-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в отпущенность_момента

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 4726





Без заголовка

Среда, 16 Июня 2021 г. 23:03 + в цитатник
Ещё раз. Просветление не является состоянием-объектом. Дело обстоит так.
В каждом есть бескачественная основа. Она проявляет себя в виде заблуждений. Когда заблуждения начинают осознаваться как само проявление основы, заблуждения становятся наслаждением проявлений. Смысл заменяется гармонией.







Ненасилие является ненасилием потому, что в нём нет второго для приложения усилия, и нет объекта для улучшения. В нём нет того, ради чего стоит держать форму, поэтому всё становится тобой без тебя.


«Ешь и пей,
Наслаждайся радостью,
Заполняя чакры снова и снова.


Эта практика откроет тебе запредельное».


Сараха







Равность существует в отсутствии усилия и насилия. Когда мы чего-то достигаем, или от чего-то убегаем, то мы не находимся в ненасилии: мы прилагаем усилия к изменению ситуации. Мы не сможем быть отпущенными, если в уме или обстоятельствах есть усилие. Сначала отпущенность как выражение ненасилия. Уже потом на фоне ненасилия могут быть любые обстоятельства, включающие в себя что угодно. Но фон ненасилия при этом никуда не исчезает.





Когда мы исследуем внешние объекты, то понимаем, что в них нет реальных вещей — они просто проявляются в воспринимающем уме.
Ургьен


Когда мы смотрим, то имеет себя ввиду. Но не свой образ, а бескачественность без центра под кожей. Мгновенья отщёлкиваются, и всё меняется без смотрящего и объектов. Нет преграды между чем-то и чем-то. Бескачественное стоит, качественное движется, и это одно и то же потому, что так устроено до нас, хотя нет никакого «до». Спектакль ни на что не опирается: он проявляется сам из себя, и в этом нет насилия и усилия. Всё естественно вне логики.







В традиции концепции не принимаются в том смысле, что они видятся именно как концепции, а не реальный мир. Но как проявление движения мира, они не лучше и не хуже всего другого. Вопрос пребывания в концепциях или вне них - это вопрос инерции. Но мир концепций ленив: в нём гасятся позывы изменений восприятия. Это означает, что с концепциями нужно работать так же, как с одной из форм тупости.





Само узнавание себя в качестве "я" является действием. Можно сказать, что это такой же узел, как страх определенных ситуаций или ненависть к какому-нибудь лицу. Если нами отмечаются повторения одних и тех же черт характера во времени, то узнавание себя как процесс тоже является повторением, а не оболочкой, внутри которой происходят процессы. По большому счёту, даже повторения, включающие узнавание себя, являются импровизацией, так как ничего никогда не повторяется.

Без заголовка

Вторник, 08 Июня 2021 г. 22:56 + в цитатник
В чем притягательность зрелища? Во время боя гладиаторов зрители теряют себя во внимании. НО они видят гладиаторов как объекты, а не как себя самих. Временная свобода от тяжести собственного прошлого.






Из песни жертвоприношения племени майя

«Следующий куплет обращен к связанной жертве:

Смягчи свою душу, прекрасный муж, ты отправляешься на небо, чтобы увидеть лицо твоего отца (бога Солнца). Тебе не надо возвращаться сюда, на Землю, в облике маленького колибри или прекрасного оленя, ягуара или фазаненка. Обрати душу и мысли исключительно к своему отцу. Не бойся, нет плохого в том, что тебя ожидает»!

Когда мы при грозе в поле, или когда нам лечат зуб, мы часто впадаем в состояние «я в домике». Но негативные события, которых мы не можем предотвратить, могут дать импульс к объединению с источником. Когда терять нечего, можно, не присваивая боль и страх, идти сквозь свои реакции в ситуацию без своей персоны. Тогда останется безоценочная яркость текущего момента. Жизни без смерти не бывает, и эта яркость может вобрать в себя то и другое в нерасщеплённом виде.







«Какая боль!.. От злости темно в глазах... Выматывающее ожидание… Обесточивающая тревога» - из этих и светлых впечатлений и состоит жизнь. Она закончится. Закончится пузырь разноцветного пространства переживаний. Эти краски никогда не были нашими, но мы их присваивали и сортировали. Вместо того, чтобы орать от боли, мы делали вид. Вместо глупых слёз умиления – переходили в рассудок, чтобы не выглядеть. Всё, что мы делали – так, это от страха не давали жизни проявлять себя. А жизнь могла бы цвести во всех ипостасях.
От чего мы хотим освободиться? «Побег на свободу» - смена одних ограничений на другие. Свобода – приятие. Почему? Потому, что, принимаем мы или нет, это всё равно происходит, а мы являемся воплощением происходящего.






Для человека слитого с источником не имеет значения присутствие и отсутствие перерождений: всё равно источник будет как-то проявлять себя в какой-нибудь видимости формы. Реализованный человек видит ограничения как иллюзии.





Сын Намкая Норбу сказал, что невозможно сконструировать милосердие и сострадание, так как это первичные характеристики проявляющегося мироздания, а не вторичные изобретения. То же самое можно сказать и о любви.
Процесс любви - моментальный переход восприятия в другой режим действия. Сила данной тактики в том, что культура не относится к ней как к экзотике, поэтому это редкий случай действия без преодоления самих себя. Это метод её обнаружения в готовом виде.





Боящийся человек, когда бежит, то боится остановиться, а когда неподвижен – боится двинуться. Он адекватно реагирует только на сиюминутное выживание, если не парализован ужасом. Он всё делает не вовремя и инерционен. Если не увидеть источник страха, думать об освобождении бессмысленно.






Если я напишу «вечная смерть», то читающий вычеркнет это из своей памяти. Истина – это истина, а не инструмент для вечной жизни. Подходя к природе вещей, мы от этого познания чего-то ожидаем, и, таким образом, сохраняем свою ограниченную отдельность. Да, есть вечность, блаженство и свежесть, но они не для нас потому, что наш образ себя - только временные круги на воде.


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Воскресенье, 30 Мая 2021 г. 22:50 + в цитатник
Когда мы пытаемся стать просветлёнными, мы пытаемся это сделать для того образа себя, каким мы его себе представляем. Это заведомо ложный старт. Когда пытаемся узнать истину – образ себя не учитывается. Соответственно, в данной позиции меньше ограничений. Значит, когда в махаяне говорится о посвящении своей деятельности другим, это выбивает почву из-под зацикленности на своей ограниченности.



Поймите простую вещь. Когда мастера говорят о развороте внимания вовнутрь, они говорят на языке двойственности. Это понятно? Нет ничего внутри потому, что нет ничего снаружи. Всё просто проявляется, а разделения на внешнее и внутреннее придумано для коммуникации.


Не смотря на то, что мысли имеют протяженность, их можно видеть как непротяженные знаки невыразимого.



Непротивление не является рабством. Подчинение предполагает существование ещё чего-то другого помимо источника власти. Это фрагментированный ум. Непротивление - отсутствие конфликтов, то есть приятие данности целиком. Сорезонирование. В триаде: любовь, вера, непротивление, вера является инструментом стабилизации восприятия при нестабильности внимания. Данная триада - линейный способ объяснения: на самом деле, это единый взгляд.



Глупый человек - это тот, кто не может себя поставить на место другого, взглянуть его глазами. Он не видит истоки ситуаций, мотивацию людей, не подозревает, что образ себя может меняться. Ограниченность, которая не осознаётся, приводит к конфликтам, как на земле, так и на небе. Я уверен, что я в чём-то глуп, иначе я был бы уже буддой. Есть что-то, чего я не вижу. Это при том, что «ознакомление» есть.

Не могу найти цитату Лонгчена Рабджама, поэтому перескажу её своими словами. Тупость устраняется так, как падает поклажа со спины осла, если выдернуть клин, на котором она держится взахлёст.



Когда отдаешься внешнему, это не значит, что существуют такие фрагменты бытия как внешнее и внутреннее. Это значит, что снимается механическое напряжение разделения, и без него исчезает грань между одним и другим.



Искажённое ограничениями оценок знание без знающего видится как узнавание. В исконном виде узнавание перестаёт быть собой: то есть, набором эмоциональных и рассудочных реакций. Оно становится природой знания. В этом восприятии нет усилий выживания.



Любовь – это, не когда любишь и тянешься - это, когда уже всё здесь. Такое возможно, если любви не мешают чувства. Прозрачный самообновляющийся финиш, в котором нет расстояния. Образы и мысли движутся в его измерении. Мы привыкли достигать, поэтому любовь для нас непонятна.
Я тебя люблю. Уже люблю. Мы разные и одинаковые одновременно. Одинаковые потому, что первична умная любовь, в которой неважно, есть мы, или нас нет. Разные потому, что каждый по-разному ограничен, и эти ограничения просто краска бытия, которая ничему не мешает.




Привязанные к ситуации люди предполагают умереть так, как будто будет выключен телевизор с фильмом, который нравится, вместе со смотрящим этот фильм, чтобы было некому страдать без этого источника удовольствия. "Ни мне - никому". Из такого состояния человека точно не надо выдёргивать: он в нем, как рыба в воде. Он органичен.
Эти люди служат примером, как не удерживать разделение рефлексией. Их состояние – самое близкое к реализации. Сдвиг на волосок - и всё становится воплощением источника с видимостью двойственности без неё самой.
Такие люди не понимают, что всё делается навсегда. Что любое движение окончательно и не подлежит переигрыванию. Теория кармы описывается так, что что-то накапливается, созреванет, выбалевает., очищается – то есть, описывается в терминах того же фильма с продолжением. Им кажется, что фильм длится, сюжет разворачивается, и финала этому не будет потому, что мертвые финала не видят. Сдвиг заключается в том, что ничего не длится. Наработанные рефлексы не означают протяжённость: они означают привычку воспринимать всё одним и тем же образом. Отсюда видимость протяжённости. Знание такого пресечения без насилия в дзогчен называется «самоосвобождением».



- Это твоё решение. Делай то, что считаешь наилучшим.
Патрул

Хочу добавить. Нет верных и неверных решений. Мерило всего - страх. А это дело субъективное.



Улыбка чеширского кота - осознание без носителя осознания.



Наблюдение за умом, это не наблюдение за злой собакой: это наблюдение за щенком, который резвится. В нём нет ни крупицы контроля.



Не думайте о том, что вы делаете сейчас. Не думайте о том, что собираетесь делать потом.
Кябдже Дуджом

Основа мыслительного процесса - наше внимание. Не существует другой основы проявлениям изначального. Но мы всё проецируем вовне, и нам кажется, что основа существует сама по себе. Без поддержки вниманием мыслительный процесс становится просто фонтаном форм.




При иссякании тяжёлых чувств проявляется невесомая любовь.
При отсутствии фантазий - проницательный взгляд.
При безграничности тела - всё проявленное движение образов.



Не ищи… смотри…., так в виде двойственности показывает себя непроявленное. Шелуха определений ничего не стоит.



Границы между предметами видятся реальными, но их нет, и никогда не было. При этом, видимость их раздельности сохраняется как характеристика прежнего инерционного восприятия. В таком понимании отсутствуют усилия достижений.
Что можно отдать, кроме усилий? Любовь и очищение – одно и то же.



Весь фундамент непрерывности двойственного мышления - двойственность.
Ургьен

Мысли и чувства можно сравнить с флиртом. Как в оргазме не с кем флиртовать, так в недвойственности не о чем и не о ком думать и переживать. Цели пропадают в реализации. Мыслительный процесс иссякает в нелинейной безопорности.


Если нет реакции на классические указания, то можно сказать так: оценки присутствуют в безоценочности.
Проявленные и непроявленные аспекты бытия данной фразой описаны, поэтому вместо поиска может наступить проницательный покой как ясность без опоры.



Сакраментальная фраза" быть здесь и сейчас" такое же ограничивающее определение, как любое другое. Она была хороша в качестве указателя на заре ознакомления с адвайтой. Сейчас это просто очередной штамп. Природа источника не имеет таких характеристик.


Когда мы внимательны к своему мышлению, то мышление поддерживается силой внимания. Когда мы к нему невнимательны, то живём механически, и оно всё равно всасывает внимание в свои объёмы. Но можно объединить мышление с не-мышлением, когда сквозь движение просвечивает бескачественная основа.



«Понимание Nye-ba'i bsNyen-pa является пониманием того, что наше состояние и потенциальность - это божество».

Понимаете? Наше бытовое нытьё не является человеческим. Оно максимально полноценно в качестве выражения нечеловеческого в человеческой форме. Мы присваиваем. Но жизнь конечна, поэтому это дело временное ).



Иллюстрация

Солнечная рябь полноводного непрекращающегося потока создаёт движение узоров. Исчерпывающая красота.
Иногда в нём появляются странные образования, которые безостановочно кричат: «смотрите на меня, смотрите на меня»! Этим они нарушают баланс беспредельного знания.
Вот и вся сансара.


Если нам плохо, мы ищем способы для того, чтобы нам стало хорошо. Но в избавлении ото лжи не так. Мы исследуем, что нас заставляет страдать, и что это такое. В данном действии, стремление к хорошему будет нас уводить от исследования. Наши представления о хорошем не соответствуют беспредельности, поэтому уводят в иллюзии.


Для того, чтобы остаться в данности и не уходить в улучшения, нужно остаться вне программ выживания. Как? Видеть их как часть данности, которую они не закрывают собой.


Обнаружить то, чего нет, означает отказаться от любых форм оценивания. Прежде всего, от желания мистического переживания. Желания – разрыв между тем, что есть и тем, что, по-вашему, должно быть. Смешно.



Если снять рамки с чувств и настроения, то они перестанут быть собой. Они не останутся собой потому, что двигающиеся формы не принадлежат себе: они - выражение того, что больше частностей. Когда мы ищем выход, мы, тем самым, их длим и оправдываем. Чувства растворяться в том, из чего появились, если не участвовать в их жизни ограничениями.


Что такое старые образы, мысли и чувства? Это новая энергия в одних и тех же рамках, так как всё происходит сейчас. Когда мы будем видеть мир, вне зависимости от одних и тех же ограничений заново, тогда мир будет видеться вечно юным. Не было бы рамок, не было бы и объема мира: бытие бы находилось в схлопнувшимся состоянии. Старые рамки нераздельны с обновляющимся проявлениями изначального, поэтому в возобновлении старое не является старым.



Пространство соткано из объёмов оценок. Без оценок пространства нет, но сохраняется его видимость. Если осознаётся ничто, то оно должно осознаваться трупом без сознания, иначе, умное ничто – не ничто. Парадоксальная для логики ситуация складывается в восприятии, когда об отсутствии пространства можно говорить только как о пространстве. Многие сравнивают пустоту с небом, но от данного понятия в созерцании неба можно только отталкиваться: такое сравнение не похоже на реальность.


Читая умные тексты, личность автоматически моделирует образами и ощущениями желаемый результат. Из лучших побуждений формируется подмена реальности фантазиями. Стремиться к результату бессмысленно: он будет имитацией ограниченного восприятия. Эффективнее, отталкиваясь от текстов, посмотреть на положение дел текущего момента, так как тексты могут проявить в нас те заслоны, о которых мы не догадывались.


Нераздельность. Это не любовь и не сознание: это умная любовь. Сила такого понимания в простоте. Распахнутость осознания тепла и неподвижна, так как нечему двигаться. Можно назвать это лёгкостью. Когда мы выплываем из мечтаний, то созерцание начинается с принятия. Тогда пропадает разделение на нас и объекты.



Самоосвобождение чувств и образов уничтожает давление, которое и составляет нашу отдельность. При отсутствии давления исчезает вера в оценки мыслей, так как сами оценки начинают видеться в качестве свободно исчезающих образов.




Дело не в том, что, как говорят мистики, мы считаем себя телом, а в том, что мы тело рассматриваем отдельно от всего остального.



Идея о просветлении не относится к непосредственному физическому выживанию, поэтому личности всё равно о чём думать: о самореализации или о забытых ключах. Память о неизбежной кончине ставит всё на свои места. Когда мы перестаём поддерживать мышление озабоченностями, оно становится выражением мира.



Когда появляются разные вещи и явления в восприятии, то они разные не потому, что ограничены собой, а потому, что внимание бегает лучом от одного к другому.
Всё разнообразие и является характеристикой недвойственности. При отсутствии озабоченностей и страха можно дать этому проявиться.



К автоматическому потоку мышления добавляется расслабленная внимательность, и автоматический поток становится навиду. Всё: сознание не мешает мышлению, а мышление – сознанию. Они – разные проявления одного и того же.



Смерть – снятие самоузнавания вне зависимости от нашего желания. Но замещение самоузнавания интенсивностью восприятия, как в экстатическом танце или оргазме, тоже является смертью. С позиции самореализации деление бытия на жизнь и смерть является ложным. Присутствие и отсутствие самоузнавания – проявления изначального.




Реализация не может быть ограниченной. В данном случае, ограниченнной временем. Если вы хотите результат во времени, то его не будет. Результат всегда с вами в непроявленном состоянии. Ограничения растворяются, как яичная скорлупа в уксусе.



Согласие с беспредельностью - это не подчинение - это снятие ограничений прошлого.


Когда я что-то делаю, то это делаю не я. Но нет другой формы выражения изначального, кроме природных явлений во всех мирах, и действий разумных и не разумных существ. Поэтому мои и Его действия – это одно и то же.



Учителя говорят, что бессмысленно смотреть вовне - нужно смотреть внутрь. Но они не говорят, что мыслительный процесс не принадлежит ни внутреннему, ни внешнему. Это возмущение или игра изначального. Понимая это, не имеет значения, куда направлен взгляд. В любом случае он направлен в изначальное.


В созерцании текущий момент не развивается в последующий. Моменты сменяют друг друга, поэтому бессмысленно себя утруждать. Радость созерцания в обновляющейся свежести.



Все наши действия направлены на сохранение отдельности в состоянии неуязвимости. Отказ от борьбы, это отказ быть ограниченным и следовать одним и тем же программам.
Доминирование связано с размножением, поэтому кажется, что теряется брутальность. Это заблуждение. Теряется демонстрирование зоопрорамм в стаде гоминид.
Всё строго наоборот: готовность к смерти развязывает руки и делает возможной импровизацию. Непредсказуемость пугает других представителей приматов, и они уступают место лидера. Другой вопрос - нужно ли это место.



Считаю это важным, поэтому ещё раз

Не воюйте с обстоятельствами. Конфликты делают вас отдельными, и вы теряете внимание, впадая в оценочность. Решайте ситуации осознанно. Относитесь ко всему как к игре для того, чтобы всё возникающее служило дровами в топке Нерожденного. Непротивление - решимость идти на смерть. Идти до конца. Я не говорю здесь о позиции жертвы: скорее, это позиция облака.



Присваивать то, что твоим не является – глупо. От того, что кто-то так делает, ничего не меняется, но ситуация начинает развиваться по неестественному насильственному пути. Вроде бы, об этом много раз сказано, но когда отсекаешь присваивание из момента в момент, начиная с мнений, то перестаёшь быть человеком, так как человек – это набор ограниченных узнаваний.



Осознающее себя движение. Оно - всё то, из чего состоит время: из образов, чувств, ощущений и мыслей. Автоматическое удерживание себя в виде наблюдателя ни к чему не приводит. Ткань мироздания имеет способность осознавать, иначе бы ничего не воспринималось. Дайте ей эту возможность без разделения.
Борьба с жизненными трудностями не является героической деятельностью. Такая борьба характеризует степень отчуждённости от мира. Прохождение между трудностями не является выгадыванием. Это непротивление, исходящее из понимания законов движения мира.



Самооценки ограничивают: они делают автоматически отдельными от всего. Если не присваивать процессы, происходящие внутри, то они становятся частью кипения без центра и края.



Воспринимать настоящее и будущее, как одно и то же, -
Таковым должно быть совершенство естественного состояния.
Миларепа

В этом есть одна частность. Смерть ещё там, но она уже здесь. Буквальна, как данная секунда. Привычное замутнение этого события не поможет. Она здесь, хотя пока ещё там. Страх страхом, но личность не знает, что с этим делать, и это благоприятный момент для сознания вне личности. Ничего не делайте, всё отпустите, включите любовь. Думаете, просветление это рай с вами преображёнными? Нет. Это гармония без вас. Но эта гармония интенсивна, и глушит страхи отдельности, делая их своим воплощением. Доверьтесь бытию: вариантов всё равно нет. Смерть уже здесь. Но, в каком-то смысле, вы никогда и не рождались.


Как говорит Намкай Норбу, в созерцание входят так, как засыпают. Дают этому происходить. У меня давно работает состояние, которое можно назвать предсмеховым. Состояние освобождённых сил без направления. Рекомендую.



Очищенная любовь – такой же нерождённый аспект истины, как свет или череда первичных моментов.
Мне кажется, что понять очищение любви проще, чем очищение сознания. Одно и другое являются ярлыками неизвестно чего, но «любовь» перекликается с понятием «благодать» как «проявлением Духа Святого». То есть, любовь имеет и энергетическую составляющую, которую мы можем ощутить. Это вдохновляет. Говорить о нечеловеческом трудно, но есть люди, которые не понимают слэнг «присутствие», или понимают его неверно, поэтому я говорю, что есть действия, которые ведут туда же прямым путём.



Когда внутреннее исчерпывается, остаётся одно. Ни внутри, ни снаружи оно не имеет ограничений.
Позволение всему происходить без присваивания и есть исчерпывание отдельности.
Можно было бы сказать, что внутренние эффекты мышления смешиваются с внешним движением объектов, но, так как внутреннее отсутствует ввиду отсутствия присваивания, то так определить невозможно: есть только внешне-внутреннее движение эффектов.



Можно сказать так: когда желания не поддерживаются, то они видны как воплощение основы. При таком видении сансара исчерпывается.



Хочу высказаться о традициях. Любой мир внутри себя бесконечен. Если принять законы какого-то мира, то из него потом будет сложно выбраться. Система оценок сама по себе не растворится и останется в нас структурой мировоззрения. Невозможно войти, выйти и сделать вид, что ничего не было. Изучая традицию, полезно помнить, что это набор архетипов проявляющегося бескачественного.



общество состоит из миллионов индивидуумов. Чтобы досчитать до миллиона, нужно начать с единицы, это означает, что следует начинать с отдельного человека, и только с этого могут начаться какие-то реальные перемены.
Отсюда вовсе не следует, что надо ставить себя на первое место в эгоистическом плане, — надо лишь прийти к пониманию состояния всего человечества через понимание своего собственного переживания. Руководствуясь этим опытом, мы будем знать, как проявлять осознанность в любых обстоятельствах и при любом общественном строе.

Намкай Норбу Ринпоче

Любые обстоятельства можно использовать как инструмент для тренировки. Я получил передачу, проходя срочную службу в советской армии. У меня пока не получается так использовать сильную физическую боль. Но это говорит обо мне, а не о возможности.


Присваивание - это заключение беспредельности в свою ограниченность. Даже вне жадности, когда ум рассматривает явление с позиции полезно – не полезно, любое явление входит в сферу ограниченной личности.
Мироздание не имеет центра, и подтвердить это на практике можно, перестав себя ставить на перекрёстке ветров, которых нет. Есть движение без центра, и, перестав захватывать, мы становимся нераздельны с этим движением, ничего при этом не имея. Страх исчезает тогда, когда нечего терять, а страх и есть страдание.



Лёгкость, свежесть, любовь, игра. Тиражирующие себя живые существа автоматически не совпадают с неповторяемостью бытия. Не совпадают, как внешне, так и внутренне. Поэтому...

Глупый повторяется,
умный импровизирует,
мудрый не считает повторения повторениями.


Лёгкость - залог успеха. Она прекращает зацикленность на себе в виде нытья и перетасовывания неврозов. Лёгкость подразумевает снятие границ и перетекание одного в другое. Когда мы чем-то занимаемся, то в процессе действия мы нераздельны с тем, что делаем. Правильнее сказать, что нас нет вне действия, а мы и действие являемся общим течением формы без разделения на объект и субъект. Лёгкость – отсутствие противопоставлений, поэтому отсутствие двойственности. Оно себя проявляет. Всё остальное «от лукавого».


Как дыра без краёв, в которой всё происходит: таково спокойствие ума. Это не похоже ни на удовлетворённость, ни на настороженность. Неподвижность ума – другое качество относительно любых состояний, о которых можно вспомнить. Это «нет» в качестве места для всего, что проявляется.


Так как мыслительный процесс проявляется из нечеловеческого, то, пребывая в нечеловеческом, можно пользоваться формулировками описывания нечеловеческого на сколько это позволяет ограниченность речи. Как правило, такая точность выглядит, как бред сумасшедшего из-за разницы между конечностью речи и фактической беспредельностью.


Принятие на веру информации о том, что "я" – это иллюзия, и принятие его в виде временной склейки проявлений изначального - разные вещи. В первом случае это расщепление личности, а во втором - инструмент, по которому внимание, глядя в корень проявлений "я", может слиться с изначальным.
Когда проваливаешься сквозь «я» вниманием, оказывается, что привязанность к себе была изначально теплотой основы без центра. Если не отвергать, то всё присутствует прямо здесь.


Всё качественное происходит в череде возникающих моментов. Не существует другого поля деятельности для реализации.


В нас есть место, в котором нет центра, так как в нём нет качеств. И, так как в нём нет качеств, мы внутри его безразмерности со всем внешним миром. В нём всё, что ещё не случилось, уже прошло, так как мы – раскатанная в дорожку его часть… В этом лёгкость принятия своей судьбы в любых версиях. Дело не в том, что «всё пройдёт», а в том, что тёмный коридор судьбы освещается лучом внимания по мере его прохождения. Чем ярче луч, тем безболезненнее прохождение. Но лучше луча свет, заливающий всё место движения. Тогда становится видно, что двигалось только внимание.
Любое страдание где-то уже завершено, поэтому лучше не сосредотачиваться на боли и не убегать от неё, а не давать ей занимать всё освещённое пространство судьбы. Чем шире видение, тем меньше в нём места занимает страдание.


Каждое бытовое конечное движение бесконечно. Ни что не имеет границ, если нет фрагментированности ума.


Нетеряемость внимания к месту начала и окончания мыслительной деятельности и называется «присутствием». Внимание как направленный луч тоже является продуктом деятельности, и исчезает при слиянии с первичным, имеющим качество осознания. В этом случае не существует никакого присутствия, так как нет разделения.


Изначальное может жить вечно потому, что оно не живёт. В нём «ничто» не противоречит чему-то. Бессмысленно искать описанное. Изначальное не делится на части, поэтому его невозможно схватить за описанную часть. Прямо сейчас наши тупость и озабоченности являются проявлениями изначального, но мы его не хватаем в данных проявлениях. Почему? Потому, что считаем, что то не это, а это не другое. Небытийная основа проявлений может показать равенство разного. В кипении один пузырь не лучше другого, хотя их размеры могут отличаться.


Мы пытаемся добиться реализации для «себя», «для того, чтобы…». Но старт может быть финишем, если посмотреть, кого мы собираемся улучшать. Когда мы сбрасываем неосознанный образ «себя», то оказывается, что только неосознанность делала проявления изначального «нашими».



Свет - развернутость. В схлопнутом состоянии не может быть образов, поэтому не о чем говорить. Мы узнаем свет как движение жизни потому, что он вспыхивает в качестве пространства, в котором уже присутствуют образы в готовом виде, и которые являются самим пространством в виде форм. Всё состоит из света, и некоторые могут видеть свет в качестве строительного материала развёрнутости. Заговорил об этом потому, что для современного человека понятие «свет» ассоциируется со светом прожектора. Это неверно. Мастера прошлого сравнивали его с ранним рассветом, когда солнце ещё скрыто за горизонтом.

Выйдя за ворота неведения,
Я оказался в светящемся пространстве самоосознавания.

Сенге Вангчук

Без заголовка

Четверг, 25 Февраля 2021 г. 09:29 + в цитатник
Довольно легко поверить в то, что свет – первичное проявление изначального. Гораздо сложнее поверить, что любовь является таким же первичным проявлением, как и свет. Под это название протащили всё, что только можно: ревность, жалость к себе, избирательность и т. д., и т. п. В представлении людей это человеческий собирательный образ биологических и социальных отношений. Но любовь вообще не имеет отношения к человеческому миру. Человек на столько в любви, на сколько он очищен от оценок выживания, включая тупость отдельности. Если на секунды – значит, на секунды, если навсегда – то, навсегда. Благодать, блаженство, благословенность, великолепие – всё это вторичные проявления прозрачной эмпатии, которая и есть сама жизнь, превышающая жизнь. Она на столько превышает жизнь людей, что вообще не является человеческой, и, поэтому, можно стать любовью на самом дне восприятия, которому чужды человеческие притязания.
Когда мы не накачиваем себя энергией значимости в ущерб окружающему, то это уже реальный шаг к слиянию с любовью. А вот прямое действие.

Возьми это смертное, рожденное и запутанное —
Прими его и узнай изначальное великое блаженство.

Сараха

Это высказывание было выложено чуть ниже само по себе. На него не отреагировал НИКТО. Делайте о себе выводы, господа. Самоисследование, похоже, в следующем перерождении. ))








Принимая себя, мы принимаем и свою смерть. Это выход из жизни в бытие вне жизни и смерти.





Когда принимаешь неправильное как правильное, то указываешь этим на непроявленный источник, который воплощается и в том, и в другом.

страх

Понедельник, 22 Февраля 2021 г. 23:48 + в цитатник
Мне пишут в диалогах: «это только страх». Нет, ребята, страх – это «не только». Всё, что себя повторяет, от амёбы до человека, сделано из страха. Страх – энергетический разрыв между повторениями живых существ и импровизацией бытия. Страх – несоответствие естественности. Вся цепочка терминов, начиная с ужаса и фрустрации и заканчивая настороженностью и неудовлетворённостью, представляет собой виды страха. Все чувства замешаны на страхе: на большем или меньшем расстоянии от небытия. Размножаешься – максимальное удаление. Убегаешь – интенсивность в зависимости от обстоятельств. Понятно, что в ситуациях присутствуют несколько составляющих, и одноцветных ситуаций не бывает. Человек и страх – одно и то же. Когда разрыв между повторениями и неповторяемостью исчезает, это испытывается как блаженство потому, что пропадает окостенелое напряжение страха.
Любовь не относится к чувствам и к окостенелостям, повторяющим себя.

Без заголовка

Суббота, 20 Февраля 2021 г. 09:19 + в цитатник
Когда мы себя имеем ввиду узнаванием, кто себя узнаёт в качестве «я»?









В недвойственности нет первичного. Предельные учения говорят о том, что мир – проекция человека. Такое определение является удобным инструментом для работы с вниманием, но, в чистом виде, оно тоже неправильно. Всё вспыхивает момент за моментом, каждый момент безграничен, поэтому во вспышке нет центра. Это главное. Можно сказать, что есть живые предметы в мёртвой форме, или, что есть живая форма бессознательных предметов – это ничего не меняет – неживая форма создана из живого сознания. Мы являемся частью данной череды вспышек как форма общего узора. Так данное видение стирает грань между формой и энергией, и мы можем испытывать блаженство в качестве проявлений формы в движении. Таким образом, блаженство служит разрыхлителем форм восприятия. В нашем конкретном случае – разрыхлителем образа себя.








Когда идёшь в бесформенный источник, то всё остаётся так, как было. Даже твои реакции. Только тогда уже существует один источник без твоей отдельности, и незачем бежать по привычке от полноты в частность, к которой ты привязан.








Если не давят обстоятельства, то мы превращаемся в растения, а если давят, то это отвлекает от реализации. Давление обстоятельств и потребительство можно увидеть как часть полотна проявлений нерожденного. Тогда потребительство и отвлечения в усилиях становятся кипением проявленносли.









Необходимо помнить, что все вступает в существование через ум.
Шри Сингха

Всё - это не только "всё", но и каждая частность.







Когда начинаешь делать что-нибудь необычное, тогда автоматически оказываешься в новом восприятии потому, что на действия не накладываются образцы прошлого.







Ни обстоятельства, ни ожидания со страхами, ни качество здоровья не мешают прибавлять к ним прозрачную любовь по причине её бесцветности. Теплая самоотдача миру лечит от пребывания в фантазиях и веры в окончательность чувств. Она ничего не уничтожает: она переводит восприятие в другой режим и даёт быть всему без границ.







Образ смотрящего - это обман. Это избирательная самоузнаваемость и ограниченность прошлыми образами. Не обязательно «смотреть на смотрящего», как советуют на Тибете. Восприятие и смотрящий – одно. И это «всё» не имеет центра.







Радуйся, но не присваивай радость себе. В печали нет границ. В безветрие забываешь про воздух.








Если череда образов в нас думается без адресата, тогда видно, что образы состоят из неживой формы, сделанной из живого сознания. Объём пустоты внутри них такой же, как и вне них. Камень преткновения – сама форма. Вне формы нет движения: нечему двигаться. Зачем форма? Она делает изначальное беспредельным. Зачем безначальному беспредельность? Незачем. Форма является агрегатным состоянием самого беспредельного, которое своим отсутствием-присутствием является самим бытиём. Иначе нечему бы было быть в своём отсутствии. Можно сказать, что движение с названием «форма» указывает на присутствующее отсутствие. Видеть форму в качестве предметов без её движения означает наше неполное восприятие. Это постулат о сансаре, но это же и путь полного восприятия. Всё происходит без нас – и это замечательно.









Структура нашего общества функционирует по принципу ада. Существа с вялой энергией внизу пирамиды отдают свои силы наверх. И так по этажам выше и выше.
Если мы перестанем верить умным убедительным текстам, и начнём всё исследовать сами, тогда у нас появиться возможность превратить инфернальную структуру в спектакль с данной тематикой. Потребителей потребляют, поэтому это самая глупая позиция в обществе.








Мне стало казаться, что нужно затрагивать вещи более приближенные к бытовому восприятию.
Когда действуют объемы личностных оценок-образов, мы себя видим отдельными от мира. Такое видение обусловлено сознанием в форме ограниченных величин. Сознание, имеющее ограниченную форму, является вечным, и принятая сознанием форма начинает бороться за своё увековечивание. В этом ошибка. Сознание начинает само с собой бороться: его форма с бесформенностью.
Когда мы идём к основе, формы желающие жить, сопротивляются этому. Они не хотят признавать свою иллюзорность. Рецепт прост. Нельзя ввязываться в борьбу с формами сознания, так как это всё то же сознание. Задача в том, чтобы увидеть формы как проявления бескачественного.







В созерцании говорят о расслаблении. Для нас расслабление ассоциируется с отупением, поэтому об этом можно сказать как о раскрепощении. В созерцании напряжения и расслабления не являются сами собой – они являются воплощениями движения естественного состояния.









Мы до тех пор не сможем решить проблему, пока будем находиться внутри неё, и безусловно верить её ограничениям. Мы её сможем решить, находясь вне неё и её законов. Когда проблема внутри поля сознания, тогда она видна как искусственное построение, и видно, как данное построение можно разобрать.










Махамудра с кармамудрой. Когда-то этот опыт мне был подарен на расстоянии. Данный опыт вообще не имеет никакого отношения к сексу. Гигантская волна поднимается снизу вверх по корпусу, и восприятие становится таким, как будто бы на видео установили избыточную яркость и контрастность. Мощь и буквальность жизни без интепретаций. В то же время есть знание, что это действие объединенной мужской и женской энергии. Написал это для того, чтобы сказать: вся тантра в соцсетях является ложной, и раздувает эгоизм и потребительство. Не думаю, что гусеница получает удовольствие от того, что становится бабочкой.








Всё, что нам нравится, и всё, что не нравится, представляет собой пузырь восприятия под названием жизнь, который исчезнет вместе со смертью. Суфии предлагают смаковать все явления, но в этом есть разделение на объекты и отношение к ним. А вот понимание всего как характеристик этого единого пузыря позволяет относиться ко всему с прозрачной эмпатией, которая всё делает элементами представления.









При падении мы сможем себя схватить за руку или за ногу, но падения это не остановит: нужен другой рычаг. Если мы в настроении и образах, которые нам не нравятся, то где находится та опора, которая ими не является? В месте, из которого они проявляются. В этом месте всё проявляется в нас, но без нас потому, что мы и есть эти самые проявления. Просто смотрите в бескачественный исток. Этого достаточно. Тогда любые проявления характера не будут беспокоить. Попробуйте.








Собственно, мы в сансаре потому, что гуляет внимание. Чтобы оно не гуляло или не упиралось в одно и то же, нужно создать условия для отсутствия избирательности, то есть, вытянутости, протяжённости, линейности: называйте, как хотите. Тогда внимание не будет убегать от самого себя и останется само с собой в своей природе.









Привычки - это нечто большее, чем распорядок дня. Привычка - однозначный взгляд на вещи, который исключает все остальные взгляды. Например, взгляд на обстоятельства как на препятствия, а не как на обучение, или наоборот. Всё, кем мы являемся - это привычка. В этом нет ничего страшного, когда есть понимание всех наших реакций как версии приспособленности к выживанию. Но, если мы считаем, что жизнь такая, какой мы её видим, то это бег по кругу и пустое проживание.








Любая тема является направлением вырезанным из беспредельности. Любая. Как только начал говорить или слушать, знай, что это частный случай, который может быть полезен только в ограниченных обстоятельствах. Люди общаются для того, чтобы себя структурировать в каком-либо образе.
Когда, при данном положении вещей, люди не видят игры изначального, тогда они вязнут в оценочных образах. Проще говоря, в сансаре.









Нигде не вижу про «дух приключений». Все такие умные и настойчивые. Поняли, что могила приближается, вздохнули и начали медитировать. Если дух приключений не тайный сценарий, то он является бесстрашным принятием неизвестного. А неизвестное начинается там, где кончаются границы личности, иначе личность будет старить всё новое. Дух приключений – это легкость, не обременённая страхом. Это сродни ветру удачи или балаганной трагедии: всё правда, но неправда. В таком состоянии появляется безинерционность, так как в любой момент что угодно может быть новым. В свою очередь, состояние незашоренности выводит к свободному восприятию без оценок прошлого. Лёгкость бесстрашия - свобода. Свобода не «от чего», а свобода вместе со всем.








Пространство тонкого блаженства может возникнуть от того, что оно является изначальной дообразной гармонией, а наша основа ей и является. В этом пространстве не могут возникнуть образы сформированные страхом, то есть, все образы. Страх – разрыв между тем, что есть, и тем, от чего убегаешь или к чему хочешь прибежать. Разрыва в основе не может быть потому, что нечего рвать: она бескачественна. Но страх определяет всё, если основа не осознаётся. Тогда сама череда обстоятельств угрожает стабильности образа «я». Блаженство может возникать в редкие моменты отсутствия страха само по себе. Важно в этом то, что оно может углубляться, менять качество и раздвигаться, выключая образы страха. В данном случае, дело не в том, что оно приятно, а в том, что оно служит указателем слияния с основой.









Начнём сначала. Без просветления. Жизнь конечна. Она проходит мимо, так как наше внимание плавает по одним и тем же образам, и мы не замечаем, что происходит. Внимание плавает без нашего участия: цепочки одних и тех же образов в разной последовательности. Нас там нет, но там нет и жизни – замкнутое на себе кино. Плюс треть жизни во сне.
Даже, если жизнь конечна, она состоит из непостижимого количества моментов, каждый из которых может быть осознанным. Это сопоставимо по времени с жизнью богов.
Что этому мешает? Лучеобразность-избирательность внимания. Почему мы не участвуем даже в этой иллюзии? Потому, что движение образов является завершающей фазой работы сознания без осознания истоков данного процесса. Внутри фильма не видно монитора, на котором он существует.
В каждом осознанном моменте оценочные образы и безоценочность существуют одновременно. Бескачественность сразу воплощена в видимость в каждом моменте, моментов неизмеримое множество, и в бесконечном обновлении теряется прошлое и будущее – им негде поместиться в нескончаемом обновлении.
Не имеет значения просветление это или осознанность. Можно вообще это никак не называть. Можно прийти к истинному положению дел. Уже одно это снимет напряжения активной тупости.








Мы не знаем, что такое чистая любовь.
Мы видим закат или рассвет. В этой грандиозности нет ни йоты страха. Мы не принимаем к сведению этот кадр из нашей жизни, а стремимся в эту красоту и отдаём ей себя. Начинаем жить жизнью этой красоты, не обращая внимания на свой ограниченный образ. Нет фантазий и желаний присвоить это себе. Самоотдача заново и заново.
То же самое с любым предметом или тем, что видим. Рельефная таковость. Это красиво потому, что оно такое, какое есть, и именно в это время в этом пространстве. Уникальность неповторимости и неповторяемости. Нет шлейфов размышлений - есть яркость и очевидность буквальной красоты, выраженной в том, на что смотрим. В этом личность не работает потому, что она является выражением прошлого, и не может встроиться в процесс самоотдачи красоте форм данного момента. Любовь - активность без прошлого и будущего, и, поэтому, взгляд на гармонию, выраженную сейчас во всём и через всё. В процессе самоотдачи мы сами становимся всем этим, так как больше не видим своей ограничивающей куколки гусеницы, созданной из прошлого. Мы юны до нерождённости, и даже куколка является частью самообновляемости вместе со всем остальным.


Понравилось: 1 пользователю

Будучи любовью, постигающей подлинный смысл

Вторник, 19 Января 2021 г. 07:14 + в цитатник
Будучи любовью, постигающей подлинный смысл…

Гараб Дордже
Великое Пространство Ваджрасаттвы

Это даже не кратчайший путь – это финиш, слитый с началом. Что мешает стать любовью? Непонимание, что это такое. Любовь – отсутствие страха. Присутствие страха говорит о том, что то, что мы называем любовью, это не только любовь, а, возможно, и совсем не любовь. Наше восприятие разделено на понятие жизни и смерти, и мы боимся смерти и жизни ведущей к смерти. Но в изначальном нет разделения на жизнь и смерть. Это другой способ существования незнакомый нам. Любовь тоже недвойственна потому, что нейтральна по отношению к оценкам. Мы – конгломерат интерпретаций, и, отдавая его, то есть себя, любви, любовью-недвойственностью постигаем недвойственный «подлинный смысл». В практике любовь является заменой бескачественному присутствию изначального. Повторю. Любовь – прозрачная эмпатия, которая является гармонией, так как она изначальна. Наверное, можно сказать, что это излучение потенциальной гармонии. В любви то, что от нас осталось, само изначальное, поэтому мы минуем его присутствие.

Внимательность

Суббота, 09 Января 2021 г. 14:34 + в цитатник
Бытовая жизнь. Фантазии, воспоминания, моделирования, ощущения, чувства. Можно всё, что и всегда, но вся деятельность не отрывается от бескачественного корня. Корня нет потому, что у него нет качеств, но он есть, и всё, что происходит, является его воплощением. Учитывайте бескачественное всегда. Нет хорошего и плохого – есть осознанные и неосознанные реакции, которые были всегда, поэтому запретов на повседневное реагирование нет. Внимательность ничего не исключает, но внимание может отрываться от корня, и тогда мы становимся ограниченными фантазиями и прочими проявлениями психики. Основное. Нужно, чтобы внимательность вошла в привычку. Для чего? Чтобы на процесс внимательности не тратились силы, и он стал бы таким же характерным признаком восприятия, как и всё остальное. Это вопрос необходимости, нравится это или нет.

Без заголовка

Суббота, 09 Января 2021 г. 00:04 + в цитатник
Слиты начало и окончание в единый импульс, и нет между ними зазора. Когда видишь такую завершённость каждого момента, тогда перестаёшь неосознанно поддерживать протяженность переживаний. Всё постоянно исчерпывается, и только мы по привычке тратим силы на уже не существующее. Может быть, пора отвернуться от прошлого и дать вечно юному занять его естественное место?













В махаяне говорят о запутанности психики. Я не понимаю, в чём можно путаться. Временное воплощение источника не ощущает самого источника, и, чувствуя себя отдельным, судит обо всём с позиции веры групповым концепциям. Все результаты практики любых религий и традиций основаны на любви, сострадании и эмпатии, то есть, таких состояниях сознания, при которых теряется концепция своей отдельности. Теряя себя в ясности, перестаёшь верить в обособленность всего остального потому, что в данных состояниях всё видится без оценочных искажений, которые фрагментируют восприятие. Больше в этом понимать нечего. Все дальнейшие руководства основаны на этом базисном восприятии.














Из чего сделаны все разномастные образы? Это не материя, и не то, что можно увидеть как объект. Всё приводится к общему потенциальностью. Внутри мечущегося внимания нет движения, так как нечему двигаться. Качеств нет, но отсутствие движения внутри движения можно ощутить потому, что его природа является осознающей.
Отсутствие напряжений потенциальности ощущается как пустота. Потенциальность сливается с собой, руководствуясь образами и проходя сквозь них, так как в самих образах видит только себя. Когда говорят о «присутствии», тем самым говорят, что образы и потенциальность это одно и то же.










Размышления о достатке с позиции арийской культуры

На сегодняшний день мы являемся наследниками тюркско-семитской культуры. Древняя Греция, а так же сегодняшняя цивилизация Западной Европы видит окружающий мир в виде объектов и категорий. Арийская гуманитарная культура подавлена изобретателями предметов, которые их демонстрируют в качестве аргументов своей правоты. Похоже, они не понимают того, что изобретение не является подтверждением мироустройства, так как изобретение работает до тех пор, пока его работа не противоречит более общим законам мироздания.
Мировоззрение твердых предметов говорит, что Земля является ограниченным шаром, на нём все ниши заняты, и идти работать можно только в услужение к занявшим ниши ранее.
Вспомним, о чём говорят Веды и иже с ними. Майя/сансара – поток образов. На примере меняющегося потока, уносящего всё, основана концепция буддизма о страдании.
Если мир – поток, то он не может быть ограничен местом или нишами просто потому, что это само время в обстоятельствах. Кто-то умирает, кто-то рождается, обстоятельства делают возможным возникновение и распад групп и мировоззрений. Арийский взгляд – взгляд на мир, который не ограничен предметами, поэтому всегда можно что-то начать, если в этом назрела необходимость. Для этого понадобятся силы для того, чтобы сбросить наваждение групповой веры в текущее мироустройство, и силы для того, чтобы что-то придумать из того, что раньше не приходило в голову. Когда мир предметов преобразуется в образ силовых потоков, тогда каждому станет понятней, с каким аспектом потоков органичнее слить свои силы.
Желаю всем в новом году приобрести больше самостоятельности и доверия к своей интуиции.












Неправильное узнавание – это форма изначального сознания. В этом смысле мастера говорят, что не нужно ничего достигать, так как всё уже есть. Правильное, в неправильной форме, да ещё в движении – загляденье. Превосходя смысл, превосходя гармонию и цели. Танец бессмысленности и одухотворённости. Вектор внимания тонет в образах, и вместе с самоузнаванием становится единым с движением проявлений. Мы видим то, что можем, но и в этой относительности изначальное проявляется всё целиком. Какой подарок! Вечная сказочность.
С обновлениями всех!









Узнавание, в котором нет узнаваемого и узнающего, перестаёт быть похожим на себя. Узнавание может существовать только на фоне остального, поэтому оно теряет своё качество узнавания, и становится безоценочным восприятием без двойственности.







Существуют люди, у которых внимание жёстко фиксировано на определённом наборе образов. Для своего существования человек вынужден на что-то опираться, и у таких людей опора существования на столько слита с определёнными образами, что они не могут допустить, что существуют другие не менее убедительные образы. Всё увиденное и услышанное они неизбежно приводят к одной и той же опоре, которую они считают реальностью. Что бы вы им не сказали, они приведут сказанное по своей цепочке размышлений к тому же, что и всегда.
Эти люди могут быть социально абсолютно открыты, но они, на деле, непробиваемы: их внимание не понимает, в какое место можно выйти из их натоптанных образов.
Много таких людей среди нас? А может, это все мы?










К Новому году

Готовил с дочерью урок о верованиях славян. Там про леших и кикимор. Какой бред.. Каждый хочет счастья. Счастье - слияние частей. Когда это происходит, человек оказывается на седьмом небе. Коротко и ясно. Всё.
Это и есть русская идея.








Искренность - отсутствие второго дна. Ничего не подразумевается. Такая простоватость пугает потому, что она уязвима. Но с нашей многогранностью мы сидим в своих измышлениях, а время, в этот период проживания, уносит наши силы.
Мастера недвойственность говорят правильные вещи, но забывают повторять одно условие. Всё происходит в лёгкости. Это первейшее и непременное условие естественной жизни. Все усилия происходят внутри лёгкости. Искренность и лёгкость неделимы тогда, когда нет места страху.







Оно ближе близкого.
Оно – уже мы.
Оно на столько непоколебимо, что страх всегда лишний.
Но вот эту суету страха тогда становиться некуда пристроить.
Приходиться мириться с его озабоченностями, пока он не рассосётся в прозрачной любви.

Всё проще, но по-другому. Есть ужас небытия. Он

Вторник, 05 Января 2021 г. 18:57 + в цитатник
Всё проще, но по-другому. Есть ужас небытия. Он успешно завален концепциями, мечтами, воспоминаниями, и другими формами побега от смерти. Проще некуда.

Без заголовка

Четверг, 24 Декабря 2020 г. 22:38 + в цитатник
Надо-то отлепиться от образов и не создавать новых. Ну и конечно, любить, чтобы не скучно было.






Есть моменты жизни без угрозы нашей персоне, но мы по привычке мыслим так, будто бы угроза есть. Мы не можем привести наше состояние к естественности, так как само мышление - это реакция на угрозу.
Можно оставить эти инструменты выживания в покое: чтобы видеть окружающее, достаточно в них не находиться, тогда они станут украшающим бытие движением.






В какую сторону смотреть? Что делать для просветления? Ни в какую. Ничего. Подо льдом оценочных узоров есть прозрачная бездонная вода. При нашем мечущемся внимании, мы неизбежно натыкаемся на эти полыньи, но не замечаем их по причине их бескачественности. Если не иметь направление мышления, то станут осознаваться, как оценочные, так и бескачественные аспекты сознания. Оценки – временные конструкции, и, поэтому, не мешают быть тому, что было всегда.


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Понедельник, 21 Декабря 2020 г. 10:41 + в цитатник
Не знаю, имеет ли это для кого-нибудь практическую пользу. Свет в предельных учениях – это не свет фонаря. Свет – синоним развёрнутости бытия из бескачественного. Бескачественного нет в том смысле, что существование может быть только в проявленности. Нет непроявленности по-одному и по-другому. Непроявленность – полная непроявленность. Она разворачивается. Как можно назвать видимость образов? Светоносность. Почему? Иначе не было бы восприятия чего бы то ни было. В этом смысле, объём и время тоже свет как характеристики текучих образов. Почему не другой термин? Кроме восприятия ничего не существует, и удар кирпичом тоже является аспектом развёрнутости. Когда сравнивают самоосвобождение мыслительного процесса с временным промелькиванием капель из океана в океан, то здесь надо учитывать, что сам океан такой же невесомый, как и мыслительный процесс.









Когда одиноко – люби.
Когда болеешь – люби.
Когда боишься немощи и смерти – люби.
Почему? Потому, что любовь нейтральна, и, поэтому, проходит насквозь волны страданий, объединяя со всем тем, что не может быть затронуто. Это не побег: это перерастание.








Если смять жестяную банку, то верх и дно станут лепёшкой без расстояния между ними. Желания достижения с самим достижением не имеют расстояния, так как то и другое являются формой осознания. Задача только в том, чтобы не создавать расстояния между ними.
«Лишь двинулся — и уже знает себя» Лонгченпа.








Все жёсткие предметы материального мира текучи. Текучесть всех объектов обозначается термином «время». Реализация не является психическим состоянием – она является освобождением от раздробленного оценками прошлого. В ней восприятие и объекты перестают быть разными реальностями.











Что можно пощупать из изначальных нечеловеческих аспектов бытия? Сострадание? Но оно смешано с эгоистичной жалостью, поэтому является человеческим. Обновляемость? Но её сначала нужно освободить от оценок, которые являются самим прошлым. Яркость? Но к восприятию всегда примешивается тонкий страх, автоматически просчитывающий последствия. Только любовь-эмпатия ничего не хочет, ничего не меняет, ничего не защищает, ни к чему не обязывает. Не желая ничего исправлять, она устраняет страдания просто потому, что приводит неестественное к естественному. К самой себе.












Выбора нет. Каждый идёт по своей колее. Но при помощи инструментов колеи, при стечении обстоятельств, есть возможность расширять колею до состояния, когда колея превратится во вспаханную территорию без направления.







В абсурде можно найти только абсурд, поэтому проще от него не отделяться.








Если вы чувствуете, что вам чего-то не хватает, значит вам не хватает любви.







К любви можно подключиться через привязанность. Когда мы любуемся предметом, мы не боимся. Застывший страх - это концепции о продлении нашей отдельной жизни в виде озабоченностей. Страх - инструмент сохранения, поэтому он всегда на страже. Мышление – движение страха во времени. При любовании само отсутствие страха делает лишним решение надуманных проблем. В бесстрашии при отсутствии направленности внимания принимается всё. А, так как всё кипит в проявлениях вместе с нами, то это творчество бесстрашия и можно назвать любовью. Расширьте само состояние любования на всё, и отвяжите его от предметов и определений. Чувства улягутся сами: они тоже животное мышление для выживания.







Существуют оценки тела, оценки чувств и оценки рассудка. Энергетические оценки тоже выражаются в этих уровнях. Сколько бы ни было комбинаций данных оценок, они не могут выйти за пределы самих себя. Мы держимся за повторения.
Страх заставляет совершать любые поступки, направленные на то, чтобы не выйти из этого режима медленного самоубийства. Существуют грибы, которые впрыскивают в насекомых ферменты, заставляющие жертву поступать так, как нужно грибам для размножения. Нам грибы не нужны: мы вполне обходимся сами. Может, рискнуть?







Узнавание в ощущениях – это стабильность определённости, даже если она пугающая, и отсутствие творчества, так как в ответ перебираются уже существующие внутренние программы.
За этой механикой находится нечеловеческое, которое выражает себя узнаванием. Бесцентровость превращается в фильм. Она никогда не исчезает. Для того, чтобы её найти, её не надо искать: мы – это уже она. Когда мы осознаём своё мышление, то мы уже в ней. Это она сама. Здесь было бы уместно сравнение «труп по течению», если бы не было пребывания жизни в изначальном сознании. Просто дайте этому быть. Не страхуйтесь.





Внутреннее возникает тогда, когда его отделяют от бытия узнаванием,
хотя, это просто доступная его часть.





Мы не в состоянии хоть что-либо понять, если у нас нет по этому поводу какого-нибудь образа. Изначальное не имеет качеств и образов. Но изначальное воплощается в образах, поэтому мы, сами являясь образами, можем его ощутить.





Для того, чтобы иллюзии стали иллюзиями, а реальность реальностью, не надо тревожить бытие индивидуальностью: волны не дают видеть дно. Собственно, индивидуальность это собирательный образ, поэтому достаточно прекратить тратить усилия на удерживание этой искусственности. Прекратите надумывать центр.

Без заголовка

Понедельник, 30 Ноября 2020 г. 13:19 + в цитатник
Любой мир переживаний бесконечен изнутри и ограничен снаружи. Вывести из миров на волю может только состояние без оценок. Активным состоянием без оценок является любовь.






В любом деле занимаемся самим делом и при этом учитываем окружающее «ничего». Это позволяет вниманию не погружаться полностью в переживания ограничивающего пространства данной деятельности.








Поскольку это отчетливо ясное осознание совершенно обычно и не исключительно, то зовется обычным осознанием. Хотя ему и дают много имен, тщательно продуманных и благозвучных, но по сути – это твое сиюминутное осознание. И если кто-то хочет найти что-то иное, это как если бы дома у него был слон, а он бродил бы всюду в поисках его следов.
Падмасамбхава

Это так, но не так. Неосознанная натужность мышления разделяет всё на переживания и окружающий мир, в котором всё происходит само. Сиюминутное осознание позволяет течь мышлению естественным образом. Вот тогда-то всё и будет воплощением неопределяемого.







Что можно прибавить к любви? Она, как солнце ровно освещает всё. Любящий кажется не сочувствующим потому, что реагирует на ситуацию на столько, на сколько это требуется для её исправления (приведение неестественности к естественности), не впадая в слезливую жалость. Впрочем, если для исправления ситуации нужны слезы, то будут и слёзы.






Есть то, чего нет.







Предположим, что нужно отрезать руку или ногу вашему ребенку. Чем вы готовы пожертвовать для того, чтобы это не случилось? Вот об этом состоянии и говорится в махаяне. Это не медитация, и не ритуал - это искренность. Такая самоотдача приводит к просветлению потому, что вы ощущаете относительность вашей индивидуальности, без которой можно прожить. Возможно, что уже и не вам, так как в данном состоянии центр мира покидает вашу индивидуальность.
Для меня данное состояние самоотдачи не соответствует слову "сострадание". Самоотдача шире плохого, но на данном примере об этом восприятии проще говорить.







Невозможно спрятаться от жизни потому, что внутренний мир сделан из тех же элементов, что и внешний. Но можно преднамеренно отупеть, удерживая внимание в переживаниях. Тогда перестаёт восприниматься и внутреннее, и внешнее.







Адепты махаяны объявляют, что без сострадания просветление невозможно. Потом они начинают объяснять, что сострадание это не обычное сострадание а… и приводят примеры обычного, необычного и сострадания без объекта.
В христианстве существует понятие Божественной любви. Это понятие открыто подразумевает равное отношение ко всем. Подозреваю, что, если ламы живут в Европе и боятся отойти от традиционных объяснений, то дело не в махаяне, а в ламах.







Где из секунды в секунду находится внимание? По каким пространствам мечется? Ответ в том, что неважно, где оно присутствует: главное держать его движения на виду. Как сказал дзенский мастер: для того, чтобы овцы не разбегались, нужно их выпустить пастись на бесконечное поле.







Когда являешься частью внешнего, тогда исчезает разделение на тебя и объекты, так как все это внешнее. При этом нет ограничения в любовании каждым объектом проявлений единого, так как объекты созданы из этой развернутости.







Когда образы возникают и исчезают на фоне прозрачной любви, они не мешают этому фону быть тем, чем он был всегда: дорожденным способом существования.






Фон присутствует автоматически, поэтому, чтобы быть фоном не требуется ни йоты усилий (это для тех, кто уже был источником).

Самое близкое мне высказывание.

Все явления суть неизменное подлинное бытие:
Оставишь его без действий - оно самоосвободится.
Самородную мудрость не нужно искать:
Освобождаясь, она заодно указывает путь к освобождению.

Прахеваджра или Прамодаваджра или Гараб Дордже





Объектов не существует не потому, что всё - проекции внутреннего, а потому, что всё - субъективность внешнего. Включая проекции внутреннего )).





Любовь себя проявляет в качестве ясной бесцентровости. Если бесцентровая ясность возникает спонтанно, не забудьте добавить к этому тепло эмпатии для развития данного качества осознания.





Отсутствие объектов не означает присутствие внутреннего. Отсутствие объектов означает одно на всех внешнее, начиная с восприятия. Просто, структуры тела, являясь частью внешнего, доступнее для осознания им самого себя.

Без заголовка

Понедельник, 16 Ноября 2020 г. 21:45 + в цитатник
Когда внешнее, которое находится внутри под плёнкой личности, соответствует внешнему снаружи, тогда нет депрессии и недооцененности. Ну да, личность - набор инструментов индивидуального выживания, и её задача быть неудовлетворенной и стремиться к всё большим результатам. Но в окружающем её внешнем она сама является воплощением этого внешнего, поэтому раскручивать маховик вовлечённости в процесс неудовлетворенности ей не с кем.







Неузнавание как не слитность восприятия с концепциями возможно в теплоте любви. Иначе, отсутствие опоры провоцирует метания от страха и усиление «я» ищущего опору. Разговоры о том, что сам источник и есть свои проявления, остаются теорией, пока сознание не перестанет быть захваченным концепциями.








Равность в буддизме близка по ощущениям христианскому смирению, когда без выбора принимается всё приходящее и в ответ на это не пресекаются ответные реакции организма, будь то слёзы или смех. Личная потенция заменяется силами источника. Когда человек действует не из личности, то личность начинает реагировать на происходящее самым оптимальным образом: она достраивает собой ситуацию без страха и выгоды. Происходит кипение форм, в котором человеческое олицетворяет собой нечеловеческое.







Улица, погода, пространство. Обрывок фразы, идущих навстречу. «…она ему говорит…» Почему не про жука или про полимер?
Любой возникающий образ показывает только себя и этим исключает бесконечность всего остального. Всегда подмена сознания образами, само наличие которых создаёт видимость их необходимости.
Когда видишь подмену общего частным, то свободное восприятие приходит само как состояние с отсутствием усилий думания.







Механизм личного выживания не предполагает просветления, так как просветление по отношению к личному выживанию нейтрально. Но, не выжив, мы не сможем стать реализованными. Таким образом, глупо что-то менять в данном механизме, и глупо использовать его для просветления.






Незнакомое измерение, звенящее блаженством, не бери в круговорот своих привычек. Не тащи его в свою ограниченность. Останься там.







Принимать свои ограничения не означает смириться с ними. Так же, это не означает, что надо осуждать себя. Принимать и учитывать - это означает идти вперёд с открытыми глазами.








Оценки ума замещают собой сам ум-восприятие. Оценки всё дробят. Дробить – их функция. Пока внимание в осколках разбитого зеркала, невозможно увидеть то, что их порождает. Одна и та же твёрдая готовая форма восприятия не является самим восприятием: она собой подменяет то, что могло бы им быть. Пока оценки не исчерпают себя, от них невозможно избавится, но внутри каждой оценки есть область сознания без качеств. Оно не имеет границ, поэтому, находясь внутри каждой оценки, оно одновременно и вне неё. Всё проще чем кажется: не доверяйте оценкам без применения к ним силы, и тогда они начнут истощаться.








Как легко исчезает «моё», когда знаешь относительность данного понятия. Воронка, всасывающая сознание, является правдой, когда с ней согласен, и наваждением, когда видишь только волны движения.









Чистое присутствие установилось само и без всяких усилий.
Симха.

Для того, чтобы это произошло, нужно исследовать опору на узнавание себя в качестве ограниченного существа. Само узнавание нематериально и вколочено социумом для соответствия другим. Если узнавание это концепция, то она является частью наваждения бытового существования. Игра в ограниченность не хуже любой другой роли, но признавать её как фундамент, означает искусственное проживание в боязни не достичь величин, продиктованных самоузнаванием.







О бабочке

В любом полноценном поступке присутствует смерть гусеницы. Без этой смерти поступки ни к чему не ведут.







Если убрать видимость двойственности, то недвойственность перестанет быть естественной в своих проявлениях.

Рука берёт предмет. Есть рука и предмет. Есть одно, которое проявляет себя в данном действии, и оно не делится на руку и предмет. В таком восприятии двойственность подтверждает недвойственность. Любая двойственность никуда не ведёт, но любая двойственность является проявлениями единого.





Присутствие и отсутствие эго – какая тонкая грань! При этом невозможно ни к чему прикасаться вниманием, так как прикасаться будет эго.





Для состояния открытости основное - нужно не определять себя как-либо. Вроде бы просто, но требует внимания.






Когда у ребенка сформировано узнавание себя, ему не объяснишь, что он просто полупрозрачная льдина, которая не пропускает чистое внимание в его основу. Что он больше, чем центр мира, но по-другому, так как нет ни того, кто всё приводит к центру, ни самого центра. Большинство людей не понимают, что есть ещё что-то, кроме данного центра эго в себе. Всё, что не я, они определяют как внешнее. Но для тех кто допускает такое, можно объяснить, что вместо поиска нужно дать проломиться этой льдине и дать засиять своей основе. Ограниченные осколки не мешают бесконечности быть бесконечностью.







Для того, чтобы войти в любовь, применимы слова "легко" и "скользяще". Просто отдаёшь себя и даёшь этому происходить. Мы являемся её воплощением, а не наоборот, поэтому то, что всегда было нами, становится очевидным вне концепций. Собирательный образ себя меняется на осознание без центра. Всё. Дальше нечеловеческое. ))







Корень того, что хочет найти что-то другое, и есть искомое.






Когда-то мне было сказано, что нужно уметь задавать вопросы. Восприятие каждого имеет свои ограничения, и только он сам может себя спросить о том, в чем нужно разобраться. В этом ему не может помочь никто и ни что. Традиция - хорошо, но: " Незачем нам вставать на ходули, ибо и на ходулях надо передвигаться с помощью своих ног», как сказал Монтень.







Любовь - отсутствие протяженности и направленности. При этом все жизненное и живое на столько, на сколько это вообще возможно. Но эта жизненность не имеет отношения к человеку.







В традиции Кастанеды тормозами считаются собственная значимость и жалость к себе. Если в этом развязать узел соболезнующего, то останется живая струя бесцентровости.






Сон и явь - кадры беспричинного кино. В них нет антагонизма. Все успехи и неудачи ведут к основе, не имеющей к ним отношения. Все смыслы относительны. Оживи в происходящем. Умри для узнавания.






Человек зачинается, рождается и живёт в усилии удерживания своей формы. Своей отдельности. Человек не хочет умирать, то есть терять свою отдельность. Если человек не хочет знать истину, то он не станет своей собственной природой, так как в ней нет отдельности. Просветление равно истине – всё остальное - иллюзии.






Когда после отвлечения оказался в мечтах вместо данности и сожалеешь об этом, то сожалеешь о том, что помнишь, а не о пребывании в данности. Сожаления не отличаются от мечтаний.





Восприятие так же, как и интерпретация восприятия, сделаны из одного и того же. Неверное сделано из верного. Но в верном нет зацепок, поэтому его невозможно зафиксировать. Наблюдая за восприятием, не забывайте о его сличении с прошлым: это одно и то же.


Поиск сообщений в отпущенность_момента
Страницы: [14] 13 12 ..
.. 1 Календарь