-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Tany_Kras

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.06.2011
Записей: 347
Комментариев: 57
Написано: 1636


День памяти

Пятница, 22 Июня 2018 г. 05:10 + в цитатник
Это цитата сообщения _Lyubasha_K_ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

#Свеча_Памяти_На_LiveInternet



Зажги свою Свечу Памяти - Вспомни всех, кто тогда ещё был жив

Прослушать запись Скачать файл




Художник-иллюстратор Элина Репкина (Моисеенко).

Понедельник, 12 Марта 2018 г. 21:34 + в цитатник
Это цитата сообщения Matrioshka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Художник-иллюстратор Элина Репкина (Моисеенко).


Туесок



Зимние птички



Зайка


Читать далее...

Верный сын России. Андрей Евгеньевич Снесарев

Воскресенье, 24 Декабря 2017 г. 04:38 + в цитатник
Это цитата сообщения Капочка_Капа [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Верный сын России. Андрей Евгеньевич Снесарев

Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937) - был уникальной личностью - геополитик, географ, востоковед, генштабист-разведчик, талантливый военачальник, Георгиевский кавалер, Герой Труда. Этот выдающийся человек, по праву называемый сегодня "русским Сунь-Цзы", был еще блистательным публицистом, великолепным педагогом, оперным певцом (дебютировал на сцене Большого театра), фортепианным виртуозом, кандидатом математических наук (в свое время окончил Московский университет).

Владел 14 иностранными языками, был автором более 500 научных работ и статей...

Cнесарев Андрей Евгеньевич родился в 1865 г. в Острогожске Воронежской губернии, в семье священника, в 1888 г. окончил с медалью физико-математический факультет Петербургского университета и поступил в военное училище.

О студенческой жизни молодого человека известно крайне мало. Учился он весьма старательно и с отличными оценками. Одновременно с учебой юноша успевал зарабатывать на жизнь частными уроками. В 1888 он успешно окончил Московский университет, представив диссертацию под названием «Изучение бесконечно малых величин». Согласно отзывам руководителей научная работа Снесарева отличалась великолепным знанием философии и истории математики. После блестящей защиты Андрею Евгеньевичу предложили работу на кафедре. Однако перед этим юноша, как и все молодые люди, окончившие университет, по законодательству Российской империи был обязан пройти в качестве вольноопределяющегося полугодовую армейскую службу. Снесарев выбрал пехотное юнкерское училище в Москве.

Читать далее...
Рубрики:  увлечения/История

Метки:  

Марина Цветаева и её адресаты

Вторник, 19 Декабря 2017 г. 03:36 + в цитатник
Это цитата сообщения Наталия_Кравченко [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Марина Цветаева и её адресаты
 

Начало здесь.

26 сентября (8 октября) 1892 года родилась Марина Цветаева.

Из записной книжки в год смерти: «Сегодня, 26 сентября, мне 48 лет. Поздравляю себя — тьфу, тьфу — с 1) уцелением; 2) с 48 годами непрерывной души».

 

4514961_Cvet__s_tazom (469x700, 231Kb)

 


В письме A.Тесковой Цветаева с горечью признавалась: «Меня не любили. Так мало! Так — вяло! По-мужски не любили...» А в поэме «Тезей» она пишет:

 

Любят — думаете? Нет, рубят
Так! нет — губят! нет — жилы рвут!
О, как мало и плохо любят!
Любят, рубят — единый звук
Мертвенный! И сие любовью
Величаете? Мышц игра —
И не боле! Бревна дубовей
И топорнее топора.

 

Она понимала любовь по-другому. Из письма Петру Юркевичу: «Мне не нужно любви, мне нужно понимание. Для меня это — любовь. Я могу любить только человека, который в весенний день предпочтёт мне — берёзу. Это моя формула».

 

 

4514961_cvetaeva_v_plate_y_dereva (485x700, 240Kb)

 

И не спасут ни стансы, ни созвездья.
А это называется — возмездье
за то, что каждый раз,
Стан разгибая над строкой упорной,
Искала я над лбом своим просторным
Звезд только, а не глаз.

 

Из записной книжки: «Я так стремительно вхожу в жизнь каждого встречного, который мне чем-нибудь мил, так хочу ему помочь, «пожалеть», что он пугается — или того, что я его люблю, или того, что он меня полюбит и что расстроится его семейная жизнь. Мне всегда хочется крикнуть: «Господи Боже мой! Да я ничего от вас не хочу. Вы можете уйти и вновь прийти, уйти и никогда не вернуться — мне всё равно, я сильна, мне ничего не нужно, кроме своей души!.. вся моя жизнь — это роман с собственной душой, с городом, где живу, с деревом на краю дороги, с воздухом. И я бесконечно счастлива».
Из письма Волошину: «Я, Макс, уже ничего больше не люблю, ни-че-го, кроме содержания человеческой грудной клетки».
Из письма Пастернаку: «Мой любимый вид общения — потусторонний — сон, видеть во сне. А второе — переписка».

 

Пётр  Эфрон

 

Бурной, шквальной натуре Цветаевой было всегда тесно в рамках мирного семейного счастья. Огонь, бушевавший в её груди, требовал всё новой пищи. Роковая «незнакомка с челом Бетховена» - как она называла в стихах Софию Парнок, нанесла сокрушительный удар по их «семейной лодке» с Сергеем Эфроном. Но этот удар был не первым. Ещё до появления Парнок в жизни Марины — в первый год их семейной жизни — она полюбила брата Сергея — Петра Эфрона, внешне напоминающего мужа и в то же время так непохожего на него.

 

4514961_26 (451x700, 174Kb)

 

Тонкие черты лица, большие глаза, производившие впечатление полузакрытых, высокий лоб, впалые щёки и чрезмерная худоба придавали его внешности романтическую завершённость.
Впервые увидев его в Коктебеле, Цветаева была очарована.

 

      И было сразу обаянье.
      Склонился, королевски-прост. --
      И было страшное сиянье
      Двух темных звезд.

 

      И их, огромные, прищуря,
      Вы не узнали, нежный лик,
      Какая здесь играла буря-
      Еще за миг.

 

      Я героически боролась.
     -- Мы с Вами даже ели суп! --
      Я помню заглушенный голос
      И очерк губ.

 

      И волосы, пушистей меха,
      И -- самое родное в Вас! --
      Прелестные морщинки смеха
      У длинных глаз.

 

Цветаева посвятит Петру Эфрону 10 стихотворений. Она мифологизирует его образ, превратив в романтического героя. Но в жизни всё оказалось иначе. Приехав в Москву в 1914 году, Марина увидела Петра тяжело больным, умирающим от чахотки. Он лежал в лечебнице, сёстры дежурили около него. Дни его были сочтены. И в душе Марины вспыхнули горячее сострадание и жалость, желание уберечь, защитить.
Из письма от 10 июля 1914 года: «Я ушла в 7 часов вечера, а сейчас 11 утра, — и всё думаю о Вас, всё повторяю Ваше нежное имя. (Пусть «Пётр» - камень, для меня Вы — Петенька!) Откуда эта нежность — не знаю, но знаю, куда — в вечность!
Слушайте, моя любовь легка. Вам не будет ни больно, ни скучно. Я вся целиком во всём, что люблю. Люблю одной любовью — всей собой — и берёзку, и вечер, и музыку, и Серёжу, и Вас. Я любовь узнаю по безысходной грусти, по захлёбывающемуся «ах!»
Вы — первый, кого я поцеловала после Серёжи. Бывали трогательные минуты дружбы, сочувствия, отъезда, когда поцелуй казался необходимым. Но что-то говорило: «Нет!» Вас я поцеловала, потому что не могла иначе. Всё говорило: «Да!»

 

4514961_27 (470x700, 171Kb)

 

Была такая тишина,
Как только в полдень и в июле.
Я помню: Вы лежали на
Плетёном стуле.

 

Ах, не оценят — мир так груб! —
Пленительную Вашу позу.
Я помню: Вы у самых губ
Держали розу.

 

Не подымая головы,
И тем подчёркивая скуку —
О, этот жест, которым Вы
Мне дали руку.

 

Великолепные глаза
Кто скажет — отчего — прищуря,
Вы знали — кто сейчас гроза
В моей лазури.

 

Цветаева, как всегда, не делала тайны из своих влюблённостей. Именно тогда Сергей Эфрон и решает уйти на фронт — чтобы самоустраниться в этих драматических обстоятельствах, приносивших ему глубокие страдания.

 

4514961_38 (500x700, 182Kb)

 

Но назревавшая драма скоро разрешилась: 28 июля 1914 года Пётр Эфрон скончался. Марина не может смириться с этой смертью. Она продолжает писать ему стихи, как будет потом писать  на тот свет Рильке.

 

Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы всe-таки мой.

 

Смеетесь! -- В блаженной крылатке дорожной!
Луна высока.
Мой -- так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

 

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

 

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала --
Домой.

 

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвый,
Я тоже мертва.

 

Я вижу, я чувствую,-чую Вас всюду!
-- Что ленты от Ваших венков! --
Я Вас не забыла и Вас не забуду
 Во веки веков!

 

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
-- Письмо в бесконечность.  -- Письмо в беспредельность-
 Письмо в пустоту.

 

4514961_kladbishe_i_ptica_2_ (360x640, 156Kb)

 

В июне следующего года Марина вновь вспомнит своего друга. Последнее стихотворение, посвящённое ему — необычное и сложное по ритмике, отвечающее той скорби, с которой она провожает человека в последний путь, как бы напевая про себя слышную только ей одной мелодию: не торжественного траурного марша, но печальной прощальной песни:

 

Милый друг, ушедший дальше, чем за море!
Вот Вам розы -- протянитесь на них.
Милый друг, унесший самое, самое
Дорогое из сокровищ земных.

 

Я обманута и я обокрадена, --
Нет на память ни письма, ни кольца!
Как мне памятна малейшая впадина
Удивленного -- навеки -- лица.

 

Как мне памятен просящий и пристальный
Взгляд -- поближе приглашающий сесть,
И улыбка из великого Издали, --
Умирающего светская лесть...

 

Милый друг, ушедший в вечное плаванье,
-- Свежий холмик меж других бугорков! --
Помолитесь обо мне в райской гавани,
Чтобы не было других моряков.

 

Однако «моряков» ещё будет множество. Такой уж она была. С этой «безмерностью в мире мер».

 

Осип Мандельштам

 

В конце января 1916 года в Москву приезжает Осип Мандельштам. Цветаева дарит ему Москву. 5 февраля он уезжает. Она пишет стихи ему вслед:

 

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих вёрст.

 

Я знаю, наш дар — неравен,
Мой голос впервые — тих.
Что Вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!

 

На страшный полёт крещу Вас:
Лети, молодой орёл!
Ты солнце стерпел, не щурясь,
Юный ли взгляд мой тяжёл?

 

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед…
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

 

4514961_45 (489x700, 250Kb)

 

Мандельштам пишет стихотворение «В разноголосице девического хора...», обращённое к Цветаевой, где подаренная ему Москва сливается в его сознании с дарительницей:

 

В разноголосице девического хора
Все церкви нежные поют на голос свой,
И в дугах каменных Успенского собора
Мне брови чудятся, высокие, дугой.



... И пятиглавные московские соборы
С их итальянскою и русскою душой
Напоминают мне - явление Авроры,
Но с русским именем и в шубке меховой.

 

4514961_Cvet_v_shybke (250x361, 45Kb)

 

К ней же обращено и его стихотворение «Не веря воскресенья чуду, на кладбище гуляли мы...» Строгие, изящные, «воспитанные» строфы Мандельштама, по-видимому, в глазах Марины не очень гармонировали с их творцом, с его человеческой сущностью. Капризный, инфантильный нрав и облик нежного, красивого, заносчивого юноши, - таким запечатлён  Мандельштам в цветаевских стихах:

 

Ты запрокидываешь голову —
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника веселого
Привел мне нынешний февраль!

 

Мальчишескую боль высвистывай
И сердце зажимай в горсти…
— Мой хладнокровный, мой неистовый
 Вольноотпущенник — прости!

 

4514961_44_1_ (469x700, 211Kb)

 

«Вольноотпущенник» - ибо она не берёт его — отпускает.

 

Откуда такая нежность,
и что с нею делать — отрок
лукавый, певец захожий,
с ресницами — нет длинней!

 

Откуда такая нежность?
Не первые — эти кудри
разглаживаю, и губы
знавала темней твоих...

 

Рядом с такой нежностью — нет места ревности.

 

Чьи руки бережные трогали
Твои ресницы, красота,
Когда, и как, и кем, и много ли
 Целованы твои уста —

 

Не спрашиваю. Дух мой алчущий
Переборол сию мечту.
В тебе божественного мальчика, —
Десятилетнего я чту.

 

4514961_mandelshtam_za_lavochkoi (282x400, 28Kb)

 

Так в поэзии Цветаевой появляется лирический герой, который пройдёт сквозь годы и годы её творчества, изменяясь во второстепенном и оставаясь неизменным в главном: в своей слабости, нежности, ненадёжности в чувствах. Не муж — защита и сила, а сын — забота и боль.

 

Александр Блок.

 

15 апреля 1916 года Цветаева пишет своё первое стихотворение к Блоку.

 

Имя твоё — птица в руке.
Имя твоё — льдинка на языке.
Одно-единственное движение губ.
Имя твоё — пять букв...

 

4514961_blok (300x400, 42Kb)

 

С 1-го по 18 мая она пишет ещё 7 стихотворений Блоку. Трудно однозначно определить их жанр: прославления? песни? молитвы? Восторг, восхищение, прославление — постоянное явление лирики Цветаевой. Но обожествление, с которым она обращается к Блоку — уникально. Блок был для неё современным Орфеем, воплощением идеи Певца и Поэта. Ведь Орфей не был человеком, а существом из мифа, сыном Бога и Музы, хотя и смертным.
С романтической пристрастностью Марина рисует своего Блока. Это нездешний, бесплотный «нежный призрак», «рыцарь без укоризны», «снеговой певец», «снежный лебедь», «вседержитель души». Ангел, случайно залетевший к людям. Дух, принявший образ человека, призванный помочь им жить, нести им свет, но... трагически не узнанный людьми и погибший.

 

Думали — человек!
И умереть заставили.
Умер теперь. Навек.
— Плачьте о мертвом ангеле!


О поглядите — как
Веки ввалились темные!
О поглядите — как
Крылья его поломаны!

 

4514961_78477572_large_4514961_Blok_otreshyonnii_1_ (463x576, 49Kb)

 

Это попытка иконописи в стихах, изображение «Лика» Поэта. «В руку, бледную от лобзаний, не вобью своего гвоздя», «восковому святому лику только издали поклонюсь». Торжественно звучит стихотворение «Ты проходишь на запад солнца», где Цветаева перелагает в стихи православную молитву:

 

Ты проходишь на Запад Солнца,
Ты увидишь вечерний свет,
Ты проходишь на Запад Солнца,
И метель заметает след.

 

Мимо окон моих - бесстрастный -
Ты пройдешь в снеговой тиши,
Божий праведник мой прекрасный,
Свете тихий моей души.

 

И, под медленным снегом стоя,
Опущусь на колени в снег,
И во имя твое святое,
Поцелую вечерний снег. -

 

Там, где поступью величавой
Ты прошел в гробовой тиши,
Свете тихий - святыя славы -
Вседержитель моей души.

 

В августе 21-го года пришла весть о смерти Блока. Марина пишет ещё 4 стихотворения на его кончину, которые могли бы быть озаглавлены: «Вознесение». Это вознесение души поэта, не просто много страдавшей, но и божественной, чья жизнь на земле была случайностью.

 

Было так ясно на Лике его -
царство моё не от мира сего.

 

4514961_Blok_cvetnoi (600x497, 44Kb)

 

Цветаева дважды слышала Блока на его вечерах в Москве за год до смерти — 9 мая в Политехническом и 14-го — во Дворце искусств. Но не осмелилась тогда подойти, лишь передала ему через Алю посвящённые ему стихи. Блок прочёл их про себя и улыбнулся.
В 1935 году Цветаева будет читать доклад о Блоке, который назовёт «Моя встреча с Блоком», хотя в земном, житейском смысле никакой встречи не было. Их встреча — в ином измерении. Марина знала, что её любовь несбыточна:

 

Но моя река — да с твоей рекой,
но моя рука — да с твоей рукой
не сойдутся, радость моя, доколь
не догонит заря — зари.

 

Но о своей невстрече с Блоком она говорила: «Встретились бы — не умер».


Никодим Плуцер-Сарна

 

Весной 1915 года в жизни Цветаевой появляется человек по имени Никодим Плуцер-Сарна. Анастасия Цветаева в своих воспоминаниях рисует его портрет: «Лицо узкое, смуглое, чёрные волосы и глаза. И была в нём сдержанность гордеца, и было в нём одиночество, и что-то было тигриное во всём этом... был он на наш вкус романтичен до мозга костей — воплощение мужественности того, что мы звали авантюризмом, то есть свободой, жаждой и ненасытностью».

 

4514961_Plycer_Sarna (400x559, 25Kb)


Он старше Марины на несколько лет, европейски образован, доктор экономики. В конце 16-го года Плуцер-Сарна становится вдохновителем совершенно новых страниц цветаевской лирики, в которой никто не узнавал прежнюю Цветаеву. Эти стихи можно причислить к жанру под условным названием «Романтика». Новое увлечение Марины завершится в 1919 году циклом, названным этим словом.

 

Искательница приключений,
искатель подвигов — опять
нам волей роковых стечений
друг друга суждено узнать...

 

Цикл «Даниил», пьесы «Приключение», «Фортуна», «Конец Казановы» - все они были навеяны этим человеком. Так же как и стихи «Дон-Жуан», «Кармен», «Любви старинные туманы», «Запах, запах твоей сигары...», «В огромном городе моём — ночь...», «Вот опять окно...», «Бог согнулся от заботы.... Главное, чем полны эти стихи — своего рода модуляция не пережитых, а воображаемых переживаний. Игра в любовь, представление о ней в её разных аспектах, любовь не как состояние души, а как настраивание на неё: ещё не свершившуюся, но ожидаемую, призываемую и неотвратимую:

 

И взглянул, как в первые раза
не глядят.
Чёрные глаза — глотнули взгляд.
Всё до капли поглотил зрачок.


И стою.
И течёт твоя душа
в мою.

 

Позже Цветаева скажет, что Плуцером-Сарна вдохновлены все стихи из книги «Вёрсты», вышедшей в 1922 году: «Все стихи отсюда написаны Никодиму Плуцер-Сарна, о котором — жизнь спустя — могу сказать, что — сумел меня любить, что сумел любить эту трудную вещь — меня».

 

Юрий Завадский

 

Конец 1917-го года принёс Цветаевой новую дружбу. Павел Антокольский — тогда «Павлик», поэт и актёр, ученик Вахтангова. Ему 21 год, он маленького роста, с горящими чёрными глазами, с чёрными крупными кудрями, с громким голосом, которым вдохновенно читал стихи. В глазах Марины «Павлик» предстал поэтом поистине пушкинского жара души.

 

4514961_51png_1_ (510x700, 252Kb)

 

Весной 19-го года в стихах, обращённых к нему, она напишет:

 

Дарю тебе железное кольцо:
бессонницу - восторг - и безнадежность.
чтоб не глядел ты девушкам в лицо,
чтоб позабыл ты даже слово: нежность. 

 

Чтобы опять божественный арап
нам души метил раскалённым углем,
носи, носи, Господень верный раб,
железное кольцо на пальце смуглом.

 

4514961_57304599 (250x401, 63Kb)

 

Антокольский познакомил Цветаеву со своим другом и полнейшим антиподом Юрием Завадским — актёром, тоже учеником Вахтангова — высоким худым красавцем с карими глазами и вьющимися каштановыми волосами, мягким овалом лица и красивым рисунком губ, с чарующим вкрадчивым голосом, с неторопливыми плавными движениями...

 

4514961_53 (451x700, 200Kb)

 

Таким увидела Марина молодого Завадского, и сразу в её стихах возник поэтический образ неотразимого, избалованного вниманием любимца женщин.

 

Короткий смешок,
Открывающий зубы,
И легкая наглость прищуренных глаз.
- Люблю Вас! - Люблю Ваши зубы и губы,
(Все это Вам сказано - тысячу раз!)

 

Еще полюбить я успела - постойте! -
Мне помнится: руки у Вас хороши!
В долгу не останусь, за все - успокойтесь -
Воздам неразменной деньгою души.

 

4514961_52 (355x700, 136Kb)

 

С ноября 18-го по март 19-го Цветаева напишет цикл из 25 стихотворений под названием «Комедьянт». Комедьянт — это их вдохновитель Юрий Завадский. Толчком к рождению стихов послужила постановка Вахтанговым в 1918 году драмы Метерлинка «Чудо Святого Антония». Антония сыграл Завадский. Роль героя Метерлинка и облик актёра слились в воображении поэта воедино. Антоний — это ангел, святой, сошедший с небес, чтобы воскрешать людей из мёртвых. Но эта добрая миссия, однако, не подтверждена ни силой чувства, ни силой слова. Ибо святой Антоний пассивен, малословен и равнодушно покорен обращённому на него злу. Характер его не выявлен, облик же — благодаря внешности актёра — неотразим. Итог: красота, требующая наполнения, оказалась пустопорожней: ангельская внешность «не работала». Так выкристаллизовывался образ «комедьянта» - обаятельного бесплотного ангела. Человек-призрак, человек-мираж.

 

4514961_78478532_4514961_Zavadskii_eshyo (400x453, 36Kb)

 

Я помню ночь на склоне ноября.
Туман и дождь. При свете фонаря
Ваш нежный лик - сомнительный и странный,
По-диккенсовски - тусклый и туманный,
Знобящий грудь, как зимние моря...
Ваш нежный лик при свете фонаря.

"Диккенсова ночь". Пленительнейшая песня на эти стихи, посвящённые Завадскому, Эльмиры Галеевой.

Поёт Эльмира Галеева: http://www.youtube.com/watch?v=4TlTn9lSSUM

 

Портрет героя почти бесплотен:

 

Волосы я - или воздух целую?
Веки - иль веянье ветра над ними?
Губы - иль вздох под губами моими?
Не распознаю и не расколдую.

 

...Не поцеловали — приложились.
Не проговорили — продохнули.
Может быть, Вы на земле не жили?
Может быть, висел лишь плащ на стуле?

 

Манящая, обольстительная пустота. Призрак. Можно ли его полюбить? Влюбиться — да. Полюбить — нет.

 

Не любовь, а лихорадка!
Легкий бой лукав и лжив.
Нынче тошно, завтра сладко,
Нынче помер, завтра жив.

 

Рот как мед, в очах доверье,
Но уже взлетает бровь.
Не любовь, а лицемерье,
Лицедейство - не любовь!

 

4514961_Zavadskii_na_scene (277x400, 13Kb)

Юрий Завадский на сцене

 

«Лёгкий бой». «флирт», кокетство, игра — категории, чуждые героине Цветаевой. И, однако, она попала в их стихию, других измерений здесь нет. В зыбком неустойчивом мире комедьянта она тоже становится непостоянной:

 

Шампанское вероломно,
А все ж наливай и пей!
Без розовых без цепей
Наспишься в могиле темной!

 

Ты мне не жених, не муж,
Твоя голова в тумане...
А вечно одну и ту ж -
Пусть любит герой в романе!

 

***
Скучают после кутежа.
А я как веселюсь - не чаешь!
Ты - господин, я - госпожа,
А главное - как ты, такая ж!


Не обманись! Ты знаешь сам
По злому холодку в гортани,
Что я была твоим устам -
Лишь пеною с холмов Шампани!

 

Есть золотые кутежи.
И этот мой кутеж оправдан:
Шампанское любовной лжи -
Без патоки любовной правды!

 

4514961_Cvet__v_oreole (468x311, 39Kb)

 

Ей трудно принять эти правила игры. Ведь она — иная. Слова нестерпимой нежности и — сомнения в своём чувстве: «Любовь ли это — или любованье? Пера причуда иль первопричина?» Нарочито откровенное: «Ваш нежный рот — сплошное целованье!» И внезапный отказ: «Нет, дружочек, мне тебя уже не надо». И — пылкое восклицание: «Солнце моё! Я тебя никому не отдам!» И — отчаянное:

 

Да здравствует черный туз!
Да здравствует сей союз
Тщеславья и вероломства!
На темных мостах знакомства,
Вдоль всех фонарей - любовь!

 

Я лживую кровь свою
Пою - в вероломных жилах.
За всех вероломных милых
Грядущих своих - я пью!

 

Да здравствует комедьянт!
Да здравствует красный бант
В моих волосах веселых!
Да здравствуют дети в школах,
Что вырастут - пуще нас!

 

И, юности на краю,
Под тенью сухих смоковниц -
За всех роковых любовниц
Грядущих твоих - я пью!

 

Временами героиня прозревает, вспоминая свою вечную суть:

 

Бренные губы и бренные руки
Слепо разрушили вечность мою.
С вечной Душою своею в разлуке -
Бренные губы и руки пою.

 

Рокот божественной вечности - глуше.
Только порою, в предутренний час -
С темного неба - таинственный глас:
Женщина! - Вспомни бессмертную душу!

 

4514961_iskala_zvyozd_a_ne_glaz (272x385, 11Kb)

 

Духовное начало всё же побеждает. В последнем стихотворении героиня Цветаевой кается:

 

О нет, не узнает никто из вас
- Не сможет и не захочет! --
Как страстная совесть в бессонный час
 Мне жизнь молодую точит!

 

Как душит подушкой, как бьет в набат,
Как шепчет все то же слово...
- В какой обратился треклятый ад
 Мой глупый грешок грошовый!

 


Обаяние личности — красоты — пустоты. Этот мотив выльется в выстраданную многообъемлющую цветаевскую тему. Слабый, неотразимый «он» и сильная, страдающая «она» - это конфликт поэм «Царь-девица», «Молодец», отчасти «Поэмы Конца», трагедии «Ариадна», лирики 22-23 годов. Образ Завадского оживёт и в прозе Цветаевой — в её знаменитой «Повести о Сонечке»:
«Юрочка у нас никого не любит, - говорит его старая нянечка. - Отродясь никого не любил, кроме сестры Верочки да меня, няньки. - («И себя в зеркале» - зло добавляет Марина.) - Прохладный он у нас. - ласково говорит нянечка».
Э. Радзинский в своих «Загадках любви» опишет потом всю эту историю — как в 70-х годах в «Новом мире» впервые появилась «Повесть о Сонечке», как все говорили тогда о Завадском, саркастически описанным в ней, как Радзинский пришёл к нему якобы по поводу своей пьесы — но на самом деле пьеса была лишь предлогом, главное, что его интересовало — была история с Цветаевой.

 

4514961_Zavadskii_starii (700x560, 55Kb)

 

Он пишет, как Завадский достал из стола пачку цветаевских писем и читал ему вслух — как в них были те же интонации, то же отчаянье и проклятия обманутой женщины, что и в её «Попытке ревности». И - как он навсегда запомнил  последнюю фразу Завадского: «Никаким скандалом и оскорблением вы не сможете так обидеть женщину, как благородным равнодушием. Равнодушия при расставании она вам не простит! Никогда! За равнодушие мстят!»
Радзинский так и назвал эту свою очередную «Загадку любви»: «Месть (Марина и Юрочка)».

 

Николай Вышеславцев

 

В конце апреля 1920 года Цветаева создаёт цикл стихотворений, обращённых к «Н.Н.В.» - 30-летнему художнику-графику Николаю Николаевичу Вышеславцеву, работавшему библиотекарем во Дворце  искусств. Это был человек высокой культуры, много повидавший и переживший. Он учился живописи в Москве, потом в Париже, в Италии. Потом — фронт, ранение и контузия. Вышеславцев расписывал панно и плакаты, делал обложки книг для разных изданий. Он был талантливым портретистом, рисовал портреты поэтов, людей искусства, исторических лиц прошлого. Обладал энциклопедическими знаниями, свободно владел французским, был интереснейшим собеседником.
Цветаева увлеклась. В её тетради одно за другим рождались стихотворения (всего 27 — некоторые не завершены), - целая поэма неразделённой любви.

 

Как пьют глубокими глотками -
непереносим перерыв! -
так в памяти, глаза закрыв -
без памяти любуюсь Вами.

 

Это был высокий человек с безукоризненными манерами, приятными чертами лица и мягким взглядом каре-зелёных глаз под красиво изогнутыми бровями.

 

4514961_55 (588x700, 268Kb)

 

Времени у нас часок.
Дальше - вечность друг без друга!
А в песочнице - песок -
Утечет!

 

Что меня к тебе влечет -
Вовсе не твоя заслуга!
Просто страх, что роза щек -
Отцветет.

 

Ты на солнечных часах
Монастырских - вызнал время?
На небесных на весах -
Взвесил - час?

 

Для созвездий и для нас -
Тот же час - один - над всеми.
Не хочу, чтобы зачах -
Этот час!

 

Только маленький часок
Я у Вечности украла.
Только час - на
Всю любовь.

 

Мой весь грех, моя - вся кара.
И обоих нас - укроет -
Песок.

 

Встреча (невстреча!) двоих. Не «лёгкий бой», как в «Комедьянте», а игра совсем нешуточная, притом односторонняя: действует только она. О «нём» известно немного: от него веет «Англией и морем», он «суров и статен». В его глазах она читает свой приговор: «Дурная страсть!» Он почти бессловесен и недвижим:

 

На бренность бедную мою
взираешь, слов не расточая.
Ты каменный, а я пою.
Ты памятник, а я летаю! -

 

говорит она, обращаясь всё к тому же «Каменному ангелу», «Комедьянту», чья душа недосягаема, подобно камню, брошенному в глубокие и тёмные воды. А именно до его души, что «на все века — схоронена в груди», ей страстно и безнадёжно хочется добраться: «И так достать её оттуда надо мне. И так сказать я ей хочу: в мою иди!»
Вышеславцеву посвящены «Кто создан из камня...», «Вчера ещё в глаза глядел...», «Проста моя осанка...»

Из письма Цветаевой:
«И ещё моё горе, что Вы, нежный руками — к рукам моим! - не нежны душою — к душе моей! Это было и у многих (вся моя встреча с Завадским — с его стороны!), но с тех я души не спрашивала. Конечно — руками проще! Но я за руками всегда вижу душу, рвусь — через руки — к душе, даже когда её нет. А у Вас она есть (для себя!) - и ласковость только рук — от Вас! - для меня — оскорбление».

 

В мешок и в воду - подвиг доблестный!
Любить немножко - грех большой.
Ты, ласковый с малейшим волосом,
Неласковый с моей душой.

 

Грех над церковкой златоглавою
Кружить - и не молиться в ней.
Под этой шапкою кудрявою
Не хочешь ты души моей!

 

Вникая в прядки золотистые,
Не слышишь жалобы смешной:
О, если б ты - вот так же истово
Клонился над моей душой!

 

4514961_zastavka_s_Cvet_ (255x344, 21Kb)

 

Он не ласков с её душой. Она чувствует, что он мысленно осуждает её — за вольность её порывов, презирает как женщину. Она видит себя его глазами:

 

Так ясно мне -
до тьмы в очах!
Что не было в твоих стадах
черней овцы.

 

Однако осудить и унизить её невозможно. Ибо она знает нечто большее и важнейшее:

 

Суда поспешно не чини:
непрочен суд земной!
И голубиной не черни
галчонка белизной.

 

Есть иной мир, недоступный ему, но ведомый ей, мир, где всё переосмыслится: чёрное будет белым, а то, что принято считать белым — чёрным. Есть высший суд, который только и может судить её, и тогда она восторжествует: «Быть может в самый чёрный день очнусь — белей тебя!»

 

И, удивленно подымая брови,
Увидишь ты, что зря меня чернил:
Что я писала - чернотою крови,
Не пурпуром чернил.

 

(Цветаева писала в то время красными чернилами).

 

Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеею в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что - невинна.

 

Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем.
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою - за счастьем.

 

Пересмотрите всe мое добро,
Скажите - или я ослепла?
Где золото мое? Где серебро?
В моей руке - лишь горстка пепла!

 

И это всe, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это всe, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.

 

4514961_Cvet__dramatichnaya (468x311, 10Kb)

 

Она пишет о «великой низости любви» во всей её беспощадности:

 

Всё сызнова: коленопреклоненья,
оттолкновенья сталь.
Я думаю о Вашей зверской лени, -
и мне Вас зверски жаль!

 

И в другом стиховорении:

 

Когда отталкивают в грудь,
ты на ноги надейся — встанут!
Стучись опять к кому-нибудь,
чтоб снова вечер был обманут.

 

4514961_Cvet__modnaya (250x503, 43Kb)

 

Примерно к осени 1920-го пришло время истаять и этому мифу. Его герой, как и все предыдущие, как все последующие, обернулся для поэта всего лишь временным равнодушным спутником. Именно под этим названием Цветаева 13 лет спустя напечатает 3 стихотворения, обращённых к «Н.Н.В.» А несколько стихотворений в 1923-м перепосвятит другому человеку. Перепосвящения тоже были одной из форм развенчания...
Дарила ли Цветаева стихи адресату, писала ли ему? Мы никогда не узнаем об этом: архив Вышеславцева (бумаги, книги) во время войны погиб. Но остались рисунки, в том числе портрет Цветаевой 1921 года. Он даёт нам совсем неизвестную Цветаеву.

 

4514961_Visheslavcev__Portret_M_ (230x350, 10Kb)

 

В портрете мало реального сходства, это портрет человеческой сути. Художник наделил его жёсткостью, резкостью, может быть, излишней. За обострёнными чертами лица угадывается вулкан страстей. Отсюда — сознательное нарушение пропорций глаз — они слишком велики, рта — он чересчур мал, точнее, плотно сжат: дабы не выпустить наружу клокочущие бури. Но главное — отрешённый, «сны видящий средь бела дня» близорукий цветаевский взгляд, который не в силах передать ни одна фотография. Взгляд поэта, всматривающегося, вслушивающегося в себя. Это портрет-озарение, единственный в своём роде.

 

Абрам Вишняк

 

Аля Эфрон писала: «Мама за всю свою жизнь правильно поняла одного единственного человека — папу, то есть, понимая, любила и уважала, всю свою жизнь. Во всех прочих очарованиях человеческих (мужских) она разочаровывалась».

 

4514961_Cvet__s_semyoi (700x481, 198Kb)

 

Но и Сергей Эфрон был тем единственным человеком, встретившимся на пути Марины, который действительно её любил: и чтил в ней Поэта, и любил её самою, чего ей в жизни так всегда не доставало. Он был единственным, кто её понял, а поняв, любил, кого не устрашила её безмерность.
«Мой Серёженька! - пишет она ему. - Если от счастья не умирают, то во всяком случае каменеют. Только что получила Ваше письмо. Закаменела. Не знаю, с чего начинать: то, чем и кончу: моя любовь к Вам...»
И это совсем не важно, что за годы его отсутствия у неё было столько увлечений! Она рвётся к Сергею, она живёт мечтой о встрече с ним... И вот наконец она в Берлине. Он не сумел приехать встретить её, он задерживается в Праге, опаздывает на несколько дней, и... она уже увлечена! И оставляет нам в наследство берлинский цикл стихов.
Позже Сергей Эфрон с горечью напишет Волошину, что когда он в июне 1922-го приехал в Берлин, он уже тогда почувствовал, что «печь была растоплена не мной». «На недолгое время», - добавляет он. И с обречённостью произносит слова, которые мог бы сказать едва ли не 10 лет назад: «В личной жизни Марина — это сплошное разрушительное начало».

 

4514961_21 (501x700, 242Kb)


Всё, всё он знал и... остался. Ибо есть узы, которые тысячекратно сильнее страстей.
Кто же был новый герой Цветаевой, герой романа с её душой? Это был издатель журнала «Геликон» Абрам Григорьевич Вишняк, с которым её познакомил И.Эренбург в первые дни приезда. Его так и называли: «Геликон». Сухопарый, черноволосый, он смутно напомнил Марине Плуцера-Сарна и сильно затронул её сердце и воображение. В её тетради появляются стихи, как сказал некогда Брюсов о её первой книге, «жуткой интимности». В них — сладостная, мучительная, обречённая «юдоль любви»: бренной, преходящей, жестокой, земной и грешной.

 

Ночные шепота, шелка
разглаживающая рука.
Ночные шепота: шелка,
разглаживающие уста.

 

Ничто. Тщета. Конец. Как нет.
И в эту суету сует
сей меч: рассвет.

 

Так началось новое мифотворчество, новое обольщение, новое (в который раз!) обаяние слабости, против которого Марина была бессильна... Цветаева признается адресату в том, что он покоряет и умиляет её своими «земными приметами» (именно так назовёт она цикл стихов, к нему обращённых).

 

4514961_Vishnyak (351x500, 147Kb)


С 17 июня по 9 июля Марина написала Вишняку 9 писем. Писала по ночам, едва расставшись после ежедневной вечерней встречи, дорисовывая её в своём воображении. С нетерпением и тщетно ждала ответа на каждое письмо. Наконец ответ пришёл, вежливый, «плавный». А как могло быть иначе, если Геликон целиком был поглощён своим горем: изменой жены, о чём Цветаева знала, но не желала замечать. Его письмо разочаровало её: теперь она пишет Геликону чуть иронически. Её увлечение начало остывать, хотя прошло всего 2 недели. Последнее, десятое письмо Марина Ивановна напишет в последний день своего пребывания в Берлине.
Из этих писем 10 лет спустя, в 30-е годы Цветаева, переведя их на французский, сделает эпистолярный роман под названием «Флорентийские ночи»: 9 писем героини, единственный ответ «его» и — убийственный финал, в котором герой окажется начисто забыт: описано, как «она» не узнала его на каком-то балу.
И в жизни это увлечение, как только воплотилось в стихи и письма, остыло. Вскоре Цветаева отозвалась о недавнем своём вдохновителе достаточно презрительно. Великолепная забывчивость, царственная неблагодарность поэта отслужившему материалу...

 

Александр Бахрах

 

В деревне под Прагой Цветаева прочтёт рецензию молодого критика Александра Бахраха на свою книгу «Ремесло». Эта рецензия показалась ей глубокой и понимающей, почудилась в авторе родная душа, и она окликает его благодарным письмом. Потом — письмо вслед за письмом. С этой заочной дружбой (встреча их так и не состоялась) связаны стихи, написанные Цветаевой с июня до середины сентября 1923 года. Её душе нужно было новое горючее, новый «повод к самой себе». Марина пишет незнакомому 20-летнему критику (ей — 31): «Ваш голос молод, это я расслышала сразу... Ваш голос молод. Это меня умиляет и сразу делает меня тысячелетней, - какое-то каменное материнство, материнство скалы...»

 

Материнское - сквозь сон - ухо.
У меня к тебе наклон слуха,
Духа - к страждущему: жжет? да?
У меня к тебе наклон лба,

 

Дозирающего вер - ховья.
У меня к тебе наклон крови
К сердцу, неба - к островам нег.
У меня к тебе наклон рек,

Век...

 

4514961_Bahrah (474x700, 85Kb)

 

Александр Васильевич Бахрах за свою долгую жизнь знал очень многих из русского литературного зарубежья: Бунина, Зайцева, Ремизова, Белого, Тэффи, Сирина-Набокова... Во время войны жил у Бунина в Грассе, где тот прятал его, как еврея, от фашистов. Прелестная лёгкая книга Бахраха «Бунин в халате» явилась своего рода данью посмертной благодарности последнему русскому классику. А тогда, в 23-м, он, начинающий критик, неравнодушный и вдумчивый, доброжелательный и тонкий, привлёк живой интерес Цветаевой. И хлынул поток её писем, написанных с той же поэтической мощью, с какой она будет писать потом Пастернаку и Рильке. В них было всё, что мог дать поэт своему адресату, - вся цветаевская безмерность.
«Я не знаю, кто Вы, я ничего не знаю о Вашей жизни, я с Вами совершенно свободна, я говорю с духом... Я хочу от Вас — чуда. Чуда доверия, чуда понимания, чуда отрешения. Я хочу, чтобы Вы в свои 20 лет были 70-летним стариком и — одновременно — семилетним мальчиком, я не хочу возраста, счёта, борьбы, барьеров... Безмерность моих слов — только слабая тень безмерности моих чувств...»
Идёт волшебная игра. Марина творит заочный миф о Бахрахе. Она с нетерпением ждёт ответа на свои письма.

 

Так писем не ждут,
Так ждут — письма́.
Тряпичный лоскут,
Вокруг тесьма
Из клея. Внутри — словцо.
И счастье. И это — всё.

 

Так счастья не ждут,
Так ждут — конца:
Солдатский салют
И в грудь — свинца
Три дольки. В глазах красно́.
И только. И это — всё.

 

Не счастья — стара!
Цвет — ветер сдул!
Квадрата двора
И чёрных дул.

 

(Квадрата письма:
Чернил и чар!)
Для смертного сна
Никто не стар!

 

Квадрата письма.

 

Мы не знаем, отвечал ли ей Бахрах, как он вообще отнёсся к этой обрушившейся на него «органной буре». Но до конца жизни он сохранил чрезвычайную скромность, ни словом не намекнув на свою личную заслугу в том, что вызвал к жизни эту лавину писем. В 1960 году А. Бахрах напечатает все письма Цветаевой к нему, но — из скромности — с большими сокращениями.
Марина творила героев своих романов. Не то чтобы она не считалась с их природой — она её не знала, всё затмевали несколько слов, показавшихся созвучными её душе. По ним создавался образ человека: брата по духу, родного в помыслах, единомышленника в отношении к миру. Эти сотворённые ею образы часто оказывались весьма далеки от оригинала, но любила она их по-настоящему, радовалась и горевала, каждому готова была отдать всю себя — только так могли возникнуть стихи. И потому герои её любовных циклов так непохожи один на другого — в основу своих фантазий она брала нечто присущее именно этому адресату. Так, стихи, обращённые к Бахраху, строились на его молодости и чистоте.

 

Сквозь девственные письмена
Мне чудишься побегом рдяным,
Чья девственность оплетена
Воспитанностью, как лианой.

 

Дли свою святость! Уст и глаз
Блюди священные сосуды!

 

Марина даёт волю фантазии, своей неутолённой мечте о сыне, и в стихах Бахраху создаёт образ сына своей души, «выкормыша», которого она выпустит в мир, досоздав:
«Я не сделаю Вам зла, я хочу, чтобы Вы росли большой и чудный и, забыв меня, никогда не расставались с тем — иным — моим миром!»
А.Бахраху посвящён цикл стихов «Час души».

 

4514961_Cvet__v_ramke (300x400, 16Kb)

 

В глубокий час души и ночи,
Нечислящийся на часах,   
Я отроку взглянула в очи,
Нечислящиеся в ночах...

 

В них — ощущение, что стихи и письма — лишь прелюдия к чему-то иному, что должно начаться вот-вот, чтобы продолжить жаждущий выхода накал страсти... И оно началось — с другим.


Константин Родзевич

 

«Час души» с Бахрахом оборвался на самой высокой ноте. И виновником этого обрыва стал Константин Родзевич, студент пражского университета, товарищ  и однокашник Сергея Эфрона. Он был невысокого роста, с тонкими чертами лица, фотографии донесли выражение мужества и лукавства.

 

4514961_K (250x353, 9Kb)


Он пользовался большим успехом у женщин, и Эфрон называл его «маленьким Казановой». Но, хотя, судя по воспоминаниям современников, особым интеллектом и эмоциями новый избранник Марины не обладал, но был смелым и решительным человеком, не раз смотревшим смерти в лицо.

 

4514961_Rodzevich (400x575, 25Kb)

 

В 1936 году он будет сражаться в Испании, станет участником французского сопротивления, испытает ужасы фашистских лагерей. А в годы гражданской войны в России он был приговорён белыми к расстрелу, как красный командир. Но от расстрела его спас генерал, знавший его отца, военного врача царской армии, и с остатками разбитой белой армии Родзевич попадает в Галлиполи, где и встретится с Эфроном. Они жили в одном общежитии-казарме для студентов-эмигрантов.
Из письма Цветаевой Бахраху: «Как это случилось? О, друг, как это случается?! Я рванулась, другой ответил, я услышала большие слова, проще которых нет, и которые я, может быть, в первый раз за жизнь слышу. «Связь»? Не знаю. Я и ветром в  ветвях связана. От рук — до губ — и где же предел?...Знаю: большая боль. Иду на страдание».
Так в жизнь Цветаевой входил Константин Родзевич. Час души уступил место часу эроса.

 

Жжет.. Как будто бы душу сдернули
С кожей! Паром в дыру ушла
Пресловутая ересь вздорная,
Именуемая душа.

 

Христианская немочь бледная!
Пар! Припарками обложить!
Да ее никогда и не было!
Было тело, хотело жить...

 

4514961_Cvet__v_Prage (160x236, 6Kb)

 

Из бури страстей разгорается пламя бессмертной лирики. Счастье оказалось очень коротким, налетело расставание, принёсшее горе и — две замечательные поэмы.
«Поэма Горы» - поэма любви, в момент наивысшего счастья знающей о своей обречённости, предчувствующей неизбежный конец. Гора у Цветаевой — символ высоты духа, высоты чувства, бытия над бытом, высота отношений героев над уровнем обыденности.

 

Но семьи тихие милости,
но птенцов лепет — увы!
Оттого, что в сей мир явились мы
небожителями любви.

 

«Поэма Конца» - воплощение этой неизбежности разрыва, гора — рухнувшая, и горе, обрушившееся на героиню.

 

Прости меня! Не хотела!
Вопль вспоротого нутра!
Так смертники ждут расстрела
В четвертом часу утра...

 

Любовь, это плоть и кровь.
Цвет, собственной кровью полит.
Вы думаете - любовь -
Беседовать через столик?

 

«Всё врозь у нас — рты и жизни». «Я — не более, чем животное, кем-то раненное в живот», -  говорит она о себе. Да, Цветаева, как и её героиня, была счастлива, - это видно по той боли, с которой она расставалась — отрывала от себя любимого. И по той жестокости, с которой она посвящала в свою новую любовь Бахраха. Она многого ждала от этой любви.
Письмо от 22 сентября 1923 года — откровеннейший, интимнейший документ — и одновременно непреходящее литературное произведение. «Песнь песней» на цветаевский лад:
«...Арлекин! — Так я Вас окликаю. Первый Арлекин за жизнь, в которой не счесть — Пьеро! Я в первый раз люблю счастливого, и может быть в первый раз ищу счастья, а не потери, хочу взять, а не дать, быть, а не пропасть! Я в Вас чувствую силу, этого со мной никогда не было. Силу любить не всю меня — хаос! — а лучшую меня, главную меня.
Мой Арлекин, мой Авантюрист, моя Ночь, мое счастье, моя страсть. Сейчас лягу и возьму тебя к себе. Сначала будет так: моя голова на твоем плече, ты что-то говоришь, смеешься. Беру твою руку к губам — отнимаешь — не отнимаешь — твои губы на моих, глубокое прикосновение, проникновение — смех стих, слов — нет — и ближе, и глубже, и жарче, и нежней — и совсем уже невыносимая нега, которую ты так прекрасно, так искусно длишь.
Прочти и вспомни. Закрой глаза и вспомни. Твоя рука на моей груди, — вспомни. Прикосновение губ к груди ...
Друг я вся твоя. М.
»
Это письмо — сама жизнь, сама любовь, её торжество, её сияние, её счастье. В первый — и, вероятно, в последний раз в её любви соединились доселе несоединимые земля и небо. То, к чему устремлялись, но так редко — так почти никогда! - не достигали, в сущности, поэты. Мираж, на миг обернувшийся явью...
Родзевич был ошеломлён и испуган нахлынувшей на него лавиной цветаевской безудержности и малодушно бежал от грозы и грома в тихую пристань буржуазного брака.

 

4514961_19 (700x625, 285Kb)

 

Он устал от её постоянных требований и от накала чувств, от непомерной высоты этих отношений. Оба знали, что роман окончен. Цветаева пишет эпитафию их страсти:

 

Ты, меня любивший фальшью
Истины — и правдой лжи,
Ты, меня любивший — дальше
Некуда! — За рубежи!

 

Ты, меня любивший дольше
Времени. — Десницы взмах!
Ты меня не любишь больше:
Истина в пяти словах.

 

Версию о том, что Цветаева подарила подвенечное платье невесте Родзевича, решительно опровергала сама Мария Булгакова. Марина сделала ей другой свадебный подарок — гораздо более цветаевский. Этот подарок трудно назвать добрым. Он должен был нанести рану. Цветаева подарила Булгаковой маленькую, переписанную от руки книжечку. Это была «Поэма Горы». Поэма, написанная на самом пике любви к Родзевичу, может быть, самая прекрасная поэма о любви, созданная в 20 веке.
Из записной книжки Цветаевой: «А жить — нужно. (Серёжа, Аля). А жить — нечем. Вся жизнь на до и после. До — всё моё будущее. Моё будущее — это вчера, ясно? Я — без завтра. Остаётся одно: стихи. Стихии: моря, снега, ветра. Но всё это — опять в любовь. А любовь — опять в него!»

Замкнутый круг одиночества поэта, обречённого в конце концов только на самого себя: на своё творчество.

Продолжение здесь


Метки:  

МОДИЛЬЯНИ И АХМАТОВА

Четверг, 14 Декабря 2017 г. 09:39 + в цитатник
Это цитата сообщения Парашутов [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ЖЗЛ ( ЧАСТЬ 1 - МОДИЛЬЯНИ И АХМАТОВА)

Анна Ахматова и Амедео Модильяни.
Она - петербургская, он - монпарнасский.
Она великая при жизни, он - посмертно.
Такие далекие и близкие, похожие и разные. Их пути пересеклись в бурлящем Париже начала прошлого столетия на углу бульвара Распай, улицы Вавэн и бульвара Монпарнас в "Ротонде".

Модильяни 1 (330x417, 16Kb)  (450x314, 24Kb)

Ахматовой и Модильяни посвящены посты в Дневниках Ли.ру, я представляю свою версию, впрочем основанную на материалах Интернета, как и уже опубликованные материалы.

Когда в музее «Культурный центр Королевы Софии» открылась выставка произведений Амедео Модильяни, туда бросился чуть ли не весь художественный Мадрид. В экспозиции было представлено более четырехсот рисунков знаменитого итальянца — эскизы, наброски к будущим картинам, выполненные в основном карандашом.
Многие десятилетия хранившиеся в коллекции парижского врача Поля Александра, друга Модильяни, они охватывали период с 1906 по 1914 год. Но главная ценность выставки состояла в том, что на ней были десять рисунков, изображающих юную Анну Ахматову, в том числе и «ню».
Впервые об этих рисунках сообщила парижская газета «Русская мысль». В номерах от 14—20 октября 1993 года, рассказывая о выставке рисунков Модильяни в Венеции, она поведала читателям, что среди них есть и работы из собрания Поля Александра. Обнаружила их, разбирая архив, русская славистка Августа Докукина-Бобель, ныне живущая и работающая в Италии.
Это было настоящее открытие. Дело в том, что до того времени был известен только один рисунок работы Модильяни с изображением русской поэтессы.

 (700x324, 9Kb)

Амедео Модильяни Анна Ахматова 1911 г.

Хотя, по признанию самой Ахматовой, их было шестнадцать. Однако пятнадцать погибли в первые годы революции в царскосельском доме, где жила Анна Андреевна. По ее выражению, их «скурили солдаты в Царском». Не уцелел, впрочем, и сам дом. Найденные рисунки напомнили о поэтической влюбленности и трогательных отношениях, которые связывали поэта и художника.


Читать дальше
Рубрики:  биографии

Метки:  

Нелюбимая… Незаменимая... Галина Бениславская.

Четверг, 14 Декабря 2017 г. 04:06 + в цитатник
Это цитата сообщения A-delina [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Нелюбимая… Незаменимая... Галина Бениславская.


Галина Артуровна Бениславская (1897—1926) — журналистка, литературный работник, друг и литературный секретарь Сергея Есенина. Автор воспоминаний о Есенине.



Господь послал неизмеримо больше
для дочери грузинки и француза -
большую безответную любовь
(чем пламенней она, тем сердцу горше),
но тяжко быть прислужницей - не Музой,
когда в тебе течет такая кровь...

Ирина Каховская Калитина
далее...
Рубрики:  биографии

Метки:  

Наталия Крандиевская -Толстая. "Простившая непростительное"

Понедельник, 20 Ноября 2017 г. 07:18 + в цитатник
Это цитата сообщения Svetlana-k [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Наталия Крандиевская -Толстая. "Простившая непростительное"


4397599_Krandievskaja (227x280, 95Kb)


А вот как она ответила на это, стараясь простить непростительное, что ей, правда, не всегда удавалось:


«Разве так уж это важно,

Что по воле чьих-то сил

Ты на книге так отважно

Посвященье изменил?

Тщетны все предохраненья, –

В этой книге я жива,

Узнаю мои волненья,

Узнаю мои слова.

А тщеславья погремушки,

Что ж, бери себе назад!

Так «Отдай мои игрушки», –

Дети в ссоре говорят».

Читать далее...

Метки:  

Без заголовка

Пятница, 17 Марта 2017 г. 07:23 + в цитатник
Это цитата сообщения Volody24_gl [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

НАРОДНЫЙ МЕТОД ОЧИСТКИ ОРГАНИЗМА ОТ ХОЛЕСТЕРИНА. СБОРЫ ТРАВ И НАСТОЙКИ

Мы живем в таком веке, где все знают о том, что такое повышенный холестерин, но не все понимаю до конца, насколько он опасен для нас, и что с ним необходимо бороться. Именно из-за холестерина появляются различные неприятные заболевания, такие как инфаркт, инсульт, атеросклероз, гипертония. За показателем холестерина необходимо следить. Не все знают, как лечить повышенный холестерин. Для начала нужно посетить врача, это необходимо для установления точно диагноза. Анализ крови даст полную картину того какой у вас уровень холестерина в крови, затем врач назначит лечение, и после выдаст рекомендации.

Холестерин вырабатывается нашей печенью, вместе с желчью он поступает в прямую кишку, но помимо этого холестерин поступает к нам в организм вместе с едой. Если организм полностью здоров, тогда излишки холестерина выводятся естественным путем, ну а если этого не происходит, то это может грозить опасными последствиями.

К лечению необходимо подойти с полной ответственностью. Первым шагом, является отказ от вредной, жареной пищи и от животных жиров. Конечно, мы не заставляем вас отказаться навсегда от употребления этих продуктов, но на время очистки и лечения это крайне необходимо сделать, а уже после очистки стараться придерживаться определённых правил правильного питания, и конечно ограничить употребление продуктов, которые повышают уровень холестерина в крови.

Второй шаг это начало лечения травами. В первый месяц лечения нужно будет принимать специальный травяной сбор. В этом сборе содержится очень много разных трав, поэтому придется приложить не малые усилия для того чтобы найти все эти травы.

Этот сбор трав не только выводит шлаки из нашего организма, он еще обладает прекрасным успокаивающим свойством.

В равных пропорциях возьмите все следующие травы:

земляника, череда, пустырник, цветки боярышника, цветки конского каштана, листья ясеня высокого, корни одуванчика.

Соедините все растения и хорошо перемешайте, теперь возьмите на одну столовую ложку сбора пол-литра кипятка, поставьте на огонь и кипятите еще в течение одной минуты. Снимите и поставьте настаиваться в течение трех часов. Пьется отвар три раза в день за 15 минут до еды.

Как только закончите пить этот отвар, приступайте ко второму.

Для второго сбора трав, нужно взять:

100 грамм зерен пшеницы, пропустить через мясорубку, после взять полкилограмма апельсин, вымыть их, обдать слегка кипятком и затем тоже пропустить через мясорубку вместе с кожурой. Затем соединить вместе пшеницу и апельсины. Добавьте к ним килограмм сахарного песка и литр сухого белого вина. Перемешайте хорошо и поставьте на водяную баню, держите в течение одного часа. Употреблять готовую смесь только по 50 грамм через два часа после приема пищи.

Заканчивать лечение нужно из настоек люцерны, чеснока и имбиря.

Настойку из люцерны и имбиря приобретите в аптеке или сделайте сами, как и чесночную.

Чесночная настойка: к 0,5 л водки добавьте столовую ложку целого чеснока. Поставьте в темное место, иногда взбалтывать и настаивать месяц.

Смешивание настоек: люцерны – 3 части, имбиря – 2 части, чеснока -7 частей. Соедините и перемешайте.
Пейте по 70 капель 3 раза в день.

Источник:http: //vk.com/zhensov?w=wall-50021276_36653

Volody24 gl

Метки:  

Без заголовка

Четверг, 16 Марта 2017 г. 07:32 + в цитатник
Это цитата сообщения ЖЕНСКИЙ_БЛОГ_РУ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Подарок к пасхе. Пасхальная курочка - вяжем крючком

4121583_pashalnajavjazanajakurochka (700x599, 361Kb)

Похоже, меня затягивает удивительный мир амигуруми . Забросив все свои текущие вязания, среди которых значится и амигурушка девочка(пока безымянная), мне захотелось связать маленькую курочку-наседку. К тому же, накануне светлого праздника Пасхи это очень актуально. Душевный подарок может быть, не правда ли? А моя несушка останется дома, потому что дети в восторге(ещё один повод продолжить начатое), особенно младший годовалый деть вырывал работу из рук, как только увидел признаки живого существа .

Итак, начнём?

далее

Метки:  

Крест над Святой Софией

Суббота, 16 Апреля 2016 г. 09:18 + в цитатник
Это цитата сообщения Натали_99 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

КРЕСТ НАД СВЯТОЙ СОФИЕЙ
 

sofiyskiy-sobor (700x466, 528Kb) 

 

Последние события, когда Турция сбила наш СУ-24,заставили многих снова вспомнить о пророчествах, древних и современных, говорящих о том, что Стамбул снова станет Константинополем, и над Святой Софией воссияет крест.

Но кто это – София, Премудрость Божия? Почему главный храм Константинополя был посвящен именно Ей? Почему официально первые христианские храмы на Руси, то есть построенные в 11 веке в Новгороде, Киеве, Полоцке, были посвящены именно Софии?

«Тайна есть Премудрость Божья, и потому, что хотя и проповедуется везде, но не постигается не имеющими здравого ума, и не открывается только с помощью мудрости, но лишь Духом Святым, насколько мы можем вместить», – Иоанн Златоуст.

Не имеющими здравого ума премудрое не постигается, – говорит Златоуст. Что сие есть такое – здравый ум? На этот вопрос современники наши не затруднятся ответить, подразумевая в большинстве своем под здравомыслием обыкновенный прагматизм. Но вряд ли его имел в виду богослов, живший в 4 веке по Рождестве Христовом. (Да и к здравию все же прагматизм отношения не имеет).

Здравый ум – как понимали его богословы первых веков – это ум цельный, не разъятый, преодолевший мировую иллюзию двойственности. Вот он-то и становится причастным цельного же Богомировоззрения. Тому же учит и древняя книга новгородских волхвов – Велесова: «Всё сотворенное не может войти в расторгнутый ум!» (Прославление Великого Триглава, дощечка 11а). 

Читать далее...
Рубрики:  Духовная история

Метки:  

о фильме "Ирония судьбы"

Пятница, 08 Января 2016 г. 08:31 + в цитатник
Это цитата сообщения Алексей_Сила [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Выключить Женю Лукашина

Возвращаюсь к своей излюбленной рубрике - развенчание мифов и сокрушение стереотипов.

Повод как раз подходящий - канун Рождества и время святочных историй, которые в государстве победившего материализма и воинствующего атеизма было велено переименовать в новогодние сказки.

Главной из них уже 40 лет в нашей культуре является рязановская "Ирония судьбы", столь же обязательная, как  оливье и шампанское под первый удар курантов.

Нетрадиционный взгляд на канонический сюжет предлагает Наталья Радулова в своем эссе, опубликованном еще 9 лет назад.

Наталья Радулова - уроженка Одессы, которая уже 14 лет является штатным автором "Огонька", параллельно публикуюясь в "Коммерсанте" и "Взгляде".

radulova_b (178x239, 19Kb)

Читать далее...

Метки:  

Простой и надежный способ укоренения черенков

Пятница, 08 Января 2016 г. 07:54 + в цитатник
Это цитата сообщения Belenaya [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Простой и надежный способ укоренения черенков
 

Термин “трудно укореняемое растение” означает всего лишь, что для его укоренения нужно слишком много времени. И, если устранить самые неблагоприятные факторы, успех придет обязательно. Другими словами, если черенок за это время не потеряет слишком много влаги и не будет подвергаться воздействию гнилостных бактерий и грибков, у него сохранится необходимый запас веществ и энергии, необходимых для создания собственной корневой системы.Кроме того, все это время будущее растение должно быть постоянно обеспечено необходимым количеством тепла и света. В результате этих размышлений появилось устройство, изображенное на рисунке. Слева – его основные компоненты, справа оно в рабочем положении. Думаю, что все достаточно понятно из рисунка. Поэтому ограничусь лишь кратким комментарием.

Читайте далее…
Рубрики:  полезности

Метки:  

Человек восхождения

Понедельник, 09 Ноября 2015 г. 05:41 + в цитатник
  • 31 окт, 2015 в 5:37
babylon

Ольга Балла-Гертман

Человек восхождения

Виктор Франкл. Воспоминания / Пер. с нем. Любови Сумм. – М.: Альпина нон фикшн, 2015. – 196 с.

Первое впечатление от книги Виктора Франкла – нечеловеческая ясность.

То, что он пишет, – не исповедь, даже не самоанализ с самопроблематизацией. Нет, спокойный, сдержанный, нередко – ироничный и отстраненный, едва ли даже не сухой иной раз, отчет о прожитом. Об успехах и катастрофах, о счастье и горе, о любви и смерти он говорит, по существу, с одними и теми же интонациями. В том числе – ни разу не дрогнувшим голосом, не меняя тона – о том, о чем, кажется, можно только криком, если – вообще. О том, на что, мнится, невозможно смотреть внутренними глазами; а взглянув – не испепелиться увиденным, остаться в здравом уме.

"…когда дело дошло до того, что меня с первой моей женой Тилли повезли в Освенцим и мы с матерью расстались, я в последнюю минуту попросил ее благословения. Никогда не забуду, как она с воплем, исходившим из самой глубины души – страстным, отчаянным воплем, – ответила мне: "Да, да, я тебя благословляю", – и дала мне благословение. Оставалась неделя до того, как ее в свой черед транспортировали в Освенцим и там сразу же умертвили газом".

Франкл говорит и смотрит прямо, в упор. И ум его остается кристально ясен, а его отношение к жизни – (внимательной, деятельной) любовью и благодарностью.

Гитлеровских лагерей не пережил ни единый член семьи Виктора Франкла. Погибли его родители, его брат, его любимая первая жена, с которой он успел прожить совсем немного.

"…Тилли умерла в Берген-Бельзене. Умерла она уже после того, как лагерь был освобожден английскими войсками. Они обнаружили в лагере 17 000 трупов, и в первые шесть недель после освобождения к ним прибавилось еще 17 000 – среди них оказалась и Тилли. Мне также сообщили, что цыгане по ночам варили на костре части трупов, в особенности предпочитая печень. Потом меня долго преследована навязчивая картина: цыгане, поедающие печень Тилли…"

Еще того невыносимее: своему отцу, с которым вместе оказался в лагере, он помог умереть. Франкл собственными руками ввел ему смертельную дозу морфия, "когда глазами врача увидел, что развивается терминальный отек легких, то есть ему предстоит заведомо проигрышная предсмертная борьба за каждый глоток воздуха". "…Я поцеловал его и ушел. Я знал, что живым его больше не увижу, но дивное чувство охватило меня: я исполнил свой долг. Из-за родителей я остался в Вене, а теперь проводил отца в последний путь, избавив его от бессмысленных мучений".

Можно об этом писать? А жить после этого возможно?

Франкл не просто выжил и не сломался, хотя оснований было более чем достаточно. Он прожил после этого долгую жизнь, осмысленную, плодотворную и – можно говорить совершенно уверенно – счастливую, гармоничную, полную удовольствий. По крайней мере, так это выглядит в его изложении. Франкл не пускает в свой текст ни тоски, ни отчаяния, ни гнева, ни сожалений – вообще ничего темного: все это он держит за скобками, не позволяя этому влиять на ход повествования. Это понятно – хотя можно представить себе, насколько это трудно. Но куда невероятнее то, что он – узнаем по плодам его – действительно жил после спасения из концлагеря по прямо и неуклонно восходящей линии. Он был человеком восхождения.

"Альпинизмом я увлекался вплоть до 80 лет. В тот год, когда я не мог отправиться в горы, потому что носил желтую звезду, восхождения снились мне по ночам. <…> всепоглощающими занятиями мне кажутся три – игра в рулетку, операция на мозге и первое восхождение. <…> самый счастливый для меня момент – когда, завершив рукопись и отослав ее в издательство, я тут же отправляюсь в путь, забираюсь на серьезную гору…"

Впрочем, о своей послевоенной жизни он говорит коротко, почти конспективно. Представляет ее как цепь достижений и признаний. Если бы не принципиальная нейтральность интонаций, можно было бы даже подумать, что он несколько хвастается. Он дерзит хаосу. Он смеется над ним.

"…в 67 лет я начал обучаться на пилота и через пару месяцев совершил первый самостоятельный полет". О дизайне очков: "Я так здорово в этом разбираюсь, что одна из крупнейших в мире фабрик прислала мне очередной эскиз с просьбой одобрить новый дизайн прежде, чем его запустят в серийное производство." "Дилетантство ничуть меня не смущает, я отважно бросаюсь в него. Я и музыку сочиняю: написал элегию, которую профессиональный композитор аранжировал, – ее часто исполнял оркестр, а мое танго передавали по телевидению".

И это – еще помимо профессионального и общечеловеческого признания, многочисленные свидетельства которого – "отклики на книги и статьи", "знакомство с философами", "аудиенция у папы", "выступления по всему миру" – он не устает перечислять.

Он и для старости нашел свое возражение: "…старение не страшит меня до тех пор, пока мне удается расти в той же мере, в какой я старею. А мне это удается, тому порукой, что законченная две недели назад рукопись сегодня меня уже не вполне устраивает. Процесс компенсации продолжается весьма активно".

Жизнь Франкла, перерубленная пополам в самой своей сердцевине страшной трагедией, и не мыслит представлять себя как трагическую.

Самое главное с ним произошло во время войны.

Собственно, для возникновения логотерапии ключевыми оказались два обстоятельства. Первое – то, что Франкл, врач-психиатр по специальности, на протяжении многих лет работал в своей клинике с людьми, предпринявшими попытку самоубийства: помогал им обрести волю к жизни, к сопротивлению ее невозможности. (То же он делал и во время нацистской оккупации Австрии. "Моя ассистентка доктор Раппапорт считала неправильным возвращать к жизни людей, которые пытались покончить с собой. Настал день, когда сама госпожа Раппапорт получила предписание о депортации. Она предприняла попытку суицида, была доставлена в мое отделение, я ее откачал, и в итоге ее депортировали". В концлагерь. На уничтожение.)

И вот второе обстоятельство – лагерь, в который вскоре отправили и самого Франкла, куда он отправился, по существу, добровольно: мог бы получить американскую визу, уехать, но предпочел остаться в Австрии с обреченными на смерть родителями. То есть ему самому пришлось испытать на себе некоторые им же найденные способы противостояния невозможности – и подтвердить их действенность.

"Видимо, концлагерь стал для меня подлинным экзаменом на аттестат зрелости. <…> То был критический эксперимент: чисто человеческая, древнейшая способность дистанцироваться от себя и выходить за пределы себя, о которой я столько рассуждал в годы, предшествовавшие интернированию, в лагере была полностью верифицирована и подтверждена".

Дико и мучительно звучит, но получается так, что, не будь катастрофы, предельного ее противосмыслия, не было бы у нас и франкловского лечения смыслом.

"При прочих равных выжить удавалось тем, кто ориентировался на будущее, на смысл, осуществление которого ожидалось впереди".

Франкл сделал почти невозможное: нашел и внятно сформулировал пути к использованию смыслового, человекосозидающего потенциала катастрофы. Того, что уничтожает человека и отрицает его.

Интересно, что в мировоззрении Франкла, хотя он и получил в детстве должную дозу религиозного воспитания ("Меня и старшего брата отец принуждал в пятницу вечером читать молитву на древнееврейском…"), совсем нет, кажется, религиозной компоненты. Отдельные рудименты религиозности, в том числе лексические, у него есть: "…любые события, какие с нами случаются, – пишет он, – обладают <…> предельным, непознаваемым смыслом – высший смысл недоступен нам, но мы должны в него верить" (почему должны? Кто обязал? – не спрашивайте); "<…> слышу свои мысли, скорее даже внутренний гимн: "Благословенна судьба, да утвердится ее смысл!" Но в целом – ни малейшей апелляции к трансцендентному: "<…> главный смысл ускользает от нашего познания, не умещается в его рамки, словом, это "сверхсмысл", однако ни в коем случае не "сверхчувственное" [это последнее автор даже выделил курсивом, для пущей убедительности]. Вообще же, понять, верующий он или нет, мудрено: автор "Воспоминаний" сделал все, чтобы обойтись без откровенностей на эту тему. Даже в главе, специально посвященной "Вере", он умудряется не высказаться об этом прямо. Да, "в детстве был набожен, подростком пережил пору атеизма", а дальше что? А дальше, говорит нам Франкл, лучше не обсуждать. "Мне и в голову не придет, общаясь с профессиональными психиатрами, говоря о логотерапии как о психотерапевтическом методе или технике, обсуждать вопросы личной веры. Это отнюдь не пойдет на пользу делу, то есть укреплению популярности логотерапии…" Ну нам-то, непрофессионалам, можно признаться? Нет. Все, чем нам предлагается ограничиться, – это признание случайных по видимости, но слишком красноречивых, чтобы быть случайными, совпадений, "которые лучше и не пытаться истолковать. Я слишком глуп, чтобы постичь смысл этого события, но слишком умен, чтобы отрицать этот смысл".

В целом, похоже, Франкл – человек пострелигиозный, как и многие его современники: усвоенная в детстве и, похоже, не разделявшаяся в зрелости религия оставила в нем формирующий отпечаток в виде внешней и внутренней дисциплины и представления о ее необходимости, но наиболее существенных своих содержаний не оставила. Все ресурсы, необходимые человеку для выживания, он считал возможным находить – и ведь действительно находил! – в самом человеке.

Как раз то, что было насущно необходимо во времена с истощенными – как тогда, по крайней мере, казалось – ресурсами восприимчивости к трансцендентному, – во времена, когда человек остался сам на себя.

Создателю лечения смыслом пришлось тут обратиться не только к собственным личным качествам и привитой ему в семье душевной дисциплине, не только к современным ему терапевтическим концепциям и практикам (прежде всего к психоанализу, у которого он учился, с которым он спорил) и вообще к опыту современной ему культуры, но и к глубоким корням этой культуры, уходящим в древность.

В своем отношении к жизни Франкл, с его античной ясностью, явно наследует античному стоицизму. К стоикам у него даже есть прямые отсылки. Начало "Воспоминаний" повторяет своими формами начало "Размышлений" Марка Аврелия, "Первая книга" которых целиком посвящена тому, от кого из своих предков и наставников какие качества автор унаследовал, у кого он чему научился и кому за что благодарен. "1. От Вера, моего деда, я унаследовал сердечность и незлобивость. 2. От славы моего родителя и оставленной им по себе памяти – скромность и мужественность. 3. От матери – благочестие, щедрость, воздержание не только от дурных дел, но и дурных помыслов. А также – простоту образа жизни, далекую от всякой роскоши…" Это Марк Аврелий. С тою же педантичной невозмутимостью раскладывает свое символическое наследство по полочкам, приводит свое душевное хозяйство в обозримый порядок Франкл – у них даже интонации похожи: "Мать <…> была доброй и сердечной, а характер моего отца составлял крайнюю ей противоположность. Отец отличался спартанским отношением к жизни и таким же понятием о долге. У него имелись принципы, и он всегда был им верен. И я такой же перфекционист, так им и воспитан. <…> В общем и целом я удался больше в отца, но те черты, которые я, по-видимому, унаследовал от матери, вступили в структуре моего характера в противоречие с тем, что мне досталось от отца. Однажды меня обследовал специалист из психиатрической клиники при Университете Инсбрука. Предложив мне тест Роршаха, он затем сказал, что ни с чем подобным за всю свою практику не сталкивался: столь сильное противоречие между крайней рациональностью, с одной стороны, и глубокой эмоциональностью – с другой. Первое я, очевидно, получил от отца, второе – от матери…"

В выстраивании жизненной программы, которая затем пригодилась многим и многим людям, крайняя рациональность возобладала. Не подавляя глубокой эмоциональности, но, напротив, позволив этой последней на себя опереться.

Франкл, при всем своем внимании к этической компоненте человеческого существования, совсем не моралист, не склонен поучать ни читателя-собеседника, ни самого себя. Он, скорее, прагматик – в чрезвычайно расширенном, правда, понимании прагматизма. Его прагматизм особенный, дерзну сказать – неутилитарный. Допрактичный, надпрактичный, делающий любую практику обоснованной и возможной. Добывающий основания для практики.

У него все идет в топку смысла. Ничто не пропадает.

"…Я помимо (наличных) слабостей интуитивно ищу также (потенциальные) возможности преодолеть эти слабости, ищу пути выхода из тяжелой ситуации, стараюсь выявить смысл этой ситуации и таким образом преобразить бессмысленное с виду страдание в глубокий человеческий опыт. И в целом я убежден, что нет таких ситуаций, из которых нельзя было бы извлечь смысл". Франкл, правда, говорит, что поступает так "в роли психиатра или психотерапевта": "Это убеждение, в более структурированном и систематизированном виде, и лежит в основе логотерапии". Но ведь то же самое он делает и за пределами этой роли, за пределами всех ролей, во всем вообще!

Даже то, что уничтожает человека вкупе, казалось бы, с любым представимым смыслом, – само небытие – у Франкла служит смыслу, работает на него.

"Во многих отношениях именно смерть и придает жизни смысл. И, прежде всего, преходящее бытие отнюдь не лишено смысла уже по той простой причине, что в прошлом ничто не теряется безвозвратно, а, напротив, вовеки сохранно. Преходящее не может затронуть прошедшее: прошедшее уже спасено".

Хорошо бы это все время помнить.

 

Источник http://gertman.livejournal.com/186291.html


Метки:  

Этнопсихология и Эффект Эфроса, или Почему американцы не "видят" картины Сурикова, а сказка "Морозко" была признана самым худшим фильмом всех времен.

Понедельник, 22 Июня 2015 г. 07:38 + в цитатник
Это цитата сообщения Филофоб [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Этнопсихология и Эффект Эфроса, или Почему американцы не "видят" картины Сурикова, а сказка "Морозко" была признана самым худшим фильмом всех времен.

     
 
Подоба: Нашли чего-нибудь?  
Природин: Двадцать восемь. 
 
Из фильма "Комиссия по расследованию" 
 
Забегая вперед, поясню, что "двадцать восемь" - это номер зала Сурикова в Третьяковской галерее. 
Про странную реакцию иностранцев на картины Василия Ивановича Сурикова, которых они  "не видят", написал искусствовед Абрам Маркович Эфрос в своем сборнике эссе о русских художниках "Профили".  Было большое подозрение, что то, о чем рассказал Эфрос было проявлением когнитивной слепоты.
Читать далее...

Метки:  

Три типа действующих лиц

Вторник, 09 Июня 2015 г. 05:15 + в цитатник

Есть три типа действующих лиц на любой политической сцене во все времена.

Первый типаж– это «винты системы». Это очень важный типаж. Между прочим, очень хорошо опознаваемый. Это люди, уверенные в себе, энергичные, бойкие, способные на головокружительные комбинации, когда за их спиной стоит система, готовые на то, что система предоставляет им ресурсы, а они в ответ на это становятся винтиками со всеми вытекающими отсюда последствиями. Очень часто на их челе (особенно, если они входят в очень жёсткие системы военного образца) – печать: «у этой истории будет хорошее начало и плохой конец». И они тоже это понимают. Вопрос всегда не к ним, а к системе. Это определённые люди, готовые на подобный тип существования.

Есть вторая категория людей, действующих на том же самом подиуме, в том же самом политическом многомерном пространстве, – это «сами себя делающие люди». На английском (в котором это очень важный элемент политической культуры) это называется «self-made». Я таких людей тоже видел. Это обычно очень яркие одиночки, строящие сложные цепи и системы знакомств, дружеских связей и так далее, но постоянно думающие о себе, имеющие в виду свой успех, своё продвижение, наделённые очень сильным нутром и очень сильной карьерной мотивацией, не всегда лишённые других уровней мотивации, включая идеальные.

У них есть одно чёткое свойство – они никогда не будут обременять себя превращением в социальных лидеров, то есть в людей, которые строят какие-то микросоциальные собственные плотные системочки или группки. Они этого не делают, потому что, во-первых, степень их эгоцентризма, или эгоизма, или зацикленности на себе, на этом самом «self», «я» – очень велика. Такая зацикленность никогда не даёт возможности создавать плотные сообщества. Эти люди не создают вокруг себя плотных сообществ – они создают рыхлые сетки знакомств с себе подобными. И, во-вторых, это [создание плотных сообществ] трудный, обременительный малоперспективный путь. Гораздо легче в одиночку двигаться по сложным ландшафтам, входить в системы, не обязательно становясь их «винтиками», действовать в определённом поле, отталкиваться от одного системного массива, переходя в другой, проявлять яркие свойства, оказываться в этих свойствах востребованными.

И есть третий типаж – социальные лидеры (или, чтобы никоим образом этот типаж не воспевать, микросоциальные лидеры). Это совершенно другие люди с такими… опять, чтобы не было никакой поэзии… в чём-то «сектантскими» (возьмём это слово в кавычки) склонностями, с постоянным стремлением идти нонконформистско-андеграундным путём, формировать коллективы, создавать что-то, что в данный момент совершенно не является востребованным, идти против течения, занимать сложные места в сложных процессах, а потом выходить на более высокие позиции. Это лидеры, социальные лидеры. Я их тоже видел.

В советскую эпоху я их видел очень много. Они создавали то какое-нибудь общество танца, то какие-нибудь кооперативы по строительству жилья, то какие-нибудь организации, которые занимались историческим фехтованием, то литературные кружки, то театры, то какие-нибудь оперные студии. Мало ли что ещё. Но каждый раз, когда это происходило, мне было видно, что они живут интересами тех плотных малых социальных групп, которые они создали вокруг себя. Они постоянно отдают гигантское количество сил этим группам. Эти группы к ним тянутся именно потому, что они ощущают в них что-то, кроме «эго» – какой-то контакт с какими-то смыслами… я не знаю что ещё, но вот эту готовность лидировать.

Чаще всего это располагается в андеграунде, то есть не в том главном пространстве, где протекает нормативная социальная жизнь, а в каком-то неформализованном пространстве. Называлось это очень часто «неформалы».

(Кургинян С.Е. "Суть времени")

 


Метки:  

Петр Мамонов о смысле жизни

Понедельник, 18 Мая 2015 г. 13:00 + в цитатник



— Каждый встречающийся на пути человек — ангел. Он тебе помощник и встретился недаром.





Он тебя или испытывает, или любит. Другого не дано.





У меня был случай в молодости. Выпивали мы с приятелем, расстались поздно.





Утром звоню узнать, как добрался, а мне говорят: он под электричку упал, обе ноги отрезало.





Беда невыносимая, правда? Я к нему в больницу пришел, он говорит: «Тебе хорошо, а я вот...» — и одеяло открыл, а там... ужас! Был он человеком гордым.





А стал скромнейшим, веселым. Поставил протезы, жена, четверо детей, детский писатель, счастьем залит по уши.





Вот как Господь исцеляет души болезнями физическими! Возможно, не случись с человеком горя, гордился бы дальше — и засох, как корка черствая. Таков труднопереносимый, но самый близкий путь к очищению духовному.





Нужно каждую минуту поучаться, каждую минуту думать, что сказать.





И созидать, созидать, созидать. Жизнь порой бьет, но эти удары — лекарство. «Наказание» — от слова «наказ».





А наказ — это урок, учение. Господь нас учит, как отец заботливый. Ставит маленького сына в угол, чтобы он в следующий раз не делал плохого. Дитя рвется, а отец держит его за руку, чтобы под трамвай не попал. Так и Бог. Искушения — это экзамен. А экзамен зачем? Чтобы его сдать.





В этих испытаниях мы становимся все чище и чище. Золото в огне жгут, чтобы оно стало чистым.





Так и души наши. Мы должны переносить скорби безропотно, без вопроса «за что?». Это наш путь. Подлинный смысл жизни — любить. — Зачем мы живем? Долгие годы я никак не отвечал на этот вопрос — бегал мимо.





Был под кайфом, пил, дрался, твердил: «Я главный». А подлинный смысл жизни — любить.





Это значит жертвовать, а жертвовать — это отдавать. Схема простейшая.





Это не означает — ходить в церковь, ставить свечки и молиться.





Смотрите: Чечня, 2002 год, восемь солдатиков стоят, один у гранаты случайно выдернул чеку, и вот она крутится. Подполковник, 55 лет, в церковь ни разу не ходил, ни одной свечки не поставил, неверующий, коммунист, четверо детей... брюхом бросился на гранату, его в куски, солдатики все живы, а командир — пулей в рай. Это жертва. Выше, чем отдать свою жизнь за другого, нет ничего на свете. В войну все проявляется. Там все спрессовано. А в обыденной жизни размыто. Мы думаем: для хороших дел есть еще завтра, послезавтра...





А если умрешь уже сегодня ночью? Что ты будешь делать в четверг, если умрешь в среду?





Кажется, только вчера сидел рядом Олег Иванович Янковский, вот его курточка лежит, вот трубочка. А где сейчас Олег Иванович? Мы с ним на съемках фильма «Царь» сдружились. Много о жизни беседовали. Я и после его смерти с ним беседую. Молюсь: «Господи, помилуй и спаси его душу!»





Вот что проходит туда — молитва. Поэтому, когда буду умирать, мне не надо роскошных дубовых гробов и цветов. Молитесь, ребята, за меня, потому что я прожил очень всякую жизнь. Молитва важна и при жизни.





Слово «спасибо» — «спаси Бог» — это уже молитва. Бывает, не могу очки найти, прошу Творца Вселенной:





«Помоги, Господи!» — и нахожу. Отец Небесный любит нас, к нему всегда можно за помощью обратиться. Вы знаете, какое это чудо?! Cидим мы здесь с вами, такие червячки, — и можем напрямую сказать: «Господи, помилуй!» Даже маленькая просьба — запрос во Вселенную. Вот крутняк! Никакой героин рядом не лежал! Господь не злой дядька с палкой, который, сидя на облаке, считает наши поступки, нет!





Он нас любит больше, чем мама, чем все вместе взятые. И если дает какие-то скорбные обстоятельства — значит, нашей душе это надо. Вспомните свою жизнь в моменты, когда было тяжело, трудно, — вот самый кайф, вот где круто! Написалась у меня такая штучка: чем хуже условия, тем лучше коты. Вот так... Любовь — это вымыть посуду вне очереди. Видеть хорошее, цепляться за него — единственный продуктивный путь. Другой человек может многое делать не так, но в чем-то он обязательно хорош. Вот за эту ниточку и надо тянуть, а на дрянь не обращать внимания.





Любовь — это не чувство, а действие. Не надо пылать африканскими чувствами к старухе, уступая ей место в метро. Твой поступок — тоже любовь. Любовь — это вымыть посуду вне очереди.





Спаси себя — и хватит с тебя — Нельзя рассказать про вкус ананаса, если его не попробовать. Нельзя рассказать про то, что такое христианство, не пробуя. Попробуйте уступить, позвонить Людке, с которой не разговаривали пять лет, и сказать: «Люд, давай закончим всю эту историю: я что-то сказала не так, ты сказала...





Давай в кино сходим». Вы увидите, как ночью будет хорошо! Все возвращается во сто крат тебе, любимому, но только не тряпками, а состоянием души. Вот подлинное счастье! Но чтобы его достичь, каждую минуту надо думать, что сказать, что сделать. Это все есть созидание.





Посмотрите, что делается вокруг: сколько хороших людей, чистых, удивительных, веселых лиц. Если мы видим гадость — значит, она в нас. Подобное соединяется с подобным. Если я говорю: вот пошел ворюга — значит, я сам стырил если не тысячу долларов, то гвоздь. Не осуждайте людей, взгляните на себя. Спаси себя — и хватит с тебя. Верни Бога в себя, обрати свой взор, свои глаза не вовне, а вовнутрь.





Полюби себя, а потом самолюбие преврати в любовь к ближнему — вот норма. Мы все извращенцы. Вместо того чтобы быть щедрыми — жадничаем. Живем наоборот, на голове ходим. На ноги встать — это отдать.





Но если ты отдал десять тысяч долларов, а потом пожалел, подумал, что нужно было отдать пять, — твоего доброго дела, считай, и нет. Я прожил сегодняшний день — кому-нибудь от этого было хорошо? Каждую ночь нужно задавать себе простенький вопросик: я прожил сегодняшний день — кому-нибудь от этого было хорошо? Вот я, знаменитый крутой артист, рок-н-ролльщик, — могу с вами разговаривать так, что вы по струнке будете ходить. Но разве мне от этого лучше будет? Или вам? Одно из имен дьявола — «разделяющий».





Внутренний дьявол внушает: ты прав, старик, давай всех построй! Я стараюсь таким не быть. Продвигаюсь в своей душевной работе каждый день. Комариными шажочками. Не хочу ничем гордиться: ни своей ролью в фильме «Остров», ни стихами своими, ни песнями, — хочу с краю глядеть на все это. Мне чудо — каждый день, у меня каждый день небо разное. А один день не похож на другой.





Счастье, что стал это замечать. Я очень много пропустил, мне очень жаль. Об этом я плачу, внутренне, конечно. Могло быть все чище и лучше. Один человек сказал: ты такие песни написал, потому что водку пил. Но я их написал не благодаря водке, а вопреки. С высоты своих 60 лет я говорю: нельзя терять в этой жизни ни минуты, времени мало, жизнь коротка, и в ней может быть прекрасен каждый момент.





Важно утром встать и убрать вокруг. Если я проснулся в дурном настроении, не портвейн пью, а говорю: «Господи, что-то мне плохо. Я надеюсь на тебя, ничего у меня не получается». Вот это движение самое важное. Источник http://matveychev-oleg.livejournal.com/2234348.html?nojs=1







Что следует держать в тайне

Воскресенье, 17 Мая 2015 г. 07:55 + в цитатник

 

Этот мир, хоть и основан на истине, все-таки требует сбалансированности, а потому мудрецы предупреждают нас о том, что есть некоторые вещи, которые все же лучше всего держать в тайне.



 

Тайна присутствует и в Абсолютной Истине, поэтому и в нашем материальном мире тоже есть место таинственности, которая становится частью культуры. Разглашать не вовремя некоторые секреты так же губительно, как не говорить вовремя об Абсолютной Истине. Всему свое время. Есть время полной открытости, а есть время загадочности и тайны. Культурный человек знает, какой вид поведения надо использовать в той или иной ситуации. Одним словом, тайна — это не ложь, это один из аспектов культурного поведения.

1. Первое, что надо держать в секрете, говорят мудрецы — это рецепт сильного лекарства, который у вас хорошо получается.

Кажется, что такой рецепт надо рассказывать на каждом углу, но в действительности, если люди им неправильно воспользуются, то эффект может быть абсолютно противоположным. Сильное лекарство может легко превратиться в смертельный яд. А так как этот мир наполнен теми, кто хочет быстро обогатиться, любая работающая технология тут же копируется и применяется куда попало без разбора.

Мало приготовить действующее средство, надо его еще и правильно применить, а тонкости использования зависят от конкретных обстоятельств, и понять их может только хороший специалист. Поэтому те, кто обладают секретами сильных лекарств, не торопятся ими делиться и правильно делают, иначе наш мир будет заполнен копиями лекарств, а значит, настоящими ядами. У меня есть знакомый изготовитель достаточно сильных лекарств, и даже не пытайтесь его спрашивать, как он это делает. Просто расскажите ему о своей проблеме, и он скажет, сможет он для вас что-то сделать или нет. И действительно, было несколько случаев, когда, позавидовав его искусству, некоторые люди стали пытаться приготовить такие же лекарства, придумав свой рецепт, так, чтобы было похоже на вид и так же пахло, но все эти случаи заканчивались серьезными отравлениями.

2. Второе, что рекомендуют мудрецы, это не делиться тайной о том, какую благотворительность вы совершаете.

Да, хорошее дело — большая редкость в этом мире, и именно поэтому ее надо беречь как настоящую драгоценность. А сберечь драгоценность можно только скрытностью. Не рассказывайте никому, где вы держите свой кошелек. Так человек непроизвольно похлопывает себя по карману, в котором у него лежат деньги, и это замечают воры, которые знают о таком рефлексе. Также не стоит и нахваливать себя за благие дела, так как гордость тут же увидит и отберет все то благо, которое пришло в результате этой благотворительности.

Как же так?

Вроде бы дело уже сделано, почему можно потерять такие хорошие результаты? Да потому что дело считается законченным только тогда, когда проявились последние эмоции в нашем сознании. И если последняя эмоция была гордостью или самолюбованием, это значит, что дело недоделано, и результата не будет. Ну и что что торт красивый? Он еще должен быть и вкусным. Да, человек в магазине купил торт, но это еще не все. Он может вернуться и пожаловаться на его ужасный вкус.


Так и в результате любого доброго дела должен появится сладкий вкус смирения, скромности и благодарности за возможность его совершить. Если же вместо этого появились эмоции гордости, надменности или хвастовства, значит, блюдо испорчено, оно стало горьким и противным. Никто такой торт есть не будет. В лучшем случае его выкинут на помойку, а в худшем вернут обратно в магазин. Поэтому не надо никому говорить о своих добрых делах, это хорошая тренировка по вырабатыванию в себе правильных реакций и эмоций. Да, сложное блюдо не получается с первого раза, но если точно знать, какой вкус должен быть в результате, то рано или поздно получится как надо, и все будут удовлетворены.

3. Третье, о чем не рекомендуют распространяться мудрецы — это о своей аскетичности.

Не стоит налево и направо рассказывать, как вы ограничиваете себя в питании, в сне, в сексуальных отношениях, да и во всем другом. Аскеза приносит пользу тоже только в том случае, если она сочетается и с эмоциональнойаскетичностью. Но если я был аскетичен только внешне, а внутри меня разбирает дикая радость и гордость за мои достижения, то это и никакая не аскеза вовсе, а обыкновенное баловство.

Настоящая аскеза задействует и внешний и внутренний мир человека, поэтому не стоит сильно радоваться тому, что у нас что-то получилось, в этом плане. Ну и что что вы ночь не спали или три дня не ели. Это же ваша аскеза. Зачем об этом рассказывать другим? Делиться надо знанием, а не своей гордостью. Если у нас что-то получается, это еще вовсе не значит, что от этого есть какая-то польза. Только время сможет показать, принесло это благо ли нет.

Аскетичные люди могут также деградировать, как и неаскетичные. И неаскетичные люди могут прекрасно прогрессировать и сохранять свои духовные достижения. Уровень аскетичности можно сравнить со вкусом, о котором не спорят. Так и у разных людей есть свои представления о том, насколько надо высоко поставить себе планку, чтобы действительно развиваться, а это значит, что эта планка должна быть именно для меня, а не для других. Поэтому нет никакого смысла гордится тем, что все едят хлеб с маслом и сыром, а я, великий аскет, ем только хлеб с маслом. А раз в месяц я даже масло не намазываю…

4. Четвертое, о чем следует помолчать — это о своем мужестве, героизме или других проявлениях доблести.

Да, это великое дело, но оно дано нам как испытание от Бога. Кому-то даются испытания внешние, а кому-то внутренние. Внешние испытания видны, поэтому за них люди получают награды, славу и другие почести. Но преодоление внутренних испытаний никто не замечает, поэтому и наград за них никаких не присваивают. Поэтому мудрецы советуют героям внешних побед проявлять свое уважение к героям внутренних битв и не кичиться своими достижениями.

И уж тем более не стоит требовать от общества почета и уважения за свои героические поступки. Не общество поставило перед нами задачу стать героем — это наш собственный выбор, наше собственное испытание, наше собственное чувство долга. Поэтому очень странно за свое решение требовать от кого-то вознаграждение. Это все равно что подмести перед банком, а потом требовать с банка зарплату. Да, ты молодец, убрал мусор перед банком, но банк тебе не стал должен. Герой должен помнить, что награду он получает внутри своего сердца в виде очищения, и эта чистота может быть уничтожена желанием получать внешние почести. Так что помните: настоящий подвиг совершается внутри нашего собственного сердца после того, и этот результат действительно ценен.

5. Пятое, о чем не стоит распространяться, это о духовном знании.

Кажется, как же так? Это же наше основное предназначение — нести людям Абсолютную Истину. Но духовное знание духовному знанию рознь. Оно имеет разные уровни и должно раскрываться только по достижению определенного уровня чистоты. Поэтому основной ошибкой начинающего дистрибьютора истины является желание поделиться слишком высоким духовным знанием, которое, вместо того чтобы принести благо человеку, только еще больше его запутывает, настораживает и даже пугает.

Есть у проповедника такая тенденция думать, что чем возвышеннее знание, которое он пытается передать, тем больше оно очищает, но это просто очередная ловушка иллюзии. Любое духовное знание очищает одинаково сильно, но не всякое духовное знание воспринимается так, чтобы им можно было бы воспользоваться. Поэтому мудрецы нас предупреждают: духовное знание должно быть еще и практичным, а это значит, что оно должно соответствовать уровню восприятия каждого конкретного человека.

Услышав о духовной реальности, человек должен ясно и просто понять, что конкретно он может сделать прямо сегодня, и какой реальный результат ему это принесет, как это очистит его сердце, как это сделает его хоть на один шаг ближе к вечному счастью. Поэтому не стоит особенно говорить то, чем человек не сможет воспользоваться, иначе он может просто разочароваться в духовности и подумать, что это просто безумство и сумасшествие терять время на то, что не приносит никакого реального результата. Это все равно что поговорить о тортах и разойтись, так ничего и не попробовав и не поделившись рецептом.

6. Шестое, чем не стоит особенно делиться с другими — это своей нравственностью.

Да, мы можем быть великими вегетарианцами, мы можем исповедовать ненасилие, мы можем гордиться своей чистотой жизни, но мы не можем в этом мире быть идеально нравственными. Обыкновенный человек каждый день вынужден совершать ту или иную форму насилия. Да, мы можем избегать основных форм греха, но есть и невидимый грех, который все равно является насилием, так как приводит к уничтожению живых существ или причинению им страданий. Так известны панча-суна, или пять великих грехов домохозяина. Они описываются в смрити и предупреждают нас о том, что наше поведение не так просто сделать идеальным.

Первый – это грех убийства живых существ при перемалывании специй или зерен. Второй –  грех убийства живых существ при хождении, Третий — грех убийства живых существ во время уборки, Четвертый –  грех убийства живых существ во время разжигания огня, и пятый –  грех убийства живых существ во время кипячения или питья воды. Поэтому в традиционном индуизме используется система «панча-маха-ягья». Это пять основных жертвоприношений из сорока ведических ритуалов. Их проводят домохозяева.

Это брахма-ягья, или декламация Вед, чтобы уплатить долг мудрецам, передавшим нам это знание. Дева-ягья –  поклонение полубогам, которые осуществляют наши ежедневные потребности. Питри-ягья –  являющаяся благодарностью предкам. Манушья-ягья как способ отдать долги обществу, например, через ритуал гостеприимства. И бхута-ягья как забота о тонких живых существах, которые несмотря на то что мы их не видим, все равно нас окружают и тем или иным образом с нами взаимодействуют.

Поэтому, как мы видим, особенно гордиться своей нравственностью нам не очень-то и стоит, иначе любой мало-мальски разбирающийся в духовной науке человек тут же предъявит нам пару десятков обвинений не просто в безнравственности, а в безнравственном лицемерии. Заявите один раз о своем космическом ненасилии, и вам сразу же укажут на кожаные ботинки, шелковую одежду (бедный шелкопряд), на электроприборы (бедные рыбки на ГЭС и затопленные животные и поля), да и вообще любое производство несет в себе маленькую химическую войну против всего окружающего, а мы этим радостно пользуемся, причем объявляя себя великими моралистами.

7. Седьмое, о чем не стоит говорить, так это о своих домашних конфликтах и вообще о своей семейной жизни.

Мало поставить железные двери и пластиковые окна, надо еще и прикусить язык по поводу того, что в этом доме происходит. Запомните: чем меньше вы говорите о проблемах в своей семье, тем она будет крепче и стабильнее. Сор не выметают из избы на улицу, мусор надо собрать в черный пакет и выкинуть на помойку. Никто не любит того, кто выкидывает мусор под двери своим соседям. Ссора –  это избавление от негативной энергии, которая накопилась в процессе общения. Да, это не очень приятно, но в принципе полезно, так как несет в себе, хоть и агрессивное, но очищение.

Если же эту негативную энергию ссоры не выбросить, а передать другим, то в этом случае она никуда не уходит, а возвращается обратно в семью, и проблемы в ней только усиливаются. Поэтому семьянин, который рассказывает о своих проблемах в семье окружающим, подобен человеку, который пошел на помойку выкидывать мусор и вернулся назад с мусорным ведром, так ничего и не выбросив. Канализация должна выполнять свои функции и уносить все отходы в естественный природный очиститель. Поэтому не надо топить соседей, это никому не понравится.

8. Восьмое, о чем не стоит говорить, это о том, что пища, которой вы кормите другого человека, приготовлена из недорогих продуктов.

Тот, кто пробует пищу, оценит ее вкус, так как даже самая простая пища может быть идеально вкусной. Но если повар начнет рассказывать о том, что у него не хватило денег на оливковое масло, шафран, коричневый сахар или свежий имбирь, этим самым он только испортит впечатление от приема пищи, а испорченное настроение, как правило, выключает пищеварение, и в результате пища превращается в яд. Поэтому готовьте вкусно, а насколько эта пища богата, никому знать не надо.

9. Девятое, о чем следует умалчивать –  это о некрасивых и жаргонных словах, которые были от кого-то услышаны.

Как мы уже выясняли, мусор может быть не только грубым, но и тонким. Поэтому можно запачкать на улице ботинки, а можно запачкать сознание. И человек, который, придя домой, рассказывает все, что он услышал глупого по дороге, ничем не отличается от человека, который пришел домой и ходит по нему, не сняв обувь. Раньше вообще считалось некультурным входить в дом в обуви, поэтому ее всегда оставляли в коридоре. Да и до сих пор эта традиция сохранилась в некоторых местах этого мира.

10. И десятое, о чем следует прикусить язык –  это о своих далеко идущих планах.

Мудрецы советуют помалкивать до тех пор, пока этот план не исполнится. То, что планы в этом мире исполняются — это и так в некотором роде чудо. Поэтому помешать любому плану достаточно легко — надо просто найти в нем слабые стороны и всем об этом говорить. Достаточно узнать о чьем-то плане, и появляется много возможностей ему помешать. Поэтому следует помнить, что любой наш план не только не идеален, а в нем огромное количество слабых мест, по которым очень легко ударить и все разрушить. Так что не давайте шанса своим недоброжелателям, а значит, не раскрывайте без необходимости своих планов.

И в завершении хочется напомнить, что мудрый человек не кичится и своим смирением, так как жизнь время от времени заставляет нас принимать очень жесткие, волевые и даже агрессивные действия. Так что будьте смиренными внутри, так как вовне нам иногда приходится превращаться в воинов, чтобы решать задачи, которые ставит перед нами жизнь. Арджуна тоже пытался проявить смирение, уйдя в лес от войны, но это чуть не обернулось великим позором…

Вячеслав Рузов


Метки:  

Размышления о маме- 3. Какая из мам твоя?

Среда, 25 Марта 2015 г. 14:13 + в цитатник

Размышления о маме- 3. Какая из мам твоя?

Когда клиент говорит о маме, у терапевта возникает иллюзия, что он точно знает, о чем идет речь. Такая же иллюзия существует и у клиента. Однако и тот, и другой могут искренне заблуждаться на этот счет.

Очевидно, что мама – одна-единственная. И при этом каждая мама одновременно представлена легионом различных своих и чужих ипостасей. И не всегда понятно, о какой именно маме идет речь в данный момент времени.

Мы уже обсуждали, что есть мама – человек, реально присутствующий в жизни клиента. И эта самая мама делает что-то, что вызывает много переживаний у клиента. Например, звонит ему каждое утро в 7 часов – даже в воскресенье, хотя он просит этого не делать, а телефон отключить не может из-за работы. Или ругает его, как ребенка. Или вмешивается в отношения с внуками. В общем, многое из того, что происходит в жизни  клиента, связано с вполне реальной мамой и ее продолжающимися злокозненными действиями или партизанскими вылазками на территорию клиента.

Но иногда бывает, что ее нет – она умерла, или находится в приюте для пожилых людей вместе со стариком Альцгеймером, или вежливо общается и приходит только после предварительного звонка… То есть с клиентом в реальной жизни либо никак не взаимодействует, либо взаимодействует весьма и весьма прилично. И тогда на что жалуется клиент? О чем он?

Ах да – о материнском имаго, о том образе, который сохранился с давних лет. Но мы то знаем, в какие причудливые игры разума мы играем каждый день со своим прошлым. И тогда терапевт имеет дело с воспоминаниями – тщательно отретушированными многолетними волнами океана памяти. То есть правильнее, исследуя эти воспоминания, периодически отвечать на вопросы: «Почему эта тема актуализировалсь здесь-и-сейчас?», «Что клиент думает и чувствует сегодня в связи с событиями из прошлого?» и т.п.

Эта тема может всплыть потому, что он не способен напрямую сказать терапевту о своей злости и неудовлетворенности терапевтическими отношениями. И вместо обсуждения происходящего на сессии и всех своих переносных реакций в адрес терапевта он вновь и вновь охотно говорит о маме. Опытного терапевта на мякине не проведешь, и он либо сразу, либо через полгода обязательно задаст клиенту вопрос: «А как то, что было у Вас с мамой, проявляется в наших отношениях?»

Мы знаем, что терапевт во время терапии достаточно регулярно на время «превращается в маму» - то в добрую и хорошую, то в злую и плохую. И иногда одновременно и в хорошую, и в плохую. Амбивалентность!

Но откуда клиент узнал о «хорошей» и «плохой» маме? Правильно, «наелся интроектов» – чужих идей, убеждений, мнений. Так, еще в 50-е считалось, что маленьких детей не стоит долго держать на руках – покормили – и в люлю. Плачет – легкие развивает. На деревню к дедушке- бабушке до школы отдали – скажи спасибо, что не в круглосуточные ясли. Но парадигма изменилась. Опыты на обезьянках, теория привязанности, страшные книги о матерях-ведьмах сделали свое дело. И теперь клиент зачастую сравнивает свою маму с идеальной – которая в голливудских фильмах и книжках или у соседа Пети – и говорит себе: моя была просто ужасна. Или сравнивает с ужасной – которая в голливудских фильмах и книжках или у соседа Пети – и говорит себе: моя была просто прекрасна. То есть присутствуют прекрасная (идеал), ужасная (антиидеал) и сохраненная в памяти ксерокопированная мать, которые бесконечно тасуются между собой, как карты, не являющиеся территорией. И какая карта выпадет на терапевтическом сеансе – никогда не узнаешь заранее.

 

А иногда клиент «жульничает». Не специально. Просто ему очень нужна поддержка, а он может ее получить, только если очень бедненький и несчастненький. Или в жизни много проблем. Или просто плохо. Но Вы, уважаемые читатели, уже давно поняли, кто во всем виноват. И тогда на всех картах один портрет – злая ведьма.

Искушенный читатель возразит – а если оно так и есть? Если мать была исчадием ада? Избивала ребенка? Пила беспробудно? Отправляла воровать? Заставляла спасть с сожителем?

Да, и такое случается. Иногда мы имеем дело с серьезной травматизацией клиента – и физической, и психической. И тогда это – особая работа по восстановлению целостности переживаний, образа Я и образа мира. Но здесь я не беру эти крайние случаи. Я говорю о среднестатистической, обычной матери, которая иногда кричала, иногда наказывала, иногда любила, иногда говорила, что не любит… И очень эмоционально – типа «Зря я тогда не сделала аборт!»

Но ведь не сделала. Хотя могла. И слова совершенно дурацкие произносила, и вела себя не совсем разумно – мы-то уже сейчас это понимаем… И хорошо, что понимаем и можем это обсудить с терапевтом.

Потому что есть еще одна мать – это ВЕЛИКАЯ И УЖАСНАЯ МАТЬ, или даже сам АРХЕТИП ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ.

Это мать, дающая жизнь. Мать-матка, плодородная, щедрая, заботливая. Мать, живущая для того, чтобы отдавать, заботиться, любить.

И мать, забирающая жизнь. Мать-сыра земля, беспощадная и одинаково относящаяся ко всем. Это мать-смерть, которая косит свой урожай.

Эти ипостаси тоже могут актуализироваться во время терапии. Вот возникла великая мать, и клиент жалуется, что она могла дать (денег… любовь… поддержку… совет), но не дала, потому что пожалела. Всемогущая мать – потому что у клиента есть иллюзия: она все могла и все знала, но не подсказала, не помогла, не дала, не спасла…

И тут же мать ужасная – ждет моей смерти, ненавидит, пьет кровь, травит душу…

А теперь представьте, что это исчадие ада – тощая старушка 85-ти лет, путающая дни недели и забывающая имена… Есть ли шанс увидеть ее такую, как она есть – реальную? Пока она не ушла навсегда? В ту самую сырую землю или в тот мир, где у людей другая реальность…

Клиент приходит к нам с историей. С нарративом. И там много матерей. Там его родная мать, бабушки – матери, воспитательницы детского сада, матери друзей. Матери из масс-медиа. Архетипическая мать (тоже не одна). Шизофреногенная мать (мифическая, но все же!). Мертвая мать (которая сама травмирована). Очень-даже-живая-и-активная мать, называемая в простонародье гипреопекающей. И, конечно же, мать-терапевт, кормящая клиента своими интерпретациями (даже если терапевт - мужчина). Поэтому иногда важно понять, к какой матери обращены послания? Какой матери не хватило и не хватает сейчас? Какая мать была «в избытке»?

И так – от целостности через деконструкцию на элементы – мы с клиентом медленно движемся к новому гештальту, к новому нарративу… Мы не принимаем на веру слово "мать", потому что никогда точно не знаем, какая из них сейчас нужна клиенту, и поэтому он снова и снова вспоминает о ней. Мы просто очень медленно движемся, пробираясь сквозь чащу разных материнских ролей и ипостасей, к объединению всех матерей в целостный образ. К разъединению всех спутанных образов для того, чтобы найти свою настоящую маму.

Маму, которая, несмотря ни на что, дала жизнь…

Наталья Олифирович

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Не быть жертвой!

Четверг, 19 Марта 2015 г. 05:17 + в цитатник

Лиза

Здравствуйте! У меня такая проблема: мне очень сложно контролировать свои эмоции. Мне постоянно не хватает эмоциональной поддержки близких. я очень часто обижаюсь по пустякам и могу даже расплакаться. Из-за моих эмоций я часто ссорюсь со своим молодым человеком, т. к. как мне кажется он меня не понимает. Я часто раздуваю из мухи слона и обижаюсь, а потом жду что меня успокоят и поддержат, помогут выбраться из этого состояния.
Как мне справиться со своей излишней чувствительностью и эмоциональностью?

Психолог

я вижу вашу проблему, как бессознательное стремление впадать в состояние жертвы и через это получать энергию окружающих людей в виде времени, внимания, заботы, сочувствия и т.д.Вероятнее всего, у вас есть установка, что внимание можно получить только будучи жертвой. Основным направлением работы в вашем случае мне представляется работа с состоянием жертвенности и установкой, что внимание можно получить только таким путем.

Главное, чтобы результатом вашей работы было уменьшение влияния установки " Я жертва, мне нужна помощь" на вашу жизнь. Это лично мое понимание. Не будет установки, не будет желания манипулировать, обижаться, ругаться, просто появится внутреннее ощущение силы и самодостаточности. Это не происходит за один момент, нужно потрудиться, но результат того стоит, удачи))

(материалы сайта www.b17.ru)


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Что есть го?

Среда, 18 Марта 2015 г. 14:25 + в цитатник

Го - это игра, которой более 4000 лет, игра, в которой количество вариантов больше, чем атомов во вселенной. Появившись на востоке, только лишь в конце XIX века игра вышла за пределы узкой группы государств, но с тех пор она уже покорила весь мир. В чем же причина этого явления? Может быть в следующем:

«…Го отражает дух Востока. Это единственная дисциплина, которая сочетает в себе не только интеллектуальный вызов, но и путь к развитию тех качеств личности, которые выходят на главную роль в боевых искусствах: умение владеть собой, спокойствие и сосредоточенность, чистый и светлый ум. Список можно и продолжить, зачем? Го – это культура и традиция, это взгляд на борьбу как на высшее искусство. Го – это Путь. И этот путь нелегок, приходится отдавать ему много сил, причем, не заботясь о собственной выгоде, ибо, для того чтобы увидеть, что дает этот путь, надо пройти его, а на это способны немногие.

Го – это спокойствие, стрекот цикад, прохладный ветер с моря, кружка зеленого чая и легкий стук камней... Го – это поэзия логики, захватывающая борьба противоположных сил. Рисунок камней несет в себе чувство единения со всем миром – ответ на свою жизнь виден на доске... Когда закат освещает комнату и лето с тихим шелестом кружится вокруг, гобан вмещает в себя Вселенную. Когда уходит желание победить, будущее улыбается игроку. Победа – это не сломленное сопротивление, а лишь рябь на поверхности океана сознания. Игра бесконечна...

Го – это не инструмент для достижения каких-либо целей; думать так, значит остановиться на пути по их достижении. Го – это и есть сама цель. Нет такого произведения искусства, которое могли бы понять все. То, что рождается на гобане, понятно немногим.
Хочется показать всем, рассказать всему миру об этом, но когда понимаешь, какой пройден путь, сколько лет утекло, прежде чем понимание красоты игры стало моим постоянным спутником, опускаются руки. Трудно ожидать от человека, что он, не зная зачем, начнет Путь длиною в Жизнь. Это не объяснишь словами...»

Любитель 2-го дана Алексей Хованец

источник http://tsumego.dtn.ru/stati/abgo.php

Рубрики:  увлечения

Метки:  

Универсальные архетипы по версии Комплексной Сказкотерапии. Дорога

Суббота, 14 Марта 2015 г. 14:36 + в цитатник
От автора: Не верь разлукам, старина: их круг -
Лишь сон, ей-богу.
Придут другие времена, мой друг, -
Ты верь в дорогу.
Нет дороге окончанья, есть зато ее итог.
Дороги трудны, но хуже без дорог
Ю. Визбор

Архетип Дороги - один из самых мощных, его всеобъемлющий смысл проходит практически через все сказки, мифы, легенды…

С одной стороны, в этом архетипе зашифрована информация о постоянном движении жизни, о постоянных переменах. Как говорится, «ничто не вечно под луной». И в этом первый Урок Дороги: нельзя пытаться сохранить что-либо неизменным. Эта попытка с самого начала обречена на провал и более того она несет в себе опасность: и для того кто пытается пойти против законов Жизни и для того, чье развитие и изменение ограничивается. Отказываясь от изменений, человек, по сути, отказывается от самой жизни.

 Конечно, частенько изменения пугают, они требуют ресурсов, чтобы к ним приспособиться и тут во всей красе предстает второй Урок этого архетипа: доверяй Дороге. Пусть Дорога не бывает прямой и ровной, пусть она полна трудностей и испытаний, но она ведет к твоей истинной цели.

Универсальные архетипы по версии Комплексной Сказкотерапии Дорога

Мы не может заранее предсказать, как обернется какое-то событие в будущем. И об этом есть отличная притча:

 Это хорошо...

У одного африканского короля был близкий друг, с которым он вместе вырос. Этот друг, рассматривая любую ситуацию, которая когда-либо случалась в его жизни, будь она позитивная или негативная, имел привычку говорить:
«Это хорошо!» Однажды король находился на охоте. Друг, бывало, подготавливал и заряжал ружья для короля. Очевидно, он сделал что-то неправильно, готовя одно из ружей. Когда король взял у своего друга ружьё и выстрелил из него, у него оторвало большой палец руки. Исследуя ситуацию, друг как обычно изрёк: 
«Это хорошо!» На это король ответил:
«Нет, это не хорошо!» — и приказал отправить своего друга в тюрьму. 
Прошло около года, король охотился в районе, в котором он мог, по его мнению, находиться совершенно безбоязненно. Но каннибалы взяли его в плен и привели в свою деревню вместе со всеми остальными. Они связали ему руки, натаскали кучу дров, установили столб и привязали короля к столбу. Когда они подошли ближе, чтобы развести огонь, они заметили, что у короля не хватает большого пальца на руке. Из-за своего суеверия они никогда не ели того, кто имел ущербность в теле. Развязав короля, они его отпустили.
Возвратившись домой, он вспомнил тот случай, когда он лишился пальца, и почувствовал угрызения совести за своё обращение с другом. Он сразу же пошёл в тюрьму, чтобы поговорить с ним. 
— Ты был прав, — сказал он, — это было хорошо, что я остался без пальца. И он рассказал всё, что только что с ним произошло. 
— Я очень жалею, что посадил тебя в тюрьму, это было с моей стороны плохо. 
— Нет, — сказал его друг, — это хорошо! 
— Что ты говоришь? Разве это хорошо, что я посадил своего друга на целый год в тюрьму? 
— Если бы я не был в тюрьме, то был бы там вместе с тобой.

 Часто проблемы в жизни связанны именно с тем, что человек не может почувствовать свой Путь, не может ему довериться. Но если этому научиться, то становится гораздо проще идти по Жизни.

 Но Дорога, это не только череда жизненных событий, это еще и Путь развития и познания. Путь к самому себе. Дорога закаляет душу, учит терпению, доверию самому себе и миру, учит ориентироваться на внутренние критерии. Сравнивая себя с соседом можно легко ошибиться в оценке смысла происходящих событий, можно неверно предположить какие события являются Испытаниями, Уроками или Наградой.

Дорога учит радоваться тому, что ты имеешь в данный момент, наслаждаться Жизнью. Человек, погруженный в прошлое, метафорически стоит на одном месте и смотрит туда, откуда пришел.

Человек, занятый исключительно будущим, - бежит сломя голову, не замечая ничего вокруг. Но долго ли можно так пробежать?

И только находясь в настоящем, можно грамотно распределить силы, увидеть новые возможности, заранее приготовиться к трудностям.

 

Пусть же будет благословенна изменчивая, непредсказуемая, порой жестокая и несправедливая, но от этого не менее восхитительная дорога под названием Жизнь!

 

Источник http://www.b17.ru/article/28828/


Метки:  

Я двигаюсь — значит живу

Пятница, 13 Марта 2015 г. 11:51 + в цитатник

 Я двигаюсь — значит живу

Я двигаюсь  значит живу

 «Если бы я потерял свое тело, я потерял бы самого себя. Обретая тело, я обретаю себя. Я двигаюсь — значит живу и привожу в движение мир. Меня нет без тела и я существую как тело. Лишь в движении я постигаю себя в качестве тела. Мое тело есть совпадение бытия и познания, субъекта и объекта. Оно — начало и конец моего существования.»

Владимир Ильин

Первооткрывателем  телесной психотерапии  является Вильгельм Райх. Основной  акцент Райх делал  на полном и глубоком дыхании,  способности отдаваться спонтанным и непроизвольным движениям тела, ибо дыхание и естественное движение есть самовыражение  через  функции  тела.

 "Человек, который не дышит глубоко, уменьшает жизнь своего тела. Если он не двигается свободно, он ограничивает жизнь своего тела. Если он не чувствует полно, он сужает жизнь своего тела. И если его самовыражение сокращено, он лимитирует жизнь своего тела"  Александр Лоуэн,( представитель телесно-ориентированной терапии и основатель биоэнергетического анализа)

 Познание и принятие своего тела. Человек не существует отдельно от  тела. Именно через тело человек  выражает свои чувства и отношение к жизни

 «Тело – уникальная  книга  и человек сам является  ее  писателем»

«Здоровье не роскошь, а образ жизни»

 

Буровцева Галина Петровна

Метки:  

Размышления о маме- 2. Клиент снова стал ребенком

Четверг, 12 Марта 2015 г. 13:58 + в цитатник

Размышления о маме- 2. Клиент снова стал ребенком.

В терапевтическом процессе клиенты часто начинают испытывать сильнейшую злость и ярость по отношению к своей матери. Эти реакции могут касаться:

  1. Прошлых событий.
  2. Актуальных событий.

В норме злость, раздражение, ярость и другие проявления агрессии служат для восстановления границ, для сообщения, говоря словами Виктора Цоя, другому человеку: «Руки прочь, прочь от меня». И иногда деструктивные, разрушающие Я клиента отношения действительно нуждаются в трансформации. Например, важно начать жить собственной жизнью без оглядки на маму и поиска ее одобрения – тогда агрессия как способ восстановления границ является важным терапевтическим средством.

Также при воспоминаниях о прошлом у клиента актуализируется вся та боль, обида, отчаяние, с которыми он сталкивался, будучи ребенком. И вполне естественно, когда часть его терапии посвящена проработке детства.

Но зачастую клиент годами ходит «по тем же дорогам». Нет работы – виновата мама: она в детстве полностью блокировала мою поисковую активность. Нет девушки – виновата мама: ей никогда не нравились мои подружки. Развелась с мужем – виновата мама: не предоставила в детстве хорошую модель для подражания, ругалась с отцом. Плохие отношения с собственными детьми – виновата (угадали!) мама: я воспроизвожу семейный сценарий…

Эта песня может быть вечной. Почему, спросите Вы? Да потому, что клиент в этой ситуации вновь становится ребенком. Он бесконечно ходит по кругу: проблема – регресс – Я снова ребенок – во всем виновата мама.

Мы все иногда регрессируем, и в этот состоянии опять испытываем злость и беспомощность. Для того, чтобы ПЕРЕ-ЖИТЬ все обиды и несправедливости, допущенные по отношению к клиенту в детстве, они должны проявиться и быть обсуждены и проработаны с должной глубиной. Кому-то на это нужно меньше, кому-то больше времени…

Но я часто встречаю людей с рентной, совершенно детской установкой. Такой человек ни в чем не виноват – это все мама. Но почему, спрашиваю я себя, он семь лет пробыл в гештальт-программе, прошел 243 часа личной терапии и семь спецкурсов по травме, работе с детьми, ходил на расстановки и на психодраму – и до сих пор во всем винит маму? И сама же себе отвечаю – он не хочет расти. Он не готов принимать ту самую пресловутую ответственность за свою жизнь на себя. Ему выгодно оставаться в детской, обвиняющей позиции. Не взрослеть. Не говорить – в этом виноват я, в этом – и я, и обстоятельства… Ведь мама уже давно ни при чем ни к мировому кризису, ни к неспособности осознавать и менять свое поведение в 40 лет,  ни к… Можно долго перечислять. Но главная идея проста: клиент обвиняет во всем маму – значит, он опять регрессировал И СТАЛ МАЛЕНЬКИМ.

Размышления о маме 2 Клиент снова стал ребенком

Что делать?

На первом этапе – слушать историю и все возникающие чувства, облегчать их выражение, контейнировать, сопереживать…

На втором этапе – расширять контекст, видеть отношения «мать – клиент» на фоне семейных, социальных отношений, находить другие коннотации и интерпретации кроме тех, что где «она была психопаткой», «чудовищем», «монстром»…

На третьем – помогать дифференциации клиента от матери, «растить» его до взрослого состояния, смиряться с тем, что мать была несовершенна, но дала жизнь, как-то заботилась.

На четвертом – повзрослеть и наконец заняться актуальными проблемами – растить собственных детей, искать мужа, зарабатывать деньги, менять работу…

Чтобы стать взрослым, клиенту придется вылезти из штанишек детских обид, принять прошлое, переосмыслить его и двигаться дальше. И даже если понадобится достаточно много времени, задача клиента – повзрослеть, и так, чтобы его не «выбрасывало» в трехлетний возраст от каждого звонка мамы, чтобы он не пил валерьянку перед приходом ее в гости, чтобы не чувствовал себя каждый раз под увеличительным стеклом при общении с ней.

Мама – это человек. И клиент – это человек. Он ходит на терапию как раз для того, чтобы повзрослеть, и его задача – не изменить маму, а измениться самому.

НАКОНЕЦ-ТО ВЫРАСТИ.

источник http://www.b17.ru/article/razmyshleniya_o_mame_2_klient_-_rebenok/


Метки:  

Размышления о маме - 1. Ее больше нет.

Четверг, 12 Марта 2015 г. 09:25 + в цитатник
Размышления о маме. Тезис 1 – ее больше нет.

 

Кто из нас не помнит детскую песню:

«Мама – первое слово,

Главное слово в каждой судьбе,

Мама жизнь подарила,

Мир подарила мне и тебе».

Действительно, невозможно переоценить вклад матери в жизнь своего ребенка. Почти все книги о детском развитии – это, по сути, книги о взаимодействии матерей и детей. В любой долгосрочной терапии какое-то количество терапевтических сессий посвящено ранним отношениям клиента с матерью. Те модели, которые сложились в раннем детстве, зачастую повторяются во взрослых отношениях. Поэтому особую важность для каждого человека приобретает переосмысление этих воистину судьбоносных отношений – отношений с собственной мамой.

Я хочу поговорить о некоторых аспектах отношений с матерью, возникающих в долгосрочной терапии. Самые часто встречающиеся модели работы можно свести к некоторым типичным «шагам».

  1. Клиент рассказывает о маме как о святой. На фоне пьющего отца или его невключенности в жизнь семьи мама делает все правильно, идеально и с глубоким смыслом. Постепенно клиент начинает больше понимать про маму, и любовь сменяется агрессией. Этапы терапии: «святая мать» - «мать – ведьма».
  2. Клиент изначально приходит с историей «мать – ведьма».

И в том, и в другом случае мы сталкиваемся с тем, что у клиента много разных чувств по отношению к матери – злость, обида, ненависть, ярость… И наступает тот день, когда клиент сам – или при поддержке терапевта – осознает желание выразить все свои чувства матери (если она жива и доступна). И ничего не подозревающая мать получает за все: за некупленную 30 лет назад куклу; за порванную в припадке злости одежду дочери, собиравшейся в 14 лет на свидание с 25-летним кавалером; за то, что заставила поступить в ненавидимый вуз; за то, что прочитала дневник; за то, что не развелась/развелась с отцом… Список огромен.

Клиент свято уверен в своей правоте. Действительно, его чувства и переживания настоящие, он реально обижен и зол. Ошибка в одном – той матери, к которой обращены его чувства, уже давно нет. Та мать осталась в 1965 или 1981-м году. Это та мать – женщина из прошлого – истерично кричала, била своих детей, вела странный образ жизни, любила сына и дочь по-разному… Это ей адресованы все слова, вся та ярость, которая сдерживалась 10, 20, 30 лет…

Той матери уже нет. Сегодняшняя мать – другая женщина. Она уже, возможно, давно забыла события прошлого. Возможно, в тот момент она сама не знала, что делает: была одинока, в отчаянии, депрессии… И когда ребенок приходит и начинает предъявлять все претензии, она оказывается шокированной, обиженной, отвергнутой. Она не понимает – за что? Она старалась, она пожертвовала многим. Она была больна. Она не могла по-другому. Но взрослый ребенок не слышит – потому что ему важно наконец-то сказать матери ВСЕ.

Размышления о маме  1 Ее больше нет

Но легче от этого не становится. Потому что прошлое не изменить. И потому что невозможно в реальности сказать об этом ТОЙ МАТЕРИ. Поэтому, НА МОЙ ВЗГЛЯД,  лучше использовать «виртуальные» формы контакта – говорить об этом пустому стулу, заместителю в расстановках, терапевту… И только проработав все аспекты обиды и злости, можно говорить с реальной мамой.

Наталья Олифирович  
 

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Влюбленность и любовь

Среда, 04 Марта 2015 г. 15:41 + в цитатник

Влюбленность - сложная эмоция высокого уровня, она основана на восприятии влюбляющегося человека, она краткосрочна, наполненна эмоционально, она в "розовых очках" - ведь мы не замечаем недостатков своего возлюбленного. Решения принимаются на эмоциях или желаниях, амплитуда проживания этих эмоций довольно высока и наполненна страстями.

Любовь - более зрелое и сложное чувство, выросшее из ростков влюбленности и включающее широкий спектр эмоций и ощущений. Оно глубокое и емкое, как если бы мы сравнивали фонтан с могучей полноводной рекой. Она всегда объектна - влюбиться можно в любого человека в силу обстоятельств, а любить мы можем только конкретного избранника, с которым нас уже связывает определенная история событий и переживаний.

Розовые очки сняты, и недостатки своих любимых мы видим достаточно явно. Но принимаем их такими, какие они есть, без попыток перевоспитать, исправить или улучшить.

Любовь наполнена уважением (мы признаем важность для себя этого конкретого человека и соответственно ведем себя с ним), принятием (это помогает понимать его поступки, слушать и слышать, а также искренне прощать), и признанием (мы признаем за ним право быть собой). Счастье, если любовь взаимна. Тогда отношения сбалансированны и каждый партнер способен сознательно инвестировать в них эмоциональные, интеллектуальные, энергетические, материальные ресурсы.

Во взаимной любви каждый получает то, в чем нуждается и владеет тем, чем может и готов поделиться. Я говорю о потребности в общении, в эмоциональной, духовной и физической близости. В таких отношениях человек не только чувствует себя удовлетворенным, но и открывает для себя новые уровни развития - в духовности, в личностном росте, в зрелой привязанности (в отличие от зависимости).

В любви человек чувствует себя свободным и остается рядом с возлюбленным не по принуждению, а по собственнй воле и собственному желанию - быть вместе, радоваться этой возможности и дарить радость. Во взрослой, зрелой части отношений, в силу возможности осознавать происходящее, появляется возможность обсуждать и сравнивать видение текущей ситуации и ближайшей перспективы. Здесь же умение находить общий язык в достижении общих целей, нести ответственность за принятые решения, а также за последствия своих действий и слов.

Если отношения не доросли до этого уровня, то либо они не созрели, либо обстоятельства вмешались и охладили страсть, либо сами влюбленные не созрели для любви... или не задумались о том, что отношения можно выращивать также, как можно вырастить сад, если хочется получать прекрасные и вкусные плоды.

И еще одно небольшое дополнение.

Как мы узнаем, что нас любят? Почему мы тянемся к кому-то из миллионов окружающих нас людей?

Все достаточно просто: человек вдруг, не специально, в отношении нас продемонстрировал те же проявления любви, или сказал те же слова, или тем же тоном, а иногда достаточно одного жеста, похожего на тот, что мы когда-то, в грудничковом возрасте, сенсорно, не анализируя, принимали от любящей мамы. Или он вдруг посмотрел он в нашу сторону как папа, или также крепко, по-папиному обнял, или погладил по голове, или похвалил...

Внутри мгновенно включается доаналититический ответ "меня любят". И активируется потребность в любви - ведь мы всегда хотим, чтобы нас любили. Невольно мы начинаем тянуться к этому человеку, симпатия и интерес к нему возрастает в глобальной прогрессии - вспыхивает влюбленность, которая способна разгореться до любви - зрелой, или незрелой - со всеми атрибутами зависимости и даже созависимости, если у каждого в детстве "что-то" с родителями было "не то"((.
В случае зависимости отношения, как правило, бывают обречены...

Справедливости ради, считаю необходимым добавить в "сегодня", что надо быть хорошо тренированным (зрелым и опытным) человеком, чтобы различить в состоянии влюбленности, с кем тебя свела судьба и принять верные решения.
В переводе на наш ТА-шный язык, активным должно быть не только Детское, влюбленное эго-состояние, но и Взрослое (для осознанности), и Родительское (для контроля над ситуацией и взвешенной заботой о собственной (Внутренне-Ребенковской) безопасности и комфорте.

 

Афанасьева Елена Петровна  сайт b17


Метки:  

Нужен психолог? Начните с написания утренних страниц!

Понедельник, 02 Марта 2015 г. 14:49 + в цитатник

В каком настроении вы просыпаетесь с утра? Можете ли вы назвать свое состояние душевным покоем? Сохранилась ли у вас способность видеть вокруг себя красоту? Вы радуетесь жизни? Если да, - то этот материал не для вас. Вы и так счастливый человек и можете делиться с другими, как это у вас получается. Если нет – не спешите искать помощь психолога http://julva.ucoz.ru/.

 

Как правило, ко мне на прием приходят люди, испытывающие физическую и эмоциональную усталость, потерявшие интерес и вкус к жизни, страдающие от того, что испытывают кризис во всех сферах жизни: в семье, на работе, в здоровье и творчестве.

 

Для того, чтобы восстановить свое душевное равновесие и найти новый источник энергии, попробуйте освободить себя от изнуряющего потока негативной энергии, высасывающего из вас остаток жизненных сил. Не нужно для этого бежать снимать порчу и пользоваться всякого рода «магическими» ритуалами, или думать, что поможет только консультация психолога. Это вы можете сделать самостоятельно, начиная каждое утро с написания трех страниц теста, состоящего из свободного потока вашего сознания. Сразу скажу, что хотя эффект вы увидите сразу же, для эффективного и устойчивого результата, критерием которого будет прекрасное настроение и  высокий жизненный тонус, курс утренних страниц должен продолжаться не менее 12 недель.

 

Вскоре, после того, как я начала писать по утрам, я поняла, что у меня появилась в этом потребность. Самое важное, что мне дают 3 страницы рукописного теста – это легкость и ясность как в голове, так и на душе. Выливая на бумагу, все, что тревожит меня сейчас или, чуть позже, что приносит радость и удовлетворение, я освобождаю свое сознание для того, чтобы ясно видеть окружающие, обретаю свободу чувствовать и принимать  разумные решения.

 

Второе, что я получаю взамен на первые письменные 20 минут утра, - это прилив энергии и желание начать что-то делать. Я обнаружила, что в сутках на самом деле есть время для всего того, чем я действительно хочу заниматься. Я настроила свое заброшенное пианино и вновь стала играть и петь. Оказалось, что у меня определенно есть художественные способности, поскольку не так давно я получила позитивный отзыв о моем творчестве от профессионального художника. Я стала путешествовать по другим странам не менее 3 раз в год. Об этом раньше я даже думать себе не позволяла, дабы не тратить понапрасну время. Сейчас я пишу книгу.

 

Как нужно писать утренние страницы? Просто возьмите тетрадь, ручку, и пишите все то, что приходит вам в голову: «Смотрю на окно. Эти занавески мне уже надоели. Надо уже повесить что-нибудь повеселей. Сегодня снова светит солнце, днем уже пригревает, но утром по-прежнему довольно сильный мороз. А по новостям я узнала, что надвигается сильный снежный циклон.  Жаль. Так поскорее хочется настоящей весны! С другой стороны, можно будет еще покататься на лыжах. Муж опять не вынес с утра мусор, хотя у нас есть договор, и он сам взял на себя эту ответственность. Это такая ситуация, в которой я чувствую себя бессильной. А сосед специально каждый день берет в руки перфоратор сразу после того, как я уложу ребенка спать…» И так далее…

 

Утренние страницы очищают мой мозг от негативного мышления. Оставляя все нездоровые мысли на бумаге, я на целый день обретаю здравомыслие. Избавляясь от негативных чувств, я вместо скандала по поводу в очередной раз не вынесенного мусора, остаюсь хорошем расположении духа сама не вытряхиваю мусор из своей головы на другого.

 

Утренние страницы не бывают правильными или нет. Это только сначала, кажется, что вы пишете осознанно. Дальше включается работа бессознательного, а рука как будто начинает писать сама. Во время утренних страниц ко мне приходят новые идеи и находятся простые способы решения трудных для меня ситуаций. Часто долгие размышления заканчиваются так: «Что я об этом все думаю да голову ломаю? Сейчас встану, найду телефон, позвоню и все выясню». И дело сразу пошло.

 

Я могу еще долго расписывать достоинства этой простой психотехнологии, но не лучше ли убедиться в этом на собственном опыте?

 

Юлия Васюкова, психолог-консультант.

 

Источник http://www.b17.ru/article/28295/

Рубрики:  психология

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

«МАТЕРИНСКАЯ НЕЛЮБОВЬ...»

Суббота, 28 Февраля 2015 г. 14:16 + в цитатник

 МАТЕРИНСКАЯ  НЕЛЮБОВЬ

Человек не может жить в хаосе, видимо, поэтому мы так любим правила и стереотипы. А они, в свою очередь, любят нас… загонять в угол и  делать нашу жить невыносимой.  Мать и отец любят свое дитя, а ребенок любит своих родителей.  Это ли не гармония жизненного существования? Это ли не достойный сюжет волшебной сказки, рассказанной  с любовью малышу на ночь? А что делать, когда гармония от тебя на расстоянии критической точки и дисгармония нелюбви наполняет собой все звуковое пространство? Что делать, когда чувство вины парализует твое движение? И если движение – жизнь, то, что остается  за его рамками?

Рейтинг самых популярных проблем, с которыми обращаются ко мне за психологической помощью,   возглавляет тема дефицита  родительской  любви.  Так, сколько ее надо каждому, что бы уверенно стоять на ногах, обретая  способность  устремляться к горизонтам творчества и самовыражения.  В чем ее можно измерить? В щедрых поцелуях, крепких объятьях, ласковых и нежных словах матери к собственному ребенку?  Дефицит питания приводит к недостатку веса и развитию, а к чему приводит дефицит  материнской любви?  Как же ее включить в материнском сердце и где  ее границы и показатели достаточности?

В этой проблеме есть два очень болезненных аспекта: это гнетущее чувство вины, возникающее у матери, не испытывающей чувство эмоциональной привязанности к своему ребенку и   собственно последствия  от данной ситуации для ребенка, который будучи уже взрослым человеком, не перестает переживать эту травмирующую ситуацию. 

В обществе, где царствует аксиома «уважаемая женщина – это мать, которая  ВСЕГДА любит своего ребенка» в декабре ушедшего года рекордсменом по популярности  в сети интернет стал блог с темой «Я не люблю своего ребенка». Можно представить, какой шквал гневных откликов он вызвал.  Я тоже разместила отрывок с этого блога на популярном в регионе  форуме «Tamboff.ru» и  оказалось, что очень многих посетителей данная тема не оставила равнодушными:

Svetmira:

Скажу про себя. Моя мама не умеет выражать любовь. Она никогда не целовала меня, не гладила по голове, не хвалила. Частенько ругала. Но я могу ее понять. У нее тоже была деспотичная мать. Когда мне было 11 отец ушел из семьи оставив мать без работы и средств к существованию. Она пахала как проклятая в те ужасные 90-е, что бы прокормить меня. Когда у меня был переходный возраст, и я как все дети «косячила»,  она всегда помогала мне. Но я никогда не слышала от нее, что я ее любимая дочь. Любит ли она меня? Я знаю, что любит, но поняла это уже, будучи взрослой, а все мое детство прошло с мыслью, что меня не любят. Несмотря на это, я обожаю своих детей. Стараюсь почаще их целовать и говорить им, что они любимы. Может стараюсь компенсировать то, что не получила в детстве. Мне все равно. Я хочу, что бы они знали, что я их люблю. Мама считает, что слова ничего не значат. Только дела. Я считаю по-другому. Так что такие истории нередки. Просто не каждый умеет простить, понять и поставить себя на место другого.

 

=KaCaTkA=

Точно такая же ситуация. Только еще и с отсутствием отца. Мама любит меня, но никогда не выражала открыто свою любовь. И я еще ребенком решила, что у меня все будет по-другому.  Я достаточно строгая мама, но в нашей семье очень много ласки и самых главных слов "я люблю тебя". Просто так, без повода.

 

Klio

Я тут читала и задумалась, а ведь и у меня похожая история... Мама никогда не говорила, что любит меня, в основном всегда была чем-то недовольна, и еще в детстве (с 12 лет где-то) перевалила на меня свои обязанности... Я должна была стирать, убирать, за себя и старшего брата и никаких слов благодарности и похвалы! А когда спрашивала: Почему я? ответ всегда один: Ты же девочка... Чувствовала я себя золушкой...

 

Light: 

Похожая ситуация... Мне в детстве тоже очень не хватало ласки, зато крику было с лихвой. Знаю, что мама меня очень любит и я ее очень люблю, но у нас, к сожалению, никогда не было настоящих доверительных отношений. Она никогда не знала, из-за чего я переживаю, в какого мальчика я влюблена, вообще никаких подробностей. Потому что я знала, что, во-первых, об этом будет знать весь белый свет, а во-вторых, в пылу очередной ссоры этим же уколит побольнее и унизит. Я, честно говоря, завидовала девочкам, которые говорили, что их мама их лучшая подружка. У меня такого не было. Я была скорее папина дочка.
А что еще меня сильно доводило - это когда родители обсуждали мою внешность и насмехались, вроде бы в шутку, но понятно, какой это был удар по самолюбию девочки-подростка. У меня из-за этого раньше была масса комплексов, которые отравляли мне жизнь. Только уехав подальше от родителей и начав жить самостоятельно, мне удалось избавиться от большей части этих комплексов. Со своим сыном я стараюсь вести себя иначе. Конечно, бывает, иногда прикрикиваю, если уж совсем не слушается, но он получает от меня гораздо больше ласки, именно объятий, поцелуев, ласковых слов, которых так не хватало мне. А еще я все сделаю для того, чтобы он доверял мне, потому что я умею хранить чужие тайны.

 

Обсуждая тему материнской любви, часто идет подмена понятия. Во-первых, сложно дать четкое определение этой самой любви. Во-вторых, чаще всего матери заботятся о детях,  воспитывают, стараются дать все, что нужно, переживают за них. Но не могут проявить эту любовь с помощью физического движения (обнять, погладить, поцеловать) просто потому, что у них нет такого навыка, их самих в детстве этому не научили.   Совершенно другая ситуация возникает, когда женщина   действительно не испытывает чувство глубокой эмоциональной привязанности к своему ребенку. Нередко приводят западную статистику, где половина  опрошенных женщин отметили, что начали любить своего ребенка практически сразу после рождения, а другая половина, что только после рождения второго ребенка. А то и после появления первого внука.  

Берт Хеллингер известный немецкий психотерапевт, изобретатель метода  системных родовых расстановок  утверждает, что  между родителями и детьми всегда имеется сильная связь. Эта связь не зависит от существующих в настоящее время отношений (от того, кто воспитывает ребенка) и испытываемых чувств (я люблю папу, но не люблю маму). Эта связь действует с одинаковой силой как по отношению к отцу, так и по отношению к матери. Для того чтобы эта связь появилась, достаточно биологического факта материнства и отцовства. По этой причине эта связь действует даже в таком экстремальном случае, когда у отца и матери была единственная в жизни кратковременная встреча друг с другом. И это наглядно проявляется в его феноменологическом методе родовых расстановок. Человек становится сильнее, открывая в себе  способность любить своих родителей и признавая эту любовь.  Критикуя мать или отца, мы тем самым отрезаем себя от самого главного движения, ведущего нас к нашей жизни, утверждает Берт Хеллингер. То, что происходит из-за любви, может быть только растворено в любви.

В своей практике психолога  я часто использую упражнение-медитацию, которое  Хеллингер предложил участникам 2 Международного расстановочного лагеря в г. Пихль (перевод с английского А. Степанова при участии Е. Веселаго, июнь 2008), оно позволяет обрести опору и найти в себе силы для решения сложных жизненных задач: 

«Итак, закройте глаза… Мы смотрим на нашу мать, такую как она есть. А затем мы видим и позволяем себе почувствовать, что это значило для нее — стать нашей матерью. Она встретилась с нашим отцом, и обоих охватило непреодолимое стремление стать мужчиной и женщиной как пара. Это стремление, поскольку для них оно было непреодолимым, было божественным движением. Тот факт, что оно было непреодолимым, указывает на то, что за их любовью и их желанием стать мужчиной и женщиной и быть парой, действовала божественная сила. Божественная сила. А затем она вдруг поняла, что она беременна; она вдруг поняла, что ее жизнь изменилась. Вся ее жизнь стала другой, получила другую перспективу, и конечно же, она сразу же поняла, что юность закончилась. Теперь началась подлинная жизнь, скромная жизнь служения другой жизни, нашей жизни. И она согласилась с этим и со всеми последствиями. И она согласилась с той ценой, которую это будет ей стоить.

        А потом она была в тесной связи с нами у нее в утробе. И она знала, что требует от нее беременность, и особенно то, с каким риском для нее связана беременность и окончание беременности, когда придет время нашего рождения. И она согласилась с этим риском. Это был вопрос жизни и смерти — для нее и для нас. И все, что было с этим связано, было божественным движением, и она была согласна и в гармонии с этим движением.

        А потом родились мы. Потом она поднесла нас к груди, зная теперь, что она — мать, что она другая по сравнению с тем, что было всего мгновение назад; сейчас она призвана на службу — днем и ночью, каждый день она должна служить нам во многих, многих отношениях. И она должна отказаться от очень многого. И она согласилась с этим и, таким образом, с тем, что мы получим возможность вырасти.

        Если мы представим, что это значит; а те из вас, кто сами являются родителями, знают, что это значит, что это требует, чего это стоит во многих отношениях, а вместе с тем — и какое это наслаждение. И такая, какая она есть, в точности такая, какая она есть, со всеми ее так называемыми «недостатками», со всеми ее так называемыми «трудностями», она была для нас правильной. Мы смогли вырасти и получили способность жить свою собственную жизнь, потому что она была такой, какая она есть. И она присутствует в нас на многих уровнях, не только в нашем теле; каждая клетка нашего тела по-прежнему в созвучии с ней. И вместе с тем, наша душа, наша судьба в большой степени по-прежнему в созвучии с ней. И только пока мы с ней в созвучии, мы остаемся в созвучии с этой творческой силой, которая также является и нашим предназначением.

        И сейчас мы смотрим на нее и широко раскрываем для нее наше тело, и нашу душу, и наш разум. И мы говорим ей: «Да. Дорогая мама, да. Да. Да. Я живу, потому что ты — моя мать, я способен жить свою жизнь, потому что ты — моя мать; моя мать — такая, какая ты есть на самом деле. И я признаю, что я совсем тебя не знаю. У меня есть твои образы, но они не соответствуют тому, кто ты есть. Я не знаю твоих глубин, я не знаю твоих тайн, я не знаю твоей судьбы. И я не знаю те силы, что действуют в твоей семье. Я невежествен почти во всем, что касается тебя. И сейчас я склоняюсь перед тобой в глубоком поклоне, чтобы воздать тебе должное и принять тебя как свою мать, такой, какая ты есть. Дорогая мама».

Чернышова Светлана

http://www.b17.ru/article/1883/

 

 

Рубрики:  психология

Метки:  

Поиск сообщений в Tany_Kras
Страницы: [17] 16 15 ..
.. 1 Календарь