-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Броненосец

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 1) Прогулки_по_планете
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) О_Самом_Интересном

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 10.03.2011
Записей: 1893
Комментариев: 1334
Написано: 8298




В жизни всегда есть место радости


ЗИМНИЙ ЛОВ СИБИЛИ В КУРЧАТОВЕ

Пятница, 25 Января 2013 г. 10:14 + в цитатник

    Наше Курчатовское водохранилище замерзает редко. Только в большие морозы и то не всё, а в заливах либо у берега - АЭС воду хорошо греет. Вот, к примеру, в феврале прошлого года замёрз залив. И толпы рыбаков повалили на лёд. Рыбка в этом заливе мелкая, зовут её по-здешнему " сибиль", а вообще-то, это уклейка. Жирная и вкусная. Можно жарить, можно крутить на котлеты, можно солить. Ходит стаями, и, если повезёт, можно наловить её весьма много.                                                      Можно ловить и летом на сетки-экраны, но зимой намного удобнее. Делается прорубь в подходящем месте и в неё опускается сетка с ячейкой 13-14 мм. И всё! Если место удачное и глубину нужную подобрал, то большой улов обеспечен. Выжидается несколько минут, и сама попавшая в экран рыбка вынимается из проруби и стряхивается с экрана на лёд. Сетка вновь опускается в прорубь. Я лично таким способом вылавливал около ведра за пару часов. А иные ловили и по 3-4 ведра.  Это для продажи.

DSC00865 (700x525, 181Kb)



1.
DSC00854 (700x525, 308Kb)

2.
DSC00863 (700x525, 475Kb)

3.
DSC00872 (700x525, 441Kb)

4.
DSC00860 (700x525, 494Kb)
Рубрики:  Рыбалка

Метки:  

Понравилось: 37 пользователям

Без заголовка

Вторник, 22 Января 2013 г. 14:19 + в цитатник
Притча. Нас больше всего раздражает в других то...


"94165196_89143488_1336111640[1]

Как-то Учитель спросил:
- Что для вас является наибольшей проблемой в общении с другими людьми?

Ученики задумались, наконец, один из них сказал:
- Я знаю, Учитель. Меня просто бесит ситуация, когда я договариваюсь с кем-то о встрече, прихожу, а его нет вообще или он заставляет меня ждать.

Другой ученик сказал:
- А меня больше всего раздражает, когда кто-нибудь обещает мне что-то, а потом не делает.


Третий ученик пожаловался:
- Я просто ненавижу, когда человек не дает конкретного ответа. Не важно, предлагаю ли я ему товар или спрашиваю, как он собирается провести выходные.

Больше учеников в тот день не было. Учитель спросил первого ученика:
- Скажи, ты хоть раз опаздывал куда-то?
- Я не помню таких случаев, может быть, только в детстве. Я постоянно смотрю на часы и тороплюсь.

Второго ученика Учитель спросил:
- Ты всегда выполняешь свои обещания?
- Да, – ответил ученик, – чего бы мне это ни стоило!

Третьему ученику Учитель задал вопрос:
- Ты сам всегда конкретен в своих высказываниях?
- Абсолютно! – воскликнул третий ученик.

- А теперь представьте, – сказал Учитель, – что вам не нужно никуда спешить, совершенно необязательно отвечать за свои слова и можно говорить общими словами, практически ни о чем.

Каждый из учеников подумал о своем, и, увидев, как все трое задумчиво опустили головы, Учитель продолжил:
- Нас больше всего раздражает в других то, чего мы сами не можем себе позволить. Мы думаем, что это проблемы, но гораздо чаще это наша зависть. Не нужно злиться на ближнего - ищите ответ в себе...



Источник: http://www.rodoswet.ru/pritcha-nas-bolshe-vsego-razdrazhaet-v-drugix-to/



Процитировано 1 раз

Без заголовка

Вторник, 22 Января 2013 г. 14:17 + в цитатник


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Суббота, 12 Января 2013 г. 08:08 + в цитатник

  Ох, давненько я здесь не бывал! Хвороба проклятая. С Новым Годом Вас! Здоровья и, конечно , счастья!



Понравилось: 1 пользователю

БОГИНЯ!

Вторник, 24 Апреля 2012 г. 14:08 + в цитатник

БОГИНЯ!

 

О, ты, непревзойдённая богиня!

Смотрю я на тебя, свой рот разиня.

И голос чуден твой, как рёв «Катюши»,

Я слушаю тебя, развесив уши.

 

Когда ж осмелюсь подойти я близко,

Твой пылкий нрав мне пламенит пиписку.

А стоит стана твоего коснуться,

Как руки мои сильные трясутся.

 

Но, словно кролик, как к удаву в пасть,

К тебе я лезу, не боясь пропасть.

Ох, до чего ж меня приворожила!

Какая ж в тебе дьявольская сила!

 

О, домна, в чьём нутре варю я сталь!

 

Михаил Романенко

21.09.1989 г.   г. Липецк

Рубрики:  Мои стихи. И в шутку, и всерьёз.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Я ДОЛЖЕН ЛГАТЬ?

Пятница, 20 Апреля 2012 г. 13:50 + в цитатник

Я   ДОЛЖЕН   ЛГАТЬ?

 

Я каждый день кому-то должен лгать

И не один раз, а помногу на день.

И не могу я правды всей сказать.

Неужто мой язык для лжи мне даден?

 

Когда иду в кино – мне нужно лгать.

С любимой встретиться – опять, конечно, лгу.

С друзьями не побыть – коль не соврать!

И всюду вру я, вру я, вру и вру.

 

Я весь во лжи, я изолгался – плут.

Порой я даже сам не различаю,

Где ложь, где правда. И когда мне лгут,

На ложь я новой ложью отвечаю.

 

Бывает, говорят, святая ложь

Во имя Жизни, Родины, Свободы.

Пусть будет так. Но отчего ж ты лжёшь,

Когда нет туч на чистом небосводе?

 

Солгавший раз солжёт ещё не раз.

И ложь нас оплела, как паутина.

Ложь многолика и сладка для нас.

Лишь Правда непорочна и едина.

 

Михаил Романенко

28.03.1989 г.   пос. Купавна  Московской обл.

 

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

РАЗГОВОР С СОБОЙ

Пятница, 20 Апреля 2012 г. 13:19 + в цитатник

РАЗГОВОР  С  СОБОЙ

 

Не хочет верить мне любимая.

Хоть разорвись, хоть застрелись!

А ночь зимой такая длинная,

Пришла пора – и спать ложись.

 

Один…Ну, что ж, не очень нравится

Тебе такое вот житьё?

Чего скулишь? Чего уж плакаться –

Ведь, в жизни каждому своё.

 

Ведь, ты ж хотел свободы, вольницы,

Тебя замучил нрав жены!

Так почему ж ты бродишь в горнице,

Когда все спят и видят сны?

 

Михаил Романенко

17.02.1990 г.  пос. Купавна Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

ЖИТИЕ НЕСВЯТЫХ. ГЛ. 22 МОИ РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ АРМИИ

Пятница, 20 Апреля 2012 г. 11:41 + в цитатник

Гл. 22   МОИ   РАЗМЫШЛЕНИЯ

  ОБ   АРМИИ

 

    Итак, два с половиной года своей молодой жизни я провёл в армии. Что она мне дала?

    Напомню, что ушёл в армию я совершенно осознанно, практически по собственному желанию. Поскольку не знал, какой жизненный путь избрать и полагал, что в армии я с этим разберусь. Не разобрался. Каким ушёл, таким и пришёл. Опять впереди были сплошные неясности.

    Стал ли я мудрее, опытнее?  Да не сказал бы. Особой мудрости там не наберёшься. Все два с половиной года мы изучали одну-единственную книгу «На страже Родины» и  Уставы. Очень чётко поняли одну армейскую истину: «Ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак». Содержать себя в порядке  я и до армии умел. В смысле стирать, штопать и чистить зубы. Разве что портянки наматывать в армии научился.

    Некоторый плюс -  несмотря на скудное и невкусное питание, мы все физически окрепли. Я, например, ушёл в армию с весом 72 кг, а вернулся  уже с весом 82 кг. Причём, это был не жир, а мышцы, и весьма неплохие.

    Познали мы в армии и самодурство командиров, и цену свободе. Чем-то, даже очень многим,  армия того времени у меня ассоциируется с «зоной». Нам, по сути, дали «срок», и мы его отмотали.

    Когда я вернулся из армии  и узнал, что изменилось в жизни моих товарищей и знакомых, то понял, что два с половиной года своей жизни я потерял. Кто-то успешно учился в ВУЗе, кто-то начал работать и пошёл вверх. Некоторые женились на девушках, которые не смогли дождаться своих солдат. А зачем я служил? Для чего? Во имя чего? Пусть не для меня лично, а для Родины? Не уверен до сих пор, что я принёс Родине большую пользу. И вот почему.

    Я спрашиваю себя, а насколько нас подготовили к войне, не дай Бог тому случиться? А ни хрена мы не были готовы!

    Научился ли я стрелять? Сто выстрелов за всю службу лёжа, долго целясь, по неподвижным мишеням. Что-то маловато будет. В реальной войне некогда целиться, враг ждать не будет. Я ни разу не стрелял очередью от живота, не целясь, когда на это времени не будет. И по движущейся мишени тоже.

    Сколько раз я бросал гранату? Раз пять, но какую? С деревянной ручкой, как в школе. А настоящей гранаты я вообще никогда в руках не держал.

     Я ни разу не видел в армии ни миномёта, ни БМП, ни танка, ни пушку.И как с ними обращаться, мне до сих пор неведомо.

     Я ни разу не копал окоп, чтобы в нём можно было укрыться.

     Нам никто никогда не показывал, как вести себя в ближнем бою, в рукопашной. Как правильно и надёжно зарезать, задушить противника, если потребуется. Может, боялись, что на воле мы станем душегубами? Так теперь в кино и по телевизору все эти приёмы прекрасно показывают. Теперь и я уже кое-чего знаю, спасибо, научили телевизионщики.

     Нас усиленно гоняли строевым шагом, готовили к смотрам. Ну да, на войне – главное, уметь ходить строевым шагом, без этого разве победишь?

     Нас не научили совершать марш-броски с полной амуницией километров этак на сорок, а потом, не переведя дух, с ходу вступить в бой.

     И зачем посылать на службу в армию из Подмосковья в Иркутск, из Украины в Москву, из Казахстана на Северную Землю – лишь бы подальше от дома? Чтобы не сбежали домой? Или чтобы напрочь забыли, что такое дом? Почему бы мне не служить рядом с домом? В полукилометре от моей деревни Пестово до сих пор стоит войсковая часть с антенным полем. Разве я там не мог бы пригодиться со своим техническим образованием? А вокруг в лесах – тоже всё в колючей проволоке, в/ч на в/ч. Так нет, очень надо было меня в Казахстан отправить!  А в посёлок Заря – штаб войск ПВО страны хохлов пригнать.

     Можете сказать, а зачем вам, телефонистам, глубокие знания военной науки? Ваше дело – связь. Ну, тогда почему мы ни разу не вышли в поле на учения, чтобы проложить телефонные линии, поставить коммутаторы, включить дизельную установку для питания? Я до сих пор не знаю, где у неё зад, где перёд.

     Наверно, наши генералы и маршалы полагали, что наша АТС будет ездить за нами по линии фронта, и никто её не обидит. Впрочем, теперь наша прежняя телефония безнадёжно устарела и никому не нужна.

     Не повторится ли в таком случае с нашей боевой подготовкой то, что произошло в начале Великой Отечественной войны? Когда сотни тысяч плохо обученных, плохо вооружённых бойцов сложили свои головы в первые же часы и дни войны? Боюсь, что может повториться.

      Можно служить в армии и три года, и пять, и семь лет, но ничему толком не научиться. Потому что мы красили траву зелёным цветом перед приездом начальства, усиленно топали на плацу, ездили в колхозы на уборку картошки, строили генералам, да что там генералам – обычным прапорщикам дачи, выполняли великое множество других хозяйственных работ, никак не укрепляющих военное могущество нашего государства. На Байконуре при нашей в/ч в степи была бахча, на ней работали солдаты и  выращивали арбузы, но мы их не видели. У нас также была своя теплица, там тоже работали солдаты, но овощей мы не видели. Как же это было удобно для многих! И как-то слегка напоминает ГУЛАГ. Ведь платили солдату 3 рубля 80 копеек в месяц. И был он абсолютно бесправен. Дармовая сила.

    Сейчас у нас перешли на годичный срок службы. Солдаты теперь не стирают х/б, не работают в нарядах на кухне, не привлекаются на посторонние хозяйственные работы, им улучшили питание. Они звонят домой по мобильному телефону. И они заняты теперь только изучением Военного Дела. Я специально поставил заглавные буквы, чтобы подчеркнуть, для чего их собственно призвали на службу. Очень хочется верить, что они этим и заняты. То там, то здесь появляются сообщения о чудовищной дедовщине в армии и беспределе со стороны офицеров, гибели солдат. Да, это очень печально и, кстати, уголовно наказуемо. А что вы хотите, дорогие, чтобы в армии был идеальный порядок, когда в обществе бардак? А армия – слепок нашего общества. Мы имеем в армии те отношения, которые имеем в обществе. И по-другому не получится. И в пику взбудораженным родителям могу сказать – растить надо мужчин, а не компьютерных дистрофиков и инфантильных акселератов.

    В мою бытность в армии тоже случались трагедии. Молодой солдатик, который был в моём отделении и проходил курс молодого бойца, через два месяца нелепо погиб. Он попал в фельдъегерскую службу. Прыгая с кузова грузовика на землю, ударил о землю прикладом автомата и прошил себя очередью. Почему-то автомат был не на предохранителе. Другой – из тех же западных украинцев оказался размазнёй, сопляком, маменькиным сынком, не готовым к самостоятельной жизни вообще и к службе в армии в частности. Как говорят, не вылезал из нарядов. Повёл я роту в воскресение в кино, а сержант оставил этого бедолагу в казарме отрабатывать внеочередной наряд. Этот парень похлюпал носом и куда-то ушёл. Искали его всей ротой всю ночь. Нашли под утро повесившимся. Кто виноват? Да никто! Никакой дедовщины не было и наказан он был за дело. Просто парень слабаком оказался. А вот ещё нечаянная гибель в нашей роте. Два солдата из кабельного взвода красили изнутри колодец. По технике безопасности один обязательно должен был быть наверху. Но нарушили, зачем-то влезли в колодец оба. Отравились парами краски, оба погибли. Кого винить?

    Лично я чуть не погиб под кирпичами, когда сломался грузовик. Об этом я уже рассказывал.

    Могут сказать – ну, вот, мы детей в армию отдаём, а они гибнут. Да, гибнут. Как и на гражданке, между прочим. Пусть мне приведут достоверную статистику, сколько гибнет на службе в армии, а сколько на воле. В пьяной драке, на стройке, в автомобильной аварии, на мотоциклах и мопедах, просто купаясь в озере, из-за наркотиков и по другим причинам. И тогда сравним. Я не думаю, что армия будет в таком случае выглядеть этаким монстром, пожирающим молодые души.

     Какой бы я хотел видеть нашу армию? Не нужны нам миллионы солдат для бестолковых занятий. Нужны специалисты, очень хорошие специалисты. Контрактники с очень хорошей зарплатой. Ибо они в любой момент рискуют жизнью. И нужно их не миллионы, а, может быть, всего сотня тысяч. Хорошо обученные, великолепно оснащённые. Сдвиги в эту сторону пошли, но, насколько существенные, не могу судить. Не знаю истинного положения вещей. Как пример, приведу опыт Израиля. Там служат всего полгода, причём, девушки тоже. Вечером идут домой, на выходные тоже. Но не думаю, что они обучены хуже наших солдат, которые служат теперь всего год. В Израиле таким образом проходит военную подготовку практически всё население, после чего оно попадает в разряд резервистов. И в считанные часы готово многократно увеличить численность армии.

    Я думаю, что придёт такое время, когда мы сможем гордиться своей армией, верить ей, осознавать, что мы надёжно защищены. А служба в армии станет по-настоящему почётной и престижной. А  для этого нужны немалые деньги. Иначе и быть не может. Тот народ, который плохо кормит свою армию, будет кормить чужую.

   И всё же я не жалею, что мне пришлось послужить в армии. Иначе бы, что я  о ней знал и мог сказать? Мнение моё, конечно, субъективное. У кого-то было не так. Может, хуже, а, может, лучше. Ведь, все мы разные и живём по-разному.

   

   

 

Рубрики:  Житие несвятых

Метки:  

СТАРИКИ

Пятница, 20 Апреля 2012 г. 10:29 + в цитатник

CТАРИКИ

 

   Вот уже несколько лет я недалеко от своего дома вижу пару стариков. Они прогуливаются по тротуару в любое время года возле одного и того же дома. У обоих палочки, у мужчины в правой руке, у женщины – в левой. Идут они очень медленно, старческой походкой, сгорбившись и держась за руки.

    Всегда идут молча. Сто метров в одну сторону, потом медленный, осторожный разворот, сто метров в другую сторону и обратно. Видимо, живут они в этом самом доме и далеко от дома не уходят.

    Я никогда никого не видел рядом с ними. Я ничего о них не знаю. Часто хочется подойти, заговорить, но я сдерживаю себя. Зачем? Из-за простого любопытства? А если им нужна помощь, готов ли я оказать её? Я сам много лет болен, уже и не знаю, чего лечить и стоит ли. У жены обнаружилась жестокая и коварная болезнь, на лечение которой нужны бешеные деньги, а лечение практически бесполезно. Хватает своих проблем и с детьми, и с внуками.

    По этой причине я малодушно прохожу мимо и не заговариваю со стариками. Вот и эти фото я сделал тайком от них.

    А, может, у них всё хорошо? Может, у них такая счастливая старость? Рука об руку. Молча. Но в любви друг к  другу.

    А кошки на душе всё же скребут.

 

 

DSC01366 (700x525, 156Kb)

DSC01368 (700x525, 134Kb)

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

ЖИТИЕ НЕСВЯТЫХ. Гл. 21 АРМИЯ. ПОСЛЕДНИЙ ГОД

Вторник, 17 Апреля 2012 г. 22:42 + в цитатник

Гл. 21   АРМИЯ.

ПОСЛЕДНИЙ   ГОД

 

    Весь преисполненный счастьем, я ехал домой в отпуск на неделю. Дело было летом. Ну, куда же лучше?

    Родители продолжали работать в ДК.  Люба уже пошла в школу, окончила первый класс. Только училась она теперь не в Федурнове, а в колхозном Агрогородке, в большой новой десятилетней школе.

    Дни отпуска пролетели мгновенно. Пару раз пришлось съездить в Балашихинский военкомат, чтобы отметить прибытие и убытие. Выдрессированный в Переславль-Залесском и на Байконуре, я на «автомате» почти непрерывно отдавал честь встречающимся на пути офицерам, а они на меня вообще не реагировали. При виде генерала сердце уходило в пятки. Но их в Москве было, как семечек. Страшнее генералов был воинский патруль, останавливали, но всё обошлось.

    Вернулся к месту службы. А тут в роте наметились преобразования. Наш старшина роты – «макаронник» - уходил на пенсию. Командир роты майор Шумляк предложил мне  место старшины роты. Именно предложил. Я был в большом замешательстве. Мне никак не хотелось становиться военноначальником, у меня вообще никогда в жизни не было стремления к лидерству. Тут меня стал «обрабатывать» старший сержант Сашка Шрейдер, мой дружок, который вот-вот должен был уйти на дембель. – «Да ты что? Соглашайся! Будешь жить, как кум королю!»  Я и согласился.

    Присвоили мне звание «старший сержант» и дали роту – 120 вояк, четыре взвода. И стал я им «отцом родным». Как и положено, у меня была каптёрка с каптенармусом Ванькой по фамилии Штык, ростом под два метра. С ним мы сдружились и друг друга не обижали.

    Теперь у меня добавилось обязанностей. Выводил роту на утреннюю зарядку, водил в столовую, в кино, в баню. Проводил вечернюю поверку, был старшим в суточном кухонном наряде, заместителем начальника караула. Я должен был непрерывно следить за поддержанием порядка в казарме, выполнением ремонтных и других хозяйственных работ. В соответствии с графиком менять обмундирование, постельное бельё, обеспечивать сохранность оружия и противогазов в пирамидах. И так далее. После шести вечера и до утра я оставался для своих подчинённых самым главным командиром.

    Теперь утром дневальный будил меня за полчаса до общего подъёма, а спать я ложился на полчаса - час позже всей роты, пока все не угомонятся.

    Получил ли я от этой должности плюсы? Было и такое, но немного. К примеру, приведя роту в столовую и убедившись, что всё в порядке, я садился за отдельный стол, где меня ждала так называемая «диета». Как-то так получилось, что у нас хворал один парнишка, ему назначили эту самую диету, потом его комиссовали, а диету снять забыли, и она осталась при роте. В чём состояла эта диета? Вместо  суточной нормы сливочного масла в 20 грамм в ней было 50 грамм. И немного больше сахара, чем остальным. Всё!

    Я неспешно поедал свою порцию с «диетой», а рота к тому времени уже заканчивала «приём пищи» - так это действо в армии называлось. Тогда я давал команду сержантам вести своё «войско» повзводно в казарму, а сам не спеша доедал и шёл один.

    Вот, пожалуй, и весь плюс.

    Такая служба скорее меня обременяла, чем радовала. Приходилось отвечать за всё и за всех. Убивала зачастую «дубовость» некоторых вынужденных действий. К примеру, однажды стало известно, что завтра приезжает комиссия с проверкой.  Командир роты в срочном порядке приказал покрасить в казарме полы. Приказы не обсуждают, а выполняют.

     Сдвинули кровати, тумбочки, покрасили. А дело к вечеру, где спать-то? Краска ещё к пальцам липнет. Но получаю новую команду – поставить кровати и тумбочки на место. Поставили. Можете себе представить, что стало с полом? Лучше не представлять.

    А на другой день приезжает комиссия. - Ну, как, солдатики, служба, как живёте? -  Отлично! - А чего-то старшина такой невесёлый? И почему так неуютно и грязно в казарме? Что ж я так плохо службу несу? -  И давай со мной вести задушевный разговор. Мол, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. -  Ну, я и выдал полковнику, что к власти не стремился и что лучше быть хорошим солдатом, чем плохим старшиной. Привёл в пример своего дядю Серёжу, который работал простым плотником на стройке, а при этом был почётным гражданином города. Полковник речь мою законспектировал, а потом на дембеле это мне слегка аукнулось. При увольнении в запас всем старшинам рот, срочникам, вроде меня, присвоили звание «старшина». Всем, кроме меня.

    Поскольку я стал «большим» начальником, то у меня появились и прихлебатели, и новые друзья, и враги. Но для всех очаровательным не будешь. Пришлось «показать зубы». В армии в это время пошла реформа, стали переходить с трёх лет службы на два. И потому как-то вдруг «стариков» стало больше, чем молодых. Причём, самыми отъявленными «стариками» стали вновь испечённые. Этим «войском» стало трудно  управлять. Чуть что, гонор – пусть, мол, молодые пашут.

    Устроило мне моё «войско» проверку на «вшивость». Повёл я как-то роту на вечернюю прогулку перед отбоем. А через неделю строевой смотр. Пройти нужно слаженно, песню ротную спеть. А, коли так, нужно тренироваться. Даю команду «Строевым, марш! Запевай!» Строевой шаг ещё кое-как изобразили, а не поют. Повторяю команду ещё раз – не поют. Дальше просто – разделяй и властвуй! Помните наш бунт в Переславль-Залесском? Ладно. «Первая шеренга, запевай!» Молчат. Дальше тоже просто. Дать команду одному человеку, правофланговому, например. А это Ванька Штык, каптёр мой. Пожалел я его, не стал мурыжить. Сделал по-другому. Дал команду «Вольно, разойдись! Строиться повзводно!» Сел на скамеечку, а сержантам приказал походить передо мной со своими взводами строевым шагом минут двадцать. Потом опять построил роту в одну колонну, опять даю команду «Запевай!» Опять не поют. Я снова на скамеечку, снова передо мной туда - сюда топают. Прибегает дежурный офицер по части. Мол, что тут происходит? Уже час, как  отбой! – Да, ничего, бунтуют, не поют. – Ну, ты, смотри, поосторожнее, не пережимай, Устав нарушаешь.

     Да знаю я, что нарушаю. Да только, если не я их, то они меня. А, если сломают, тогда всерьёз никто меня считать  не будет. На третий или четвёртый раз (а дело уже к полуночи) из задних рядов колонны, где плетутся «старики» и всякие немощные, голос: «Запевай, салаги, спать хочется». Запели!

    Ладно, отправил роту в казарму спать. Больше меня не испытывали.

    Был, правда, ещё один случай, помогший мне утвердиться. И днём, и на вечерней поверке я порой раздавал наряды вне очереди умышленно. Нужны были внеочередники для какой-нибудь работы. Однажды мы готовились к наряду на кухню. Для этого нужно было привести в порядок старое х/б. Оно, хоть и старое, должно было быть чистым и без дыр. Следовательно, его надо было постирать. Спрашиваю у сержантов, сколько у них провинившихся внеочередников. Маловато оказалось. Нужно добавить. Иду на вечерней поверке перед строем. Так, сапоги пыльные – один наряд вне очереди. Подворотничок грязный – и тебе один. Ремень крутанул за пряжку, провернул два раза – два наряда. Дошла очередь до Гнатюка, того самого, Швейка нашего, чего-то и ему от меня досталось. А он ухмыльнулся – хоть десять нарядов! Так и сказал перед всем строем. «Выйти из строя! Кругом! Три наряда вне очереди за ответ не по Уставу». Он ещё раз хмыкнул. «Рота, смирно! От имени командира роты объявляю трое суток гауптвахты! Встать в строй!»

     Не имел я на это права. Три наряда вне очереди – мой потолок. А на гауптвахту только офицер мог направить. Доложил утром майору. А он: «Немедленно веди на губу!» Оприходовал я голубчика на губу, отсидел тот, больше со мной не шутил.

    Ещё более меня ребята зауважали. А кто-то и побаиваться стал.

    Был ещё один неприятный эпизод. На Новый Год ребята на узле связи пьянку организовали, дежурный офицер их застукал, потом комиссия приезжала, разбиралась. А кому-то из ребят в голову пришло, что я их «заложил». А дело-то трибуналом пахло, как-никак боевое дежурство. Занимаюсь я вечерком в личное время с гантелями, подходит ко мне делегат от «стариков» и заявляет, что они меня, суку, уделают за донос. Я аж оторопел от неожиданности. А потом и говорю ему: «Если у тебя мозгов нет, то мне тебя и жалеть нечего. Ещё одно слово, и я вот этой гантелей проломлю тебе башку!» Видно, прозвучало убедительно. По крайней мере, с этой претензией ко мне никто больше не подходил. Потом на дембель ехали в одном поезде, всё было тихо, мирно.

    Про выпивку хочу сказать. Случался такой грех и у меня. Особенно, как старшиной стал. В казарме никто мне не указ, каптёрка есть, никто без моего ведома не войдёт. После отбоя собиралась там узкая компания: я, каптёр Ванька Штык, Толик Федоренко, водитель Медведев. То День рождения у кого, то просто так. Нечасто это было, но бывало. Водку иногда покупали в городе, а иногда сердобольные друзья и родственники присылали из дома в банках вместо компота или резиновых грелках. Прислали такую грелку Федоренко. А жара была, духота! В грелке – самогон с жуткой резиновой вонью. Выпили, Федоренко тут же вырвало. Но нет, налил себе вторую. Не пропадать же добру!

    А однажды после таких посиделок пошли спать. Только улеглись – тревога! Откуда она взялась, никто ничего и не знал заранее. Все забегали, открываются пирамиды с оружием, противогазами, рота бегом на плац. Ванька Штык сразу же одеколончиком во рту лакернул, а я нет. Построились на плацу, офицеры набежали, командир роты. А я, как старшина, не в строю стою, а поодаль. Командир роты подходит, а я за строй прячусь. Он на один угол, а я на другой – по диагонали, на безопасном расстоянии. Ванька Штык – правофланговый в первой шеренге, деваться некуда. Подходит наш майор к нему.- «Да ты пьян!» - « Никак нет, товарищ майор» - «А ну-ка, дыхни!» И подносит к нему гранёный стакан, который майор всегда носил в кармане. Штык дыхнул в стакан, майор понюхал из стакана.- «Да точно, пьян! А ну, признавайся!» - «Никак нет, товарищ майор! Зуб разболелся, одеколоном прижёг». Отвертелся Штык. Тревога была учебной, нас быстро отправили в казарму. А меня так и не засекли.

    Старшиной роты я не раз ходил в наряд дежурным по кухне. Со мной ещё человек тридцать солдат. Это самый тяжёлый наряд, который я знаю. Я уже рассказывал, что в столовой питалось до трёх тысяч человек в две-три смены. Готовили солдаты, о качестве блюд лучше помолчать. Непрерывное мытьё посуды, уборка помещения. Всё это, как в угаре. А вечером после ужина – чистка картошки. Целый самосвал! Этак до трёх-четырёх часов утра. А в пять утра снова в бой. Практически сутки на ногах. Уматывались в усмерть. Я, как дежурный, за всем этим следил и этим руководил. У меня была раскладка пайков на сутки – какому подразделению и сколько порций выдать. Если что-то оставалось, то раздавалось рабочим наряда как доппаёк.  Днём один раз уже все отобедали, небольшое затишье, мои ребята потащили по углам кисель в чайниках, рыбу. И вдруг является невесть откуда взявшаяся рота, около 150 человек. Вроде, как со стрельб приехали. Я в список заглянул, точно, пропустил их, не заметил. Ё - моё! Чего делать-то, чем кормить? Повара мне, не парься, сейчас что-нибудь придумаем. В чан с остатками киселя на дне бухнули 50 литров кипятка. К остаткам рыбы чего-то добавили. Получилось всего мало и очень жиденько. Солдаты поворчали – поворчали, да делать нечего, поели и ушли. Пронесло!

    Устраивал я своим бойцам и проверки, чтобы на службе не дремали. Ежесуточно в казарме были дневальные. У тумбочки на входе при телефоне стоять, полы мыть, блюсти порядок, охранять имущество и оружие. Пирамиды с оружием стояли так, что дневальному у тумбочки их не было видно. Они запирались изнутри на защёлки, а потом снаружи на замки. Оружие почти каждый день чистили, поэтому запирать всё как положено не хотелось или не делалось по невнимательности. Однажды ночью, проходя мимо пирамид, я проверил надёжность их закрытия. Оказалось, что изнутри заперто плохо. Я оттянул дверцу и вытащил три автомата АК-47, отнёс в каптёрку. На следующий день менялись дневальные. Доложили мне, что наряд службу сдал, новый наряд службу принял. «Как с оружием», - спрашиваю – «Всё в порядке?» - «Так точно!» - «Открывай пирамиды». Открыли, трёх автоматов нет. – «И где они?» Бойцы чуть в штаны не наложили. Помучил я их немного да сжалился. Принёс автоматы, поставил на место. – «Урок вам впредь будет».

    Оружие мы чистили до одури. Так, чтобы на белоснежной ткани, если где-то провести ею, и следов не оставалось. А стреляли очень редко, раз в полгода. Три патрона пристрелочных, десять зачётных. Раз интересный эпизод произошёл. Стреляли в пустыне. Как и положено, огневой рубеж, а за ним в трёхстах метрах ров, в котором сидят солдаты, показывающие мишени. Отстрелялась наша рота, другие. Часа три стреляли. Закончили. Солдаты с мишенями возвращаются. И вдруг из-под их ног заяц выскакивает и что есть мочи в сторону бежит. Наш лейтенант хватает автомат и очередью по косому. Да, куда там! Он же зигзагами, по всем правилам бежит. Это же какого страху заяц за три часа стрельб натерпелся?

    Было такое понятие – дембельский аккорд. Это для тех, кто хотел демобилизоваться пораньше. Предлагалась какая-то грязная работа, по окончании которой можно было уехать домой пораньше. У нас такой работой была чистка полкового сортира. Через отверстия в бетоне, предназначенные для отправления естественных надобностей, дембеля вынимали дерьмо. Потом они наняли ассенизаторскую машину, с её помощью дело пошло быстрее. Огромные кучи сапог, портянок и прочего складывали по одну сторону. Такую же огромную кучу бутылок сложили по другую сторону. В итоге они настолько углубились в недра сортира, что уже ходили внутри его. Да, свобода добывалась нелёгким трудом.  Я в этом деле не участвовал не из брезгливости. Просто мне этого никто не предлагал, так как я был старшиной роты.

    Демобилизовался я 14 июня 1968 года. Отслужил не три и не два года, а два с половиной. Наш дембельский эшелон, вагонов около десяти, целый поезд, выглядел, как сборище анархистов батьки Махно. Украшенный ветвями, флагами, плакатами «Где же ты, Маруся, с кем теперь гуляешь?», «Вся власть Советам» и другими, с пьяными и полупьяными солдатами, он довёз нас до Саратова. А дальше уж кто куда. Сверх меры пьяные и дебоширы возвращались патрулём в свои части дослуживать ещё пару-тройку месяцев.

Рубрики:  Житие несвятых

Метки:  

КАК ЖЕ НАС ЛЮБЯТ В БАНКАХ!

Вторник, 17 Апреля 2012 г. 17:12 + в цитатник


   В банках я бываю не часто. С моей очень хорошей, но очень маленькой пенсией делать там особенно нечего. Но всё же иногда приходится. Налоги уплатить, к примеру. Всегда поражало обилие очередей к каждому окошку. В советские времена так за колбасой стояли.

    Не был несколько месяцев. Сегодня зашёл. Случай у меня такой. Ещё летом купил электроскутер, он скоропостижно сломался и в сентябре прошлого года был отдан мною в гарантийной ремонт. С тех пор судьба электроскутера мне неизвестна. На мои многочисленные звонки меня кормят обещаниями и абсолютно ничего внятного сказать не могут. Надоело это мне до чёртиков , и я готовлю документы в суд.
 

   Вот и зашёл потому в банк. Захотел выяснить, а могу ли я требовать сумму причинённого мне ущерба перечислить на мою пенсионную пластиковую карточку. Банк встретил меня громким чётким объявлением : "Абонент номер такой-то, подойдите к окну номер такому-то!" Красиво! Прямо, как на вокзале, когда объявляют отправление поездов..

   Смотрю, со скамеечек вдоль зала отделяется личность и идёт к указанному окну. Блеск! Но я же сразу не въехал в тему, как нынче говорят. Вижу свободное окошко, над ним надпись о том, что здесь проводятся операции с пластиковыми картами. Подхожу, любезно здороваюсь, любезно задаю вопрос на мою тему. Мне любезно отвечают, что да, пожалуйста. -  Ну, так дайте мне реквизиты банка. - На что мне так же любезно отвечают. - А пройдите, пожалуйста,  к терминалу, оплатите, получите жетон с номером и вас вызовут к окошку. - А сколько же это будет стоить? - Сто рублей. - Спасибо, зайду попозже.
 

   Это же благодать теперь какая! Пришёл, сунул денежку в ящик и спокойно жди на скамеечке, когда тебя позовут.

    А не нужно ли вам, наши драгоценные и бесценные работники Сбербанка г. Курчатова, стульчики электробогревом оборудовать и чтобы мы за это заплатили? И за вредность тоже. Всё же с деньгами работаете, а на них сплошные микробы!

    Либо я тупой, либо заблуждаюсь, но, по-моему, реквизиты банка должны стопочкой лежать у каждого окошка и раздаваться бесплатно дабы привлекать новых клиентов. Если не так, тогда...


  Тогда  надо такое начинание развивать и вширь и вглубь! В Пенсионном фонде, в милиции (пардон, полиции), в поликлинике, в любом государственном учреждении. Да чего там! Поставить у каждого подъезда по швейцару и всего-то за какую-то сотню рублей можешь попасть к себе в квартиру. Вот какое широкое поле деятельности открывается!


    Что касается моего частного случая, то меня на мякине не проведёшь. Все реквизиты банка я возьму из Интернета. Ну, а кого Интернета нет, се ля ви - плати!



Метки:  

МОЯ РАБОТА

Среда, 11 Апреля 2012 г. 16:50 + в цитатник

МОЯ   РАБОТА

 

И вот сажусь я за верстак,

Где ждёт любимая работа.

Без всяких шуток -  это так.

И мне она, как псу охота.

 

Гудит натруженно мотор,

Ворчит фреза то зло, то звонко.

И сам с собою разговор

Я затеваю потихоньку.

 

Все впечатленья дня в ряду

Неторопливо сортирую.

В которых боль и зло – кладу

На полку самую плохую,

 

На ту, что дальше, в темноте.

А вверх, на самом видном месте

Кладу я впечатленья те,

Что, согревая душу, светят.

 

Всё. Разложил. Теперь немного

Подумаю, как дальше жить,

Что сделать завтра, что не трогать.

Тут сразу, с ходу не решить.

 

Душистый запах смоляной

Слегка пьянит и будоражит.

И спорить некому со мной,

Никто ни «да», ни «нет» не скажет.

 

За разговором незаметно

Работа не стоит, идёт.

На что я мог, себе ответил.

И понеслась душа в полёт!

 

Мечтать! О море, светлом лете,

О счастьи, о сияньи глаз.

О том, какими станут дети.

О тех, кто ждёт и любит нас.

 

О том, что надо бы в театр

Сходить. Ведь, не был целый год.

Забыл уж, как играют в карты.

И как же хочется в поход!

 

Где озорство и звон гитары,

Где так уютно у костра.

И где ночные тары - бары

Идут до самого утра.

 

Тем временем фреза не дремлет.

Мечта – мечтой, а не зевай!

Жужжит, грызёт, опилки мелет –

Ты пальцы ей не подставляй!

 

Она зубаста, словно щука.

Коварна, как прекрасный пол.

Бросок! И вот тебе наука -

Полпальца отлетит на стол.

 

Да, с этим делом здесь сурово.

Мечтай – но дело не забудь.

И, если хочешь быть здоровым,

То осторожным прежде будь.

 

Ну, вот, и славно поработал.

Устал – опилок, щепок груда.

Ну, а в награду – вот, готово,

Руками созданное чудо.

 

Михаил Романенко

16.01.1991 г.   дер. Пестово  Московской обл.
 

 

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

БУНТОВЩИК

Среда, 11 Апреля 2012 г. 16:17 + в цитатник

БУНТОВЩИК

 

Единственная заповедь - "гори!"

Твой Бог в тебе

И не ищи другого

Ни в небесах, ни на земле;

Проверь
Весь внешний мир:

Везде закон, причинность,

Но нет любви:

Её источник - ТЫ!

Бог есть любовь.

 

Максимилиан Волошин

25 января 1923 года

 

 

 

 

Рубрики:  Поэзия

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

УЖЕ СТИХАЕТ НОВАЯ ЛЮБОВЬ

Вторник, 10 Апреля 2012 г. 15:24 + в цитатник

УЖЕ   СТИХАЕТ

  НОВАЯ   ЛЮБОВЬ

 

Уже стихает новая любовь,

И сердце уж не так к тебе стремится.

Но, если суждено влюбиться вновь,

В одну тебя хотел бы я влюбиться.

 

Нет, никогда тебя мне не забыть,

И образ твой мне дорог бесконечно.

Но, если суждено разлуке быть,

Я помнить наши встречи буду вечно.

 

Михаил Романенко

06.04.1989 г.  г. Железнодорожный  Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Я ВЫТРАВИЛ В СВОЕЙ ДУШЕ РАБА

Вторник, 10 Апреля 2012 г. 13:33 + в цитатник

Я   ВЫТРАВИЛ

  В   СВОЕЙ   ДУШЕ   РАБА

 

Я вытравил в своей душе раба.

Теперь свободен, и моя судьба

Находится теперь в моих руках.

И мне неведом будет больше страх.

 

Успел я в жизни много потерять,

Но я сумел всё заново начать

Или продолжить, чувства не тая –

Хочу люблю иль ненавижу я.

 

Теперь свободным воздухом дышу

И радость жизни в сердце я ношу.

И мне не страшно то, что болен я –

Здорова и сильна душа моя.

 

Мне интересней стало, радостнее жить.

И ни к чему мне о потерянном тужить.

Да, ничего-то я не потерял –

Богаче и сильней теперь я стал. 

 

Михаил Романенко

14.09.1989 г.  пос.Купавна  Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

ЖИТИЕ НЕСВЯТЫХ. Гл. 20 АРМИЯ. БАЙКОНУР

Вторник, 10 Апреля 2012 г. 08:57 + в цитатник

Гл. 20   АРМИЯ.   БАЙКОНУР

 

    Моя служба на Байконуре началась с того, ради чего нас учили 8 месяцев в Переславль-Залесском. Наша рота обслуживала городскую телефонную станцию типа АТС-47. Две последних цифры указывают на год разработки АТС. Это релейное чудище располагалось в центре города вблизи от наиболее значимых для его обитателей мест – гарнизонной офицерской столовой, по совместительству Дома офицеров, и городского, аж четырёхэтажного универмага. АТС занимала двухэтажное здание и обслуживала не только военные линии связи, но и весь город. Помимо непосредственного дежурства на АТС, один из взводов нашей роты занимался прокладкой и ремонтом подземных кабельных телефонных линий, а другой – устранением повреждений на наземных и воздушных линиях (чердаки, подвалы и др.) и ремонтом телефонных аппаратов.

     В здании АТС стояли также и телефонные коммутаторы, на которых работали женщины – молодые девушки-контрактники и жёны офицеров. Работали они только днём. Видимо, доверять их достоинство и честь солдатам в ночное время было опасным.

     Солдаты дежурили на АТС круглосуточно сменами по 12 часов. По правилам необходимо было иметь три смены, на практике же их было только две, людей не хватало. Пересменка проходила в 8 часов вечера и в 8 часов утра. Отдежурившая смена приходила в казарму, завтракала и ложилась спать до обеда. Новая смена (читай та, которая вернулась с ночи) имела право поспать пару часов перед ужином. А поскольку смен было только две плюс ещё несколько человек в резерве, то в казарме всё время кто-то спал. Вот я поначалу и попал в этот переплёт. И мне сразу это сильно не понравилось. Голова от такой жизни чугунная, все времена суток смешались. А старожилы привыкли, втянулись. Чрезвычайно редко по этой причине они участвовали в каких-либо занятиях, строевой подготовке, марш-бросках и т.д. Забавно было видеть, как на строевом смотре, когда это случалось, у них очень плохо слушались руки  и ноги. И были они похожи на новобранцев, а не на «стариков».

    Заступившим на смену выдавался паёк -  сгущёнка, сало. Хлеб мы добывали самостоятельно. Когда часам к двенадцати ночи нагрузка спадала и завершались ежедневные профилактические регламентные работы, то мы посылали гонца на хлебозавод, расположенный в километре от нас. Хлеб пекли тоже солдаты и без проблем выдавали нам несколько буханок душистого, ещё  горячего хлеба. На АТС мы устраивали чаепитие, после чего кто как мог, пытались немного прикорнуть, хотя это было категорически запрещено. Но дежурных офицеров на АТС ночью не было, удавалось немного поспать. Я обычно устраивался вздремнуть на полу между рядами штативов с реле и шаговыми искателями ДШИ-100. Кроме грохота и непрерывного стрёкота этой техники, там всегда было очень душно и жарко, больше 30 градусов.

    Этот дурдом кончился к моему счастью для меня через три месяца. Пригнали партию новобранцев с Западной Украины. Фамилии у них были Ковальчук, Гнатюк, Романюк, Максимук и так далее в том же духе. Я их про себя называл Чуками и Геками. Меня назначили командиром отделения из тринадцати новобранцев для обучения их курсу молодого бойца, на погоны мне повесили ефрейторскую лычку. Ну, что ж? Капец вам, ребята! Как меня учили, так и я учил. Учил подшивать воротнички, правильно заправлять обмундирование и койку, учил ходить строем, строевому шагу, обращению с оружием, изучал с ними Уставы. Сорок пять секунд на подъём! Раз по десять каждый день, пока у всех не получится. Нет-нет, я не зверствовал и не упивался властью. Но так было надо. И потому щедро раздавал наряды вне очереди налево и направо. Через полтора месяца моя «чёртова дюжина» бойцов приняла присягу.

    Ребята, в целом, были неплохие. Хохлы – признанные служаки. Но был и свой Швейк. Гнатюк. Вечно улыбающийся, абсолютный оболтус, он не вылезал из нарядов. И ничего, как с гуся вода!

    Раз повёл я своё «войско» в воскресение в баню. И там они вдруг как запели! Голые! Да так здорово, слаженно. «Маруся, раз, два, три, калина. Чернявая дивчина, в саду яблоки брала». И другие песни. Красиво пели!

    После того, как мои ребята приняли присягу, их распределили по взводам. В основном, они попали в кабельщики. А я получил очередное звание младший сержант и стал начальником смены на АТС. Но походил на дежурство немного. Ушёл на дембель сержант, и меня назначили заместителем командира взвода. Больше я на смены не ходил. Но до конца службы время от времени, чтобы как-то разнообразить свой армейский быт и не торчать в ненавистной казарме, приходил на АТС, брал одну-две заявки на устранение повреждений и лазил по чердакам, тянул проводку, устанавливал и ремонтировал телефоны.

    Климат на Байконуре был не мёд. Зимой мороз за тридцать с ветром. Выпадет немного снега, а через несколько дней его и в помине нет. То ли с песком смешался, то ли вымерз. Весна начиналась в феврале. За весну бывало два-три дождя. Всё! Летом ни одного. Раз видел, как весной покрылась вся наша бескрайняя полупустыня тюльпанами. Песок и тюльпаны повсюду. А через неделю и листиков от тюльпанов не осталось – выгорели на солнце. Лето. Это тоже не Мальдивы. Жара сорок – сорок пять, чувствуешь себя, как на сковородке. Особенно, если в это время заниматься строевой подготовкой на бетонном плацу. Бывало, что во время проведения строевых смотров, когда стояли на жаре часа два-три, кто-нибудь падал в обморок от теплового удара.

    Из-за такой разной погоды было у нас три формы одежды. Обычная, как у всех солдат -  х/б с белым подворотничком, сапоги, шинель, шапка-ушанка, двупалые рукавицы. Весенняя – в этом случае гимнастёрка была с отложным воротником и без подворотничка, сапоги, пилотка. И летняя – гимнастёрка с коротким рукавом и отложным воротником, брюки навыпуск, ботинки и панама на голову. Брюки снизу были заужены, но мы их распускали и делали прямыми. Панаму превращали в ковбойскую шляпу с загнутыми полями, для чего мочили и клали на ночь под матрас. Старшина наутро старательно кулаком превращал её снова в панаму, но спустя некоторое время панама опять становилась шляпой. Силы были неравные, старшина со всеми справиться не мог. Помню, я всю ночь на смене посвятил переделке штанов, причём, восстановил вручную двойной шов, как на машинке. На недоумённый вопрос старшины, почему у меня такие штаны, ответил, что такие мне выдали.

    В нашей роте служили ребята разных национальностей. Больше всего было русских, за ними шли украинцы, потом белорусы, молдаване, татары, казахи и даже корейцы. Корейцы давно жили в Казахстане, фамилии у них были Нам или Ким, а имена русские. С одним из корейцев, Фёдором Кимом, я подружился. Был он весьма крупным для корейца и крепким, любил побороться со мной на виду у всей казармы. Почти всегда меня одолевал. У меня есть несколько фотоснимков с ним. Стоим рядом, с автоматами, штыками-ножами на поясе, в летней форме, в панамах и среди зелени.  Я,  когда эти фотографии показываю, иногда шутки ради привираю. Мол, это, когда я во Вьетнаме служил. Верят!

    Из-за такой жары летом частенько в столовую мы ходили с голым торсом. А там – ещё жарче, духота. От кастрюль с «кирзой» - это каша такая – идёт пар. Каша в каком-то комбижире. Есть такую дрянь совсем не хочется. Полкружки жидкого киселя или чего-то, отдалённо напоминающего компот, в такую жару – вот и весь обед. Вообще, с едой нас не баловали. В столовой кормилось около трёх тысяч солдат в две-три смены. Домашнюю еду для такой оравы не приготовишь. Мясо и рыба – редко и скудно. 20 грамм сливочного масла в день, 3 кусочка сахара. Хлеб дозированный. Каши – «кирза», перловка. Деликатес – «детская неожиданность» - гороховое пюре. Вид отвратительный, а на вкус очень даже съедобно. Про фрукты, овощи, зелень молчу, их просто никогда не было. Кроме картошки, конечно. И то, в большинстве случаев, сублимированная. То есть высушенная, а потом приготовленная. Дрянь порядочная. Хронически не хватало ложек, стали носить их с собой, за это наказывали. Алюминиевые миски были помяты, искорёжены, как побывавшие на фронте. Однако, когда в части проходили проверки, то таинственным образом на столе появлялись новые сияющие миски, такие же красивые кружки и… вы не поверите… Вилки! И нам подавали в этих сверкающих мисках макароны по-флотски (я ел их дважды за всю службу!), а в сверкающих кружках – кофе, этакий жидкий напиток бледного бежевого цвета. А на следующий день после проверки таким же таинственным образом вся эта роскошь исчезала, и мы снова оказывались, как в сказке, у разбитого корыта с «кирзой».

    Летом, чтобы уснуть, приходилось мочить простыню, слегка её отжимать и ею накрываться. Кондиционеров почему-то не было. Наверно, и слова такого тогда не знали.

    Межнациональной вражды среди солдат не было. Дедовщины тоже. Просто никто не направлял «стариков» на непрестижные работы, им делались кое-какие поблажки. Несколько особняком держались москвичи, были высокомерны. Я себя к ним не относил, я же не москвич, а из Подмосковья, к тому же из деревни.

    Поначалу я продолжал переписку с Даной и Ларисой Соколовской. Но немного погодя решил, что с Даной у меня никакой перспективы нет. Что я, после армии в Карпаты поеду? Нет, конечно. Написал ей честно, что переписываюсь ещё с одной девушкой из своей деревни, попросил прощения. Она ничего не ответила. А через пару месяцев получаю письмо от Ларисы – выходит замуж. Конечно, обидно стало. Хотя всерьёз я ни на что и не рассчитывал. Кто-то надоумил меня пакость сделать. Каждое письмо от Ларисы я поместил в отдельный конверт и всю эту пачку отправил ей в деревню. Зачем такую фигню сделал? Дурак был. Ответа, конечно, не получил.

    Было у меня в армии немало друзей. Во-первых, Володя Назаров, белорус из Минска, который начинал службу, как и я, в Переславль-Залесском. Он попал в соседнюю роту телеграфистом засекреченной связи. Виктор Осюшкин, из Моршанска тамбовской области, из соседнего взвода по Переславль – Залесскому, стал сержантом в кабельном взводе в моей роте. Федоренко Толя, из Тольятти. Этот проходимец, метр с кепкой, сумел стать в роте освобождённым секретарём комсомольской организации. Сержант без подчинённых. Имея фотоаппарат, зарабатывал с его помощью на новобранцах. Был почти неконтролируемым для начальства. Наш ротный «водила», шофёр грузовика мордвин Виктор Медведев. Виталий Волчков, из Железнодорожного, служили вместе в Переславль-Залесском, но его отправили на вторую площадку, на пусковую установку. Он несколько раз заезжал ко мне в гости на «десятку», будучи в командировке.

    А где же, скажете вы, героические подвиги военной службы на Байконуре? А не совершали мы их. Я и запуски ракет видел-то всего пару раз. Когда они поднимались в ночном небе, далеко-далеко от меня, оставляя огненный след. Да видел, как отделялись отработанные ступени двигателей.

    Но отголоски нашего особенного места службы доходили и до нас. Рядом находился Комсомольский парк. Там росли деревца, поскольку поливались, была небольшая тень. В парке стоял и стоит сейчас обелиск в память маршалу Неделину и погибшим с ним ещё 77 человекам. При запуске ракеты Р-16 в 1960 году что-то пошло не так. Ракета, чуть приподнявшись, завалилась набок. Топливо разлилось и мгновенно вспыхнуло. Маршал Неделин в нарушении всех правил сидел не в укрытии, а на стуле в нескольких десятках метров от ракеты. Огненный вал в считанные секунды испепелил всё, что там было. Маршала опознали лишь по оплавленной звезде Героя Советского Союза. Оплавился бетон и металлоконструкции. От некоторых людей вообще ничего не нашли. Списки погибших составили лишь по фамилиям. Трагедию скрывали. Маршал, якобы погиб в авиационной катастрофе. А об остальных ничего не сообщалось, как будто и не было этого.

     На АТС ребята каким-то образом вывели засекреченные линии  связи космонавтов с ЦУПом на громкоговорящую связь. Я сам лично слышал, как наперекосяк  сразу же пошёл полёт Комарова в апреле 1967 года. Он, выйдя на орбиту, доложил, что не все солнечные батареи раскрылись. Потом пошли другие неполадки. На третьи сутки полёта стало ясно, что  Комарова необходимо срочно сажать на Землю. Выбрали место посадки, включили тормозные двигатели. Но парашют со спускаемым аппаратом не раскрылся, запутались стропы. Комаров со скоростью 40 метров в секунду врезался в спускаемом аппарате в землю, отчего спускаемый аппарат даже раскололся и загорелся. Комаров  погиб мгновенно.

    Я много слышал про домик космонавтов, куда они приезжали за несколько дней до старта. Некоторые ребята там бывали, но мне не довелось.

     Как я уже говорил, казармы разных войсковых частей стояли в одну линию. Забора, ограждающего нас от города, не было. Но в городе было полно патрулей, не очень-то погуляешь. Поэтому вечером в личное время мы бродили между казармами. Летом около казарм крутили фильмы. Можно было смотреть свои, а можно было зайти в гости к соседям. Зимой же ничего такого не было.  И баня, и кино в городе, один раз в неделю.

    Обнаружил я вдруг у себя паховую грыжу. Ничего не болело, но при нагрузках выпячивалось. Подумал, что операции мне не избежать. Так почему бы не сделать её в армии, потом будет некогда. Да ещё одна мыслишка посетила. А вдруг после операции отпуск домой дадут? Так и случилось.

     Обратился я в свою санчасть, майор направил меня в госпиталь. Три дня в госпитале я был, как на курорте. Свобода, хорошая еда. Сдавал анализы. Врачиха, тётка довольно молодая, деловито меня общупала в самом интимном месте. Сказала, что, пожалуй, грыжа есть. Но надо бы проверить, как следует. «Вот, привезут баллоны с кислородом, принеси-ка ты, голубчик, парочку на четвёртый этаж да снова покажись мне». Так и сделал. Припёр эти баллоны. «Ага, грыжу хорошо видно!» К врачихе, а у неё в кабинете ещё четыре тётки, лясы точат. «Ну, показывай!» Хоть бы в угол отвела! Нет! Все пятеро уставились, консилиум, мать вашу!

    Потом медсестра приходит. «Побрить или сами побреетесь?» Тьфу на вас! Оскрёб себя кое-как с холодной водой, даже слёзы на глаза наворачивались. Приезжает катафалк. «Раздевайся» - говорят - «догола и ложись». «Да вы что? Я  и сам дойду». – «Не положено». Разделся, на ноги белые чуни надели, на голову белый колпак. Вкололи что-то, морфий оказался. Повезли по коридору в операционную, но головой вперёд, а предметом моим вверх. Завезли в предбанник, ушли. Холодно!  Лежал, лежал. И скучно, и в туалет захотелось. Встал, чуни снял, сходил в туалет, опять лёг. Совсем не страшно, но надоело ждать. Всё, повезли меня в операционную. Завесили меня поперёк груди простынкой, стали чем-то холодным мазать живот и ниже. Чем-то колют. Живот раздулся, как барабан. А дальше треск, как у спелого арбуза, когда его режут. Два мужика за простынкой про рыбалку болтают, ещё  про что-то. Иногда я ойкаю, мне больно, снова укол.

    На второй день я встал с койки, на пятый меня выписали из госпиталя. Дали мне отпуск при части. А что это такое – никто объяснить не мог. На занятия не хожу, лежу на койке, дисциплину разлагаю. Дня два пролежал. А потом говорю командиру роты: « А, может, меня в отпуск домой отправить? Все равно я здесь всем мешаюсь». И поехал я домой в отпуск. Фельдшер наш, майор, мне наказ дал, чтобы я поезд не догонял, а то живот развяжется. Не развязался!

Рубрики:  Житие несвятых

Метки:  

В СЛАВНОМ ГОРОДЕ ОДНОМ

Понедельник, 09 Апреля 2012 г. 10:32 + в цитатник

В   СЛАВНОМ   ГОРОДЕ   ОДНОМ

 

В славном городе одном

(Побывал я как-то в нём)

Чудо-женщина живёт.

Жаль, что в гости не зовёт.

 

Широка душой, добра.

Голос – звонче серебра.

Обаянье, интеллект.

В её имени – сам свет!

 

Любит лыжи, любит снег -

Очень странный человек!

У неё на даче розы.

Красота! Но злы занозы,

 

Что от этой красоты

Так впиваются в персты!

Хороша весьма собой.

Дома муж – её плейбой.

 

Любит музыку, природу,

Не клянёт и непогоду.

Острый ум и юмор есть.

Всех достоинств и не счесть!

 

А недавно – ну, дела!

Мне посылку прислала.

Семена в ней мне на дачу.

Посажу их на удачу!

 

Михаил Романенко

08.04.2012 г.   г. Курчатов  Курской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Разное.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

НУ, ВОТ И ВСЁ

Понедельник, 09 Апреля 2012 г. 09:24 + в цитатник

НУ,   ВОТ   И   ВСЁ

 

Ну, вот и всё. Не нужно мне

С тобою быть и день, и ночь.

Ну, вот и всё. Пора Луне

В осенних тучах скрыться прочь.

 

Не нужно слёз – прошу не плачь.

Не думал я, что разлюблю.

Да, ты права – я твой палач.

Но выпал снег не к декабрю.

 

Забуду я твой летний взгляд,

Тепло травы забудешь ты.

Пойми же, я не виноват,

Что первый снег убил цветы.

 

Ну, вот и всё. А глупый снег

К исходу дня уйдёт с земли.

Ну, вот и всё. Не нужно мне

Твоих ночей, твоей любви.

 

Я ухожу. Пусть будет так –

Уже не друг, ещё не враг.

Я ухожу, но помни ты,

Какие я дарил цветы.

 

Да, ты права, другим я стал.

Я так любил, теперь устал.

И не нужна ты больше мне,

Хочу побыть наедине.

 

Уж столько зим, уж столько лет

У нас с тобою счастья нет.

Зачем молчать, зачем страдать?

Не лучше ль снова всё начать?

 

Я ухожу. Быть может, вновь

К тебе опять придёт любовь?

Быть может, вновь полюбишь ты,

И принесут тебе цветы.

 

Прости за всё, в чём виноват.

Поверь в одно – я сам не рад.

Былого нам уж не вернуть.

Я выбрал свой дальнейший путь.

 

Всё может быть и, может, вновь

Опять ко мне придёт любовь?

Но вновь тебя не полюбить,

И вместе больше нам не быть.

 

Ну, вот и всё. Счастливой будь.

Про дни любви не позабудь.

Их не вернуть, их не догнать.

Не лучше ль снова всё начать?

 

Михаил Романенко

23.09.1989 г.  пос. Купавна  Московской обл.

 

 

 

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  

КАК БУДТО БЫ ИЗ СКАЗКИ

Понедельник, 09 Апреля 2012 г. 08:47 + в цитатник

КАК   БУДТО  БЫ  ИЗ  СКАЗКИ

 

Как будто бы из сказки, из далёка,

Из мира грёз, несбыточной мечты

Стройна, прекрасна и зеленоока,

Как чудный сон, вдруг появилась ты.

 

В сияньи глаз твоих я утопаю

И так хочу я их расцеловать.

О, Боже, я тебя не понимаю,

За что же мне такая благодать!

 

За что любви ты подарил мне радость?

А вдруг захочет кто её отнять?

Но не затем нашёл я эту сладость,

Чтоб просто так отдать иль потерять.

 

Нет, не отдам! За счастье буду драться,

Покуда хватит сил, душевного огня.

А коль уйдёшь, ведь, всяко может статься,

О, Боже, ты во всём вини меня.

 

Михаил Романенко

12.11.1989 г.   пос. Купавна  Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

ЖИТИЕ НЕСВЯТЫХ. Гл. 19 АРМИЯ. ЕДЕМ В ТАШКЕНТ

Четверг, 05 Апреля 2012 г. 13:31 + в цитатник

Гл. 19   АРМИЯ.   ЕДЕМ   В   ТАШКЕНТ

 

    Конец августа 1966 года. Нас научили ходить строем, держать в руках оружие, жить по Уставу. Мы изучили устройство телефонной станции, телефонных аппаратов и коммутаторов. Физически мы окрепли. Научились беспрекословно выполнять команды и не задумываться, правильные они или неправильные. Нас научили и некоторым командным навыкам, поскольку в дальнейшем мы, в большей своей части, станем сержантами. Однако, пока мы оставались рядовыми. Наша спецшкола и старший сержант Школа сделали своё дело – из нас напрочь выбили дух вольницы. Мы были готовы к выпуску и дальнейшей службе на необъятных просторах нашей Родины.

    Стали приезжать «покупатели». Из наших рядов исчезали один за другим наши товарищи. Никто не знал, куда кого увозят. Пришло и моё время. Меня и ещё человек пять, моих знакомых и незнакомых из других подразделений части, собрали в кучку два сержанта и повезли. Куда? Не говорят.

    Приехали в Москву, на железнодорожный вокзал. Выяснилось, что наш поезд уходит через шесть часов. Шесть часов! Не пропадать же такому добру! Я начал канючить у сержанта, чтобы он отпустил меня сгонять домой,  в одну сторону всего час пути. Ни в какую! А вдруг я сбегу или потеряюсь! Еле-еле уговорил я его поехать со мной вместе. Один сержант остался караулить подопечных на вокзале, а я, абсолютно счастливый, с другим сержантом поехал домой.

    Дома оказалась только младшая сестрёнка Люба,  ей тогда ещё и семи лет не было. Обрадовалась, побежала через лес за родителями, которые в то время уже работали в колхозном Доме Культуры. Очень быстро прибыли и родители. Все вместе сели за стол, выпили, закусили. Время пролетело мгновенно. Вернулись с сержантом в Москву.

     Сели в поезд, поехали. Ехали долго, почти двое суток. Чувствую, движемся куда-то ближе к экватору. Миновали Оренбург, Аральское море. Стали снова пытать сержантов, куда едем-то. В Ташкент, отвечают. Ну, ладно, в Ташкент так в Ташкент. Движемся всё дальше и дальше на Юг. Приехали.

    Какая-то остановка. Станция - не станция. Облезлое, обшарпанное одноэтажное неказистое здание. А вокруг – никого и ничего… Как в песне «Степь да степь кругом»… Да если б степь! Полупустыня!  Песок, редкие небольшие кочки с насмерть высохшей жёсткой травкой. Нет, ребята, врёте вы – это не Ташкент. Никогда не был в Ташкенте, но он явно не такой. Оглянулся, на станционном здании надпись. Тюра-Там. От железной дороги идёт в сторону (опять же на Юг!) шоссе. Нас грузят в подъехавший грузовик, и мы едем по шоссе. Через пару километров КПП со шлагбаумом, от него влево и вправо колючая проволока метров на сто, не более. А зачем больше? Территория обозначена – и хватит. Едем по шоссе дальше. Стали попадаться редкие домики, а потом мы въезжаем в городок. Да, вообще, прямо город. Улицы, двух-, трёхэтажные дома, кое-где деревца.

    Подъезжаем к казармам. Один к одному, как в Переславль-Залесском, только в один этаж. Такое же внутреннее бесконечное пространство с перегородками, такие же панцирные двухэтажные кровати, такой же умывальник с исключительно холодной водой, такой же без излишеств туалет на улице. Видимо, армейские архитекторы не утруждали себя излишней фантазией и не мучились дизайном интерьера.

    Ёлки зелёные! Куда же мы попали? Нам сообщили наш новый адрес – войсковая часть 14315. Это полк связи. А для чего? Об этом нам стало известно постепенно, попозже. На экскурсии нас не водили, ничего не рассказывали.

    Казармы стояли на окраине города рядами, все одинаковые, как близнецы. Кроме нашей, были и другие войсковые части. В нашем полку связи были телефонисты, телеграфисты, радисты и прочие открытые и засекреченные подразделения. Я попал в батальон телефонной связи с  индексом к номеру части «С». То есть, мой точный адрес был теперь в/ч 14315С.

     Медленно до нас стало доходить, что мы на Байконуре. Космодром Байконур – огромная территория размером с европейское государство. Различные комплексы разбросаны по ней на расстояниях в несколько сотен километров, называются они площадками с соответствующими номерами. Я попал на «десятку» - площадку №10. Это сердце Байконура, его центр. В городе живут и работают гражданские и военные. В городе есть вся необходимая инфраструктура, дети ходят в школу, работают магазины, есть Дом офицеров. Все, как положено в городе. Есть и зелень и  деревца, но только там, где есть вода, арыки. На окраине города при въезде в него со стороны железнодорожной станции – домик космонавтов, в котором они находятся в последние дни перед полётом. Город с восточной стороны огибает река Сыр-Дарья. А вокруг – унылая равнинная безрадостная  полупустыня. Ни кустика, ни деревца. Только перекати-поле гонит ветер. И далеко-далеко от города – пусковые ракетные комплексы.

    Позже, после развала Советского Союза «десятку» рассекретили и стала она называться городом Ленинск. Можете посмотреть на любой карте. Спускайтесь вниз от Арала вдоль Сыр-Дарьи. Не промахнётесь.

    Вот тебе и Ташкент!

     

   

Рубрики:  Житие несвятых

Метки:  

СОВЕТЫ ЛЮБОВНИКУ

Понедельник, 02 Апреля 2012 г. 09:41 + в цитатник

СОВЕТЫ   ЛЮБОВНИКУ

 

Возвращаясь от любовницы домой,

Ты свой член уставший, сморщенный помой.

И, чтоб ревность погасить, паршивец, ты

Не забудь своей жене купить цветы.

 

А потом сошлись на то, что так устал,

Что сегодня плохо спал и рано встал…

И, коль хочешь, чтоб с женою вышел толк,

Не забудь исполнить завтра мужнин долг.

 

После этого два дня ей помогай,

Щи готовь, ковры тряси, пыль вытирай.

А потом опять к любовнице иди,

Но учти – не все преграды позади.

 

В этот раз чуть-чуть хитрее будь

И о том, что ждёт жена, не позабудь.

Ты оставь и ей немножко – на разок.

И она, ведь, тоже женщина, дружок.

 

Если будешь поступать примерно так,

Избежишь легко семейных дрязг и драк.

Проживёшь за жизнь свою ты целых две,

Коль мозги, а не опилки в голове.

 

Голова, конечно, важный инструмент,

Но один есть посерьёзнее момент –

Коли корень не маячит ни хрена,

То принять тебя захочет лишь жена.

 

Ты тогда уж про любовниц позабудь

И займись, дружок, полезным чем-нибудь.

Израсходовал ты, видно, весь заряд,

Отлюбил своё, как люди говорят.

 

Михаил Романенко

19.03.1989 г.   пос. Купавна  Московской обл.

 

 

Рубрики:  Мои стихи. И в шутку, и всерьёз.

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

К ДРУГУ

Воскресенье, 01 Апреля 2012 г. 07:54 + в цитатник

К   ДРУГУ

 

Поезд номер сто тридцать один.

Холод, общий вагон полупуст.

Наконец-то, свободен, один!

Еду в Минск по велению чувств.

 

Там товарищ встречает меня,

Чья армейская дружба крепка.

Отогреет сперва у огня,

Будет столько всего, а пока…

 

Мне не спится никак, всё верчусь,

То прилягу, то снова встаю.

Проводнице мешаюсь, кручусь

И погреть кипятка пристаю.

 

Михаил Романенко

05.01.1985 г.   Москва - Минск

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

НЕЛЬЗЯ ДАРИТЬ ЕЙ СРЕЗАННЫХ ЦВЕТОВ

Пятница, 30 Марта 2012 г. 09:49 + в цитатник

НЕЛЬЗЯ   ДАРИТЬ  ЕЙ
СРЕЗАННЫХ   ЦВЕТОВ

 

Нельзя дарить ей срезанных цветов,

Они почти мертвы – кричат от боли.

Ей можно подарить букет из снов,

Зелёный лес и в синей дымке поле.

 

Ей лучше не читать своих стихов,

В которые вложил и жизнь, и душу.

А ей нужна всего лишь пара слов,

Которые никто ещё не слушал.

 

И в день её осенних именин

Подарок ей любой не мил, не дорог.

А нужен поезд, чтобы увозил

В какой-то новый чужедальний город.

 

И имени её прекрасный звук –

Он слишком многих женщин отраженье,

Ей тоже не мил. Лишь любимых губ

Ей тёплое нужно прикосновенье.

 

О, как непросто мне её любить!

И так тревожно и щемяще сладко.

Я каждый миг желаю с нею быть,

И каждый миг мне с нею, как загадка.

 

Михаил Романенко

06.10.1994 г.   дер. Пестово Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  

У МЕНЯ СЕГОДНЯ ГОСТЬ

Вторник, 27 Марта 2012 г. 17:45 + в цитатник

                       У   МЕНЯ   СЕГОДНЯ   ГОСТЬ

 

                                У меня в кармане гвоздь!

                                                                        - А у вас?

                      А у меня сегодня гость.

                                                                           - Вот те раз!

                Я её так долго звал.

                                                                                          - Не соврал?               

             И сегодня уломал.

                                                                        - Ну, нахал!

                                    Правда. Я , ведь, не треплюсь.

                                                                         - Ты не трус?

                            В крайнем случае женюсь.

                                                                     - Ну, и ну-с!

                       Право. Я, ведь, не шучу.

                                                                                      - Тихо, чу...                   

                  Ты уж лучше помолчи.

                                                                        - Я молчу.

 

                        Михаил Романенко

                 27.01.1989 г.   г. Железнодорожный Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. И в шутку, и всерьёз.

Метки:  

Без заголовка

Вторник, 27 Марта 2012 г. 10:42 + в цитатник

О   НЕРАЗДЕЛЁННОЙ   ЛЮБВИ

И   О   МОРОЖЕНОМ

 

Любимая, меня ты не любила…

А я тебя до чёртиков любил!

Хоть ты мне ничего не подарила,

Однажды я морожено купил.

 

Ещё купил тебе я шоколадку,

Конфетки две, а, может, даже три.

Тебе устроил жизнь такую сладку,

Награды ждал я с трепетом внутри.

 

А ты морожено моё умяла

И шоколадку съела не спеша.

И все конфетки три с собой забрала,

Взамен мне не оставив ни шиша!

 

Михаил Романенко

25.01.1991 г.   г. Железнодорожный Московской обл.

Рубрики:  Мои стихи. И в шутку, и всерьёз.

Метки:  

КАК ЖАЛЬ МНЕ РАССТАВАТЬСЯ С НЕЛЮБИМОЙ

Вторник, 27 Марта 2012 г. 10:14 + в цитатник

КАК   ЖАЛЬ   МНЕ
РАССТАВАТЬСЯ   С   НЕЛЮБИМОЙ

 

Как жаль мне расставаться с нелюбимой,

Которую ещё не полюбил.

Которая влечёт с какой-то силой,

Что гонит сон, который явью был.

 

Печальна ты, грустна, не улыбнёшься.

И тайну вечную, о, женщина, несёшь…

А завтра утром, как и все, проснёшься

И на работу, как и все, пойдёшь.

 

И будет, как у всех – дела, дела, делишки.

В заботах день проходит веселей.

А где-то далеко растёт сынишка,

Он – стержень жизни и любви твоей.

 

И потому, что б в жизни ни случилось,

Ты всё на свете сможешь превозмочь!

Желаю я, чтоб ты опять влюбилась

И, как венец любви, родила дочь.

 

Всё может быть. Захочешь – так и будет.

Ты – женщина, начало всех начал!

Кто мудрость эту древнюю забудет,

Тот в бухте Счастья не найдёт причал.

 

Как жаль мне расставаться с нелюбимой…

 

Михаил Романенко

16.01.1989 г.   пос.Мещерино Московской обл.

 

Рубрики:  Мои стихи. Любовь, лирика.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

ЖИТИЕ НЕСВЯТЫХ. Гл. 18 АРМИЯ. ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКИЙ

Понедельник, 26 Марта 2012 г. 18:42 + в цитатник

Гл. 18   АРМИЯ.  

ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКИЙ.

 

    Итак, едва я окончил техникум, так тут же получил повестку на призыв. Военкомат не дремал. А на медкомиссии меня прокрутили заранее. Весьма забавно она проходила. Мы, будущие воины, раздетые догола, шли от стола к столу, от врача к врачу. Всё это было очень быстренько, очень бодренько. Причём, в основном, врачами были женщины. Так, что ещё тогда меня приучили раздеваться перед женщинами без стеснения. На завершающем этапе комиссии суровые мужики спрашивали каждого, где бы он хотел служить. Не помню, что я пожелал, но оказался там, где оказался.

    Была в то время у народа забава – в Армию провожать. Проходили проводы шикарно, собирались, как на свадьбу. И меня так же провожали - всей деревней. Кто смотрел старый фильм «Максим Перепелица», может себе это представить. Почти как в фильме, только зимой и в доме. В отличие от фильма меня не пугали тем, что не пустят в Армию. Я был вполне положительным. От волнения, видимо, меня поташнивало, я не мог ни есть, ни пить. У меня даже поднялась температура. Уже отслужившие в Армии рассказывали мне о том, как надо себя там вести. По их совету я надел на себя самое тряпьё, которое потом будет не жалко выбросить. Поскольку, если я буду одет прилично, то эту одежду всё равно у меня отберут «старики». Выглядел я хуже  пугала, которое бывает теперь у меня на даче. Жаль, что никто меня не сфотографировал.

    В 8 часов утра 11 января 1966 года я должен был явиться на место призыва. Я и провожающие меня, человек десять, рано утром доехали на электричке до станции Салтыковская, а оттуда пешком пошли до Балашихи на место сбора – стадион.  Впереди нас и позади шли такие же группы, орущие пьяные песни. На стадионе стоял крытый грузовик. Из толпы вновь подошедших быстренько выявляли призывников и, не давая времени на долгие проводы, куда-то увозили. В мгновение ока я оказался в утробе грузовика. По ощущениям от движения я понял, что мы совершили почти полный круг почёта вокруг стадиона, куда-то вильнули и очень быстро приехали. Мы оказались в Балашихинском военкомате, в  двухстах метрах от стадиона. Двери Военкомата захлопнулись. Всё! Связь с внешним миром прекратилась.

    Уставшие за бессонную ночь и обрыдавшиеся родственники и друзья бодренько потопали домой отсыпаться, а мы слонялись, сидели и лежали в здании Военкомата, гадая, что с нами будет дальше. Пьяные трезвели, трезвые допивали и доедали то, что было с собой взято из дома. Нас никто не кормил и не поил. И ничего не объяснял. Так мы промаялись до вечера.

    Вечером нас погрузили на грузовики и опять, ничего не объясняя, куда-то повезли. Оказались мы в Москве на Ярославском вокзале. Под присмотром офицеров и сержантов мы заняли полностью два вагона электрички. Куда-то поехали.  Часа через три приехали. Снова  в грузовики. Приехали в баню. Мытьё практически холодной водой, наспех. Выдают обмундирование. Одеваемся.  «Старики» отбирают у нас новые шапки, гимнастёрки, брюки, сапоги, взамен отдают своё. Никто не сопротивляется. Топаем в казарму. Глубокая ночь, наверное, часа три. Казарма огромная, на целый батальон. Длинный коридор, вдоль него разделённые перегородками отсеки с двухэтажными панцирными кроватями. В казарме спёртый воздух, вонь от портянок, непрерывный кашель  то тут, то там.  Сонные солдаты,  в белом исподнем и сапогах, как  привидения, бредут по нужде и обратно.

    Нам дают команду ложиться спать на свободные койки. Падаем, как подкошенные, и проваливаемся в сон. Подъём! Резкий крик сбрасывает нас с коек. 6 часов утра. Вокруг невообразимая суматоха. Первый взвод – строиться! Третий взвод – строиться! Нам говорят, что нас эти команды не касаются, нам можно поспать ещё один час.

    Подъём. Умываемся, кое-как заправляем койки. Завтрак. Столовая в другом корпусе. После завтрака начинается наша военная служба. Оказывается, мы попали в учебное подразделение по подготовке специалистов связи в город Переславль-Залесский Ярославской области. Из нас будут готовить телефонистов. И вся эта часть казармы – батальон телефонной связи. А наш адрес теперь – в/ч 74306к.

    Наша войсковая часть оказалась стоящей на окраине города, на возвышенности, недалеко от Горицкого монастыря, с прекрасным видом на Плещеево озеро. То самое озеро, на котором Пётр 1 строил свой первый флот и устраивал морские сражения. Там, на берегу Плещеева озера, есть музей, в котором  выставлен один из ботов Петра 1. Музей так и называется «Ботик». В Плещеевом озере, единственном в мире месте, водится так называемая царская селёдка, которая изображена на гербе города Переславль-Залесский. Озеро большое, пятнадцать километров в длину и восемь в ширину. Очень мелкое у берега. Чтобы искупаться, нужно пройти несколько сот метров по мелководью, как на Азовском море. Необычайно красивые, восхитительные закаты над озером, красивее которых я нигде не встречал.

    Всё это я узнал и увидел позже. А пока нас учили армейской жизни. Научили тому, как подшивать воротничок гимнастёрки, наматывать портянки, правильно носить обмундирование. Научили ходить и бегать строем. Каждому приписали СКС – семизарядный карабин Симонова, противогаз. Почти ежедневно мы это чистили, протирали. Научили подъёму, одеванию и построению за сорок пять секунд. Пока не сгорит спичка в руке сержанта. Ежедневно учили Уставы. Научили беспрекословно выполнять команды и приказы. Всё это называлось курсом молодого бойца. А немногим, чем через месяц, мы приняли присягу.

    Армейская наука и дисциплина давались мне не очень тяжко. А были и такие, которые плакали, не в силах привыкнуть. Таким не везло вдвойне, они становились объектами насмешек и злых шуток. А наш взвод был далеко не ласковый. Он состоял из двух группировок. В одной Балащихинские и Железнодорожненские ребята, в другой – из подмосковного Чехова. Весь наш спецнабор был из ребят, только что закончивших техникумы. Чеховские были хулиганистее нашей группировки, хотя их было и меньше. Но они верховодили во взводе, были застрельщиками всяких проказ и даже издевательств. Однажды вместо одеколона после бритья я обнаружил в своей тумбочке флакон с мочой. Потом на подъёме в моём сапоге оказался чугунный шар. Я чуть не пришиб обидчика из Чеховских. Меня поддержали двое: один из Балашихи и один из Чехова. Больше никто не пытался надо мной подтрунивать. А я вынес из этого своё заключение: ни в коем случае нельзя подавать виду, что тебя это злит. Иначе, так и будут изголяться над тобой.

    Условия быта были спартанские. Умывальники только с холодной водой. Туалеты – ряды бетонных параш с отверстиями в холодном, отдельно стоящем помещении, за пределами казармы. Территория была большая, различные классы для занятий, спортзал, столовая, кинотеатр были разбросаны по ней. Перемещения в перерывах занятий от одного места до другого только бегом, в гимнастёрках в любую погоду. Утром – ежедневная пробежка и физкультура. Попали мы на службу в морозы. Где-то через десяток дней, как обычно, утренняя пробежка. Гимнастёрки, шапки с завязанныминаверх ушами. А мороз был за тридцать. Возвращаемся с пробежки, а у меня уши твёрдые, отморозил. Кое-как оттёр снегом, некогда, через пять минут построение в казарме. Уши к вечеру набухли и сотрясались, как холодец,  при каждом движении. Потом их мне чем-то в санчасти мазали, они облупились, зажили,  но до сих пор быстро мёрзнут на холоде.

   Другая «прелесть», которую я заработал  в Переславль-Залесском. Это связано с суточным нарядом в столовую и кухню. Народу кормилось там много, ели в две-три смены. Посуда алюминиевая, а мыть её нужно почти непрерывно в течение суток. Вы пробовали мыть алюминиевую посуду после жира? Её хрен отмоешь. Приходит дежурный по части, проводит пальчиком по миске и говорит: «Немедленно перемыть». Воду погорячей, хлорки и извести побольше. Быстрей, быстрей! Оппочки! К концу кухонного наряда руки в язвах, прожёг кожу. Потом в санчасть. Каждый палец смазали мазью Вишневского и забинтовали. Руки, как в белых перчатках. Красиво! Только от службы и всего с нею связанного никто тебя не освобождает. Прошёл и это.

    Ещё одна «радость». Это, когда натираешь ноги в сапогах. Лечение также проходит без отрыва от военной службы. И это прошёл. В результате комплекса  вышеперечисленных факторов пошли по мне фурункулы, а позже и карбункулы с температурой, от которых я смог избавиться только через несколько лет после дембеля.

    Ну, что ещё? Нажил какой-то желвак под левым соском в груди. Вырезали. Два дня был в госпитале. Потом сержант заставил меня подтягиваться на перекладине, шов разошёлся. Умудрился я подхватить и воспаление лёгких этой зимой. Десять дней пролежал в лазарете. Не брился и ничего не делал. Какое это было счастье!

    Что касается военного дела и обучения по специальности, то всё шло своим чередом. Каждый день строевая подготовка,  иногда стрельбы, включая ночные, подъёмы по тревоге. Раз подняли батальон под утро, лето уже было. Шинели в скатку на шею, противогаз на плечо, сапёрная лопатка на поясе, вещмешок за спиной. Бегом! Вперёд! Бежим мимо сонного города. Штыки примкнуть! Газы! Противогаз на морду. Рассредоточиться цепью! В рукопашную! В атаку! Не скрою, аж мороз по коже. Чувствуешь себя частицей единого мощного механизма. Хорошо никого впереди не оказалось. Добежали до музея «Ботик». Стой! Снять противогазы! Вольно! Раздеться и купаться! Да, наверно, так и Пётр 1 в войну играл.

    Дважды ко мне приезжали гости. Сначала брат и Колька Корсаков. Меня ненадолго отпустили в увольнение. А потом мать приезжала. Тут уж меня отпустили на сутки. Мы сняли в частном секторе комнатушку, где и переночевали на матрасах на полу.

    Увольнения были нечастые, меньше одного раза в месяц. Денег почти не было, развлекаться было не на что. Солдатам тогда платили 3 рубля 80 копеек, из которых львиная доля уходила на ткань для подворотничков, гуталин для сапог. Оставался шиш с маслом. На этот шиш можно было купить банку сгущёнки или порцию пельменей в городской столовой. И это было большой радостью.

    Вечером, как и положено, мы ходили на вечернюю прогулку.  И должны были петь. Наш взвод выбрал своей песней популярный тогда шлягер «Чёрный кот». Ну, да, тот самый. «Чёрный кот от усов до хвоста был черней, чем сама чернота» и так далее. Представьте взвод взрослых ребят, тридцать человек, орущих эту песню. Не поющих, а именно орущих! Мало этого. Кто-нибудь из шкодных Чеховских даёт потихоньку команду: «Давай левой». И тридцать воинов, чеканя строевой шаг, усиленно бьют левой ногой, а правую спокойно приставляют. Получается этакая хромая черепаха. А сержант с нами ничего сделать не может. Приходится давать команду «Вольно».

    Другое забавное явление на вечерней прогулке. Почему-то нашему начальству хотелось периодически покрасоваться на улицах города. И весь батальон, свыше трёхсот человек топал строевым шагом по городу с песней «Когда поют солдаты, спокойно дети спят». В десять часов вечера! Думаю, после этого дети ещё долго не могли заснуть.

    А однажды наш взвод устроил забастовку. Кого-то из нашего взвода неправильно наказал сержант Михайлишин, дав ему наряд вне очереди. Опять же Чеховские, впереди планеты всей, подговорили устроить акцию протеста. И очень своеобразным образом. После вечерней поверки по команде « На отбой, вольно, разойдись» наш взвод остался стоять на месте. Михайлишин попробовал снова, взвод стоит. Он побежал за помощью. Пришёл старший сержант с очень интересной фамилией Школа. « Ну, что, войско, пошутили и хватит». Дал команду – стоим. « Вы что? Под трибунал захотели?» Страшно, но стоим. Вытаскивает из наших рядов самого щуплого, Женьку Тюрленева и даёт команду лично ему. Женька, бледнозелёный, стоит. «Сгниёшь в дисбате!» - Женька стоит. Школа куда-то торопливо уходит. Мы стоим. А заранее договорились, что пойдём на отбой только, когда нам скомандует командир взвода лейтенант Серков. Через минут двадцать прибегает запыхавшийся Серков, даёт команду на отбой, и мы тут же её выполняем. А потом сладострастно слушаем, как в каптёрке гремят маты-перематы, даже чуть-чуть стены трясутся. Это Серков устраивает разборку с нашими сержантами. Ну, Тюрленев – молодец! Такое испытание выдержал. Я даже не знаю, а смог бы я так? Позже мы с ним стали друзьями, он из Железнодорожного. Как и я, после Армии, устроился на работу в наш родной КГБ, только офицером не стал, уволился. Я часто бывал у него дома, он вместе с женой был у меня на пятидесятилетии. Когда я уехал жить в Курчатов, то стал встречаться с ним совсем редко. Уже несколько лет и вовсе я его не видел.

    А Михайлишин после этого случая вообще стал бояться нами командовать. Вообще-то, он был парень неплохой. Зря его мы так опустили. Всё Чеховские! Особенно, один. Жуткий был шкода и матершинник.

    Там же, в этой же войсковой части, познакомился я с Володей Назаровым. Он служил в соседнем батальоне, где готовили телеграфистов для засекреченной связи. Знакомство было не очень близким. Мы тогда ещё не знали, что попадём на второй этап своей службы совсем рядом.

    Весной наша часть была брошена на помощь сельскому хозяйству. В течение недели мы жили в деревне. Наш взвод разместили в школе, а лейтенант Серков квартировался где-то в деревне. Он не просыхал от самогона. Нам это было на руку. Такая вольница! Санаторий да и только! Выполняли разную работу. Перелопачивали зерно на току, сушили, копали какие-то котлованы для построек. И всякое разное другое делали. Я и здесь умудрился попасть в приключение. Однажды меня командировали за кирпичом на кирпичный завод. Поехал я и водитель из колхозников. Погрузили кирпич, едем назад. А дорога вся убитая насмерть. Колдобины, канавы, скользкая, грязная. На одной колдобине – хрясь! Остановились, дверцы кабины заклинило, еле вылезли. Смотрим, а наша машина-то переломилась. Рама сломалась между кузовом и кабиной. Кирпич наехал на кабину, но не проломил, а только немного смял её. Хорошо, что ехали медленно. А то нас этим кирпичом бы и расплющило.

 

Рубрики:  Житие несвятых

Метки:  

МАСТИКА "ЩТРИХ"

Воскресенье, 25 Марта 2012 г. 10:25 + в цитатник

  

МАСТИКА   «ШТРИХ»

ИНСТРУКЦИЯ   ПО   ПРИМЕНЕНИЮ

 

Есть занятные вещицы,

В мире много разных их.

Коль пришлось уж ошибиться,

То возьми мастику «Штрих».

 

Может, хочешь что добавить,

Может, хочешь что убрать?

Ну, а если не лукавить –

Букву в слове поменять?

 

Ну, а если кто захочет

Вместо стенки сделать дверь,

Пусть замажет пару строчек.

«Штрих» поможет, мне поверь.

 

Там, где горе – будет радость,

И добро -  где было зло.

Там, где горько – будет сладость.

Не везло – так повезло.

 

Потому тебя прошу я,

Милый друг, ты не спеши:

Не пиши напропалую,

Заточи карандаши –

 

Ты попробуй справа – слева…

Посмотри со всех сторон.

Штрих любой – волшебник целый,

Не такой простой уж он.

 

Ну, а в жизни бурной этой,

В море встреч, знакомств, разлук,

Словно в беге эстафетном

Каждый штрих – вдруг новый друг?

 

Михаил Романенко

29.11. 1987 г.   г. Старый Оскол

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ СУТЬ

Воскресенье, 25 Марта 2012 г. 05:44 + в цитатник

ВЕЧНОЙ   ЖИЗНИ   СУТЬ

 

Сегодня был удачный день.

В лесу нашёл трухлявый пень,

А возле пня шеренгой в ряд

Десятки молодых опят.

 

Красавцы все, как на подбор,

Собою украшали бор.

Их резать было очень жаль.

Подкралась к сердцу вдруг печаль.

 

Постиг я вечной жизни суть:

Земной свой завершая путь,

Даём мы новому ростки.

Без сожаленья. Без тоски.

 

Михаил Романенко

29.09.2011 г.   г. Курчатов

Рубрики:  Мои стихи. Размышления.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в Броненосец
Страницы: [7] 6 5 4 3 2 1 Календарь