-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в nordart

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 1) Live_Memory

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.03.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 49


Из жизни растений 2.

Вторник, 28 Августа 2012 г. 14:59 + в цитатник

Продолжаю свое повествование с последними своими наработками в "макро", что не совсем стыкуется с представлением о моих работах в теме "НОРД", в жанре, а также в психологическом портрете. 



1.
resized_1следующие сегодня 057 (700x447, 162Kb)

2.
resized_2сегодня 020 (700x560, 201Kb)

3.
resized_3сегодня 013 (700x466, 149Kb)

4.
resized_4сегодня 030 (700x466, 170Kb)

5.
resized_5сегодня 035 (700x466, 161Kb)

6.
resized_6сегодня 057 (700x510, 205Kb)

7.
resized_7сегодня 039 (700x466, 157Kb)

8.
resized_8следующие сегодня 022 (700x466, 183Kb)

9.
resized_9сегодня 064 (700x466, 160Kb)

10.
resized_10сегодня 061 (700x466, 148Kb)

11.
resized_11сегодня 037 (700x466, 162Kb)

12.
resized_12сегодня 014 (700x466, 153Kb)

13.
resized_12сегодня 043 (700x466, 179Kb)

14.
resized_13сегодня 053 (700x466, 184Kb)

15.
resized_14следующие сегодня 046 (700x466, 172Kb)

16.
resized_15сегодня 031 (700x466, 190Kb)

Линии. Из жизни растений.

Вторник, 28 Августа 2012 г. 14:47 + в цитатник

Знаю, что многие мои работы известны как  "Северные", или "жанровые  сцены" , или как "жанровый психологический портрет". Решил показать свои последние размышления в макро, поскольку считаю, что фотограф не должен заклиниваться на одной только теме, если его похвалили некоторые "искусствоведы" или кураторы. 



1.
resized_1 последние 084 (700x466, 173Kb)

2.
resized_2 последние 065 (700x466, 213Kb)

3.
resized_3 последние 076 (700x466, 147Kb)

4.
resized_4 последние 068 (700x466, 248Kb)

5.
resized_5 последние 096 (700x466, 159Kb)

6.
resized_6 последние 110 (700x466, 159Kb)

7.
resized_7 последние 094 (700x466, 155Kb)

8.
resized_8 последние 107 (700x466, 156Kb)

9.
resized_10 последние 073 (700x466, 133Kb)

10.
resized_9 последние 098 (700x466, 149Kb)

11.
resized_11 последние 097 (700x466, 146Kb)

12.
resized_12 последние 116 (700x466, 162Kb)

13.
resized_13 последние 109 (700x397, 107Kb)

14.
resized_14 последние 111 (700x466, 129Kb)

15.
resized_15 последние 080 (700x466, 144Kb)

16.
resized_16 сегодня 0408 (700x466, 176Kb)

17.
resized_17 сегодня 003 (700x466, 232Kb)

18.
resized_18 последние 069 (700x466, 146Kb)

19.
resized_19 последние 0989 (700x466, 117Kb)

20.
resized_20 сегодня 002 (700x466, 135Kb)

21.
resized_21 последние 091 (700x466, 182Kb)

22.
resized_22 сегодня 045 (700x466, 190Kb)

«Свои фотографии со временем начинаю любить все больше»

Суббота, 30 Июня 2012 г. 18:44 + в цитатник

Виктор Загумённов:
«Свои фотографии со временем начинаю любить все больше»


Профессионалы фотографии знают, кто такой Виктор Загумённов. Работы знаменитого российского фотожурналиста, выпускника факультета журналистики МГУ, хранятся в музеях России, Финляндии, Швейцарии и США. Он двукратный лауреат конкурса World Press Photo — фотографического Оскара. Участник более ста отечественных и международных выставок, награжденный множеством престижных призов и медалей.
Виктор Загумённов прошел серьезную профессиональную школу в Агентстве печати «Новости», журналах «Северные просторы» и «Спутник», других изданиях. Недавно он выпустил альбом своих фотографий «Мой Север», который презентовал в Челябинске.
На творческой встрече с местными почитателями он сказал, что профессионального фотографа можно узнать сразу: по повадкам, манере видеть и примечать. Эта характеристика применима и к нему. Виктор очень коммуникабелен, сходу располагает к себе. Как, должно быть, умеет ладить с теми, кто попадает в его объектив. У героев такие лица, что понимаешь: они всецело доверились автору, понимая, что он не причинит зла. Загумённов, кстати, не считает нужным снимать «чернуху». Мир, с его точки зрения, полон позитивных людей и событий.
Фотокорреспондент — это исследователь жизни? Философ? Регистратор событий? Какую цель он преследует? Об этом Виктор размышлял при нашей встрече.

До мгновения и после

– С годами я стал критически относиться к своей профессии. Постигнув какие-то истины, считаю, что ценность моей работы не в создании фотографии момента, а в чем-то другом. Мгновение нас призывает обратить внимание. Но меня больше интересует состояние до мгновения и после него. Все больше задумываюсь над тем, в чем ценность изображения.
Из меня готовили репортера, но я никак не мог вписаться в репортерскую среду. Иногда даже переживал, что не репортер. А теперь понимаю: это великое благо, что я перешел границы и выступаю совсем в другом качестве.
Для себя вопрос ставлю так: художник я или просто фотограф? Скорее всего — фотожурналист. Я много работал в СМИ, меняя издания, так что эта профессия мне ближе. И мой основной доход, который зарабатываю честным трудом,— тоже от фотожурналистики. Еще, правда, много занимался оформлением зарубежных выставок в ССОДе. Был такой замечательный Союз советских обществ дружбы с зарубежными странами. Сейчас он, как многие организации, находится в упадке. Я много ездил, переключаясь на новые темы, потому что кое-кого удивляла, а то и раздражала моя страсть к одной северной тематике. Но у меня есть и страноведческие увлечения. Я стал снимать другие республики Советского Союза: Туркмению, Абхазию, Грузию, Молдавию.
На челябинской выставке я разговаривал с нашими азербайджанскими коллегами о проблематике этноса, о взаимном сотрудничестве. Всегда мечтал побывать в Баку. Азербайджан сейчас на подъеме, и в культурных проектах тоже.
Сейчас, правда, нет возможности часто ездить в командировки. Преподаю. Веду мастер-классы. Фотографирую для души то, чего не успевал раньше — «свою» Москву. Такую, какой ее вижу именно я.
Я толерантен в фотографии ко всем видам деятельности. С удовольствием снимаю ландшафты. Меня, бывало, даже спрашивали: «Вы пейзажист? У вас пейзажи своеобразные. Живые». Естественно, я должен разбираться и в макросъемке, то есть видеть мир деталей. Сотрудничество с музеями научило уважать предмет, а «изучательский» опыт по жизни преподносил интересные уроки, поэтому сейчас я спокойно ориентируюсь в пространствах.

Будет ли всплеск?

– В советское время мастера фотографии были штучные. В отечественной журналистской фотографии за каждым снимком, отмеченным наградой World Press Photo, стоят потрясающие истории величайших авторов. А теперь благодаря «цифре» каждый считает себя специалистом в этой сфере. Дай-то Бог, пусть люди имеют возможность проявлять себя. Но настоящих мастеров по-прежнему мало, особенно в таких жанрах, как арт-фотография или рекламная фотография.
Советскую журналистскую фотографию почитали во всем мире. Это был своеобразный ответ американской идеологии, ее влиянию. Серьезное соревнование двух систем. Причем, творческое, сильное. Советские авторы выглядели на уровне, чему способствовала основательная школа Агентства печати «Новости». Горжусь, что я тоже ее воспитанник. И в вашем городе солидные традиции. Здесь, можно сказать, мини-школа. Челябинск сам по себе был агентством.
Все мы показывали миру величайшие образцы взаимодействия в соревновании. В конце 80-х, начале 90-х начали пропадать, потом от нас вообще отвернулись. Сейчас на Западе нас практически не воспринимают. Уровень работ резко снизился. Меня только последний год порадовал: три наших фотографа получили награды World Press Photo. Не уверен, что будет всплеск, подобный тем «урожайным» годам, но попытка прорыва есть.

Вскрытие покажет

– Молодые коллеги, снимающие цифровыми камерами, иногда спрашивают, сколько мне приходилось брать фотопленки, выезжая в командировку. Для примера вспомню летнюю поездку 1980 года на Чукотку. Я взял пленки А-2 три банки по 50 метров, 30 роликов «Кодака» узкого цветного, примерно 20 роликов широкого слайда — диапозитивной пленки шесть на шесть, 40 роликов широкой черно-белой для второго фотоаппарата. Это примерный расклад на полтора месяца. Ставил себе план съемочного ресурса и устанавливал внутреннюю планку: придумать, найти и отработать этот ресурс, планируя, сколько тратить в день черно-белой или цветной пленки в зависимости от ситуации.
Даже если снимал небольшую тему, ненадолго выезжая в страноведческие поездки, набиралось три-четыре десятка пленок. Возвращаясь, на пару дней запирался в мастерской, выставлял бачки рядами и целыми пакетами проявлял снимки.
Когда у меня после разрыва контракта с журналом «Спутник» появилось свободное время, я почти два года разбирал материалы одной двухмесячной съемки. Открывал для себя неожиданные кадры. Очень интересный процесс! Кстати, когда меня спрашивали о результатах поездки, я всегда отвечал: «Вскрытие покажет».
Даже сейчас, снимая на «цифру», не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что получилось, хотя картинка вроде бы перед глазами. «Вскрытие» — это процесс, когда ты начинаешь видеть все нюансы. Разглядеть их позволяет сканирование слайда. Кстати, многие не знают этого. А сейчас изображению, снятому хорошей камерой на слайдовую пленку Провия формата шесть на шесть, цены нет! Там такие возможности, что мы даже еще не знаем. Отвергли аналоговую фотографию, не познав всей ее прелести. Только теперь люди начинают копать вовнутрь структуры цветного материала.
Знаете, что мне нравится? Что свои фотографии со временем я начинаю любить все больше и больше. Может, потому что время появилось. Раньше много работал, снимал без передышки, без оглядки. А сейчас… У меня комнатушка завалена папками. Иногда папка упадет, а оттуда очередной «шедевр» вылетает. Отсканирую — ух ты! Есть, конечно, вещи предсказуемые. Выпадает то, что и раньше мне нравилось. Когда снимал, это не было случайностью. Знал, что это классная работа, но руки не доходили. Только сейчас занимаюсь сканированием этих материалов.

Цена вопроса

– Когда я учился в университете, у нас в лидерах ходил один человек. На него буквально молились: мол, талантливый, гениальный. Все друзья находились под его воздействием. Он стал своим авторитетом пользоваться. Когда его просили фотографировать, он говорил: «Я нажимаю на кнопку только в том случае, если на ней лежит 25 рублей». Вот такая цена вопроса. Но это же подмена понятий. Принцип «нажал — получил, нажал — получил» не может действовать до бесконечности. Жизнь — такой процесс, когда нажимание не всегда приводит к «попаданию». Если человек нажимает на кнопку и не ощущает того, что он делает, или делает, только чтобы «получить», он в результате получает совсем не то, о чем когда-то мечтал. Если ты приходишь в фотографию, то должен выбирать только один путь — путь поиска. Других мотиваций быть не может…

Лидия Садчикова

1.
resized_1А zagumyonnov_05 (681x700, 287Kb)

2.
resized_3photosessiya (700x444, 146Kb)

3.
resized_3Zagumenov_01 (700x492, 176Kb)

4.
resized_4 Таверна на Ветлуге (700x462, 213Kb)

5.
resized_4Первопроходцыimg144 (700x469, 163Kb)

6.
resized_5Zagumenov_04возвращение (700x473, 183Kb)

7.
resized_6Ролан (482x700, 154Kb)

8.
resized_8 Ткачиха (700x462, 172Kb)

9.
resized_11 Возвращение с охоты (700x493, 236Kb)

10.
resized_11Золото тундрыi_06 (700x446, 349Kb)

11.
resized_12 Настройщик баянов (465x700, 178Kb)

12.
resized_13 Урок танца (700x456, 157Kb)

13.
resized_IMG554 (700x465, 108Kb)

14.
resized_na swyazi s brigadoyIMG783 (448x700, 222Kb)

15.
resized_Zagumenov_02Цетральный1 (700x456, 214Kb)

16.
resized_zolotaya2 rybkaобработан (700x467, 123Kb)

17.
resized_двоеimg124 (456x700, 160Kb)

18.
resized_Золото тундрыi_06 (700x446, 349Kb)

19.
resized_Коряк ГаврилаНикифоров (700x470, 191Kb)

20.
resized_Мореimg026 (700x471, 161Kb)

21.
resized_морешвартовкаimg034 (700x471, 169Kb)

22.
resized_морские охотникивыход в море (700x438, 183Kb)

23.
resized_Олений марафонIMG781 (700x460, 210Kb)

24.
resized_портрет сеелькупа ямал (426x700, 101Kb)

25.
resized_утро в бригадеIMG751 (700x471, 267Kb)




Процитировано 1 раз

Двое в кадре. Новый фотографический проект Виктора Загумённова

Понедельник, 12 Сентября 2011 г. 21:42 + в цитатник


1.
15Моя-первая-печатная-фото1967-пионерскаяправда (700x494, 252Kb)

2.
1resized_Фото11-Встреча-Брест1 (460x700, 140Kb)

3.
2resized_Фото36 ненецкая мадонна с младенцем (510x700, 196Kb)

4.
3resized_Фото39Аборигены.Северное Приобъе (700x451, 191Kb)

5.
4resized_Фото40Сестры (656x700, 199Kb)

6.
5resized_Фото41Монастырские Махра (700x466, 163Kb)

7.
6resized_Фото43 прогулка (700x499, 301Kb)

8.
7resized_фото45 Бабушка и внук0 (699x444, 191Kb)

9.
8resized_Фото46 Чукотская мастерица (471x700, 172Kb)

10.
9resized_Фото48СоколыАбхазия (700x454, 285Kb)

11.
10resized_Фото49 подсосново4 (700x473, 159Kb)

12.
11resized_Фото52 Подсмотрел в музее (700x476, 156Kb)

13.
12resized_Фото54 танко на пристани (700x462, 153Kb)

14.
13resized_Фото 28 утроФестивальГородец (700x463, 216Kb)

15.
14resized_Фото 29 МастераЧеботари (468x699, 267Kb)

Метки:  

Двое в кадре. Часть вторая. Новый фотографический проект.

Воскресенье, 11 Сентября 2011 г. 23:46 + в цитатник


1.
14resized_Фото36 Академики сухуми (699x592, 236Kb)

2.
1resized_фото16Сильный ветерKoriaki_04 copy (699x448, 192Kb)

3.
2resized_фото14ЭскимосыИнчоун (699x471, 162Kb)

4.
3 (700x453, 187Kb)

5.
4resized_фото16Серьезный-разговор5 (508x700, 169Kb)

6.
5resized_Фото18Мастер керамики с внуком (453x699, 210Kb)

7.
6resized_Фото19на праздникеуспения Александров (699x454, 132Kb)

8.
7resized_Фото21Ямал дети Севера (700x455, 196Kb)

9.
8resized_фото23 Не мешай (699x451, 213Kb)

10.
9resized_фото24 zagumyonnov_04 (610x700, 218Kb)

11.
9resized_Фото25прогулки по Арбату (467x700, 197Kb)

12.
10resized_Фото30 Ловоозерские дети (699x462, 200Kb)

13.
11resized_Фото31 Тунис женщина (471x699, 151Kb)

14.
12resized_фото32 Уэлен (699x452, 191Kb)

15.
13resized_Фото33 В Пушкинском музее (700x468, 145Kb)



Процитировано 1 раз

Без заголовка

Воскресенье, 11 Сентября 2011 г. 02:53 + в цитатник
---------

Нужно больше доверять своим ощущениям и интуиции… Если я вижу что-то интересное, мысленно задаю себе вопрос… Как, какой техникой, каким объективом можно передать это ощущение…Если я достану аппарат, то что-то ведь произойдет… А что будет? Бывает, что люди настолько заняты своими заботами, проблемами, что забывают про тебя, не замечают тебя. Прекрасное ощущение, когда не обращают на тебя внимания… Как-то на рынке я остановился в уголке, где рядом стояли весы для проверки приобретенных продуктов… Люди были настолько увлечены проверкой веса, что до меня не было никакого дела…. А если бы и увидели меня, то могли и одобрить мои движения. Фиксирую их озабоченность.
Некоторые художники от нечего делать, или по другой причине начинают копировать чужие произведения, и выдают их за свои творения…
------
Работаю над проектом "Двое". Новый фотографический проект. Часть первая.

1.
resized_5Беседыввертолете1 (700x482, 120Kb)

2.
resized_o kolese О колесе (700x460, 163Kb)

3.
resized_Манси Приобъе (444x699, 217Kb)

4.
resized_так ведь было26 (700x465, 153Kb)

5.
resized_фото1 zagumyonnov_05 (680x700, 302Kb)

6.
resized_фото3 Chaiki (699x470, 211Kb)

7.
resized_фото3характеры2 (699x468, 130Kb)

8.
resized_фото4Прогулка с котомСтолицаарбатские (699x543, 172Kb)

9.
resized_фото5Знаяеще секрет1 (625x700, 255Kb)

10.
resized_фото6 Барышни-крестьянки (700x468, 252Kb)

11.
resized_Фото8 Байкал. Подготовка к зимовке (699x468, 202Kb)

12.
resized_Фото12Шатало и Никонов Реформа4 (700x456, 146Kb)

13.
resized_ЯптиксалеБратья (700x438, 158Kb)

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Фотограф Cindy Bendush.

Пятница, 25 Марта 2011 г. 08:46 + в цитатник

Метки:  

Аудио-запись: лунная соната

Понедельник, 24 Января 2011 г. 19:33 + в цитатник
Прослушать Остановить
слушали
0 копий

[+ в свой плеер]


От жанровой фотографии к познанию человека

Суббота, 11 Декабря 2010 г. 20:16 + в цитатник
Не так давно, когда я собирался на встречу с творческой молодежью, сын задал мне два вопроса: кто ты? и зачем ты? Каждый человек может задать себе эти вопросы и попробовать найти на них ответы. Задумался над вопросами и я.
Что есть важное в фотографии… Фотография – это идеологическое оружие, а люди, обладающие фотоаппаратом, в какой-то мере вооружены. Однако можно быть вооруженным до зубов, но стрелять по воробьям, а можно иметь мелкокалиберную винтовку, но бить прямо в цель. Этим отличается снайпер от вооруженного до зубов человека. Этим отличается фотограф-профессионал от человека неопытного и неподготовленного.
Среда, школы, которые мы проходим, встречи с интересными людьми во многом формируют фотографа, его мировоззрение, его отношение к жизни. Основы, конечно, закладываются раньше, еще в детстве. Мое детство прошло в столице нашего Северного флота, городе Североморске. Есть такие впечатления, которые запоминаются на всю жизнь. Так и мое северное прошлое сопровождает меня. Северная колористика впиталась в кровь. Вы знаете природные особенности тех широт. Полгода полярный день, когда солнце не заходит: опускается к горизонту и снова начинает подниматься. А полгода полярная ночь. Ноябрь, декабрь, январь – солнца нет совсем. И только в конце января появляется проблеск света. Сопки закрывают солнце, и видно только зарево. А как распускаются листья? Не бурно и сразу, как в южных краях, а деликатно, тонко. Их ждешь с нетерпением, наблюдая переходное состояние. Я, кстати, так и не научился снимать на ярком солнце, не получается погасить контраст.
Фотографией заниматься я начал очень рано, в первом классе, и в школьные годы уже публиковался. Имел даже удостоверение корреспондента «Пионерской правды», которое мне прислали после публикации там снимка «Романтики», на котором мальчишки лежат в тельняшках. А тираж у газеты был около 10 млн. экземпляров, то есть в каждой семье ее читали.
Меня тянуло в большую фотографию. Городской фотоклуб был первой ступенькой. Большинство современных фотографов прошли через систему фотоклубов. Это была кузница, минишкола в черте города по формированию определенного мнения.
Служба в армии тоже была связана с фотографией. Я служил в отдельном разведывательном полку морской авиации – обрабатывал пленки, сделанные с самолетов. Кадры были размером 30 на 30 см, пленки на бабинах килограммов по двадцать. Десятки метров приходилось обрабатывать ежедневно. Много было и красивых, художественных кадров. Часть наших самолетов располагалась тогда в Египте (1972 год). Они взлетали, автоматика начинала работать. Я видел пирамиды, встающее солнце. Ритм потрясающий, свет, а качество такое, что песок виден на камнях!
Естественно, что после армии я поступил на отделение фотожурналистики факультета журналистики МГУ. Студенческий период был очень важен: это та самая школа, которая оформляет человека. Учась в университете, я наблюдал разрушение некоторых стереотипов, начавшееся в 1960-е годы, когда понятие фотоискусства было практически «закрыто», переведено в категорию обычного отдела в журнале «Советское Фото», а массовое увлечение фотоискусством сведено на нет. Тогда во главу углу встал его величество Репортаж. Журнал «Советское Фото» обратил внимание на репортаж, как жанр и как метод, все журналисты стали делать акцент на репортажную съемку. Это не плохо, и не хорошо, это диктовалось временем.
Будучи студентом, я начал сотрудничать с журналом «Студенческий меридиан», а затем с газетой «Труд», органом ВЦСПС (профсоюзов). У газеты был самый большой тираж – 8 млн. экземпляров, было большое доверие к ней народа, и были большие возможности для командировок и съемок. На четвертом курсе от газеты «Труд» я с группой журналистов на две недели вылетел в Тюменскую область для съемок цикла «Один день на Ямале». Туда приехали журналисты из «Строительной Газеты», со Всесоюзного радио, группа Сенкевича с телевидения и я. Тюменская область – это полтора миллиона квадратных километров, два национальных округа – Ханты-мансийский и Ямало-ненецкий. Стратегический регион – газ, нефть, все богатство. Маршрут наш: Тюмень-Нижневартовск-Сургут-Надым-Салехард, и все, что вокруг городов. Утром встаешь, поднимаешься на борт вертолета, час лету, выкидывают на полчаса, потом забирают, везут в другое место, опять выбрасывают. И так день за днем. Две недели испытания. Я снимаю, а чувствую, что ничего зажигающего нет. Вышки, мосты, бульдозеры, поселки, новые дома, трассы, железные дороги. Остается последний вылет на Ямал. И пленки уже в обрез. Тут и начинается самое интересное. Так всегда бывает: когда пленка кончается, все ломается, нужно снимать. «Ваше величество, снимать подано!» Еще в вертолете делаю портрет селькупа при свете иллюминатора. Внизу река Таз, Приобье, поселок Аксарка, Байдарацкая тундра. Тут-то и начинается работа. Лица потрясающие. И уже под занавес чувствую: еще что-то произойдет. Подлетаем: чумы, люди стоят. Выскакиваю, начинаю снимать, сужая круг. Использую мою технологию приближения к снимаемому объекту: сначала делаю общий план, потом средний, потом крупный, нахожу лица. Не набрасываюсь сразу на свои объекты, а вычленяю интересующих меня людей. По отдельным признакам я выбираю интересный для меня объект для своих историй – типаж, характер, эмоции. Жанровый потрет – отдельная большая тема. Ни секунды нельзя упустить. Еще немного, и ситуация может сломаться, пройдет оцепенение людей. Вот кадр стоящей группы. Было снято много вариантов, но этот сразу западает, запоминается. Я не заканчиваю съемку, а начинаю кружить рядом, снимаю лица. И что ни кадр – идет попадание.
Я снимал камерой «Олимпус ОМ-1» – был такой японский аппарат, который должен был превзойти «Лейку». Позже мне пришлось от нее отказаться, хотя оптика была великолепная. Просто не мог купить третий объектив, а тех, что у меня были (35 мм и 50 мм) мне было недостаточно для разработки темы. И еще постоянно была с собой уникальная камера «Горизонт». В студенчестве у меня их было пять или шесть штук. Одну берешь – плохая, сдаешь, другую покупаешь. То рвет пленку, то другой скрытый дефект. Уникальность этой камеры в том, что при широком угле охвата она не дает таких искажений, как широкоугольник, особенно это важно при съемке человеческих лиц. Линия горизонта может изменяться, быть либо ровной, как видит глаз, либо выгибаться, и зависит это от угла наклона фотоаппарата. При этом, повторюсь, пропорции фигур первого плана не нарушаются. Мое отношение к форме и содержанию я показываю через камеру «Горизонт». Снимаю основу, и в этой основе всегда есть вариант использования «Горизонта». Это как разные кисти у художника.
Поездка в Тюменскую область оказалась очень удачной. «Один день Ямала» дал мне толчок, за ту съемку я получил «Золотой глаз» на Уорлд Пресс Фото в 1979 году. Чуть позже от газеты «Труд» была организована поездка в Туркмению. Неудачная. Меня послали с девушкой из школьного отдела. Представьте, что такое школы в Туркмении, даже в Ашхабаде, я не говорю в пустыне где-то. Школы-то есть, но многие девочки в них не ходят, и все это закрыто для статистики. Видимо, была установка ничего нам не показывать, поить чаем, чтобы только сидели за столом. Подарки девушке дарили. Приставили людей. Три дня я терпел вынужденное застолье. А шел великий праздник, курбан-байрам. На улице можно было море интересного снять. Я успел снять пару кадров, но… практически же мне не давали снимать. На четвертый день я «сбежал», улетел в Красноводскую область, заехал в город Небит-Даг, где снял кадр, который стал «Фото года» в журнале «Советское Фото». «Нефтяники Туркмении». Проник в бригаду нефтяников, хотя кончался ресурс моего там пребывания, но все-таки успел снять. И тогда я дал себе зарок: ни в какой этнорайон я больше не поеду без подготовки. Первое условие: чтение литературы, подготовка фундаментальная, знание законов и обрядов этого народа. Второе условие – договоренности с руководителями на местах или авторитетными лидерами народа.
Тогда же перешел вплотную к северной теме. Начал читать много источников. Благо, все-таки университет заставляет ходить в библиотеку, ведь МГУ – это не простая школа. Помимо самостоятельной практики в периодических изданиях были приняты стажировки с мастерами. Так, у меня стажировка у Исаака Романовича Тункеля в «Огоньке». Много я не присутствовал на его съемках, но несколько важных советов запомнил на всю жизнь. Один из них как раз об организации съемки.
На четвертом курсе я пришел на практику в АПН. Потом надо было определяться с постоянной работой, закрепляться юридически. И благодаря участию Георгия Зельмы Издательство АПН заключило со мной договор. АПН – это большой слаженный механизм. Основу его составляла Главная редакция фотоинформации, ГРФИ, которая работала на журналы для зарубежного читателя. Издательство – одно из подразделений АПН. У меня был контракт с журналом «Спутник», это дайджест советской прессы, который распространялся во всех странах мира, кроме Советского Союза. На русском языке был самый мизерный тираж, но в «Спутнике» были самые высокие ставки гонорара, хотя опубликоваться было достаточно тяжело. Слайд на полосу стоил 150 рублей (это средняя зарплата по стране), стоимость маленькой черно-белой картинки 25 рублей, большой – 50 рублей. Приходилось стараться, чтобы твою работу поставили на полосу. Работая в издательстве, я постоянно снимал для всех АПНовских изданий. Было много публикаций в журнале «Совьет Лайф», это журнал по типу «Америки». Там была опубликована серия по Грузии, Север частично.
С Севером получилось интересно. В 2010 году исполнилось тридцать лет моих «ударных», арктических съемок.
1980-й год. Время работы в «Спутнике». По опыту я уже знал: если зимой не подготовишь съемочный план, то, как правило, ничего не сложится. Я всю зиму читал, встречался с начальниками, организовывал свое лето. Вся страна дышала Всемирной Олимпиадой. Я дышал в другую сторону. Составлялись списки на Олимпиаду, а я бросил все, и… улетел на два месяца на Чукотку. Нанялся рабочим в Институт этнографии, помощником к профессору Гурвичу Илье Самуиловичу. Взял с собой два «Никона» (один редакционный и один свой), «Хассельблад» редакционный и «Горизонт», конечно. Пленки получил в Агентстве банки три по пятьдесят метров, «Кодака» роликов сорок, я пообещал привезти удачную съемку для ГРФИ. И «Спутник» за то на меня обиделся. По возвращении со мной расторгли контракт. Но, поверьте, это стоило того. Полтора месяца ежедневных потрясающих съемок. По сути уже в 1982 году была сформирована коллекция, в которую я потом просто добавлял работы. С Чукотки я привез тогда чемодан пленок. По пять-шесть пленок в день снимал. Обрабатывал целый год. И до сих пор, когда рассматриваю негативы, все время что-то удивляет.
Приглашали меня к себе специализированные северные журналы, но я не пошел. Я работал в ССОДе, реализовывая свои проекты по изучению народов нашей страны. Абхазия, Грузия, Туркмения, Молдавия, Бурятия, Тирасполь, Вологда – легко!
Иногда меня спрашивают, почему на отдельных снимках большое зерно. Некоторые перепроявленные негативы дают такой шум. Мы специально добивались этого, изучали структуру зерна. Вся аппаратура была мягкорисующая. Увеличители тоже были мягкорисующие. Чтобы утрировать резкость, применяли точечный свет, увеличитель переделывался на галогенную лампу, ставили другие объективы: «Вегу», «Индустар-50». Пленка А-2 давала определенный эффект. Самая благородная была (и будет, наверное) ильфордовская, которая только начала появляться в конце 1980-х годов. Близка к ильфордовской была казанская пленка Тип-17, военного образца. Были и другие разновидности. Очень большой арсенал пленок мы теряем безвозвратно, к сожалению. Анатолий Ерин использовал, например, пленку Микрат чувствительностью 1,5 единиц, снимал со штатива городские сцены. Можете себе представить, какие фантомы у него летали. Одна работа, снятая против света в переходе в районе Арбата, мне очень понравилась. Выдержка днем при ярком свете пятнадцать секунд. Не каждая фотография получится, но сам замысел…
Отпечатки с негативов могут храниться десятилетиями. Сейчас в «Фотопроекте» я заказал ручную печать – через месяц отпечатки пожелтели. У меня есть работы, которым сорок лет. Что значила ручная печать в то время? В АПН был печатник, талантливейший человек, Виктор Тимаков. Фотоувеличитель, как паровоз, ездил по рельсам лаборатории. Фотобумага крепилась к стене. Стояли три вида проявителей: суперкрепкий, средний и старый – для доводки. В 1970-е годы впервые начала применяться технология, когда подавался специальный газ, который заполнял дефекты на негативе.
Сейчас рассматриваю негативы и отпечатки 1980-х годов, и душа радуется. Удалять ничего нельзя, выбрасывать ничего нельзя, если ты почувствовал какое-то созвучие, когда снимал, импульс у тебя душевный состоялся. Прислушивайся к своей душе. Время все расставит по местам.
По поводу съемочного плана. Сценарий на конкретную поездку составляется обязательно. К организации подключаются все заинтересованные лица. Чем больше их круг, тем более расширенную информацию вы получите для составления своего плана. Чем больше включено информационных источников, тем лучше для вас. За вашу осведомленность вас будут уважать. Но если вы проявите хотя бы элементарную бестактность, вы вызовете негатив, вплоть до ненависти. Нужно просто общаться. По жизни у меня было несколько консультантов величайшего класса. Один из них - профессор Гурвич, этнограф, с которым нам пришлось выпить очень много чаю. Погоды нет, вертолеты не летают. Но нужно быть готовым всегда, иметь журналистскую хватку. Ты готовишься неделями, а потом тебе предоставляется тридцать секунд, минута, чтобы снять. И важно не упустить эти секунды. Часто оказывается, когда нужно снимать, фотограф в этот момент или разговаривает, или еще чем-то занят, или не готов, или что-то падает, или режим не выставлен. На Севере есть специфика. Бывает долгий простой. Материала может так и не быть, но нужно ждать и быть готовым. У меня так было с «Морскими охотниками». Две недели ничего. Пора уезжать, и сваливается съемка. Значит, надо оставаться. Не все журналисты имеют такую возможность, у них план. Каждый вертолетный вылет согласовывается с пограничниками. Задержишься и не пожалеешь, тогда и будет результат. Все решаемо. Когда я привез эту съемку в Москву, фотограф газеты «Правда» захотел тоже снять. Он полетел туда, но ничего не снял.
Цикл «Морские охотники» – один из любимых. Был большой цикл о долгожителях на Кавказе. «Народное искусство Молдавии» – одна из выставок. Сейчас в отдельный цикл собираю тему «Мастера своего дела».
Отдельная тема: «Сжигание у коряков умерших». Поселок Манилы. Климатические условия таковы, что в землю погребать усопших нельзя (сезонные подводные течения вызывают обрушения почвы). Тела сжигают на кедраче, у которого самая высокая температура горения. Мне тогда позволили отснять этот обряд. Я больше ни у кого не видел этой темы, только два года назад, изучив мои публикации, фотограф Андрей Шапран из Новосибирска, снял сжигание у чукчей. На севере Камчатки и на юге Чукотки такой обряд сохранился.
Свою серию я хотел послать тогда на World Press Photo. Но в этот момент умер Л.И.Брежнев, за ним другой руководитель. Я понял – показывать эту серию нельзя. Журнал «Северные просторы» опубликовал ее в качестве иллюстрации к литературному произведению, редактор написал что-то типа сказки. И два кадра были опубликованы в альманахе «Фото-89» – замечательном издании периода засыпания Советского Союза. Это была лебединая песня советской фотографии, вышедшая в издательстве «Планета» – шикарное издание и по полиграфии, и по подбору авторов. Каждая строчка его – авторская нота того времени. Можно, наверное, раздобыть этот альбом, он просто интересный.
Фотография, отмеченная в конкурсе «Лучший Фотограф 2009» в категории «Портрет» – «Дом Ветеранов. Чукотка». На окраине Анадыря живут эти люди, ловят рыбу, сушат ее, парочка такая. Я вообще по-доброму людей вижу, наверное, это заметно. Не забываю об этике, показывая лицо человека. Гаврила, пожалуй, мой самый любимый герой, он показан у меня с особым чувством.
Но очень часто фотографы балансируют на грани этики и морали. Есть такое стремление – привлечь внимание, озвучить чернушку, вытащить грязь с элементами психушечности, это с Запада идет. У меня иное к этому отношение.
В нашем обществе социальный фотограф бедный, изгой, его считают даже немного ненормальным. Когда он заболевает, ему бывает не на что жить. А самое страшное, когда повсеместно включается так называемый административный ресурс, который остался как пережиток цензуры советских времен. Административный ресурс – это когда ждут разрешающего звоночка, отмашки. Не надо далеко ходить. Наш премьер В.В.Путин отправился охотиться на китов. Отдельный самолет с журналистами. Однако съемок нет. Почему? Снимать не разрешили. Но зачем тогда приглашать?! Фотография должна быть уважаема, а личность фотографа должна быть поднята до небывалых высот. Недавно в Фотоцентре на Гоголевском бульваре прошла выставка Прокудина-Горского. Он снимал царскую семью. Царь дал ему заказ, бригаду, средства, предоставил возможности для съемок. Как результат - что ни кадр, то откровение. Это то немногое, что сохранилось от гигантской работы. По его фотографиям можно изучать ракурс, свет, пластику, обряды и костюмы многочисленных народностей России, которых он тоже снимал в начале ХХ века. В цвете, на стеклянные пластинки.
Сейчас технический арсенал фотографа потрясающий. А вот с тематикой стало сложно. Мурманское отделение Союза фотохудожников возглавляет Александр Степаненко, выпускник журфака 1991 года. Говорю ему: пригласил бы пообщаться с вами. Он отвечает, что предлагал на заседании, но все хотят исключительно свадебную фотографию. Это не только в Мурманске. Плохо ли, что свадебная фотография столь востребована? Нет. Но не может быть это тотальным увлечением. Вот наш Измайловский Кремль. Пошел прогуляться. Погода жуткая. Фотографов свадебных больше, чем самих новобрачных. С ассистентами, с зонтами, объективы, блицы, переходники – техника дорогая. Обладают-то техникой все. Суетятся, руководят. Однако, фотографа, как и стрелка, видно по осанке.
И что еще интересно – стало много запретов. Гораздо больше, чем раньше, когда журналистское удостоверение имело вес. Сейчас оно никакой роли не играет. Снимать нельзя практически нигде. Повсюду охранники. Чуть камеру достанешь – это снимать нельзя, это снимать нельзя. А то, что снимать можно, снимать неинтересно. Попробуйте. Я попробовал Москву поснимать. Возле Дома Музыки меня арестовали. Мыльницами снимать можно, а профессиональной аппаратурой нельзя.
Сейчас я работаю над проектом «Страна и люди в 80-е годы». Я много снимал в бывших советских республиках. Теперь решил кое-что из этого материала показать. Ситуация меняется, сейчас нужно не разъединять народы, а опять собирать. Вот в чем я вижу мою задачу: своими фотографиями способствовать воссоединению народов. Грузия – прекрасная страна с величайшей культурой, интеллигенцией, древней православной церковью, архитектурой храмов, кино. Все это есть в фотографиях. И с Туркменией будут великолепные отношения.
На той встрече с творческой молодежью один из участников спросил, что я пытаюсь раскрыть своими фотографиями. Фотографией раскрыть ничего нельзя. Я стремлюсь к познанию внутреннего мира человека, общности, группы людей. В том числе с помощью фотографии. Мне это интересно. Это проявление человека и в жанровых ситуациях, и в портрете.
Раньше я огорчался, что не стал репортером. Сейчас считаю это благом. Репортер отображает отдельный момент, единичный факт. Он снял, тут же опубликовали. Фотоистория – это совершенно иное. Я не могу сразу оценить событие, оно должно у меня получить внутреннее осмысление.
Ценнейший опыт Тункеля, его совет, который я использую, – отбор начинается тогда, когда ты выбираешь тему. И потом, когда уже снимаешь, помнишь про отбор, сужая его до конкретного лица, которое нужно для решения того или иного вопроса. Если я западаю на человека, буду возвращаться к нему, делать максимальное количество вариантов, потом буду отбирать окончательный. Никогда не успокаивайтесь на достигнутом! Мне кажется, я ответил на поставленные вопросы.
Виктор Загумённов.

Записала Людмила Сёмова во время творческой встречи в Фотоцентре Союза журналистов 22 ноября 2010 года.
 (699x525, 212Kb)

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Развязка

Пятница, 05 Марта 2010 г. 13:31 + в цитатник
Этот кадр я сделал в поездке по Челябинской области... Нужно было показать открытие нового участка дороги возле города Магнитогорска. Приехали мы с Иваном Козловым в аэропорт... Холодно....Старенький МИ-2 долго не хотел заводиться, аккумуляторы старые..., но все-таки взлетели... По дороге поснимал окрестности, снял в том числе и этот кадр, мне кажется даже оптимистичный где-то... Подлетая к Магнитке рассматривал знаменитый комбинат и его окрестности... Обратил внимание на обилие кладбищ вокруг комбината... С земли это не так заметно, по все видимости... Потом празднично дорогу открыли, отметили, закусили... Правда улетали с трудом... Вертолет заводили при помощи "Урала", который долго пришлось искать...Прикурили... Взлетели... Слава Богу добрались обратно, однако...
 (698x414, 138Kb)

Метки:  

Был такой случай в Вологде...Или пути фотографа - неисповедимы

Четверг, 04 Марта 2010 г. 14:11 + в цитатник
Готовил я выставку о древнем городе, с богатой историей - Вологде. Съемки, съемки,съемки - каждый день, с утра до позднего вечера в течение почти месяца, в 1988 году, летом... А по моему плану это: и древняя и современная архитектура, с Иваном Грозным и Новыми Черемушками, Иконы с Рублевым и Дионисием, театры с ТЮЗом и Драматическим, знаменитые кружева с коклюшками, а также личности Сталина, Николая Рубцова, Марии Ульяновой, Константина Батюшкова (в музеях), промышленность и транспорт, и много чего другого... И вот дошла очередь и до медицинской тематики. Позвонил в областную больницу... Мне нужно снять операцию, не важно какую,- говорю..А у нас только одна операционная и функционирует, поскольку другие - ...на ремонте, - говорят, - но зато в ней будет работать наша знаменитость, проктолог-доктор Н с уникальной лазерной технологией. Последнюю фразу я плохо расслышал.. Хорошо, говорю, приеду... В раздевалке надел халат, бахилы, повязку, приготовил аппаратуру для съемки, затем прошел в операционную... И... С какой точки Вам удобнее фотографировать лазерный скальпель?- спросили... Это не важно, сказал я.... Ведь меня интересует Операционная.А рассказал Вам про этот случай лишь потому, что часто приходится попадать в ситуации, подчас смешные, из которых нужно выходить с достоинством... А чтобы не попадать в такие ситуации, - нужно много знать, читать, быть внимательным при заключении договора о съемке, чтобы не сесть в лужу...
 (699x449, 50Kb)

Метки:  

Дневник nordart

Понедельник, 01 Марта 2010 г. 16:38 + в цитатник
Много повидал, поэтому хочу поделиться своими впечатлениями и размышлениями...
 (700x691, 114Kb)


Поиск сообщений в nordart
Страницы: [1] Календарь