-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в отпущенность_момента

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 4325




Без заголовка

Понедельник, 06 Июля 2020 г. 22:23 + в цитатник
«Я» - ограниченное символическое восприятие того безграничного, которое к «я» не имеет отношения. Дистанции между одним и другим не существует.





Внутри такая же внешняя беспредельность, как и снаружи. И только концептуальная плёнка, опирающаяся на энергию структуры тела, отделяет одну беспредельность от другой. Боже, как благодатно в любви.





Перестройка организма в нужную сторону происходит в состоянии невесомости. Почему? Потому, что нет усилий исправлений. В этом не участвует личность.





Всё застывшее является неосознанностью. Механическим балластом. У каждого есть такие аспекты мёртвых островов. При вхождении в природу вещей, «ознакомление с ригпа», как говорят на Тибете, меняется не только восприятие, но и энергетическая структура тела. Меня никогда не интересовала тантра, но аспекты изменений энергетики проявляются вне зависимости от того, что тебя интересует.
Вот пример моей неосознанности при пробуждении. Это записи о 1980 г.
«У меня в самом начале последнего рывка закатался снизу вверх какой-то скафандр, который, оказывается, был на мне. Он поднялся над головой сантиметров на пятнадцать и скомкался в шар размером с теннисный мяч. Это позволяло моему телу быть «продуваемым». Живя с ним, я не чувствовал боли, но такое напряжение было явно лишним. Обрисовал ситуацию наставнику, и он сказал, что в детстве у него было то же самое, он лет пять – семь назад его отпустил, и напряжения не стало. Мой организм отнёсся к такому утверждению с подозрением, но я привык к преднамеренным ошибкам личности. Но сейчас организм не был личностью, и ошибка была настоящая. Организм отпустил напряжение шара. Шар, развёртываясь, скользнул по телу и опять стал скафандром… Больше поднять я его не смог. Скафандр был уже учёный – он не хотел умирать. У него появился опыт, и он знал, как защититься. Это был скафандр узнаваний. Он узнавал, что есть что, и такими интерпретациями делал беспредельное предельным. Эдакая прозрачная узнавалка. Одно дело – детство и выросшая без скафандра структура, которой он стал не по размеру, и другое дело - мои непроработки с юношескими страстями. Слова, начинавшие свой маршрут с поверхности моих губ к собеседнику, опять поселились в голове.
Никакие ухищрения не помогли – я стал отдельным от мироздания».

Недавно прочитал. «В учениях великого совершенства описывается, что тигле поднимаются вверх, скапливаясь вертикально над головой. И когда ветер-ум растворяется в ушниша чакре, достигается "исчерпание" явлений в таковости (chos nyid zad sa), состояние будды».
Я таскал все эти годы образ скафандра, который никак не слезал, а надо было просто по-другому увидеть. Любые представления из прошлого являются палками в колесе движения. Все они становятся мёртвыми концепциями, то есть, подменой живому.





Нужно каждый раз проверять, что такое я, и что сейчас у меня за состояние. Да, это неприятно. На это тратятся силы. Но, если оставлять искусственную точку отсчёта, то на ней нагромоздится дальнейшее искусственное построение, и, чтобы его оправдать, будут нужны бОльшие силы.





Мы начинаем практиковать любовь со всматривания в первый попавшийся на глаза предмет или часть объекта. На часть стены, например. Мы активно принимаем то, на что смотрим за то, что оно такое, какое есть. Скажем, авторучка. Предмет абсолютно уникален потому, что он – это он, и только он, а не какой-нибудь другой. Мы любим авторучку, не приукрашивая её, за её таковость и уникальность. Фрагменты линий и объёмов авторучки существуют везде. Всё такое, какое есть, и уникально по-своему. Нет никакого всеобщего (это идея). Есть беспредельное разнообразие частностей, которые являются проявлением бескачественного. Множество и единичность не являются разными качествами. Где в этом пространство? Где в этом время? Где разница между большим и малым? Всё – или форма, или её отсутствие. Уникальность становиться непротяжённостью, так как всё и каждое уникально заново в любой момент. Всё неповторимо, изменчиво и великолепно. Праздник иллюзий. Наше я тоже состоит из элементов всеобщей мозаики и вмонтировано в неё, поэтому существует как временное допущение в игре. Можно сказать банальное: оно себя так проявляет. Речь не в состоянии выразить рассудочные противоречия, которых нет вне разделения и слияния.

Есть ещё много слов, но, чем больше слов, тем ближе к подмене концепцией.





В театре, когда сыграл неудачно сцену пьесы, нельзя эту сцену переиграть заново. Но в театре есть подготовка, а в жизни её нет. Всё всегда импровизируется. Почему это не осознаётся? Потому, что живые существа вокруг удерживают свою форму за счёт повторений. Флора и фауна всегда повторяет себя в потомстве и поведении. В микроскопическом отрезке времени вселенной на планете циклически сменяются времена года. Эта повторяемость обманчива: просто жизнь коротка для того, чтобы увидеть необратимые изменения.
Поступки, даже мельчайшие, окончательны. К ним относится и думание. Любое движение окончательно, едва начавшись. Продумывание стратегий и тактик тоже происходит только в текущем моменте. Игра именно в этом. Нет фундамента для тренировок: есть только совпадения. Небытие с обеих сторон текущего воплощения форм. Но оно не противопоставлено текущему проявлению жизни. Нет жизни и смерти. Нет человеческого. Есть свобода импровизации. Есть изначальная гармония, которая называется любовью. Есть великолепие разрушенных границ. Есть мироустройство, которое не нуждается в смысле и логике. Бессмысленная игра ради игры имеет безоценочную осознанность, а эта осознанность и есть беспредельное существование за границами существования.





Существует огромное разнообразие видов страдания, но все они сводятся к трём типам: страдание от перемен, двойное страдание от неприятности, накладывающейся на неприятность, и всепроникающее страдание обусловленности.
Чокьи Ньима

Даже в дзогчене говорят об отсечении надежды и страха.

Меня всегда занимал вопрос: что, никто не видит, что корень всему страх? Надежды вырастают из страха. Страдание от страдания тоже страх уязвимости. Всё происходящее – страх уязвимости перед небытием. Он справедлив. Когда сознание находится в искусственно созданных структурах, оно перестанет существовать окончательно как форма с распадом придуманных форм. Страх – попытка выжить тому, чего нет. Если видимость становится видимостью, то исчезает разрыв с действительностью. А «страх – попытка убежать от того, что есть», как говорил Дж. Кришнамурти.








Нет в бытии ничего привнесенного, из чего мы могли бы быть сделаны. Оно беспредельно. Мы и бытие - одно, но мы этого не ощущаем. Что нужно сделать для того, чтобы совпасть с реальным положением дел? Убрать всё, что нас разделяет. А, что разделяет? Всё, во что мы верим, так как нас воспитывала цивилизация отдельных личностей. Нужно заменить веру на исследование. Ничего не должно приниматься в готовом виде как постулат. Но исследование протяженными нитями мыслей бессмысленно: они описывают линейно то, что возникает сразу без протяженности. Такое описание не соответствует данности. Значит, нужна безоценочность. Где она уже есть? В эмпатии, так как это восприятие того, что есть без заграждений. Всё остальное - личностные интерпретации. На бытовом уровне об этом принято говорить как о любви в самозабвении.





Если вы захотели самореализации, то вместо стремления к просветлению следует стремиться к самоотдаче. Этого никто не осознаёт потому, что в бытовом мире мы привыкли достигать. Остановиться и отдать – это противоположное направление достижению. Обычно оно называется очищением. Не существует отдельных мест бытия – существует фрагментированное восприятие.





Все наши переживания и сны — просто магические проявления наших мыслей. До тех пор пока мы не устранили, не растворили свои мысли, создание кармы и возникновение беспокоящих эмоций не прекратятся. Важно понимать, что сами мысли — это и есть карма и беспокоящие эмоции.
Чокьи Ньима

У русского человека сначала возникает образ-воспоминание-настроение. Возможно, это связано со способом мышления. Потом возникают иллюстрирующие этот образ мысли. Это ничего не меняет принципиально, но сбивает с толку. Отслеживать мысли, находясь в оценочном пространстве образа, бессмысленно.
Потеря центра возможна в различных настроениях альтруизма. Это уничтожает барьеры созданные оценками и выравнивает восприятие.
Когда мы ориентируемся в социуме и зарабатываем деньги, то мы опираемся на рассудок. Из этого состоит наша жизнь, поэтому рассудочный способ восприятия является нашей привычкой. Мы соскальзываем в это восприятие даже при отсутствии необходимости. Для изменения данной однотипности достаточно начать относиться к этой данности как к варианту восприятия в ряду других реальных возможностей осознания происходящего. Сам факт осознания ограниченности привычного способа подразумевает возможность пребывания в немышлении. Таким образом, мы, вне насилия над собой, сможем нарабатывать более широкое восприятие. Вспоминаешь, что ты в ограниченной привычке – и ты уже вне неё.





Впечатления нанизываются на отсутствие, как бусины на нитку. Отсутствие – лучшая основа, так как оставляет впечатления нетронутыми в их исчерпывающей яркости.





Когда партнёр – вот он. И не боишься, что не так оценят. И не боишься того, что перед тобой будут зажиматься и стараться выглядеть. Тогда, любое желание становится действием. И нет зазора между желанием и действием. И нет желания потому, что оно уже имеет вид действия. Нет отложенности результата и достижения. Всё совершается сейчас открыто, безгранично и без выгадываний на будущее. В этом присутствует даже смерть как краска бытия. Везде и всё - совершенство.





Органы чувств равновесия и тактильности тоже являются восприятием. Это не берётся в расчёт при фантазиях о просветлении. Йога тепла и виды блаженства реальны, так как перестраивают образ тела. Творчество – всё, но наши острова неосознанности не дают в полной мере отдаться обновляемости ткани бытия.





«Как же так!? Абсолютная гармония не нуждается во мне»! Данная несправедливость рассеивается, когда осознаётся взгляд присутствия себя другого, который не ты, и вообще не субъект. Великолепие покрывает всё. Оно абсолютно.





Состояние пробуждённости описывали такие литераторы, как Паустовский, Пришвин, Л. Толстой, А. Платонов, Пастернак и многие из тех, кого не помню. Например, в одном из ранних рассказов А. Чехова есть описание данного состояния. Помню, что сюжет связан с морем. В половине рассказа Паустовского «Жёлтый свет» описывается состояние безмолвия. Так же - в стихотворении «Снег идёт» Пастернака.
Мастера говорят, что данное состояние испытывают все, но почти никто его не замечает, поэтому незачем его отдалять от себя в своих фантазиях, а потом напрягаться в его достижении.





Когда узнавания происходят без узнающего, тогда видятся рубцы боли, полученной в прошлом, которые стоят на страже благополучия организма в качестве инструментов защиты. Всё так и должно быть, и это ничему не мешает. Помимо этого, есть всё остальное, и данный механизм является выражением этого остального, так что можно расслабиться.





Главное, что нам надлежит узнать, - чистое восприятие не является объектом нашего узнавания, так же как мы сами не являемся субъектом, узнающим его.
Ургьен Тулку

Как ни крути, мы начинаем заниматься для того, чтобы чего-то избежать и чего-то достичь. Уже практикуя это, мы следуем тому же принципу. Если мотивацией является сохранение себя и неуязвимость, то, почему мы должны ожидать, что наши занятия к чему-нибудь приведут? Любое изменение вступает в противоречие с установкой.
Когда мы практикуем самоотдачу, как бы она ни называлась, тогда становиться некому узнавать или не узнавать практикующего, и остаётся только самоотдача до тех пор, пока всё не станет одним движением кипения.





Можно осваивать всё по частям: осознавать явь и сон единой данностью, безмолвие с жизненной деятельностью осознавать единым существованием, вещество и пустоту видеть образами разной плотности.
А можно бить в центр: любить до смерти. И, когда наступит смерть, тогда спадут ограничения исчезнувшего, и, в вашем лице, Оно опять станет собой.
Это кратчайший путь.








Блаженство любви не имеет ничего общего с удовольствиями. Удовольствие нужно поддерживать, поэтому в нём всегда присутствует усилие. Характеристика изначального блаженства – лёгкость: даже, невесомость. Обновление есть, а давления нет. Как же здорово!





Нам повезло не потому, что мы услышали предельные учения, а потому, что мироустройство таково, что в нём изначально присутствует нечеловеческий аспект. Его называют любовью или эмпатией. Он проявляется до нас и без нас. К счастью, он является нашей основой.





Мы, как напёрсточник, перетасовываем образы. Кроме образов у нас вообще ничего нет. Совсем. Но, в отличии от шулера, мы делаем это неосознанно. Размеры образов покрывают наше мышление, поэтому мы не в состоянии выйти за пределы образов, и крутимся в огромном, но предельном мире. Только перерастая образы прозрачностью, которая есть любовь, можно выйти за их пределы. Но выйти за пределы не значит удалиться: такой выход за пределы находится прямо внутри образов.






Если мы пытаемся достичь основы всего, то это у нас не получится. Основа больше объекта. Когда мы любим окружающее – можем оказаться в основе. Когда вдруг ощутим красоту окружающего – тоже. Мы можем действовать, не вынося вперёд разделяющий рассудок. Просто запомнить и пробовать. Это просто.





Раз за разом видишь свою неполноту восприятия в качестве окружающего мира. Привычка. Почему бы не посмотреть на эту привычку как на привычку?
Очень-очень давно я приехал к наставнику. Спрашивал. Он отвечал. Потом проникновенно сказал: «у тебя такие понимающие глаза…». Я внутреннее отскочил от своего понимания умом – я по опыту знал, что он подкалывает. Сразу появилось свободное пространство восприятия, и дальнейшая беседа пошла непринуждённо: сознание было одно на всех.





Куда бы ты не шел, ты везде встречаешь только себя.

Тозан

Себя – кого? Механизм узнавания, который себя проецирует?






Передача воззрения (нового восприятия), это, когда сам, сам, сам, а потом кто-то или что-то является обстоятельствами. Например, учитель, с которым общаешься. Но, у всех по-разному. Когда же читаешь о передачах, то видишь другой мир, в который нужно забраться. Это подмена. Мы сначала захотели истину, а всё самое прекрасное вторично. Не следует забывать об этом. Передача изнутри не является передачей, которая видится со стороны в книгах. Изнутри - это набор переживаний, который заканчивается истиной, которая на столько очевидна, что не нуждается в подтверждениях. Детектив. Со стороны – это приключения. Как видите, это разные жанры спектакля.





Если оказать неправильно, то одно рождает два. Но ничто ничего не рождает: одно сразу видеться как два. Ещё точнее китайское выражение " ни два, ни одно".




«Оставлять всё, как есть» в высших учениях – это замечательно. Но, когда есть точка отсчёта, это всё становится призывом в ад. Только в бесцентровости данные советы имеют смысл.




у нас есть знание о состоянии сансары и возможности объединения.
Намкай Норбу Ринпоче

С рождения до смерти мы удерживаем только одну проявленную сторону действительности и ограничения внутри неё. Мы крутые!






Войти в это состояние означает ощутить себя таким, каков ты есть, центром Вселенной, однако речь здесь идет не об обычном эгоцентризме. Обычное эгоцентрическое сознание и есть та самая клетка ограниченности и двойственного видения, которая не дает нам вкусить свою собственную истинную природу - пространство изначального состояния.

Намкай Норбу Ринпоче

Нет никакого центра. Вот в чём ирония и блаженство.






К просветлению не имеет отношение ни воля, ни понимание, ни наша деятельность. Тогда – что? Готовность. Не та готовность, когда ждёшь, а та, когда ощущаешь, что исчезла опора, и вместо того, чтобы это осмысливать, погружаешься в это, как в бассейн.
Мы в состоянии сделать только то, что от нас зависит, остальное – дело совпадений. Но совпадения происходят всё чаще, если готовность есть всегда. Почему? Потому, что мы никогда не были по-настоящему отдельными.




В бытовом восприятии всегда есть усилие. Оно связано с неосознанным поддерживанием границ. Луч внимания - это сконструированный инструмент: он неестественен относительно беспредельности. Из этого следует, что естественность случается в лёгкости. Отсюда же следует, что созерцание заключается в снятии усилий и выборочности.




Обществоведческое

Технари презирают гуманитариев за то, что те не умеют овеществлять идеи до состояния вещей, которыми можно пользоваться. Как кажется технарям, сами вещи, созданные ими, являются доказательством их правоты. Им невдомёк, что для времени нет вещественности и невещественности, и оно смывает всю информацию в виде вещей, символов или образов, не останавливаясь ни на мгновенье, неизбежно и окончательно. Ну, так кто умнее? Технари, которые считают существование набором твёрдых предметов, или гуманитарии, которые считают существование текучим?






Внешнее и внутреннее — это двойственность, само внешнее и есть внутреннее.
Даже частица глубинного состояния не является объектом для понимания.
Существование — просто имя, и причина его — ложные взгляды:
Так оказываются отделены от равенства созерцания.

это Тантра Дзогчен "Царь всетворящий"(Кунджед Гьялпо)

Когда перестаёшь себя узнавать, тогда исчезает внутреннее. Когда исчезает внутреннее, тогда исчезает внешнее. Незачем внутреннему присваивать нерождённое, когда само внутреннее является воплощением нерождённого.






- «Вот, у меня было, а теперь не получается». Это принципиально неверная позиция. Безосновная прозрачность является бульоном, в котором находятся ограниченные формы. Если ваше внимание втянулось в образ, то неправомерно по случившемуся факту судить об общей эволюции восприятия. Оценочные образы и движения мышления внутри них никак не равноценны основе, из которой они воплощаются. Внимание привыкло зауживаться до формы луча. Ну и что? Сам этот установленный факт является напоминанием о данной привычке.
В небе не за что уцепиться, поэтому луч внимания упирается в малейшее замеченное облачко. Вытаскиваете из него внимание, и давайте происходить всему, что происходит. Тогда облака поплывут по небу, и это не будет считаться страшным провалом или достижением.
«Не ищите выхода из ситуации», как сказал Лонгченпа.




Это просто. Если вам не нравится какое-то чувство, выключите образ объекта, к которому вы питаете данное чувство. Нет фантазий – нечему подпитывать чувство.




Некоторые говорят, что благодаря изначальной засекреченности учений, их таинства не раскрываются непонимающим людям, и ошибка разглашения отсутствует, если те не теряют веры. Они говорят, что это подобно разговорам с птицами и прочими животными. Так бредить могут только идиоты.

от обычных людей эти учения должны скрываться ещё больше, иначе исчезнет их благословение и эффективность со всеми вытекающими последствиями и наказаниями со стороны Защитников.
Что касается оправданности утаения, то мы скрываем учения не потому, что они плохие. Они должны утаиваться, и в этом нет ничего предосудительного, потому что таким образом мы предотвращаем унижение величия Дхармы и накопление (негативной) кармы теми, кто (может его унизить).

Лонгченпа

Реальная нереальная истина объемлет всё. Страх наказания охранителями показывает разорванность восприятия на нирвану и сансару. Желание увильнуть и выгадать говорят об отсутствии равности и неприятии таковости. Значит, я такой же идиот. Подтверждено моим опытом, что высказанные мной ключевые моменты вообще не были замечены.



Процитировано 1 раз
Понравилось: 3 пользователям

Без заголовка

Среда, 03 Июня 2020 г. 23:15 + в цитатник
Рамалинга всю жизнь говорил и писал о Милости Божьей, и, в результате, исчез во вспышке света. О чём это говорит? О правильном непонимании, которое дало возможность непреднамеренно реализоваться природе явлений.
Немыслимым образом свобода воли и фатум слиты воедино потому, что ничего никогда не разделялось.




Взгляд одновременно вовне и внутрь без оценок убирает внешнее и внутреннее, делая их видимостью того, из чего проявляется всё. Но это не взгляд действия: в нём нет направления, и каждая проявленность уравновешивается всеми остальными проявлениями, живущими сами по себе. В этом равновесии нет центра, поэтому и возможно такое многомерное равновесие в динамике. Всё невесомо, потому, что ничто ни на что не давит. Прежде всего, это не давит на восприятие, и во всех движениях сознание осознаёт себя через формы, которые являются воплощением его самого.




Когда уничтожишь внутреннее неузнаванием, тогда само исчезнет внешне и останется одно, выглядящее как внутреннее и внешнее.





«Глаз не может увидеть себя», поэтому можно сказать, что любое движение – это движение себя или движение собой. Как сказал Лонгченпа: «Поэтому в этот же самый миг узришь всю проявленность познаваемого и никогда уже вновь не будет сансары».






Некоторые тексты говорят о высшем измерении. Другие – о естественном состоянии, частью которого является бытовое восприятие. Причём, это встречается в одних и тех же трудах. Почему? Потому, что высшее измерение не похоже на бытовое восприятие так же, как экран телевизора не похож на фильм, который транслируется на экране. Фильм неотделим от экрана, и, если изменить взгляд, то можно видеть и фильм, и экран, на котором всё происходит.






В тексте Дзогчен говорится: «Препятствия бывают двух видов: кармические и познавательные. Неспособность меня увидеть — кармическое препятствие, неспособность узнать — познавательное. Поскольку все воспринимаемые явления — природа ума чистого и совершенного, не знать меня и не узнавать — два вида препятствий; искать чего-то и пытаться достичь — отклонение».
Кармические препятствия – только препятствия. Значит, традицию Дзогчен нужно заменить традицией Махамудры Гампопы. По данной традиции есть прекрасная книга Даниэла Брауна «Указывая великий путь». Итог в ней такой же, как и в традиции Дзогчен.






Оценки - динамика безоценочности. Не было бы заблуждающихся определений, не было бы проявлений изначального. Заблуждения - это часть истины. Они себя проявляют в форме фрагментированного ума. В любом ограниченном восприятии присутствует вся безоценочная безбрежность целиком. Когда вам тоскливо, посмотрите на это как на украшение спектакля.




Блок из двух вопросов. 1. Кто оценивает концепции, чувства, образы и ощущения, то есть, все проявления? 2. Кто смотрит на смотрящего? Потом постоянно обновляемся во взгляде, чтобы он не стал концепцией. Делаем это как можно чаще, насколько позволяет психика. Делаем это скользяще без надрыва. Делаем с сердечной теплотой. Всё.




Почему гуру-йога и преданность? Потому, что при этом перестаёшь быть центром мира. Это работает во всех традициях, начиная с христианства. Но, вот дальше, как правило, это становится просто расширением эго вовне. От этого может излечить только любовь потому, что в ней вообще нет центра.




Ничего не существует само по себе. Всё всегда существует в неделимости всего. Стул стоит на полу, пол – часть конструкции, она – на земле, Земля – в космосе, и т. д.
Нельзя остаться в покое, но можно находиться в безусильном изменении. Мало того, что без усилий удерживания и достижения нет страдания, в безусильности ещё есть обновляемость кино, в котором мы участвуем. Говоря бытовым языком, комфорт с бонусами )). Разница в том, что в небытовом восприятии блаженство испытывает не временное существо, а само восприятие как свою характеристику… Хотя… временное существо – тоже ))…




…отсутствие концептуализации трёх сфер субъекта, объекта и действия. Это значит просто растворить ваш ум в естественном состоянии…«Всё, что сделано, всё благо, всё иллюзорно, как волшебство, как сон».

Тукдруб Барче Кюнсел

Просветление не зависит от воли и усердия. Мы чувствуем обман, что всё не так - это и является нашей мотивацией. Наше постоянство – это постоянные попытки стряхнуть то, чего нет. Любовь – самоотдача, и мне сказали: «люби». Никто не говорит, что, когда любишь внешнее и сливаешься с ним, то после слияния с внешним исчезает внутреннее и остаётся одно осознание, которое раньше угадывалось, но не осознавалось. Конечно, можно сказать, что это внутренне, которое не осознавалось, но тогда нужно чётко понимать, что это не то внутреннее, к которому мы привыкли.




Почему последователи разных традиций не понимают друг друга. Это похоже на выяснение отношений физика с химиком. Лекарства создаются, пластиковые дома строятся. Химия – реальный путь изменения мира. Физик ничего этого не умеет, но он может заниматься освещением и создавать АТС, на энергии которых химики могут синтезировать новые вещества.
Это разные этажи взаимодействий с разными действующими законами.
Стремление к истине с позиции личности, души и Духа несопоставимы в принципе.
Например, христиане никогда не поймут буддистов. Помимо разных целей есть разное ощущение реальности. Устрашающие морды буддийских божеств для них однозначно бесы. Да, и, вообще: бесы - все, кто не ангелы, а ангелы – функции с ограниченной свободой. Христианство – реальный путь с реальными плодами, но оно, как подавляющее большинство традиций, является взглядом, осознающей себя формы в мире других форм. Понятие Духа в христианстве не разработано вообще.
Когда с вами говорят на уровне души, вы ничего не сможете сказать в ответ: уровень души прекрасно работает, начиная с экстрасенсов и заканчивая астрологией и йогой.
Истина не деятельна, поэтому ничего не может, как не может фундамент дома. Любые действия проявляются из основы, поэтому любая деятельность, включая ограниченное понимание, является проявлением бескачественной истины.





Причина страданий – привязанность к себе.

Гарчен

Добавлю. Привязываться некому: это заикание одних и тех же оценочных программ, созданных страхом.





Любая концепция - запрет - она имеет границы.





Когда теряется узнавание образа себя, приобретается безграничность или, говоря по-другому, распахнутость. Это не акт отречения: островок узнавания становится частью всеобщего. Взаимодействия, даже поедание, не являются конфликтами, так как меняется только движение узоров проявленного, и в нём ничего не убывает и не прибывает. Когда нет образа себя, некому и не за кого бояться. Каждое движение без страха становится помощью, так как является естественностью, привнесённой в паутину неестественных натяжений взаимодействия существ.





Чем может радовать пустота? Это место нескончаемых обновлений проявленного, у которого нет опоры. Отсутствие опоры и делает возможным движения обновления. Пустоту можно назвать безопорностью.






Вместе с тем, на что смотришь, можно видеть определитель-говорилку того, на что смотришь. Он такой же объект, как и всё остальное. Если это происходит, то объекты могут исчезнуть, так как становится видно, что всё является восприятием. Тогда остаётся сам взгляд, и он не направлен ни на что. Всё воплощается так, как воплощается. Это всё, что можно сказать.





Привычка получать удовольствия от мыслительного процесса основана на страхе небытия. Мышление – страховка от несуществования. В таком виде, как мы о себе думаем, нас не существует, но есть существование в другом виде. Основа существует в любых формах, и, поэтому, одно не хуже другого. Но для нас отчуждённое ограниченное существование – это страдания. Не будет проявляться одно, так будет проявляться другое, поэтому менять что-то на что-то бессмысленно. Тем не менее, увидеть наш способ существования как привычку является необходимостью.






Если на правду наложить правду, то это станет ложью потому, что ничего не повторяется. В этом взгляде старт, путь и финиш присутствуют без развёрнутости в линейность. В этом торжество основы.







Если ты знаешь(shes na), что Дхарматой является природа самого понимания(rtog pa de nyid),
Это значит, что нет какого-либо внешнего Дхармадхату(Пространства явлений) для медитации.

Лонгченпа

Хочу добавить, что, если нет внешнего, то нет и внутреннего, а есть только природа осознания.








В любви нет желания.

Вот, что никто никогда не говорил, и что мной не отслеживалось. Это благодать осознающей бесцентровости.






Уже говорил об этом, но хочется сказать ещё раз.
Пустота и небытие, увиденные сами по себе – это неполное, зауженное восприятие. Почему? Потому, что основа не может не воплощать себя в форме. Форма ничего не прибавляет к основе, так как размеры – это придуманные в смоделированном мире человеческого восприятия величины для отдельного выживания человека. Размеры – ориентиры для выживания. Вне человека размеров не существует. Большое равно малому, и последовательное равно одновременному. Категории такие же формы, как и предметы. Зачем говорю такие сложности? Всё благо является воплощенностью основы. Оно только присваивается людьми себе. Если видеть небытие без любви, то это означает туннельное неполное восприятие.
Пустота ничего не добавляет к любви. Любовь ничего не добавляет к пустоте. Вне размеров ничего ни к чему не прибавляется. Безразмерная основа существует таким способом. Почему не другим? Потому, что в этом способе есть всё.





Неправильное – воплощение правильного. Такое понимание не повод для тупости и лени. Когда себя отдаёшь окружающему без остатка, то нет необходимости в правильности потому, что некому быть неуязвимым.





На экране компьютера мы видим буквы и фото. Знаки букв мы связываем в слова, а слова связываем в смысл. Данное осмысление является проявлением работы сознания, а сознание является развёрнутостью изначального. Рассудочная деятельность тоже является проявлениями природы. Если мы не будем всматриваться и вчитываться в изображение монитора, то картина, которую можно осознать определённым образом, останется.
Но, можно вчитываться, всматриваться и видеть, что это всего лишь картинка.
Когда мы идём по улице, можно узнавать смысл проявлений мышления и одновременно видеть, что это только проявления. Одно не противоречит другому, и является ненаправленным проявлением изначального. Это всеобъемлющность без границ







Собственно, «я» - ограничения. Как хлопает по грунту оторванная часть покрышки при движении машины, так рубцы прошлой боли диктуют повторяющееся мировоззрение. При ограниченном наборе защитных реакций бег по кругу неизбежен. Вселенское Я придумано: оно - вынесенная вовне иллюзия личного я. Узнать можно только то, что уже было. Только повторения дают самоотождествление. Это очень важно понять. В повторениях мы всегда старые и всегда опаздывающие. Почему? Потому, что мы являемся конструкциями из прошлых заработанных болей. Данные конструкции не имеют отношения к текущему моменту. Внимание – сознание этих искусственных построений. Оно неестественно, ограничено и, поэтому, неизбежно оторвано от всеобщего осознания. Я – пробка беспредельности, созданная из повторений.
Но сами повторения – придуманная величина – их не существует. Таким образом, я – сама беспредельность в форме ограниченности.




Для того, чтобы понять, каков раскол в собственной голове, можно привести такой пример. Буддисты считают, что объективная реальность – это групповая субъективность существ с похожими кармическими загрязнениями восприятия. Исходя из этого, вера – уверенность в том, что, когда протянешь руку за ложкой, то в руке окажется ложка. Вот на таких очевидностях строится наука, которая закрепляет веру-уверенность в качестве объективной реальности. Можно допустить, что, достаточно всей планете принять одновременно галлюциноген, и объективная реальность изменится. Именно такое мироустройство предполагает просветление, иначе всё было бы качественно неизменно.





Препятствия реальны тогда, когда мы их считаем реальными. Вот эту, навязанную цивилизацией позицию, и надо увидеть как игру.





Воля – проталкивание своего, то есть, усилия. Страх – избегание – усилие. Злоба - агрессивная реакция страха – уничтожение мешающего. Усилия – функции отдельного существования.
Фрагментированные куски проявлений изначального узнаются как привычные реакции, когда они воспринимаются сами по себе. Но, когда они вырастают из бескачественного, они обезличиваются, так как некому выгадывать. Повторения – как коряги на течении: за них всё задевает потому, что они являются рубцами боли, которую мы испытали за нашу жизнь, и причиняют боль, что бы о них не задевало. Но боль мы получили, исходя из всё той же неполной осознанности. Отдельность рождает боль – боль рождает отдельность. В данном процессе нет первичного и вторичного: это, как разговор о курице и яйце. Дело не в неправильных реакциях, а во фрагментированности восприятия. Если нет фрагментированности, то повторения и импровизация начинают восприниматься на-равных, так как нечем мерить ущербность и победоносность реакций. В фейерверке нет плохих и хороших цветов – радует всё. Это безусильное существование.






В практике некогда жалеть. В бескачественную основу проваливается всё проявленное без исключения. Даже родные сожаления и неполноценность. ))






В беспредельности не с кем воевать, поэтому беспредельность воспринимается, как уютная квартира. Если вы ощущаете опустошённость, безжалостность и механистичность иллюзий, значит у вас неполное видение: вы не воспринимаете нечеловеческий элемент под названием «любовь».






В предельных учениях говорится о том, что всё является проекциями природы ума. Соответственно, делаются выводы о том, что внешнее является проекцией внутреннего. Вот, мы проведём вниманием по нужным каналам… вот, мы понаблюдаем за дыханием… Внутреннее – такая же чушь, как и внешнее: оно обусловненно самоузнаванием повторений самих себя. Очередные построения. Существует внешнее, которое мы присваиваем себе в качестве внутреннего со всеми каналами. Всё. «Лишь двинулся — и уже знает себя - изначальный Самантабхадра — Извечно свободная Основа». Лонгченпа. Вот это по-делу.






Когда мы делаем правильно - мы в бескачественном. Когда мы делаем неправильно - мы в бескачественном. Это невозможно найти, но это всё, из чего мы состоим. Из этого невозможно выйти. Это невозможно сделать объектом и подчинить.
Личность ищет конфликты для того, чтобы проявления основы приписать себе как свои решения. Но это тоже в скрытом виде проявления основы. Даже тут не с кем воевать.. Как можно воевать с тем, чего нет? Это только взгляды взгляда без направления.






Только что прорубило, когда примерил на себя буквально.

Махаяна долдонит о том, чтобы видеть все живые существа как своих родителей.
Так ведь это любовь!





Любовь – нечеловеческий аспект основы. На фоне данного аспекта, чувства, как лучи, проявляют нечеловечесую основу всего. Наше непонимание этого фиксирует внимание на вторичных проявлениях источника, и мы видим появления чувств в отрыве от их основы. В результате, вместо музыки и фейерверков мы находимся в напряжении недостигнутых целей, которые придумывают чувства. Если отдавать себя пространству, то чувства из инструментов захвата станут инструментами игры.




Предельная открытость – это условность границ. Максимальная открытость принимает я, не-я, все ошибки и правильности как условия игры. Она есть, но её нет. Всё реально, но так, как реален временный мираж. Только максимальное добровольное приятие позволяет уйти за проявленности: иначе мы будем биться о придуманные стены.






Когда находишься внутри раздражения, зависти или тоски, то отвернись от объекта, вызывающего данные чувства, и посмотри на внеконцептуальную основу, из которой растёт эта форма движения. В основе нет центра. Она свободна проявлять любые движения. Но мы вновь и вновь представляем один и тот же объект, и вновь и вновь бьёмся в него лбом. Завидное упорство ))…






Пример. Я в подростковом возрасте, сосны, красота заката. Я не могу с ней слиться. Что не так? Есть ещё одно: бескачественное проявляет себя в виде меня и красоты заката. Мы уже слиты. Когда нет центра, тогда нет попыток преодоления, делающих реальной двойственность.





В чём совпадают религии с предельными учениями? Творить добро, не выпендриваться и не делать зла. Почему? Чтобы заслужить? Нет, совпадают не поэтому. Это происходит потому, что некоторые проявления нечеловеческого мы ограничиваем и присваиваем себе в качестве человеческих проявлений. Нечеловеческие проявления становятся загрязнёнными, но всё равно несут свой потенциал. Если, волей случая, мы попадаем в резонанс с изначальным в данных проявлениях, то автоматически становимся самим изначальным. Если при этом выбросить из головы догматические ограничения, то приверженец любой религии сможет оказаться в основе. К сожалению, история мистического опыта говорит о том, что вера в буквы создаёт искажающие интерпретации происходящего.




Личностная оболочка реагирует, но под ней нет центра. К этому можно больше ничего не прибавлять.




Если бы в нас не было изначальной чистоты, мы бы никогда не увидели свои омрачения. Грязью грязь не смывается. Чистота не нуждается в правильности: она нуждается в отсутствии построений.




Наши чувства мы считаем естественными реакциями на происходящее. Это не так. Мы их переняли в детстве, и они вошли в привычку. При других обстоятельствах воспитания мы могли бы реагировать по-другому. Наши чувства – только вариант. Зачем это понимать? Чувства неестественны, но это данность: другой вариант будет тоже не более естественен. Это невозможно исправить. Такое понимание становится меткой, когда мы неосознанно оказываемся внутри объёмов чувств, которые нас уносят в виртуальный мир.


Из "Четыре слога"

— "подобно солнцу, не сокрытому облаками, пребывай в свободном состоянии, отпустив сознание к шести объектам чувств";

Но это же и есть самоотдача.





Просветлённые говорят об уме свободном от цепляния за все, что бы то ни было. Это невозможно, пока есть образ себя. Образ себя не цепляние, а неразжимание хватки сформированной генами и первым периодом жизни. Мы не помним, как схватили, поэтому не осознаём, что можно отпустить. Пока есть структурные склейки, мы будем отдельными от мира. В данном случае, вера в виде уверенности должна потерять направленность и склеенность, тогда свободные элементы природы проявятся сами собой.






Благодать и благословенность – это не награда за действия. Наша природа непередаваема. Буддисты говорят о нераздельности пустоты, сострадания и блаженства. Это что-то объясняет? Раз нет точных определений, почему бы её не назвать благодатью и благословенностью? Ассоциации данных понятий нами ощущаются лучше формальных переводов. Любовь и материнское тепло не являются человеческими проявлениями: они только могут проявляться через людей. А могут проявляться напрямую. Неиллюзорная природа не угрожает, поэтому применимы вышеперечисленные термины. Данные состояния ненадуманны: они выражают собой непроявленную часть.





В беспредельности нет выборочности, и, соответственно, логических цепочек. Как бы не хотел рассудок, их нет даже в скрытом состоянии. Направлений тоже нет, и всё происходит сразу. Данный факт обескураживает рассудок, и ум не знает за что цепляться. Склейки, из которых состоит рассудок, распадаются на фрагменты и оказываются пузырьками проявленности. Ничего ни с чем не связано, и в этом настоящая свобода от концепций, то есть от интерпретаций действительности.






Состояние открытой завершённости не нуждается ни в чём так же, как ни в чём не нуждается оргазм.
В каждом миллиметре тысячи мам.
В каждом моменте тысячи поддерживающих рук.
Образы жизни и смерти лишены противоречий, поэтому не от чего прятаться.
Быть на гребне волны не означает находиться в ожидании падения.
Это тонкое благословение никогда не скрывается.





На воспоминании рассудок заканчивается. Сличение мешает оказаться там, где надо. Нужно оказаться в том, что было до расщепления восприятия, а это, скорее, замирание, чем деятельность. На уровне восприятия можно сказать, что нужно заменить правильность открытостью, блаженством и самозабытьем. Это можно назвать благословенностью, когда всё - Оно. (но не объект)





Увидеть оценщика в себе как безоценочные проявления означает снять двойственность. Пусть оценки будут, но это только форма в виде оценок, а самих оценок нет.





В реальности прошлое за каждым отсекается ежемоментно и окончательно. Вот в чём безопорность. Но мы от ужаса предпочитаем плавать в иллюзиях протяжённости.







То, что мне когда-то было сказано и показано

1. всё – игра. Искреннее не означает серьёзное.
2. ничего невозможно переиграть (это важно как отсутствие хвостов во времени)
3. ни добро, ни зло не имеют значения: рано или поздно отработаешь любой поступок.
4. правильно задавай вопросы.
5. действуй целиком, целостно. Не расщепляйся на варианты.
6. ощущай другого как себя.
7. тебе никто не может помочь, даже если хочет этого (ограничил себя ты сам).
8. не разрушив старое уложение, нельзя прийти к новому.
9. сансара (жизнь) – разные степени напряжений: я – не ты, не всё, не другое, не разное одновременно, не отсутствие. Напряжение от неестественности присутствия ограниченного «я».
10. ОНО не уходило. (вот это – гармоничная любовь)







Если толкнуть каталку или тележку, то сначала будет ощущаться сопротивление и потом оно исчезнет. Это непреднамеренное сопротивление обусловлено законами физики.
Вот таким непреднамеренным сопротивлением является вся наша жизнь. Только, вместо физики работает неосознанность. Мы всегда в состоянии осознанного или неосознанного сопротивления. Это нужно увидеть очень ясно. Почему? Потому, что это даёт двойственность. Мы можем расколоться лишь в себе – снаружи только обстоятельства. Мы – образ, который несёт образы, а это память, то есть отставание. Образы – проявления изначального, поэтому дело не в образах, а в узнавании части их как себя. Вот это застывшее и сопротивляется естественному течению бытия. Удерживанием знакомого в себе мы сопротивляемся тому, что есть (или нет) )).






Самоотдача должна быть не человеку-личности, а пространству, в которое входят люди-личности. Тогда, как говорят буддисты, созерцатель начинает видеть пустые формы, функционирующие характерным для них образом. Самоотдача человеку – это увязание в сфере его ограниченности. В самоотдаче человеку должна быть ещё сфера самоотдачи за пределами личности.





Любовь – полное отсутствие сопротивления, как у пушинки на ветру. Не мораль и не этика, а нечеловеческое движение по моментам времени. В любви вообще нет ничего человеческого. Это путь возрастания степеней лёгкости. Но в ней есть тепло матери без самой матери как объекта ограничения. Это тепло от того, что всё так, как и должно быть.







Внутреннее – отчуждённость ото всего.
Внешнее – непонятные объекты.
Наблюдатель не даёт объединиться.
С какого бы конца ни взялся - везде фрагментированность.
Застрелиться или повеситься?
Плюнуть на всё.
Внутреннее, внешнее, наблюдатель, обрывки воспоминаний и фантазий – всё сделано из одного и того же. Принятие – это любовь. Начинайте с самоотдачи – и всё получится.





Никак не удаётся донести словами…. Бескомпромиссный всё принимающий взгляд. В русском языке «бескомпромиссный» и «всё принимающий» противоречат друг другу по смыслу. Но внятней, пока, сказать об этом не могу. Это похоже на внутреннее самоубийство, но и это не вся правда – исчезает только отдельность.





Ум не знает, за что хвататься, когда ничего не хочешь, и нет желания напрягаться в надумывании фантазий. Достаточно не давать отупению застилать ясность восприятия. Как?
Любовь - изначальная осознающая сила, на которую люди навесили ограничения. Когда внимание "вываливается" в наши проекции, которые воспринимаются внешним миром, наше внутреннее сливается со своими же внешними проекциями окружающего мира, и всё становится единым проявлением изначального. Достаточно без разбора присутствовать во всем, что проявляется вовне и внутри. Внутреннего-то тоже не существует, так как мы сделаны из того же, что и всё остальное. Внутреннее – это отчуждение. Фразы учителей про истину внутри имеют относительный смысл: нет ни внутреннего, ни внешнего. Есть проекции проекций, и они реальны.






Любые наши действия связывают реальность в кластеры и не дают свободно проявлять себя реальности. Это происходит от того, что у нас есть цель для каждого действия, которая исключает осознание, не касающееся данной цели. Когда мы не имеем образа себя, то те же действия становятся воплощением природы в нашем лице.





Смотри, принимающим всё, прямым взглядом на деятельность личности, чтобы ничто не могло спрятаться от взгляда. Приятие пристального взгляда не даёт увильнуть чему бы то ни было в зону неосознанности. Нет ничего, кроме восприятия, поэтому есть только ложь, которая является правдой. Дай этому играть. Будь этим.





Омраченность полноценна мучениями и ограниченностью. Просветленность - гармонией. Все формы существования полноценны. Проявление в себе изначальной любви даёт ровное восприятие любых проявлений, которые не нуждаются в исправлении. В этом изначальная завершенность существования во всеобщей гармонии.
Не убегайте от двойственности. Любите её так же, как недвойственность, тогда мир станет полным, беспредельным, завершенным и прозрачно осознанным. В любви нет личного.




Если мы не в видении, то всё осознанное превращается в воспоминание, то есть, в концепцию. Например, если принимаешь концепцию того, что всё является проявлением истины, а видения этого нет, то теряется решительность действий и появляется вялость. Не считайте понимание эволюцией. Это помеха.




Лучше умереть в красоте, чем в бреду и боли. Одного такого понимания достаточно для того, чтобы работать над просветлением. Не наслаждайтесь глубиной фраз. Действуйте.






Недвойственность – видение того, что видящий двойственность сам является иллюзией, которая видит иллюзию. В этом смысле, двойственность правомерна. Видимость видит иллюзию. Это двойственность и недвойственность в одно и то же время. Природа одного и другого одна.





Сознание слиплось в тело, и, в результате, появился каждый из нас со всеми функциями существования: мыслями, чувствами, ощущениями и моделированием всего, на основании их восприятия. Нам не нравятся мучения, ущербность и тщета. Но, кому – нам? Наши препятствия – это и есть инструменты освобождения. Нет ничего, кроме проявлений. Так, от чего, тогда, надо избавляться? Первое же исследование покажет, что любая краска самовыражения начинается с прозрачности. Беспредельность себя украсила нашей ограниченностью. Находитесь в месте, где происходит данный процесс становления беспредельности в форму ограниченности.






Шутка мироздания в том, что использовать можно даже гордыню, которая является подменой общего частным. Если вы героически воодушевлены, посмотрите, где границы вашего воодушевления. Когда границы исчезнут, то от вас ничего не остаётся, кроме воодушевления. ))





Электричество не хочет светить, двигать, греть и убивать. Взгляд не хочет оценивать, судить, стремиться и убегать. Взгляд внутри концепций не является концепциями – он приобретает их форму. Будьте прозрачным взглядом в любой форме.




Наше внимание привычно находится в конце мыслительного процесса, и мы реагируем на оценки, вынесенные в сознание мыслями. Таким образом, всё наше поведение основано на вере в интерпретации, предложенные ими. Если смотреть на место появления мыслей, они становятся не тем, чем были раньше: в неразвёрнутом состоянии они просто импульсы проявлений. Нам не надо никуда ходить для того, чтобы найти источник сознания. Всё при нас. И не придется ничему верить. Появится свободный взгляд прямого видения. Это же так просто.





Помните, в детстве нам говорили: «поставь себя на его место». Любовь – автоматическое нахождение на месте всех и всего без выбора. Такое вот сознание без центра.




С позиции всеобщего, индивидуальность похожа на северное сияние: чарующие переливы цветов и отсутствие основы. Невозможно найти то, чего нет, но, которое реально.




Наша задача: расщепить внешне-внутренний мир на элементы. Как говорят субъективисты, на данном этапе, мы имеем кармическое или загрязнённое восприятие. То есть, молекулы – это не сцепленные части, а наша интерпретация неизвестно чего в виде сцепленных друг с другом частей. Возможно, это наши склейки восприятия, которые становятся внешними образами, в данном случае, атомов, сцепленных в цепочки.
Зачем я об этом заговорил? Будда сказал, что всё составное разрушится. Принимая мир как некие связки, мы можем считать себя свободными от концепций и думать, что принимаем мир таким, какой он есть. Это самообман. Мир, такой, каким он является, не имеет ничего общего с бытовым восприятием. Часть реального мира выглядит так, как мы это воспринимаем, на этом «так, как есть» заканчивается. Для того, чтобы увидеть «так, как есть» по-настоящему, нужно снять свои ограничения. А это – работа. Например, чтобы выключить усилия, нужно исчерпать накат всей жизни и сменить арсенал инструментов восприятия. Если мы не являемся самой природой вещей, то делать выводы о пройденном пути – самонадеянно.





Почему страшно быть свободным? Потому, что ограниченность, которой мы являемся, должна умереть. Отсюда следует, что мы хотим улучшений, а не нового качества. Отсюда же следует, что мы для себя являемся главным мешающим фактором оказаться на свободе. Ещё, отсюда же следует, что брать себя в союзники так же глупо, как брать в этом деле в союзники кого-то ещё. Любовь не имеет центра, поэтому любить себя наравне с другими является универсальным средством просветления.






Чистота в самом действии, а не в его принятии и отвержении.
Если способность и проявленность видятся по-разному, то это двойственность. Потенциальность и воплощённость – это одно.

Автор забыт. Возможно, и я.






В практике есть очень важный момент. Получилось что-нибудь или нет, всё это тут же отрезается и оставляется в прошлом. Вместо того, чтобы кутаться, мы постоянно сбрасываем одежду на ветру и остаёмся голыми. Мы распахнуты перед смертью и неизвестностью. Совершённые правильные действия так же остаются в прошлом, как и не правильные. Мы сами у себя выбиваем опору и даём себя нести происходящему, не фиксируя свои достижения. Честность перед собой заключается в том, что мы находимся всегда в настоящем моменте, а не в заслугах. Страховки нет и не может быть: она не предусмотрена мирозданием. ))





Ущербность растворяется в полноте, когда допускается возможность полноты в текущем моменте. Когда напряжения тают в бесцветности, теплота осознающей гармонии развязывает узлы напряжений, вызывая блаженство.





Ограниченное самоузнавание замещается бесцентровым пребыванием. Разделение объектов не устраняет единства. Существование не нуждается ни в чьей помощи. Усилия надуманы.




Не вмешивайся в мышление. Дай ему опустеть с потерей своих границ.





Когда ум цепляется за себя, тогда он не видит совершенство. Но не то совершенство, которое ему представляется, а то, которое есть и было до того, как он стал мыслить.






«Я» - самоиндификация или самоузнавание. «Я» не может перестать узнавать себя именно потому, что это сам механизм самоузнавания. Интеллектуальное принятие отсутствия «я» является сменой одной концепции на другую. Поиск и дальнейшее ненахождение тоже ничего не меняет, так как поиск ведёт само «я», и оно начинает верить в то, что «я» не существует.
Что такое самоузнавание? Линейное внимание и выборочность фиксации на одних и тех же проявлениях за счёт всего остального. Значит, отсутствие «я» - отсутствие линейности, фиксированности и присваивания. Как можно выйти сознанию из этого механизма? Отсутствием предпочтений и достижений. Что является в человеке аспектом изначального? Любовь и соучастие. Значит, в самоотдаче пространству для отключения «я» нужно активизировать любовь и соучастие как активности замещающие предпочтения и достижения. Нечеловеческое вбирает в себя человеческое и нечеловеческое, поэтому показывает «я» как реальность недоразумения.



Ясность, яркость, законченность, абсолютная красота не существуют порознь. Данное проявление не имеет носителей и ни к чему не прилагается. Оно обычно обозначается термином «любовь», и является способом существования дорождённого. Отсутствие носителей первичного называется свободой, распахнутостью или пустотой.




Для природы вещей не существует нашей ограниченности и отдельности с нашим надуманным «я». Возможно, если бы каждый лист дерева осознавал бы себя отдельным, то его бы постоянно тошнило от трепетания на ветру. Волны трепещущих листьев, вызванные ветром, колеблют крону, и эти узоры являют собой биение жизни.



Тонкий момент. "Я" как то, чего нет, как воплощение изначального, имеет право существовать в нашем мироописании. Вместо того, чтобы с ним бороться, достаточно видеть его бесцентровость. Пустота "я" не мешает пребывать в основе. Мы же не считаем мысли застывшими предметами, почему мы должны считать таким своё я?




Что такое быть вне времени и пространства? Быть в доразвёрнутом состоянии. Существует ли точка доразвёрнутого состояния? Нет. Это то, чего нет. Тогда, вообще, о чем разговор? Доразвёрнутость не имеет качеств, поэтому не имеет границ. Она проявляется во всех формах без исключения и не имеет центра. Когда мы не отрываем вниманием проявления от их корня, тогда мы находимся в доразвёрнутости. Когда самоузнаваемость "я" только видимость, тогда эта пустая видимость является воплощением доразвернутого состояния. Доразвёрнутость не может не воплощаться: это её способ существования. Всё проще, чем кажется.




Сансара началась тогда, когда проявленные формы начали тиражировать себя генными и виртуальными способами в неповторяющемся мире. Из этого следует то, что тиражируемые части беспредельности являются самой беспредельностью, но не видят этого. Поиск правильных действий осуществляется способами характерными для каждой формы и только закрепляет раскол между действительностью и отдельным существованием осознающих существ.
Всё неправильное правильно как проявления беспредельности, и нужен процесс обратный убеганию из данности к цели, то есть, принятие и согревание происходящего любовью. Любовь обеспечивает растворение неосознанного отторжения и приводит к полной идентичности с источником, каковым мы и являемся.




Неподвижное сознание без оценок не даёт ограничить себя вниманию до исключения частей. Наблюдайте не за мыслительным процессом, а за лучеобразным вниманием. Именно оно захватывается оценочными объемами мыслей.





Отсутствие фиксированности на чём-либо - это не разбросанность в мыслях. Внимание, скачущее по одним и тем же фразам, мелодиям и картинкам, мечется внутри бытового бормотания индивидуальности. Это лучи внимания, а не отсутствие фиксированности. Когда замечается всё вовне и внутри единым осознанием, и в этом нет предпочтений, тогда мы позволяем существовать бытию естественным для него образом без искажений от наших оценок. Без нашего согласия на смерть мы не сможем не цепляться. Но при искреннем согласии мы начинаем видеть, что жили не мы, а некое образование, которое мы считали собой. Когда распадается искусственный образ себя, тогда исчезает напряжение, удерживающее части в едином образе. Это блаженство естественности.






Неполнота восприятия происходит потому, что мы считаем соучастие и любовь человеческими качествами, а не первичными проявлениями изначального. Данные качества позволяют снять фиксированность внимания с эго и увидеть, что мы и изначальное это одно и то же. Конечно, теоретическое понимание без самоотдачи себя пространству изменить ничего не может.








Ревность

мой ответ клиенту

(с ревностью) Бороться не надо. Ревность - это собственничество. Вы живое присваиваете себе в качестве неживого - вещи.
Вы привыкли быть сами с собой в центре мира. " Я хочу", " мне скучно". А тут вы не можете повлиять на ход событий. Они идут своим чередом так, как будто бы вы умерли.
Присваивание себе всего, что можно присвоить, и попытки всегда быть в центре внимания - это попытки спрятаться от смерти. Быть материальной и реальной. Вам нужно разбираться не с другими, а со страхом небытия и временности всего.

Начинайте любить окружающее. Всё временно и не повторится. Тратьте время не на сериалы, а на прогулки. Будьте, как в музее или театре. Что-то приходит, что-то уходит. Сцены в пьесе меняются. Даже скандальные события неповторимы.
Всё имеет уникальную ценность. Всё не имеет никакой цены, так как не может быть удержано.
Тогда вы начнёте видеть всю жизнь целиком, а не выделять частности, зачёркивая для себя всё остальное.






Личность – узнавание концепциями себя. В отпечатках опыта проявляется сознание, так как ему больше не в чем проявляться. Но отпечатки не являются чем-то инородным, в котором проявляется сознание. Это, как в оттепель вода на льду: разные агрегатные состояния одного и того же. Из этого следует, что самые правильные объяснения не могут быть правильными, так как являются старым неполным опытом. Но все они правильные как бессмысленные проявления изначального. Из этого же следует, что «я» - тиражирование в движении одних и тех же отпечатков, и узнавание себя – это всегда частный концептуальный случай, обусловленный ситуациями. Мы, как река в ледоход, опираемся на льдины и не замечаем бескачественную воду. Даже не мы, а льдины, которые замечают другие льдины.



Смех - неприятие логики и идей, которые мы присвоили себе. Это снятие ложных опор. Смех - сама жизненность, не нуждающаяся в подтверждении со стороны рассудка.



Напряжение - форма дорожденного. Оно - сочетание сигналов датчиков и не существует вне нас. То есть, есть совокупность восприятия, которое мы считаем напряжением. Нам некомфортно. Это истощает. Но оно возможно только по отношению к объектам прошлого, настоящего и будущего. Само наличие объектов даёт такую форму существования. Напряжение - форма расколотого видения. Когда всё вырастает из одного корня, тогда всё становится игрой. Мысль не нова, но мы об этом постоянно забываем.



Само по себе изначальное не имеет протяженности и развернутости и, поэтому, любой мотивчик и повторяющийся фрагмент истории в голове является им целиком. Мелодия - это оно целиком, образ на фоне мелодии - тоже оно целиком. И то, что вне данных проявлений - тоже. Во всех наших движениях оно воплощается целиком. Оно не соответствует нашей математике и соотношению частей. Это говорит о том, что в нас нет неполноценных (не полных) процессов. Такое восприятие даёт понимание, что не за чем гнаться, и, что бы ни произошло, оно не является объектом, так как изначальное никогда не дробится на части, а присутствует в каждой части в неизменном виде полностью. Мы постоянно в нем, и мы - оно само. Как говорят в дзогчене: " вода вливается в воду". Попробуйте в таком восприятии полноты в каждой частности, которая собой выражает изначальное, стать омраченным.



Потенциальность всегда здесь: иначе мы бы навсегда застыли в неизменном кадре. Её нельзя найти как вещь потому, что мы её не можем потерять. Прекратите смотреть только на то, что движется. Сделайте зрение частью большего восприятия, тогда внешние и внутренние проявления станут просто проявлениями, и мир – интерактивным музеем под открытым небом.



Распахнутость невозможно приобрести или потерять. Внутри неё мы создали границы, и она стала казаться объектом. Наши напряжения - это напряжения границ. Как стать открытым? Перестать считать наши границы началом пути. Границы – не начало и не окончание – это середина, в которой мы увязли, поэтому начало уже является окончанием. Лишите омрачения оправданий существования, и останется непридуманное.





Адвайта призывает не верить концепциям, но, благодаря им, мы выживаем. Есть состояния, когда концепции на столько не имеют значения, что можно позволить быть чему угодно.




Когда не веришь оценкам, приходит лёгкость. Даже оценкам тела. Обычно, мы носим болезнь, как камень, но можно снять границы и полностью выпустить её наружу. Позволить смешиваться формам болезни с безграничными форми мира. Вот это настоящая практика неотвлечения для будущих свершений.
Тренировка в распахнутости, не смотря ни на что, это тренировка в бесстрашии, равности и безмятежности.


Понравилось: 5 пользователям

Без заголовка

Вторник, 11 Февраля 2020 г. 18:21 + в цитатник
Самоосвобождение происходит так, как из стопки посуды на ходу неожиданно выскальзывает и разбивается тарелка.






Собственно, бытовое восприятие имеет границы, созданные из избирательного удерживания. Избирательность искажает и ограничивает беспредельность. Удерживание провоцирует фиксированность внимания на одном и том же. Вместо того, чтобы в повторениях из прошлого искать опору, можно дать себя нести безбрежному течению. В этом опоры нет, но терять нечего потому, что наши опоры привели каждого к сегодняшнему положению вещей. Снятие избирательных удерживаний наш бытовой мир превращает в совершенство, каким он всегда и был до наших фрагментированных фиксаций.





Ушедшие мысли никого не делают пропустившим, уязвимым, неполноценным и обделённым. Что бы ни случилось, бытовая информация, даже мучительная и смертельная, не в состоянии выйти за свой собственный объём. Это сансара, и она может предложить только себя. Когда возникающие мысли вновь и вновь исчезают, то исчезает напряжение, которым они являлись. А вот это уже не сансара.





Когда видишь, что у изначального нет второго, то это значит, что восприятию некого покидать и некуда перетекать. В этом отсутствие конфликта. Такое отсутствие пресекает протяжённость. Отсутствие протяжённости уничтожает корень напряжения.





Не длите мысли и образы думанием. Без удерживания они исчезают так же моментально, как и появляются. Это череда движений без захвата.





Любые абсурдные концепции верны как бессмысленное воплощение беспредельности. Любовь – синоним осознанности, поэтому вместо борьбы позволяет любоваться их ограниченной красотой.





суть

Тонкое высочайшее ажурное блаженство завершённости, которое проявляется само из себя, не нуждается в надрыве достраивания усилиями, но и не становится объективным. Отпущенность.

Когда оказывается, что всё всегда было завершено, наступает полное расслабление из-за невостребованности достройки и поправлений чего бы то ни было.

Быть безмятежным – означает в лёгкости осознавать возобновляющуюся завершённость всего.

Когда оно распускается в видимость, оставаясь неразвёрнутым, это ощущается как тонкое высокое блаженство завершённости. (ничто показывает себя как что-то)

Каждый момент завершён сам в себе внутри себя. Количество моментов беспредельно, поэтому великолепие юной завершённости тоже беспредельно.

Всё всегда происходит, как надо, даже, если видится по-другому.


Высочайшее находится над всем, поэтому оно без соперника на его уровне. Отсюда блаженство отсутствия борьбы. Оно воплощено во всём.






Не верь оценкам, которые несут в себе мысли и образы: в качестве проявлений из небытия они интереснее.






Если у человека нет образца поведения или образца мышления, то данная область познания для него является слепым пятном. Этого направления для человека просто не существует. Почему? Потому, что его сознание целиком находится в личности, а личность целиком является прошлым. Она является аппаратом сличения, и для сличения нет соответствий новым явлениям. Личность бессильна в постижении нового опыта: она может только задним числом приводить неизвестное к известному, обтёсывая его под себя.






Моя личность - ограничение самим собой. Оттого, что, как советуют буддисты, я ищу "я" и нигде его не нахожу, моё самоузнавание не пропадает, то есть, взгляд с позиции защитных реакций прошлого не исчезает. Значит, дело в фиксированности сознания на прошлых напряжениях созданных страхом. Уязвимость - приближение к смерти, а сохранение жизни и познание истины - не одно и то же. Личность - напряжения, а истина - их отсутствие, поэтому пребывание в истине - это отсутствие фиксированности и на чем-либо. В данном состоянии самоузнавание присутствует, как и всё остальное, в виде воплощений безграничности. Таким образом, самоузнавание перестает быть субъектом противоположным остальным объектам, и становиться частью субъективно-обьекивной реальности. Оно перестаёт быть точкой отсчёта, и проявляется естественная бесцентровость.





Последующий момент пресекает предыдущий и обновляет собой всё сущее. Но он тут же пресекается следующем моментом, обновляющим всё.
В этом не за что зацепиться: некогда. Мы существуем в тотальной импровизации, и в этом окончательная свобода от самих себя, позволяющая сосуществовать нашим ограничениям без противоречий с беспредельностью.






Беспредельность себя ограничила до формы контролирующего луча и стала свидетелем. Мучения борьбы за правильность сами по себе являются просто энергией с интерпретацией мучений.
Зачем это говорю. Бороться не с кем, так как контролёр и контролируемое создано из одного и того же вместе с оценками, которые бессмысленны как форма безоценочности.




Если видишь красоту вовне, то это значит, что есть соответствующая этому настройка внутри. Если растворяешься в красоте, то значит, что растворяешься в своем источнике. У источника нет внешнего и внутреннего, поэтому форма красоты приводит к всеобщему изначальному. Такое, вот, чудо.





Когда идём, распущенным вниманием учитываем движения тела. Такое учитывание можно будет приложить ко всему происходящему, даже сказочному и чудесному. Тогда это новое не будет замазываться мыслями и образами. Память - следы неполного осознания, то есть, концептуальный взгляд. Движения тела существуют в текущем моменте, поэтому внимание смещается от концептуальности к происходящему. Это понадобится тогда, когда мыслительный процесс будет предлагать себя для объяснений непривычной реальности. Так же можно относиться и к дыханию.





Распахнутость и пресечение. Для нас открытость – это некая свобода в протяжённом проживании. Но распахнутость до бесшовности между собой и объектами предполагает присутствие в том, что есть. А такая реальность – это безостановочная импровизация. В книгах это не акцентируется. Моменты очень похожи один на другой, но ничего никогда не повторяется. Откуда взяться в такой реальности наплывам прошлого в виде мыслей и образов? Любое мыслительное движение предполагает свой корень, своё возникновение. Взгляд на движение целиком, это, автоматически, и взгляд на момент, из которого проявилось мышление. При распахнутости всего, каждое движение пресекает себя моментом возникновения или «самоосвобождается», как говорят в дзогчене. В таком взгляде движение и пресечение не противоречат друг другу. Парадоксальным образом, это одно и то же.





Не говоря о высших материях, бытовым рассудком можно понять простую вещь: для того, чтобы не было страха смерти при изменении восприятия, надо вывести внимание из фиксированности на своём образе. Какие для этого есть инструменты? Любовь, эмпатия, соучастие, торжество за других. Говоря буддийским языком, «четыре безмерных». Так как наша индивидуальность состоит из надуманных построений, обусловленных верой, то, рано или поздно, с данной конструкцией придётся расстаться. Лучше это сделать в осознанной любви, нежели в животном ужасе.





Гордость – неприятие чужих ограничений и потакание своим. Почему? Это заключение беспредельности в ограниченные рамки. Это всё то же смотрение зауженным лучом внимания на проявления потенциальности, не замечая их прозрачный исток. «Божественная гордость» махаяны подразумевает отсутствие соперников, с которыми нужно бороться и побеждать. Наша же гордость – это отсекание чужого ради своих ограниченностей. Всё наше и не наше уже и так давно отсечено и разбросано по бесцентровости, если искусственно не удерживать что бы то ни было в пучках личности.






В любви совпадают начало и окончание потому, что в ней нечего достигать.





Пусть будет из момента в момент прозрачное внимание шире мыслительного процесса.





Нужна очень тонкая настройка безоценочности для пребывания в изначальном. Провал в исток происходит неожиданно, и нужна наработанная бдительность для того, чтобы не определить основу в качестве основы: иначе произойдёт подмена действительности идеей о действительности. Неправильно будет сказать, что нужно находиться в ожидании сюрпризов, так как ожидание накладывается и блокирует собой текущий момент, в котором всё и происходит. Но, когда происходит изменение восприятия, хорошо бы иметь мужество оказаться в неопределённости.





Правильность ограничивает. Неправильность приводит к войне замкнутых на себе оценок. Из состояния отсутствия всё видится игрой энергий.





Когда пробужденные пытаются передать другим свой взгляд устно или письменно, связки символов, которые являются словами, должны показывать, то, что находится за данными символами. Но для слушателей слова - это просто слова, так как внеобразная реальность для них не является опытом. Для пишущих абсолютно разные связки слов означают одно и то же, но об этом не знают читающие. Им кажется, что описываются разные категории реальности. Но какие категории могут быть там, где нет качества? Для хомо сапиенс это выглядит так, для тараканов - иначе. Относительные образы являются проявлениями неописуемого. Это всё, что можно сказать. Принимать мудрости к сведению – бессмысленно: работает практика, и слова могут только указать относительное направление для работы.





Отречение от мира обычно трактуется, как побег от мира. Сейчас спрячусь, добьюсь, и тогда всем покажу. Можно ли достичь полноты, что-либо вычёркивая? Отречение от мира - это прекращение вовлечённости в субъективные оценки. Если бы у элементарных частиц был рассудок, то они бы переживали душераздирающие трагедии. Разрыв связей, смерть партнёров, собственную смерть. Но, надеюсь, рассудка у них нет. А, что есть? Танец форм, энергия и наши ограниченные интерпретации этого происходящего.
Когда православные и буддийские монахи находятся в своих кельях, они молятся за весь мир. Так как наши оценки являются такими же, как и у других, то достаточно не верить себе и окружающим для того, чтобы быть отрешенными от мира. Тогда, вместо фрагментированной оценочности может появиться тотальная любовь и эмпатия.





Как глаз не может видеть себя, так человек не может вынести суждение о чём-либо, не сделав это объектом. В этом корень двойственности и недвойственности. Присутствие в безоценочности - начало недвойственности. Понимание этого помогает в наблюдении за тем, как оценки создают объекты.





По энергозатратам восприятие двойственности и недвойственности одинаково: в том и другом случае что-то возникает в сознании. Для того, чтобы засечь безоценочную потенциальность придумано много методов. Они сводятся к безоценочной созерцательности, или к бытовой возобновляющейся внимательности по отношению к привычным концепциями любого рода, начиная с названия предметов и заканчивая социальными и мировоззренческими идеями, принятыми на веру.
Сложности начинаются потом. Саму безоценочность личность присваивает себе и выдаёт акт внимательности за очередное узнавание. Лекарство от этого одно – видеть привычное узнавание как уловку эго. Внимание должно быть всегда девственно и юно. В нём не должно присутствовать оценочных расколов узнавания.





Внимание устроено так, что оно наблюдает за движением. Если нужно что-то найти, то начинается процесс вспоминания и сличения, что тоже является движением. Это идёт для предотвращения опасности выживанию. Но в основе нечему двигаться. Наше образное зауженное оценочное восприятие и есть её проявление. Мы не замечаем непроявленность, из которой исходят те или иные оценочные образы в следствии зауженного коридора внимания.
Когда внимание отказывается следовать за проявленностями и останавливается, тогда прямо из его основы начинает раскрываться новое восприятие. И это восприятие не застывшее: в нём также живёт мыслительный процесс, но он уже больше не воспринимается самостоятельной величиной.





Мы - вот это всё - привычки, восприятие с названием " болезнь", наши желания и избегания. Для того, чтобы что-то изменилось, для начала нужно признать, что нет отдельных нас и всего вышеперечисленного. Понимаете? Мы и есть это всё, что нас беспокоит. Мы - само беспокойство. Признание этого делает побег от данности абсурдным. Признаём и работаем: опускаем внимание в исток данных проявлений. В исток самих себя.


Понравилось: 22 пользователям

Без заголовка

Вторник, 21 Января 2020 г. 11:59 + в цитатник
Желания – это зауженные потоки жизненной энергии, лишённые видения бытия без противопоставлений. Но желания – это, так же, сама жизненная энергия в абсолютной проявленности. Можно сказать, что это глупые выражения абсолютного блага. Если не отстранятся от желаний и их не задавливать, то можно увидеть их прозрачную основу, которая к желаниям не имеет никакого отношения.





Мы - вот это всё - привычки, восприятие с названием " болезнь", наши желания и избегания. Для того, чтобы что-то изменилось, для начала нужно признать, что нет отдельных нас и всего вышеперечисленного. Понимаете? Мы и есть это всё, что нас беспокоит. Мы - само беспокойство. Признание этого делает побег от данности абсурдным. Признаём и работаем: опускаем внимание в исток данных проявлений. В исток самих себя.





Внимание устроено так, что оно наблюдает за движением. Если нужно что-то найти, то начинается процесс вспоминания и сличения, что тоже является движением. Это идёт для предотвращения опасности выживанию. Но в основе нечему двигаться. Наше образное зауженное оценочное восприятие и есть её проявление. Мы не замечаем непроявленность, из которой исходят те или иные оценочные образы в следствии зауженного коридора внимания.
Когда внимание отказывается следовать за проявленностями и останавливается, тогда прямо из его основы начинает раскрываться новое восприятие. И это восприятие не застывшее: в нём также живёт мыслительный процесс, но он уже больше не воспринимается самостоятельной величиной.





По энергозатратам восприятие двойственности и недвойственности одинаково: в том и другом случае что-то возникает в сознании. Для того, чтобы засечь безоценочную потенциальность придумано много методов. Они сводятся к безоценочной созерцательности, или к бытовой возобновляющейся внимательности по отношению к привычным концепциями любого рода, начиная с названия предметов и заканчивая социальными и мировоззренческими идеями, принятыми на веру.
Сложности начинаются потом. Саму безоценочность личность присваивает себе и выдаёт акт внимательности за очередное узнавание. Лекарство от этого одно – видеть привычное узнавание как уловку эго. Внимание должно быть всегда девственно и юно. В нём не должно присутствовать оценочных расколов узнавания.





Как глаз не может видеть себя, так человек не может вынести суждение о чём-либо, не сделав это объектом. В этом корень двойственности и недвойственности. Присутствие в безоценочности - начало недвойственности. Понимание этого помогает в наблюдении за тем, как оценки создают объекты.





Отречение от мира обычно трактуется, как побег от мира. Сейчас спрячусь, добьюсь, и тогда всем покажу. Можно ли достичь полноты, что-либо вычёркивая? Отречение от мира - это прекращение вовлечённости в субъективные оценки. Если бы у элементарных частиц был рассудок, то они бы переживали душераздирающие трагедии. Разрыв связей, смерть партнёров, собственную смерть. Но, надеюсь, рассудка у них нет. А, что есть? Танец форм, энергия и наши ограниченные интерпретации этого происходящего.
Когда православные и буддийские монахи находятся в своих кельях, они молятся за весь мир. Так как наши оценки являются такими же, как и у других, то достаточно не верить себе и окружающим для того, чтобы быть отрешенными от мира. Тогда, вместо фрагментированной оценочности может появиться тотальная любовь и эмпатия.





Когда пробужденные пытаются передать другим свой взгляд устно или письменно, связки символов, которые являются словами, должны показывать, то, что находится за данными символами. Но для слушателей слова - это просто слова, так как внеобразная реальность для них не является опытом. Для пишущих абсолютно разные связки слов означают одно и то же, но об этом не знают читающие. Им кажется, что описываются разные категории реальности. Но какие категории могут быть там, где нет качества? Для хомо сапиенс это выглядит так, для тараканов - иначе. Относительные образы являются проявлениями неописуемого. Это всё, что можно сказать. Принимать мудрости к сведению – бессмысленно: работает практика, и слова могут только указать относительное направление для работы.




Правильность ограничивает. Неправильность приводит к войне замкнутых на себе оценок. Из состояния отсутствия всё видится игрой энергий.





Нужна очень тонкая настройка безоценочности для пребывания в изначальном. Провал в исток происходит неожиданно, и нужна наработанная бдительность для того, чтобы не определить основу в качестве основы: иначе произойдёт подмена действительности идеей о действительности. Неправильно будет сказать, что нужно находиться в ожидании сюрпризов, так как ожидание накладывается и блокирует собой текущий момент, в котором всё и происходит. Но, когда происходит изменение восприятия, хорошо бы иметь мужество оказаться в неопределённости.





Фантазии с мелодией в голове сопровождаются ощущением уверенности в своей оправданности и правильности. Что они - это родное пространство, которое не предаст и не подведёт. Дружественность кинофильма, который защищает или советует, своими действиями отводит внимание от места своего возникновения: это всё равно, что начать подозревать своего лучшего друга.
В данном кино мы не имеем своего образа, а являемся функциями оценок, но и эту маленькую недвойственность нам некомфортно приводить к расколу на смотрящего и объект внимания.
Как выйти из кинозала без отчуждения и раскола? Начать проявлять заинтересованность и поощрение. Прозрачность внимания ни чему не мешает и ничего не отчуждает. Образные оценки войдут в бесцентровую безоценочность, как нож в ножны, не привнося в процесс раскол. Внимание будет обнимать текущий процесс проявленности. Тогда не будут установлены границы фантазий и естественный процесс проявлений изначального не станет искажаться.





Пусть будет из момента в момент прозрачное внимание шире мыслительного процесса.





В любви совпадают начало и окончание потому, что в ней нечего достигать.


Понравилось: 2 пользователям

Без заголовка

Пятница, 03 Января 2020 г. 21:56 + в цитатник
Недвойственное восприятие никогда не прекращает в нас пребывать. Но из-за того, что наше внимание всегда находится в пространстве мышления, разделённого на оценки и оцениваемые объекты, мы его не замечаем так же, как рыба не замечает воду, в которой плавает.
Двойственность находится внутри недвойственности, и, поэтому недвойственность иногда выглядит как двойственность, но мы этого не видим.





Уже писал о том, что злость возможна только по отношению к объекту, будь он физический или мысленный, например, как болезнь или ситуация.
Но и страх возможен только по отношению к объекту, будь то будущее, зверь или мнение окружающих.
Невозможно двойственностью исправить двойственность, так как время постоянно меняет рисунок взаимных взаимодействий. Нравится или нет, придётся осознавать недвойственность, присутствующую в восприятии, и видеть себя и свои проблемы как воплощение безначального нечеловеческого.





Когда акцент ответственности снимается с личности и переносится на учителя, тогда всё ставится на свои места потому, что ответственность снимается с системы защитных реакций, то есть с того, чего нет. Единственный полностью осознающий учитель без защитных реакций – это любовь.





Пространство любви – это мир, вывернутый наизнанку: то, что было потенцией, становится пространством, а то, что было пространством, становится плоской видимостью.





Теплота любви раскрывает истину о бутафорности границ. Любовь возможна только в текущем моменте, поэтому, чем больше моментов любви, тем меньше преград из прошлого. Любовь отменяет инерцию зауженных интерпретаций и, тем самым, растворяет преграды омрачений.





Понимание недвойственности ничего не даёт: даёт то недвойственное, что уже есть в человеке. Что это? Всё, что ведёт к самозабытью через самоотдачу. Самоотдача всему с использованием образов и рассудка, а так же - без их использования. Обычно, внимание захвачено ограниченными объемами образных оценок, но это свойство внимания, а не реальности. Когда внимание теряет направление, тогда проявляются такие формы сознания как любовь, соучастие и благоговение-блаженство.





Слово «учитель» отделяет. Так же и слово «Бог» определяет границы. Мы – не они. Но есть бесцентровая глубина, которую можно назвать учителем и Богом. Эта родная мама раскрывается в нас самих. Её любящее тепло делает никчёмным уход из теперешнего момента на поиски лучшего пространства для жизни. Блаженство не затмевает осознанность, а снятие напряжения не имеет отношение к лени. Это не животная мама, а Бог и учитель, поэтому ненаправленная бдительность становится только острее. Желание и необходимость нераздельны, поэтому любое действие является воплощением мамы-Бога-учителя и приносит благо. Благословляйте Это.





Всё игра

Ты ничего не достигнешь.
Не достигнешь ты ничего.
Не "ты" достигнешь «ничего».

Без заголовка

Пятница, 27 Декабря 2019 г. 18:43 + в цитатник
Не трогайте себя. Смотрите на свои границы до тех пор, пока они не станут воплощением изначального в форме. Тогда будет некому быть ограниченным.





Мы вспоминаем не прошлое, а конфигурацию своей ограниченности в тот момент времени. Прошлое мы никогда не узнаем. Обстоятельства - символический антураж восприятия: при разной мотивации окружающее выглядит по-разному, и поступаем мы тоже по-разному.
Переходя к настоящему, можно сказать, что мы таскаем над головой дождевую тучу образов, из которой на нас постоянно льёт. Гармония солнечного мира к этому не имеет никакого отношения. Впечатления в качестве неполного восприятия ослепляют.
Наблюдайте, в какие образы вы смотрите для того, чтобы не быть ими захваченными.





Центр существует только тогда, когда существует "я" и остальное.

Без заголовка

Воскресенье, 22 Декабря 2019 г. 07:18 + в цитатник
Снаружи театр.
Внутри сценарий.
Одна и та же пьеса навевает скуку.
Возьми внимания сиюминутность.
Не верь. Не следуй.
Взломай каркас, и пусть оно неповторимо льётся.





Глядя на пузыри, невозможно прервать кипение.





Преград нет, кроме накатанной инерции.





Почему нет просветлённых? Потому, что привычная жизнь меняется на просветление. Полумеры не работают. Даже частичка привычного служит шипом, за который цепляется осознание.





Устремления и мнения не тревожат безмолвия основы.




пометки на полях

Эстетическое блаженство относится к вещи как к объекту. А любовь – то же блаженство при слиянии с таковостью предмета, когда движение процесса не делится на два.





Ни в эстетическом блаженстве, ни в игре пустых бликов нет переживающего. В этом смысле, двойственность и недвойственность – части одного процесса.






Двойственность начинается с оценок, так как оценки заложены в прошлом. Это не только мнения, но и привычный способ восприятия. В оценках теряется непрекращающееся обновление, и мы видим только отражение своего прошлого. Но оценки возникают сейчас, поэтому можно их видеть и не быть ими захваченными.
Таким образом, не происходит борьбы одной нашей части с другой, и становится возможным восприятие бытия в его естественном проявлении.

Без заголовка

Пятница, 13 Декабря 2019 г. 19:32 + в цитатник
Для того, чтобы увидеть недвойственность, сначала нужно дать быть двойственности, гротескно утверждая её для себя в игре. Абсурдно пытаться увидеть недвойственность двойственным умом. Игра – динамическая осознанность, и при качествах двойственности возможно вхождение в бескачественное недвойственное восприятие, так как недвойственность воплощается в двойственности.






Когда крутится один и тот же обрывок мелодии и образы один за другим сменяют друг друга, нельзя сказать, что это тупость, так как какие-то пространства прошлого в этот момент появляются и переживаются. В данном состоянии дна сансары нет ни двойственности, ни недвойственности, при этом, более далёкого состояния от просветления не бывает.
Отсутствие «я» на пути просветления – это замечательно, но было бы самонадеянно это считать полнотой восприятия. К сожалению, появляются всякие гуру, которые организуют свои системы и интерпретации происходящего. Они честны, так как принимают присутствие за просветление, и им некому ПОКАЗАТЬ, что это ещё не всё.





Что такое искусственность? Повторения. В теле физико-химические реакции происходят каждый раз заново. Когда тело следует за одними и теми же повторяющимися напряжениями, тогда возникают болезни. Недвойственная основа, как родник проявляет себя видимостью двойственных отношений. Когда мы не видим основу и фиксируемся только на двойственности, то своими повторяющимися оценками накапливаем напряжения в теле, и из них образуются пробки искусственности. Взгляд из основы удаляет наслоения, и человек оздоравливается целиком. Родник недвойственности украшает себя потоком двойственности в своих проявлениях. На то он и родник, чтобы обновляться.

Хо! Всё — явленное и сущее, сансара и нирвана —
Имеет единую основу, но два пути и два плода,
И чудесным образом предстает как ведение и неведение.

Монлам Самантабхады





Когда ты в гармонии и чего-то хочешь, тогда видно, что так себя проявляет основа, которая не хочет ничего.
Это проявление недвойственности в виде двойственности.

Без заголовка

Вторник, 10 Декабря 2019 г. 19:43 + в цитатник
Люблю эту уходящую форму и никого не задерживаю. Жизнь соткана из впечатлений и только из них. Люди, которых уже нет, соткали её совместно с моими глупостями. Мой образ меняется, и кто-то видит во мне другого, входящего в его поток впечатлений. Нет своих и чужих: любовь себя показывает каждый раз заново в любых сочетаниях обстоятельств.






Внутренний голос на отдыхе ))

- Это меня, которого нет, не касается. Ненапряжённость – блаженство. Вот оно: красиво-любовно-безответственно-утончённо-потеряно-бездеятельное.





Сансара заканчивается там, где снимаются границы. Вместо того, чтобы стать беспредельной, она становится выражением нирваны.







Обычно под безответственностью понимается неосознанность в мотивации и последствиях поступков. Соответственно, противоположность этому - напряжённая фиксированность на действиях *я". При осознании себя беспредельностью устраняется, как неосознанность, так и фиксированность на "я". Таким образом, тупость и напряжённость становятся проявлениями безграничности. Всё начинает видеться как игра в состоянии лёгкости. В таком состоянии ответственности как напряжения не существует точно.






Любовь - жизнь в чистом виде. Без претензий, выгадываний, мнений, захватничества, ограничений, закрытости. Любовь не повторяется. Она всегда нова. Без повторений не может существовать ничто из перечисленного выше потому, что моменты дробят образ себя, и нечему длиться.
Мы повторяем уже сказанное ещё раз про себя. Знакомо такое? Без повторения личность остаётся без сладкого. Самость - это повторения, но любовь - абсолютная импровизация. Даже повторения не повторяются в новых соотношениях всего со всем. Это режим недвойственности.







Кажется, что есть преграды безграничному осознанию. Но, если увидеть преграды как воплощения безграничности, то они сами станут её выражением.







Тонкая, как волос разница между безразличием и равностью. И тому, и другому чужды достижения. Но в открытой равности есть блаженство отсутствия границ.







Не знаю, как к этому отнесутся просветлённые буддисты, но, мне кажется, постулат «нераздельности сострадания и пустоты» можно заменить нераздельностью любви и бесцентровости. Всё-таки сострадание у нас ассоциируется с жалостью, а пустота – с отсутствием предметов. Но данное состояние-то другое. В нём утончённое обмирание от красоты открытости и полноты, к которой нечего прибавить. В нём отсутствие ответственности, так как каждое мгновение закрывает за собой дверь. А полное отсутствие ответственности – это блаженство в ясности и яркости.







Чем отличается я от не-я? Наличием или отсутствием границ. Оценки – это и есть границы, так как всегда есть что-то не входящее в оценку. «Я – всё» – это состояние настоящего с позиции прошлого, так как узнать можно только прошлое, а «я» - это собирательный образ прошлого, то есть, прошлые оценочные реакции.
Если же границ нет, то личностные связки совсем незачем трогать. Они никому не мешают. Один цвет не лучше и не хуже любого другого цвета. Мы состоим из оценок, но видим, что оценки – динамические формы, ничего не оценивающие и существующие за счёт повторений самих себя. Таким образом, мы есть, и нас нет.
Что даёт такое понимание? Отсутствие насилия над собой. Позвольте быть тому, что есть и не уходите в мечтания.







Когда мы чего-то достигаем, то находимся в состоянии закрытости: мы и цель. То, что хорошо для мира объектов, не работает для раскрытия реальности.
Если внимание выведено из объемов мыслительного процесса, то теряется смысл, который двигал данную цепочку мышления. Но сам смысл является порождением мыслительного процесса. Мир образов создаёт смысл, который проявляет видимость необходимости думать дальше. Это приманка для внимания.
Такое происходит от зауженного восприятия. Когда восприятие шире мыслительных цепочек, то их оправданность смыслами становится частным проявлением беспредельности. Смысл - склееность мыслей, но в беспредельности он просто бессмысленная форма.
Такое понимания облегчает выход из захвата мыслями. Не бойтесь потерять смысл вместе с мышлением: полнота жизненности компенсирует это.







Прошлые фильмы и обложки журналов, наши фотографии, сделанные другими людьми. Это наше прошлое, которое на нас влияет, так же, как и прожитое нами. Прошлое, воспринятое нами ограниченным способом, по сути, те же фильмы. Личность - ограниченный инструмент, поэтому считать произошедшее действительностью - опрометчиво. Неосознанная опора на прошлое является очередной иллюзией.
Границы наших историй держатся только на вере. Их нет. Нет так же, как и в настоящем.

Без заголовка

Вторник, 03 Декабря 2019 г. 15:23 + в цитатник
Открытость - это отсутствие границ и второго дна; любовь, радуга, игра, утонченность, безусильность, отсутствие следов. Это элементы неразрывности. Такое перечисление искусственно, но без вербализации данное состояние проходит незамеченным.





Желание в чём-то утвердиться - это желание за что-то зацепиться. Вот такой подлог. Утверждение в изначальном - это несклеивание с мыслями и образами. Процесс очищения бескачественности от оценочных построений. Ничего не уничтожается, но отслеживаются попытки захвата внимания образами. Данная работа не является достижением чего-либо. Познание возможно без познающего.





Любовь несёт чувства, как ураган гонит мусор. Но считать, что любовь - это чувства - означает вообще не быть с ней знакомым.
Пребывая в любви, отчуждаешься от себя и видишь вместо себя просто одну из бесчисленных конструкций.

Без заголовка

Суббота, 30 Ноября 2019 г. 11:37 + в цитатник
В любовной самоотдаче пространству мира за собой наблюдать эффективнее всего потому, что некому оценивать проявления мыслительного процесса. В данном восприятии нет разницы между движениями мира и проявлениями внутри. Всё проявляется. Это всё.






Любовь противоположна результатам – вот и весь секрет. При самоотдаче невозможно контролировать что бы то ни было. К результатам стремиться эго, поэтому тут оно невостребованно. Парадоксальная ситуация: действия есть, изменения восприятия есть, а движения на захват нет. Это самый короткий путь к просветлению: в нём не надо достигать.





Присутствие изначального проявляется само, когда распускаешь себя любовью и границы становятся видимостью.






«Я», как играющий солнечный зайчик на стене. Реальный, но отсутствующий. Видимость, которая есть и даже греет.






Концептуальная ограниченность здесь. Оторванность от беспредельности здесь. Надрыв на фоне безмятежности здесь.
Но и наша внеконцептуальная природа тоже здесь. И проявления безначального в виде любви и эмпатии. И осознание искусственно склееного образа себя. Отсюда некуда уйти, кроме как в мечтания.






Найди в себе усилия. Если их нет, значит ты плохо ищешь. Просветление возможно в абсолютной лёгкости.

Без заголовка

Понедельник, 25 Ноября 2019 г. 19:25 + в цитатник
Сделать ничего нельзя, так как к целому прибавить нечего . Можно, лишь, создать условия для того, чтобы эта гармония была доступна для внимания, а затем - чтобы внимание утонуло в гармонии.
Из чего состоят чувства и оценки? Разве не может изначальное в них выражать себя? Что может быть запрещено в отсутствии преград? Туман застилает видимость, но удержать он не в состоянии.





Изначальное

Невозможно пришить уже пришитую пуговицу.





Узнает ли себя гусеница в бабочке? В бабочке нет ничего от гусеницы, поэтому узнавать некому.





Смысл заложенный в мыслях бессмысленен. Смысл мыслей поддерживает собой другие бессмысленные смыслы, которые вызывают исходный смысл к проявлению. Это замкнутый параноидальный круг, не впускающий в себя реальность. Всё искусственно с начала до конца. Всё собрано из мозаики ограниченного восприятия. Этот мирок так же целостен, как навязчивые идеи параноика. В нём одно следует из другого, и всё прекрасно обходится без вкраплений другого качества.
Если увидеть мысли как формы, а не как движущийся смысл, можно увидеть сам их смысл в качестве ничего не говорящего движения.





Что с чем может слиться, будучи уже слитым? Какие могут быть логика и смысл в действиях просветления, когда всё уже есть до их возникновения? Что бы ты ни сделал, всё будет лишним и, поэтому, неправильным. Но, так как всё уже есть, то любое действие может привести к обнаруживанию Изначального. Просто узнай от чьего лица ведутся твои действия.


Понравилось: 2 пользователям

Без заголовка

Суббота, 23 Ноября 2019 г. 10:27 + в цитатник
Просветлённость – будущее каждого. Что такое понимание даёт сегодня? Доверие к невообразимому в себе. Это категорически не означает, что личности можно познакомиться с этим истоком. Это значит, что когда-нибудь личность станет воплощением этого истока. К сожалению, ищущие пытаются слиться с просветлённым восприятием. Невообразимое в человеке лишено логики, протяжённости, усилий, человеческого восприятия. Мы не можем к этому подойти потому, что в нашем восприятии этого всего нет, и мы бессильны даже представить это. Что делать? Прекратить узнавать неузнаваемое в этом мире. Объём этому миру придаёт восприятие вида хомо сапиенс. Мы можем только не провоцировать свою личностную структуру делать что-либо и смотреть. Что бы ни происходило – только смотреть. Но этого тоже мало. Невообразимое развёртывается в любви, которая не принадлежит нам, поэтому смотреть придётся взглядом этой внеличностной теплоты.

Без заголовка

Суббота, 23 Ноября 2019 г. 10:22 + в цитатник
Изначальное

Невозможно пришить уже пришитую пуговицу.





Узнает ли себя гусеница в бабочке? В бабочке нет ничего от гусеницы, поэтому узнавать некому.





Смысл заложенный в мыслях бессмысленен. Смысл мыслей поддерживает собой другие бессмысленные смыслы, которые вызывают исходный смысл к проявлению. Это замкнутый параноидальный круг, не впускающий в себя реальность. Всё искусственно с начала до конца. Всё собрано из мозаики ограниченного восприятия. Этот мирок так же целостен, как навязчивые идеи параноика. В нём одно следует из другого, и всё прекрасно обходится без вкраплений другого качества.
Если увидеть мысли как формы, а не как движущийся смысл, можно увидеть сам их смысл в качестве ничего не говорящего движения.





Что с чем может слиться, будучи уже слитым? Какие могут быть логика и смысл в действиях просветления, когда всё уже есть до их возникновения? Что бы ты ни сделал, всё будет лишним и, поэтому, неправильным. Но, так как всё уже есть, то любое действие может привести к обнаруживанию Изначального. Просто узнай от чьего лица ведутся твои действия.

Без заголовка

Вторник, 19 Ноября 2019 г. 21:21 + в цитатник
Я – это оно, которое хочет воплощаться так, как воплощается. Почему так, а не иначе? Потому, что как бы оно ни воплощалось, всё всегда будет совершенно в бескрайности, и, поэтому, любой набор форм совершенен и равнозначен.





Любое переживание в ограничивающем кольце «я». Если снять границы переживания, некому будет присваивать происходящее. Некому станет существовать. При этом, ничего не потревожит происходящее.

Без заголовка

Воскресенье, 17 Ноября 2019 г. 18:46 + в цитатник
Любое действие мы совершаем для того, чтобы достичь результата. Так же мы относимся и к просветлению. Эта ошибка перечёркивает всё. Что может достичь личность, оторванная от основы мироздания? Только её вторичную видимость. Поэтому, вне зависимости от результата, без ожиданий, нужно смотреть на место начала наших переживаний, включающих и мыслительный процесс. Это лёгкое касание внимания, которое не мешает ничему проявляться. Мало того: необычные переживания не должны уводить внимание за собой. Когда внимание окажется ненаправленным сознанием, тогда всё решится само собой.





Недвойственность - это характеристика восприятия, а не цель. Цель - стать истиной. Блуждающий ум идёт за мнениями, а не за необходимостью. А это - время. Полезно иногда встряхиваться от погони за ложными целями. Чем сильнее личность, тем яснее дальнейшее безличностное восприятие. Адвайта - относительная характеристика со множеством восприятий.
Что такое истина или просветление? Как сказал Будда: " несоставное" или первичное. Что делает восприятие составным? Фрагментирующие оценки, узнавания. Нет наложенных мнений в виде образов, нет покровов. Собственно - всё.

Без заголовка

Пятница, 15 Ноября 2019 г. 19:36 + в цитатник
Отсутствие пространства развертывается во все воспринимаемые формы. Состояние присутствия - это как раз об этом. Из потенциальности, о которой нечего сказать, сделаны все вещи, включая время и пространство. Когда изначальное состояние сравнивают с пространством, то это не совсем верно: отсутствие преград просто больше не с чем сравнить. Свободой не назовешь, так как некому быть свободным. Применяются термины " открытость», " вечно юное". В момент чтения у вас нет икроножной мышцы. Она не плохая и не хорошая: её для вас нет в буквальном смысле. Это фрагментированность. Когда нет фрагментированности, тогда есть и она тоже, только ничего не определяется как что-то.
Если исчезают преграды фрагментированности, тогда всё становится беспредельной страной существования или нечеловеческим пространством.





Не имеет значения двойственность или недвойственость. Давайте посмотрим наличие границ. Я – не я. Я, в качестве многих социальных статусов, начиная с семьи. Я в прошлом настоящем и будущем, которое - не остальные два времени. Я в географической точке, которая мне нравится или не нравится. Я - и цели или угрозы, которые заставляют двигаться.
Видите, почему существуют границы? Когда нет собирательного образа «я», тогда уже неважно, что есть потому, что уже нет преград.





Основная путаница у нас происходит из-за того, что мы путаем в себе человеческое и нечеловеческое. Человеческое – это зауженное, ограниченное нечеловеческое. Ни тело, ни чувства, ни образы не имеют границ, но мы их определяем, и они становятся ограниченными. Пример. Почему мы тело ограничиваем окончанием боли и мяса? Если вырезать предмет из картины, то на этом месте появится дыра, вакуум. Но тело – это неделимая часть беспредельности в формах. Если тело ограничить кожей, то беспредельность станет предельной, уперевшись в кожу.
Мы не можем в человеческом распознать нечеловеческое потому, что всё воспринимаем в ограниченных оценках, так как любое узнавание – это ограничение. Снимая границы, мы даём возможность воплощаться беспредельности во всём, в любой бытовой мелочи. Это происходит потому, что бытовых мелочей не существует, а есть только беспредельность.






Будда сказал ученикам: «Магия не может преодолеть силу кармы. Это карма Маудгальяяны - быть убитым камнем, брошенным еретиками. Вам не следует сомневаться в ограниченности магии. Гораздо важнее ревностно очищать свои поступки, слова и речь».
lj_nandzed

Любое кино - это ограничение сюжетом. Пока разворачивается действие, все абсурдные, нелогичные вкрапления являются частью сценария, а не "вмешательством потустороннего мира". Ингредиенты, блюдо и повар на-равных: они все являются линейным движением. Потенциальность не может меняться потому, что её нет: она - потенциальность.


Поиск сообщений в отпущенность_момента
Страницы: [13] 12 11 ..
.. 1 Календарь