Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1095 сообщений
Cообщения с меткой

крылов - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Стася-М

Памятник Крылову в Москве

Воскресенье, 22 Октября 2018 г. 03:10 (ссылка)









16 (300x42, 10Kb)



"Орлам случается и ниже кур спускаться,

Но курам никогда до облак не подняться!"



Иван Андреевич Крылов





Памятник Ивану Андреевичу Крылову в Москве был установлен в 1976 году.

Проект памятника был разработан и осуществлен скульпторами А.А. Древиным, Д.Ю. Митлянским и архитектором А.Г. Чалтыкьяном.





https://in-moskow.livejournal.com/27271.html



 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
renwimoled87

Без заголовка

Суббота, 29 Сентября 2018 г. 21:47 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск
подробнее тут - https://www.fitili.ru/pirotehnicheskie-spletni/fei...a-nezabyvaemogo-prazdnika.html


ФИТИЛИ.RU
г. Краснодар, ул. Таманская, д.130/1

Телефон

+7 988 084 88 18

email: fitili-krd@mail.ru
https://www.fitili.ru/pirotehnicheskie-spletni/fei...a-nezabyvaemogo-prazdnika.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
distconedre74

Без заголовка

Суббота, 29 Сентября 2018 г. 18:31 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
gatagdray

Без заголовка

Суббота, 29 Сентября 2018 г. 05:57 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
prodjunkgedu84

Без заголовка

Суббота, 29 Сентября 2018 г. 04:17 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
hparos894

Без заголовка

Пятница, 28 Сентября 2018 г. 20:03 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rgundron

Без заголовка

Пятница, 28 Сентября 2018 г. 12:53 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
gromquye

Без заголовка

Пятница, 28 Сентября 2018 г. 12:28 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
prywoteit

Без заголовка

Четверг, 27 Сентября 2018 г. 21:46 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
wingtheacompni85

Без заголовка

Четверг, 27 Сентября 2018 г. 16:36 (ссылка)

Порох салют купить в Полтавская, Краснодар, Крыловская, Крымск, Курганинск - https://vk.com/page-146675947_54255996

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Westernbourg

Новые Басни Крылова

Четверг, 01 Июня 2016 г. 03:30 (ссылка)

Как-то на лесной опушке
Клеить стал Орёл Кукушку -
Шуры-муры, трали-вали,
Ночка тёмная была...

...Долго в гнёздах у пернатых,
К удивлению юннатов,
Вылуплялись кукушата
С клювами, как у орла.
1416.01 Кукушка и Орёл

Мои верные кони - День, Утро и Вечер
1416.04 Лошади

Читать далее...
Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Болталка_в_беседке (Автор -izogradinka)

На Патриарших прудах. Часть 2.

Среда, 29 Августа 2018 г. 06:53 (ссылка)


Приятно не только походить по аллеям на Патриарших, но и заглянуть в симпатичный ресторан, который называется "Павильон". Он был построен в 1938 году.



4878453_k_167t (700x525, 559Kb)



Восстановлен в 1986 году. Рельефы и лепнина у ресторана - исторические, со старого здания.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Россия не империя, а колония. Константин Крылов

Понедельник, 23 Июля 2018 г. 10:40 (ссылка)

Прокол хозяев ТВ! 



Отрывок взят из передачи Гражданин Гордон №9: "Федерация или империя?" (01.04.2012)





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
vm1955

Баснописец Крылов умер от обжорства: правда ли это?

Суббота, 01 Июня 2018 г. 02:44 (ссылка)

Это цитата сообщения Феврония52 Оригинальное сообщение

Крылов умер от обжорства: правда ли это?


a4f541720b305b1e57fc02d3b07536d3.jpg
Реальный прототип Обломова – баснописец Крылов был наделён изрядной порцией таланта, большой долей лени и зверским аппетитом, все рассказы о котором являются правдой.
Единственное, что было преувеличением, так это легенда о том, что литератор скончался от обжорства, получив заворот кишок при переедании то ли блинов, то ли рябчиков. В действительности причиной его смерти на 75 году жизни стало "банальное" двустороннее воспаление лёгких.
0_7b558_b2d2a747_XL.jpg.png
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Angelinac

Крылов, Иван Андреевич

Воскресенье, 15 Апреля 2018 г. 17:04 (ссылка)

Крылов, Иван Андреевич Ива?н Андре?евич Крыло?в (2  [13] февраля 1769, Москва [1] — 9  [21] ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский
Крылов, Иван Андреевич


Крылов, Иван Андреевич



Ива?н Андре?евич Крыло?в (2  [13] февраля 1769, Москва [1] — 9  [21] ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский публицист, поэт, баснописец, издатель сатирико-просветительских журналов. Более всего известен как автор 236 басен, собранных в девять прижизненных сборников (выходили с 1809 по 1843 г.). Сюжеты ряда басен Крылова восходят к басням Лафонтена (который, в свою очередь, заимствовал их у Эзопа, Федра и Бабрия), хотя немало и оригинальных сюжетов. Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.


Содержание


Ранние годы [ править ]



Отец, Андрей Прохорович Крылов (1736—1780), умел читать и писать, но «наукам не учился», служил в драгунском полку, в 1774 году отличился при защите Яицкого городка от пугачёвцев, затем был председателем магистрата в Твери. Умер в капитанском звании в бедности. Мать, Мария Алексеевна (1750—1788) после смерти мужа осталась вдовой.


Иван Крылов первые годы детства провёл в разъездах с семьёй. Грамоте выучился дома (отец его был большой любитель чтения, после него к сыну перешёл целый сундук книг); французским языком занимался в семействе состоятельных соседей. В 1777 г. он был записан в гражданскую службу подканцеляристом Калязинского нижнего земского суда, а затем Тверского магистрата. Эта служба была, по-видимому, только номинальной, и Крылов считался, вероятно, в отпуске до окончания ученья.


Учился Крылов мало, но читал довольно много. По словам современника, он «посещал с особенным удовольствием народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои, где толкался между пестрой толпой, с жадностью прислушиваясь к речам простолюдинов». С 1780 года начал служить подканцеляристом за копейки. В 1782 г. Крылов ещё числился подканцеляристом, но «у юного Крылова на руках никаких дел не имелось».


В это время он увлёкся уличными боями, стенка на стенку. А так как он был физически очень крепким, то выходил зачастую победителем над взрослыми мужиками.


В конце 1782 г. Крылов поехал в Санкт-Петербург с матерью, намеревавшейся хлопотать о пенсии и о лучшем устройстве судьбы сына. Крыловы остались в Санкт-Петербурге до августа 1783 г. По возвращении, несмотря на долговременное незаконное отсутствие, Крылов уволился из магистрата с награждением чином канцеляриста и поступил на службу в петербургскую казённую палату.


В это время большой славой пользовался «Мельник» Аблесимова, под влиянием которого Крылов написал, в 1784 г., оперное либретто «Кофейница»; сюжет он взял из «Живописца» Новикова, но значительно изменил его и закончил счастливой развязкой. Крылов отнёс свою книгу Брейткопфу, который дал за неё автору книги на 60 рублей (Расина, Мольера и Буало), но не напечатал. «Кофейница» увидела свет только в 1868 г. (в юбилейном издании) и считается произведением крайне юным и несовершенным. При сличении автографа Крылова с печатным изданием оказывается, однако, что последнее не вполне исправно; по удалении многих недосмотров издателя и явных описок юного поэта, который в дошедшей до нас рукописи ещё не совсем отделал своё либретто, стихи «Кофейницы» едва ли могут назваться неуклюжими, а попытка показать, что новомодность (предмет сатиры Крылова — не столько продажная кофейница, сколько барыня Новомодова) и «свободные» воззрения на брак и нравственность, сильно напоминающие советницу в «Бригадире», не исключают жестокости, свойственной Скотининым, равно как и множество прекрасно подобранных народных поговорок, делают либретто 16 летнего поэта, несмотря на невыдержанность характеров, явлением для того времени замечательным. «Кофейница» задумана, вероятно, ещё в провинции, близко к тому быту, который она изображает.



В 1785 г. Крылов написал трагедию «Клеопатра» (не сохранилась) и отнёс её на просмотр знаменитому актёру Дмитревскому; Дмитревский поощрил молодого автора к дальнейшим трудам, но пьесы в этом виде не одобрил. В 1786 г. Крылов написал трагедию «Филомела», которая ничем, кроме изобилия ужасов и воплей и недостатка действия, не отличается от других «классических» тогдашних трагедий. Немногим лучше написанные Крыловым в то же время либретто комической оперы «Бешеная семья» и комедия «Сочинитель в прихожей», о последней Лобанов, друг и биограф Крылова, говорит: «Я долго искал этой комедии и сожалею, что, наконец, её нашёл». Действительно, в ней, как и в «Бешеной семье», кроме живости диалога и нескольких народных «словечек», нет никаких достоинств. Любопытна только плодовитость молодого драматурга, который вошёл в близкие сношения с театральным комитетом, получил даровой билет, поручение перевести с либретто французской оперы «L’Infante de Zamora» и надежду, что «Бешеная семья» пойдёт на театре, так как к ней уже была заказана музыка.


В казённой палате Крылов получал тогда 80-90 рублей в год, но положением своим не был доволен и перешёл в Кабинет Её Величества. В 1788 г. Крылов лишился матери, и на руках его остался малолетний брат Лев, о котором он всю жизнь заботился как отец о сыне (тот в письмах и называл его обыкновенно «тятенькой»). В 1787—1788 гг. Крылов написал комедию «Проказники», где вывел на сцену и жестоко осмеял первого драматурга того времени Я. Б. Княжнина (Рифмокрад) и жену его, дочь Сумарокова (Таратора); по свидетельству Греча, педант Тянислов списан с плохого стихотворца П. М. Карабанова. Хотя и в «Проказниках», вместо истинного комизма, мы находим карикатуру, но эта карикатура смела, жива и остроумна, а сцены благодушного простака Азбукина с Тянисловом и Рифмокрадом для того времени могли считаться очень забавными. «Проказники» не только поссорили Крылова с Княжниным, но и навлекли на него неудовольствие театральной дирекции.



«Почта духов» [ править ]


В 1789 г., в типографии И. Г. Рахманинова, образованного и преданного литературному делу человека, Крылов печатает ежемесячный сатирический журнал «Почта духов». Изображение недостатков современного русского общества облечено здесь в фантастическую форму переписки гномов с волшебником Маликульмульком. Сатира «Почты духов» и по идеям, и по степени глубины и рельефности служит прямым продолжением журналов начала 70-х годов (только хлёсткие нападки Крылова на Рифмокрада и Таратору и на дирекцию театров вносят новый личный элемент), но в отношении искусства изображения замечается крупный шаг вперёд. По словам Я. К. Грота, «Козицкий, Новиков, Эмин были только умными наблюдателями; Крылов является уже возникающим художником».


«Почта духов» выходила только с января по август, так как имела всего 80 подписчиков; в 1802 г. она вышла вторым изданием.


Его журнальное дело вызвало неудовольствие властей, и императрица предложила Крылову на пять лет за счёт правительства уехать попутешествовать за границу, однако тот отказался.


«Зритель» и «Меркурий» [ править ]



В 1791-96 гг. Крылов жил в доме И. И. Бецкого на Миллионной улице, 1. В 1790 г. он написал и напечатал оду на заключение мира со Швецией, произведение слабое, но всё же показывающее в авторе развитого человека и будущего художника слова. 7 декабря того же года Крылов вышел в отставку; в следующем году он стал владельцем типографии и с января 1792 г. начинает печатать в ней журнал «Зритель», с очень широкой программой, но всё же с явной наклонностью к сатире, в особенности в статьях редактора. Наиболее крупные пьесы Крылова в «Зрителе» — «Каиб, восточная повесть», сказка «Ночи», сатирико-публицистические эссе и памфлеты («Похвальная речь в память моему дедушке», «Речь, говоренная повесою в собрании дураков», «Мысли философа по моде»).


По этим статьям (в особенности по первой и третьей) видно, как расширяется миросозерцание Крылова и как зреет его художественный талант. В это время он уже составляет центр литературного кружка, который вступал в полемику с «Московским журналом» Карамзина. Главным сотрудником Крылова был А. И. Клушин. «Зритель», имея уже 170 подписчиков, в 1793 г. превратился в «Санкт-Петербургский Меркурий», издаваемый Крыловым и А. И. Клушиным. Так как в это время «Московский журнал» Карамзина прекратил своё существование, редакторы «Меркурия» мечтали распространить его повсеместно и придали своему изданию возможно более литературный и художественный характер. В «Меркурии» помещены всего две сатирические пьесы Крылова — «Похвальная речь науке убивать время» и «Похвальная речь Ермолафиду, говоренная в собрании молодых писателей»; последняя, осмеивая новое направление в литературе (под Ермолафидом, то есть человеком, который несёт ермолафию, или чепуху, подразумевается, как заметил Я. К. Грот, преимущественно Карамзин) служит выражением тогдашних литературных взглядов Крылова. Этот самородок сурово упрекает карамзинистов за недостаточную подготовку, за презрение к правилам и за стремление к простонародности (к лаптям, зипунам и шапкам с заломом): очевидно, годы его журнальной деятельности были для него учебными годами, и эта поздняя наука внесла разлад в его вкусы, послуживший, вероятно, причиной временного прекращения его литературной деятельности. Чаще всего Крылов фигурирует в «Меркурии», как лирик и подражатель более простых и игривых стихотворений Державина, причём он выказывает более ума и трезвости мысли, нежели вдохновения и чувства (особенно в этом отношении характерно «Письмо о пользе желаний», оставшееся впрочем, не напечатанным). «Меркурий» просуществовал всего один год и не имел особого успеха.


В конце 1793 г. Крылов уехал из Петербурга; чем он был занят в 1794—1796 гг., известно мало. В 1797 году он встретился в Москве с князем С. Ф. Голицыным и уехал к нему в имение Зубриловка, в качестве учителя детей, секретаря и т. п., во всяком случае не в роли дармоеда-приживальщика. В это время Крылов обладал уже широким и разносторонним образованием (он хорошо играл на скрипке, знал по-итальянски и т. д.), и хотя по-прежнему был слаб в орфографии, оказался способным и полезным преподавателем языка и словесности (см. «Воспоминания» Ф. Ф. Вигеля). Для домашнего спектакля в доме Голицына он написал шуто-трагедию «Трумф» или «Подщипа» (напечатанную сперва за границей в 1859 году, потом в «Русской старине», 1871 г., кн. III), грубоватую, но не лишённую соли и жизненности пародию на классическую драму, и через неё навсегда покончил с собственным стремлением извлекать слёзы зрителей. Меланхолия от сельской жизни была такой, что однажды приезжие дамы его застали у пруда совершенно голым, заросшим бородой и с нестриженными ногтями.


В 1801 году князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов определился к нему секретарём. В том же или в следующем году он написал пьесу «Пирог» (напеч. в VI т. «Сбор. Акд. Наук»; представлена в 1 раз в Петербурге в 1802 г.), лёгкую комедию интриги, в которой, в лице Ужимы, мимоходом задевает антипатичный ему сентиментализм. Несмотря на дружеские отношения со своим начальником, Крылов 26 сентября 1803 г. вновь вышел в отставку. Что делал он следующие 2 года, мы не знаем; рассказывают, что он вёл большую игру в карты, выиграл один раз очень крупную сумму, разъезжал по ярмаркам и пр. За игру в карты ему одно время было запрещено появляться в обеих столицах.


Басни [ править ]



В 1805 г. Крылов был в Москве и показал И. И. Дмитриеву свой перевод (с французского языка) двух басен Лафонтена: «Дуб и Трость» и «Разборчивая невеста». По словам Лобанова, Дмитриев, прочитав их, сказал Крылову: «это истинный ваш род; наконец, вы нашли его». Крылов всегда любил Лафонтена (или Фонтена, как он называл его) и, по преданию, уже в ранней юности испытывал свои силы в переводах басен, а позднее, может быть, и в переделках их; басни и «пословицы» были в то время в моде. Прекрасный знаток и художник простого языка, всегда любивший облекать свою мысль в пластическую форму аполога, к тому же сильно склонный к насмешке и пессимизму, Крылов, действительно, был как бы создан для басни, но всё же не сразу остановился он на этой форме творчества: в 1806 г. он напечатал только 3 басни, а в 1807 г. появляются три его пьесы, из которых две, соответствующие сатирическому направлению таланта Крылова, имели большой успех и на сцене: это «Модная лавка» (окончательно обработана ещё в 1806 г. и в первый раз представлена в Петербурге 27 июля) и «Урок дочкам» (сюжет последней свободно заимствован из «Precieuses ridicules» Мольера; представлена в первый раз в Петербурге 18 июня 1807 года). Объект сатиры в обеих один и тот же, в 1807 г. вполне современный — страсть российского общества ко всему французскому; в первой комедии французомания связана с распутством, во второй доведена до геркулесовых столпов глупости; по живости и силе диалога обе комедии представляют значительный шаг вперёд, но характеров нет по-прежнему. Третья пьеса Крылова: «Илья Богатырь, волшебная опера» написана по заказу А. Л. Нарышкина, директора театров (поставлена в первый раз 31 декабря 1806 г.); несмотря на массу чепухи, свойственной феериям, она представляет несколько сильных сатирических черт и любопытна как дань юному романтизму, принесённая таким крайне неромантическим умом.


Неизвестно, к какому времени относится неоконченная (в ней всего полтора действия, и герой ещё не появлялся на сцену) комедия Крылова в стихах: «Лентяй» (напеч. в VI т. «Сборника Акад. Наук»); но она любопытна, как попытка создать комедию характера и в то же время слить её с комедией нравов, так как недостаток, изображаемый в ней с крайней резкостью, имел свои основы в условиях жизни русского дворянства той и позднейшей эпохи.


Герой Лентул любит лежебочить; Зато ни в чём другом нельзя его порочить: Не зол, не сварлив он, отдать последне рад И если бы не лень, в мужьях он был бы клад; Приветлив и учтив, при том и не невежа Рад сделать всё добро, да только бы лишь лежа.


В этих немногих стихах мы имеем талантливый набросок того, что позднее было развито в Тентетникове и Обломове. Без сомнения, Крылов и в самом себе находил порядочную дозу этой слабости и, как многие истинные художники, именно потому и задался целью изобразить её с возможной силой и глубиной; но всецело отождествлять его с его героем было бы крайне несправедливо: Крылов — сильный и энергичный человек, когда это необходимо, и его лень, его любовь к покою властвовали над ним, так сказать, только с его согласия. Успех его пьес был большой; в 1807 г. современники считали его известным драматургом и ставили рядом с Шаховским (см. «Дневник чиновника» С. Жихарева); пьесы его повторялись очень часто; «Модная Лавка» шла и во дворце, на половине императрицы Марии Феодоровны (см. Арапов, «Летопись русского театра»). Несмотря на это, Крылов решился покинуть театр и последовать совету И. И. Дмитриева. В 1808 г. Крылов, снова поступивший на службу (в монетном департаменте), печатает в «Драматическом Вестнике» 17 басен и между ними несколько («Оракул», «Слон на воеводстве», «Слон и Моська» и др.) вполне оригинальных. В 1809 г. он выпускает первое отдельное издание своих басен, в количестве 23, и этой книжечкой завоёвывает себе видное и почётное место в русской литературе, а благодаря последующим изданиям басен он становится писателем в такой степени национальным, каким до тех пор не был никто другой. С этого времени жизнь его — ряд непрерывных успехов и почестей, по мнению огромного большинства его современников — вполне заслуженных.


В 1810 г. он вступает помощником библиотекаря в Императорскую публичную библиотеку, под начальство своего прежнего начальника и покровителя А. Н. Оленина; тогда же ему назначается пенсия в 1500 рублей в год, которая впоследствии (28 марта 1820 г.), «во уважение отличных дарований в российской словесности», удваивается, а ещё позднее (26 февраля 1834 г.) увеличивается вчетверо, при чём он возвышается в чинах и в должности (с 23 марта 1816 г. он назначен библиотекарем); при выходе в отставку (1 марта 1841 г.) ему, «не в пример другим», назначается в пенсию полное его содержание по библиотеке, так что всего он получает 11700 руб. асс. в год.


Уважаемым членом «Беседы любителей русской словесности» Крылов является с самого её основания. 16 декабря 1811 года он избран членом Российской Академии, 14 января 1823 года получил от неё золотую медаль за литературные заслуги, а при преобразовании Российской Академии в отделение русского языка и словесности академии наук (1841) был утверждён ординарным академиком (по преданию, император Николай I согласился на преобразования с условием, «чтобы Крылов был первым академиком»). 2 февраля 1838 года в Петербурге праздновался 50-летний юбилей его литературной деятельности с такою торжественностью и вместе с тем с такою теплотой и задушевностью, что подобного литературного торжества нельзя указать раньше так называемого Пушкинского праздника в Москве.


Скончался Иван Андреевич Крылов 9 ноября 1844 года. Похоронен 13 ноября 1844 года на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. В день похорон друзья и знакомые И. А. Крылова вместе с приглашением получили по экземпляру изданных им басен, на заглавном листе которых под траурною каймою было напечатано: «Приношение на память об Иване Андреевиче, по его желанию».


Анекдоты об его удивительном аппетите, неряшестве, лени, любви к пожарам, поразительной силе воли, остроумии, популярности, уклончивой осторожности — слишком известны.


Высокого положения в литературе Крылов достиг не сразу; Жуковский, в своей статье «О басне и баснях Крылова», написанной по поводу изд. 1809 г., ещё сравнивает его с И. И. Дмитриевым, не всегда к его выгоде, указывает в его языке «погрешности», «выражения противные вкусу, грубые» и с явным колебанием «позволяет себе» поднимать его кое-где до Лафонтена, как «искусного переводчика» царя баснописцев. Крылов и не мог быть в особой претензии на этот приговор, так как из 27 басен, написанных им до тех пор, в 17 он., действительно, «занял у Лафонтена и вымысел, и рассказ»; на этих переводах Крылова, так сказать, набивал себе руку, оттачивал оружие для своей сатиры. Уже в 1811 г. он выступает с длинным рядом совершенно самостоятельных (из 18 басен 1811 г. документально заимствованных только 3) и часто поразительно смелых пьес, каковы «Гуси», «Листы и Корни», «Квартет», «Совет мышей» и пр. Вся лучшая часть читающей публики тогда же признала в Крылове огромный и вполне самостоятельный талант; собрание его «Новых басен» стало во многих домах любимой книгой, и злостные нападки Каченовского («Вестн. Европы» 1812 г., № 4) гораздо более повредили критику, чем поэту. В год Отечественной войны 1812 года Крылов становится политическим писателем, именно того направления, которого держалось большинство русского общества. Также ясно политическая идея видна и в баснях двух последующих годов, напр. «Щука и Кот» (1813) и «Лебедь, Щука и Рак» (1814; она имеет в виду не Венский конгресс, за полгода до открытия которого она написана, а выражает недовольство русского общества действиями союзников Александра I). В 1814 году Крылов написал 24 басни, все до одной оригинальные, и неоднократно читал их при дворе, в кружке императрицы Марии Феодоровны. По вычислению Галахова, на последние 25 лет деятельности Крылова падает только 68 басен, тогда как на первые двенадцать — 140.


Сличение его рукописей и многочисленных изданий показывает, с какой необыкновенной энергией и внимательностью этот в других отношениях ленивый и небрежный человек выправлял и выглаживал первоначальные наброски своих произведений, и без того, по-видимому, очень удачные и глубоко обдуманные. Набрасывал он басню так бегло и неясно, что даже ему самому рукопись только напоминала обдуманное; потом он неоднократно переписывал её и всякий раз исправлял, где только мог; больше всего он стремился к пластичности и возможной краткости, особенно в конце басни; нравоучения, очень хорошо задуманные и исполненные, он или сокращал, или вовсе выкидывал (чем ослаблял дидактический элемент и усиливал сатирический), и таким образом упорным трудом доходил до своих острых, как стилет, заключений, которые быстро переходили в пословицы. Таким же трудом и вниманием он изгонял из басен все книжные обороты и неопределённые выражения, заменял их народными, картинными и в то же время вполне точными, исправлял постройку стиха и уничтожал так наз. «поэтические вольности». Он достиг своей цели: по силе выражения, по красоте формы басни Крылова — верх совершенства; но всё же уверять, будто у Крылова нет неправильных ударений и неловких выражений, есть юбилейное преувеличение («со всех четырёх ног» в басне «Лев, Серна и Лиса», «Тебе, ни мне туда не влезть» в басне «Два мальчика», «Плоды невежества ужасны таковы» в басне «Безбожники» и т. д.). Все согласны в том, что в мастерстве рассказа, в рельефности характеров, в тонком юморе, в энергии действия Крылов — истинный художник, талант которого выступает тем ярче, чем скромней отмежёванная им себе область. Басни его в целом — не сухая нравоучительная аллегория и даже не спокойная эпопея, а живая стоактная драма, со множеством прелестно очерченных типов, истинное «зрелище жития человеческого», рассматриваемого с известной точки зрения. Насколько правильна эта точка зрения и назидательна басня Крылова для современников и потомства — об этом мнения не вполне сходны, тем более, что для полного выяснения вопроса сделано далеко не всё необходимое. Хотя Крылов и считает благотворителем рода человеческого «того, кто главнейшие правила добродетельных поступков предлагает в коротких выражениях», сам он ни в журналах, ни в баснях своих не был дидактиком, а ярким сатириком, и притом не таким, который казнит насмешкой недостатки современного ему общества, в виду идеала, твёрдо внедрившегося в его душе, а сатириком-пессимистом, плохо верящим в возможность исправить людей какими бы то ни было мерами и стремящимся лишь к уменьшению количества лжи и зла. Когда Крылов, по обязанности моралиста, пытается предложить «главнейшие правила добродетельных поступков», у него это выходит сухо и холодно, а иногда даже и не совсем умно (см. напр. «Водолазы»); но когда ему представляется случай указать на противоречие между идеалом и действительностью, обличить самообольщение и лицемерие, фразу, фальшь, тупое самодовольство, он является истинным мастером. Поэтому едва ли уместно негодовать на Крылова за то, что он «не выразил своего сочувствия ни к каким открытиям, изобретениям или нововведениям» (Галахов), как неуместно требовать от всех его басен проповеди гуманности и душевного благородства. У него другая задача — казнить зло безжалостным смехом: удары, нанесённые им разнообразным видам подлости и глупости, так метки, что сомневаться в благотворном действии его басен на обширный круг их читателей никто не имеет права. Полезны ли они, как педагогический материал? Без сомнения, как всякое истинно художественное произведение, вполне доступное детскому уму и помогающее его дальнейшему развитию; но так как они изображают только одну сторону жизни, то рядом с ними должен предлагаться и материал противоположного направления. Важное историко-литературное значение Крылова также не подлежит сомнению. Как в век Екатерины II рядом с восторженным Державиным был необходим пессимист Фонвизин, так в век Александра I был необходим Крылов; действуя в одно время с Карамзиным и Жуковским, он представлял им противовес, без которого российское общество могло бы зайти слишком далеко по пути мечтательной чувствительности.


Не разделяя археологических и узко-патриотических стремлений Шишкова, Крылов сознательно примкнул к его кружку и всю жизнь боролся против полусознательного западничества. В баснях явился он первым у нас «истинно народным» (Пушкин, V, 30) писателем, и в языке, и в образах (его звери, птицы, рыбы и даже мифологические фигуры — истинно русские люди, каждый с характерными чертами эпохи и общественного положения), и в идеях. Он симпатизирует русскому рабочему человеку, недостатки которого, однако, прекрасно знает и изображает сильно и ясно. Добродушный вол и вечно обиженные овцы у него единственные так называемые положительные типы, а басни: «Листы и Корни», «Мирская тходка», «Волки и Овцы» выдвигают его далеко вперёд из среды тогдашних идиллических защитников крепостного права. Крылов избрал себе скромную поэтическую область, но в ней был крупным художником; идеи его не высоки, но разумны и прочны; влияние его не глубоко, но обширно и плодотворно.


Переводы басен [ править ]


В 1825 году в Париже граф Григорий Орлов опубликовал Басни И. А. Крылова в двух томах на русском, французском и итальянском языках, эта книга стала первым зарубежным изданием басен [2] .


Первым переводчиком Крылова на азербайджанский язык был Аббас-Кули-Ага Бакиханов. В 30-е годы XIX века, ещё при жизни самого Крылова, он перевел басню «Осел и Соловей». Уместно будет отметить, что, например, на армянский язык первый перевод был сделан в 1849 году, а на грузинский — в 1860. Свыше 60-ти басен Крылова в 80-х годах XIX века перевел Гасаналиага хан Карадагский.


Последние годы [ править ]


В конце жизни Крылов был обласкан царской фамилией. Имел чин статского советника, шеститысячный пенсион. С марта 1841 года до конца жизни квартировал в доходном доме Блинова на 1-й линии Васильевского острова, 8.


Крылов жил долго и своим привычкам не изменял ни в чём. Полностью растворился в лени и гурманстве. Он, умный и не слишком добрый человек, в конце концов сжился с ролью добродушного чудака, нелепого, ничем не смущающегося обжоры. Придуманный им образ пришёлся ко двору, и в конце жизни он мог позволить себе всё, что угодно. Не стеснялся быть обжорой, неряхой и лентяем.


Все считали, что Крылов умер от заворота кишок вследствие переедания, а на самом деле — от двухстороннего воспаления лёгких.


Похороны были пышными. Граф Орлов — второй человек в государстве — отстранил одного из студентов и сам нёс гроб до дрог [3] .


Современники считали, что дочь его кухарки Саша была от него. Это подтверждается тем, что он отдал её в пансион. А когда кухарка умерла, воспитывал её как дочь и дал за неё большое приданое. Перед смертью всё своё имущество и права на свои сочинения завещал мужу Саши.


Признание и адаптации [ править ]



  • Крылов имел чин статского советника, состоял действительным членом Императорской Российской академии (с 1811), ординарным академикомИмператорской Академии наук по Отделению Русского языка и словесности (с 1841).


Увековечение имени [ править ]




  • Улицы и переулки имени Крылова есть в десятках городов России и стран бывшего СССР и в Казахстане

  • Памятник в Летнем саду Санкт-Петербурга

  • В Москве у Патриарших прудов установлен памятник Крылову и героям его басен

  • В Санкт-Петербурге, Ярославле и Омске есть детские библиотеки имени И. А. Крылова


В музыке [ править ]


Басни И. А. Крылова положены на музыку, например, А. Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и », «Осёл и Соловей», «Стрекоза и Муравей», «Квартет». [4] А также - Ю. М. Касьяником: вокальный цикл для баса и ф-но (1974) «Басни Крылова» («Ворона и Лисица», «Прохожие и Собаки», «Осёл и Соловей», «Две Бочки», «Троеженец»).



Крылов иван андреевич


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Khiceogn1

Иван Андреевич Крылов

Воскресенье, 15 Апреля 2018 г. 16:19 (ссылка)

Крылов иван андреевич русский писатель, баснописец, журналист. Родился в семье армейского офицера, дослужившегося от рядового до капитана. После смерти отца семья осталась без средств к
Крылов иван андреевич


Крылов иван андреевич


русский писатель, баснописец, журналист.


Родился в семье армейского офицера, дослужившегося от рядового до капитана. После смерти отца семья осталась без средств к существованию, и десятилетний мальчик поступил на службу подканцеляристом в Калязинский земский суд, затем в Тверской магистрат.


В 1782 г. Крылов переехал в Петербург, привезя с собой свою первую комическую оперу «Кофейница». В ней юный автор дал сатирическую картину нравов русской провинции. Крылов сблизился с актерами и театральными деятелями, написал несколько комедий.


В 1789 г. стал издавать сатирический журнал «Почта духов», который по смелости сатиры стал одним из крупнейших явлений русской журналистики конца XVIII в. И. А. Крылов


Летом 1792 г. Крылов попал под надзор полиции и отошел от журналистской деятельности. В 1804 г. в Москве он опубликовал свои первые басни «Дуб и трость» и «Разборчивая невеста». В 1812 г. Крылов поступил на службу в открывшуюся в Петербурге Публичную библиотеку, в которой прослужил в должности библиотекаря около 30 лет.


В 1809 г. вышла первая книга басен Крылова. Развивая традиции басенного жанра, он выступил и как новатор, создав басню, не ограниченную рамками классицизма, а идущую от жизни. Персонажи басен были живыми типическими характерами, а сюжет приобрел национальный колорит, принял вид драматизированной сценки. Многие строки басен Крылова, благодаря своей меткости и простоте, вошли в разговорный язык, стали пословицами и поговорками.


Основные произведения: басни «Волки и Овцы», «Мор зверей», «Рыбьи пляски», «Конь и Всадник», «Колос», «Крестьяне и Река», «Листы и Корни», «Ворона и Курица», «Волк на псарне», «Раздел» и др.; комедии «Бешеная семья», «Сочинитель в прихожей», «Проказники» (все - 1786-1788); трагедия «Филомела» (1786-1788); «шуто-трагедия» «Триумф» (1799-1800); повесть «Камб» (1792).



Крылов иван андреевич


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Fomandc2

Крылов, Иван Андреевич

Воскресенье, 15 Апреля 2018 г. 15:47 (ссылка)

Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдёт, И выйдет из него не дело, только мука. Однажды Лебедь, Рак да Щука Везти с поклажей воз взялись И вместе трое все в него впряглись; Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу! Поклажа бы для них казалась и легка: Да Лебедь рвётся в облака, Рак…
LJ Magazine


Крылов иван андреевич


На лад их дело не пойдёт,


И выйдет из него не дело, только мука.


Однажды Лебедь, Рак да Щука


Везти с поклажей воз взялись


И вместе трое все в него впряглись;


Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу!


Поклажа бы для них казалась и легка:


Да Лебедь рвётся в облака,


Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.


Кто виноват из них, кто прав — судить не нам;


Да только воз и ныне там.


К чему это я? да вот:


Износ коммунальной инфраструктуры, расположенной под проезжей частью Волжского проспекта, составляет практически 100%. Коммуникации построены в 1916 году, после 1961 года их замена не производилась. В частности, речь идет об участке от ул. Вилоновской до ул. Осипенко, реконструкция которого завершена недавно.



Крылов иван андреевич


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Gashakart

Биография Крылова

Воскресенье, 15 Апреля 2018 г. 14:57 (ссылка)

Litra.RU :: Биография Крылова
Крылов И




"Дедушкой Крыловым" наименовал народ великого русского баснописца,

выразив этим свое уважение и любовь к нему. На протяжении полутора веков басни Крылова пользуются горячим признанием все новых и новых поколений читателей. "Книгой мудрости самого народа" назвал Гоголь крыловские басни, в которых, как в бесценной сокровищнице, сохраняется народная мудрость пословиц и поговорок, богатство и красота русской речи.


Крылов не только создатель чудесных басен, которые знает и стар и млад. Его яркий талант сказался в самых разнообразных жанрах литературы. Смелый сатирик в своих прозаических произведениях, тонкий лирический поэт, остроумный автор веселых и злых комедий - таков Крылов - писатель конца XVIII века.


Иван Андреевич Крылов родился в Москве 13 февраля (нового стиля) 1769 года в семье скромного армейского офицера. Его отец, Андрей Прохорович Крылов, в течение долгих лет служил рядовым солдатом, затем ротным писарем, каптенармусом, сержантом. Не имея ни состояния, ни покровителей, он с трудом достиг капитанского чина. В 1751 году А. П. Крылов был зачислен рядовым в драгунский полк, стоявший тогда в Оренбургской губернии. Во время восстания Пугачева отец будущего баснописца уже в капитанском чине принимал участие в военных действиях, а маленький сын его находился с матерью в осажденном Оренбурге.


В 1774 году А. П. Крылов вышел в отставку и получил назначение на должность председателя Тверского губернского магистрата. В Твери маленький Крылов воспитывался под надзором матери, по словам самого баснописца, простой женщины, "без всякого образования, но умной от природы". Когда ему исполнилось десять лет, отец умер, и семья осталась без всяких средств. Тщетно вдова А. П. Крылова хлопотала о пенсии, обращалась с прошениями на "высочайшее имя", умоляя снизойти к ее "крайней бедности", учесть "беспорочную" службу мужа. Она вынуждена была добывать хлеб насущный услугами в богатых домах, чтением псалтыря по покойникам. Десятилетнего подростка определили "подканцеляристом" в тот же губернский магистрат, где служил его отец. Крылову пришлось с юных лет познакомиться с нравами провинциальных канцелярий, с казнокрадством и вопиющими злоупотреблениями приказных, столь ненавидимых народом. Мальчик попал под издало тупого и жестокого "повытчика", который запрещал ему даже чтение книг, до которых Крылов был великий охотник.


Понятно поэтому, что он воспользовался первой же возможностью оставить Тверской магистрат и перебраться на службу в столицу, куда семья Крыловых переехала зимой 1782 года. В сентябре следующего года Крылов поступает канцеляристом в Петербургскую казенную палату. Однако не служебная карьера привлекла молодого Крылова в столицу. В нем рано проявилось литературное призвание, горячий интерес к литературе и театру.


Годы идейного и творческого становления молодого Крылова приходятся на период, непосредственно последовавший за событиями пугачевского восстания, когда императрица Екатерина II сбросила маску "просвещенного монарха" и после жестокой расправы с восставшими крестьянами стала открыто проводить политику реакции и удушения свободной мысли. Но тот урок, который был дан русскому обществу крестьянской войной 1773-1775 годов, не пропал бесследно. Он пробудил передовую русскую мысль. Лучшие люди эпохи - Радищев, Фонвизин, Новиков - подымали свой голос против несправедливости крепостнических отношений, против гнета и насилия. К ним принадлежал и Крылов, навсегда сохранивший ненависть к крепостническим верхам и горячую любовь к народу.


В Петербурге Крылов увлекается театром. Ведь в 1782 году на русской сцене поставлен был "Недоросль" Фонвизина, шли комедии Княжнина, Сумарокова, Аблесимова и других русских авторов. Крылов становится постоянным посетителем театра и сам пробует свои силы в драматургии.


В год переезда в Петербург им написана начатая еще в Твери комическая опера в стихах "Кофейница", в которой при всей ее незрелости сказались жизненная наблюдательность автора, его несомненная литературная одаренность.


Вслед за "Кофейницей" Крылов написал две трагедии из древнегреческой жизни ("Филомела" и не дошедшая до нас "Клеопатра"), которые, однако, не попали на сцену. Видимо, их вольнолюбивый характер, тираноборческие мотивы испугали царскую цензуру.


Разочаровавшись в возможности увидеть свои пьесы на сцене, Крылов порывает с театральными кругами и обращается к журнальной деятельности. С 1788 года начинается его сотрудничество в журнале И. Г. Рахманинова "Утренние часы". Журнальная и литературная деятельность Крылова в эти годы необычайно разнообразна. Он выступает и как лирический поэт, и как сатирик, и как журналист.


В журнале "Утренние часы" Крылов анонимно опубликовал и первые басни ("Стыдливый игрок", "Павлин и Соловей" и др.), которые впоследствии никогда не перепечатывал. Издатель и редактор журнала "Утренние часы", переводчик Вольтера Рахманинов был близок к радикально настроенной тогдашней интеллигенции, которая группировалась вокруг Радищева. Знакомство с Рахманиновым сказалось и в том начинании, которое предпринимает при его содействии Крылов в 1789 году, - в издании журнала "Почта духов". Журнал осуществлял широкую программу сатирического обличения дворянско-крепостнического общества, являясь в этом отношении прямым преемником изданий Новикова - "Трутня" и "Живописца".


Крыловская "Почта духов" - своеобразный журнал одного автора, в котором помещена переписка "духов" с "арабским философом Маликульмульком". Такая форма сатиры позволяла под видом писем "духов" о разных событиях "водяного" или "подземного" царства довольно прозрачно говорить о нравах и порядках столицы и всего государственного аппарата. Деспотизм и произвол царской власти, взяточничество и недобросовестность чиновников, дворянская спесь и мотовство, невежество и лицемерие аристократических верхов, бесправие и тяжелая жизнь бедняков - все это находило отображение на страницах журнала.


Дидактическое начало, свойственное просветительскому реализму, определяет и басенное творчество Крылова, нравоучительность его басен. Оно неотъемлемо от сатирической направленности в изображении басенных персонажей, чему основа была положена уже в журнальной прозе Крылова. Многие сатирические мотивы и сюжеты басен были заложены в фельетонах "Почты духов".


Крылов обличает деспотизм и жестокий произвол власти тиранов и поработителей народов. Протестуя против неограниченной деспотической власти государей и их приближенных, Крылов с особенной резкостью восстает против грабительских войн, разоряющих народы, ведущихся во имя интересов личного прославления или корысти: "Кто дал право человеку убивать миллион подобных себе людей для удовлетворения своих пристрастий. "


Политическая обстановка тех лет становилась все более напряженной. Помимо внутренних причин, сказались и события Французской революции, отзвуки которых доносились и до невских берегов. Новиков томился в Шлиссельбургской крепости, Радищев был сослан в далекую Сибирь. Репрессии коснулись Крылова и его друзей. Правительство настороженно следило за печатью.


Смерть Екатерины II (в 1796 году) не изменила реакционного курса правительства. Павел I еще более усилил политический гнет, восстановил шагистику в войсках, окружил себя прусскими выходцами и "гатчинцами" во главе с Аракчеевым. Павел не только продолжил гонения на всякое проявление свободной мысли, но издал даже указ об изгнании из русского языка таких слов, как "гражданин", "отечество" и т. п., закрыл частные типографии и усилил цензуру над печатью.


С осени 1797 года Крылов поселился в селе Казацком (Киевской губ.) - имении князя С. Ф. Голицына, впавшего в неми лость у Павла I. Об оппозиционных настроениях Крылова лучше всего свидетельствует его "шуто-трагедия" "Подщипа" ("Трумф"), написанная им в Казацком. Она там же была поставлена в любительском спектакле, в котором сам писатель играл роль Трумфа.


Пребывание Крылова в Казацком закончилось со смертью Павла I. Осенью 1801 года С. Ф. Голицын был назначен генерал-губернатором в Ригу. Вместе с Голицыным поехал и Крылов в качестве его секретаря. В 1802 году в Петербурге вышло второе издание "Почты духов", а также была поставлена комедия "Пирог". Вскоре Крылов вышел в отставку и уехал в Москву. В январском номере журнала "Московский зритель" за 1806 год были напечатаны первые басни Крылова, определившие его дальнейший творческий путь. К началу 1806 года Крылов вернулся да Петербург, в котором и прожил все последующие годы.


После наполненной беспокойными событиями молодости жизнь Крылова с возвращением в Петербург входит в однообразное и мирное русло. Крылов принимает активное участие в литературной жизни. Он являлся членом литературных и научных обществ, был близко знаком с виднейшими писателями того времени. Особо следует отметить близость Крылова с переводчиком "Илиады" Н. И. Гнедичем, который в молодые годы примыкал к прогрессивным кругам дворянской интеллигенции, сочувственно относившейся к идеям декабристов. Крылов жил по соседству с Гнедичем в здании Публичной библиотеки, где они оба служили.


Крылов сближается с кружком знатока и любителя искусств, впоследствии президента Академии художеств А. Н. Оленина. В доме Олениных собирались известные писатели, художники, ученые. Здесь, помимо Крылова, бывали Шаховской, Озеров, Батюшков, Гнедич, позже - Пушкин и многие другие литераторы того времени.


В 1808 году Крылов принимает деятельное участие в театральном журнале "Драматический вестник".


Либеральные веяния начала царствования Александра I при всей их кратковременности и демагогическом характере дали возможность Крылову вновь вернуться к литературной деятельности. Наряду с баснями он в 1806-1807 годах пишет две комедии: "Модная лавка" и "Урок дочкам". Эти драматические произведения, имевшие громкий успех у тогдашних зрителей, проникнуты были горячим патриотическим чувством, стремились возбудить в русском обществе любовь и уважение к своей национальной культуре.


Многие мотивы "Модной лавки" предвосхищали осмеяние "галломании" в "Горе от ума" Грибоедова. В "Модной лавке" и "Уроке дочкам" характеры персонажей более жизненны по сравнению с прежними пьесами Крылова. Враг всякой иностранщины, "степной помещик" Сумбуров, его жена - провинциальная модница и поклонница "модных лавок", служанка Маша наделены живыми чертами, показаны с подлинным юмором. Комизм положений, выразительная разговорная речь, меткие, остроумные характеристики делают эту комедию не устаревшей до нашего времени.


В "Уроке дочкам" смешные и нелепые претензии завзятых провинциалок - помещичьих дочек Феклы и Лукерьи - изъясняться лишь по-французски и следовать столичной моде осмеяны особенно язвительно. Провинциальных жеманниц дурачит слуга проезжего столичного франта. Продувной, расторопный Семен с успехом выдает себя за французского маркиза, и провинциальные модницы остаются от него без ума.


Следует особо отметить характерную черту комедий Крылова - сочувственное изображение слуг, которые своей сметливостью, естественностью чувств и поступков противопоставлены глупым и спесивым господам.


"Модная лавка" и "Урок дочкам" пользовались большим успехом у современников и не сходили со сцены до сороковых годов XIX века, да и после этого неоднократно ставились в театре. Однако подлинную всенародную славу принесли Крылову не комедии, а басни.


В начале 1809 года вышла первая книга басен Крылова. С тех пор Крылов в течение четверти века всю свою энергию отдает писанию басен.


В 1811 году Крылов избирается членом "Беседы любителей русского слова", объединявшей писателей старшего поколения. Это не помешало ему иронически относиться к высокопоставленным участникам "Беседы", в большинстве своем бездарным поэтам, сторонникам отживших литературных традиций, которых он высмеял в басне "Демьянова уха". Крылов никогда не замыкался в каком-либо одном, узколитературном кружке.


В 1812 году Крылов поступил на службу в только что основанную Публичную библиотеку, директором которой был назначен А. Н. Оленин. За время своей длительной службы в Публичной библиотеке Крылов проявил себя как деятельный организатор русского отдела библиотеки.


Теперь уже Крылов не дерзкий бунтарь, задевавший стрелами сатиры саму императрицу. Он как бы замыкается в непроницаемую броню, прослыв среди окружающих чудаком и ленивцем. Он мог по целым дням сидеть у окна своей комнаты с излюбленной им трубкой или сигарой или лежать на диване, подолгу раздумывая о течении жизни. О его рассеянности и лени передавались многочисленные слухи и рассказы. То, как он явился во дворец в мундире с пуговицами, замотанными портным в бумажки, то, как залил ценную книгу "кофеем", то, как он не в тот день пришел, какой был назначен.


Такая слава ленивца и чудака помогала Крылову укрыться и от назойливого любопытства друзей и от подозрительности правительства, предоставляя ему свободу для осуществления его творческих замыслов.


Таков был Иван Андреевич Крылов - великий русский баснописец, в молодые годы смелый и непокорный бунтарь, дерзко-нападавший в своих журналах на крепостнические порядки и бесправие царствования Екатерины II. Теперь он вынужден был притаиться, спрятать свои подлинные мысли и чувства под покровом чудака и ленивца, "вполоткрыта" говоря горькую правду об окружающем в своих баснях.


В 1838 году состоялось торжественное чествование Крылова в ознаменование 50-летия его литературной деятельности. В своей речи В. Жуковский, приветствуя баснописца, сказал: "Наш праздник, на который собрались здесь немногие, есть праздник национальный; когда бы можно было пригласить на него всю Россию, она приняла бы в нем участие с тем самым чувством, которое всех нас в эту минуту оживляет. " Жуковский охарактеризовал басни Крылова как "поэтические уроки мудрости", "Которые дойдут до потомства и никогда не потеряют в нем своей силы и свежести: ибо они обратились в народные пословицы, а народные пословицы живут с народами и их переживают" <Журнал Министерства народного просвещения, 1838, ч. XVII. с. 216-217.>.


Прослужив в Публичной библиотеке около тридцати лет, Крылов вышел в отставку в марте 1841 года, на 72-м году жизни. Он поселился в тихой квартире на Васильевском острове. Последней работой, писателя была подготовка к печати в 1843 году полного собрания своих басен. 21 ноября (нового стиля) 1844 года Крылов скончался в возрасте 75 лет.


Крылов обратился к басне как к самому народному, доходчивому жанру. Когда его как-то спросили, почему он пишет именно басни, Крылов ответил: "Этот род понятен каждому: его читают и слуги и дети". Басня издавна являлась жанром, особенно близким народной поэзии и имевшим прочную традицию в русской литературе. Ее связь с народными пословицами и поговорками, простота и ясность образов, народная мудрость ее морали - все это делало басню особенно любимой народом.


Сатира Крылова, хотя и прикрытая басенным иносказанием, больно и метко поражала язвы и безобразия не только современного баснописцу общества, но и общественного строя, основанного на частной собственности и корысти. Сатирическое острие басен Крылова было направлено против злоупотреблений, взяточничества, невежества, корыстолюбия и круговой поруки всего государственного аппарата.


Политический смысл басен Крылова имел в виду Грибоедов, когда заставил плута и доносчика Загорецкого признать их обличительную силу:


. А если б, между нами,


Был ценсором назначен я,


На басни бы налег; ох! басни - смерть моя!


Насмешки вечные над львами! над орлами!


Кто что ни говори:


Хотя животные, а все-таки цари.


Эти насмешки над Львами и Орлами у Крылова имели особенно конкретный, подчас злободневный характер, что не лишало, однако, его басни обобщающего, типизирующего значения.


В басне применена система намеков, иносказаний, которая обычно называется "эзоповским языком". "Эзоповский язык" служил целям маскировки сатиры. Крылов называл это "говорить истину" "вполоткрыта" - "затем, что истина сноснее вполоткрыта" ("Волк и Лисица").


Читатель понимал прекрасно, что басенные Львы и Волки, Ослы и Лисицы отнюдь не отвлеченные аллегории и не сказочные звери, а конкретные исторические деятели. Но дело в том, что сатирическое обобщение в крыловских баснях всегда во многом шире, чем те фактические обстоятельства, которые послужили толчком для создания той или другой басни.


Именно в этой широте сатирического адреса, в политической остроте затрагиваемых в басне вопросов и заложено долголетие крыловской сатиры, неиссякаемая жизнь его басенных образов. Единичный, конкретный факт скоро забывается, а его обобщающий, типический смысл и значение приобретают все новые и новые применения.


Крылов неизменно на стороне угнетенного народа, защищая его против произвола и насилия господствующих классов, сильных и алчных хозяев жизни. В басне "Волк и Ягненок" он прямо говорит:


У сильного всегда бессильный виноват!


Робкий и слабый Ягненок становится добычей Волка только потому, что тот голоден:


"Ах, я чем виноват?" - "Молчи! устал я слушать.


Досуг мне разбирать вины твои, щенок!


Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать".


Этот несправедливый "порядок", беззаконие и насилие, творимые над крепостными крестьянами, народом, Крылов неоднократно резко осуждал и обличал в своих баснях ("Волки и Овцы", "Крестьяне и Река", "Пестрые овцы" и др.). Однако, едко высмеивая беззаконие, хищничество всего строя, который способствовал угнетению народа, Крылов не видел выхода из создавшегося положения, считая, что открытый протест невозможен и бесцелен. Иронизируя над либеральным начинанием правительства - созвать сходку зверей, чтобы расспросить их о Волке, просившемся в овечьи старосты, Крылов тут же добавляет, что именно мнения овец о Волке на этой сходке и "забыли" спросить ("Мирская сходка"). Крылов из этой басни делает пессимистический, горестный вывод:


Какой порядок ни затей,


Но если он в руках бессовестных людей,


Они всегда найдут уловку,


Чтоб сделать там, где им захочется, сноровку.


Крылов понимает, что беззаконие и несправедливость не только результат "развращения" нравов, но и политическая система, возглавляемая самим царем. Поэтому немало едких и смелых басен у нею о царе-Льве, явно намекающих на деятельность самого Александра I. Такова прежде всего басня "Рыбья пляска". В басне рассказывается о царе-Льве, который, получая жалобы на беззакония, творящиеся в его государстве, решил сам проверить на месте существующие порядки.


От жалоб на судей,


На сильных и на богачей


Лев, вышед из терпенья.


Пустился сам свои осматривать владенья.


Встретившийся ему по дороге Мужик-староста собирается на разведенном костре поджарить рыб, выловленных им из воды. На вопрос Льва о том, что он делает, староста нагло отвечает:


"Всесильный царь! - сказал Мужик, оторопев, -


Я старостою здесь над водяным народом,


А это старшины, все жители воды;


Мы собрались сюды


Поздравить здесь тебя с твоим приходом".


Льстивое заверение старосты настолько ублаготворяет царя-Льва, что он даже не замечает, что рыбы на сковороде корчатся от боли. Столкнувшись с произволом старосты, расправляющегося по-своему с "водяным" народом, царь-Лев вовсе не осуждает этого злоупотребления властью, полностью доверяя лживой речи старосты, выхваляющего свои "заботы" о нуждах народа ("А рыбы между тем на сковородке бились") и даже нагло утверждающего, что рыбы "от радости, тебя увидя, пляшут"! В результате Лев, "лизнув" старосту милостиво в грудь, "отправился в дальнейший путь". Это ядовитое осмеяние прежде всего самого Александра I, любителя путешествовать по России, столь же слепо доверявшего своим ставленникам, в первую очередь Аракчееву. Именно это сходство с императором явилось причиной запрещения басни со стороны правительственных кругов, заставивших баснописца коренным образом переделать свою басню с тем, чтобы Лев явился в ней справедливым радетелем народа. Но смысл этой басни (в ее первоначальной редакции) гораздо шире обличения Александра I. Баснописец хотел показать, что любой царь опирается на клику своих ставленников и равнодушен к страданиям и тяготам народа.


В басне "Пестрые овцы" Крылов с не менее ядовитой иронией изобразил того же Александра I, разоблачив притворство и лицемерие царя, коварно и жестоко расправляющегося с вольнодумцами, в то же время лицемерно выражающего свое сочувствие к судьбе своих же жертв! Эта басня из-за намеков политического характера вообще не была напечатана при жизни Крылова.


Обличая произвол и жестокое самоуправство царя и его приближенных, Крылов тем не менее не восставал против самого строя, против института монархии, оставаясь на позициях просветительства, думая, что просвещенный монарх может своим разумным поведением и следованием законам исправить общество, погрязшее в несправедливости и беззаконии. Незыблемость существующего образа правления, возможность лишь его улучшения средствами воспитания и просвещения - в сущности, такова политическая программа Крылова.


Об истинном отношении Крылова к власти особенно ясно говорит басня "Лягушки, просящие царя", помещенная в сборнике басен 1809 года. В ней Крылов высказал свой глубокий скептицизм по отношению к царской власти и к возможности политических перемен. Ведь на смену "правлению народну", которым лягушки были недовольны, был им ниспослан Юпитером царь-чурбан. Но и царь-чурбан скоро "наскучил" лягушкам своей кротостью, и они вновь стали просить царя "на славу". Новый царь - Журавль, который стал поедать их без разбора, оказался слишком крут:


Не любит баловать народа своего;


Он виноватых ест; а на суде его


Нет правых никого;


На новые мольбы лягушек спасти их от такого царя Юпитер отвечал:


". Не вы ли о Царе мне уши прошумели?


Вам дан был Царь? - так тот был слишком тих:


Вы взбунтовались в вашей луже,


Другой вам дан - так этот очень лих;


Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!"


Таков пессимистический вывод, к которому пришел Крылов, разочаровавшись в возможности улучшения системы власти. Хотя сюжет басни взят им из одноименной басни Лафонтена (восходящей к басне Эзопа), но Крылов во многом заострил его, добавив ряд существенных деталей, наглядно рисующих поведение как новых Царей, так и их подданных. Таков безрадостный взгляд баснописца на возможность политических перемен. Не следует, конечно, возводить это недоверие к возможности социальных перемен в философскую концепцию, но оно свидетельствовало прежде всего об убеждении Крылова в необходимости терпеть власть, чтоб, "не было хуже!".


Отечественная война 1812 года, героический подвиг русского народа, разбившего иноземных захватчиков, вызвали широкий общественный подъем. В обстановке этого подъема складывалось творчество великого русского баснописца, являвшегося выразителем народных чаяний. События войны 1812 года вдохновили Крылова на создание таких басен, как "Волк на псарне", "Ворона и Курица", "Раздел", "Щука и Кот".


В басне "Ворона и Курица" Крылов беспощадно высмеивал презренных отщепенцев, тех "ворон", которые свои корыстные личные интересы ставили выше интересов родины. В "Разделе" осужден эгоизм и равнодушие к общему делу защиты отчизны. "Честные торгаши", спорящие из-за раздела барышей в то время, когда пожар охватил весь дом, - таковы в изображении баснописца представители господствующих классов, забывшие об опасности, угрожавшей родине. Заботе о личной выгоде Крылов противопоставляет готовность народа дружно встретить общую беду.


В басне "Волк на псарне" общее патриотическое чувство, готовность народа до конца бороться с вероломно напавшим на родину врагом нашли подлинно эпическое выражение. Крылов наглядно и живописно рисует картину дружного отпора врагу, показывая ошибочный расчет Волка, думавшего попасть в овчарню, а попавшего вместо того на псарню.


В описании растревоженной псарни передана картина общенародного движения, партизанской борьбы крестьян с напавшим врагом. В то же время Крылов показывает злобную коварность Волка-Наполеона, понявшего, что ему не уйти от расплаты за свои преступления, и потому предложившего мирные переговоры. Здесь речь идет о фактическом событии - посылке Наполеоном в лагерь Кутузова бывшего посла в России Лористона для переговоров о мире.


Своей басней Крылов давал ответ от лица народа этим попыткам Наполеона уйти от неизбежной расплаты, спастись от народного гнева. Потому и образ Ловчего-Кутузова, отвергшего переговоры и вместо того спустившего на Волка стаю гончих, приобретал величественный характер народного героя, полного достоинства и мужества.


Патриотический пафос крыловских басен, посвященных событиям Отечественной войны 1812 года, особенно близок нам. Во время Великой Отечественной войны советского народа с гитлеровскими захватчиками многие басни Крылова инсценировались и перефразировались применительно к современным событиям. Появился ряд острых политических карикатур на фашистских головорезов, в которых использовались тексты и образы басен Крылова


В басне "Пчела и Мухи" баснописец дал достойную отповедь аристократическим космополитам, праздным и развязным "мухам", предпочитающим "чужие край" своей родине. Он противопоставляет им скромных, трудолюбивых "пчел", честно работающих на благо своего народа:


Кто с пользою отечеству трудится,


Тот с ним легко не разлучится;


А кто полезным быть способности лишен,


Чужая сторона тому всегда приятна.


Основу процветания страны, государственной жизни Крылов видел в народе, в его созидательном труде. Тунеядству и паразитизму крепостнических верхов он противопоставил идеал народа-трудолюбца. В басне "Листы и Корни" баснописец утверждает животворную, незаметную работу "корней", питающих дерево и дающих возможность существования "листам", легкомысленно кичащимся своей бесполезной красотой.


Крылов стоял в стороне от непосредственной политической борьбы и революционной деятельности декабристов. Но в своих баснях он неоднократно откликался, хотя и в иносказательной форме, на самые насущные и острые вопросы современности.


В басне "Бритвы" Крылов, имея в виду события 1825 года, говорит о том положении, в котором оказались лучшие, передовые люди эпохи, и прежде всего декабристы, выброшенные за борт в то время, как они могли бы принести стране огромную пользу. Участь Н. Тургенева, А. Бестужева и множества других припомнилась Крылову, когда он писал:


Вам пояснить рассказ мой я готов:


Не так ли многие, хоть стыдно им признаться,


С умом людей - боятся.


И терпят при себе охотней дураков?


Басня "Булат" была написана после отставки генерала Ермолова - популярного героя войны 1812 года, заподозренного Николаем I в связях с декабристами. Его судьбу и имел в виду Крылов, подразумевая под "булатом", заброшенным в "железный хлам", талантливого полководца и государственного деятеля. В рукописном варианте этой басни были строки, прямо относившиеся к Николаю I:


Кто, сам родясь к большим делам не сроден,


Не мог понять, к чему я годен.


Крылов до конца жизни сохранил отрицательное отношение к царю и вельможным верхам. Поэтому почти символическое значение имеет его последняя (написанная им в 1834 году) басня "Вельможа", в которой он повторяет излюбленные мотивы своей ранней сатиры, ядовито высмеивая праздного и ограниченного царского сатрапа, за которого все дела вел его секретарь.


Правительственные круги, действуя через официального "покровителя" баснописца и его непосредственного начальника А. Н. Оленина, назойливо, хотя и тщетно, следили, чтобы в баснях Крылова не прозвучали политические, оппозиционные мотивы, вызов насаждаемым правительством порядкам. О своей невеселой судьбе "соловья", находящегося в клетке под надзором "птицелова", Крылов сам рассказал в басне "Соловьи". Он с горькой иронией говорит там о Соловье, который "отягчал" свою "злую долю" тем, что прославился пением:


А мой бедняжка Соловей,


Чем пел приятней и нежней.


Тем стерегли его плотней.


Этими полными горькой иронии словами закончил Крылов басню о своей безрадостной судьбе пленника.


Было бы неправильно, однако, приурочивать басни Крылова только к каким-либо отдельным конкретным фактам и событиям. Даже в тех случаях, когда эти факты и явились толчком, поводом для создания басни, ее содержание, ее образы, как правило, гораздо шире, чем факт, который натолкнул баснописца на данный сюжет. Так, например, обобщающий смысл басни "Квартет" гораздо шире первоначального повода ее написания - деятельности Государственного совета. Крылов иронически показывает бесплодность любой бюрократической организации, неуспех дела, которое осуществляется невежественными и бездарными, исполнителями.


При всей конкретности персонажей, наличии в основе многих из них исторических прототипов, басенные образы Крылова тем и замечательны, что смысл их неизмеримо шире.


В образе царя-Льва Крыловым воплощены типические черты жестокого и лицемерного самодержца, привыкшего к лести и раболепию, творящего "суд" и расправу по своему усмотрению. Эти черты особенно подчеркнуты Крыловым в таких баснях, как "Лев и Волк", "Лев на ловле" и другие.


Львы, Волки, Лисицы, Щуки - алчные и опасные хищники, от которых нет житья скромному труженику. Это чиновники, судьи, приказные - заведомые взяточники и лихоимцы, бесчестные крючкотворы, грабящие и притесняющие народ.


В басне "Медведь у Пчел" Медведь - крупный чиновник-бюрократ, грабящий откровенно и беззастенчиво. Он хорошо знает свою силу и безнаказанность и потому не считает даже нужным "деликатничать" и лицемерить. Под стать ему и Волк - алчный и грубый хищник, несколько, правда, глуповатый. Это циничный чиновный хапуга, но рангом помельче и потому потрусливее. В таких баснях, как "Волк и Мышонок", "Волк и Журавль", "Волки и Овцы", "Волк и Ягненок", "Волк и Лисица", "Волк и Кот", "Волк и Кукушка", показаны полно и откровенно черты жадного хищника, неразборчивого в средствах поживы, наглого, самоуверенного и вместе с тем ограниченного.


Иное дело - Лиса, с которой связано традиционно народное представление о лицемерном и хитром хищнике. В образе Лисы Крылов обычно показывает циничного судейского чиновника или ловкого и угодливого придворного, умело устраивающего свои личные делишки, любящего поживиться на чужой беде. Вкрадчивость и льстивость у такого карьериста и корыстолюбца сочетаются с умением спрятать концы в воду, остаться безнаказанным. Такова Лиса в баснях "Крестьянин и Овца", "Лев, Серна и Лиса", "Лиса-строитель", "Крестьянин и Лисица", "Волк и Лисица", "Пестрые овцы", "Лисица и Сурок". В басне "Лисица и Сурок" Лисице с особенной наглядностью приданы черты приказного, судейского чиновника - лицемерного корыстолюбца и взяточника.


Своеобразие басен Крылова в том, что он сумел сочетать в образах зверей черты, присущие им как представителям животного мира, с теми типически-характерными свойствами, которые отличают людей. В этом тонком сочетании, в реалистической правдивости и цельности каждого образа и заключается замечательное мастерство баснописца. В персонажах его басен - Львах, Волках, Лисицах, Ослах и т. д. - неизменно проглядывает их естественное звериное начало, и в то же время они наделены теми типическими человеческими чертами, которые в их "зверином" облике выступают особенно резко и сатирически заостренно.


Наибольшей конкретности и выразительности Крылов достиг в баснях, действующими лицами которых являются люди. Такие басни, как "Демьянова уха", "Два Мужика", "Крестьянин в беде", "Крестьянин и работник" и многие другие, своей реалистической выразительностью предвосхищают Некрасова.


Показывая представителей господствующих классов, Крылов очень тонко и глубоко раскрывает социальную сторону их характера, их психологии. Так, в басне "Мирон" лицемерие и ханжество Мирона - лицемерие богача ("У него в шкатулке миллион"), возжаждавшего "нажить хорошей славы". В своем лицемерии он готов сделать вид, что заботится о бедных, но по своей жадности делает так, чтобы это ему ничего не стоило.


В басне "Бедный Богач" Крылов передает психологию бесцельного накопления, неистовой жажды золота. Герой басни вначале, еще будучи бедняком, рассуждает разумно и здраво. Но с того момента, когда им овладевает страсть к накоплению, страсть, переходящая в нелепую и бессмысленную жажду золота, он лишается всякого критического отношения к самому себе и окружающему и умирает в конце концов около кучи червонцев. В этой обрисовке характера нет аллегоризма, хотя аллегоричен весь смысл басни, образ "бедного богача" вырастает до обобщения, будучи показан реальными, психологически точными чертами.


В басне "Мешок" Крылов создает образ богатея-выскочки. Пустой Мешок пользовался всеобщим презрением - "у самых низких слуг он на обтирку ног нередко помыкался". Лишь деньги, червонцы, которыми он по счастливой случайности оказался "набит", придают ему вес и значение - "в честь попался".


Крылов замечательно умеет в кратких, скупых оценках показать жизненно правдивые, типические характеры. В басне "Разборчивая невеста" Крылов с необычайной убедительностью передает капризный и кичливый характер невесты. "Прихотливая" красавица не просто капризна, она предъявляет женихам весьма определенные требования, основанные на неписаном кодексе светского круга, в котором самый брак рассматривался как выгодная сделка. Для "красавицы" Крылова, так же как и для ее многочисленных подруг, даже "презнатные" женихи "не женихи, а женишонки":


А тот бы и в чинах, да жаль, карманы пусты.


В баснях "Крестьянин и Змея", "Крестьянин и Лисица", "Крестьянин и Лошадь", "Огородник и Философ" и других Крылов не дает сколько-нибудь конкретного образа Крестьянина, однако подчеркивает в нем трудолюбие, рассудительность, степенность, здравый смысл. Именно в уста Крестьянина он вкладывает трезвую, положительную мораль, обычно делает его выразителем народной мудрости, а не комическим персонажем, как у баснописцев XVIII века.


При всей социально-исторической конкретности басен Крылова значение созданных им басенных образов далеко выходит за границы его времени. Его Медведи, Лисицы, Волки не только чиновники и вельможи крыловских времен, они заключают в себе более общие характеристические черты, не связанные лишь с эпохой, в которую они созданы. Черты косности, вероломства, ханжества, лицемерия и прочих социальных и моральных пороков, носителями которых они являются, присущи людям разных эпох, разных социальных укладов. Ведь и в условиях нашего социалистического строя сохранялись как пережитки прошлого те моральные недостатки, против которых боролся Крылов, создавая свои басни. Этим и объясняется неизменная жизненность его образов.


Недаром таким оживлением и дружным смехом встречают слушатели талантливое исполнение Игорем Ильинским "Троеженца" и "Слона и Моськи", в которых видят не просто образцы классической литературы, но и жгучую иронию в адрес тех, кто и ныне повторяет недостойное поведение крыловских персонажей.


Но в своих баснях Крылов выступает не только как сатирик. Так как он был воспитан на принципах просветительства XVIII века, на убеждении, что поучением и сатирой можно исправить нравы, воспитать общество, в его баснях неизменно присутствует поучение, мораль. В ряде случаев это поучение лишено жизненных, реалистических красок, и тогда басня превращается в дидактическое рассуждение. Такие безжизненные, дидактические басни чаще всего возникали, когда баснописец писал под влиянием необходимости доказать свою благонамеренность, и являются его художественными неудачами ("Безбожники", "Водолазы", "Конь и Всадник", "Сочинитель и Разбойник").


Крылов высмеивал лень, праздность, тщеславие, хвастовство, самомнение, невежество, лицемерие, жадность, трусость - все те отрицательные качества, которые особенно ненавистны народу. Баснописец бичует не только любителей поживиться за счет чужого труда, но также и всяческих лентяев и растяп. Тут и незадачливый Тришка, нелепо перекроивший свой кафтан ("Тришкин кафтан"), и беспечный Мельник, у которого "вода плотину прососала", и неспособный к полезному труду медведь, погубивший "несметное число орешника, березняка и вязу".


Эти образы сохраняют всю свою значимость и сатирическую заостренность и в наше время, ядовито осмеивая незадачливых растяп и бездельников, беззаботно относящихся к народному достоянию. Мелочи быта, характеры и в особенности специфическая яркость языковых красок делают басни Крылова произведениями реалистического искусства, хотя и ограниченного жанровыми рамками басни, являющейся одним из излюбленных жанров классицизма. Сохранив основообразующие, структурные особенности жанрового построения басни, ее дидактическую направленность, совмещение реального и аллегорического начала, моралистическую целеустремленность. Крылов вместе с тем преодолел ее абстрактный рационализм, ее схематичность.


Мораль у Крылова не отвлеченная, вневременная мудрость, а возникающая из практической, общественной необходимости, из конкретной жизненной ситуации. Вот басня о равнодушии к чужой беде - "Крестьянин в беде". В этой басне кет ни поучительных рассуждений, ни отвлеченного морализирования. Заурядный житейский случай положен в ее основу. Осенней ночью крестьянина обокрали. Вор, забравшись в клеть, так его обобрал, что мужику "хоть по миру поди с сумою". Когда же Крестьянин обращается к односельчанам с просьбой помочь ему, то вместо помощи выслушивает лишь назидательные советы и нравоучения:


Не надобно был_о_ тебе по миру славить,


Что столько ты богат".


Сват Климыч говорит: "Вперед, мой милый сват,


Старайся клеть к избе гораздо ближе ставить".


Кто сколько мог,


А делом ни один бедняжке не помог.


Пушкин высоко оценил национальное своеобразие басен Крылова и, сравнивая его с Лафонтеном, отмечал в их творчестве выражение "духа" обоих народов. В отличие от "простодушия" французского баснописца Пушкин видел основной характер басен Крылова в "каком-то веселом лукавстве ума, насмешливости и живописном способе выражаться". Пушкин первый назвал Крылова "истинно-народным поэтом".


Басни Крылова выросли из народных истоков, из мудрости русских пословиц и поговорок с их острым и метким юмором. "Народный поэт, - писал по поводу Крылова Белинский, - . всегда опирается на прочное основание - на натуру своего народа. " На веками накопленную мудрость народа, на могучую стихию народного творчества опирался и великий русский баснописец.


Использование пословиц и поговорок придает языку и стилю басен Крылова народный характер и колорит. В пословицах он нашел живописные, лаконичные формулы, которые способствовали выражению взглядов баснописца.


В своих баснях Крылов идейно и сатирически заострял образы, сложившиеся в народном представлении, вкладывая в них конкретные политические намеки. Пользуясь сатирическими образами народных пословиц, и сказок, Крылов с поразительным художественным совершенством и тактом сочетает едкий народный юмор пословицы, ее словесную изобразительность с меткой оценкой современности, обогащая новым содержанием образы, созданные народом.


За басенными образами Крылова стояла коллективная мудрость, тот веками накопленный опыт, которые выражают взгляды народа. Это сказалось как в самом характере басенной морали, в той народной мудрости, которая лежит в основе басни, так и в их художественном своеобразии, в "живописном способе" выражения. Недаром Гоголь писал о Крылове, что это "тот самый ум, который сродни уму наших пословиц".


В пословицах полнее и ярче, чем где-либо, сказались юмор русского народа, его понимание жизни, его нравственное чувство. В пословице достигнуты максимальная выразительность и смысловая обобщенность, в то же, время она всегда "фигуральна", иносказательна, особенно близка этим к басне.


Очень многие басни Крылова восходят в своем замысле к пословицам. Так, пословица "Не плюй в колодец - пригодится воды напиться" перекликается с сюжетом и моралью басни "Лев и Мышь". Следует указать на тесную связь таких басен, как "Бедный Богач", "Скупой", с народными пословицами о скупости, натолкнувшими Крылова на выбор басенного сюжета.


В ряде случаев пословица определяет не только мораль, нравоучительную мудрость крыловской басни, но и ее сюжет, ее построение, превращаясь в своего рода развернутую метафору. Такова, например, басня "Синица". Пословица "Синица за море летела и море зажигать хотела, синица много нашумела, да не было из шума дела" приведена была уже в новиковском "Живописце". Крыловская басня является как бы реализацией этой пословицы, своего рода сюжетным развитием ее. В басне рассказывается о том, как Синица "хвалилась", что "хочет море сжечь", и о том "шуме", который вызван был этой похвальбой и завершился полным посрамлением хвастливой Синицы.


На описании "шума", впечатления, произведенного похвальбой Синицы, Крылов останавливается особенно подробно, рисуя целый ряд бытовых сцен. Здесь и "охотники таскаться по пирам", которые "из первых с ложками явились к берегам, чтоб похлебать ухи такой богатой, какой-де откупщик и самый тороватый не давывал секретарям". В этой бытовой детали дана сатирическая черта чиновничьего общества, относящая действие басни не к условно мифической обстановке, а к петербургским столичным порядкам и нравам.


Вместе с тем необходимо отметить и принципиальное различие между басней и пословицей. Пословица дает лишь общую идею, общую формулу басенной морали, не раскрывая ее в образах, не распространяясь в сюжетную ситуацию. Басня наделяет эту общую формулу плотью и кровью поэтических образов. Поэтическая индивидуальность баснописца и сказывается именно в этом рассказе, в создании образов басенных персонажей, в подробностях сюжета.


Басни Крылова представляют собою сценки, основанные на диалоге, разговоре, они драматичны по своей природе, по своему построению. Белинский указывал, что "если бы Крылов явился в наше время, он был бы творцом русской комедии". Басни Крылова во многом подготовили грибоедовскую комедию.


Говоря о басне "Крестьянин и овца", которую он считал "едва ли не лучшей из всех басен Крылова", Белинский указывал: "Это просто - поэтическая картина одной из сторон общества, маленькая комедийка, в которой удивительно верно выдержаны характеры действующих лиц и действующие лица говорят, каждое сообразно с своим характером и своим званием".


Под видом простодушия и наивности басенного повествования Крылов говорит о самых острых и запретных вещах. Он зло. критикует основы крепостнической системы, беззаконные и антинародные деяния царских чиновников, нелепые и несправедливые порядки. Обличая людскую глупость и подлость, Крылов не теряет социальной перспективы своей сатиры, острие его юмора направлено на господствующие классы.


Но юмор Крылова удерживает его от холодной риторической нравоучительности. Он не сухой, рассудительный моралист, а подлинный поэт, облекающий свои моралистические положения в яркие жизненные образы.


Басня обычно является особым видом монолога, в котором авторское повествование, "сказ" приобретают решающий характер. Образ рассказчика, его якобы "простодушная" наивность, его отношение к рассказываемым в басне событиям сливаются, с формами речи. Этим объясняется закрепленность самого образа рассказчика-баснописца, тот облик "дедушки Крылова", мудрого и вместе с тем лукаво-простодушного, который так органически сросся с 'баснями Крылова и с его реальной биографией. Восприятие жизненных фактов, моральные выводы, весь строй речи с многочисленными авторскими отступлениями и рассуждениями говорят о народности созданного им образа баснописца.


Крылов важным, торжественным тоном историка и в то же время с простодушным лукавством рассказывает о храбром Муравье. Здесь лукавая насмешка Крылова, его юмор чувствуются особенно явственно в сочетании торжественного тона повествования с ничтожностью "подвигов" заважничавшего Муравья:


Какой не слыхано ни в древни времена;


Он даже (говорит его историк верной)


Мог поднимать больших ячменных два зерна!


Притом и в храбрости за чудо почитался:


Где б ни завидел червяка,


Тотчас в него впивался


И даже хаживал один на паука.


Басни Крылова - образец словесного мастерства. В них как бы сконцентрирован весь творческий опыт Крылова как писателя-драматурга, поэта-лирика, сатирика и баснописца. Гармоническое единство стиля при разнообразии тем, сюжетов, персонажей, поэтических средств, которыми пользуется Крылов, придает его басням поэтическую законченность и выразительность.


Крылов создал реальные картины жизни, придавая живыми, точными подробностями конкретность образу. Скупая и вместе с тем важная для понимания целого деталь способствует жизненности образа. Так, например, в басне "Кот и Повар" он упоминает в самом начале о том, что Повар - "грамотей". Это упоминание делается особенно существенным в дальнейшем, когда он иронически назван "ритором". Оказывается, что Повар любил не только "справить тризну" по куме, но имел некоторое образование, объясняющее в сочетании со склонностью к вину его многоречивое красноречие.


Так из отдельных, казалось, бы, второстепенных, незначительных штрихов у Крылова постепенно складывается образ в его живой, реальной многосторонности.


Словесная точность, лаконизм и конкретность поэтических красок в баснях Крылова предвещают уже пушкинский стих. Двумя-тремя точно найденными, выразительными деталями Крылов создает запоминающуюся картину.


В басне "Пруд и Река" Пруд говорит о себе: ". я в илистых и мягких берегах, как барыня в пуховиках лежу и в неге, и в покое". Это сравнение Пруда с "барыней в пуховиках" исключительно зримо и конкретно и в то же время великолепно передает авторскую иронию.


Даже в такой басне, как "Крестьянин и Смерть", сюжет которой восходит к басенной традиции, Крылов рисует типичную обстановку жизни именно русского крестьянина, крепостного, которого мучат горькие заботы о "подушном, боярщине, оброке". Старик крестьянин, "иссохший весь от нужды и трудов", тащит на себе "порой холодной, зимней" непосильный груз - вязанку "валежнику".


Сатирическая острота достигается у Крылова умением показать в басенных образах существеннейшие отрицательные черты действительности. Сила басен Крылова в том, что он изобличает не только "общечеловеческие пороки", а конкретные недостатки и зло современного ему общественного строя. В басне "Лисица и Сурок" Крылов говорит о взяточничестве как о социальном зле - явлении, порожденном существовавшими отношениями. Баснописец показывает типичный, характерный, взятый из жизни образ Лисы-взяточницы, с ее лицемерным ханжеством, едко разоблачая то отношение к взяточничеству как к нормальному явлению, которое отличало бюрократическую Россию.


Крылов широко пользовался народной речью, вводя в литературный обиход слова и выражения устного народного языка, сохраняющие всю свою красочность и живописность: "гуторя слуги вздор", "с натуги лопнула и околела", "ты сер, а я, приятель, сед", "отнес полчерепа медведю топором", "у кумушки-Лисы хлопот на ту беду случился полон рот" и т. д. Эти обороты и выражения, присущие устной, разговорной речи, сохраняют всю свою меткость и красочность в крыловских баснях, обогащают литературный язык.


Для басенного стиха Крылова характернее всего принцип интонационной и ритмической выделенности каждого слова, энергия устной, разговорной интонации, рассчитанная на произносимость басни, на ее слуховое восприятие. В этом сказалось мастерство Крылова-комедиографа, перенесшего в басню принципы драматического построения диалога, языковой выразительности и характерности речи.


В крыловских баснях зазвучали живые голоса реальной жизни, голоса всех социальных слоев и. сословий, каждое со свойственными ему специфическими чертами и красками, интонациями и особенностями словаря. Перед нами проходят русские люди различных профессий и общественного положения - крестьяне, дворяне-помещики, чиновники, извозчики, купцы, пастухи, мещане, - и каждый из них говорит, сохраняя все особенности своей среды, своего социального положения, профессии.


Характеризуя своих персонажей, Крылов зачастую прибегает к профессиональной терминологии и фразеологии с тем, чтобы конкретнее и полнее показать социальную и сословную типичность персонажа. Так, в басне "Купец" купец изъясняется, пользуясь профессионально-жаргонными торговыми словечками ("конец") и грубоватым мещанским просторечием ("сотняжка", "олушек", "запал", "подивуйся" и т. д.). Однако такие случаи у Крылова довольно редки, так как он избегает использования диалектных и жаргонных слов и выражений. Его герои обычно говорят на общенациональном языке, а богатство и красочность их речи достигаются широчайшим использованием форм и фразеологии разговорного языка.


Это обращение к сокровищнице разговорной речи, владение богатством народного языка сделали басни Крылова примером для Грибоедова, Пушкина, Гоголя. Живая, сверкающая всеми драгоценными гранями народного словоупотребления речь Крылова, его точные и меткие слова, эпиграмматические обороты и фразы превратились, в свою очередь, в народные пословицы и поговорки, стали достоянием всего народа.


Смысловая полновесность и точность поэтического мастерства Крылова во многом способствовали тому, что его стихи превращались в поговорки и пословицы. Потому так легко входили з народ строки и образы крыловских басен, его крылатые словечки, выражавшие ум и смекалку. Крылов, широко черпая из народной речи, не менее щедро отдавал народу взятое у него. Такие меткие выражения, как "Услужливый дурак опаснее врага", "Схватя в охапку кушак и шапку", "Ларчик просто открывался", "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать", "Да только воз и ныне там", "А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь!", "А Васька слушает да ест!" и множество других давно вошли в сокровищницу русской речи.


Крылов являлся одним из первых русских писателей, получивших мировую известность. Его басни еще при жизни писателя были переведены на основные европейские языки. Они пользуются любовью среди народов Советского Союза и звучат более чем на пятидесяти языках нашей Родины.


Басни Крылрва сохранили свое значение, свою жизненность и в наше время. Их народная мудрость, беспощадное осмеяние пороков и дурных свойств людей, привитых собственническим, эксплуататорским обществом, являются и поныне действенным оружием против пережитков старого, омертвевшего, мешающего движению вперед.


Крылов выражал не только мудрость народа, но и его нравственный идеал. В своих баснях он высмеивал и разоблачал все враждебное и чуждое нравственным представлениям русского человека. Непреходящая ценность его басен в том, что в них высказаны общечеловеческие идеалы, которые сохранили все свое значение и сегодня. Жадность, скупость, эгоизм, назойливость, ложь, беспечность, зазнайство, лицемерие, бахвальство, равнодушие к чужому несчастью, хвастовство, душевная черствость, подхалимство, лень, неблагодарность - лишь некоторые из человеческих слабостей и пороков, которые осмеял баснописец.


О неиссякаемой жизненности крыловских басен говорит и частое обращение к ним В. И. Ленина. Ленин неоднократно пользовался образами и выражениями басен Крылова в своих публицистических статьях и выступлениях. Здесь "Тришкин кафтан", "Гуси", "Пустынник и Медведь", "Ворона и Лисица", "Заяц на ловле", "Щука", "Кот и Повар", "Квартет", "Лебедь, Щука и Рак".


Басни не умерли вместе с Крыловым. Они живы и поныне. И теперь их читает и стар и млад, и меткие, ставшие пословицами стихи его басен служат нам во всех случаях жизни.


Об этом писал прозорливо Белинский, указывая, что число читателей Крылова будет все увеличиваться и со временем его будет читать весь народ русский. "Это слава, это триумф! Из всех родов славы, самая лестная, самая великая, самая неподкупная слава народная".



Крылов иван андреевич


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Beydarg

Иван Андреевич Крылов биография, Биографии, фото, цитаты

Воскресенье, 15 Апреля 2018 г. 14:47 (ссылка)

Иван Андреевич Крылов биография фото цитаты
Иван Андреевич Крылов биография


Иван Андреевич Крылов биография





Биография добавлена: 1 Апреля 2014г.


Иван Андреевич Крылов (2 (13) февраля 1769, Москва — 9 (21) ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, писатель.


В молодости Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивавшей Павла I.


«Спой, светик, не стыдись! Что ежели, сестрица,


При красоте такой и петь ты мастерица, -


Ведь ты б у нас была царь-птица!»


(«Ворона и Лисица», басня, 1807 г.)


Крылов Иван Андреевич


Крылов является автором более 200 басен с 1809 по 1843 год, они вышли в свет в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения вышли в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к произведениям Эзопа и Лафонтена, хотя немало и оригинальных сюжетов.


Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.


Отец его Андрей Прохорович Крылов (1736–1778) умел читать и писать, но «наукам не учился», служил в драгунском полку, в 1772 г. отличился при защите Яицкого городка от пугачёвцев, затем был председателем магистрата в Твери и умер, оставив вдову с двумя малолетними детьми.


Иван Крылов первые годы детства провёл в разъездах с семьёй. Грамоте выучился дома (отец его был большой любитель чтения, после него к сыну перешёл целый сундук книг); французским языком занимался в семействе состоятельных соседей.


В 1777 г. он был записан в гражданскую службу подканцеляристом Калязинского нижнего земского суда, а затем Тверского магистрата. Эта служба была, по-видимому, только номинальной и Крылов считался, вероятно, в отпуске до окончания ученья.


Учился Крылов мало, но читал довольно много. По словам современника, он «посещал с особенным удовольствием народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои, где толкался между пестрой толпой, прислушиваясь с жадностью к речам простолюдинов».


В 1782 г. Крылов ещё числился подканцеляристом, но «у оного Крылов на руках никаких дел не имелось», и жалованья он, по-видимому, не получал. Скучая бесплодной службой, Крылов в конце 1782 г. поехал в Санкт-Петербург с матерью, намеревавшейся хлопотать о пенсии и о лучшем устройстве судьбы сына.


Крыловы остались в Санкт-Петербурге до августа 1783 г., и хлопоты их были не бесплодны: по возвращении, несмотря на долговременное незаконное отсутствие, Крылов уволился из магистрата с награждением чином канцеляриста и поступает на службу в петербургскую казённую палату.


В это время большой славой пользовался «Мельник» Аблесимова, под влиянием которого Крылов написал, в 1784 г., оперу «Кофейница»; сюжет её он взял из «Живописца» Новикова, но значительно изменил его и закончил счастливой развязкой. Крылов отнёс свою оперу к книгопродавцу и типографу Брейткопфу, который дал за неё автору на 60 рублей книг (Расина, Мольера и Буало), но оперы не напечатал.


«Кофейница» увидела свет только в 1868 г. (в юбилейном издании) и считается произведением крайне юным и несовершенным, к тому же написанным неуклюжими стихами.


При сличении автографа Крылова с печатным изданием оказывается, однако, что последнее не вполне исправно; по удалении многих недосмотров издателя и явных описок юного поэта, который в дошедшей до нас рукописи ещё не совсем отделал свою оперу, стихи «Кофейницы» едва ли могут назваться неуклюжими, а попытка показать, что новомодность (предмет сатиры Крылова — не столько продажная кофейница, сколько барыня Новомодова) и «свободные» воззрения на брак и нравственность, сильно напоминающие советницу в «Бригадире», не исключают жестокости, свойственной Скотининым, равно как и множество прекрасно подобранных народных поговорок, делают оперу 16 летнего поэта, несмотря на невыдержанность характеров, явлением для того времени замечательным. «Кофейница» задумана, вероятно, ещё в провинции, близко к тому быту, который она изображает.


В 1785 г. Крылов написал трагедию «Клеопатру» (она не дошла до нас) и отнёс её на просмотр знаменитому актёру Дмитревскому; Дмитревский поощрил молодого автора к дальнейшим трудам, но пьесы в этом виде не одобрил.


«А вы, друзья, как не садитесь,


Всё в музыканты не годитесь.»


(«Квартет», басня, 1811 г.)


Крылов Иван Андреевич


В 1786 г. Крылов написал трагедию «Филомела», которая ничем, кроме изобилия ужасов и воплей и недостатка действия, не отличается от других «классических» тогдашних трагедий. Немногим лучше написанные Крыловым в то же время комическая опера «Бешеная семья» и комедия «Сочинитель в прихожей», о последней Лобанов, друг и биограф Крылова, говорит: «Я долго искал этой комедии и сожалею, что, наконец, её нашёл». Действительно, в ней, как и в «Бешеной семье», кроме живости диалога и нескольких народных «словечек», нет никаких достоинств.


Любопытна только плодовитость молодого драматурга, который вошёл в близкие сношения с театральным комитетом, получил даровой билет, поручение перевести с французского оперу «L’Infante de Zamora» и надежду, что «Бешеная семья» пойдёт на театре, так как к ней уже была заказана музыка.


В казённой палате Крылов получал тогда 80–90 руб. в год, но положением своим не был доволен и перешёл в Кабинет её Величества. В 1788 г. Крылов лишился матери и на руках его остался маленький его брат Лев, о котором он всю жизнь заботился как отец об сыне (тот в письмах и называл его обыкновенно «тятенькой»). В 1787—1788 гг.


«Когда в товарищах согласья нет,


На лад их дело не пойдет,


И выйдет из него не дело, только мука.»


(«Лебедь, Щука и Рак», басня, 1814 г.)


Крылов Иван Андреевич


Крылов написал комедию «Проказники», где вывел на сцену и жестоко осмеял первого драматурга того времени Я. Б. Княжнина (Рифмокрад) и жену его, дочь Сумарокова (Таратора); по свидетельству Греча, педант Тянислов списан с плохого стихотворца П. М. Карабанова. Хотя и в «Проказниках», вместо истинного комизма, мы находим карикатуру, но эта карикатура смела, жива и остроумна, а сцены благодушного простака Азбукина с Тянисловом и Рифмокрадом для того времени могли считаться очень забавными. «Проказники» не только поссорили Крылова с Княжниным, но и навлекли на него неудовольствие театральной дирекции.


В 1789 г., в типографии И. Г. Рахманинова, образованного и преданного литературному делу человека, Крылов печатает ежемесячный сатирический журнал «Почта духов», в котором участвует, между прочим, Радищев (на это указано А. Н. Пыпиным в «Вестнике Европы», 1868, май).


Изображение недостатков современного русского общества обличено здесь в фантастическую форму переписки гномов с волшебником Маликульмульком. Сатира «Почты духов» и по идеям, и по степени глубины и рельефности служит прямым продолжением журналов начала 70-х годов (только хлёсткие нападки Крылова на Рифмокрада и Таратору и на дирекцию театров вносят новый личный элемент), но в отношении искусства изображения замечается крупный шаг вперёд.


По словам Я. К. Грота, «Козицкий, Новиков, Эмин были только умными наблюдателями; Крылов является уже возникающим художником».


«Почта духов» выходила только с января по август, так как имела всего 80 подписчиков; в 1802 г. она вышла вторым изданием.


«А я скажу: по мне уж лучше пей.


Да дело разумей.»


(«Музыканты», басня, 1808 г.)


Крылов Иван Андреевич


«Зритель» и «Меркурий»


В 1790 г. Крылов написал и напечатал оду на заключение мира со Швецией, произведение слабое, но всё же показывающее в авторе развитого человека и будущего художника слова. 7 декабря того же года Крылов вышел в отставку; в следующем году он стал владельцем типографии и с января 1792 г. начинает печатать в ней журнал «Зритель», с очень широкой программой, но всё же с явной наклонностью к сатире, в особенности в статьях редактора.


Наиболее крупные пьесы Крылова в «Зрителе» — «Каиб, восточная повесть», сказка «Ночи», сатирико-публицистические эссе и памфлеты («Похвальная речь в память моему дедушке», «Речь, говоренная повесою в собрании дураков», «Мысли философа по моде»).


По этим статьям (в особенности по первой и третьей) видно, как расширяется миросозерцание Крылова и как зреет его художественный талант. В это время он уже составляет центр литературного кружка, который вступал в полемику с «Московским журналом» Карамзина.


Главным сотрудником Крылова был А. И. Клушин. «Зритель» имея уже 170 подписчиков и в 1793 г. превратился в «Санкт-Петербургский Меркурий», издаваемый Крыловым и А. И. Клушиным. Так как в это время «Московский журнал» Карамзина прекратил своё существование, редакторы «Меркурия» мечтали распространить его повсеместно и придали своему изданию возможно более литературный и художественный характер.


В «Меркурии» помещены всего две сатирические пьесы Крылова — «Похвальная речь науке убивать время» и «Похвальная речь Ермолафиду, говоренная в собрании молодых писателей»; последняя, осмеивая новое направление в литературе (под Ермолафидом, то есть человеком, который несёт ермолафию или чепуху, подразумевается, как заметил Я. К. Грот, преимущественно Карамзин) служит выражением тогдашних литературных взглядов Крылова.


«В делах, которые гораздо поважней,


Нередко от того погибель всем бывает,


Что чем бы общую беду встречать дружней,


Всяк споры затевает


(«Раздел», басня, 1812 г.)


Крылов Иван Андреевич


Этот самородок сурово упрекает карамзинистов за недостаточную подготовку, за презрение к правилам и за стремление к простонародности (к лаптям, зипунам и шапкам с заломом): очевидно, годы его журнальной деятельности были для него учебными годами, и эта поздняя наука внесла разлад в его вкусы, послуживший, вероятно, причиной временного прекращения его литературной деятельности.


Чаще всего Крылов фигурирует в «Меркурии», как лирик и подражатель более простых и игривых стихотворений Державина, причём он выказывает более ума и трезвости мысли, нежели вдохновения и чувства (особенно в этом отношении характерно «Письмо о пользе желаний», оставшееся впрочем, не напечатанным). «Меркурий» просуществовал всего один год и не имел особого успеха.


В конце 1793 г. Крылов уехал из Петербурга; чем он был занят в 1794—1796 гг., известно мало. В 1797 г. он встретился в Москве с князем С. Ф. Голицыным и уехал к нему в деревню, в качестве учителя детей, секретаря и т. п., во всяком случае не в роли дармоеда-приживальщика.


В это время Крылов обладал уже широким и разносторонним образованием (он хорошо играл на скрипке, знал по-итальянски и т. д.), и хотя по-прежнему был слаб в орфографии, но оказался способным и полезным преподавателем языка и словесности (см. «Воспоминания» Ф. Ф. Вигеля). Для домашнего спектакля в доме Голицына написал он шуто-трагедию «Трумф» или «Подщипа» (напечатанную сперва за границей, потом в «Русской старине», 1871 г., кн. III), грубоватую, но не лишённую соли и жизненности пародию на классицистическую драму, и через неё навсегда покончил с собственным стремлением извлекать слёзы зрителей.


В 1801 г. князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов определился к нему секретарём. В том же или в следующем году он написал пьесу «Пирог» (напеч. в VI т. «Сбор. Акд. Наук»; представлена в 1 раз в Петербурге в 1802 г.), лёгкую комедию интриги, в которой, в лице Ужимы, мимоходом задевает антипатичный ему сентиментализм. Несмотря на дружеские отношения со своим начальником, Крылов 26 сентября 1803 г. вновь вышел в отставку.


Что делал он следующие 2 года, мы не знаем; рассказывают, что он вёл большую игру в карты, выиграл один раз очень крупную сумму, разъезжал по ярмаркам и пр.


В 1805 г. Крылов был в Москве и показал И. И. Дмитриеву свой перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и Трость» и «Разборчивая невеста». По словам Лобанова, Дмитриев, прочитав их, сказал Крылову: «это истинный ваш род; наконец, вы нашли его».


«Поклажа бы для них казалась и легка:


Да Лебедь рвётся в облака,


Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.


Кто виноват из них, кто прав, — судить не нам;


Да только воз и ныне там.»


(«Лебедь, Щука и Рак», басня, 1814 г.)


Крылов Иван Андреевич


Крылов всегда любил Лафонтена (или Фонтена, как он называл его) и, по преданию, уже в ранней юности испытывал свои силы в переводах басен, а позднее, может быть, и в переделках их; басни и «пословицы» были в то время в моде.


Прекрасный знаток и художник простого языка, всегда любивший облекать свою мысль в пластическую форму аполога, к тому же сильно наклонный к насмешке и пессимизму, Крылов, действительно, был как бы создан для басни, но всё же не сразу остановился он на этой форме творчества: в 1806 г. он напечатал только 3 басни, а в 1807 г., появляются 3 его пьесы, из которых две, соответствующие сатирическому направлению таланта Крылова, имели большой успех и на сцене: это «Модная лавка» (окончательно обработана ещё в 1806 г. и в первый раз представлена в Петербурге 27 июля) и «Урок дочкам» (сюжет последней свободно заимствован из «Précieuses ridicules» Мольера; представлена в первый раз в Петербурге 18 июня 1807 года).


Объект сатиры в обеих один и тот же, в 1807 г. вполне современный — страсть нашего общества ко всему французскому; в первой комедии французомания связана с распутством, во второй доведена до геркулесовых столпов глупости; по живости и силе диалога обе комедии представляют значительный шаг вперёд, но характеров нет по-прежнему.


Третья пьеса Крылова: «Илья Богатырь, волшебная опера» написана по заказу А. Л. Нарышкина, директора театров (поставлена в первый раз 31 декабря 1806 г.); несмотря на массу чепухи, свойственной феериям, она представляет несколько сильных сатирических черт и любопытна как дань юному романтизму, принесённая таким крайне неромантическим умом.


Неизвестно, к какому времени относится неоконченная (в ней всего полтора действия и герой ещё не появлялся на сцену) комедия Крылова в стихах: «Лентяй» (напеч. в VI т. «Сборника Акад. Наук»); но она любопытна, как попытка создать комедию характера и в тоже время слить её с комедией нравов, так как недостаток, изображаемый в ней с крайней резкостью, имел свои основы в условиях жизни русского дворянства той и позднейшей эпохи.


Зато ни в чём другом нельзя его порочить:


Не зол, не сварлив он, отдать последне рад


И если бы не лень, в мужьях он был бы клад;


Приветлив и учтив, при том и не невежа


Рад сделать всё добро, да только бы лишь лежа.


В этих немногих стихах мы имеем талантливый набросок того, что позднее было развито в Тентетникове и Обломове. Без сомнения, Крылов и в самом себе находил порядочную дозу этой слабости и, как многие истинные художники, именно потому и задался целью изобразить её с возможной силой и глубиной; но всецело отожествлять его с его героем было бы крайне несправедливо: Крылов — сильный и энергичный человек, когда это необходимо, и его лень, его любовь к покою властвовали над ним, так сказать, только с его согласия.


«В породе и в чинах высокость хороша;


Но что в ней прибыли, когда низка душа?»


(«Осёл», басня, 1815 г.)


Крылов Иван Андреевич


Успех его пьес был большой; в 1807 г. современники считали его известным драматургом и ставили рядом с Шаховским (см. «Дневник чиновника» С. Жихарева); пьесы его повторялись очень часто; «Модная Лавка» шла и во дворце, на половине императрицы Марии Феодоровны (см. Арапов, «Летопись русского театра»). Несмотря на это, Крылов решился покинуть театр и последовать совету И. И. Дмитриева.


В 1808 г. Крылов, снова поступивший на службу (в монетном департаменте), печатает в «Драматическом Вестнике» 17 басен и между ними несколько («Оракул», «Слон на воеводстве», «Слон и Моська» и др.) вполне оригинальных. В 1809 г. он выпускает первое отдельное издание своих басен, в количестве 23, и этой книжечкой завоёвывает себе видное и почётное место в русской литературе, а благодаря последующим изданиям басен он становится писателем в такой степени национальным, каким до тех пор не был никто другой.


С этого времени жизнь его — ряд непрерывных успехов и почестей, по мнению огромного большинства его современников — вполне заслуженных. В 1810 г. он вступает помощником библиотекаря в Императорскую публичную библиотеку, под начальство своего прежнего начальника и покровителя А. Н. Оленина; тогда же ему назначается пенсия в 1500 рублей в год, которая впоследствии (28 марта 1820 г.), «во уважение отличных дарований в российской словесности», удваивается, а ещё позднее (26 февраля 1834 г.) увеличивается вчетверо, при чём он возвышается в чинах и в должности (с 23 марта 1816 г. он назначен библиотекарем); при выходе в отставку (1 марта 1841 г.) ему, «не в пример другим», назначается в пенсию полное его содержание по библиотеке, так что всего он получает 11700 руб. асс. в год.


Уважаемым членом «Беседы любителей русской словесности» Крылов является с самого её основания. 16 декабря 1811 года он избран членом Российской Академии, 14 января 1823 года получил от неё золотую медаль за литературные заслуги, а при преобразовании Российской Академии в отделение русского языка и словесности академии наук (1841) был утверждён ординарным академиком (по преданию, император Николай I согласился на преобразования с условием, «чтобы Крылов был первым академиком»).


2 февраля 1838 года в Петербурге праздновался 50-летний юбилей его литературной деятельности с такою торжественностью и вместе с тем с такою теплотой и задушевностью, что подобного литературного торжества нельзя указать раньше так называемого Пушкинского праздника в Москве.


«Осёл был самых честных правил:


Ни с хищностью, ни с кражей незнаком,


Не поживился он хозяйским ни листком


И птицам, грех сказать, чтобы давал потачку. »


(«Осёл и Мужик», басня, 1818-1819 гг.)


Крылов Иван Андреевич


Скончался Иван Андреевич Крылов 9 ноября 1844 года от несварения желудка. Похоронен 13 ноября 1844 года на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. В день похорон друзья и знакомые И. А. Крылова вместе с приглашением получили по экземпляру изданных им басен, на заглавном листе которых под траурною каймою было напечатано: «Приношение на память об Иване Андреевиче, по его желанию».


Анекдоты об его удивительном аппетите, неряшестве, лени, любви к пожарам, поразительной силе воли, остроумии, популярности, уклончивой осторожности — слишком известны.


Высокого положения в литературе Крылов достиг не сразу; Жуковский, в своей статье «О басне и баснях Крылова», написанной по поводу изд. 1809 г., ещё сравнивает его с И. И. Дмитриевым, не всегда к его выгоде, указывает в его языке «погрешности», «выражения противные вкусу, грубые» и с явным колебанием «позволяет себе» поднимать его кое-где до Лафонтена, как «искусного переводчика» царя баснописцев.


Крылов и не мог быть в особой претензии на этот приговор, так как из 27 басен, написанных им до тех пор, в 17 он., действительно, «занял у Лафонтена и вымысел, и рассказ»; на этих переводах Крылова, так сказать, набивал себе руку, оттачивал оружие для своей сатиры. Уже в 1811 г. он выступает с длинным рядом совершенно самостоятельных (из 18 басен 1811 г. документально заимствованных только 3) и часто поразительно смелых пьес, каковы «Гуси». «Листы и Корни», «Квартет», «Совет мышей» и пр.


Вся лучшая часть читающей публики тогда же признала в Крылове огромный и вполне самостоятельный талант; собрание его «Новых басен» стало во многих домах любимой книгой, и злостные нападки Каченовского («Вестн. Европы» 1812 г., № 4) гораздо более повредили критику, чем поэту. В год Отечественной войны 1812 года Крылов становится политическим писателем, именно того направления, которого держалось большинство русского общества. Также ясно политическая идея видна и в баснях двух последующих годов, напр. «Щука и Кот» (1813) и «Лебедь, Щука и Рак» (1814; она имеет в виду не Венский конгресс, за полгода до открытия которого она написана, а выражает недовольство русского общества действиями союзников Александра I).


В 1814 году Крылов написал 24 басни, все до одной оригинальные, и неоднократно читал их при дворе, в кружке императрицы Марии Феодоровны. По вычислению Галахова, на последние 25 лет деятельности Крылов падает только 68 басен, тогда как на первые двенадцать — 140.


«А я скажу, не с тем, чтоб за Осла вступаться;


Он, точно, виноват (с ним сделан и расчет),


Но, кажется, не прав и тот,


Кто поручил Ослу стеречь свой огород.»


(«Осёл и Мужик», басня, 1818-1819 гг.)


Крылов Иван Андреевич


Сличение его рукописей и многочисленных изданий показывает, с какой необыкновенной энергией и внимательностью этот в других отношениях ленивый и небрежный человек выправлял и выглаживал первоначальные наброски своих произведений, и без того, по-видимому, очень удачные и глубоко обдуманные. Набрасывал он басню так бегло и неясно, что даже ему самому рукопись только напоминала обдуманное; потом он неоднократно переписывал её и всякий раз исправлял, где только мог; больше всего он стремился к пластичности и возможной краткости, особенно в конце басни; нравоучения, очень хорошо задуманные и исполненные, он или сокращал, или вовсе выкидывал (чем ослаблял дидактический элемент и усиливал сатирический), и таким образом упорным трудом доходил до своих острых, как стилет, заключений, которые быстро переходили в пословицы. Таким же трудом и вниманием он изгонял из басен все книжные обороты и неопределённые выражения, заменял их народными, картинными и в то же время вполне точными, исправлял постройку стиха и уничтожал так наз. «поэтические вольности».


Он достиг своей цели: по силе выражения, по красоте формы басни Крылоа — верх совершенства; но всё же уверять, будто у Крылова нет неправильных ударений и неловких выражений, есть юбилейное преувеличение («со всех четырёх ног» в басне «Лев, Серна и Лиса», «Тебе, ни мне туда не влезть» в басне «Два мальчика», «Плоды невежества ужасны таковы» в басне «Безбожники» и т. д.). Все согласны в том, что в мастерстве рассказа, в рельефности характеров, в тонком юморе, в энергии действия Крылов — истинный художник, талант которого выступает тем ярче, чем скромней отмежёванная им себе область.


Басни его в целом — не сухая нравоучительная аллегория и даже не спокойная эпопея, а живая стоактная драма, со множеством прелестно очерченных типов, истинное «зрелище жития человеческого», рассматриваемого с известной точки зрения. Насколько правильна эта точка зрения и назидательна басня Крылова для современников и потомства — об этом мнения не вполне сходны, тем более, что для полного выяснения вопроса сделано далеко не всё необходимое. Хотя Крылов и считает благотворителем рода человеческого «того, кто главнейшие правила добродетельных поступков предлагает в коротких выражениях», сам он ни в журналах, ни в баснях своих не был дидактиком, а ярким сатириком, и притом не таким, который казнит насмешкой недостатки современного ему общества, в виду идеала, твёрдо внедрившегося в его душе, а сатириком-пессимистом, плохо верящим в возможность исправить людей какими бы то ни было мерами и стремящимся лишь к уменьшению количества лжи и зла.


Когда Крылов, по обязанности моралиста, пытается предложить «главнейшие правила добродетельных поступков», у него это выходит сухо и холодно, а иногда даже и не совсем умно (см. напр. «Водолазы»); но когда ему представляется случай указать на противоречие между идеалом и действительностью, обличить самообольщение и лицемерие, фразу, фальшь, тупое самодовольство, он является истинным мастером. Поэтому едва ли уместно негодовать на Крылова за то, что он «не выразил своего сочувствия ни к каким открытиям, изобретениям или нововведениям» (Галахов), как неуместно требовать от всех его басен проповеди гуманности и душевного благородства.


У него другая задача — казнить зло безжалостным смехом: удары, нанесённые им разнообразным видам подлости и глупости, так метки, что сомневаться в благотворном действии его басен на обширный круг их читателей никто не имеет права. Полезны ли они, как педагогический материал? Без сомнения, как всякое истинно художественное произведение, вполне доступное детскому уму и помогающее его дальнейшему развитию; но так как они изображают только одну сторону жизни, то рядом с ними должен предлагаться и материал противуположного направления. Важное историко-литературное значение Крылов также не подлежит сомнению.


«И у людей в чинах


С плутами та ж беда: пока чин мал и беден,


То плут не так еще приметен;


Но важный чин на плуте, как звонок:


Звук от него и громок и далёк.»


(«Осёл», басня, 1829-30 гг.)


Крылов Иван Андреевич


Как в век Екатерины II рядом с восторженным Державиным был необходим пессимист Фонвизин, так в век Александра I был необходим Крылов; действуя в одно время с Карамзиным и Жуковским, он представлял им противовес, без которого наше общество могло бы зайти слишком далеко по пути мечтательной чувствительности.


Не разделяя археологических и узко-патриотических стремлений Шишкова, Крылов сознательно примкнул к его кружку и всю жизнь боролся против полусознательного западничества. В баснях явился он первым у нас «истинно народным» (Пушкин, V, 30) писателем, и в языке, и в образах (его звери, птицы, рыбы и даже мифологические фигуры — истинно русские люди, каждый с характерными чертами эпохи и общественного положения), и в идеях.


Он симпатизирует русскому рабочему человеку, недостатки которого, однако, прекрасно знает и изображает сильно и ясно. Добродушный вол и вечно обиженные овцы у него единственные так называемые положительные типы, а басни: «Листы и Корни», «Мирская сходка», «Волки и Овцы» выдвигают его далеко вперёд из среды тогдашних идиллических защитников крепостного права.


Крылов избрал себе скромную поэтическую область, но в ней был крупным художником; идеи его не высоки, но разумны и прочны; влияние его не глубоко, но обширно и плодотворно.


Первым переводчиком Крылова на азербайджанский язык был Аббас-Кули-Ага Бакиханов. В 30-е годы XIX века, еще при жизни самого Крылова, он перевел басню «Осел и Соловей». Уместно будет отметить, что, например, на армянский язык первый перевод был сделан в 1849 году, а на грузинский — в 1860.


Свыше 60-ти басен Крылова в 80-х годах XIX века перевел Гасаналиага хан Карадагский. Как отмечал выдающийся азербайджанский литературовед Микаил Рафили, «переводы Хан Карадагского имели исключительное значение в культурной жизни Азербайджана. Благодаря его переводам учебно-воспитательная литература обогатилась новыми, социально-насыщенными произведениями и русская литература стала действительно достоянием широких масс Азербайджана.


А ларчик просто открывался.


Крылов Иван Андреевич


Эти переводы с любовью читались и изучались школьниками, они воспринимались как оригинальное явление в литературной жизни. Карадагский стремился дать перевод очень близкий по своему содержанию к оригиналу. Очень характерно, что переводчик не ограничивался передачей содержания, но иногда давал и свои заключения, почерпнутые из народных поговорок и выражавшие квантэссенцию произведения Крылова… Переводы басен Крылова занимали наиболее важное место во всей переводческой деятельности азербайджанских писателей конца XIX века».


Интерес к творчеству Крылова был велик и не случайно, что выдающийся азербайджанский писатель Абдуррагим бек Ахвердиев начал в 1885 году свою литературную деятельность с перевода басни Крылова «Дуб и Трость». Дальше, как говорится, больше.


Рашид бек Эфендиев, Мирза Алекпер Сабир, Аббас Сиххат, Абдулла Шаиг — все они обращались к творчеству Крылова. В 1938 году была издана книга А. Шаига, включавшем переводы 97 басен Крылова. В переводах Шаига отчетливо проглядываются первые, но смелые опыты переводов Гарадагского («Интерес Шаига к поэзии, литературе появился в семилетнем возрасте, когда он стал учиться в тифлисской школе. Он запоминал стихи на азербайджанском, русском и персидском языках. Первым его учебником явился „Вэтэн дили“, в который были включены басни И. А. Крылова в переводе Гасаналиага хана Карадагского (Гарадаги)».


Иван Андреевич Крылов - фото



Крылов иван андреевич


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<крылов - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda