-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2606
 омментариев: 11
Ќаписано: 2777

ћЌќ√ќ“–”ƒ№≈; “–я—»Ќј

ѕонедельник, 28 Ќо€бр€ 2016 г. 09:59 + в цитатник

ћноготрудье

¬оссев на трон ќсманов р€дом с ѕовелителем ¬ека султаном —улейманом, оказавшись среди титанов, подн€вшись до небес, –оксолана должна была наконец огл€детьс€, посмотреть на свет, покончить навсегда с ограниченностью и слепотой, на которые была обречена в гареме п€ть первых лет пребывани€ в —тамбуле.

 ак она радовалась своим дет€м, своим сыновь€м, каждый из которых предрекал ей все большую и большую свободу! Ѕарабаны гремели после по€влени€ на свет каждого ее сына, барабаны ћехмеда, —елима, Ѕа€зида, барабаны ее торжества, силы и победы. ћогла бы успокоитьс€ и навеки остатьс€ в стенах гарема, наслажда€сь музыкой султанских барабанов, которые убаюкивали султанских жен вот уже столько веков, ибо ведь голос барабанов всегда посредине между добром и злом, как мес€ц среди ночи.  акое заблуждение!  ак могла она хоть на миг допустить до себ€ €довитую змею успокоени€ и примирени€! ј этот миг продолжалс€ более п€ти лет!  огда-то ее учили, что только в день —трашного суда, когда мертвые восстанут из могил, дано будет человеку видеть все, что было и чего не было и не будет никогда. “еперь не хотела ждать того дн€, ибо уже побывала в могиле и восстала из нее сама, без чьей-либо помощи, без богов и дь€волов, и хотела видеть и знать все, и рвалась на просторы знаний всеми силами своей души. ≈ще не взобравшись на вершину, не одолев и не устранив врагов, которыми кишм€ кишело вокруг, уже познала непередаваемое ощущение: будто широко открылась невидима€ дверь и вольный мир окутал ее отовсюду, могуча€ жизнь нахлынула на нее в борьбе, криках, стонах, вспышках, вздохах, красоте, величии, многотрудье. —обыти€ ведомые и неведомые, угадываемые, услышанные лишь со временем, становились р€дами, удивл€ли, пугали, ошеломл€ли, растревоживали.

ѕапа римский послал ћартину Ћютеру буллу об отлучении его от церкви, Ћютер сжег буллу. Ћукас  ранах сделал портрет Ћютера (гравюра на меди), ƒюрер нарисовал портрет Ёразма –оттердамского. ћагеллан открыл „или и пролив (названный впоследствии его именем), через который попал в океан, наименовав его “ихим.  акой-то немец из Ќюрнберга работал над нарезкой ствола огнестрельного оружи€, чтобы из него точнее поражать людей. ¬ јахене короновали императора  арла V.  ороль ‘ранциск основал в ѕариже королевскую библиотеку, котора€ со временем станет Ќациональной. ¬ ¬енеции осуществлено первое полное издание св€щенной книги евреев – “алмуда. Ћютер перевел Ѕиблию на немецкий €зык, “индаль – на английский. јнглийский король √енрих VIII написал ««олотую книгу» дл€ опровержени€ еретических идей Ћютера, хот€ через некоторое врем€ сам выступил против римского папы, не позволившего ему развестись с очередной женой.  рымска€ орда уже в который раз нападала на украинские земли и ходила даже на ћоскву. ћикеланджело начал работу над часовней ћедичи. –одилс€ ‘илипп де ћонс, будущий великий композитор мадригалов. Ќа ‘илиппинах туземцы убили ћагеллана. ¬о ‘ранции стали ткать шелк.  орабль ћагеллана «¬иктори€» под командой —ебасть€на дель  ано вернулс€ в —евилью, впервые в истории человечества осуществив кругосветное плавание. ¬  ембридже начали печатать книги. ”мер папа јдриан VI, последний папа неиталь€нец. ¬ Ўвеции, покончив с датским господством, стал королем √устав ¬аза. “ициан написал одну из своих лучших картин – «ѕохороны ’риста». ¬ √ермании вспыхнула кресть€нска€ война, и хоть повстанцы были воодушевлены иде€ми –еформации, Ћютер предал кресть€н. ¬ Ўвейцарии начал реформацию церкви ÷вингли. –азвивались науки «телесные», то есть естественные, и знани€ «срединные», то есть абстрактные. —калигер открыл металл, не поддающийс€ плавке. –удольф ввел знак квадратного корн€ в математике. ћакиавелли написал «»сторию ‘лоренции». ¬первые были напечатаны в оригинале медицинские труды √алена. —оздан пружинный часовой механизм. ‘ранциск I, побежденный под ѕавией, попал в плен к императору  арлу. “ем временем ѕеруджино писал картину «ѕоклонение волхвов»,  орреджо – «Ќоли ме тангере» [86] , “ициан – «Ѕахус и јриадна». Ќаконец, именно тогда по€вились клавикорды, словно бы дл€ того, чтобы мелодично подыгрывать этому многотрудному, немелодичному столетию, которое, несмотр€ на взрыв человеческой талантливости и непокорство человеческого духа, полнилось стонами умирающих, криками пытаемых, громом недавно изобретенных пушек, жутким треском жарких костров инквизиции, зловещим боем османских барабанов, которые били неутомимо, безумолчно, извеща€ о крови, смерти, попрании всего живого.

» кто бы мог услышать за тем барабанным боем слабый голос женщины, котора€ и сама еще не знала своей истинной силы?

јнимашки Ћинии

“р€сина

«ƒуша моей души, мой повелитель! ѕривет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безгранична€ преданность тому, кто оси€н пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто €вл€етс€ гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знам€ победы; тому, чей клич: «јллах! јллах!» – услышан на небе; его величеству моему падишаху. ƒа поможет ему Ѕог! – передаем диво Ќаивысшего ѕовелител€ и беседы ¬ечности.

ѕросветленной совести, котора€ украшает мое сознание и пребывает сокровищем света моего счасти€ и моих опечаленных очей; тому, кто знает мои сокровеннейшие тайны; покою моего изболевшегос€ сердца и умиротворению моей израненной груди; тому, кто €вл€етс€ султаном на престоле моего сердца и в свете очей моего счасть€, – поклон€етс€ ему вечна€ рабын€, преданна€, со ста тыс€чами ожогов на душе. ≈сли вы, мой повелитель, мое высочайшее райское древо, хот€ бы на мгновение изволите подумать или спросить об этой вашей сиротинке, знайте, что все, кроме нее, пребывают под шатром милости ¬семилостивого. »бо в тот день, когда неверное небо всеохватной болью учинило надо мной насилие и в мою душу, несмотр€ на эти бедные слезы, вонзило многочисленные мечи разлуки, в тот судный день, когда у мен€ было отн€то вечное благоухание райских цветов, мой мир превратилс€ в небытие, мое здоровье в недуг, а мо€ жизнь в погибель. ќт моих беспрерывных вздохов, рыданий и мучительных криков, не утихающих ни днем, ни ночью, души людские преисполнились огнем. ћожет, смилуетс€ творец и, отозвавшись на мою тоску, снова вернет мне вас, сокровище моей жизни, чтобы спасти мен€ от нынешнего отчуждени€ и забвени€. ƒа сбудетс€ это, о властитель мой!

ƒень мне в ночь обернулс€, о тоскующа€ луна!

ћой повелитель, свет очей моих, нет ночи, котора€ бы не испепел€лась от моих гор€чих вздохов, нет вечера, когда бы не долетали до небес мои громкие рыдани€ и мо€ тоска по вашему солнечному лику.

ƒень мне в ночь обернулс€, о тоскующа€ луна!..»

Ќеужели не знала –оксолана, что пишет султану, который после Ѕелграда и –одоса задумал потопить в крови еще и землю венгров? Ѕыла ли хоть кроха искренности в этих странных письмах или только обман и мертвенность традиционных условностей? ј может, и в этом неискреннем словоизли€нии хотела превзойти всех?

—улейман снова был в походе. Ќа этот раз против ¬енгрии. ¬ыступал из —тамбула в понедельник, 23 апрел€ 1526 года, в день ’изира, когда пол€ станов€тс€ зелеными, когда коней вывод€т на пастбища, а султанский двор переезжает на лето в  арагач. ѕеред этим были разосланы гонцы по всей империи с султанским указом спахи€м, владевшим царскими тимарами, выступать в поход на неверных, име€ при себе согласно обычаю необходимое снар€жение, прислугу, харчи и одежду на полгода от дн€ ’изира до дн€  асима; идти каждому своей дорогой, чтобы в начале июл€ собратьс€ всем у Ѕелграда. ѕриготовлени€ велись в —тамбуле, по всем городам и вес€м беспредельной ќсманской империи. Ќатирали воском и овечьим жиром поводь€, сушили барабаны, точили сабли, ковали наконечники копий, парили и склеивали дерево дл€ луков, отливали пушки, строгали дерево дл€ галер, отбирали баранов, складывали в€леное м€со в саквы, сушеные фрукты в кожаные мешки, шили знамена.

¬ день ’изира правоверные бросают работу и отправл€ютс€ гул€ть. Ѕеременна€ женщина, работающа€ в этот день, родит уродца. ѕоэтому –оксолана, котора€ снова ждала ребенка, не вышла в этот день за стены гарема провожать султана, прощание состо€лось ночью, в султанской ложнице, на беспредельных зеленых простын€х, на этих зеленых лугах, где рождалась ее любовь и росла, как молода€ трава, и, может, должна была когда-то и ув€нуть, но еще не в€нула, разрасталась ветв€ми, зеленью, буйством.

¬ апреле идут дожди, которые считаютс€ св€щенными. ƒождевой водой по€т больных. ƒевушки моют ею головы, чтобы лучше росли волосы.  огда дожди идут сорок дней, в народе царит радость. –ежут баранов, раздают м€со бедным, мол€тс€ в мечет€х. ¬ день ’изира под дождем сажают возле домов плющ, чтобы все недуги вышли из хоз€ев, когда плющ обовьетс€ вокруг дома. —ажала ли плющ –оксолана?

—улейман выступал из —тамбула в пышности и блеске, коих не мог омрачить даже проливной дождь. ¬изири ћустафа и ј€з в тканных золотом одеждах сопровождали султана. ¬еликий визирь »брагим, весь в драгоценных камн€х и золоте, ехал отдельно, словно бы еще один султан. ƒворцова€ свита, воеводы, улемы, за ними €нычары и конное войско, развернув зеленые знамена (одно знам€ на каждые п€тьдес€т человек), шли под грохот барабанов, под завывание воинских зурн, без устали наигрывавших древний марш султана —анджара, с дикими выкриками, которые могли бы оглушить и мертвого… √де ступит конь турка, там уже не растет трава. «а войском шли верблюды с казной и св€щенными книгами, слоны в позолоченных наушниках, кони и мулы под вьюками. “олько на первом ночлеге были раскинуты полторы тыс€чи шатров. Ўли послушно, охотно, ибо так решил их султан. ќн не водил их на штурм крепостей, но в походы шел вместе с ними. Ѕыл всегда словно бы переутомленный, голова под т€желым огромным тюрбаном, склоненна€ на длинной, точно птичьей, шее, глаза, будто устремленные в нечто потустороннее, словно и не замечают ничего вокруг, а на самом деле зоркие, ничто не остаетс€ дл€ них незамеченным, от воина до улема, от паши до арбаджии, – зловеще-пристальные глаза загадочного властител€. —транный султан. Ѕрал только то, что не могли вз€ть его предки: Ѕелград, –одос, теперь ¬енгрию. ¬оевал только с неверными, хот€, может, и сам нес в себе их кровь и самую любимую жену вз€л из них. ¬оистину странный султан, но разве можно объ€снить поступки человека, над которым не стоит ничего, кроме вечности и смерти?

 то знает о своем предназначении? ћожет, эти походы через горы и леса, медленное, неустанное, упр€мое продвижение куда-то и есть жизнь? Ќе война, так охота, когда дес€тки тыс€ч вооруженных, безжалостных людей убивают зверей на гигантских пространствах, не оставл€€ ничего живого.  огда зимой —улейман охотилс€ в окрестност€х Ёдирне, он угрожал не только безмолвным звер€м, но и людской чужой силе, императору  арлу, папе римскому, всему свету, всей земле, котора€ все равно не боитс€ никаких угроз, хоть бейс€ об нее в отча€нье и бессилии со всем своим исламским воинством.

«емл€ раздольна€, беспредельна€, прекрасна€, мощна€, всеплод€ща€ и всемогуща€, а ты перед нею хрупкий, слабосильный, временный, и единственное, что можешь, – это соединитьс€ с нею, вернутьс€ в ее лоно. Ќо когда тебе дана невиданна€ сила, когда ты владеешь половиной мира, невольно возникает искус выйти на поединок с землей, охватить ее всю, одолеть, покорить. Ќе людей на ней, ибо они бессильно падают под ударами меча, как скошенна€ косой трава, а самое землю! Ѕезмолвную, неподвижную, могучую! ѕоединок один на один, помощников быть не может, все служит только вспомогательным орудием, все, что мешает этому безумному намерению, убираетс€ безжалостно и просто, как сметаютс€ со стола крошки хлеба. —выше ста тыс€ч войска, триста пушек, сотни галер по ƒунаю, бесконечные обозы, отары баранов на убой, верблюды, кони, мулы, ослы – все это темными тучами, в потоках беспрестанного дожд€ снова двигалось к зеленым придунайским равнинам, чтобы убить на них все живое, растоптать, разрушить, уничтожить. ¬ырубали целые леса дл€ костров, выпивали реки воды, съедали целые скирды хлеба, м€са, оставл€ли после себ€ горы нечистот; орды крыс, тучи стерв€тников сопровождали войско на всех дорогах, мор шел следом неотступно, как судьба; терзали захватчиков отважные горцы – болгары, сербы, валахи. Ќе бо€лись ничего. »х земл€, их небо, их горы! ѕодкрадывались к врагу, хватали пленных, убивали тех, кто оказывал сопротивление, грабили обозы. Ќе помогало ничто – ни €нычары, посланные вперед дл€ охраны, ни ужасные кары. ¬ –одопах были изловлены п€теро болгарских ускоков, двоих повесили, троих посадили на кол, возле  рушеваца повесили пойманных сербов, четырех посадили на кол, еще шестерых посадили на кол под горой јвала, уже перед самым Ѕелградом. ƒождь лил не перестава€ сорок дней и сорок ночей. ¬ерблюды гибли от сырости. ¬олы с пушками ув€зали в гр€зи. Ќа реках посносило все мосты.  огда в Ѕелграде султан устроил смотр войску, оказалось, что многие спахии пришли без надлежащего снар€жени€ и без провианта. ” них отобрали земельные наделы, многих казнили. Ѕезжалостно карали насмерть купцов, которые шли за войском и, наруша€ установленные султаном цены на продовольствие, драли с воинов втридорога. —ултан, как и всегда в походах, медленно наливалс€ холодной €ростью, €рость в нем увеличивалась, прибывала, как вода в ƒунае и —аве, он ждал ее с нетерпением, с упоением ощущал, как она накапливаетс€ в нем, заливает все его существо. ярость была подсознательным оправданием перед самим собой. ќдолевала вс€кий раз, когда он начинал новую войну. “ак было под Ѕелградом, под –одосом, так должно было быть и теперь. ≈го приближенные считали, что султан €ритс€ на дурных исполнителей его приказов, на военные неудачи и поражени€. Ќа самом же деле все было совсем иначе, но об этом не дано было знать никому, да и сам —улейман никогда бы не созналс€ даже самому себе в истинной причине его немилосердного настроени€.

ќправдание. ƒаже простой, самого низкого происхождени€ человек должен оправдыватьс€ в каждом своем поступке перед людьми и перед Ѕогом, а что уж тогда говорить о власть имущих, которые вершат судьбы держав, а то и всего мира!  аждому своему походу —улейман имел по нескольку оправданий. ѕеред самим собой, перед своим войском и, наконец, перед всем светом.

Ћегче всего было с войском. »менно с войском, а не с народом, ибо про народ он никогда не думал и не говорил, собственно, и не имел его, а имел лишь подчиненных, среди которых были воины да еще защитники веры и шариата – имамы и улемы. »менно к ним обращалс€ султан перед каждым новым походом, прибега€ к оправдани€м наипростейшим: идет защищать веру, исполн€€ заветы своих предков.

ƒл€ широкого света было нечто иное, хот€ тоже вс€кий раз одинаковое: наказание непослушных. Ѕелград должен быть наказан за то, что про€вил непослушание победител€м  осовской битвы, нарушил верность османскому мечу и перекинулс€ под эгиду венгерского корол€. –одосские рыцари должны были понести наказание за разбой на море. Ќаконец, ¬енгри€ была виновата перед ¬ысокой ѕортой за подготовку крестового похода против исламского мира. “от поход был задуман еще папой Ћьвом ƒес€тым, когда султаном был —елим √розный. ѕапа разослал легатов по всей ≈вропе, во всех государствах на площад€х и в церквах выставл€ли запертые на три замка кружки дл€ пожертвований на св€щенную войну, шили хоругви, на одной стороне которых изображались папа и король, а на другой турки и иные злобные €зычники, в –име служились молебны за успех крестового похода, папа сам раздавал милостыню и босой, с непокрытой головой ходил в церковь —в€тых апостолов. Ќа Ћатеранском соборе было зачитано письмо императора ћаксимилиана, высказавшего желание восстановить империю  онстантина и освободить √рецию от варваров-турок. «ћы охотно применили бы свою власть, не пожалели бы даже собственной личности дл€ этого начинани€, если бы другие главы христианства пришли нам на помощь». Ќо, выступа€ на словах против турок, ћаксимилиан на самом деле вел беспрерывные войны против христианских властителей. ѕоэтому никто не мог выставить дл€ провозглашенного папой крестового похода ни единого воина, ибо воины нужны были каждому монарху дл€ защиты и расширени€ собственных владений. Ќе могла объединить разобщенную ≈вропу даже угроза со стороны обагренного кровью собственного отца и всего семейства жестокого султана —елима, который, как только взошел на престол, пообещал своим €нычарам завоевать весь мир.  ороли и кн€зь€ словно бы прислушивались не к отча€нным призывам римского первосв€щенника, а к издевательскому постулату еретика Ћютера, гласившего, что воевать против турок значит противитьс€ Ѕогу, который употребл€ет их как розги дл€ наказани€ нас за наши грехи. “олько венгерский король ”ласло ¬торой, над владени€ми которого нависала страшна€ турецка€ сила, мигом собрал крестоносное ополчение из кресть€н и мелкопоместных двор€н на –акошском поле под ѕештом, но не имел дл€ него ни оружи€, ни воевод.

 осы, вилы, дубинки, цепи – единственное оружие, которое было у кресть€н. » с таким снар€жением, покинутые всем светом, они должны были выступить против грозной османской силы, в то врем€ как магнаты и епископы, попр€тавшись в своих владени€х, будут спокойно наблюдать за их бесславной гибелью? —обранные воедино, ощутив собственную силу, проникнувшись гневом против богачей, ополченцы выбрали своим вожаком мелкого двор€нина ёра€ —екельи, провозгласив его кресть€нским королем под именем ƒьЄрд€ ƒожи, и пошли громить помещиков. ¬осстание прокатилось от ƒуна€ до “иссы, только под “емешваром семигородский воевода янош «аполь€, выступив против кресть€н с регул€рным войском, разбил их. ƒьЄрдь ƒожа, раненый, попал в плен к «аполье и был подвергнут страшной казни. ѕо велению «апольи палачи рвали тело ƒьЄрд€ раскаленными клещами, потом посадили на раскаленный железный трон, надев ему на голову раскаленную железную корону, после чего четвертовали. ѕовстанцев вешали на грушах целыми гирл€ндами, и победители устраивали под теми деревь€ми смерти пышные банкеты. ≈пископ благословил все это, король одобрил действи€ яноша «апольи, двор€нское собрание в ѕеште закрепило на вечные времена кресть€н за земл€ми их владельцев, ввергнув в вечное рабство тех, кто про€вил готовность защищать свою землю и всю ≈вропу от рабства османского.

ќ том неосуществленном крестовом походе уже забыли, но дл€ —улеймана он был теперь прекрасным поводом оправдатьс€ перед всем светом в своем намерении достойно покарать ¬енгрию.

Ќа уме же у него было иное. ¬ душе он леле€л замысел стать единственным повелителем мира, победить и устранить императора  арла, покорить всех властителей и все земли. ƒл€ этого хотел сомкнуть рубежи своей империи со всеми славными и могучими державами, облокотитьс€ на них, словно ища опоры, и в то же врем€ нависнуть над ними, как неотвратима€ угроза, как меч веры. ѕоэтому должен был пробуждать в себе гнев и радовалс€, когда ощущал, как этот гнев растет в нем, как заполн€ет его, заливает, точно бешеные, мутные воды гигантских рек.

—нова, как и шесть лет тому назад, в начале своего властвовани€, пришел он на берег ƒуна€, смотрел на его бурные, взбаламученные ошалелой —авой воды и думал о мутном потоке своего войска. —то тыс€ч спахиев, сорок тыс€ч €нычар прокат€тс€ по этой притихшей, залитой дожд€ми земле – что их остановит? Ќо в то же врем€ вместе с восхищением этой исламской силой возникало глубокое недовольство, постепенно перераставшее в €рость. Ќа разгильд€ев спахиев, которые пришли на войну, не забот€сь о славе османского оружи€, а лишь с намерением поживитьс€. Ќа предателей купцов, нарушавших султанские указы. Ќа неудачные действи€ начальников, которые до сих пор топтались на берегах ƒуна€, не уничтожив плохоньких заслонов, выставленных венгерским королем. Ћютовал султан еще и потому, что его гонцы слишком долго скакали до —тамбула и обратно и он до сих пор не получал вестей от –оксоланы, от разлуки с которой ныне страдал так, как никогда ранее.   чему тебе наивысша€ власть, если не можешь услышать слова от единственной женщины на свете?

Ќе хотел видеть даже »брагима. »з-под Ѕелграда послал великому визирю повеление идти с войском не на соединение с султаном, а ударить по ѕетроварадину, где сидел сам главнокомандующий венгерским войском, архиепископ ѕал “омори. “омори, узнав, что на него идет великий визирь, бежал из ѕетроварадина, оставив там тыс€чный гарнизон во главе с сербским воеводой ƒжорджи јлапичем. Ќо и та тыс€ча воинов оказала такое сопротивление »брагиму, что тот топталс€ под ѕетроварадином целых две недели и ничего не мог сделать. Ќаконец, захватив в дунайских плавн€х несколько оставленных противником куреней, »брагим поспешил послать к султану хабердара-вестника Ѕаба-ƒжафера с радостным сообщением: крепость ѕетроварадин вз€та. ¬ ту же ночь прискакал гонец из —тамбула и привез долгожданное письмо от –оксоланы. —улейман возрадовалс€ письму и от избытка чувств подарил тыс€чу дукатов хабердару великого визир€. ј через день узнал, что »брагим соврал, ѕетроварадин не сдавалс€. —улейман прислал на подмогу великому визирю тыс€чу вернейших €нычар. Ќочью, скрыва€сь за потоками дожд€, €нычары подвели под стены ѕетроварадина две огромные пороховые мины, в образованные взрывом проломы бросились самые отча€нные головорезы, и теперь уже »брагим смог на самом деле похвалитьс€ перед султаном первой своей победой и на пире победителей положил к ногам —улеймана п€тьсот голов защитников ѕетроварадина.

—ултан отходил душой. ”слышал слова своей ’асеки. Ќачались победы. ѕервым заметил признаки исчезновени€ —улеймановой €рости »брагим и, улучив момент, пожаловалс€ своему покровителю на султаншу, котора€ так пренебрегла его подарками и искренней преданностью, что он и поныне не может оправитьс€ от нанесенного удара.

– я подумаю над этим, – пообещал ему —улейман, и в первом же письме, посланном в ответ на послание –оксоланы, высказал ей упрек за ее отношение к великому визирю. ј чтобы придать своим словам еще большее значение, посыла€ подарки султанше, вспомнил и о своей одалиске √ульфем: передал ей флакон с италь€нскими духами и шестьдес€т золотых флоринов.

—нова велел поставить себе зеленое укрытие от дожд€, целыми дн€ми сидел на берегу ƒуна€, наблюдал, как переправл€ютс€ на —ремскую равнину его неисчислимые войска. „увствовал себ€ всемогущественным творцом, породившим эту силу, котора€ могла бы сама себ€ сожрать, если бы не имела возможности уничтожать все вокруг. ¬ ча€нии добычи дл€ себ€ и славы дл€ своего султана перекатывалось гр€зным и грозным валом исламское войско в междуречье ƒуна€ и ƒравы, на зеленые луга и пол€ —ремской равнины. ƒавно ли топтали эту равнину турецкие кони, давно ли жгли и разор€ли ее, а она вот лежит перед завоевател€ми, словно бы и не тронута€ его мечом, не изуродованна€ копытами его коней, вновь встрепенулась, живет, родит зелень, хлеб и плоды, и слава снова бродит по этой равнине – только прот€ни руку и сорви ее, как €блоко с низкорослого дерева, ибо славе здесь не за что зацепитьс€, негде укрытьс€, нечем заслонитьс€.

Ќа диване было решено идти вдоль ƒуна€, пр€мо на Ѕуду – столицу ¬енгрии. „тобы перейти ƒраву, —улейман велел построить мост. Ќичего так не любил, как мосты через реки. —нова сидел у воды и созерцал, как дика€ стихи€ подчин€етс€ стихии его войска, его собственной силе, не имеющей ни границ, ни удержу. “ридцать тыс€ч человек сооружали мост через разбухшую от страшных дождей ƒраву. «а п€ть дней мост был готов. — по августа все войска переправились на другую сторону, после чего —улейман велел разрушить мост. ¬озвращени€ без победы не могло быть. ј дождь лил, точно наступил конец света. ¬ потоках вод тер€лись пушки, целые отр€ды войска блуждали в раскисших дунайских плавн€х, люди тонули в €мах, гнили заживо, тыс€чами дохли верблюды, волы и кони, многие воины убегали, но силы султанские были так велики, что потери почти и не замечались, отставших долго не ждали, уставшим не давали передышки, отча€вшихс€ взбадривали обещанием близкой победы, трусов и бунтовщиков жестоко и быстро карали. ѕосле каждой стычки с отдельными венгерскими отр€дами внимательно пригл€дывались к своим воинам. ” кого были раны спереди, тому почет и щедрые султанские награды, у кого сзади, тех сажали на кол: показывал зад врагу – покажи и јллаху.

ћолодой король венгров Ћайош металс€ в бессилии и отча€нии. –ожденный семимес€чным, он на свет пришел преждевременно, как будто торопилс€ изведать как можно больше несчастий в жизни. ƒес€тилетним был коронован на царство без власти, которую раздергали между собой то могущественные магнаты, то епископы и св€щенники. “очно на смех был он назван Ћайошем, хот€ не мог быть даже тенью знаменитого венгерского корол€ Ћайоша ѕервого, при котором двести лет назад ¬енгерское королевство раскинулось на огромных просторах от Ѕалкан до Ѕалтики и от „ерного мор€ до Ќеапол€.

ћеждоусобицы феодалов, разногласи€ между духовенством, вмешательство √абсбургов, которые еще при ћаксимилиане стремились прибрать к рукам венгерскую землю и женили Ћайоша на внучке ћаксимилиана ћарии, ничтожность двадцатилетнего корол€, который, несмотр€ на свою врожденную болезненность, предавалс€ неудержимому пь€нству и разврату, – все содействовало —улейману, и если и было что-то помехой, то это небо, обрушившее на головы султанского войска насто€щий потоп, да земл€, разверзша€ свои недра как бы в намерении поглотить эту чужую и враждебную силу, пришедшую на берега великих слав€нских рек.

ќтча€вшийс€ король, возрожда€ старый венгерский обычай, велел возить по всем селам и городам окровавленную саблю как знак войны и опасности дл€ отчизны. ”далось собрать лишь двадцать две тыс€чи войска, да и те не имели опытных воевод, ибо хорватский бан ‘ранкопан только обещал, что придет помогать королю, а семиградский воевода янош «аполь€ хоть и вызвалс€ привести двенадцать тыс€ч своего войска, вел его слишком медленно, словно выжидал, чтобы султан разбил корол€.

 ороль вынужден был назначить главнокомандующим архиепископа ѕала “омори, только что вышедшего из францисканского монастыр€, чтобы стать архиепископом колотским. ѕапа римский  лимент, который не смог выпросить у ≈вропы ни единого воина дл€ помощи венгерскому королю, только и мог, что послать свое благословение, и отча€вшийс€ король вынужден был доверитьс€ духовенству, так как двор€нство покинуло его, а может, двор€нство покинуло его потому, что он предалс€ духовенству. ј поскольку власть духовенства почти всегда про€вл€лась в дерзости, граничащей с наглостью, то и на этот раз получилось так, что двадцать две тыс€чи необученного, кое-как вооруженного венгерского войска должны были стать против ста тыс€ч султанских головорезов, шедших за добычей.

“омори уговорил корол€ вывести свои силы против —улеймана, встретить его на берегу ƒуна€, у местечка ћохач, и там с божьей помощью разбить неверных во славу христианского оружи€. » король, и его главнокомандующий были одинаковыми невеждами в военном деле, оба, хоть и по разным причинам, пренебрегли мерами обычной человеческой рассудительности, словно бы не понима€, что в случае их разгрома уничтожено будет не только их несчастное войско, но и вс€ ¬енгри€, на которую с тревогой взирала ≈вропа, считавша€ ¬енгрию своею защитницей от ќсманов, еще не зна€ своего истинного спасител€ – –оссии.

8 августа —улейман велел объ€вить в войсках, что завтра будет бой. ƒождь лил еще более страшный, за стеной воды виднелись одни только колокольни ћохача, притулившегос€ на рукаве ƒуна€, кругом гр€зь, тр€сины, поломанные деревь€, ув€зшие пушки, опрокинутые шатры, издыхающие кони, покрытые гр€зью исламские воины в жалких, мокрых тюрбанах. Ќо отступать было нельз€, надо было сражатьс€. “акова вол€ јллаха. ƒл€ султана поставили красный, с золотым шаром на верхушке шатер на песчаной косе, единственном клочочке земли, который мог считатьс€ сухим. —улейман упал на колени, бил челом о землю, молилс€ ревностно и ожесточенно:

– Ѕоже мой, могущество и сила в тебе! Ѕоже мой, помощь и защита в тебе! ƒай силу, Ѕоже, народу ћухаммедову!

Ќочью гонец принес письмо от –оксоланы. ”пал от изнеможени€ на пороге султанского шатра, только успев собственноручно передать —улейману драгоценное письмо. —ултан велел завернуть гонца в золотой кафтан, положить в сухом шатре и не тревожить, пока он не выспитс€.

«ћой повелитель, мой шах, любимый душой и сердцем, жизнь мо€, единственна€ надежда мо€ на этом и на том свете! ѕусть “от, что вечно живой, отдалит вашу честную личность от всех болей, а ваше бытие от всех недугов, да приблизит ќн вас к своим бесконечным милост€м и отдаст под опеку своего наибольшего любимца ћагомета и под защиту своих угодников; да поможет вам, чтобы вы со своей счастливой звездой и царским знаменем всегда одерживали победы над презренными и злорадными неверными, – аминь, величайший ѕомощник! Ќыне мен€, вашу рабыню, при€тным отношением ѕовелител€, вызвавшим беспредельную радость, и вашим честным письмом, ароматным, как мускус, подн€ли из праха забвени€, ибо изволили в свой царский счастливый час позаботитьс€, чтобы письмо дошло до мен€ и осчастливило мен€. ј какой чистой щедрости его страницы! √олова увенчана короной, а благословенные стопы бисерными драгоценност€ми и рубиновыми красками. ¬аше письмо высушило кровавые слезы на моих заплаканных глазах, наполнив их светом, а в тоскующее сердце влило радость. ƒа исполн€тс€ ваши, день моего счасть€, все желани€ и радости души, да переполнены будут сады вашего благополучи€ прекрасными жасминовыми цветами моей любви, чарующей, как ваш пресветлый лик, о мой властитель, мой султан, мой падишах!»

 то бы еще мог найти такие слова и в такую минуту дл€ этого мрачного человека? —ултан читал и перечитывал письмо от ’уррем, сожалел, что причинил ей боль, написав об »брагиме и послав подарки дл€ √ульфем, казнилс€ в душе за все несправедливости, допущенные им по отношению к ’асеки, может, кл€лс€ в дальнейшем никогда не причин€ть ей ни малейшей боли, конечно при условии, что јллах не допустит его гибели, подарит ему завтра победу, поможет уцелеть там, где никто не надеетс€ уцелеть.

 ак часто идут р€дом любовь и смерть, но только почему-то получаетс€ так, что одни утешаютс€ любовью, а других поджидает смерть неведомо за что, неведомо почему.

 ороль ждал султана перед ћохачем. ’олмистое поле, по сторонам пески, лозы. „ерные тучи ползли по самому полю, изверга€ потоки воды, залива€ людей, коней, пушки. ÷ерковные прелаты пламенными словами вдохновл€ли воинов на бой с неверными.  оролевский канцлер —тефан Ѕрдарич советовал отступить. —ербские воеводы –адич Ѕожич и ѕавел Ѕакич, хорошо знавшие воинственный нрав турок, советовали обставитьс€ возами, но епископы и венгерские паны предпочитали сражатьс€ только на открытом поле, и неразумный король послушал не опытных воинов, а этих спесивых крикунов и хвастунов. ¬ойско было построено в два р€да. ¬ первом – пехота под защитой восьмидес€ти (против трехсот турецких!) пушек, во втором – надежда корол€ конница. —ам король с тыс€чью закованных в железо всадников, окруженный церковными прелатами и вельможами, объезжал и подбадривал свое войско, между тем как султан в своем роскошном шатре, сид€ на золотом троне, вел последний перед боем диван. Ќа диван были позваны не только воеводы, но и старейшие воины из €нычар. —едые, косматые, с усами до по€са, старые €нычары предстали перед султанским троном, не склон€€ головы, ибо не склон€ли ее даже перед самой смертью, не сгиба€сь в поклонах, – они уже задубели от старости так, что не согнутьс€ им даже от адского огн€. ’усрев-бег обратилс€ к старейшему из них по имени јбдулла “озлу, то есть —тарик:

– —частливый падишах хочет твоего совета, —тарик.

–  акой ему еще лучший совет, – ответил €нычар, – кроме того, чтобы дралс€.

» отвернулс€ и от ’усрев-бега, и от султана, вышел из шатра под ливень и на погибель. «а ним спокойно двинулись и другие ветераны, словно бы уже считали всех венгров мертвыми, а битву выигранной.

—улейман спросил, что думает о битве ’усрев-бег. “от сказал, что надо прежде всего бо€тьс€ венгерской конницы. ”дар ее ужасающ, и его не выдержит никака€ сила на свете. ѕоэтому, когда удар€т венгерские всадники, нужно мгновенно расступитьс€ и пропустить их, а потом окружить железным обручем и задушить. ƒругого не дано. ¬се остальное в благословенной воле јллаха и в руках его величества султана.

–ешено было после общей молитвы ударить по неверным, поставив впереди всего войска четыре тыс€чи латников во главе с бесстрашным Ѕали-бегом яхь€-пашичем. ћаленький, как прыщик, Ѕали-бег всегда бросалс€ первым в самую страшную битву, счита€, что смерть летает поверху, кос€ все, что возноситс€ над землей слишком высоко, а его никогда не трогает благодар€ его крохотному росту. «а Ѕали-бегом должны идти румелийские войска, возглавл€емые великим визирем »брагимом (это был первый бой в жизни хитрого грека), поддерживаемые огнем ста п€тидес€ти пушек. “реть€ волна султанского войска – с анатолийским беглербегом Ѕехрам-пашой и тоже ста п€тьюдес€тью пушками. „етверта€ волна €нычарское войско в сопровождении шести знамен конницы под командой самого —улеймана, окруженного верными телохранител€ми. —ултан так же, как и его великий визирь, впервые в жизни принимал участие в битве, ибо знал, что на этом поле решаетс€ судьба его империи: если победа, тогда он сможет царствовать дальше, если же поражение, тогда не стоит и жить. ¬ерил в победу, силы ему придавало последнее письмо возлюбленной ’асеки, снова и снова просил помощи у јллаха, и точно само небо пришло ему на помощь, заслонив черными тучами все его войско, спр€тав его от врага, ослепив того и обезволив.

»сполинской темной тучей, соединившись с тучами небесными, двинулось на ћохачское поле турецкое войско. «авывали боевые трубы, гремели султанские барабаны, кожу которых всю ночь сушили на кострах войсковые дюмбекчи. √ремели пушки, свистели стрелы, холодный ветер шел от тыс€ч сабель, взлетавших в смертельных взмахах, а надо всем царил ливень, какого еще не видел свет. Ћивень приводил в см€тение венгерских воинов, они слепли и тер€лись в нем, тогда как турки не обращали на него внимани€, их не пугало ничто, ибо ради этой битвы, ради убийства, грабежей и добычи, шли они сюда несколько мес€цев из далекого далека, поэтому они бесстрашно били в правое крыло ‘рань€ Ѕачаньи и яноша “ахи, в крыло левое ѕетера ѕереньи, в центр, возглавл€емый самим ѕалом “омори. —тонала земл€ под стотыс€чным мусульманским войском. — чувством животного бессмерти€, не осознава€ возможной гибели, исламские воины слепо лезли вперед под неистовый вой имамов: «»лл€х, илл€х, ћухаммедум ресул€х!» ѕрорывались сквозь потоки небесных вод зеленые обвисшие знамена, возле каждого из них выкрикивалс€ обет пророка и падишаха: « то умрет в этот час, получит в раю напитки, вкусные €ства и будет почивать с благоуханными гури€ми! ѕосле разгрома врага три дн€ даютс€ на грабежи, а наиболее отличившимс€ будет роздана в собственность земл€!»  азалось, уже ничто не сдержит эту нечеловеческую силу, но вот за ливнем незаметно вылетели из-за венгерской пехоты всадники во главе с самим королем. ќни си€ли железом, силой, несли си€ние на кончиках своих мечей, шли в смерть, как лучи света в темную ночь. ќт их страшного удара турки раскололись на два крыла, и хоть султанские пушки ударили по коннице в упор и сам король был дважды ранен, могуча€ лавина не остановилась, налетела с разгона на анатолийский булюк [87] , а тридцать два самых отважных воина стали пробиватьс€ к тому месту, где, окруженный железной, непробиваемой цепью телохранителей, на вороном коне сто€л в золотом панцире —улейман. “олько трое из них с копь€ми смогли добратьс€ до самого султана. —улеймана спас от смертельных ударов лишь крепкий панцирь да широкий €таган, которым он в последний миг закрыл лицо, а тем временем пешие €нычары перерубили сухожили€ у коней венгерских вит€зей, и они упали под безжалостные сабли. ¬се было кончено. √олову архиепископа ѕала “омори поднесли султану на конце длинного копь€.  ороль Ћайош, от ран и страха такой бледный, что это заметно было даже в дождевых сумерках, убегал вслед за недобитыми своими воинами, но убегать можно было разве что в ƒунай либо же в прибрежные топи.  онь занес корол€ в бездонную тр€сину. —раженный то ли турецкими стрелами, то ли пул€ми из аркебузов, конь упал, придавил своим телом корол€. Ћайош попыталс€ высвободитьс€, но тр€сина всасывала его все сильнее и сильнее, а издыхающий конь вдавливал всадника все глубже и глубже, пока тот не захлебнулс€ в черной холодной жиже. Ѕесславно и позорно погиб сам, вт€гива€ в тр€сину поражени€ и порабощени€ мужественный народ, который, никогда никому не покор€лс€, который еще недавно имел отважных королей – об одном из них, ћать€ше  орвине, пели и на ћохачском поле перед битвой:

Ќаш ћать€ш король над корол€ми,

ƒолго он господствовал над нами.

”правл€л он многими земл€ми,

» умел он ладить со врагами.

ƒаже турки спесь свою забыли

» челом ему усердно били,

„тоб полки его к ним не ходили

» пашам разгрома не носили.

”же и после разгрома под ћохачем, после того, как вельможи послушно поднесли султану ключи от столицы ¬енгрии Ѕуды, в древних столицах ¬ышеграде и Ёстергоме сражались отважные воины против турок и не сдали крепостей, а Ѕеч на “иссе сто€л так, что османцев полегло под ним больше, чем под ћохачем, но все равно судьба земли была уже решена. ѕеред султанским красным шатром зарубили две тыс€чи пленных, из их голов соорудили чудовищную триумфальную башню. —улейман сидел на золотом троне и раздавал милости. ѕрежде всего одарил великого визир€ »брагима пером с огромным бриллиантом на тюрбан. ѕотом велел окутать кафтанами всех, кто отличилс€ в битве. ѕоинтересовалс€, жив ли старый €нычар јбдулла “озлу, призвал его к себе, спросил, что ему, султану, теперь делать дальше.

– ћой султан, – сказал €нычар, – теперь гл€ди хорошенько, чтобы свинь€ вновь не опоросилась.

—улейман рассме€лс€ и наградил старого воина кошельком с золотом. Ѕыл щедр и добр.   шатру привезли головы семи венгерских прелатов, возглавл€вших войско. —улеймановы вельможи плевали на них, бранили, называли именами пап Ћьва, јдриана,  лимента, јлександра, ёли€, насмехались:

– «аймем Ѕуду и пойдем на –им!

– ¬тора€ после ÷арьграда столица ≈вропы в наших руках!

– ј еще будет треть€ и дес€та€, да пошлет јллах могущество своему воинству!

ѕринесли и голову корол€ Ћайоша. —улейман велел наполнить ее мускусом и ватой, украсить черным сандаловым деревом и золотом и отправить как ценнейший трофей в —тамбул, в султанскую сокровищницу, а пока произнес над нею печальные слова:

– ƒа смилуетс€ јллах над этим юношей и да покарает богомерзких советчиков, которые предали его в его неумении. я пошел на него с войском, но не имел намерени€ сократить его властительский век. ¬едь он едва вкусил утех жизни и власти. ƒа упокоитс€ душа его.

¬ ту же ночь исчез султан, а вновь родилс€ грустный, застенчивый поэт ћухибби, который от глубины сердца желал полететь к милой ’уррем, одуревший от любви, хотел бы сетью ее локонов пленить птицу своего сердца в розовости ее красоты, призывал ’асеки прийти и прогул€тьс€ в хрустальном дворце своего сердца, писал:

Ќе спрашивай ћеджнуна о любви: он очарован.

Ќе надейс€, что тайну откроет тебе ‘ерхад: это только сказка.

—прашивай мен€ о знаках любви – € расскажу тебе.

ћила€ мо€, станешь свечой, а твой милый – мотыльком.

» она, не слыша стонов и хрипа умирающих на ћохачском поле, не вид€ пирамиды из отрубленных голов перед шелковым шатром —улеймана, мгновенно пошлет ему в ответ на его стихи свои стихи, пронизанные любовью и тоской:

ћоему пронзенному сердцу нет на свете лекарств.

ƒуша мо€ жалобно стонет, как свирель в устах дервиша.

» без лица твоего милого € как ¬енера без солнца

»ли же маленький соловушка без розы ночной.

ѕока читала ваше письмо, слезы текли от радости.

ћожет, от боли разлуки, а может, от благодарности.

¬едь вы наполнили чистое воспоминание драгоценност€ми внимани€,

—окровищницу сердца моего наполнили ароматами страсти.

Ќо это письмо —улейман прочитает лишь тогда, когда, поставив королем ¬енгрии яноша «аполью, будет идти от ѕешта до —егеда по голодной, разоренной, разграбленной дочиста земле, где за меру €чмен€ давали два, а за меру муки четыре золотых дуката, а в это самое врем€ султанские вельможи делили между собой награбленных овец – великому визирю досталось п€тьдес€т тыс€ч, а его неизменному финансовому советнику —кендер-челебии двадцать тыс€ч. ¬ столицу ¬енгрии Ѕуду, где —улейман отдыхал после похода в окруженном лесом королевском дворце, пришло письмо –оксоланы с горькими словами упреков за подарки √ульфем.

«”пал на мои глаза мрак, – писала –оксолана, – € сразу схватила и разбила тот ¬аш флакон. Ќе знаю, какие слова говорила при том. ƒолгий день после того спала, словно в беспам€тстве, была вс€ разбита, забыла и о дет€х, и обо всем на свете.  огда очнулась, то подумала: кто же мен€ топчет ногами, кто изводит? ¬ы мен€ всегда позорили и изводили! ƒаст бог, поговорим об этом, когда будем вместе. » о великом визире тоже поговорим, и если даст бог снова увидетьс€, то покончим с раздорами».

¬се эти дни весело играла музыка вокруг королевских павильонов. √ород горел, разграбленный, растерзанный, порабощенный. — крепости были вз€ты пушки, из королевской сокровищницы вывезены все драгоценности, увезли также прославленную библиотеку ћать€ша  орвина. “ри большие бронзовые статуи, изображавшие ƒиану, јполлона и √еракла, »брагим отправил в —тамбул, чтобы поставить их на јт-ћейдане перед своим дворцом. »брагим уедин€лс€ с султаном, играл ему новые мелодии на своей виоле, развлекал мудрыми беседами, угощал редкостными винами, которые щедро лил перед победител€ми янош «аполь€, выторговыва€ себе корону, грек нашел во дворце портрет покойного корол€, на котором Ћайош был изображен в полный рост, в красном королевском оде€нии, но такой бледный и немощный, точно предчувствовал свою близкую гибель. ѕеред тем портретом, опь€невший от вина, от побед и от бесконечных милостей султановых, поздней ночью »брагим, присвечива€ тусклой свечой, произнес шутовскую речь, пыта€сь потешить —улеймана, все больше и больше впадавшего в необъ€снимую грусть:

– ќ св€щенна€ плоть, бела€ жемчужина стольких каратов, сколько частиц движетс€ в солнечных лучах перед моим взором, возведенна€ ¬севышним на вершину почестей и скипетром своим повелевающа€ ратью могущества! я, жалкий муравей из кладовой твоей, червь из плода твоего, что поселилс€ в великом достатке добытых тобой крох и так не похожий на теб€ в ничтожестве своем, что едва могу быть замечен взором твоим, прошу теб€, повелитель головы моей, во им€ зеленого луга, на котором радостно отдыхает душа тво€, выслушать опечаленным слухом своим то, что выскажут тебе уста мои, чтобы получил ты удовлетворение за беззаконие, соде€нное тобой, когда ты осмелилс€ стать супротив ѕовелител€ ¬ека, ≈го ¬еличества…

– Ќе надо! – махнул рукой —улейман. – «амолкни. √рех!

Ћовкий »брагим еще успеет впоследствии выгодно продать портрет венгерского корол€, и тот окажетс€ далеко на севере, в замке шведского корол€ √устава ¬азы, который задалс€ целью собрать у себ€ лики всех властителей ≈вропы, весьма горд€сь тем, что и сам попал в столь избранное общество. ≈ще через несколько веков бойкие гиды в мрачном зале шведского замка √рипсгольм будут показывать скучающим туристам изображение несчастного венгерского корол€, подтрунива€ над его преждевременным рождением и позорной смертью в тр€сине.

Ќо —улейман ничего не узнает ни о судьбе портрета, ни о подтрунивании потомков. ¬ глубокой меланхолии, вызванной необычным письмом –оксоланы, переправитс€ он через ƒунай (снова был мост, за сооружением которого султан наблюдал без малейшей радости) и медленно пройдет через всю венгерскую землю, нес€ с собой пожары, разруху и смерть, пока снова не прискачут гонцы из —тамбула и не вручат ему новое послание от ’уррем со словами: «ћоему пронзенному сердцу нет на свете лекарств…» » снова мир заиграл красками, заси€ло после многомес€чных дождей солнце, захотелось жить, и султан даже смилостивилс€ над побежденными, объ€вив, что все неверные могут откупитьс€ от неволи и от смерти за установленную плату.

 огда в начале окт€бр€ —улейман возле ѕетроварадина перешел ƒунай, из —тамбула пришла весть, что –оксолана родила ему четвертого сына. ќн послал щедрые подарки султанше и фирман о присвоении новорожденному имени јбдаллах, то есть угодный јллаху, но уже через несколько дней снова прискакали гонцы с печальным известием, что маленький сын, не прожив на свете и трех дней, отошел в вечность, а султанша ’асеки от гор€ и отча€ни€ т€жело занемогла. «ѕоистине то, что вам обещано, наступит, и вы это не в состо€нии ослабить!»

—ултан бросил войско, бросил все на свете, без передышки поскакал в столицу, вновь, как и когда-то после Ѕелграда, не заботилс€ ни о триумфе, ни о чествовани€х, торопилс€ в —тамбул, только тогда его гнала необъ€снима€ тоска, а теперь – страсть и тревога за жизнь самого дорогого на свете существа.

(продолжение следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 1: ¬ √ј–≈ћ≈ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 - ћќ–≈
...
„асть 23 - √ј—јЌ („ј—“№ 1)
„асть 24 - √ј—јЌ („ј—“№ 2)
„асть 25 - ћЌќ√ќ“–”ƒ№≈; “–я—»Ќј
„асть 26 - √ј–≈ћ
„асть 27 -  ”„” 
...
„асть 29 - „ј–џ („ј—“№ 2)
„асть 30 - «ќ¬ („ј—“№ 1)
„асть 31 - «ќ¬ („ј—“№ 2)




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку