Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 56413 сообщений
Cообщения с меткой

интервью - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
sysradiffcym50

Без заголовка

Суббота, 15 Января 2022 г. 21:16 (ссылка)

Мерседес вито такси в аэропорт заказать Жуковка - https://vk.com/wall-200862557_2794

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
clusbufull

Без заголовка

Суббота, 15 Января 2022 г. 14:05 (ссылка)

Купить стенку классическую в гостиную недорого ЕКб - https://vk.com/wall-200893681_3145

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Беседа Дмитрия Быкова с Виктором Шендеровичем // «Собеседник», 13 января 2022 года

Четверг, 13 Января 2022 г. 22:56 (ссылка)

"Я старался остаться". Шендерович*

Мы, разумеется, не хороним Шендеровича*. И во времена интернета понятие границ условно. Но российский этап его жизни завершен или по крайней мере прерван.

В нашей эпохе возникают иногда парадоксальные ситуации: ну представьте, что Солженицын, Войнович, Галич могли бы публично объявить о предстоящем отъезде и почитать комментарии. Конечно, вслед им неслось бы некоторое количество ругани и свиста — меньшее, чем сейчас, — но и самых искренних сожалений, напутствий и величаний они бы тоже наслушались. Получается своего рода прижизненный некролог, и становится понятно, как много Шендерович* сделал за свои 64.

Можно же в такой ситуации немного повосхищаться давним другом, с которым нас ни разу не рассорили никакие идейные расхождения и профессиональные разногласия? Это, конечно, не подведение итогов — но некий промежуточный финиш: я старшеклассником бегал в Театр юного москвича во Дворце пионеров смотреть его легендарную инсценировку повести Сергиенко "До свидания, овраг!", где блистала молодая Ольга Кабо. И за последующие 45 лет он опубликовал дюжину больших повестей, две из которых — "Савельев" и "Остров" — выдерживают сравнение с прозой Аксенова и Трифонова. И сотню рассказов, и несколько сот микропьес "Диалоги театра абсурда", и афоризмов, давно ушедших в народ, и монологов, с которыми выступали лучшие артисты России — от Хазанова до Филиппенко. И на телевидении он создал несколько жанров — и российский вариант "Кукол", значительно обогнавший французский аналог по литературному качеству, и сатирическое обозрение "Плавленый сырок", и гомерическое "Итого". Он стал главным, если не единственным, сатириком своего поколения, подхватил эстафету Жванецкого, плодотворно работал с Иртеньевым, и, что всего существеннее, он по-человечески безупречно выдерживал многолетнюю травлю, лишение всех площадок, запреты на выступления. И вступался за политзаключенных, и щедро помогал коллегам, и возвышал голос всякий раз, как его слово могло облегчить чью-то участь и укрепить чей-то дух. Мы, разумеется, не хороним Шендеровича*. И во времена интернета понятие границ условно. Но российский этап его жизни завершен или по крайней мере прерван, и это повод пожалеть остающихся и особенно горько посочувствовать всем, кто его в последние двадцать лет с безумной злобой травил. Ведь у них ничего не вышло. Он все равно состоялся и будет теперь уж точно в ранге классика, а они — что они продемонстрировали миру вместо ненавистной им свободы? Что они вообще могут, кроме как отравлять чужое существование и называть все это геополитикой? Они на фоне Шендеровича* просто клопы, и спасибо им, конечно, за наглядность, но не следует думать, что их милосердно забудут. Пока будут помнить лучших писателей и правозащитников этой довольно тухлой эпохи, будут помнить и тех, кто отравлял им воздух. Как говаривал любимый герой других сатириков — я человек завистливый, но тут завидовать нечему.



"Я старался остаться, как раньше старались уехать"

— Почему надо было анонсировать отъезд, навлекая на себя новую волну хамства? Неужели ты не мог уехать молча?

— Я мало что делаю молча, дарю тебе этот заголовок вполне в духе "Собеседника".

— Да ладно, где теперь все эти игры... Мы такие стали серьезные, прямо как действительность.

— Ну а если серьезно — как ты себе представляешь этот замаскированный отъезд? Систематически появляться на "Эхе" по зуму, на RTVI — по скайпу, каждый раз объяснять это гастролями или эпидемическими ограничениями? Моя профессия — давать письменные объяснения, в том числе собственным поступкам. В устной речи еще можно спрятаться за сбивчивостью, но письмо требует логики. Я привык самому себе объяснять, что делаю, и если в тексте не вылезает никакая кривизна, логическая прореха — значит, все правильно. А если я чего-то не могу сформулировать — значит, я в это не верю до конца.

Поэтому я сам себе написал, что не хочу участвовать в расправе над собой, которая предполагается вместо суда. Видимо, в условиях ржавого занавеса действительно лучше оказаться снаружи. Ты сам знаешь — я старался остаться, как раньше старались уехать. Использовал все шансы. Теперь они явно дают понять, что хотят меня посадить — как минимум под домашний арест, но вряд ли их устроит этот минимум. Относиться к этим заявлениям легкомысленно, пока Пригожин остается на свободе и является элитой России, я не могу.

— Ты примерно понимаешь, что оказалось для них последней каплей?

— Я думаю, что объявление меня иноагентом и уголовка за так называемую клевету совпали случайно. Почему я объявлен иноагентом — не уточнял и уточнять не собираюсь, потому что им совершенно неважно, под каким предлогом ставить клеймо, и меня это тоже не заботит. Я их враг, и достаточно: еще не хватало, чтобы они считали меня другом! А дело о клевете — ну, наверное, Пригожину не понравилось, что нам присудили недостаточный штраф. Миллион с "Эха", сто тысяч с меня — смешные цифры. Тем более что ему, видимо, действительно не хватает, а у меня-то, как мы знаем, куры не клюют.

Что касается иноагентства — было очевидно, что я кандидат в этот список, и, честно говоря, мне было неловко перед теми, кто попал туда раньше: как это — вы все уже да, а я еще нет? Это политическое клеймо, и я его, положа руку на сердце, заслужил. Никого этим не заткнешь. И Пригожин напрасно надеется, что ему перестанут припоминать судьбу Джа(е)маля, Расторгуева и Радченко. Это платок Фриды, который мы будем перед ним класть каждое утро. Ни деньгами, ни судами, ни прямыми угрозами никого не заткнешь.

"Интонация, конечно, изменится"

— Как всегда бывает после смерти или отъезда — в России это традиционно близко, — стало видно, как мне тебя недостает.

— Велик русский язык: зато меня все это уже так достает!

— Но зато выявляется и масштаб. Становится видно, что в драматургии ты уже стоишь где-то возле Горина.

— Нет, конечно. Горин — это в первую очередь "Мюнхгаузен". Я ни одной такой пьесой — и постановкой — похвастаться не могу. С драматургией у меня вообще не очень сложилась, так сказать, сценическая история — по многим причинам. Пьеса, оставшаяся на бумаге, не стоит этой бумаги, жестко говоря. Так что эту костяшку на счетах можно откинуть налево. Что более или менее получилось — так это "Куклы", тут был некоторый жанровый прорыв, несколько приличных текстов и хороших воспоминаний. Может быть, работа в "Итого" и "Сырке", хотя уже в режиме постоянного выживания и придушивания. Что касается публицистики, тут я свои заслуги оцениваю скромнее всего. Удовольствие не называть черное белым — и только.

— Ты можешь объяснить, почему так долго старался остаться — когда все уже было понятно?

— Ответ очевиден: потому что слово, сказанное внутри страны, стоит дороже. Сказанное снаружи не только сопряжено с меньшими рисками — ты как бы оказываешься во внешнем положении относительно страны, которую я продолжаю любить, которой я сострадаю, к которой у меня отношение, раз навсегда описанное Пушкиным в известном письме Вяземскому из ссылки, — я могу многое презирать, но мне досадно, когда иностранец разделяет со мной это чувство. Все, что говорится из Нью-Йорка или даже географически близкой Праш(г)и, звучит иначе, нежели сказанное на Новом Арбате, 11. И мне придется эту интонацию корректировать, потому что, каких бы слов я от народа в иные моменты ни наслушался, мне за него прежде всего обидно.

Я не политик. Это для политика отъезд равнозначен концу карьеры, потому что в изгнании он раз навсегда меняет статус. Навальный в тюрьме — один из главных факторов и акторов российской политики; Навальный в отъезде мог быть сколь угодно эффектным разоблачителем, но быть участником политического процесса перестал бы. Я, конечно, не Томас Манн, чтобы говорить: где я, там и родная литература... Но как писатель я ничего не потерял: я увез с собой набор буковок, горстку алфавита. С ней и работаю.

— Но все-таки где именно ты предполагаешь жить и работать?

— Сейчас я в Варшаве у дочери и внуков, потом будут концерты в Израиле, потом посмотрим. Где жить и чем прокормиться — вопрос, если честно, не главный. Найду. Чем заниматься — это уже серьезнее. Я отношусь к этому с тревогой, но и любопытством: меняться придется, а как именно — вот это уже интересно.

— Есть слухи, что ты начнешь автобиографический роман.

— Откуда бы такие слухи, интересно?

— Говорят люди.

— Примерно понимаю, откуда это пошло: я обронил тут фразу о дневнике. После смерти отца я действительно стал — нерегулярно, от случая к случаю — записывать какие-то события и навеянные ими мысли, в компьютере этот файл так и называется — "Нерегулярный дневник". Делаю это потому, что отец всю жизнь мне говорил о необходимости вести такие записи — и в память о нем я этому совету наконец последовал. Наверное, теперь я буду это делать регулярнее, потому что у меня появился любопытный объект наблюдения — я сам в новых обстоятельствах.

— Там воспоминания или какая-то рефлексия о происходящем?

— Там все: новости, воспоминания, мнения. К длинной сюжетной прозе я никогда не чувствовал расположения — здесь моим потолком остается повесть в сто — сто пятьдесят страниц.

— Ты не планируешь преподавать?

— Мне случалось читать разовые лекции во многих славных местах — от Йеля до Кембриджа — и на самые разные темы — от Лема до Леца. Но на постоянную преподавательскую работу меня еще не звали — в молодости я преподавал сценическое движение, но возвращаться к этому не планирую. Что делать — я найду; вопрос прокорма вообще не главный. Мне интереснее проследить, каким я буду. Я все равно никогда не стану иностранцем, мой дом в Москве, в Сокольниках, но сейчас мне не дают туда вернуться. Там засада. Это ситуация не новая для русской литературы.

"95 процентов, а завтра валят статуи"

— Как по-твоему, существует ли сейчас некий путинский монолит, на который он опирался прежде?

— Что такое путинский монолит, наглядно показал Казахстан: в конце декабря 95 процентов поддержки, а в первых числах января валят статуи. Это и по Чаушеску видели... Да, собственно, всегда так обстоит, со всеми монолитами. Российский народ имеет особенно глубоко впечатавшийся опыт Орды, а потому лучше всех умеет выжидать и пережидать. Это не лояльность, а именно способность затаиться и вынести все: Орду, опричнину, смуту...

— Реформы...

— И реформы, потому что вовлеченность во все эти процессы остается минимальной. Это всё — где-то. Вот и Путин, и жажда войны со всем миром — это где-то отдельно, имитация, чтобы отстали. А мера поддержки любого режима — она только что была продемонстрирована в Казахстане и в любой момент может быть продемонстрирована здесь.

— Путин обольщается на этот счет?

— Думаю, нет. А может, и да. Это тоже не очень интересно.

— Некоторые сейчас заговорили о том, что Бабченко прав, и это в очередной раз подтвердилось: "Бегите, глупцы!"

— Глупцы не те, кто бегут, и не те, кто остаются, а те, кто раздают универсальные советы на все случаи жизни. У меня была такая формулировка: жизнь — личное дело каждого. Я понимаю, что некоторые будут злорадствовать, но они ведь будут злорадствовать в любом случае, будь то смерть или чудесное спасение. Как у Окуджавы: "Я жив, ничего не поделаешь, всем ведь не угодишь".

— У тебя есть твердое убеждение, что ты вернешься?

— Нет, конечно.

— Я ждал другого ответа.

— Опять-таки ничего не поделаешь. Я отлично понимаю, что Пригожина могут взять послезавтра ночью, а могут — никогда. Всё в России может измениться в одночасье в этом году, а может — в неопределенном будущем: ясно только направление, а конкретные масштабы отсроченной катастрофы зависят от длительности этого оттягивания. Я могу вернуться, а могу не вернуться никогда, это зависит от оставшегося мне времени, а мне 64 года. Но учитывая этот возраст, я желаю себе одного: к моменту ареста Пригожина помнить, кто такой Пригожин.


* признан иноагентом в РФ

https://ru-bykov.livejournal.com/5156984.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_habr

[Перевод] Я решил 500 задач на LeetCode — и они действительно меня чему-то научили

Среда, 12 Января 2022 г. 17:12 (ссылка)

Много кто знает, что такое Leetcode. Это своего рода решебник — задачи, которые дают на технических собеседованиях в крупных компаниях (в том числе и из FAANG) и их решения.

Такие задания, заточенные на знание структур данных и алгоритмов, все чаще встречаются и на собеседованиях в небольших компаниях. Многим кандидатам это не нравится — они утверждают, что навыки «литкодинга» ничего не говорят о том, как человек справится с реальной работой. Согласен. Если вы не можете слёту решать задачи c LeetCode, это не значит, что вы плохой разработчик. Возможно, вам в реальной работе вообще никогда не понадобится, скажем, инвертировать бинарное дерево. Однако глупо отрицать, что на LeetCode можно изучить массу подходов и инструментов, которые окажутся полезными. В этой статье я расскажу о том, что вынес для себя из работы с платформой.

Уроки Литкода

https://habr.com/ru/post/597035/?utm_source=habrahabr&utm_medium=rss&utm_campaign=597035

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_matveychev_oleg

«Команду «фас» отдали на местах». Чему власти России должны научиться в Казахстане

Воскресенье, 09 Января 2022 г. 15:00 (ссылка)

Чем глава Казахстана похож на Башара Асада, как город воюет с деревней и какой урок должны извлечь в Кремле из погромов в Алма-Ате, — рассказывает писатель, публицист и глава Агентства журналистских расследований Андрей Константинов.

— В чем вы видите настоящие причины событий в Казахстане? Вряд ли повышение цен на газ могло спровоцировать такой масштаб страстей.

— Ситуация здесь похожа на авиакатастрофу, к которой привели несколько факторов. Если бы каждый из них не произошёл, то катастрофы бы не было. Но они всё-таки сложились вместе в одну единицу времени.

В свое время была катастрофа в Ливии. Сравнивать не совсем корректно, потому что по-разному всё случилось. Но есть совпадения: и в Ливии, и в Казахстане существенное влияние оказывало то, что это племенные общества. Плюс люди устали от правления даже не одного лидера — Каддафи или Назарбаева, — а одного клана. Лидер может быть очень популярен и даже любим. Но проблема в том, что в родоплеменном обществе за лидером идет структура, которая совершенно безжалостно берёт себе всё в плане любых должностей даже не высшего, а среднего уровня. Наступает ощущение несправедливости: "А чем мы хуже?.."

В Казахстане было что-то похожее. Голода нет, нам хряпы налили в корыто, но этим-то почему можно всё? И здесь повышение цен на газ — это спусковой крючок к накопившимся проблемам.


Второй момент — незавершённый, некачественным образом проведённый транзит власти. Это неприятная вещь и для наших властей. У Назарбаева нет сыновей, была попытка сделать преемницей дочь Даригу. Но по замерам в казахстанском обществе стало понятно, что её не воспримут. На том простом основании, что она женщина. Дальше были другие варианты, но они были не очень удачные. В этом смысле это могло бы быть уроком для нашей власти, которая тоже не может определиться с преемником. И это не первый раз. Ещё Пётр I, умирая, сказал: "Оставляю всё…" — и потерял сознание. А дальше началось бог знает что. Никого история не учит, что если вы не определяетесь с преемником, то может быть смута, возможно, кровавая.

Наконец, в Казахстане в последнее время, в том числе из-за вышеназванных причин, начались, скажем так, игры в разное. Например, игры в национализм. Сначала вытесняли русских, потом русскоязычных казахов. Вместо них пришли очень плохие специалисты на места, начался глобальный управленческий кризис. Качество национальной элиты тоже оставляет желать лучшего.

И еще один момент — это приток сельского населения в города, который усилился в последнее время. Это молодые мужчины, в основном плохо образованные, не умеющие себя устроить. И это те люди, с которыми работали разные силы извне Казахстана.

Кроме того, шла подготовительная организованная работа. Если бы её не было, то не было бы людей, способных захватить, к примеру, аэропорт. Просто толпа этого не может сделать. Это должны быть люди более-менее подготовленные. Но и это не был решающий фактор. Не было бы того, что я сказал выше, эти товарищи были бы изначально обречены на поражение. А так это очень достало всех. Больше 30 лет — крайняя степень усталости, когда есть ощущение, что ничего не произойдёт, род Назарбаевых бесконечно будет суперолигархами, а мы будем их холопами.

И это опасная вещь.

— Может ли отставка правительства снизить накал событий в Казахстане?

— Нет. Это внешнее, из разряда "мы немножко обосрались и сейчас переменим штаны". Гораздо более неприятные вещи происходили, когда убирали племянника Назарбаева, сместили самого Назарбаева с поста руководителя совета безопасности. Должна каким-то образом проявиться ситуация, связанная с договорённостью между разными кланами, группами влияния.

Сейчас способность применения жестокости — вот единственное, что даст возможность власти удержаться. Это означает кровь, мол, открываем огонь и убиваем своих сограждан. В Казахстане это очень сложно — с учётом родоплеменного общества, там все знакомые знакомых, родственники родственников. И понятно, что тот, кто отдаёт такие приказы, заранее непопулярен. Поэтому и обратились к странам ОДКБ. По принципу: пусть придут "черкесы", возьмут на себя кровь, наведут порядок, но только это буду не я, потому что мне никогда не простят.

— Таким образом, участие войск ОДКБ в казахстанских делах оправдано?

— С точки зрения наведения порядка, с точки зрения того, чтобы прекратить бандитизм — безусловно.

— Может ли настоящей причиной событий в Казахстане быть борьба в местной элите?

— Безусловно. Местная элита не может разобраться мирным способом друг с другом. Накопились злость, усталость. Но если бы не было всего остального, то это бы долго ещё оставалось под ковром. А так это вылезло наружу, потому что пять факторов сошлись в одном пространстве. И ещё слава богу, что нет ярко выраженного исламистского фактора, как в Ливии. Здесь это носит более-менее светский характер.

— Вы говорите о Ливии, а есть схожести и различия с антиправительственными выступлениями, которые произошли в других странах за последние годы?

— Можно сравнить с Сирией, где президента называли мясником из Дамаска. Трагедия Башара Асада была не в том, что он мясник, а в том, что он офтальмолог и долгое время очень боялся применить силу. В Сирии, как в Казахстане, была оформленная тенденция ярко выраженной вражды между деревенскими и городскими. Как и в Турции. В Турции вся деревня поддерживает Эрдогана, весь город против. В Сирии вся деревня против Асада, город — "за". Он либерал, очень хотел понравиться Западу, жена — гражданка Великобритании, хотел строить либеральное общество, на которое не была согласна деревня.

В итоге конфликт между городом и деревней, между теми, кто пытался развивать бизнес по западным лекалам, и теми, кто пытался бизнес делать патриархальным, привел Сирию к страшнейшей гражданской войне. Запад встал на сторону тех, кто собирался устроить халифат, — совершенно самоубийственная позиция. А мы пытались защищать тех, кто на арабском языке издаёт Окуджаву. И нас при этом называли поддержкой палачей.

— Кто сейчас в Казахстане интересант беспорядков?

— Сказать очень трудно. Явных полевых лидеров не выявлено. Изначально там работали серьёзные ребята из ряда исламских стран, с Запада, которые на всякий случай подготавливали свою гвардию. Но кто отдал какие команды, какова роль казахских силовиков, которые явно встали на путь предательства, в ряде регионов отказавшись выполнять свои обязанности, пока сказать трудно. Это, конечно, не мигранты, которые начали на себя примерять костюм казахских лидеров. Это именно что злобные разборки внутри казахских элит, а на это наложились все проблемы, которые были в каком-то смысле неразрешимыми.

Команду "фас" отдали на местах, потому что подумали, что благоприятное стечение обстоятельств: власть, как созревшее яблоко, сама сейчас упадёт в руки. Но пошло всё не по совсем удачному сценарию. Как у декабристов. На сегодняшний момент маятник пока не качнулся ни туда, ни сюда. Мне кажется, что, скорее всего, власть нынешняя победит, потому что в том числе с нашей стороны будет оказана поддержка. Но это не стопроцентно. Никто не ожидал от Казахстана таких вот фортелей.

— Следует ли ожидать каких-либо изменений во внутренней и внешней политике Казахстана после нынешних событий?

— Во внутренней политике их самая большая беда — невозможность из родоплеменного общества прийти к какой-то новой формации, минуя феодализм и капитализм. Советскому Союзу это не удалось, хотя он оставил Казахстан в приличном состоянии. Но проблема оставалась в том, что никуда не делись эти роды, племена и так далее. И нет волшебной палочки, которая бы — раз! — и прекратила всё это.

С точки зрения внешней политики, это должно чему-то научить Казахстан. Он как батька Лукашенко, который всем хотел удобным и красивым быть. Когда девушка пытается всем понравиться, то рано или поздно кто-то назовёт её неприличным словом. Насколько это их охолонёт? Трудно сказать. У них же не только мы, есть Китай. Всё, что произошло в преддверии саммита, — удар не только по России, но и по Китаю. Насколько он запланированный — большой вопрос.

И, как я говорил, это очень плохой звонок для нашей власти. Как ни крути, но вопрос транзита власти для нашей страны тоже стоит достаточно остро.




https://matveychev-oleg.livejournal.com/12553667.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_habr

Трудности перевода: может ли менталитет помешать вашей релокации и карьере

Суббота, 08 Января 2022 г. 15:55 (ссылка)

Если в вашем окружении всё чаще начали всплывать темы эмиграции или релокации, закономерность можно объяснить статистикой: по данным ООН, за 2020 год Россия вышла на 3 место в мире по числу эмигрировавших из страны людей. По приблизительным оценкам за рубежом теперь проживает более 10 миллионов россиян. Прибавьте к этому числу русскоговорящих людей из стран СНГ, и масштабы эмиграции станут более впечатляющими. Причём, чем больше людей, оказывается «по ту сторону», тем актуальнее становится вопрос ассимиляции. Давайте разбираться, какие факторы чаще всего мешают уезжающим обосноваться на новом месте. 




Приятного чтения!

https://habr.com/ru/post/599615/?utm_source=habrahabr&utm_medium=rss&utm_campaign=599615

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_habr

[Перевод] Мигающему курсору исполнилось 54 года

Четверг, 07 Января 2022 г. 01:07 (ссылка)

Большинству людей знаком этот гипнотический ритм, подобный биению сердца или пульсации светофора в полночь. От Microsoft Word до Google Docs, мигающий курсор — это спутник, заставляющий нас работать с текстовыми документами, сообщениями и непослушными поисковыми запросами Google. Когда мы не успеваем написать что-то, мигающий курсор терпеливо спрашивает:

"Что дальше?"

https://habr.com/ru/post/599535/?utm_source=habrahabr&utm_medium=rss&utm_campaign=599535

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<интервью - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda