Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 694 сообщений
Cообщения с меткой

прототипы - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
rss_desert_man

Прототипы литературных героев

Среда, 13 Июня 2018 г. 16:50 (ссылка)

Литературные герои почти всегда - вымысел автора, но иногда они существуют и в реальности. Их прототип — конкретная историческая или современная автору личность, послужившая отправной точкой для создания образа.

Горький считал, что литератор обязан домысливать и типизировать реального человека, превращая его в героя романа, а поиски прототипов персонажей Достоевского и вовсе приведут к философским томам, затронув реальных людей лишь мимоходом.

Тем не менее, как оказалось, чаще и прочнее всего со своими прообразами связаны вполне конкретные типы персонажей — авантюристы всех видов и мастей или же сказочные герои.

Шерлок Холмс

Родство образа Шерлока Холмса с врачом Джозефом Беллом, преподавателем Конан Дойля, признавал сам автор.

В своей автобиографии он писал: "Я вспоминал о моем старом учителе Джо Белле, его орлином профиле, его пытливом уме и невероятном навыке догадываться обо всех деталях. Если бы он был детективом, он бы точно превратил это потрясающее, но неорганизованное дело во что-то, скорее похожее на точную науку".

"Пускайте в ход силу дедукции", — часто повторял Белл, и подтверждал свои слова на деле, умея понять по внешнему виду пациента его биографию, склонности, а нередко и диагноз.

Позднее, уже после выхода романов о Шерлоке Холмсе, Конан Дойль писал своему учителю, что уникальные навыки его героя — не вымысел, а всего лишь то, как логически развивались бы умения Белла, если бы для того сложились обстоятельства. Белл отвечал ему: "Вы сами — и есть Шерлок Холмс, и вы отлично это знаете!"

Остап Бендер

Прототип Остапа Бендера к своим 80 годам стал тихим проводником поезда Москва—Ташкент. В жизни его звали Осип (Остап) Шор, он родился в Одессе, а склонность к авантюрам, как и полагается, обнаружил еще в студенческие годы.

Возвращаясь из Петрограда, где он год проучился в Технологическом институте, Шор, не имея ни денег, ни профессии, представлялся то шахматным гроссмейстером, то современным художником, то скрывающимся членом антисоветской партии. Благодаря этим навыкам, он добрался до родной Одессы, где служил в уголовном розыске и вел борьбу с местным бандитизмом, отсюда и почтительное отношение Остапа Бендера к Уголовному кодексу.

Профессор Преображенский

С прототипом профессора Преображенского из булгаковского "Собачьего сердца" дела обстоят гораздо драматичнее. По одной из версий, им был французский хирург русского происхождения Самуил Абрамович Воронов, в первой четверти двадцатого века породивший настоящий фурор в европейской медицине.

Он совершенно легальным образом пересаживал железы обезьяны человеку для омоложения организма. Причем шумиха была оправдана — первые операции возымели желанный эффект. Как писали газеты, дети с отклонениями в умственном развитии обретали живость ума, и даже в одной песенке тех времен с названием Monkey-Doodle-Doo были слова "Если ты стар для танцев — поставь себе железу обезьяны".

В качестве результатов лечения сам Воронов называл улучшение памяти и зрения, бодрость духа, легкость передвижений и возобновление половой жизни. Лечение по системе Воронова прошли тысячи людей, а сам врач для упрощения практики открыл на Французской Ривьере собственный обезьяний питомник.

Однако через некоторое время пациенты начинали чувствовать ухудшение состояния организма, появились слухи о том, что результат лечения — не более, чем самовнушение, Воронов был заклеймлен как шарлатан и исчез из европейской науки вплоть до 90-х годов, когда его работы вновь начали обсуждаться.

Дориан Грей

А вот главный герой "Портрета Дориана Грея" серьезно подпортил своему жизненному оригиналу репутацию. Джон Грей, в молодости друг и протеже Оскара Уайльда, славился склонностью к прекрасному и порочному, а также внешностью пятнадцатилетнего мальчика.

Уайльд не скрывал сходства своего персонажа с Джоном, а последний и вовсе подчас называл себя Дорианом. Счастливый союз завершился в тот момент, когда об этом начали писать газеты: Джон фигурировал там как возлюбленный Оскара Уайльда, еще более томный и апатичный, чем все, что были до него.

Разгневанный Грей подал в суд и добился извинений от редакции, однако его дружба с известным автором потихоньку сошла на нет. Вскоре Грей встретил своего спутника жизни — поэта и выходца из России Андре Раффаловича, вместе они приняли католичество, затем Грей и вовсе стал священником в церкви Святого Патрика в Эдинбурге.

Питер Пен

Знакомство с семьей Сильвии и Артура Дэвис подарило Джеймсу Метью Барри, на тот момент уже известному драматургу, его главного героя — Питера Пена, прообразом которого послужил Майкл, один из сыновей Дэвисов.

Питер Пен стал ровесником Майкла и заполучил от него как некоторые черты характера, так и ночные кошмары. Именно с Майкла была слеплен портрет Питера Пена для скульптуры в Кенсингтонском саду.

Сама сказка при этом была посвящена старшему брату Барри, Дэвиду, который погиб за день до своего четырнадцатилетия во время катания на коньках и остался в памяти близких вечно юным.

Алиса

История Алисы в Стране чудес началась в день прогулки Льюиса Кэролла с дочерьми ректора Оксфордского университета Генри Лиделла, в числе которых была и Алиса Лиделл. Кэррол придумывал историю на ходу по просьбе детей, но в следующие разы не забыл о ней, а стал сочинять продолжение.

Спустя два года автор подарил Алисе рукопись, состоявшую из четырех глав, к которой была прикреплена фотография самой Алисы в семилетнем возрасте. Озаглавлена она была "Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне".

Лолита

Во время работы над "Лолитой" Владимир Набоков, как сообщает его биограф Брайан Бойд, нередко просматривал рубрику криминалистики в газетах на предмет историй о несчастных случаях, убийствах и насилии. История Салли Хорнер и Франка Ласалля, случившаяся в 1948 году, явно привлекла его внимание.

Сообщалось, что мужчина средних лет, преступив все правила морали, похитил двенадцатилетнюю Салли Хорнер из Нью-Джерси и продержал ее при себе в течение почти двух лет до тех пор, пока она не была найдена в южнокалифорнийском мотеле.

Ласалль так же, как и герой Набокова, в течение всего времени выдавал Салли за свою дочь. Набоков даже вскользь упоминает этот случай в книге словами Гумберта: "Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, пятидесятилетний механик, сделал с одиннадцатилетней Салли Хорнер в 48-м?"

Карабас-Барабас

Алексей Толстой, как известно, хотя и стремился всего лишь переписать "Пиноккио" Карло Коллодио русским языком, выпустил в свет вполне самостоятельную историю, в которой четко прочитываются аналогии с современными ему деятелями культуры.

Толстой не был поклонником театра Мейерхольда и его биомеханики, так что ему досталась роль антагониста — Карабаса-Барабаса. Пародия прочитывается даже в имени: Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. Помощнику Мейерхольда, работавшему под псевдонимом Вольдемар Люсциниус, досталась не менее красноречивая роль Дуремара.

Карлсон

Пожалуй, самая невероятная и мифологизированная история образа — это история создания Карлсона. Его возможный прототип — Герман Геринг. Родственники Астрид Линдгрен, безусловно, опровергают эту версию, однако она до сих пор бытует и активно обсуждается.

Знакомство Астрид Линдгрен и Геринга произошло в 20-е годы, когда последний устраивал авиашоу в Швеции. На тот момент Геринг был в полной мере "в расцвете сил", как и любил повторять о себе Карлсон. После Первой мировой он стал известным летчиком-асом, обладавшим определенной харизмой и, по легенде, неплохим аппетитом.

Моторчик у Карлсона за спиной нередко интерпретируется как намек на летную практику Геринга. Возможным подтверждением такой аналогии можно считать тот факт, что определенное время Астрид Линдгрен поддерживала идеи национал-социалистической партии Швеции.

Книга о Карлсоне вышла в свет уже в послевоенное время в 1955 году, поэтому выступать за прямую аналогию этих героев было бы безумием, однако, вполне возможно, что яркий образ молодого Геринга остался в ее памяти и так или иначе повлиял на появление обаятельного Карлсона.

Винни Пух

Одна из версий поясняет, что свое имя плюшевый медведь с опилками в голове получил от клички любимой игрушки сына Милна Кристофера Робина. Равно тому, как и остальные герои книги.

Однако на самом деле Винни Пух был назван в честь реально существовавшей медведицы, жившей в лондонском зоопарке. Звали ее Виннипег, и веселила она жителей британской столицы с 1915 по 1934 годы. Поклонников у медведицы было множество. Среди них был и Кристофер Робин.

Одноногий Джон Сильвер

В "Острове Сокровищ" Роберт Льюис Стивенсон изобразил своего друга, поэта и критика Уильямса Хэнсли, в образе хорошего злодея. В детстве Уильям перенес туберкулез и одну ногу ему врачи, по непонятной причине, решили ампутировать до колена.

После анонса книги писатель написал другу: "Я должен сделать признание. Злой с виду, но добрый в глубине души Джон Сильвер был списан с тебя. Ты ведь не в обиде?"

Джеймс Бонд

Изысканный мужчина с княжеским титулом, женатый на голландской принцессе и склонный к сомнительным авантюрам — так в действительности и выглядел прототип Джеймса Бонда, принц Бернард Ван Липпе-Бистерфельд.

Приключения Джеймса Бонда начались с серии книг, написанных английским разведчиком Яном Флемингом. Первая из них — "Казино Рояль" — вышла в свет в 1953 году, через несколько лет после того, как Флеминг по долгу службы был приставлен следить за принцем Бернардом, переметнувшимся из немецкой службы в английскую разведку.

Двое разведчиков после долгих взаимных подозрений стали друзьями, и именно у принца Бернарда Бонд перенял манеру заказывать "Водку-мартини", добавляя: "Взболтать, а не размешивать", а также привычку эффектно представляться: "Бернард, принц Бернард", как любил говорить он.

Автор: garners

http://desert-man.org.ua/post436293217/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Desert_Man

Прототипы литературных героев

Среда, 13 Июня 2018 г. 16:50 (ссылка)

Литературные герои почти всегда - вымысел автора, но иногда они существуют и в реальности. Их прототип — конкретная историческая или современная автору личность, послужившая отправной точкой для создания образа.


Горький считал, что литератор обязан домысливать и типизировать реального человека, превращая его в героя романа, а поиски прототипов персонажей Достоевского и вовсе приведут к философским томам, затронув реальных людей лишь мимоходом.



Тем не менее, как оказалось, чаще и прочнее всего со своими прообразами связаны вполне конкретные типы персонажей — авантюристы всех видов и мастей или же сказочные герои.


Шерлок Холмс






Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
татьяна_магаева

Прототипы литературных персонажей

Понедельник, 21 Мая 2018 г. 13:31 (ссылка)

Это цитата сообщения Отрада Оригинальное сообщение



Для создания своих произведений писатели и поэты ждут вдохновения. Очень часто в романах и поэмах «живут» реально существующие люди, которые и подтолкнули автора к творчеству. Так что образы и персонажи, ставшие известны многим поколениям читателей, могут иметь свой прототип в жизни. С кого писались известные образы в литературе и поэзии?

Евгений Онегин и Татьяна Ларина – кто они?
Многие литературоведы задавались вопросом - кто был прототипом Евгения Онегина. С кого русский поэт «срисовал» своего героя, чей характер и взгляды на жизнь вложил в него. Пушкин оставил потомкам забавный рисунок пером, где он сам и Онегин позируют на фоне Петропавловской крепости.

Мнения встречаются самые разные, но исследователи сходятся в одном – это собирательный образ. Чаще всего называются два имени – Павел Катенин и Петр Чаадаев.


Портрет П. Я. Чаадаева.

Дальше
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
лили-марлен

Герои сказок в реальности

Четверг, 17 Мая 2018 г. 19:28 (ссылка)

А реальность пострашнее любой сказки оказалась. Особенно меня поразили "гномы" и "Пиноккио".

http://vision7.ru/publ/rasskazy_o_nechistoj_sile_i..._skazok_v_realnosti/25-1-0-714

"Синяя Борода"

Вот уж кого-кого, а жён своих Синяя Борода не убивал. Его единственная жена намного его пережила.
А звали нашего героя барон Жиль де Лаваль де Рэ. Известен тем, что, помимо сражения бок о бок с Жанной Д`Арк, увлекался алхимией. Поговаривали, что де Рэ продал душу дьяволу и приносил ему кровавые жертвы. Этот слушок и ещё кое-что обеспечили Кровавому Барону казнь от рук инквизиции.

1308103812_sinyaya-boroda (310x500, 36Kb)


Барона Жиля де Ре обвинили в сношениях с дьяволом, колдовстве, в чудовищных убийствах невинных детей, в основном мальчиков, и беременных женщин, которые он совершал, чтобы утолить их кровью жажду демонов, служивших ему.

Белоснежка

Прообразом Белоснежки послужили сразу две девушки с почти одинаковыми именами - Маргарет и Маргарита. Что примечательно, обе жили в Германии в XVI веке. Наверное, именно это послужило их слиянию в глазах потомков. В 1553 жена германского графа Филиппа умерла при родах девочки, которую назвали Маргарет. Граф потом женился второй раз, и мачеха отравила уже подросшую девочку. Только не яблоком, а настоем цикуты. Настоящая мачеха скончалась в тюрьме, осужденная за убийство.

1308105099_18snowwhiteandthepoison (500x333, 48Kb)


Вторая красавица - графиня Маргарита фон Вальдек из графства Бад Виндулген. У неё тоже была мачеха, но вполне себе милая и не желавшая смерти падчерицы. Маргарита стала жертвой... испанской спецслужбы того времени. Маргарита влюбилась в испанского короля Филиппа Второго и была за это отравлена приставленными к королю охранниками, которые решили, что этот брак станет для Испании политической катастрофой. Гномам тоже нашлось подтверждение. К сожалению, не такое радужное и сказочно-прекрасное, как хотелось бы.
Это были дети-узники, которые по 12 часов в день работали на медном руднике, принадлежавшем брату графини Маргариты. Узники рудника вырастали скорчеными и хромыми, они рано седели и редко доживали до 20 лет. Что касается сказочного яблока. то автору удалось выяснить, что в Бад Вилдунгене XVI века жил человек, умевший не то, чтобы отравлять яблоки. но делать их горькими. В хрониках того времени говорится, что он угощал ими местную детвору, чтобы отучить её делать набеги на его сад.
ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Oleska2112

Литературные герои и их прототипы

Вторник, 08 Мая 2018 г. 11:01 (ссылка)


Литературные герои и их прототипы



Литературные герои почти всегда вымысел автора. Почти всегда… Но иногда они существовали и в реальности. 



Прототип — это конкретная историческая или современная автору личность, послужившая ему отправной точкой для создания образа. Горький считал, что литератор обязан домысливать и типизировать реального человека, превращая его в героя романа, а поиски прототипов персонажей Достоевского и вовсе приведут к философским томам, затронув реальных людей лишь мимоходом.Тем не менее, как оказалось, чаще и прочнее всего со своими прообразами связаны вполне конкретные типы персонажей — авантюристы всех видов и мастей или же сказочные герои.



Шерлок Холмс





ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Oleska2112

Бендер был соседом Ильфа, а Воробьянинов – дядей Петрова

Понедельник, 30 Апреля 2018 г. 11:01 (ссылка)


Бендер был соседом Ильфа, а Воробьянинов – дядей Петрова





Этот очерк не совсем обычен. Он иллюстрирован фотографиями самого героя — Ильи Ильфа (и изредка, когда в кадре он сам — фотографиями его друзей по фотоцеху). Можно сказать, он проводит для нас уникальную экскурсию по Москве 20-х — 30-х годов. Ведь Ильф был еще и замечательным фотографом, просто писательская слава затмила фотографическую…



ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_rss_hh_new

Продакт и проджект — в чём разница? Мнения руководителей сервисов Яндекса

Понедельник, 23 Апреля 2018 г. 15:23 (ссылка)

С ростом сервиса почти всегда нужно более подробно расписывать роли в команде. Когда все участники процесса понимают специализацию друг друга, то сразу видят, кому какие вопросы задавать и каких компетенций недостаёт для развития.



Поэтому если маленькому сервису нужен просто менеджер, то в более крупных фигурируют две роли: менеджера продукта и менеджера проектов. На сленге технологических компаний, сплошь состоящем из англицизмов, говорят иначе — продакт- и проджект-менеджер. Это может быть один и тот же человек — подобно тому, как разработчик может заниматься фронтендом и бэкендом одновременно.







Но в чём смысл разделения роли менеджера? Кто такой продакт, а кто проджект? По случаю нового набора в нашу Школу менеджеров, который завершится уже 30 апреля, мы задали этот вопрос руководителям четырёх популярных сервисов. Заодно каждый из них поделился подборкой ссылок для начинающего менеджера.
Читать дальше ->

https://habrahabr.ru/post/352098/

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Пушкин-Плюшкин

Прототипы Пушкина

Суббота, 07 Апреля 2018 г. 08:43 (ссылка)


...Когда же Лотман пишет, что «прежде чем искать прототипы, следует выяснить, во-первых, входило ли в художественный план писателя связывать своего героя в сознании читательской аудитории с какими-либо реальными лицами, хотел ли он, чтобы в его герое узнавали того или иного человека. Во-вторых, необходимо установить, в какой мере для данного писателя характерно исходить в своем творчестве из конкретных лиц» (27), то я недоумённо спрашиваю: «А кто же мешает сделать это?»



Будучи же после Н.Л.Бродского и В.В.Набокова третьим комментатором «Онегина», Ю.М.Лотман своими ошибочными утверждениями вызывает наибольшее раздражение, поскольку ему нельзя простить то, что можно было простить прошедшему первым по пути комментирования Бродскому. Ведь именно Лотман должен был отбросить ошибки всех предыдущих комментаторов, выбрать у них всё правильное и затем лишь выдать вполне научные и обоснованные комментарии. К сожалению этого не случилось, поскольку уже на т.н. «проблеме прототипов» Лотман полностью провалился, поддавшись в этом важном вопросе иронии и критическому взгляду В.Набокова.



Я вполне допускаю, что Лотман мог «крайне скептически» относиться к «степени достоверности» материалов, посвященных «попыткам связать героев пушкинского романа с теми или иными реально существовавшими лицами», но вот его крайний скептицизм «к самой плодотворности подобных поисков», понять не могу. «Любые крайности вредны!» - вот мой ответ Ю.М.Лотману. А то, что он полностью запутался с разделением главных героев «Онегина», как типов, построенных «по законам художественного синтеза», а «второстепенных персонажей» как прототипов реальных лиц, видно уже из его утверждения о существенном изменении «поэтики» последних «к восьмой главе». Да нет такого изменения, а есть лишь непонимание Лотманом сущности пушкинских прототипов!



Ну, что ж, поможем учёным, преподнеся им «подарок из Ростова» в виде решения проблемы всех (а не только из «Онегина») пушкинских прототипов! А для этого смотрим глазами следователя и совершенно категорически утверждаем следующее:




  1. Любые одушевленные (а иногда и неодушевленные) пушкинские образы, хоть главные и сложные, хоть второстепенные и простые, всегда имеют под собой какой-либо реальный исторический прототип.


  2. Как правило, при наличии в сложных образах нескольких исторических прототипов, только один из них является основным, а все другие представляют собой прототипы дополнительные или, как я их ещё называю, «прототипы прикрытия» основного прототипа.


  3. Наличие основных и сопутствующих им дополнительных исторических прототипов ни в коем случае не лишает сложные образы их типичности как таковой.


  4. Прототипы фольклорные и литературные также играют значительную роль в деле «прикрытия» основного исторического прототипа и их комплексное изучение может помочь разгадать основной исторический прототип.


  5. С появлением в жизни Пушкина новых знакомых, друзей или любимых женщин, которых он решает использовать в качестве прототипов для своих образов, ранее применённые в этих же образах прототипы могут уходить на второй план или заменяться на новые. В очень редких случаях старые и новые прототипы могут объединяться на равноправной основе.


  6. Наиболее трудно угадывать те исторические прототипы, которые я называю «гермафродитами», поскольку они, сменяя пол, появляются у Пушкина то в мужских, то в женских образах.


  7. Между пушкинскими образами существует не только особое взаимодействие, основанное на «законе парности», т.е. когда «каждой твари – по паре» (например, белке или зайцу мужского рода всегда соответствуют белка и заяц женского рода), но и связь, построенная на единстве основных исторических прототипов. Без выявления этой связи невозможно понять авторский замысел в построении тех или иных образов, а также особенности их сюжетного взаимодействия.



По поводу этой связи между образами поясню следующее. Далеко не сразу я понял, почему меня так и тянет к понятию «деление образов», если фактически происходит обратное, т.е. делятся не образы, а основной прототип между ними. В какой-то степени этот процесс можно представить себе в виде того, как скульптор от одного большого куска мягкой глины отрывает по надобности куски разной величины и лепит из них отдельные, порой совсем не похожие друг на друга, и даже разнополые фигуры. И при этом материал, из которого он их лепит (а у Пушкина - это его основной прототип), один и тот же, несмотря на различные дополнительные украшения из прототипов прикрытия.



Исследователю нужно быть внимательным к различным приметам, по которым можно установить основной прототип. К ним можно отнести: совпадающие имена и характеристики, повтор одних и тех же сюжетных коллизий, рисунки Пушкина, автобиографические переклички и т.д.



Оговорюсь, что самым спорным из вышесказанного, конечно же, является первое, весьма категоричное, правило о том, что любые пушкинские образы всегда имеют под собой реальный исторический прототип. В это, действительно, поверить трудно, тем более что речь идёт об образах, которых у Пушкина несчётное количество, и о том, что все они должны быть с прототипами всегда. Но все ли и всегда ли? – вот вопрос осторожного скептика. И такая осторожность понятна, поскольку даже через 200 лет после рождения Пушкина в его образах удалось установить не так уж и много конкретных исторических прототипов. И это грустно.



Но можно ли из-за этого опускать руки? Нельзя! Любой пушкинист-исследователь должен свято верить, что важно непрерывное движение вперёд. И поэтому главным лозунгом для него всегда должен быть: «Нет непознаваемого, хотя есть пока ещё непознанное!» И поэтому-то я и ставлю в первом правиле пушкинских прототипов самую высокую и перспективную планку, прекрасно понимая насколько трудно выявить у Пушкина все его исторические прототипы. Но к этому нужно стремиться! Тем более, что и моя-то практика показала, что если как следует взяться за какой-нибудь пушкинский образ да сильнее покопаться в нём, то до какого-нибудь исторического прототипа уж точно докопаешься!



А пока нам нужно чётко понять, что никакой тип у Пушкина не исключает наличие ещё и спрятанного в этом же образе основного прототипа. Как там у Энгельса: «каждое лицо – тип, но вместе с тем и вполне определённая личность» (28).



По этому поводу, кстати, не могу не вспомнить забавный случай, когда однажды разозлившись на знакомого Василия, я воскликнул: «Ну, Вася, ты и тип!», на что тот, встав в позу, сразу же и ответил: «Да, я тип! Но тип - однотипный!» Я рассмеялся, поскольку понял, что даже такой «тип», как Вася, и тот постарался выделить свою индивидуальность, назвав её «однотипностью». Примерно так же и у Пушкина с его прототипами, когда как бы их не было много (пусть даже «целый класс людей» и «тысячи характеров», как говорит Лотман) и как бы они в своей совокупности не придавали образу типичность, а искать один-единственный основной прототип всё равно нужно.



Отдельно хочу отметить следующие слова Т.Г.Цявловской: «Еще несколько строк из письма Раевского, посвященных Воронцовой. Они с Пушкиным называли ее, очевидно, между собой Татьяной. Почему? В образах одесской любви Пушкина и любимой его героини общего нет ничего» (29). И это при том, что Цявловская никогда не отказывалась от поиска прототипов, в связи с чем её смело можно отнести к тем исследователям, которых В.Набоков иронически назвал «выискивателями прототипов». А вот её вопрос «почему» прекрасен. Жаль только, что ответ на него Цявловская так и не получила…



Тынянов же заслуживает критики в свой адрес уже из-за того, что проявил не просто непоследовательность, а непоследовательность крайнюю – т.е. нашёл с подсказкою Плетнёва один прототип Ленского в лице Кюхельбекера, и - остановился. А ведь идя дальше и натыкаясь на другие прототипы Ленского, Тынянов, может быть, и задумался бы над их взаимным соотношением. В то же время и те, кто критиковал Тынянова, в свою очередь не показали достаточной последовательности и, как и Тынянов, не задались вопросом соотношения найденных ими прототипов. А ведь как верно говорят наши ростовские фотографы о последовательности: «Будь последователен: если ты выпил проявитель, то выпей и закрепитель!»



Не понял Юрий Тынянов и то, почему так разозлился Пушкин, увидев, как художник А.Нотбек изменил в своем рисунке для «Невского альманаха» месторасположение лодки и Петропавловской крепости относительно фигур Пушкина и Онегина, и положение нарисованной на черновике Пушкиным его собственной фигуры, и, наконец, его прически. А ведь уже только одно то, что Нотбек на своем рисунке лишил Пушкина длинных до плеч, как у Ленского, волос («Кудри чёрные до плеч»), уже могло сильно не понравиться Пушкину. Почему? Да потому, что своим рисунком Пушкин лишний раз подсказывал исследователям, что именно он и является основным прототипом Ленского! Ведь, по сути, кто такой Ленский, как не Пушкин в молодости? И совершенно верно замечал (см. выше) Н.Л.Бродский: «В образе элегического поэта Ленского много личных черт молодого Пушкина. Юношеские элегии Пушкина явственно проступают в темах и образах Ленского». А вот М.Ю.Лермонтов проявил прекрасную интуицию, связав в своём стихотворении «Смерть поэта» Пушкина именно с Ленским.



Однако то, что я сейчас говорю о Пушкине как прототипе Ленского, всё равно для многих будет и «неубедительно», и «малодоказательно». И вот тут-то как никогда и нужны основные исторические прототипы. Только зная, кто же конкретно спрятан под масками Ольги, Татьяны, Онегина и т.д., можно проникнуть в тайный подтекст романа.



Ну, что ж, начнем разбираться с Татьяны и попробуем доказать и М.Гофману, говорившему, что «пустой тратой времени остаются попытки установить реальный исторический «прототип» Татьяны», и поддерживавшему его В.Набокову, и Ю.М.Лотману с его «можно оставить без внимания рассуждения вроде: «Был ли у Татьяны Лариной реальный прототип?», и всем другим, думающим так же, что они глубоко ошибаются, а вышеприведенные мной правила использования Пушкиным прототипов верны.

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
babeta-liza

Прототипы известных литературных персонажей

Воскресенье, 11 Декабря 2017 г. 02:11 (ссылка)


 







Прототипы известных литературных персонажей





Герои известных книг порой кажутся нам гиперреалистичными. Трудно поверить, что любимый персонаж — выдумка писателя. Непроизвольно мы ищем и находим в действующих лицах своё отражение, пленясь схожестью черт, мыслей, поступков.



Давайте же познакомимся с прототипами Шерлока Холмса, Дориана Грея, Анны Карениной. Также не обойдём вниманием Александра Ивановича Лужина из набоковского романа, Наташу Ростову и Остапа Бендера.





Прототипом главного героя в произведении «Портрет Дориана Грея» стал поэт Джон Грей, которого Оскар Уайльд знал лично. Амбициозный красавец Джон вёл богемную жизнь, наслаждаясь молодостью и признанием общества.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Фотография: Точь в точь: 15 фотографий известных актёров и исторических личностей, образ которых они воплотили на экране

Среда, 25 Октября 2017 г. 09:10 (ссылка)


Выбор актёра для главной роли - задача для режиссёра не простая. Особенно, когда снимается байопик об известной исторической личности. Большинство режиссёром делают упор на харизму и на портретное сходство, но иногда выбор бывает совсем неожиданным. В этом обзоре фотографии известных актёров и исторических личностей, образ которых они воплотили на экране.

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/XsXtG_q-K70/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Кулачка

Как сложилась судьба реальных прототипов детских сказок

Среда, 18 Октября 2017 г. 08:23 (ссылка)




Дети, равно как и взрослые, любят сказки, они позволяют перенестись в новый мир, объятый добротой, к тому же каждая сказка имеет хороший конец. Всем хорошо известны ярчайшие персонажи знаменитых детских сказок, такие как Кристофер Робин из сказки про Винни-Пуха, Алиса из Страны чудес и Питер Пэн, но мало кто знает, что все эти герои были не просто выдуманы, а созданы на основе личностей реальных детей.







Предлагаем вам увидеть этих малоизвестных детей, которые являлись реальными прототипами героев трех знаменитых сказок, и узнать, как сложилась их судьба, от детства и до самой смерти.



6089219_1 (700x511, 207Kb)





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
angreal

Актеры и прототипы героев фильмов, основанных на реальных событиях

Пятница, 13 Октября 2017 г. 21:19 (ссылка)


Когда фильмы снимаются на реальных событиях, перед режиссерами стоит непростое решение, ведь им необходимо подобрать актеров, которые были бы похожи на реальных личностей и при этом смогли бы их сыграть. Предлагаем взглянуть на те случаи, когда актеры были подобраны идеально.



"Чудо на Гудзоне"



Том Хэнкс — Чесли «Салли» Салленбергер, командир экипажа рейса US Airways-1549

 



Актеры и прототипы героев фильмов, основанных на реальных событиях (15 фото)


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Elena_ARVIK

Герои Льва Толстого и их прототипы.

Пятница, 29 Сентября 2017 г. 11:17 (ссылка)

Продолжаю серию постов о прототипах. Начало тут
http://www.liveinternet.ru/users/elena_arvik/post420117556
и тут
http://www.liveinternet.ru/users/elena_arvik/post420159806
http://www.liveinternet.ru/users/elena_arvik/post420382342

Сегодня это герои произведений Льва Толстого.
«Война и мир»
"Он (автор) тонким слоем размазал себя по всем героям. Про каждого он мог бы в той или иной степени сказать: «Это я». Потому-то герои романа – очень живые и очень действующие.
И, кстати, весьма молодые. Мы-то, волей-неволей, представляем Пьера Безухова сорокалетним симпатичным мужчиной – умным Сергеем Бондарчуком. Но в начале повествования ему только-только исполнилось семнадцать!

Центральные персонажи – семейство Ростовых. Среди всех героев романа эта фамилия подверглась самой большой, но довольно очевидной переделке: Ростов – Толстов – Толстой. Прототипом Ильи Андреевича Ростова явился дед писателя, Иван Андреевич Толстой. Прототип его жены – бабка писателя Пелагея Николаевна Толстая.

Николай Ростов «списан» с отца писателя, Николая Ивановича Толстого. А его грандиозный и неожиданный проигрыш в карты – это эпизод из жизни самого Льва Толстого.


Р РёСЃСѓРЅРѕРє21 (700x552, 220Kb)
Прототипом Наташи Ростовой- любимейшей героини писателя были одновременно две близкие ему женщины - жена Софья Андреевна, в девичестве Берс, и ее сестра, Татьяна Андреевна Кузминская- Берс.

сестры Берс (700x528, 252Kb)


Читать далее...
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Пушкин-Плюшкин

Татьяна Ларина

Суббота, 02 Сентября 2017 г. 09:17 (ссылка)


«Её сестра звалась Татьяна…» Перед началом этих слов на 35-м листе пушкинской тетради №2369 – «большой рисунок Елизаветы Воронцовой в чепце и шали» . Т.Г.Цявловская, представляя только на одной странице пушкинской рукописи всё той же второй главы «Онегина», где впервые появляется Татьяна Ларина, шесть (!) портретов Е.К.Воронцовой, нарисованных Пушкиным , никакого удивления не проявляет! Смотрим другой пушкинский рисунок, где Татьяна изображена с её письмом Онегину, и с удивлением читаем комментарий Н.Н.Петруниной об этом письме и о стихотворении «Сожжённое письмо»: «Сожжённое письмо» написано в Михайловском в конце 1824 – начале 1825 г.г. Однако ещё П.В.Анненков справедливо поставил в связь с «Сожжённым письмом» запись, обнаруженную им в рабочей тетради Пушкина (ПД, №835): «5 сентября 1824 u.i.d. <E.W.> В настоящее время общепризнано, что запись эта памятная заметка о получении письма от Е.К.Воронцовой и что «Сожженное письмо» входит в длинный ряд стихов Пушкина, связанных с её именем. …Несомненная связь «Сожженного письма» с реальными событиями жизни Пушкина заслонила от исследователей элегии другой важный момент, который проясняется при изучении второй масонской тетради. Заметка о письме от Воронцовой соседствует здесь, на л.11 об, с черновиками XXXII строфы третьей главы «Евгения Онегина», строфы, где Татьяна изображена с оконченным письмом к Онегину в руке» .



Вот так вот, и здесь Татьяна и Воронцова рядом, правда, со своими письмами! Задумаемся над этим, но всё же зададим такой вопрос: А почему «Татьяна»? Почему Пушкин, прекрасно понимая, что имя это простонародное, о чём он и сказал в своём примечании, всё же дал его своей героине-дворянке? Комментатор Н.Л.Бродский пишет: «С именем Татьяны у Пушкина связывалось «воспоминанье старины»: одна из московских барынь старого поколения – Татьяна Юрьевна в «Горе от ума», другая – в романе А.Измайлова «Евгений, или Пагубные следствия дурного сообщества и воспитания» (1799-1801) – подтверждают это наблюдение» . Однако в «этом наблюдении» Бродского непонятно - каким образом у Пушкина могли быть какие-либо «воспоминания», если он дал своей героине имя ещё до того, как прочитал «Горе от ума», а также - читал ли он роман А.Измайлова?



Из всех пояснений Бродского по поводу имени главной героини безоговорочно можно принять только одно: «В годы написания романа это имя, видимо, употреблялось преимущественно «между простолюдинами», было редким в барской усадьбе» (там же). Тут уж я согласен, тем более что и Ю.М.Лотман, ссылаясь на подсчеты исследователя В.А.Никонова, подтверждает это. Хотя, собственно говоря, важным является не столько установление факта простонародности имени Татьяна, сколько то, что сам автор считал его таковым. И главное тут – это прямой умысел Пушкина на его «ошибку», т.е. на присвоение героине не совсем правдоподобного для её статуса имени. А ведь «Онегин» всё-таки роман реалистический, «энциклопедия русской жизни» и т.д. Слишком уж фантазировать автору вроде бы и неуместно.



Кроме того, несмотря на указанный Бродским роман А.Измайлова, всё же отметим важные слова Ю.М.Лотмана о том, что «Имя Татьяна литературной традиции не имело» . Беда вот только в том, что, констатируя факты, связанные с простонародностью имени и отсутствием у него литературной традиции, Лотман при этом не делает конечного вывода о том, что причины, заставившие Пушкина выбрать именно это имя, так окончательно и не установлены. Видимо, неудобно было признать бессилие, как своё, так и других профессионалов, в данном вопросе. Вот и промолчал.



Кстати, такое же стремление не ударить в грязь лицом видно у Лотмана и при комментировании слов Онегина о Татьяне «Как! Из глуши степных селений…» , когда он пошёл на обман, утверждая, что «Степной иногда употребляется у П в значении «сельский» как антоним понятия «цивилизованный» ( Да нет такого у Пушкина и Лотман абсолютно не прав, утверждая, что «стих следует понимать как: «из глуши простых, бедных селений» (там же). Вместо того чтобы признать в данном случае намеренную (т.к. при повторном издании она не была исправлена!) ошибку Пушкина, смысл которой неясен, Лотман взялся выдумывать, что слово «степные» якобы означает «сельские» (ну, надо же: «Сельские селения»!), а также - «простые, бедные». Однако бедные в данном случае совсем не «селенья», а те школьные учителя, которые подобную ахинею Лотмана вынуждены повторять своим ученикам. Ведь всё-таки его книга имеет подзаголовок «Пособие для учителя».



Комментарий же В.В.Набокова в большей степени предназначен для переводчиков «Онегина» на иностранные языки и поэтому его собственная ахинея по поводу «степных селений», когда он утверждает, что «Пушкин подразумевал пейзаж, открывшийся ему в Болдине», выглядит более безобидной. Правда, Набоков так и не пояснил, - а какое же отношение Болдино имеет к Татьяне, но зато весьма подробно рассказал, сколь много произведений Пушкин там написал и что такое степь вообще . А то никто этого до него будто бы и не знал! Даже переводчики.



В то же время причины, по которым Набоков поселил Татьяну в Болдино, вполне понятны, поскольку в своих письмах к жене из Болдина Пушкин называл его окрестности «степью». Однако степь степи рознь, и в Болдино вовсе нет той «нагой степи», о которой говорит Пушкин в «Онегине», заставляя читателя удивляться – а почему же Татьяна перед отъездом в Москву думает, что «лучше и верней В глуши лесов остаться ей»? А ведь и о глуши, и о соседской деревне, где живёт Онегин, Пушкин пишет: «В глуши что делать в эту пору? Гулять? Деревня той порой Невольно докучает взору Однообразной наготой. Скакать верхом в степи суровой?» ). Ну, а чтобы ни у кого не осталось сомнений, что нагие степи это обычный пейзаж южных, и в частности, украинских степей, Пушкин в черновик «Полтавы» вписывает стих о бегстве от Полтавы Мазепы и шведского короля – «Верхом среди степей нагих».



Комментируя же 1-ю строфу 5-й главы «Онегина», В.Набоков удивляется, что в предыдущей главе «лето чудесным образом завершается в ноябре, что расходится с постулированной краткостью северного лета (гл.4, XL,3), поскольку осенняя погода в тех краях, где было поместье Лариных, устанавливалась не позднее последних чисел августа (по старому стилю, разумеется)». Мы же, зная о намеренных ошибках Пушкина, ничуть не удивляясь, понимаем, что автор намекает нам о южном лете, которое длиннее северного, названного им «карикатурой южных зим». А когда там же Набоков добавляет, что «пушкинский «1820-й» отличается от реального 1820 г., который на северо-западе России был отмечен чрезвычайно ранним снегопадом», то нам остаётся ещё раз напомнить о скрытом месте действия, ничего общего с «северо-западом России» не имеющим.



В то же время вопрос о месте действия романа легко решается, если внимательнее вникнуть в следующие его строки: «Наш друг Туманский… Очаровательным пером Сады одесские прославил. Всё хорошо, но дело в том, Что степь нагая там кругом». Вот вам и «степь нагая», т.е. степь настоящая, степь вокруг Одессы, а не та лесостепь, что окружала Болдино в пушкинские времена. И выходит-то, что Набоков поселил Татьяну, как говорится, «не в ту степь», поскольку не заметил к этому слову такого важного эпитета как «нагая».



Однако оставим пока «степные селенья» и вернёмся к тому, что, конечно же, я не просто так остановился на имени Татьяны Лариной. Ведь говоря о том, что имя «Татьяна» «приятно, звучно», Пушкин просто-напросто забалтывает читателей (помните: «я забалтываюсь»?) Я, конечно же, верю Пушкину, но одновременно и сомневаюсь, что главная причина выбора этого имени только в этом.



А всё дело в том, что само по себе это имя содержит загадку, разгадав которую можно совершенно уверенно назвать тот основной прототип, которое оно под собой скрывает. До сих пор это имя никем не расшифровывалось, а потому и была непонятна основная причина выбора его Пушкиным. Но мы-то с вами, дорогие читатели, его обязательно расшифруем! И в этом нам, конечно же, поможет «Конёк», заглянув в который, мы в стихе №132 заметим такое важное слово-сигнал как «вор», которое в устах Ивана превратилось в уменьшительно-ласкательное «воришко», обращенное к белой кобылице. Причину ласковости мы пока оставим в стороне, но зато обратим внимание на то, что Пушкин использовал при сокращенном написании фамилии графини Е.К.Воронцовой три первые буквы её фамилии. И подобные сокращения у него отнюдь не единичны), но важно отметить то, что он при возможности использовал начальные буквы фамилий для выделения новых слов, которыми уже активно манипулировал в отношении владельцев этих фамилий. Ярким примером этого является его знакомый С.Д.Киселёв, о котором известно следующее: «Пушкин всячески обыгрывал первый слог фамилии будущего мужа Елизаветы Ушаковой («кис»), изображая её среди симпатичных котят, символизирующих многочисленное потомство» (14). Точно такое же обыгрывание мы видим и в стихе №132 «Конька», когда три первых буквы фамилии графини Воронцовой использованы автором в слове «воришко»! И так же, как фамилию Киселёва Пушкин в своих вариациях использовал в значении слова «кис», так же и с фамилией Воронцовой им было выбрано в «Коньке» короткое слово «вор».



А далее мы смотрим, что слово «вор» в русском языке имеет синоним в виде слова «тать», которое в наше время довольно сильно устарело и существует в основном в слове «святотатец». Однако во времена Пушкина это слово было распространено, и даже привычное для нас выражение «Вор у вора дубинку украл» у Даля, например, звучит как «Тать у татя дубинку украл». Таким образом, получается, что имя главной героини «Онегина», скрывая в себе под своей частью «тать» слово «вор», прямо говорит нам - «тать я», т.е. «вор я», что в свою очередь при дальнейшем раскрытии можно понимать как - «Воронцова я»! Ну, а окончание «на», если угодно пошутить, можно представить и как «нате вам, получите». Правда, такая расшифровка немного напоминает анекдот о допросе старого еврея, которого следователь спрашивает: «Как фамилия? – Сахаров. – А точнее? – Сахарович. – А ещё точнее? – Цукерман». Так и тут: «тать» - «вор» - Воронцова.



Именно то, что слово «Татьяна» скрывает в себе фамилию основного прототипа, и есть главная причина присвоения дворянке Лариной этого простонародного имени. До знакомства же с Воронцовой у Пушкина не было никакого желания присваивать такое имя своим героиням. Тогда ему вполне хватало и других.



Однако тут я предвижу возражение о том, что полное имя героини Пушкин в «Онегине» использует не всегда, поскольку называет её и Таней, где, конечно же, никаких «татей» нет. Ответ мой таков: действительно имя «Таня» используется, поскольку было бы странно, если бы на протяжении довольно большого романа главная героиня называлась только своим полным именем, что могло бы привлечь к нему излишнее и ненужное для автора внимание. И поэтому он пошёл по пути одновременного использования полного и краткого имени, выделив (или выпятив?) при этом полное имя большим числом использования! И вот это-то и заметил внимательный В.Набоков, написавший: «Пушкин назовёт её Таней … всего тридцать восемь раз, примерно втрое реже, чем Татьяной»!) Отмечу: «втрое реже», что, конечно же, могли не заметить простые читатели, но рано или поздно должны были заметить (и Набоков тому пример!) исследователи. И, я думаю, понятно, что подлинную причину трёхкратного преобладания полного имени над кратким Набоков не мог установить уже хотя бы потому, что пренебрежительно относился к установлению исторических прототипов. 

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<прототипы - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda