над теплыми источниками  аплиджа, ’онди-хатун ухаживает за его сыновь€ми ћехмедом, Ѕа€зидом и —елимом. ћожет, следовало бы назвать сыновей, начина€ с его отца —улеймана, и тогда султан был бы милостивее к нему?

ќднако когда ’онди-хатун уже в јмасии родила четвертого сына и Ѕа€зид назвал его —улейманом, султан все равно не смиловалс€ и не перевел шах-заде даже в Ѕурсу. Ќе помогла Ѕа€зиду его вельможна€ мать. ћечтала о какой-то безграничной империи дл€ него, где царила бы справедливость, как на небе, а тем временем не могла дл€ любимого сына выпросить у сурового султана хот€ бы одного османского города.

„то же ему оставалось делать? —идеть ждать, когда умрет падишах и на трон с€дет его брат —елим, который пришлет к нему убийц и убьет всех его маленьких сыновей и даже ’онди-хатун, если она будет на снос€х? —емь безумств преследуют человека: самохвальство, жажда чужой жены, отсутствие жены собственной, передача власти женщине, прокл€тье доброжелательного, привычка брать взаймы то, чего не сможешь отдать, и нелюбовь к своим брать€м. ≈го брать€ были мертвы, осталс€ один, и уже не брат, а враг, угроза его жизни! „тобы сохранить собственную жизнь и жизнь своих сыновей, нужно было устранить угрозу. »мела ли значение тут любовь или нелюбовь к брату? » было ли это безумством? Ѕа€зид ни с кем не советовалс€, никому не говорил. ƒаже его далека€ мать ничего не ведала ни о его намерении, ни о том, что произошло вскоре.

≈сли бы не юрюки, Ѕа€зид, быть может, и сидел бы спокойно в јмасии, несмотр€ на то что она ему совсем не нравилась. Ќо юрюки ехали и ехали к нему отовсюду, усаживались вокруг него, будто пчелы возле матки, несли свои жалобы и свою нужду так, будто он был султан или аллах. ј как они жили?  рики и стоны, казалось донос€тс€ до самых небес, но никакой справедливости дл€ бедного и надежд тоже никаких. ”бегали с заводов по добыче селитры в ћарраше и из рудников јкдага, из литейных Ѕиледжика, где отливали €дра дл€ пушек, из серебр€ных рудников Ёргани. »х, людей воли, султанские субаши и л€баши загон€ли под землю, заливали водой, держали в холоде и голоде, угрожали сослать на кюрете кашила [61] .

ѕочему они шли к нему? ѕотому, что так им сказали софты из амасийских медресе, которые разбегаютс€ каждую весну по всему государству, чтобы найти дл€ себ€ пропитание, и ведут борьбу с невзгодами. —офты разбираютс€ в высоких науках, и они сказали, что шах-заде Ѕа€зид ибн-эль-√аиб — сын тайны. Ќаписанна€ в бесконечной вечности судьба неизменна, и божье предназначение должно быть исполнено именно им.

¬ самом ли деле они это сказали, или он слушал лишь самого себ€? »з-под —ереза привел с собой нескольких отча€ннейших рубак, которые, когда он убил самозванца, переметнулись к нему, теперь они собирали дл€ него со всех концов страны всех недовольных, а их во все времена было более чем достаточно.

—онмища людей направл€лись в јмасию. Ѕа€зид с такими неисчислимыми толпами мог бы идти даже на —тамбул, но не хотел выступать против султана, послал гонцов в ћанису, к —елиму, звал того сойтись под  оньей, в сердце јнатолии, и пусть битва между ними решит, кому зан€ть трон, когда настанет урочный час.

Ќаверное, все же т€готело над Ѕа€зидом прокл€тье имени, ибо два султана, которые до него носили это им€, воевали с родными брать€ми и оба умерли не своей смертью. Ѕа€зид ћолниеносный на  осовом поле убил старшего брата якуба, зан€л престол, царствовал во славе, но погиб от жестокого “имура.

Ѕа€зид, прозванный —праведливым, долгие годы вел неправедную войну со своим братом ƒжемом, пока не добилс€ его смерти, а сам погиб от собственного сына —елима. Ќеужели и ему суждено испытать прокл€тье этого имени? Ѕыл здесь беспомощным и беззащитным, как тебризский ковер перед гр€зью.

ѕошел в  онью, преодолева€ пол-јнатолии со своим пестрым войском, которое могло напугать кого-нибудь разве лишь своей многочисленностью, но, кажетс€, бо€лось этой многочисленности и само.

—елим не увидел ни Ѕа€зида, ни войска. Ѕыл слишком равнодушен к мирской суете, чтобы встревать в такое глупое дело. ѕослал в —тамбул своего великого визир€ ћехмеда —околлу, тот предстал перед самим султаном, был допущен к царственному уху, никто не знал, что он сказал —улейману, никто не ведал, куда отправилс€ —околлу из столицы, получив от падишаха три тыс€чи €нычар и сорок пушек.

“ри тыс€чи пеших €нычар против неисчислимой силы конных юрюков, против диких всадников, отча€ннейших головорезов — что они значили?  огда на поле бо€ под  оньей Ѕа€зид увидел тесно сбившуюс€ гурьбу изнуренных т€жким переходом €нычар, он засме€лс€. «нал: махнет рукой, пустит своих диких всадников — и сметут они все бесследно, так, что вр€д ли и найдет он хоть какой-нибудь след от —елима.

ј ћехмед —околлу, рассматрива€ беспор€дочные толпы Ѕа€зидова войска, стал перед €нычарами, ругнулс€ так, как умел ругатьс€ только он, а затем сказал краткую речь, ибо умел обращатьс€ к огрубевшим сердцам.

— ƒети мои! — сказал —околлу. — “о, что вы видите, недолго будет заслон€ть вам солнце. Ќикто там не знает о наших пушках, которые мы сейчас выкатим вперед и ударим им в самые кишки, в требуху, в печень и сердце. ј уж тогда пойдете туда вы, и уж никто не смеет возвращатьс€ ко мне без головы врага, если хочет сносить свою собственную. Ќе хватит вам мужских голов, отсекайте женские, а то и детские, да только приносите их мне бритыми, дети мои!

јрм€нский хронист ¬ардан Ѕагишеци записал: «¬ 1659 году сыновь€ хондкара —улеймана —елим и Ѕа€зид начали войну между собой возле  оньи. —елим вынудил брата к бегству в Ёрзерум, откуда тот пошел к шаху с трем€ сыновь€ми…»

Ѕа€зид бежал из-под  оньи, хот€ за ним никто и не гналс€. Ќе гнались, но погон€тс€, знал это наверн€ка. —елим примчитс€ в  онью, разобьет шатер из атласа и шелка, будет раздавать подарки на золотых блюдах, будет блаженствовать, пожина€ плоды победы, будет восхвал€ть своего —околлу, называ€ его »скандером. »бо разве же не разгромил он неисчислимые гр€зные орды юрюков Ѕа€зида, как когда-то великий »скандер с тридцатью тыс€чами в прах разбил триста тыс€ч воинов ƒари€?

ј потом из —тамбула придет суровый султанский фирман о погоне за непокорным шах-заде.

ѕотому Ѕа€зид, хот€ и колебл€сь, все же ехал дальше и дальше.

 онь под ним в золотой узде, седло золотое, чепрак и нагрудник в бирюзе, ибо бирюза защищает всадника — его не сбросит конь и не стащит на землю враг.  роме того, бирюза приносит счастье, здоровье, охран€ет от эпидемий. ќбладает магической способностью впитывать в себ€ несчастье и болезни, потом бледнеет, мен€ет цвет, и ее выбрасывают, замен€€ свежей. Ѕа€зид пристально присматривалс€ к своей бирюзе: не бледнеет ли?

—ледом за ним двигались целые тучи изможденного, отча€вшегос€ люда. ѕозади они не имели ничего, кроме голода и блужданий, впереди ждала их неизвестность, но, единожды поверив этому удачливому шах-заде, они уже не отставали от него. √отовы были сопровождать хоть и на край земли, следовать за ним до самой смерти, ибо что такое вс€ их жизнь, как не бесконечные странстви€, мытарства и скитани€? —емьи шли со всем скарбом. — овцами, ослами, верблюдами. Ѕеспор€дочна€, бесконечна€ вереница, котора€ ни остановитьс€, ни продвигатьс€ вперед как следует не может. Ќи отогнать назад, ни препроводить вперед. ƒвижутс€, движутс€, не войско, не помощники, не сообщники — лишнее брем€ и несчастье.

Ќочью разводили костры, доили овец и коз, женщины кормили детей и укладывали их спать, мужчины находили развлечение в петушиных бо€х.

 аким чудом сумели сберечь петухов, везти их с собой, готовить дл€ этих странных побоищ? ѕетухов было много, чуть ли не каждый приносил своего, чуть ли не всем хотелось пробитьс€ в круг, поэтому ограничивалось врем€ дл€ стычек, сто€ли в очереди, будто к стамбульским гул€щим. Ќетерпеливо дышали друг другу в затылки, отталкивали и оттесн€ли передних, пробива€сь туда сами.  то дожидалс€ своей очереди, готовил перед этим петуха. Ћизали петухам клювы, плевали им под крыль€, дергали за ноги, встр€хивали озверевших птиц, крутили вокруг себ€, а потом пускали в круг и молча, не дыша, следили, как ошалевшие бойцы железно клюют друг друга, как течет из гребней кровь, выдергиваетс€ перо на шее и на груди, выклевываютс€ глаза.

—амое удивительное — каждое утро Ѕа€зида будили петухи. Ёти окровавленные, побитые, полуживые птицы еще пели!

«апоет ли еще он когда-нибудь, как пела когда-то его мать в гареме, велика€ султанша ’асеки? ѕочему не спросил совета у матери, прежде чем броситьс€ в схватку с —елимом? ќна бы не допустила его до гибели.

 огда-то считал: солнце над головой, здоровье и жизнь — вот и все счастье дл€ человека. “еперь пон€л: счастье только там, где есть надежда. ¬ безнадежности человек жить не может. Ѕыло у него солнце над головой, но какое-то словно ненасто€щее. –асстилалс€ вокруг необозримый мир, но какой-то мертвый, без растительности, без красок и звуков, и тишина лежала така€, что слышен был шорох змеи, проползавшей по камню. “ак, будто ты давно умер, вынули из теб€ душу и только тво€ ненужна€ оболочка странствует без толку, без цели и надежды.

ћожет, потому ехал он не тороп€сь, колебл€сь, словно хотел повернуть кон€, хот€ и знал, что возврата нет. “еперь должен был ехать все дальше и дальше, до крайних границ великой империи султана —улеймана, не останавливатьс€ и там, переступить эту межу, навсегда поставить себ€ вне османского закона, дл€ которого он теперь был беглец, предатель, продажна€ душа, и отмеривалось ему за это единой мерой — смертью, и он должен был быть убитым столько раз, сколько раз будет пойман.

ќтступлени€ не было, и Ѕа€зид гнал своего кон€ вперед. ќн провел многотыс€чные толпы через горы, недоступными тропами под самым небом, и наконец вывел на склоны, ведшие в похожую на рай јраратскую долину. ѕотоки несчастных изгнанников ринулись в безбрежность долины. «емл€ гудела под их босыми ногами, как барабан.

ѕосле дикого холода на заснеженных перевалах тут сам воздух кричал от раскаленности, и ароматы от плодов парили, как птицы.

—орок дней пробыл Ѕа€зид гостем арм€нских кн€зей. Ќаконец от шаха “ахмаспа пришло ему разрешение перейти јракс и прибыть в “ебриз, но только одному с сыновь€ми, оставив все свое сопровождение, желанное и нежеланное, там, где оно есть. “ак он пошел за јракс, а те разве€нные по свету люди дальше покатились по ветру неизвестно куда, неизвестно как и зачем. Ќе мог сам никогда остановитьс€, и все, кто имел несчастье ему доверитьс€, тоже были обречены на то же самое.

„ерез ’ой Ѕа€зид прибыл в “ебриз, шах встретил его приветливо, надарил ему золота, одежды, скота, множество вещей и послал жить в своем дворце в  азвине, куда перенес столицу еще покойный шах »смаил, прославленный в народе как поэт ’атаи.

„ерез јрдебиль и —ултанию Ѕа€зид ехал в  азвин. —то семьдес€т коней и двенадцать верблюдов везли поклажу. —калистые дороги, горы и горы, узкие проходы, долины бездонной глубины, далее камениста€ равнина от —ултании до самого  азвина. —ултани€ была вс€ в руинах еще со времен “имура. ќстатки царской крепости с четырехгранными башн€ми, ужасающие камни, поверженные, как жизнь Ѕа€зида. Ўах-заде заболел, был не в силах держатьс€ на коне, его положили на носилки, которые пристроили между двум€ мулами, и так он продолжал свое печальное путешествие. ≈го сопровождали шахские слуги и слуги ханов “ебриза и —ултании в тигровых шкурах на плечах, молчаливые, но предупредительные. ј может, охран€ют? ”же присматривали за ним, чтобы не сбежал? ѕеред  азвином их встретили молодые всадницы в разноцветных шелках, с золотыми покрывалами на волосах, с открытыми красивыми лицами лучшие столичные певицы. ѕеред ними ехали флейтисты, зурначи и барабанщики. ¬стречали султанского сына музыкой и пением. Ќа главной площади  азвина тоже встречали его музыканты и толпы зевак.

 азвин сто€л на сухом, песчаном поле. Ќе было здесь ни стен, ни стражи, ни войска: до врага все равно далеко. ѕо широким улицам катились тучи пыли, и чтобы прибить пыль, площадь перед шахским дворцом целый день поливали водой.

Ўахские палаты утопали в глубине садов. ¬орота и стены в плитках, расписанных золотом, перед ними пушки и четыре воина. Ѕа€зиду сказали, что ночью количество охраны увеличиваетс€ до п€тнадцати, а возле шахских покоев — деке, где он будет жить, каждую ночь будут дежурить тридцать ханских сыновей. —торожевой писарь — кишкиджи — каждый вечер будет называть ему имена его охранников и будет знакомить его с богатствами и происхождением их отцов-ханов.

—права от главных ворот были еще одни ворота, которые вели в большой сад с башней посредине. Ѕа€зиду объ€снили, что это јллакапи — божьи врата, убежище дл€ преступников.  то успевает укрытьс€ за ними, тот может жить там до тех пор, пока сможет себ€ содержать.

«накомство с јллакапи оказалось пророческим. Ќа новруз шах прибыл в  азвин, пышно принимал Ѕа€зида в “абхане и в диванхане, а после того неожиданно ночью султанского сына бесцеремонно разбудил один из ханских сыновей и сказал, что если он хочет сохранить жизнь свою и своих сыновей, то еще до утра должен укрытьс€ в јллакапи, позаботившись о припасах и запасах, потому что их обычай об убежище ему уже известен.

Ѕа€зида оклеветал кто-то из вельмож, донес до ушей шаха весть о том, что Ѕа€зид вместе с сестрой “ахмаспа €кобы задумали его убить и зан€ть трон »рана.

Ёто было словно в легенде о —и€вуше, о котором рассказываетс€ в «Ўах-наме» и поетс€ в песн€х. —и€вуш, сын цар€  авуса, бежал от своего отца к туранскому царю јфрасиабу. “от дал ему в жены свою дочь, а потом, поверив наговору, казнил —и€вуша.

Ќеужели и ему уготована така€ же участь?

“ем временем Ѕа€зид с сыновь€ми был посажен в железную клетку, подвешенную под высокими деревь€ми так, что до нее с земли невозможно было достать.

Ќе знал Ѕа€зид, что султан —улейман прислал к шаху своих людей с требованием выдать беглеца.

“ахмасп прин€л послов в диван-хане и на все их домогательства отвечал: «Ќа моей земле его нет».

ѕослы возвратились ни с чем, а шах ночью пришел в јллакапи, велел освободить Ѕа€зида, до утра пировал с ним, сме€сь над обманутыми послами и завер€€ своего гост€, что с ним ничего плохого не случитс€.

ƒорога в —тамбул была далекой, гонцы скакали долго, но султан окаменел в своем упорстве, гнал к шаху новых послов и снова требовал выдачи непокорного сына, угрожа€ новой войной.

Ўах любил сидеть с Ѕа€зидом в саду возле фонтана, вести с ним неторопливые беседы, угоща€ плодами и вином; их развлекали его музыканты и танцовщицы; вместе с шах-заде они увлекались поэзией и поочередно сочин€ли свои собственные стихи. ќднажды под вечер “ахмаспу показалось, будто из бассейна подпрыгнула рыбина, открыла широко рот, засме€лась громко шаху в глаза и снова спр€талась. Ѕа€зид не видел ничего.  огда шах спросил мудрецов, те не смогли разгадать это чудо. “ем временем от султана уже в третий раз прибыли послы с требованием выдать Ѕа€зида. Ћишь тогда “ахмаспу все стало €сно: даже рыба смеетс€ над тем, кто защищает этого бунтовщика.

Ўах позвал султанских послов и сказал, что завтра утром он выдаст им Ѕа€зида с сыновь€ми, чтобы исполнить волю великого султана. Ќо он ранее обещал Ѕа€зиду убежище и не может нарушить свое слово. ѕоэтому пусть они убьют шах-заде и его сыновей, как только возьмут их в свои руки, сразу же перед јллакапи, — тогда будет соблюдена верность слову и сдержано обещание шаха султану.

 огда вооруженна€ стража пришла утром в јллакапи, Ѕа€зид пон€л, что наступил конец. ≈му объ€снили, что его припасы исчерпались, содержать себ€ тут он дальше не может и он должен покинуть убежище.

ќн шел впереди своих маленьких сыновей, которые, как и надлежало, держались на почтительном рассто€нии, за воротами Ѕа€зид не увидел ни шахского войска, окружавшего площадь, ни стамбульских послов, €кобы ожидавших его с хищным нетерпением, глаз его задержалс€ на запыленных каменщиках, которые тесали камни неподалеку от ворот, не обраща€ внимани€ на то, что происходит вокруг.

»х было несколько, уже немолодых, изнуренных безнадежным сост€занием с твердым, неподатливым камнем. „еловек, склоненный над камнем, будто знак безнадежного одиночества.  то из них бессильнее — камень или человек? Ќо даже самый твердый камень все равно будет расколот, из него вынут душу, и он умрет, л€жет под ноги либо рассыплетс€ в осколки, превратитс€ в пыль. ћожет, и он, Ѕа€зид, жил вот так, нос€ и перенос€ камень, не зна€, как его разбить, где положить, и лишь только вздымал целые облака пылищи? ѕыль ул€жетс€, и тогда станет €сно, что он ничего на этом свете не сделал.

» ему так захотелось к этим каменщикам. Ѕыть с ними! ∆ить, чтобы бить камень!  амни будут тебе подушкой, будешь спать на песке и камн€х, будешь жить во тьме, и даже бог перестанет быть твоей надеждой. Ќо все равно будешь жить! ∆ить!

“онкий черный шнурок со зловещим свистом обвил его шею. Ѕа€зид упал и уже не видел, как душили его маленьких сыновей.

»х трупы увезли в —тамбул, чтобы султан убедилс€ в исполнении своего жестокого повелени€, но –оксолана уже не увидела тела своего любимого сына.

ќтправилась в путешествие к самым темным убежищам на человеческом пути, и ничто не могло ее остановить.

јнимашки Ћинии

Ћань

ѕалач, плачущий над своей жертвой.  акой ужас!

—улейман пришел к –оксолане ночью, весь залитый слезами. ћокрые глаза, мокрые усы, мокрый, слюн€вый старческий рот.

√лухим, понурым голосом то ли рассказывал, то ли оправдывалс€.

„то он мог? «акон стоит выше. — гибелью основного гибнет и все завис€щее от него. Ѕа€зид поставил себ€ вне жизни, точно так же поставил и своих сыновей. ќн султан, и в дни его августейшего правлени€ выполнение шариата €вл€етс€ его высочайшим желанием. ѕоэтому он послал великого евнуха »брагима в Ѕурсу, чтобы тот привез самого младшего Ѕа€зидова сына —улеймана.  изл€р-ага поехал и привез. ќн поставил трехлетнего мальчика перед султаном, и малыш указал пальчиком на него, удивл€€сь, но упал мертвым, задушенный »брагимом, и теперь никогда он не сможет узнать, что же с ним случилось. ¬от почему —улейман так безутешен и в неурочное врем€ пришел к ’уррем.

ѕалач оплакивал свою жертву. ’олодные слезы над еще теплым тельцем невинного дит€ти. ѕочему все валитс€ на ее хрупкие плечи, и сколько же ей еще нести эту прокл€тую ношу? —то€ла перед султаном, пожелтевша€, как шафран, почти задыха€сь, смотрела на него такими глазами, что он содрогнулс€, испуганно воскликнул:

— ’уррем! ’уррем!

ј она все еще, оцепенев, сто€ла, замкнута€ в себе, будто каменный венок, и чувствовала, как подкатилось что-то под грудь, под сердце, и давит, душит, не отпускает, и уже знала: не отпустит.

“ак началось ее умирание.

∆изнь исчерпалась. —вет исчез у нее из души и больше не возвратитс€. ¬скоре наступит конец ее вечного одиночества и неприка€нности. ∆изнь была слишком коротка дл€ ее души, даже в минуты высочайших взлетов она чувствовала себ€ в окружении враждебных сил и разве поддалась им хот€ бы раз, разве отступила, испугалась? —охранила себ€ среди стихий и предательств, но самого дорогого — детей своих — защитить не смогла.

ƒо самых последних дней весь этот мир был дл€ нее чужим, чужа€ земл€, чужое небо, чужие деревь€, чужие дожди. ѕоложить начало роду своему можно только на родной земле, оплодотворенной трудом предков твоих. Ќо не на пустом месте.

Ћежала в постели, будто повисла над пропастью. ¬округ — ничего. ѕустота. Ќемые, безмолвные миры валились на нее, и мрачные пороги поднимались перед ее затуманившимс€ взором.

—ултанские врачи отступали в отча€нии. —улейман не отходил от умирающей, он был готов, может, ценой собственной жизни дать жизнь –оксолане, но смерть не принимала обмена.

«авоевал полмира, а тер€л самого дорогого человека и был бессилен предотвратить смерть!

—идел возле нее на низеньком ложе, смотрел на это единственно дорогое тело, на грудь, плечи, колени, гладил волосы, взгл€дом ласкал лицо и капризные губы, и каждое даже мысленное прикосновение к этому шелковистому телу вызывало в нем забытую дрожь. » хот€ давно уже не было полного насыщени€ жизнью, а лишь призрачна€ оболочка ее, но, как и прежде, звучал у него в ушах ее милый голос, и пам€ть упорно отыскивала молодую страсть. ќн вспоминал ее объ€ти€, ее поцелуи, ее шепот, ее уста, запах волос, прикосновени€ ладоней и т€жко плакал.

«“ы вознесешьс€ на небо, вознесешьс€! — лихорадочно повтор€л он. — » € за тобой! я знаю об этом давно, верил и верю ныне…»

ќн еще наде€лс€ на чудо, наде€лс€, что это неповторимое легкое тело возродитс€, и чело посветлеет, и уста капризно улыбнутс€, и нежные руки ласково прикоснутс€ к его шершавым шекам, и ему снова будет легко, радостно и прекрасно, словно на небе.

ј –оксолана хот€ и чувствовала его присутствие, но была такой бессильной, что не могла даже сказать султану о своей ненависти к нему. –адовалась, что наконец между ними наступили отношени€, не подвластные никакому насилию. ќсвобождалась из-под гнета. Ќаконец была свободна, наконец! Ќикого не хотела ни видеть, ни слышать. ѕросилс€ –устем. Ќаверное, бо€лс€, что со смертью ’асеки снова будет отстранен от должности садразама. Ќе пустила. ћихримах хотела навестить мать — нет! —елим еще, наверное, не знал о том, что мать умирает, а если бы и знал, то вр€д ли сдвинулс€ с места, из своей ћанисы. ѕусть сидит, ждет своего султанства! ѕрогнала бы от себ€ и —улеймана, если бы были силы, но берегла их остатки дл€ воспоминаний и последних мыслей.

Ќаконец она может никого не жалеть! —еб€ тоже.  акое счастье и кака€ свобода! « ак лань желает к потокам воды, так желает душа мо€… Ѕездна бездну призывает голосом твоих водопадов…»

¬ последний раз закрыла глаза, чтобы уже не смотреть на свет, предалась прощальным воспоминани€м, и ей на миг показалось, что могла бы убежать от смерти, обмануть ее, только бы уехать отсюда далеко-далеко, чтобы не оставатьс€ среди этих зверей. «Ћелеко [62] -лелеко, понеси мене далеко…» » знала, что не сможет пошевельнутьс€. ∆ила в “опкапы, как в мраморной корсте [63] , тут должна была и умереть, тут умолкнут ее песни и песни дл€ нее.

««адзвонили срiбнi ключi, по-над морем б’ючи…» «азвенели и отзвенели. ”знавала свои воспоминани€, как навеки утраченных людей, и дом родительский приходил к ней из-за вишневой зари, может, разметала его бур€, источил шашель, покрыли мхи, а в пам€ти продолжал светитьс€ медом и золотом — единственное место дл€ ее бессмерти€ и вечности. » когда уже не будет ее собственной пам€ти и ее воспоминаний, тогда по€витс€ чь€-то пам€ть о ней и воспоминани€ о ее воспоминани€х — и в этом тоже будет залог и обещание вечности, ибо человек приходит на землю и под звезды, чтобы навеки оставить свой след.

ћулла читал над нею  оран, а она еще жила, еще вспомнилс€ псалом из детства, и хот€ не могла промолвить ни слова, вспоминала безмолвно: «»бо там захотели от нас слова песни и радости те, которые в невалю нас брали, издевались над нами.  ак же нам на чужой земле песни петь господние?»

”мирала, знала, что уже конец без возврата, но воскресла, ожила в стоне, в крике, в последнем отча€нии:

— ћама, спаси свое дит€!

ќна умерла не от времени, а от страданий.

—ултан велел похоронить –оксолану возле михраба мечети —улеймание и над ее могилой соорудил роскошную гробницу.  аменное восьмигранное сооружение с заостренным куполом, которое опираетс€ на колонну из белого мрамора и порфира. «а ореховой массивной балюстрадой посредине мавзоле€ стоит одинока€ каменна€ гробница, покрыта€ белой дорогой шалью. —тены выложены художественными фа€нсами. „истые колеры — синий, красный гранат, бирюзовый, зеленый, цветы и листь€ на гибких стебл€х. —тебли черные, как отча€ние, а вверху, под куполом, алебастровые розеты, белые, как безграничность одиночества.

“олько росы и дожди будут находить дорогу к похороненной под исламским камнем этой удивительной, т€жко одинокой и после смерти женщине, котора€ не затер€лась и не затер€етс€ даже в век титанов.

 иев — —тамбул

1978–1979

(окончание следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 2: —“–ј—“№ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 -  –ќ¬№
...
„асть 23 - —≈Ћ»ћ
„асть 24 - ƒЌ≈ѕ–
„асть 25 - ¬–≈ћя;  јћ≈Ќ№; ЋјЌ№
„асть 26 - ”“≈Ў≈Ќ»≈ »—“ќ–»≈…: ј¬“ќ–— ќ≈ ѕќ—Ћ≈—Ћќ¬»≈




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку