-Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в Thomas_M

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 2) Авто-Любитель Кино-Видео-На-Лиру

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 23.01.2008
Записей: 389
Комментариев: 865
Написано: 2995

Защита детей. От семьи???

Дневник

Среда, 01 Июня 2011 г. 17:16 + в цитатник

Проблема  "защиты детей" волнует всех, у кого есть дети. Но в последнее время уж очень она обострилась... В своем блоге на Эхе Москвы пишет Павел Парфентьев, культуролог, юрист, председатель МОО "За права семьи". Делаю перепост его большой статьи у себя.

 

Среда, 01.06.2011 10:47

Павел Парфентьев, культуролог, юрист, председатель МОО "За права семьи" : Ложная забота о детстве

01.06.2011 | 10:47

Я начинаю свой новый блог в Международный день защиты детей.
О защите детей и поразмышляю.

Казалось бы, дело это должно быть добрым и благородным.
Однако же, всякое дело разумно оценивать по плодам. И, почему-то, плоды движения за защиту детей в его нынешнем виде – все чаще оказываются очень горькими и дурными.
Отчего так? Почему сегодня «защита детей» все чаще ведет к опасным для общества последствиям, таким как, например, разрушение семей (и отдельных семей, и института семьи в целом)? С чем это связано? Почему все чаще и чаще слова «защита прав ребенка» подразумевают продолжение – «от его родителей»?
Что это? Эксцесс исполнителей?

На мой взгляд, увы, нет.
К сожалению, проблема, как я ее вижу, в том, что у самого нынешнего движения за права ребенка – недобрые и ошибочные корни. Поэтому и плоды оказываются дурными. И проблема в том, что мы хотим защитить «ребенка самого по себе», отдельно от семьи и даже в противопоставлении ей. А на деле ребенка можно защитить по-настоящему, только защищая семью.

Это глубоко ошибочное начало заметно уже в документе, который считается одним из краеугольных камней движения за «права детей» – в Конвенции о правах ребенка.
Речь о фундаментальном принципе, отраженном в третьей статье Конвенции. Согласно этой статье, «во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка». И обеспечить это соблюдение обязуются государства-участники Конвенции.

Казалось бы, что плохого в идее «наилучшего обеспечения интересов ребенка»?
В общем-то, ничего. Проблема именно в том, что обязанность обеспечить соблюдение интересов ребенка берет на себя государство. Функция заботы об интересах ребенка, которая на протяжении веков принадлежала семье, оказывается в руках государственной власти. На практике это означает, что государство больше не признает естественных границ семьи и традиционных прав родителей.

Не верится?
Но это правда. Вот что пишет Джеральдина ван Бюрен, эксперт в области международного права и один из авторов проекта Конвенции: «Понятие “наилучших интересов ребенка” предоставляет тем, кто принимает решения и определяет политику, власть заменить решения любого из родителей ребенка своими собственными, при условии, что они основаны на соображениях, связанных с наилучшими интересами ребенка» (International Rights of the Child, Section D, University of London, 46 (2006).

Речь фактически идет о радикальном изменении детства.
На протяжении поколений именно семья воспринималась как естественная среда для ребенка. Никому не приходило в голову пытаться отделить ребенка от семьи для того, чтобы защищать его права. Почему? Потому что каждому было понятно, что именно семья и родные люди – наилучшая защита для ребенка. И то, что случаются отдельные эксцессы, когда этот естественный принцип нарушается – его вовсе не отменяет. В принципе, семья должна решать, что лучше для ребенка – и это нормально. Сегодня же этот принцип перевернут вверх тормашками. Государство берет на себя функцию определять, что лучше для каждого ребенка, а семья оказывается не более, чем исполнителем этих решений, подотчетным государству. Если семья не справляется – государство отбирает ребенка у родителей и помещает его в «лучшие» условия. Государство отобрало у семьи право решать, что отвечает «наилучшим интересам ребенка», и присвоило его себе.

Отныне ребенок воспринимается отдельно от семьи.
Семью мы, конечно, учитываем, но всерьез в расчет ее брать не стоит. Зачем? Ведь за «наилучшими интересами ребенка» отлично может проследить ее Большой Брат - государство. Вот только вопросом о том, почему, собственно, государству в этом отношении мы должны доверять больше, чем семье, почему-то, никто особо не задается.

Увы, при таком подходе больше всех страдает именно ребенок со всеми его правами.
Дело в том, что право находиться в семейной среде – такое же естественное и основное право ребенка, как и его право на жизнь. Отнимать его – немногим лучше смерти. Именно семья дает ребенку возможность нормально расти, формироваться в человеческом и нравственном отношении. И это – наиболее важное его право…
Которое, увы, нарушается при любом насильственном вмешательстве в жизнь семьи – как прямом, так и косвенном.

Для ребенка нормально, естественно, когда родители обладают правом принимать важные для него решения.
Когда они его учат и указывают ему, что делать и чего не делать. Когда же кто-то извне вторгается в его домашний мир и властно указывает, как его родители должны решать и поступать – это разрушение естественного мира ребенка, глубоко травмирующее его личность и наносящее непоправимый результат его развитию. Когда в его жизнь врываются незнакомые представители государства, уполномоченные проверить «хорошая ли мать» его мама, и «хороший ли отец» его папа – это разрушение детского мира и естественного права ребенка на семейную среду. О разлучении ребенка с родителями и говорить нечего. Вмешиваясь в нормальную жизнь семьи, в ее право на воспитание детей, государство, увы, занимается разрушением всей ткани общественной жизни. Эта политика ведет к краху всего общества.

А детям… детям лучше не становится.
Они поражаются в правах, о которых никто сейчас почти не говорит. В праве вырасти под взглядом отца и матери. В праве получить нравственное воспитание. В праве, чтобы родители защищали их от ошибок и неправильных поступков. В праве, чтобы никто извне не вмешивался в их семейную жизнь и в их мир.

Удивительно, но очень редко «защитники прав детей» стараются оградить их право на нравственность, на воспитание в соответствии со своей религиозной традицией, и… на саму жизнь.
Ведь Комитет ООН по правам ребенка неоднократно приветствовал расширение права на аборт. Лишение права родиться, по мнению Комитета, не противоречит правам детей.

И еще один пример ложной заботы о детстве.
Все чаще звучит из разных «экспертных» уст идея о том, что надо давать специальное образование родителям. Родители должны быть «компетентными» и «просвещенными». Скажем, 11 мая в Общественной Палате был круглый стол, посвященный этой теме (автору этих строк пришлось приложить немало усилий к тому, чтобы его резолюция несла в себе как можно меньше новых угроз для семьи в России).

Чем плоха эта идея?
Тем, что раз есть родители «просвещенные», значит, все остальные – непросвещенные. А значит, они не могут правильно заботиться о детях и доверять им детей – нельзя.

И, к сожалению, это не фантазии.
Одним из «авторов» нынешнего витка раскрутки этой идеи является руководитель общественной программы «Детство» Алина Федоровна Радченко (кстати, стоящий за этой программой благотворительный фонд «Мое поколение» был одним из инициаторов круглого стола). Вот что она, в частности, писала: «Обучение родительству должно стать по меньшей мере доступным. Но в принципе, можно пойти дальше – оно должно стать обязательным. И при соответствующем реформировании органов опеки и социальных служб мы должны будем через какое-то время ставить вопрос об ограничении родителей в своих правах в случае, если они не прошли это обучение <…>».

Остается только надеяться, что у общества хватит морального здоровья и здравого смысла для того, чтобы не допустить подобной «заботы о семье и детях».

Упорство, с которым продвигаются такие идеи, указывает на их возможную «подкладку».
Печальные догадки рождаются сразу. Ведь подобная «забота» – это, прежде всего, возможность контролировать огромные финансовые потоки, направляемые на принудительное обучение родителей и… контролировать взрослых, угрожая, если что, объявить их непросвещенными и лишить ребенка.

Английская писательница и активистка борьбы за права семьи Линетт Барроуз констатировала: защита прав ребенка в существующем виде – совсем не защита прав ребенка, а рычаг влияния на взрослых.
Увы, она была совершенно права. Под предлогом защиты прав ребенка очень легко лишить прав всех остальных – вплоть до права на неприкосновенность жилища, личной и семейной жизни, на презумпцию невиновности. И, может быть, пора уже задуматься о создании международного дня защиты детей от их самозваных «защитников».

Но еще важнее – научиться по-настоящему защищать детей, а именно – защищая семью и охраняя ее естественные границы. 


Метки:  

Александр Минкин, журналист : Защита детей. От людей. (Перепост)

Дневник

Вторник, 31 Мая 2011 г. 23:30 + в цитатник

 

Александр Минкин, журналист, Вторник, 31.05.2011 21:28

Александр Минкин, журналист : Защита детей. От людей

31.05.2011 | 21:28


фото: Геннадий Черкасов

Г-н президент, это письмо о вашей преступной халатности. Факты неопровержимы, но не бегите в Лондон, не просите убежища — тюрьма вам, к сожалению, не грозит.

Речь о законе, в котором есть явные признаки тяжкого преступления. Этот закон приняла Дума, одобрил Совет Федерации и подписали вы. Но возбудить уголовное дело против всех вас невозможно (консультировался с юристами). У вас и у депутатов — неприкосновенность. И даже когда ваши полномочия закончатся, нельзя будет привлечь вас к ответственности за то, что вы творили в период неприкосновенности.

Преступный закон с виду, наоборот, очень хороший. Называется “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию” (подписан вами 29 декабря 2010 года).

В законе перечисляется всё, что причиняет безусловный вред детской психике, наносит детям неизлечимые психические травмы. В частности, “к информации, запрещенной для распространения среди детей, относится информация:

обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающая осуществлять насильственные действия… оправдывающая противоправное поведение; содержащая нецензурную брань, содержащая информацию порнографического характера… представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления…”


…Долго-долго закон перечисляет всякий вред. А последняя статья выглядит так:

Статья 23. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2012 года.

И подпись:

Президент Российской Федерации Д. Медведев. Москва, Кремль. 29 декабря 2010 г.

Понимаете, г-н президент: вы подписали закон о защите детей и — отложили вступление в силу почти на два года. Если точно: на год и девять месяцев.

Почему?


фото: Геннадий Черкасов

Подростки 13—17 лет, играющие в компьютерные игры, склонны к физической агрессии, за которую они расплачиваются или здоровьем, или личным счастьем, отношением с близкими. Они не способны тормозить агрессию. Они склонны заражаться агрессией толпы. У них проявляется повышенная внушаемость, которая также ведет к физической агрессии. (Из научной работы по детской агрессивности.) фото: Геннадий Черкасов

***

Подписали, не читая? Такое с президентами случается. Чтобы вывести вас из тьмы неведения, 11 января 2011 года мы опубликовали письмо президенту (вам) “Защита детей с особым цинизмом”. (Там, кстати, содержались угрозы привлечь к суду авторов статьи 23 и всех, кто ее подписал. Увы, юристы нам объяснили, что это безнадёжно.)
Еще в том письме говорилось о ваших ежегодных Посланиях. В первом, 5 ноября 2008 года, вы предложили увеличить президентский срок с четырех до шести лет, а уже 31 декабря 2008 года Госдума утвердила необходимые поправки в Конституцию. Гнали как на пожар; закон был опубликован и немедленно вступил в силу. Значит, можете, когда захотите.

А зачитывая последнее Послание 30 ноября 2010 года, вы сказали, что отныне главная ваша забота (и забота государства) — дети: 26 миллионов детей и подростков. И показалось логичным, что через месяц появился закон о защите детей.

Увидел его в “Российской газете” 31 декабря и сперва удивился: почему о таком счастье молчат газеты, радио, ТВ? Ведь вы подписали 29 декабря, прошло двое суток, а то и больше… Где фанфары? Почему лично вы, так высоко ценящий каждое свое слово (вам даже кажется, будто ваши слова в граните отливаются; видно, не попалась вам в детстве популярная советская книжка “Гранит не плавится”), почему даже вы не сказали с экрана детям и всему народу, какой замечательный закон подписали — просто подарок к Новому году.

А дочитал до статьи 23 — и понял. Сперва ругался матом (вдали от детских ушей), а потом, уже в нормативной лексике, написал вам 11 января письмо. И — опять тишина. Никакой реакции. Возможно, думаем, президент еще на лыжах, еще не в Кремле.

17 января, когда все Новые годы и каникулы остались позади, в “МК” напечатали следующее письмо президенту (вам) о том же законе. Оно называлось “Уши заложило?”. И первым делом задавался вопрос: “Г-н президент, вы что — не получили прошлое письмо? “

Понимаете, еще была надежда, что, узнав о происходящем, вы немедленно исправите ошибку. Эта надежда основывалась на ваших собственных словах. Выступая по трем телеканалам сразу (24 декабря 2010 года), вы сказали: “Власть должна слышать то, что ей говорят граждане. Если сделано что-то, что создает проблемы, не грех и поправить”.

Выходит, не слышите.

И вы такой не один.


фото: Геннадий Черкасов

К нашему изумлению, об этом законе до сих пор почти никто не знает. Даже депутаты Госдумы, которые его “приняли”, даже члены Совета Федерации, которые его “утвердили”. То ли за них нажимал кнопки дежурный, то ли они нажимали кнопки не читая.

В Думе за этот закон (за эту коррупцию, за оставление детей в опасности) проголосовали рекордно. 442 — “за”, “против” — ноль, “воздержалось” — ноль. Даже коммунисты, даже справедливороссы отложили защиту детей. (Поименное голосование.)

О законе не знают даже профессиональные законники, адвокаты… Показываю им “РГ”, тыкаю носом в статью 23, и они немедленно начинают ругаться матом. Всем ясно, что только деньги, большие деньги могли вписать в закон о защите детей почти двухгодовую оттяжку.

Статья 23 — это коррупция, это грязная коррупция, это самая поганая коррупция. Это просто дерьмо.

Вы думаете, мне интересно вам писать? Вы думаете, няньки получают удовольствие, меняя памперс?

***

Г-н президент и все остальные читатели! Если кому-то из вас кажется, что вы всё это уже читали, — вы не ошиблись. Про этот закон мы пишем в третий раз, а о проблеме — в десятый или двадцатый. Но подумайте о том, что про сексуальные проблемы председателя МВФ Стросс-Кана вы слышите и читаете ежедневно — в сотый и в тысячный раз. Этот тип что-то пытался сделать с чернокожей горничной в Нью-Йорке, и оказывается, что это далёкое и бессмысленное дерьмо важнее (судя по количеству эфира и газетно-журнальных страниц), чем 26 миллионов собственных детей.

Оглянитесь — всюду защитники!

Защитники Химкинского леса, защитники реликтового Сочинского леса, защитники леса вообще;

защитники Ходорковского (живого), защитники Магнитского (мёртвого);

защитники улиц от пробок и мигалок, торфяников от огня, Байкала от богатого Дерипаски и ядовитого целлюлозного комбината;

защитники 31-й статьи Конституции, нерусских от русских, русских от нерусских…

Мы защищаем перечисленное от плохих людей, правда? Давайте вырастим хороших. Если новорождённых не бить, не тушить об них сигареты и не мучить голодом, они веселы, всему радуются, всех любят — весь окружающий мир.

Надо защитить детей. От глупости, жестокости, растления.

Если детей защитить, если дать им вырасти добрыми и умными (к чему они склонны), то всё остальное не надо будет защищать.

***

Г-н президент, помню, как вы были шокированы и разгневаны буйством молодёжи на Манежной площади. Но эта молодежь не с Марса прилетела и не из Америки. Этим парням 18–20 лет. Вся их сознательная жизнь прошла под благословенной властью вашего тандема. А жестокий молодняк (подростки от 10 до 17) — они не ищут кавказцев. Они пытают и убивают своих — любых — кто подвернётся.

***

ОБРАЩЕНИЕ

Уважаемые коллеги-журналисты, публикации не оказывают влияния на власть. Она не слышит, пока тему (пусть очень важную) поднимает одна газета, одна радиостанция… Но когда чего-либо требует общество, когда кипят интернет, Манежная, Триумфальная, тогда наша власть немедленно замечает происходящее. Тем более, у них выборы впереди. Мы обращаемся к сотрудникам газет, журналов, радио и ТВ, к блогерам и всему интернет-сообществу, к гражданам РФ: поддержите требование о немедленном изъятии из продажи жестоких компьютерных игр. Пусть закон “О защите детей” вступит в силу немедленно.

***

Другие письма президенту на эту тему

Оригинал - "МК"

 

Метки:  

 Страницы: [1]