-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в отпущенность_момента

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 3750


Комментарии (0)

Без заголовка

Воскресенье, 14 Июля 2019 г. 23:37 + в цитатник
Передача воззрения

Я не знаю от кого получил передачу. По моим ощущениям, тонкое тело у него функционировало не так, как у людей. Формально, он был обычным человеком. Видящая подруга сказала, что он был как-то связан с нижними мирами. Возможно, наг или якша, но это просто мои фантазии. Возможно, оказался там за какой-нибудь косяк: домысливать глупо.
Это было при прохождении срочной службы в армии, и он был обыкновенным рядовым. Обычная семья в г. Запорожье, из которого он впоследствии уехал. Музыкальный институт. Срочная служба в армии. Я каким-то чутьём определил его. Мало того, я ему объявил, что ничего не смогу ему дать и буду только брать. Моё объявление и его слушание выглядело, как некий договор. ССеСР. Самиздат нескольких трудов по дзен и Дж. Кришнамурти. Йогой прошлого века я н интересовался. Никакого дзогчена тогда не было. Приведу отрывок из моей книги «Древо времён». Действие в 1980 году.

Момент, когда говоришь «прощай»
После всех изменений восприятия я находился в безмысленном наблюдении жизни. Мечтать или обдумывать решение проблем, было равносильно для меня прерыванию полового акта ради старушечьих сплетен. Был синтез из ожидания приключений и тотального ненасилия. Беспредельность стала тёплой и родной – прямо, мама, какая-то.
Ощущения неполноты, всё-таки, оставалось. Что-то было закрыто. Глупо пытаться понимать, когда нет аналогий для понимания, но интуитивные движения вперёд с моей стороны присутствовали постоянно.
В казарме другого города вышел на восприятие совсем иного мира.

Ощущение было настолько интенсивным, что казалось, блаженство размазывает меня своим давлением по миру, и я исчезаю. Это не имело значения: в каждый момент всё возобновлялось с начала до конца, и каждый момент являлся беспредельностью. Пульсация моментов была квинтэссенцией юности. Каждое мгновение рождало вселенную заново, и каждый момент нёс наслаждение заново – ни миллионной доли процента старого. Юность и обновление, юность и обновление… Ни криком, ни движением это не возможно было выразить. Оставалось стоять и молчать… На момент переживания я был юн, но Это было ещё свежее. В нём не было ни следа прошлого. В нём не было времени.
Длилось это несколько секунд. Потом наступил предыдущий слой мира.

Я подошёл к наставнику и сказал:
- У меня сейчас было такое переживание,.. я хочу туда.
- Это происходит только тогда, когда тебе нечего терять.
В моих глазах была мольба: я чувствовал свою энергию.
- Я хочу туда…
В глазах наставника появилось напряжение. Он решал, вмешиваться или нет в рисунок моей судьбы. Потом внешне расслабился и сказал:
- Ты мне рассказывал, как любить и не любить окружающее (я отвязывал эмоциональную зависимость от окружающего произвольным раскачиванием настроений). Люби.
- Сколько?
- До конца поездки.
До конца гастролей оставалось пять дней.
Включил любовь. Любить - это когда вглядываешься в буквальность происходящего, отключая пространство и приветствуя увиденное. Можно сказать по-другому: из расхожего выражения «бабочки в животе» выпускаем часть бабочек в обозримое пространство, а часть оставляем внутри и пропускаем по телу электричество. Когда активное принятие увиденного есть, то такие ощущения и происходят. Вышел на желаемый мир. Мир стал жить вместо меня. Ушла радость, ушло наслаждение... Ничего не ушло кроме ушедших сравнений – всё превратилось в условия игры. Тело исчезло: оно стало частью материи, место, где было интеллектуальное бу-бу-бу – осознанием, а место чувств стало любовью. Проявленная часть вселенной, вырастающая из отсутствия, осознавалась вместе с отсутствием в нескольких плоскостях. Проявленность как плотные образы – телом, потенция отсутствия – любовью, а всё вместе – видением. Никакого разделения не было. Оно себя осознавало «изнутри и снаружи» ежемоментно всеми способами, но выше сознания существовало бытие как часть отсутствия. Структура по-настоящему грандиозная. Это, как пузырь воздуха в бесконечном бетоне, только без намёка на тяжесть. Возможно, в этом русле говорится о трёх телах Будды.
Кирпичики моментов наслаждения воспринимались как данность и не отвлекали от всеобщего маскарада, фейерверка микроприключений.

Описывать бытовую жизнь с этих позиций бессмысленно – всё очень детально и забавно: как человек скрывает, как хочет выглядеть, как он не понимает, что он не человек... Вообще, первое, от чего я раскрыл рот – это не грандиозность осознаваемого, а неестественность людей, которых я увидел. В холодной казарме к по пояс голому солдату сзади подходит другой с мокрыми от мытья в ледяной воде руками. Предвижу реакцию первого солдата. Ледяные руки на спине. Вместо мата - закатывание глаз и, якобы, удовлетворённое шипящее а-а-а… Гитарист, переведённый из спецроты, маясь от скуки, затеял потасовку с маленьким киргизом, непонятно зачем взятым в ансамбль. В бытовой жизни этот киргиз молчал и улыбался, потому что почти не знал русского языка. По-моему, мыслителем тоже не был. Сослуживцы ожидали «избиения младенцев». Потасовка хоть и предстояла дружеская, но, всё-таки, киргиз был вынужден принять бой, так как был «молодым» и не мог уклониться: видно было, что ему не хочется получать тумаков за «просто так». Мы с наставником одновременно переглянулись: киргиз был весь в потоке, а бывший «спецрота» имел в грудине «болотце». Через пару секунд после начала возни «спецрота» получил удар с внешней стороны трицепса, и его рука повисла. Народ разошёлся обескураженный данным фактом.
В людях, как будто бы есть веретёнца с крючками, на которые намотаны нити напряжения. Трогать нити нельзя – затянутся ещё туже. Указывать на них нельзя – человек, видящий всё сквозь напряжения, не в состоянии понять, о чём речь. Остаётся его заманивать в причинно-следственные лабиринты, проходя которые, человек бессознательно даёт нитям ослабнуть и размотаться. Это никак не связанно с просветлением, потому что всё уже «просветлено» в отсутствии напряжения. В этом смысле слова «неестественность», «напряжение» и «неосознанность»- синонимы.

«Вообще, первое, от чего я раскрыл рот – это не грандиозность осознаваемого, а неестественность людей, которых я увидел».

Ничего не напоминает?

«Согласно Дзогчену , Естественное Состояние — это осознание как таковое , это рангриг»
Лопон Тендзин Намдак

«знание Дзогчен не может быть ограничено различными буддийскими традициями и учением Бон, так как оно может родиться в любом человеке, будь он индуистом, христианином, мусульманином и т.д., будь он материалистом или полным атеистом. И это потому, что Дзогчен — просто состояние, которое заставляет развиваться сознание индивидуума».
Намкай Норбу

Без заголовка

Четверг, 11 Июля 2019 г. 22:07 + в цитатник
Внеконцептуальную любовь можно сравнить с пребыванием в беспредельной утробе матери. Боли и несчастья, даже ад, ограничены, а это изначальное момент за моментом лелеет тебя, как ребёнка. Ты связан с этим пуповиной, и, в отличие от беременности, живёшь в обратном времени, сливаясь с матерью.






Я безоценочно смотрю на то, что происходит. А что происходит? Движение объектов. Сами по себе объекты не изменились. О чём это говорит? Наше оценочное существование многослойно. Безоценочность одного слоя не гарантирует безоценочность других слоёв. Даже отсутствие склееного образа «я» не меняет зауженных интерпретаций.

Что заставляет не бояться неожиданностей? Любовь. Значит, любовь даёт шанс снять границы с наката заужености.






Как обременение мы воспринимаем заботу о других, когда это отвлекает от нашей основной деятельности. О чём это говорит? О том, что мы находимся в ложном мире. Придуманный образ себя, придуманные достижения, непридуманное блокирование возможности смерти.
Какая разница, отвлекаться с раздражением или нет? В равности любви обстоятельства выстраиваются таким образом, что не возникает отягощений, так как любая деятельность – движение отражений в зеркале, приносящая радость.

Без заголовка

Четверг, 11 Июля 2019 г. 19:08 + в цитатник
Для того, чтобы в себе взращивать силы, нужны силы. Если упасть в расслабление до состояния, когда личность разваливается на свои функционирующие части, то не-ты начинает пользоваться не своими силами. И в этом уже нет границ.





Если просветление это не объект, то, как оказаться в неомрачении? Концепции – наплывы прошлого, узнавание – оценки прошлого, зауженность внимания – привычка прошлого. Само прошлое - боли и напряжения: даже сладостные. А если сказать короче, то прошлое, то есть, мы – страх.
Страх – то, чего уже или ещё нет. Но, если этого нет, то можно это так и воспринимать: это игра энергии, но это иллюзия, то есть, это есть и нет одновременно.
Тогда исчезают просветление и омрачения. Тогда «я» видится как функционирующая иллюзия – Оно играет в отдельность. Этого нет, и, тем не менее, это функционирует. Фантастика.





Просветление, как чихание, растянутое во времени: родился, и напрягаешься, напрягаешься… а потом – раз – и всё оказалось временным недоразумением.






Когда ничего не беспокоит, обычный человек придумывает дело или засыпает. Необычный - делает это медитацией.






Любовь больше объектов: она ими не связана и может сущесвовать в себе самой.






Когда мы любуемся открывшемся пейзажем или изысканной вещицей, то в этот момент нас нет: выключено самоузнавание. Субъективно-объективных отношений тоже нет: есть только ощущение гармонии. Происходит любование таковостью, то есть, и оценочности тоже нет.
Это говорит о том, что медитация является частью естественного восприятия.







Предположим, в жизни произошла победа. Человек, наконец-то, обеспечил себе безбедное существование. Отмечается данное событие очень просто и легко. Отдаешь деньги, приносишь горячительного, пьешь, и алкоголь дальше сам делает своё дело.
Вот с такой скользящей лёгкостью должно происходить созерцание. Мы ничего не создаём, так как всё уже есть. Не надо делать вид, что чего-то не хватает. Всё находится в любви и является любовью.






Понятие неотвлечения предполагает границы. Есть неотвлечение и то, что за его пределами.
Понятие самоотдачи границ не имеет, но самоотдача теряется, когда наплывают частности мыслительного процесса.
Неотвлечение и самоотдача как единый процесс – то, что надо.




Есть люди, которые видят только то, что в состоянии видеть, и считают это светом. Если они так считают, то неправыми становятся все вокруг.
Когда оказываешься в данной точке отсчёта, видишь конкретно, что состоишь из внушённых тебе концепций.






С механическим бессознательным усилием двойственность преодолевает недвойственность для продления обособленного существования. Нужно ли идти вспять, если нас родили для обособленности? Но, что такое «родили», «обособленность»? Набор ощущений, который можно назвать «восприятие», «осознание» или как-то ещё. Что мы осознаём, когда осознаём? Кто такие «мы» при пропаже узнавания? Что осознаёт? Что такое процесс осознания?
Нет ничего, кроме веры, называемой очевидностями.
Усилия двойственности ничего не означают, и в этом лёгкость игры изначального.






Ударились. Почувствовали боль. Посмотрели на место удара. Рана. А если бы не посмотрели? Оценки – всегда неполное осознание. Незрячий сколько угодно может громыхать предметами и издавать звуки, доказывая, что света нет: это только его оценки. Любая концепция – неполнота пригодная к употреблению. Это не имеет отношения к истине.






Сознание осознаёт. Это его свойство. Но, ведь, такие категории, как сострадание, соучастие, любовь и есть практическое снятие границ с осознания. Когда не умеющий читать ребёнок гладит собаку, в этот момент он медитирует.






Почти совпали ))

В существовании разнообразия непрекращающегося переживания — проявляется Чистоге и Полное Присутствие. Это не одно и то же, что утверждение, что всё переживаемое является духовным! Ибо то, что вы переживаете — не духовные события, но игра состояния Чистого и Полного Присутствия! Состояние Чистого и Полного Присутствия Боддхичитты — это Ясный Свет — чистый факт — Неконцептуальное , Всегда Юное Сознание !
Если мы не возбуждены внутри — нет объекта, чтобы искать его там!
Так как к объекту нет привязанности — то и не надо искать его для поддержки! При сострадании, которое не возникает и не прекращается — есть самоотдача. Существование для других всегда присутствует — его не нужно вызывать.

Лонгчен Рабчжам






"Различение и схватывание соединены. Как только познаешь это великое блаженство гармоничного единения с дхармакаей, переживанием изначального контакта со всем полем событий и значений, оценивающий интеллект тоже освобождается в своём собственном измерении, и путы дуализма рвутся".

Тантра Результаты посвящения в Чистое Присутствие

"оценивающий интеллект тоже освобождается в своём собственном измерении". В оценках нет оценок: это формы проявления изначального. Без оценок мир схлопнется. Пространство придумано концепциями-оценками.







Любовь любит любовь. Она - неподвижное внимание. Внимание ни на что не направлено, но, тем не менее, оно живое, так как возобновляющиеся моменты являются его пульсацией. Изнутри это выглядит как самоотдача всему.







Собственно, чего мы ищем? В любых формах – неуязвимости. А если проще – выживания отдельности.

Созерцать — значит не искать
Реальность, которая никогда не выказывает себя зримо.
Желая обнаружить как «другое»,
Её никогда не достичь.

Прахеваджра





Осмыслить - на практике означает отделиться и перетасовать факты.
Иди за естественностью. Дай ей себя поглотить. Это лоно матери без центра и краёв.




Как открытый клей с засохшей плёнкой или молоко с пенками, так мыслительный процесс является производной от своей основы. Отличие от примеров в том, что основа мыслительного процесса вообще не имеет качеств. Это прекрасно, так как, иначе, мы и основу воспринимали бы как объект, будучи отдельными.






Окончательность

Это самое эффективное и самое страшное понимание. Ничего не длится, так как постоянно прерывается возникающими моментами.
Это означает, что мы не длимся как личность, и все милые переживания и подпорки прошлых событий - самообман. Мы – неизвестно где. Кто мы без протяжённости – непонятно.
В таком положении лучше всего лечь, и ничего не делать, хотя действия тоже ничего не изменят.

Окончательную черту подводит каждое мгновенье. Если нет желания длить обособленность, то это является возобновляющимся облегчением.





Самоузнавание – это когда боль узнаёт себя и поэтому продолжает болеть. Во вспышках мгновений только узнавание может создать видимость своего существования.
Как ни крути, но этот механизм существует, и, поэтому, неестественность является частью естественности.






Мастера махамудры говорят: «там ничего нет». Это о смотрении в себя. Ни мистических переживаний, ни откровений. Буднично, как всегда. Единственная разница между автоматической привычкой и смотрением – бесцентровость. Искатели пренебрежительно морщатся и ждут откровений.
Но бесцентровость – это правда, а самоузнавание – ложь, поэтому «там ничего нет» расширяется и углубляется, а маета с «я» только всё больше механизируется.





Чтобы не было внешнего и внутреннего, нужно чтобы между внешним и внутренним не было швов. Смотрение в себя тоже делается из бесшовного состояния. Так что, делать вид, что внешний мир иллюзия - глупо. Возможно, так и есть, но уж точно не с позиции закрытости.






Понятие «ясность» в традиции дзогчен

«Теперь мне ясно, что вы подлец». Это значение слова не соответствует понятию «ясность» в традиции.
"Ясность — это чистое качество всякой мысли и всякого воспринимаемого явления, не загрязненное мысленными оценками. Например, когда мы видим цветок, сначала мы воспринимаем его очертания, не давая мысленных оценок, даже если этот этап восприятия длится всего долю секунды".
Намкай Норбу
То есть, слово «ясность» нам нужно переводить как понятия безоценочность или внеконцептуальность. Это значит, что, для того, чтобы находиться в ясности, нужно работать с наплывами прошлого.
Думаю, в переводах есть ещё сюрпризы. Например, «воззрение» - это не воззрение, а опыт присутствия и т. д.
И ещё: славяне мыслят образами, а не мыслями.






Предметы. Если бы не было пространства, то нечему было бы быть. Предметы сделаны из пространства. Какого? Пространства восприятия или моделирования. Само пространство - это предмет. А объекты – его способ демонстрировать себя. Каждый из нас – тоже его способ демонстрировать себя. Если бы не было органов осязания, то материальность этого всего была бы под вопросом. Объяснение осязания упирается в рассуждения о разнице потенциалов в клеточных мембранах нервов. Это материальность? Тогда – что? Домысливания на основании ощущений и прочих каналов восприятия. Всё. Я не говорю о кантианском принципе «вещи в себе»: я говорю о групповых галлюцинациях и фрагментированности рассудка. Кого-то устраивает играть в придуманном мире, кого-то не устраивает сама придуманность.





Не может быть результат неизменным без самообновления. Вот такой парадокс счастья. Вот такое счастье этого парадокса.






Бытовое восприятие в буддизме называется «двойная фиксация», то есть фиксированность на узнавании себя и фиксированность на узнавании объектов.
Процесс, как построение и поддерживание узнаваемого мира, игнорируется. Такая неосознанность процесса миропостроения не даёт выйти за пределы данного образа мира. Крайние точки процесса воспринимаются очевидностью, а не вариантами восприятия.







Трудное для понимания

Одно видится как два. Два видятся как сопротивление и разрыв. Разрывы и сопротивления не дают пребывать в одном. Но они - тоже одно. Они - только видимость.
Человек, сопротивления человеку и разрывы между пребыванием в неизменном результате – единство игры изначального. Нет точки отсчёта, поэтому нет напряжений. Вместо этого есть движение бесцентровости.

Напряжения и преодоления не являются собой: эти формы существования так трактуются с периферии личности, но это просто рисунки проявленности.
Смотрящий и видимое – ракурс ограниченной личности, имеющей мнимый центр.
Отсутствие результата – придуманные образцы для возбуждения искусственной структуры личности к жизни.
Действие наилучшим образом – это позволение изначальному проявлять себя без напряжений, которое включают в себя и наши напряжения как Его проявленности.
Мы делаем то, что делали всегда, но видим, что это изначальное себя динамически структуирует.

Есть нечеловеческие проявления неописуемого, которые человек присваивает себе. Для нас имеют значения такие качества, как любовь и эмпатия потому, что они убирают искусственную ограниченность обособленности.
Понимание ложности нашего восприятия и самоотдача окружающему делают нас предельно открытыми для всего и, таким образом, убирают искажения восприятия данности.

В христианстве это «Воля Божья», в ведичестве – лила. В дзогчене – данг, ролпа и цал.
Вроде бы, все всё понимают, но отдавать себя не собираются. Придуманная обособленность верещит от ужаса своего небытия. Каждый ищет неуязвимости, а не изначального. Вот поэтому в текстах выискиваются мысли, подкрепляющие неуязвимость, и вечно будут проводиться семинары и поклонения. Никто не хочет терять свою мнимую опору, каждый хочет только больше её укреплять.
Но и это не имеет значения, так как и это проявления изначального, поэтому буддийское всеобщее сострадание имеет значение для нас, а не для нежелающих.






Любовь Майтри / Метта
Первым аспектом настоящей любви является майтри (метта - в Пали) - намерение и способность предлагать радость и счастье.
Тич Нхат Хан

Что такое любовь в моём представлении. Всматривание.
Слияние с каждой вещью за её неповторимость во времени. За её умирание и возрождении в каждом моменте. Все объекты, как облака бабочек в движении, и вся их жёсткость в полёте времени – мираж.
Активно любишь всё, на что упадёт взгляд за то, что вещь такая, какая есть, и вместо тебя остаётся любовь, смотрение, и это оказывается одним и тем же. И всё друг другу подмигивает моментами в радости бытия. От тебя, при этом, остаётся то, что не было рождено, но было всегда, и ты к этому не имеешь отношения.
Это не классический буддизм, но это относится к дзогчену.

Будучи любовью, постигающий подлинный смысл,
Оно не стремится взрастить великое сострадание

Прахеваджра

Есть сотни не переведённых томов данной традиции, а так же не переведённые труды Гампопы, так что надеюсь увидеть данное качество созерцания в другом изложении.






В высших учениях говорится о расслаблении в изначальном. Что такое изначальное? Всё. Наши мнения, тупость, ограниченность – всё сделано из изначального.
Что такое расслабление? Отсутствие сопротивления.
Но мы никогда не расслаблены: мы чему-то сопротивляемся или что-то сопротивляется в нас.
Сопротивление и границы – это одно и то же: должно быть что-то помимо нас, что оказывает сопротивление.
Оппонирующего начала не может быть в двух случаях: когда всё является нами, и когда нет нас самих. Есть вариант, вбирающий оба описания.
«Я – всё» – тупиковая ситуация. «Я» создано из прошлого, поэтому это тотальный подлог.
Границы – это не только сопротивление, но и неосознанность, но, что это сопротивление – точно.
Расслабление, по сути, снятие границ. Снятие сопротивления возможно в любой ситуации, будь то физическая или эмоциональная нагрузка. Прежде всего, не надо страдать от своего страдания, и не надо действовать по шаблонам. Открытость, импровизация и принятие дают полную самоотдачу и достаточность в движении, или, говоря по-другому, лёгкость.








Если личность распадается на отдельные оценочные каналы, то что может напрягаться? Ветры дуют своим чередом. Разве это напряжение? Не держитесь за самоузнавание, и всё будет происходить само. Не тратьте силы на привычное удерживание своего образа.





Пошлость - вырезание потребительских аспектов из происходящей ситуации. Например: «он живёт с красивой женщиной, у которой достаток и квартира». То, что «он» любит её саму по себе - не допускается. То, что её образ служит для него выходом из обособленности – тоже. Но реальная проблема в том, что есть люди, для которых пошлость – реальность. То есть, они на столько неосознанно эгоцентричны, что могут смотреть на окружающее только потребительским взглядом. Это даже уже не пошлость, а ущербность.
Как вы считаете, как можно назвать довольствование стабильностью, если это год за годом повторение вчерашнего дня при том, что мы догадываемся, о другом мироустройстве?







Самоотдача пространству является любовью. В результате, пространство исчезает, а любовь остаётся. Вот такие метаморфозы происходят, когда не считаешь любовь привязанностью.







Образы, в которых находится внимание, мы считаем собой. Что из этого следует? Мы боимся новых образов себя потому, что они могут быть уязвимыми, и потому, что это смерть старых образов себя, то есть, нас. Это не даёт становиться успешными и видеть новое, так как работает принцип " плохонькое, да своё". Видимость стабильности в нестабильном мире - искусственное состояние: например, мы видим мир всегда старым способом. Когда возвращаешься к правильному опыту, он становится повторяющейся концепцией. Так правильное становится неправильным. Из этого следует, что повторения являются ограничением. Что делать? Видеть оценки пустой динамической формой, и переставать узнавать себя. Как? Видеть не себя, а пространства жизненных рубцов, которые диктуют поведение и чувствование.




Нет никакого "Я" вне повторений.




Мы считаем, что находимся в неправильном и сами неправильные, поэтому ищем правильное. Вы ждёте, что я скажу, что это не так? Нет, всё так. Но всё неправильное и мы неправильные потому, что мы отдельные. Отдельность делает всё фрагментированным, поэтому, всё неправильно. Вместо поиска правильного проще заняться своей отдельностью: она всегда под руками.






Между самодовольством и самобичеванием находится творчество. Когда забываешь себя в движении всего, и наслаждаешься фильмом без основного персонажа.




Скука - истощение личности. Личность - собрание ушибов от соприкосновении с жизнью, то есть развёрнутые во времени стратегия и тактика выживания по образцам. Личности для того, чтобы существовать, должно быть больно: иначе она исчезнет. Самая вялотекущая неосознаваемая боль – озабоченности. Когда нечем заняться, придумываются дела. Человек не может просто сидеть, он, как минимум, что-нибудь обдумывает, или мечтает. Что из этого следует? Как говорили раньше, «его бесы дерут». Он обязан что-то делать, чтобы личность оставалась проявленной. В ситуации, когда личности ничего не угрожает, но и не придумываются озабоченности, наступает состояние, называемое скукой. Силы не прокачиваются по каналам личности, и личность увядает. Но своей смерти она боится, и идёт поиск реальных или фантазируемых дел. И так до могилы.
Можно не включать ноут и ТВ и, тем не менее, не скучать. Но тогда уже нужно будет говорить о медитации.





Чем отличается просветлённый от обычного человека? Просветлённый осознает свою природу. «Свою» - вынужденный оборот – она не его.




Есть конфликт между субъективными повторениями и объективным обновлением моментов. Из данного конфликта вырастают все страдания искусственного существования. Всё. Больше причин нет. Когда вы становитесь чередой моментов, тогда страдания заканчиваются.





Без экрана «я» всё вливается в тело, а тело выливается во всё. Можно удерживать обособленность, но ничего не случится с миром, если она исчезнет. Мир этого даже не заметит. Как человек может на время замечтаться, так мир может на время принять нашу обособленность за себя самого.




Почему не происходит пробуждения при многочисленных встречах с мастерами?
Потому, что каждое новое переживание осознания кажется предельным. Кажется, что оно на столько логично, гармонично и исчерпывающе, что ничего глубже быть не может.

Не только в дзогчен, но и в других традициях существует или когда-то, как в христианстве, существовала прямая передача неописуемого. Тупиковые переживания типа «я – всё», к сожалению, культивировались тоже, поэтому большой удачей является сочетание обстоятельств выраженных в посвящении и внутреннем нецеплянии за переживания.

Закройте глаза и поведите рукой. Когда вы на что-то наткнётесь вы будете ощущать только чистую тактильность. Пока в уме не возникнет образ, вы не будете знать к чему вы прикоснулись. Это отсутствие сличений и есть, в данном случае, реальность без приведения нового к старому. Я говорю об этом.





Ограниченное восприятие ведёт к двойственности, так как всегда что-то остаётся за границами этого восприятия.
Что ограничивает? Оценки: понятие «вечность» кончается на оскорблениии, понятие «время» - на неожиданном визге тормозов неувиденной машины.
Ограничения снимает безоценочночность. Но она шире мысли: она включает в себя и отсутствие образов. Но образы - это всё, что мы воспринимаем. Что делать? Образы, мысли, чувства – всё, что проявляется – это динамические формы чего-то другого. Оценивать форму формой – глупо. Дать быть всему и видеть свои оценки как проявление чего-то другого, так же, как и всё остальное – в самый раз.



Между зеркалом и его отражением нет зазора: отражение и есть зеркало. Но зеркало - это не отражение.

Без заголовка

Среда, 26 Июня 2019 г. 16:46 + в цитатник
Достаточно не фиксироваться на оценках для того, чтобы увидеть маскарад сансары. Захватывающее зрелище, только захватываться некому.




Между зеркалом и его отражением нет зазора: отражение и есть зеркало. Но зеркало - это не отражение.




Ограниченное восприятие ведёт к двойственности, так как всегда что-то остаётся за границами этого восприятия.
Что ограничивает? Оценки: понятие «вечность» кончается на оскорблениии, понятие «время» - на неожиданном визге тормозов неувиденной машины.
Ограничения снимает безоценочночность. Но она шире мысли: она включает в себя и отсутствие образов. Но образы - это всё, что мы воспринимаем. Что делать? Образы, мысли, чувства – всё, что проявляется – это динамические формы чего-то другого. Оценивать форму формой – глупо. Дать быть всему и видеть свои оценки как проявление чего-то другого, так же, как и всё остальное – в самый раз.




Почему не происходит пробуждения при многочисленных встречах с мастерами?
Потому, что каждое новое переживание осознания кажется предельным. Кажется, что оно на столько логично, гармонично и исчерпывающе, что ничего глубже быть не может.

Не только в дзогчен, но и в других традициях существует или когда-то, как в христианстве, существовала прямая передача неописуемого. Тупиковые переживания типа «я – всё», к сожалению, культивировались тоже, поэтому большой удачей является сочетание обстоятельств выраженных в посвящении и внутреннем нецеплянии за переживания.

Закройте глаза и поведите рукой. Когда вы на что-то наткнётесь вы будете ощущать только чистую тактильность. Пока в уме не возникнет образ, вы не будете знать к чему вы прикоснулись. Это отсутствие сличений и есть, в данном случае, реальность без приведения нового к старому. Я говорю об этом.





Без экрана «я» всё вливается в тело, а тело выливается во всё. Можно удерживать обособленность, но ничего не случится с миром, если она исчезнет. Мир этого даже не заметит. Как человек может на время замечтаться, так мир может на время принять нашу обособленность за себя самого.




Есть конфликт между субъективными повторениями и объективным обновлением моментов. Из данного конфликта вырастают все страдания искусственного существования. Всё. Больше причин нет. Когда вы становитесь чередой моментов, тогда страдания заканчиваются.




Чем отличается просветлённый от обычного человека? Просветлённый осознает свою природу. «Свою» - вынужденный оборот – она не его.





Скука - истощение личности. Личность - собрание ушибов от соприкосновении с жизнью, то есть развёрнутые во времени стратегия и тактика выживания по образцам. Личности для того, чтобы существовать, должно быть больно: иначе она исчезнет. Самая вялотекущая неосознаваемая боль – озабоченности. Когда нечем заняться, придумываются дела. Человек не может просто сидеть, он, как минимум, что-нибудь обдумывает, или мечтает. Что из этого следует? Как говорили раньше, «его бесы дерут». Он обязан что-то делать, чтобы личность оставалась проявленной. В ситуации, когда личности ничего не угрожает, но и не придумываются озабоченности, наступает состояние, называемое скукой. Силы не прокачиваются по каналам личности, и личность увядает. Но своей смерти она боится, и идёт поиск реальных или фантазируемых дел. И так до могилы.
Можно не включать ноут и ТВ и, тем не менее, не скучать. Но тогда уже нужно будет говорить о медитации.




Между самодовольством и самобичеванием находится творчество. Когда забываешь себя в движении всего, и наслаждаешься фильмом без основного персонажа.




Мы считаем, что находимся в неправильном и сами неправильные, поэтому ищем правильное. Вы ждёте, что я скажу, что это не так? Нет, всё так. Но всё неправильное и мы неправильные потому, что мы отдельные. Отдельность делает всё фрагментированным, поэтому, всё неправильно. Вместо поиска правильного проще заняться своей отдельностью: она всегда под руками.




Нет никакого "Я" вне повторений.




Образы, в которых находится внимание, мы считаем собой. Что из этого следует? Мы боимся новых образов себя потому, что они могут быть уязвимыми, и потому, что это смерть старых образов себя, то есть, нас. Это не даёт становиться успешными и видеть новое, так как работает принцип " плохонькое, да своё". Видимость стабильности в нестабильном мире - искусственное состояние: например, мы видим мир всегда старым способом. Когда возвращаешься к правильному опыту, он становится повторяющейся концепцией. Так правильное становится неправильным. Из этого следует, что повторения являются ограничением. Что делать? Видеть оценки пустой динамической формой, и переставать узнавать себя. Как? Видеть не себя, а пространства жизненных рубцов, которые диктуют поведение и чувствование.




Самоотдача пространству является любовью. В результате, пространство исчезает, а любовь остаётся. Вот такие метаморфозы происходят, когда не считаешь любовь привязанностью.




Пошлость - вырезание потребительских аспектов из происходящей ситуации. Например: «он живёт с красивой женщиной, у которой достаток и квартира». То, что «он» любит её саму по себе - не допускается. То, что её образ служит для него выходом из обособленности – тоже. Но реальная проблема в том, что есть люди, для которых пошлость – реальность. То есть, они на столько неосознанно эгоцентричны, что могут смотреть на окружающее только потребительским взглядом. Это даже уже не пошлость, а ущербность.
Как вы считаете, как можно назвать довольствование стабильностью, если это год за годом повторение вчерашнего дня при том, что мы догадываемся, о другом мироустройстве?




Если личность распадается на отдельные оценочные каналы, то что может напрягаться? Ветры дуют своим чередом. Разве это напряжение? Не держитесь за самоузнавание, и всё будет происходить само. Не тратьте силы на привычное удерживание своего образа.




В высших учениях говорится о расслаблении в изначальном. Что такое изначальное? Всё. Наши мнения, тупость, ограниченность – всё сделано из изначального.
Что такое расслабление? Отсутствие сопротивления.
Но мы никогда не расслаблены: мы чему-то сопротивляемся или что-то сопротивляется в нас.
Сопротивление и границы – это одно и то же: должно быть что-то помимо нас, что оказывает сопротивление.
Оппонирующего начала не может быть в двух случаях: когда всё является нами, и когда нет нас самих. Есть вариант, вбирающий оба описания.
«Я – всё» – тупиковая ситуация. «Я» создано из прошлого, поэтому это тотальный подлог.
Границы – это не только сопротивление, но и неосознанность, но, что это сопротивление – точно.
Расслабление, по сути, снятие границ. Снятие сопротивления возможно в любой ситуации, будь то физическая или эмоциональная нагрузка. Прежде всего, не надо страдать от своего страдания, и не надо действовать по шаблонам. Открытость, импровизация и принятие дают полную самоотдачу и достаточность в движении, или, говоря по-другому, лёгкость.




Любовь Майтри / Метта
Первым аспектом настоящей любви является майтри (метта - в Пали) - намерение и способность предлагать радость и счастье.
Тич Нхат Хан

Что такое любовь в моём представлении. Всматривание.
Слияние с каждой вещью за её неповторимость во времени. За её умирание и возрождении в каждом моменте. Все объекты, как облака бабочек в движении, и вся их жёсткость в полёте времени – мираж.
Активно любишь всё, на что упадёт взгляд за то, что вещь такая, какая есть, и вместо тебя остаётся любовь, смотрение, и это оказывается одним и тем же. И всё друг другу подмигивает моментами в радости бытия. От тебя, при этом, остаётся то, что не было рождено, но было всегда, и ты к этому не имеешь отношения.
Это не классический буддизм, но это относится к дзогчену.

Будучи любовью, постигающий подлинный смысл,
Оно не стремится взрастить великое сострадание

Прахеваджра






Трудное для понимания

Одно видится как два. Два видятся как сопротивление и разрыв. Разрывы и сопротивления не дают пребывать в одном. Но они - тоже одно. Они - только видимость.
Человек, сопротивления человеку и разрывы между пребыванием в неизменном результате – единство игры изначального. Нет точки отсчёта, поэтому нет напряжений. Вместо этого есть движение бесцентровости.

Напряжения и преодоления не являются собой: эти формы существования так трактуются с периферии личности, но это просто рисунки проявленности.
Смотрящий и видимое – ракурс ограниченной личности, имеющей мнимый центр.
Отсутствие результата – придуманные образцы для возбуждения искусственной структуры личности к жизни.
Действие наилучшим образом – это позволение изначальному проявлять себя без напряжений, которое включают в себя и наши напряжения как Его проявленности.
Мы делаем то, что делали всегда, но видим, что это изначальное себя динамически структуирует.

Есть нечеловеческие проявления неописуемого, которые человек присваивает себе. Для нас имеют значения такие качества, как любовь и эмпатия потому, что они убирают искусственную ограниченность обособленности.
Понимание ложности нашего восприятия и самоотдача окружающему делают нас предельно открытыми для всего и, таким образом, убирают искажения восприятия данности.

В христианстве это «Воля Божья», в ведичестве – лила. В дзогчене – данг, ролпа и цал.
Вроде бы, все всё понимают, но отдавать себя не собираются. Придуманная обособленность верещит от ужаса своего небытия. Каждый ищет неуязвимости, а не изначального. Вот поэтому в текстах выискиваются мысли, подкрепляющие неуязвимость, и вечно будут проводиться семинары и поклонения. Никто не хочет терять свою мнимую опору, каждый хочет только больше её укреплять.
Но и это не имеет значения, так как и это проявления изначального, поэтому буддийское всеобщее сострадание имеет значение для нас, а не для нежелающих.





Бытовое восприятие в буддизме называется «двойная фиксация», то есть фиксированность на узнавании себя и фиксированность на узнавании объектов.
Процесс, как построение и поддерживание узнаваемого мира, игнорируется. Такая неосознанность процесса миропостроения не даёт выйти за пределы данного образа мира. Крайние точки процесса воспринимаются очевидностью, а не вариантами восприятия.





Не может быть результат неизменным без самообновления. Вот такой парадокс счастья. Вот такое счастье этого парадокса.




Предметы. Если бы не было пространства, то нечему было бы быть. Предметы сделаны из пространства. Какого? Пространства восприятия или моделирования. Само пространство - это предмет. А объекты – его способ демонстрировать себя. Каждый из нас – тоже его способ демонстрировать себя. Если бы не было органов осязания, то материальность этого всего была бы под вопросом. Объяснение осязания упирается в рассуждения о разнице потенциалов в клеточных мембранах нервов. Это материальность? Тогда – что? Домысливания на основании ощущений и прочих каналов восприятия. Всё. Я не говорю о кантианском принципе «вещи в себе»: я говорю о групповых галлюцинациях и фрагментированности рассудка. Кого-то устраивает играть в придуманном мире, кого-то не устраивает сама придуманность.





Понятие «ясность» в традиции дзогчен

«Теперь мне ясно, что вы подлец». Это значение слова не соответствует понятию «ясность» в традиции.
"Ясность — это чистое качество всякой мысли и всякого воспринимаемого явления, не загрязненное мысленными оценками. Например, когда мы видим цветок, сначала мы воспринимаем его очертания, не давая мысленных оценок, даже если этот этап восприятия длится всего долю секунды".
Намкай Норбу
То есть, слово «ясность» нам нужно переводить как понятия безоценочность или внеконцептуальность. Это значит, что, для того, чтобы находиться в ясности, нужно работать с наплывами прошлого.
Думаю, в переводах есть ещё сюрпризы. Например, «воззрение» - это не воззрение, а опыт присутствия и т. д.
И ещё: славяне мыслят образами, а не мыслями.




Чтобы не было внешнего и внутреннего, нужно чтобы между внешним и внутренним не было швов. Смотрение в себя тоже делается из бесшовного состояния. Так что, делать вид, что внешний мир иллюзия - глупо. Возможно, так и есть, но уж точно не с позиции закрытости.

Без заголовка

Понедельник, 27 Мая 2019 г. 21:28 + в цитатник
Когда всё совершенно, тогда пора уходить. Но умирать ни у кого желания нет, и, поэтому, каждый ищет, что бы ещё улучшить.
Пока живо тело, умереть может только старый образ себя, но ужас на столько велик, что в такие нюансы никто не вдаётся.
Вот так мы себя и улучшаем до могилы, а то, что ограниченность может плодить только ограниченность в расчет не берется.
Осознание бега по кругу является первым шагом для того, чтобы оставить вечные повторения, крадущие жизнь.








Полноценное проживание двойственности – это усиление аспекта проявлений недвойственности. Чем ярче образы, тем очевиднее общая потенция, которую данные образы проявляют. Максимальная проявленность оттеняет то, что не может быть выражено само по себе, и выражается в двойственности.







Не теряя себя, два видятся как одно.
Не теряя себя, одно сквозь любовь видится как небытие.
Всё это вместе, не теряя себя, видится как пустота потому, что сказать об этом нечего, и невозможно объяснить утонченность происходящего.






Одно видится как два. В этом нечему смешиваться потому, что одно только так видится, и это украшает данность. Видимость двойственности прекрасна.
Мечты собой закрывают данное положение дел, но мечты, к счастью, ограничены вместе с оценками и являются видимостью внутреннего мира. Это называют закрытостью: одно может себя проявлять и таким образом. Всё ставится на свои места прозрачной открывающей любовью без границ.

Без заголовка

Четверг, 23 Мая 2019 г. 20:24 + в цитатник
Любой ответ на вопрос будет ограничен. Вопрос – выдернутое из беспредельности направленное желание знать. Вопрос имеет направление, а беспредельность – нет. Соответственно, ответ на вопрос будет реакцией на избирательность.

lj_nandzed
мы в садхане "стёрли до дхармакайи" старый мир ошибок и искажений, сплетённых до ощущения твёрдой земли, жидкой воды и обжигающего огня. Предполагается, что мы полностью понимаем природу происходящего.







Природа внутреннего и внешнего одинакова просто потому, что нет отдельных вселенных из разного материала для их создания. Оболочка «я», ничего не добавляя, создаёт определениями видимость обособленности. Мы тратим усилия, применяя их к пустой видимости. Это ошибка: нужно давать происходить необходимому без давления. В видимом мире возможны любые образы, и думать, что есть что-то более правильное, неверно. Понимая относительность всего, всё делается играючи и с «радостным горением», как говорят буддисты.
Когда-то я, как наставлял Хуан Матус, глядя налево, спросил, что мне делать. «Поймай нужный ветер» - было сказано мне.








Сладостное страдание сансары такая же безличная энергия, как и всё остальное, поэтому при понимании и невовлечённости можно всё.










Можем ли мы, делая какое-либо дело, поглядывать, имеем ли мы в данный момент образ самих себя, то есть своё «я»? Запросто. Можем ли мы приучить себя так поступать постоянного? Да. Существует ли при этом так называемый свидетель? Нет: в данном действии двойственность отсутствует. Что мешает в такой системе стать осознанным? Ничего, кроме жадности до мистических переживаний. Значит, дорога открыта и понятна.









Когда мы наедине с собой, можно идти, куда ведут. Это значит не оставаться в узнаваемом образе самих себя. Трезвым вниманием без мечтаний давать мгновениям появляться одному за другим. Вместо поиска занятий не сопротивляться происходящему. Не создавать противоборства. Тогда любая минута может быть для нас благоприятной для объединения с беспредельностью, и любые наши дела станут её выражением себя в нас.










Допустим «Бог есть любовь» и буддийское фундаментальное сострадание – "неотъемлемое качество изначального". Что из этого следует? Из этого следует, что не надо достигать никаких мистических высот: они вас сами приведут куда нужно. Что делать? Не достигать, а раскрываться. Причём, раскрываться без избирательности. Когда я расставался с учителем, я спросил: « Что делать»? Он ответил: «Люби свою семью, люби всех женщин, люби всех людей». Правда, не сокровенная мистическая тайна? Просто расширение радиуса любви. Но при равностности – это абсолютно мистический акт. Где, при таком действии, вы найдёте место для себя? А?









Каждый возникающий момент пресекает своим появлением накат прошлого: оно не может перейти из момента в момент из-за зазора небытия между ними.
Но оно длится. Почему? Это мы возбуждаем моменты одним и тем же образом, и создаём видимость его непрерывности. Понятно, что делается это непроизвольно, но так есть.
Система зауженного восприятия одновременно создаёт нас и прошлое. Нас не существует отдельно от прошлого – мы - его выражение. Каждый возникающий момент освобождает зауженность от самой себя, принимая её форму. На каждом моменте прошлое может закончится.









Наше сознание находится в личности. Эта часть раздробленного сознания воспринимает всё частями, и мечется, пытаясь связать части обстоятельств и ситуаций в удобоваримый мирок. Так как альтернативы для неё нет, это будет продолжаться до смерти. Приблизительно так же дело обстоит и с душой.
Это происходит от непонимания своей природы. Узнавание себя как отдельности пресекает возможность увидеть себя в виде всеобъемлющности. В данном действии увидеть себя таким образом является действительно проблемой, так как при этом должен перестать классифицировать не только рассудок, но и должно перестать работать образное мышление. Ещё при этом должен отключиться «свидетель», то есть вырванный кусок сознания из всеобщего. Что тогда остаётся? Приятие. Кем – чего? Никем. Приятие как состояние отказа от побега в достижения и неуязвимость. Это становится возможным, когда начинает игнорироваться самоузнавание.









Оживляет беспредельность не ум, так как в механическом уме мы находимся всегда, но не замечаем своего проживания. Беспредельность оживляет любовь. Она снимает границы, то есть фрагментированность восприятия и, тем самым, делает каждое мгновенье полным. Ничего не исключается, поэтому нет того, мимо чего можно пройти, не заметив. Неверно говорить о любви, что она что-то делает. Любовь – выражение беспредельности, сама его природа. Иоанн евангелист сказал: «Бог есть любовь». Иоанн Лествичник перефразировал: «Любовь есть Бог».
Любовь больше Бога.








Один монах мне написал: « когда в дзогчене знаешь – это очень просто, когда не знаешь – это очень сложно».
ЭТО невозможно ухватить, но затихающий ум может это принять без оценочных осмысливаний. Это могло бы показаться тупостью, если бы не зоркая ясность восприятия.

Радостное горение вместо сравнений и разочарований в себе.
Готовность к приключениям вместо правильности.
Доверие к происходящему именно сейчас вместо достижений.
Равная открытость грубому и утончённому.








Восприятие удерживает структуру я + мир. Но в присутствии нет никакой структуры, поэтому не тратятся автоматические усилия для приведения нового к старому. Нескончаемое обновление. Безусильная открытость. Наслаждение отсутствием границ в игре видимости отдельного существования.






В протяжённости своих усилий мы проскакиваем мимо себя, поэтому за свою жизнь не успеваем с собой познакомиться. Но и, глядя в себя, протяжёнными усилиями мы успеваем отметить только свои фрагменты. Линейное движение не даёт совпасть со своей природой. Может, хватит достигать? Сила жизни не нами создана, и достаточно ей не мешать себя воплощать наилучшим образом в условиях нашей ограниченности. Ведь для неё безграничное и ограниченное равны.








Сущность изначально неизменна, но она не застывшая. Она проявляется с каждым новым моментом. В этом наше счастье, так как её доступность постоянна. Эта сущность – каждый из нас.







Рябь дождя на воде. Падая, капли прекращают существование: они освобождаются от самих себя. Ежемоментно явления жизни становятся своим отсутствием, но, так же единомоментно, всплески жизненности замещают их своими новыми проявлениями. Не в чём нет твёрдых границ, но мы считаем границами видимость протяжённости процессов. Мера бытия и небытия мира – момент, но восприятие нам говорит о дополнительных границах. Мы несвободны из-за неверной шкалы отсчёта. Всё возникает и исчезает, и невозможно в этом найти границы. Мы ограничены, когда сохраняем себя, и свободны, когда снимаем концепции, кем мы должны быть.
«Самородную мудрость не нужно искать: освобождаясь, она заодно указывает путь к освобождению».









Нечистота - это тоже чистота проявлений. Но это нужно увидеть, а не оправдывать свои похоти обособленности. В этом принципиальная разница.









Абсолютное проявляется в мыслях, образах, ощущениях, обстоятельствах. Всё это является формами протяжённости. Говоря коротко, безвременье проявляет себя потоками времён.
Что это означает конкретно для нас? Детство, жизнь и будущая смерть имеют только относительную протяжённость. Они вызваны к существованию в виде формы со своей мерцающей геометрией. Протяжённость не является протяжённостью: она является проявлением абсолютного в такой форме потому, что по-другому абсолютное не проявляется (это мы всё видим твёрдым и застывшим).
Когда приходишь к изначальному, тогда протяжённость жизни схлопывается, и остаётся только каркас событий, наложенных друг на друга.
Присутствие как потенция заложено во всём. Оно должно быть не найдено, а открыто. Это принципиально разные процессы.







«Я» исчезает тогда, когда исчезает придуманное пространство «я» в буквальном смысле.






Когда любовью-самоотдачей выходишь из скорлупы, совершается движение. Но когда оказываешься внутри любви, то любовь останавливается, так как нет объектов взаимодействия. Она теряет качества, становясь основой.


Понравилось: 2 пользователям

Без заголовка

Среда, 17 Апреля 2019 г. 19:18 + в цитатник
Любите все, на что падает взгляд - просветление наступит.







Покаяние и очищение – это мило, но кто, и от чего очищается? Проявленность основы пытается очиститься от самой себя. Паранойя. Жизненный негатив – наши промахи в осознании. Берём всё, что у нас есть в жизни, и несём в нирвану для растворения. Тем более, что, кроме себя, мы ничего не сможем растворить. Но и этого мы сделать не можем: ежемоментные проявления изначального и есть наши промахи и вся наша история.








Смысл – узор изначального. Он щекочет своей энергетической формой, но сам по себе он бессмысленен так же, как любая другая форма изначального. Воспринимая слова, можно видеть бессмысленность изначального через символы смысла. В этом ценность объяснений.
Гармония изначального не отягощена смыслом: она совершенна сама по себе.






Когда, с позиции корня вещей, воспринимается мыслительный процесс как знающий свою основу, тогда теряется разница между молчанием и течением образов.
Когда сансара рассматривается как условие просветления, тогда жизнь становится приключением.
В любви нет противопоставлений.
В отпущенной открытости частям, застилающим глаза, не за что зацепиться.




Образы мира и себя самого создаются из совокупности каналов восприятия, поэтому они реальны как система зеркал, но нереальны как объекты. Когда видишь относительное в виде относительного, тогда дополнительно ощущаешь природу восприятия.




Для продления омрачения всегда нужны дополнительные действия поддерживания неполноты. Для просветления не надо ничего. Достаточно неотвлечённого взгляда в источник нераздельности просветления и омрачения.

Без заголовка

Понедельник, 01 Апреля 2019 г. 07:45 + в цитатник
Любовь-самоотдача окружающему нейтральна относительно чувств. Она очищает восприятие для видения гармонии, поэтому сопровождается энергетическим блаженством. Так как это самоотдача, то такая любовь не является объектом. Если вам не ясны Брахман веданты и пустота буддистов, то данная практика приведёт вас к результату. Это я гарантирую.




Мыслительный процесс и внутренняя тишина являются нераздельными проявлениями изначального. Рассматривать их порознь может только фрагментированный ум. Мало того, эмоциональный фон тоже неотделим от других активностей нашего существования. Понимая это, созерцатель перестаёт искать эталон правильного состояния. Перестав искать, он снимает границы с процессов, которыми является. Для него перестаёт существовать правильное и всё остальное. Когда исчезают границы, приходит бесцентровость. В бесцентровости есть волны, но нет берегов. Волны образов, чувств, мыслей колеблют ткань любви, никак её не меняя. Нечего брать и отдавать, поэтому созерцатель не видит даже отсутствия границ.




Можно сказать, что нам повезло в том, что любовь является основой мироздания. Но это утверждение глупо, так как нет мироздания без любви, и не с чем сравнивать. Мироздание у нас не спрашивало, каким ему быть. Мы, или используем его силу, которая наша, или страдаем в обособленности любыми способами. Вариантов нет, но есть возможность не страдать. Причём, данная возможность основана на безграничном всеведении. Мирозданию плевать на то, что оно такое, какое есть: это мы считаем его благим на фоне наших страданий.




Придуманные, дробящие реальность, категории делают мир вещественным. Почему? Они не дают видеть вспененное в образы общее полотно реальности. Тактильность – разные образы тактильности, музыка – отчуждённая от других звуков струя звукосочетаний. Фрагментированность ума не позволяет видеть предметы в качестве неразрывных друг с другом явлений. Беспредельный бриллиант, играющий всеми цветами и не имеющий твёрдости, или водная рябь на солнце – наверное, такие сравнения ближе к реальности, чем академические описания. Хотя,.. у каждого свой тип мышления.




Любовь-самоотдача вводит в коренной мир, но в этом мире нечего брать и отдавать, так как всё является проявлениями любви. Невозможно к беспредельности прибавить беспредельность.




Красота, гармония, отсутствие границ, блаженство их восприятия – всё это – любовь, которая является одним из предыдущих качеств, так как в этом мире нет главного и второстепенного, частей и целого.




Люди наделяют мир характеристиками, но это не качество мира, а качество восприятия. Даже «больно» и «горячо» тоже человеческое восприятие, поэтому понятие «внешнее», так же, как и понятие «внутреннее», только условные способы описания мира для выживания.
Само мышление как незавершённое напряжение вызвано к жизни обстоятельствами без учёта желания человека.
Таким образом, восприятие, мышление и внешний мир не имеют основы и не являются объектами: они являются выражением неописуемого.





Если электропроводка - путь просветления, то любовь - короткое замыкание.




Если с концепций снять их границы, то всё в мыслительном процессе превратится в кашу. В какую кашу? Кашу проявлений потока изначального, в которой не будет, в частности, концепции я – не-я.

Без заголовка

Понедельник, 18 Марта 2019 г. 08:01 + в цитатник
Мыслительный процесс можно сравнить с нервным тиком или заиканием. Состояние обособленности неестественно, поэтому для его постоянного поддерживания требуются энергозатраты. Сгущённое сознание до состояния вещества-тела охраняет свою обособленность непрекращающейся оценочностью всего как внешнего по отношению к телу. Поддерживание обособленности требуется всегда, поэтому мыслительно-образный процесс тоже идёт всегда.
Ирония в том, что обособленность произвольна и поддерживается только очевидностью, то есть, безусловной верой.
Именно поэтому любовь-самоотдача ко всему всё безболезненно ставит на свои места. Попробуйте: это кратчайший путь к безмолвию.





Ничего не может слиться, так как ничего не было разъединено. Неописуемому чужды разделённость, фрагментированность и недвойственность.




Заяц ночью бежит в коридоре фар машины. У него кончаются силы, и он попадает под колёса. Почему так происходит? Заяц не понимает, что стены коридора света иллюзорны.

Данная ситуация похожа на нашу. Мы не понимаем, что нет ситуаций отдельных от нашего восприятия. Ситуации такие, какими мы их видим, а видим мы их одним и тем же образом. Это происходит потому, что у нас ограниченный набор инструментов восприятия.
Если не идёт созерцание, бесполезно прошибать дверь лбом - дверь всегда открыта. Наш набор инструментов - просто идеи об ограничении чего бы то ни было.





В источнике нет опыта, поэтому в нём нет старости. Он чист от любого прошлого, поэтому всё в нём является свободной силой. Он девственен, поэтому у него нет предпочтений в конфликтах. Он игрив, поэтому рябь событий является его покоем.





Иллюстрация просветления

Вода на перекате выглядит пеной. Когда человек видит пену – он человек. Когда человек видит воду в виде пены – он уже не человек. Бескачественное, проявленное в явлениях, очищено от явлений, так как сами явления – видимая сторона бескачественного.

Без заголовка

Пятница, 08 Марта 2019 г. 08:05 + в цитатник
Когда границы между явлениями бытового мира начинают видеться придуманными, тогда сам бытовой мир тоже становится придуманным. Границы – видимость в беспредельной открытости «звенящего» наслаждения.





Остановитесь и посмотрите в себя. В вас шевелятся остатки мыслей и фантазий. Любая из них в любой миг готова унести в себе ваше внимание. Когда внимание станет средой для их существования, то мыслительный процесс станет проявляться естественным образом, и будет неделимой составляющей проявлений всего мира, динамической беспредельностью.





Природа человека свободна от слияния и разделения.

Без заголовка

Понедельник, 25 Февраля 2019 г. 21:39 + в цитатник
Когда захвачен мыслями в середине их пути, то это омрачение. Когда начинаешь видеть их путь с начала до конца – это пробуждение.




Слияние – двойственность наоборот. Недвойственность свободна от слияния как от аспекта двойственности.




Наша картина мира является возобновляющимся повторением засевших в сознании концепций. Увидеть это можно, глядя на мерцание картинки возобновляющихся ориентиров, когда смотришь на технологию узнавания. Тогда незыблемость становится кучей образов.




Если мы – ежемоментность, значит, мы – реальность. Мы живём застрявшими образами и впечатлениями. Они, как зацепившийся за что-то мусор на течении. Вот этому, отдельному от течения слою прошлого, и нужно позволить сорваться с места пребывания. Любые формы движутся со скоростью течения, не мешая потоку, и только застрявшее оттягивает внимание на себя, мешая ему быть ненаправленным и развёрнутым.




В источнике нет мудрости потому, что беспредельность ничего не накапливает.
Перестав жить повторениями, этим можно просто стать.




Многие из-за специфического воспитания ощущают себя недостойными просветления. Мол, они глупее, инерционнее, несобраннее. Могу вас утешить: ваше блаженство вам не принадлежит. Оно принадлежит источнику. Так что не стесняйтесь – реализуйтесь полностью.




Спонтанно люди вляпываются в адвайту, как мухи в клейкую ленту, и замирают в месте своей посадки. Бесконечность есть, личности нет – всё, как у людей. Ощущение себя беспредельностью вне времени и пространства гасит любые попытки узнать местонахождение. «Я так вижу», как говорят художники. Между просветлёнными разных традиций начинается ругань из-за истины.
Почему так происходит? А, почему вы считаете, что адвайта – это окончание? Адвайта не является точкой. Недвойстенное восприятие – это осознание сознанием самого себя. Насколько оно полно? Неизвестно, так как нечем мерить из-за того, что всё едино. Существуют подтверждения разных форм реализации в виде тел, исчезнувших во вспышке, шарах света, просто исчезающих без остатка. А так же, уменьшающихся тел, кристаллических останов после сожжения и прочих феноменов. В интернете есть фото и видео явлений такого порядка. Но и эта разница в реализации не является показателем полноты восприятия для просветлённых, так как для них это всё эффекты майи (сансары).

Что делать? Играть. Просветлённые прекрасно справляются с любым видом деятельности, будь то уборка или президентство. Для них любая форма деятельности – воплощение основы. Полюбопытствуйте, не боясь потерять беспредельность. Почему в махаяне три тела Будды? Почему у суфиев и христиан восхождение происходит в любви? Что чувствует муравей, таща груз? Если вечность лишена активной эмпатии, то это только пробуждение, а не финиш. Соучастие в жизни каждого атома без потери неописуемого – это просветление и игра.

И, ещё: плюньте на тех, включая реализовавших радужное тело, кто говорит, что реальность – это сон. Реальность состоит из образов, так как это природа существования неописуемого.
Тактильность не фундаментальнее прочих каналов нашего восприятия: просто она сформировалась первой у развивающегося плода. Если вас бросить в ванную с новокаином и треснуть по голове, чтобы шарик равновесия перестал кататься по пустоте внутри черепа, то вещественности мира придёт конец. Её придётся домысливать. Невещественность реальна, но не так, как бытовой мир. И ещё: она не самостоятельна. Её реальность – видимая сторона бескачественного.
Короче говоря, в адвайте столько аспектов, что те, кто находится в недвойственном восприятии, не обязательно видят всё так, как есть.




Быть безмятежным – означает в лёгкости осознавать возобновляющуюся завершённость всего.




Поймите одну вещь: результат – это нематериальный объект. Как вы можете стать объектом, если к нему стремитесь? Само стремление создаёт двойственность. Всё, включая нас, из чего-то сделано. Чтобы достичь корня всего, нужно перестать противопоставлять что-то чему-то: чистое – грязному, хорошее – плохому, ограниченное – безграничному. Выражением непротивопоставления является расслабленность, так как больше нечем заняться. Функция ума – движение, но теперь сознание может быть не захваченным пространством образов. Движение - тоже выражение основы, так почему бы не быть этими волнами без вовлечённости?




Наши оценки и лучеобразное внимание являются нашими ограничениями. Почему? Потому, что мы их считаем основой. Как только они становятся проявлениями основы не делимой на внутреннее и внешнее, они начинают видеться как игры основы в двойственность и фрагментированность.




Когда мы ищем то, из чего сами сделаны, тогда ситуация превращается в шутку или трагедию, в зависимости от степени осознания своего образа.




Детские мечты о том, чтобы ничего не делать, и при этом всё иметь, являются абсолютной интуитивной мудростью.
Ошибаться детей заставило общество, когда разбило целостное осознание на отдельные лучи внимания. Своим фрагментированным сознанием дети перестали видеть, что нет мешка с подарками, так как нет принимающего. Каждый, сам – мешок с подарками, и родился для того, чтобы стать бесконечным подарком.

Без заголовка

Суббота, 09 Февраля 2019 г. 12:11 + в цитатник
Периодически людей озаряет: мир не имеет центра. Далее следует вывод: поэтому каждый является центром.
Вывод ошибочен. Конструкция «я» - создана усилиями, и отсчитывание мира от данной конструкции является искажением восприятия этого самого мира. Что-то осознаётся и воспринимается. Это всё, что можно сказать о существовании.







В просветлении есть один запрет. Нельзя к нему относиться как к объекту. Как к состоянию, в которое нужно войти. В таких попытках всегда будет двойственность.





Написанное "я" не выпрыгивает из бумаги, и не начинает с ней воевать. Именно потому, что "я" есть - его нет.





Что такое сперма у мужчин? Зародыши развёрнутых судеб. Динамика существования в разных вариантах. Восприятие одних частей другими частями или восприятие любой динамикой своей непроявленной природы. Попытка жизненной силы мужчины раскрыться в других образах и способах игры. В сперме нет «я», но, в зависимости от обстоятельств, есть возможность любого полноценного существования. Само наличие спермы показывает возможность полноценного существования без всякого «я».

Зачем это я написал? Подавляющее количество людей воспринимают страсть в себе как инородное движение. Одна часть хочет, другая за этим наблюдает. Упасть в это страшно, так как неудовлетворённость приносит страдания. Это происходит от непонимания природы желания.
Я сейчас говорю о страстности, а не о потребительстве. Страсть – желание беспредельной проявленности существования. Беспредельность проявленности возможна только в отсутствии границ, то есть, в неразвёрнутости. Когда страсть начинает видеться так, то сексуальность теряет рамки и становится не сексуальностью, а принципом существования мироздания. То, что было половым вопросом, оказывается способом восприятия без границ, не имеющим отношения к полу.
Снятие ограничений с любого желания приводит к видению корня вещей, как бы это желание ни называлось.





Не принимай себя за «что-то».
Не отстраняйся от объектов.
В видимости нет центра.
Оценки ничего не оценивают.


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Суббота, 26 Января 2019 г. 22:49 + в цитатник
Когда мы принимаем и примериваем на себя описание – мы совершаем акт веры. Неважно, формула ли это в точной науке, или литературный образ. Логические связи придумываются внутри модели: даже модели бесконечности.
Если мы ушли, потом пришли, а стул, как стоял, так и остался стоять на том же месте, это ещё не является доказательством того, что существует «вещь в себе».
Нет доказательств того, что вещь может существовать вне восприятия.
Индийская символ «Сеть Шивы» описывает модель, в которой в каждом зеркале отражаются все другие зеркала, и, таким образом, показывает, что есть только проявленное беспредельное субъективное и непроявленное бескачественное.

Короче говоря, есть неделимое объективно-субъективное, и только ум сортирует реальность так, как ему нравится. Впрочем, и это только очередная модель. )) Выясняйте сами.






Зачем оценки? Чтобы быстро ориентироваться в мире и жить на автомате. Кому нужны оценки? Мне вчерашнему: я воспринимаю всё так, так вчера, поэтому продолжаю быть вечным вчерашним. Оценки защищают застывшую структуру прошлого. Прошлое себя показывает в виде оценок. Вы хотите развития и неуязвимости. Каким образом вы собираетесь этого достигать, если вчера были неразвиты и уязвимы?






Реальность – это только наши возможности восприятия – объективной развёрнутости восприятия нет. Ночью выключите и включите свет. И то, и другое – реальность. Если получится, выключите и включите узнаваемость себя самого. Это тоже внешний образ, который трактуется как внутреннее. Есть не внешние и не внутренние образы, и непонятно что, которое делает их жизненными. Всё – домысливания и интерпретации. В таком мире опоры не может быть в принципе.
Как же не убегать в выдуманную стабильность? Любовью. Только прозрачная эмпатия снимает противоречие между многообразием образов и нефрагментированной бесцентровостью.






Объяснения – череда слов-ассоциаций для описания образов. Убеждённость в объяснённых моделях – акт веры. Почему никто не посмотрит в начало своего мыслительного процесса и не выяснит, что это такое и из чего сделано? Почему все всё принимают в готовом виде? Когда люди верят в разные модели, неизбежны конфликты. Так же неизбежны внутренние конфликты из-за фрагментированности личности, озабоченной следованию разным моделям в себе. Любая вера – подмена потому, что то, что показывает телевизор – это не то, что есть на самом деле. Это символ. А то, что есть на самом деле вы можете выяснить или, в очередной раз, отказаться от этого.






Смотришь, что есть – уже нет, видишь, что нет – уже есть.
Мыслечувства накладываются на такое положение дел мазками, и под этими слоями прошлого перестают восприниматься мерцания моментов. Всё становится повторяющимся и материальным.
Если взять за основу не мысли, а среду, в которой движется мышление, то может оказаться, что само мышление и есть выражение этой прозрачной среды.






Случайно узнал, что нет понимания понятию «самоотдача». Самоотдача – это, когда вывернут наизнанку. Когда понятие «внутренний мир» прекратило своё существование.
При спасении ребёнка, движения и поступки видятся внешними атрибутами мира. Такое же происходит при растворении в красоте, любви и в ужасе.
Есть рассматривание объекта. Это подмена общего частным. Такие действия является жизненной необходимостью.
Но, когда сам перестаёшь быть собой, тогда тобой становится беспредельность, и всё становится новым внутренним.






Бесформенное разворачивается без спроса. Некому контролировать проявления, так как любой контролёр такое же проявление бесформенного, как и остальное.

Знаем мы об этом или нет, но каждое наше действие является окончательным. Даже период сомнений. Каждый поступок безвозвратно уносит время, и он переигрыванию не подлежит.
Что означает такое положение дел? Всегда поступайте окончательно: сожаления бесполезны, все дороги ведут к смерти просто потому, что других не существует, оправдания не сотрут поступок из истории. Сделано – значит сделано. Не оглядывайтесь. Идите дальше.
Однонаправленность соответствует миру. Однонаправленность – соответствие времени, и, чтобы время перестало существовать, нужно двигаться с его скоростью. За это ответственна осознанность.
Само время видится проявлением изначального, когда являешься источником и его воплощением. Ничего не переигрывается: это блаженство вечной обновляемости и вечной свежести.






Любовь – отсутствие границ. Всё есть, как будто бы, отдельно, а границ нет. Вот такая сказочная открытость.





Самоотдача предполагает отсутствие блокирования чего-либо, достижения и переделывания. Если коротко, то это отсутствие индивидуальных напряжений.
Тогда активность мира становится активностью человека.
Каждая волна является составляющей общего волнения поверхности океана.
Наша обособленность – неосознанная роль – она не подтверждается фактами; мы же не говорим, что волны и берег не являются внешним миром, хотя по своим характеристикам они видятся абсолютно разными.
Выиграли мы или проиграли, как нам кажется, не имеет значения. Что бы нам ни казалось в отношении себя – это обман – видимость отдельности может иметь только видимость выигрыша или проигрыша.
Смотрите на свои желания как на проявления общей активности, и вместо надрывов увидите танец узоров энергий.






Та любовь может считаться любовью, для которой "да" и "нет" одинаковы. Всё остальное - привязанности.

Без заголовка

Понедельник, 31 Декабря 2018 г. 18:52 + в цитатник
Что бы мы ни проживали: комедию, трагедию или детектив, у нас всегда это получается полноценно, так как любая неполноценность является характеристикой роли.
Идея «я» повторяет саму себя, следуя собственному коридору восприятия, и раскрашивает беспредельность в собственные цвета.

Желаю всем наслаждаться своей ролью осознанно, какое бы амплуа ни проявлялось в жизни. Чтобы вместо неосознанной усталости от роли была бы сама роль на пике каждого мгновенья.





Желаю каждому растворять преграды, а не пробивать их лбом.


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Понедельник, 24 Декабря 2018 г. 19:53 + в цитатник
Можно сказать, что внимание является мышлением. Внимание избирательно, фиксировано и протяжённо, то есть, оно имеет все составляющие мышления. Единственное отличие от других форм мышления – это отсутствие оценочности: это другие формы мышления раскрашивают восприятие.
Из этого следует, что популярное в эзотерике достижение внутреннего безмолвия само по себе ничего гарантировать не может.
Можно наблюдать за самими направлениями внимания: направлены ли они на воспоминания или выделяют что-либо во внешнем мире. Осознание внимания, скорее, энергетическое искусство, нежели структурное – в нём отсутствуют цели. Это начало наблюдения сознания за собой в своих первичных проявлениях в человеке.







Что мы, будучи потребителями, имеем для устранения страданий, которые несёт время в виде обстоятельств? Внимание и самоотдачу. Почему? Внимание к месту возникновения оценочных образов даёт понимание относительности наших оценок, а самоотдача показывает относительность нашего образа, который мы защищаем.
Внимание – это выборочное смотрение, но в истоке выбирать нечего, и внимание становиться сознанием.
Когда забываешь о себе, тогда нет оценок, которые являются границами. Когда некого определять – некому бояться.
Данные инструменты мы имеем в любых обстоятельствах, и искать тайное слово гуру, которое нас сразу осчастливит – потребительство.







Если смотреть на место, в котором начинается восприятие, то становится не к чему стремиться. Если не к чему стремиться, то не появляются фантазии желаемого. Когда мечты не закрывают реальность, тогда действительность углубляется по мере нахождения в ней. Таким образом, такая работа ничего не переделывает, ни к чему не стремиться и удерживает от механического состояния. Это прозрачная осознанность другого мира, которая может развиваться.






В созерцании действительность становится игрой в действительность, и нет того, кто преобразует одно в другое. В зону внимания начинает входить потенциальность, и это становится данностью. В детстве социум заузил наше восприятие, и так мы восстанавливаем естественное положение дел. Потом начинается новое качество осознания.







Принятие без увеличения в размере частей приходящего – вот в чём искусство восприятия. Отсутствие залипания на выборочных впечатлениях общего полотна восприятия делают реальность такой, какая она есть: неудержимой, лёгкой и бесповоротной.
Выделяемые из контекста явления искажают восприятие. Мы их обсасываем ещё, и ещё для получения повторного удовольствия, и в это время из поля зрения выпадает бесконечность. Восприятие зауживается, и теряется понимание, что это уже другое впечатление во времени. Для удерживания старого образа тратятся силы, и теряется равновесие с окружающим миром.
Выключить без сожаления музыку или оторваться от фильма можно тогда, когда всё воспринимается на-равных. Вряд ли это получится сразу, но отслеживать свою хватку в когда-то нравившиеся предметы или события из-за убеждения, что они нравятся и сейчас, вполне по силам.






Мыслей, чувств и образов не существует, когда желание и действие сливаются в одно, как при ловле неожиданно падающей со стола кружки. Но когда результат желаний откладывается во времени, тогда данный разрыв во времени заполняется мыслительным процессом. Как нити наматываются на основание, так мышление пытается создать образ, заменяющий результат или приближающий к нему.
Мыслительный процесс в целом, коротко говоря, незавершённое действие. Но, так как жизнь вся – незавершённое действие, то привычка безостановочно мыслить стала у нас автоматической, как тик.
Если очень коротко, то нужно освободиться от идеи, что счастье находится снаружи, а не внутри, тогда желания и действия могут стать единым целым.





Объёмы памяти - это прежнее отношение к действительности. Отсюда вытекает, что мы сейчас слепее слепых: у нас нет образов, кроме прошлых, чтобы воспринимать действительность. Вопрос: что воспринимается, и кто это делает? Существуют ли какие-нибудь объёмы в текущем мире, кроме наших прошлых объёмов восприятия? Откуда уверенность существования воспринимаемого и воспринимающего? Чем она поддерживается?
Не быть уверенным в своём восприятии без метаний поиска утверждений, означает безоценочную открытость всему, что есть. Вот это и есть бесстрашие. Но бесстрашие не агрессивное, а бесстрашие готовности ко всему, что приносит открытость.
Вот тут и становятся необходимы буддийские величины самозабытья, такие как Четыре безмерных: безмерная любовь, безмерное сострадание, безмерная радость, безмерная беспристрастность.




Освещающие улицы фонари, прохожие, машины.
Напряжения движения пусты, как в надутой резиновой перчатке растопыренные пальцы. Проявленный покой не отличается от проявленного движения. ОНО воплощается так, и некому задать вопрос «почему».


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Суббота, 08 Декабря 2018 г. 21:45 + в цитатник
В неправильном мире невозможно быть неправильным.




… существует и третий путь, другой род любви и сострадания. Просто будьте тем, что вы есть; при этом вы не опускаетесь до уровня ребенка, и не требуете, чтобы кто-то другой прыгал к вам на колени. Просто будьте тем, что вы есть, в мире и в жизни. Если вы сможете быть самим собой, внешние ситуации также автоматически станут самими собой. Тогда вы сможете общаться прямо и точно, не занимаясь какой бы то ни было ерундой, не предаваясь каким-либо эмоциональным, философским или психологическим рассуждениям. Этот третий путь есть уравновешенный путь открытости и общения, автоматически раскрывающий огромное пространство, где находится место для творческого развития, для танца, для взаимного обмена.
Чогьям Трунгпа

Хочу добавить, что существует ещё один путь. Активное азартное приятие, как в детстве на дне рождения или на новогодней ёлке.
Данное приятие безоценочно. Это главное, что нужно понять. Возбуждение идёт сразу по всем каналам, и не существует определённого цвета чувства, которое определяет ход наших мыслей. Мы не знаем, что там будет, и, кроме мельканий из мультиков, личность не может ничего смоделировать. В предвкушении праздника открывается в чистом виде то, из чего потом будут сделаны последующие роли.
Безоценочность такой активности и есть необусловленная любовь, если её не ограничивает направление к каким-либо радостям.





Почему мы всегда ищем лучшего? Потому, что пытаемся выйти за свои границы или отодвинуть их. Мы видим свою ограниченность и догадываемся, что что-то упускаем. Но, когда вместо разделения есть только открытость, то кто и что может найти? Где границы, за которые нужно выйти? Мы путаем свободную активность с поиском, так как поиск – исключение всего, не относящегося к поиску; линейность в нелинейном мире. Мы ищем вместо того, чтобы взять, и происходит это оттого, что тянемся за отдельными понятиями, такими, как «радость», «счастье», свобода»… А, ведь, они уже здесь в неразделённом на понятия виде. ))





тело - слипшийся Дух






Что-то проявилось. Это что-то впоследствии было названо «вселенная». В этом «что-то» уплотнения энергии сознания стали манипулировать образами, в которые развернулось «что-то». В уплотнениях вселенной зачерствел инструмент восприятия, и стал называться «рассудком».

Бытовухой люди считают саму жизнь. Это волшебство случайностей, которого могло бы не быть. Непостижимо.







Самоотдача окружающему вне людей и с людьми делает потенциальность, из которой сделан мир, ощутимой частью себя.
Бывает, что ловишь себя на том, что незаметно захвачен мечтаниями. Но, если не сокрушаться по данному поводу, включить мечты в контекст жизни и расслабиться, то всё происходящее станет сказкой.




Наши мыслеобразы, как радуга в небе. Мечтания, идущие из прошлого – не мечтания, и не из прошлого – в изначальном нет трёх времён: в изначальном есть его проявления. Кипящая вода существует только тогда, когда кипит. Изначальное развёрнуто только тогда, когда проявляется динамическая форма.
Наши омрачения и есть проявления изначального. Среда, в которой действует наша неосознанность, и сама неосознанность – грани единого – так Оно проявляется. Ища просветления, вы от него уходите в омрачения концепциями.
Любуйтесь своим несовершенством – оно придумано. Беспредельная мощь, и беспредельная утончённость выражены в видимости обособленности и непонимания. Почему бы не так? Какая разница, как Оно себя выражает? Дайте Ему играть Себя: в конце концов, это играете вы. Отпустите. Любуйтесь радугой в небе.




Оценки вторичны от безоценочности. Безоценочность принимает форму оценок, оставаясь безоценочностью.
Вы понимаете это? Если – да, то ваша личность становится гримом.




Впечатления, очищенные от фильтров обособленности, максимально ярки и исчерпывающи. Но, в отсутствии обособленности, некому их закручивать в своё отдельное время, и высасывать из них сладостную боль. Девственность неповторимости всегда свежа и окончательна: в ней нет старящих повторений.

Без заголовка

Среда, 14 Ноября 2018 г. 20:52 + в цитатник
При вспоминании о созерцании больше ничего не надо делать. Нет пути улучшения, так как самое лучшее тоже находится здесь. Быть в созерцании означает не наблюдать, а пребывать в проявленности. Пребывание пребывает в пребывании без нашего присутствия.






Когда мы видим великолепие самодостаточности всего, мы себе не отдаём отчёт в том, что мы видим себя.






Всё рождается без нашего участия, так как мы сами являемся порождением того что рождается само без нашего участия.






В махаяне одним из условий просветления является развитие всеобщего сострадания. Это такая равная эмпатия-сострадание ко всему живущему. Рамалинга, который исчез во вспышке света, тоже имел схожее восприятие: достаточно почитать его поэзию. Горакшанатх в поэме «Умри, йог, умри» так же передаёт нечто очень похожее.
Какое отношение имеет самозабытье в других к просветлению?
Потенциальность, из которой рождается всё, ежемоментно воплощается в качестве проявленности. Первичная проявленность по ощущениям похожа на то, о чём сейчас говорилось.
Тотальная эмпатия, ненаправленная любовь, равностное сострадание – всё это начинает развиваться как имитация первичной проявлености, на определённом этапе, вступает в резонанс с реальным положением дел и становится самим проявленным мирозданием. А так, как проявленность – это видимая часть непроявленной основы, то через видимую часть человек приходит к невидимой части этой единой системы.
Перечисленные положительные качества выглядят атрибутами морали, но, на практике, не имеют к ней отношения. В них первично снятие обособленности и самозабытье.







Естественность – одна из характеристик просветления. Процессы мыслительного конструирования являются неестественными. Но и волевое самоустранение тоже не является естественным относительно очерёдности событий. Все решения исходят из прежних надуманностей. Что бы ни делал – невозможно поступить естественным образом.
Что делать? Увидеть, что все наши действия являются результатом прежних напряжений, то есть, неестественности, и работают по естественным законам исчерпывания напряжений. В безграничной открытости нет правил и точек отсчёта. Напряжения – это превращение сознания в бессознательную силу. Всё имеет право на существование, и в такой форме существование тоже возможно. Но, если пойти в начало напряжений, то осознанием можно их выключить, и, таким образом, стать более сознательным, а значит, естественным.






Нечистое – это присваивание. Мы сделаны из Бога, и в беспредельности нет отдельного места, в котором можно было бы что-то сохранить: ни себя, ни для себя.






Страх –двойственность. Удерживание старого - образов узнавания безопасности – является попыткой создать свой отдельный мир. Такое искусственное напряжение и называется страхом. Страх – мост над бездной, который всё равно когда-нибудь рухнет. Достаточно осознать галлюцинацию моста, и расслабиться в бездонности бездны.

Без заголовка

Четверг, 01 Ноября 2018 г. 21:49 + в цитатник
Моё понимание предельных учений

Махамудра

Потеря естественного состояния пустотности исправляется пониманием того, что пустотность – это сострадание.
Пема Карпо

Дзогчен

Будучи любовью, постигающей подлинный смысл,
Оно не стремится взрастить великое сострадание.
Прахеваджра (Гараб Дордже)


Любовь в своих проявлениях внешне выглядит как сострадание, не являясь им. «Божественной» любовью называют неделимую систему проявленности с потенциальностью. Такая данность является живой, но она жива не как человек: в ней нет повторений и чередований, кроме чередования моментов. Так как моменты обновляются, то во всеобщей основе нечего и некому захватывать, из-за того, что невозможно успеть что-либо присвоить. Исходя из отсутствия присваивания, всё происходящее является чистым. Абсолютная боль и муки, оргазм и эйфория чисты в своей природе, если никем не присваиваются.
Просветлённое существо находится в естественном обновлении всего, и, общаясь, поддерживает обновление. Своим общением просветлённые выводят людей из их бега по кругу и зажимов, а со стороны кажется, что просветлённые оказывают помощь. Зацикленность на боли, невзгодах и потерях происходит от более раннего присваивания, и являются его продолжением. Людям кажется, что им сочувствуют и помогают, но просветлённые только освобождают сгустки мёртвого прошлого до состояния незамутнённой естественности обновляемости, так как сами являются обновляемостью. Абсолютное всеведение или эмпатия воспринимается как соучастие, но это просто форма бытия естественности. Так существует бытие, и бытие в лице просветлённых общается с собой в форме непросветленных.







Чем отличаются просветлённые от непросветлённых? Непросветлённые, то, что видят, и, то, что с ними случается, считают целым. Просветлённые считают то, как воспринимают непросветлённые, неполным зауженным видением.
Какие инструменты влияют на восприятие? Внимание и осознание. Чем отличается внимание от осознания? Направленностью и его отсутствием. У непросветлённых внимание однообразно направленно на одно и тоже, и это внимание не осознаётся. Как результат, им всё кажется объективным, кроме того, что под кожей. Но и то, что под кожей, им тоже кажется объектами. Периоды явного несоответствия того, что воспринимается как внешнее, в зависимости от направления внимания, так же не осознаются. В едином процессе существования и несуществования видятся только проявленные явления, и не воспринимается то, благодаря чему такие проявления становятся возможными.
Почему возникла данная тема? Наше самое тупое текущее состояние – это проявление беспредельности. Выводы? Всё уже сейчас при нас, и нужно провалиться в начало тупости без улучшений чего-либо.






Внимание становится видимостью «я», когда оно направлено, то есть избирательно. При лучеобразном внимании реальность начинает делиться на части. "По бокам" возникает «другое». В дальнейшем «другое» закрепляется во внимании как объекты, и разделение мира становится данностью.
О чём говорит такое положение дел? Отсутствие протяжённости уничтожает идею обособленности.

Без заголовка

Понедельник, 22 Октября 2018 г. 13:43 + в цитатник
Ничего нельзя достичь в самореализации. Мы вдруг «оказываемся» в новом восприятии. Почему? Потому, что ЭТО есть всегда, и мы проваливаемся сквозь частное в фундаментальное. Задним числом оказывается, что мы всегда были этим фундаментальным, выраженным в частностях.







Направь напряжение само на себя. Как? Взглядом. Пусть напряжение себя исчерпает. Пусть исчерпается протяжённость. Натяжение между объектом и смотрящим излишне – пусть они станут одним и исчезнут. Напряжение - просто динамическая форма: в ней нет ничего серьёзного. Останься в нефиксированном присутствии основы всего. Ты – это её вечная юность в обновляемости проявлений самой себя.






Позиция отсчёта – время. Не существует времени как отдельной категории. Время – то, что движется. Буддийская фраза: «Смотреть этому мгновению прямо в глаза – ни на что не надеясь, не делая что-либо от этого зависимым, ничего не добавляя и не отнимая – просто смаковать одно это мгновение» говорит о том, что время – это воплощённость. Форма не может не двигаться, и это обозначено отвлечённым понятием «время». Мир устроен по-другому потому, что в движении нет движения: так существует мир. Форма и движение – одно и то же.

Мы вливаемся в бессмысленную красоту впечатления, и ощущаем, что это видимая часть непроявленной основы вместе с тем, кто получает впечатление. Таким образом, снимается разница между временем и отсутствием времени.

Невозможно созерцать неправильно – все неправильности входят в правильное движение форм: достаточно не выделять частное за счёт всего остального. Это не мешает повседневным делам, так как они тоже воплощение безразмерной основы.






Наблюдатель - такое же проявление изначального, как и наблюдаемое, поэтому данное разделение искусственно. Тем не менее, присутствие изначального от этого понимания не исчезает.






Любовь не имеет приложения к чему-либо. Она является основанием, на которое накладываются напряжения личной зависимости: непризнанности, комфортности, удерживаний. Всё, что относится к личности, не может быть любовью, так как личность – аппарат обособления. Соответственно, все проявления личности, включая чувства, тоже не могут быть любовью. Тогда, что такое любовь? Видение надуманности обособленностей. В любви нет страха потому, что нечего удерживать.






Слой личности находится между внешним внешним и внутренним внешним. Сама личность тоже является проявлением внешнего: «украшением нирваны». Так что, субъекты, вы попались. ))

Без заголовка

Понедельник, 08 Октября 2018 г. 18:17 + в цитатник
Комплексы и самоограничения избыть необходимо, но это не означает, что вы становитесь нахальным и бесцеремонным персонажем. Разрывая внутренние путы, вы остаётесь верны себе. Вы просто отказываетесь от своей секретности, от своей стеснительности и от стремления иметь «свой угол».
Если вы отрекаетесь от всего этого, это ещё не означает, что вы должны выставлять свою жизнь напоказ; но вы можете стать подлинным человеком.
Чогьям Трунгпа

По сути, Чогьям Трунгпа сказал, что, когда внешнее растворяет внутреннее, оно становится внутренним, и становится некому противостоять.






В искренности мы целиком являемся действием в момент действия. Это проявления недвойственности. Невозможно быть искренним по заказу потому, что искренность не имеет человеческую природу: в искренности мы не помним, кто искренен.
Нет никаких эзотерических свидетелей и наблюдателей – есть безоченочный поток изливающихся напряжений и отзвуков обращённых к нам запросов внешнего мира. В моменты искренности перестаёт существовать и внешний мир, и остаётся объединяющее всё со всем движение без границ.






Бескачественная основа постоянно проявляет себя в форме. В этом смысл её существования. Не существует никакого другого смысла. Этого смысла тоже не существует потому, что это то, что есть без додумываний. Данность существует сама по себе, а не для чего-либо.
Бесцельное осознавание бессмысленности снимает все виды напряжений. Ошибочное и ненужное заменяет любой смысл своей красотой. Отсюда - блаженство полноты бытия в каждом моменте.
Остановитесь. Плывите, как труп по реке. Отзывайтесь, как эхо. Играйте в активность. Тогда, в безмятежности пустоты, это всё придёт к вам само.






Не понимая, мы не видим своего непонимания. Мы не видим стены, которая перед нами. Это не больно и не страшно, поэтому мы никогда не узнаем, что не обладаем непониманием. Только наши действия, исходящие из неудовлетворённости, могут зародить подозрение в нашем непонимании. Люди обычно укладывают непонимание в рамки своих предыдущих концепций, и продолжают бежать по привычному кругу. Данный факт даёт минимальное количество людей, у которых изменилось восприятие действительности.
Не приводить обстоятельства к схемам прошлого – это вызов иллюзии. Увидеть, что прошлые точки зрения не являются полными – это отказ от страха быть уязвимым. Перестать искать комфорт – это согласие с мирозданием.
Любовь выражена в безоценочности, импровизации, лёгкости и помощи через игру. Она – скорейший путь прийти к пониманию, так как уже в готовом виде является основой того, что случилось и не было понято, и того, что ещё может случиться.






У изначального нет проблем: оно в своей проявленной части кипит со скоростью времени. Проблемы есть у нас потому, что мы пытаемся навечно заморозить это кипение.

Без заголовка

Пятница, 28 Сентября 2018 г. 07:49 + в цитатник
«Я» такая же полноценная идея, как и остальные надуманности. У потенциальности нет разделения на её вещественные и невещественные воплощения: разделением занимается наш рассудок. Облака субъективного смысла конструируют мир людей в общей бессмыслице, который поддерживается общением.
Когда общение видится лишённым смысла украшением мира, а сам смысл – искусственным упорядочиванием, то мир предстаёт в своём великолепии, лишённом человеческих ограничений и усилий.






Лёгкость – ключ к созерцанию. В мире борются только те, кто имеет самость, то есть те, кто делит мир на себя и остальное. Всё создано из элементов, элементы пусты, и, кроме таких надуманностей, ничто не собирается себя повторять в повседневности и в воспроизводстве. Некому бороться друг с другом. Например, вулкан. Есть напряжения, есть освобождение от напряжений, но всё в данном процессе следует своей естественной природе. Только самостные существа отстаивают свою повторяемость.
Если мы идём к истине, то нужно учитывать данное поведение, которое тоже является частью общей неповторимости, так как оно происходит в общем движении, называемом «время», и, которое, не учитывается субъектами.
Лёгкость – неповторимость, даже если она так не выглядит. Это вынужденная импровизация с видимостью повторений.
Что из этого следует? Невозможно прийти к прошлому результату. Поэтому выключите образцы и будьте в том, что живо сейчас. Только это является всегда открытой дверью.






Мы не можем стать тем, что в нас не существует Если что-то во что-то превращается, то, значит, это в потенциальном состоянии в нас уже есть.
Если мы хотим стать другими, то надо увидеть, что нам мешает это сделать. А мешают нам повторения, из которых мы состоим. Проще говоря, привычки оценивать устоявшимся образом.
Наши привычки оценивать не выключаются даже во сне, и даже во сне мы навешиваем узнавание на несопоставимые, как это выясняется впоследствии, вещи.
Процесс сличения не прекращается никогда, поэтому мы никогда не расслаблены: данный процесс идёт автоматически, и мы уже не помним состояние расслабленности. Мы постоянно в работе.
Когда мы начинаем сознательно свои процессы пускать на самотёк, становится видно, как узнаётся привычным образом воспринимаемое, как снова и снова по-старому оцениваются приходящие явления. Увидеть старок как старое, означает выйти из процесса искусственного натягивания ассоциаций на текущий момент. Увидеть, как на непознаваемое ставятся штампы узнавания, означает оказаться в сказке. В сказке без бытовых надуманностей.






В русском языке существую такие слова, как «самозабытье» и «самоотдача». Не знаю, что означают похожие слова в других языках, а в русском они означают, что всё, что во мне есть, существует, но всё это неважно.
В восточных учениях много говорится о преданности учителю как условию быстрой самореализиции. К учителю относятся как к воплощению истины. Но самоотдача – это уже преданность. Если я отдаю себя всему хорошему и плохому, из чего состоит жизнь, то я предан этому неведомому миру. Я предан миру, я принимаю в себе сильные и слабые стороны. В чём отличие самозабытья в отношении самоотдачи миру и себе? Где границы разделения на внешнее и внутреннее? Я отдаю себя всему, включая себя, и считаю всё своим гуру. Моим гуру становится любовь без исправлений. Есть интенсивность без усилий с моей стороны, есть осознание. Что ещё нужно для реализации?






Я есть – это точно.
Но я есть не единица и не множественность. Во мне нет краёв и центра. Во мне нет самоузнавания и его отсутствия.
Для того, чтобы увидеть таким образом, существуют традиции: иначе личность будет всё время захватывать идею о себе. Если допустить, что образы и безобразность это агрегатные состояния без главенства в данном едином процессе, то негде будет найти что-либо отдельное. Что тогда можно добавить к существующему? Какие ещё надстройки нужны? К чему должно прикладываться напряжения?
Существование есть. Что я называю собой, я не знаю. Такова данность. Что-то менять, исходя из незнания, как от знания, глупо. Расслабляемся и смотрим. Всё.






В чём путаница в практике? Все ждут результата, а медитация – это слияние с фоном явлений. Фон не может быть результатом. Все проявления, в таком состоянии, видится как видимые аспекты самого фона, поэтому ко всем явлениям приходит равностное отношение, как к детям одного и того же родителя. Внутренние процессы тоже видятся как проявления фона без названий. Отсюда открытость и безмятежность, которые, формально, можно отнести к результатам. Но стремятся не к открытости и безмятежности, а к их причине: обнаружению в себе бескачественности.


Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в отпущенность_момента
Страницы: [11] 10 9 ..
.. 1 Календарь