-Приложения

  • Перейти к приложению Стена СтенаСтена: мини-гостевая книга, позволяет посетителям Вашего дневника оставлять Вам сообщения. Для того, чтобы сообщения появились у Вас в профиле необходимо зайти на свою стену и нажать кнопку "Обновить
  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Empire" Онлайн-игра "Empire"Преврати свой маленький замок в могущественную крепость и стань правителем величайшего королевства в игре Goodgame Empire. Строй свою собственную империю, расширяй ее и защищай от других игроков. Б
  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Большая ферма" Онлайн-игра "Большая ферма"Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Всегда под рукой Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее

 -Цитатник

Это точно - (0)

Хорошо быть приличной девушкой :)

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Общая
Общая
03:59 20.11.2009
Фотографий: 3
Посмотреть все фотографии серии Жизнь на фото
Жизнь на фото
03:00 01.01.1970
Фотографий: 0

 -Видео

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в wluds

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 15.11.2009
Записей: 32328
Комментариев: 1645
Написано: 34499




  РАДИ БОГА НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ!

 

 

 

 


Я жив ибуду жить...

Воскресенье, 12 Сентября 2021 г. 15:09 + в цитатник
0000432 (250x142, 4Kb)

Болею, но появилась нажеждв. Просто я здоров и повторяю это каждый раз

44410_121169487935941_3136631_n (496x580, 93Kb)

Рубрики:  Есть мнение


Понравилось: 1 пользователю

ШВЕЦИЯ. НЕПРИЯТИЕ КОРРУПЦИИ

Понедельник, 26 Июля 2021 г. 16:55 + в цитатник

Ежедневный Журнал

 

 
Pixabay

Все народы учатся у соседей. Перенимают азбуку, осваивают науки и передовые технологии. Но, как показывает мировой опыт, самое полезное – перенимать у соседей обычаи и порядки, улучшающие жизнь граждан.

Прежде всего это борьба со взятками, с разворовыванием денег налогоплательщиков. Даже малограмотный человек понимает, что коррупция бьют по интересам простых людей. Чиновник за откат готов завысить стоимость подряда на строительство дороги, но мы лишаемся многих километров дорог. Зато коррупция позволяет чиновникам и олигархам, обрекая нас на нищету, сколачивать миллиардные состояния. Как от этого уйти?

Полезно узнать об опыте Швеции – одной из самых развитых стран. Она входит и в число наименее коррумпированных государств. Как это может сочетаться? Мы ведь знаем: не подмажешь, не поедешь!

До середины XIX века в Швеции коррупция была повсеместной. Бюрократия процветала. Но пришло время реформ. Чиновников лишили возможности душить бизнес. Государственное регулирование свели к налогам и стимулам, а не к запретам и разрешениям. Был открыт доступ граждан к государственным документам и создана независимая эффективная система правосудия.

Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для чиновников, стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность и неподкупность стала социальной нормой для шведской бюрократии. И если зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12–15 раз, то с течением времени эта разница снизилась до двукратной. Разве можно подобное представить сегодня в России?

Огромную роль в этих реформах сыграли культура и обычаи шведов. Мы нередко думаем, что все народы живут, как мы. Хотя и понимаем, что обычаи цыган или азербайджанцев сильно отличаются от наших. Мы в большинстве своем спокойно относимся к разворовыванию денег, собранных с налогоплательщиков, к откатам чиновникам, к взяткам. Для большинства из нас власть знает, что делает. И правитель может творить все, что захочет, мы – люди маленькие. Даже граждане влиятельные и образованные предпочитают «не высовываться». У россиян все еще доминирует мораль холопов. А шведы другие. И хотя в Швеции до сих пор есть король – как символ государства, но там не было крепостных, не было Гулага и миллионов репрессированных, не было отрицательной селекции. Может поэтому у шведов иная культура? Если для нас главное – связи, блат, то эти странные шведы считают, что человеку нужна честность, инициатива и предприимчивость. Чудаки, да и только!

Очень странно для нас и то, что шведские социал-демократы, в отличие от российских, так и не купились на ленинско-сталинскую утопию государственного планирования и государственной собственности. Правительства социал-демократов много лет руководили страной, но в сознании большинства шведов по-прежнему сохранилась святость и неприкосновенность частной собственности. Странные эти шведские социал-демократы!

В подходах к борьбе с коррупцией Швеция отличается от англоязычных стран. Если в США или Канаде упор делается на материальную заинтересованность доносчиков – информантов о фактах коррупции, на адвокатов, вчиняющих иски в защиту общественных интересов, то у шведов акцент другой – создавать в обществе атмосферу нетерпимости к коррупции. Шведам с детства внушается, что надо быть честными, соблюдать договора, платить по счетам, и, главное, избегать взяток. Коррупции не место в здоровом обществе. Поэтому шведы так склонны к общественному контролю за работой чиновников и бизнесменов. Даже настоятели церкви, и те убежденные противники коррупции. Сравните их с нашими попами с бриллиантовыми украшениями!

Козырем шведов в их борьбе с коррупцией стала невиданная в мире доступность информации. В Швеции любой человек может позвонить в налоговую инспекцию и, назвав фамилию гражданина, получить сведения о его доходах, имуществе, транспортных средствах. Даже о долгах. Причем не только его самого, но и родственников. Вам скажут все ‒ где работают, сколько получают, женаты ли, замужем, есть ли дети и какой у них доход. Все открыто. Ответ при желании пришлют почтой или по интернету. Такая прозрачность доходов и состояний делает коррупционные доходы чиновников крайне неудобными. Их просто некуда деть, негде спрятать!

Отметим высокий уровень социальной защиты шведских чиновников. Они не чувствуют себя ущемленными материально, а значит не имеют явных стимулов к взяточничеству. При этом выполнение ими профессионального долга рассматривается обществом как наивысшая задача. Потеря чиновником репутации в Швеции – более суровое наказание, чем даже уголовное преследование. Можно сказать, что их страх потерять репутацию – это и есть залог успеха противодействия коррупции в Швеции.

Огромную роль в борьбе с коррупцией в Швеции играют СМИ. В этой стране нет государственных или около государственных СМИ, нет той цензуры, которая фактически существует в России, особенно на телевидении. Поэтому там СМИ предают огласке факты коррупции, невзирая на должности замешанных лиц. Не важно, министр это или сотрудник органов безопасности. Один из начальников тюремной системы Швеции брал взятки при размещении заказов на проектирование новых тюрем. Перед судом предстали полицейские и представители архитектурной и строительной компаний. Это пустяковое для россиян дело стало одним из крупнейших дел о коррупции в Швеции. По нашим меркам – ерунда, а ведь какая была бурная реакция шведского общества!

Шведские граждане охотно передают в СМИ информацию о фактах коррупции. Не боятся. Правоохранительные органы обычно начинают расследование именно по таким публикациям. Поэтому чиновники и бизнесмены Швеции больше боятся журналистов, чем полиции. Предприниматели много потеряют, если их имена «засветятся». Можно лишиться репутации, а это обойдется дороже, чем штраф.

В обществе, где эффективно работают правоохранительные органы, где нет цензуры и журналисты не пренебрегают принципами профессиональной этики, в таком обществе общественные организации избавлены от несвойственных им функций. В России борцы с коррупцией ищут незадекларированную собственность чиновников, их роскошные загородные особняки, раскапывают подробности коррупционных схем. А в Швеции вся эта работа скорее для полиции и СМИ.

Шведские общественники заняты предупреждением коррупции как явления, пагубного для их народа. Если в России Фонд борьбы с коррупцией объявлен «нежелательной организацией», то в Швеции аналогичное объединение граждан под названием «Институт против взяток» – очень влиятельно. Образован этот Институт был еще в 1923 году!

Главной своей целью Институт ставит формирование у шведов нетерпимости к коррупции. Работает институт в основном с бизнес-сообществом. Издает информационные материалы, проводит семинары и лекции, разъясняет тонкости законодательства. В Институте действует комиссия по этике, которая разбирает конкретные случаи и определяет степень соответствия поведения бизнесменов шведскому законодательству. Ориентиры, сформированные Институтом, легли в основу ряда шведских законов и уставов организаций. «Институт против взяток» тесно сотрудничает с прокуратурой и антикоррупционной полицией Швеции. Сравните это с практикой преследования борцов с коррупцией в России, с разгоном Фонда борьбы с коррупцией, с давлением на Transparency Iinternational (Russia)!

Шведские компании, как правило, придерживаются принципов ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) и положений Глобального договора, принятого ООН. Цель договора – содействовать формированию «общих ценностей и принципов, которые придадут глобальному рынку человеческое лицо». Так вот, шведские компании лидируют в мире по соблюдению принципов этого договора. Они своим примером доказывают, что компании, не использующие коррупционные схемы, могут быть вполне конкурентоспособными.

Не надо думать, что шведские бизнесмены никогда не дают взяток за рубежами своей страны. Такие случаи известны. О чем это говорит? О том, что поведение человека зависит от условий, в которых он живет. Сорвать банан, поднять с земли оброненную кем-то денежную купюру – это так естественно! Как и получить взятку. Чтобы люди не давали и не брали взятки, нужна атмосфера неприятия коррупции. В Швеции она есть, а в Африке, России или Латинской Америке ее нет.

Надо сказать и о таком механизме борьбы с коррупцией в Швеции, как парламентский контроль над работой чиновников. При этом важно понимать коренное отличие шведского парламента от нашего Федерального собрания. Там это не декорация, не взбесившийся принтер, а орган, действительно представляющий интересы шведов. Парламент не только принимает законы, блокирующие коррупцию, но и назначает омбудсменов, которые защищают людей от возможных коррупционных поползновений бюрократии. Сами шведы это хорошо понимают, поэтому процент участвующих в выборах депутатов там просто сказочный – свыше 80%! Сравните это с нашей явкой на выборы!

В парламенте Швеции имеет место политическая конкуренция между партиями, каждая из которых отстаивает свою программу развития страны. Эта реальная конкуренция делает подкуп депутатов маловероятным. Разоблачив факт коррупции среди чиновников, назначенных правящей партией, оппозиционная партия может стать правящей. Почему такой конкуренции нет в России? Потому что мы не желаем решать судьбы своей страны, заниматься политикой, мы в большинстве своем надеемся на доброго царя-президента. У нас по-прежнему средневековое сознание крепостных крестьян.

Но вернемся к шведским омбудсменам, этим защитникам прав граждан. В Швеции омбудсмены, назначаемые парламентом, подотчетны только ему. Один из них контролирует свободу доступа граждан к документам органов власти, другой следит за работой судов, прокуратуры, полиции, тюрем, за исполнением судебных решений, третий контролирует военную администрацию, а четвертый ведет надзор в сфере социального обеспечения. Поразительно, что должность омбудсмена была введена в Швеции еще в 1809 году, то есть на пару столетий раньше, чем в России!

В Европе победное шествие этого правозащитного института омбудсменов, так важного для борьбы с коррупцией, началось с середины двадцатого века. А потом продолжилось и на других континентах. В 1952 году закон об омбудсмене принял парламент Норвегии. В 1953 эта должность была введена в Дании, причем именно «для контроля за деятельностью гражданской и военной администрации государства». В 1967 году омбудсмены были узаконены в провинциях Канады. Сегодня этот институт формально присутствует и в России. Но насколько наши «защитники прав граждан» способны нас защитить, мы знаем на своем опыте.

Фото: Pixabay по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International

 
 
 
Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Воры
кому на Руси жить хорошо
Любопытно
А нам всё равно

Эх была свобода...

Воскресенье, 25 Июля 2021 г. 16:39 + в цитатник
69256_525613607491525_815831620_n (517x700, 45Kb)
Рубрики:  За нашу и Вашу Свободу!
Есть мнение

До ре ми фасоля си

Пятница, 23 Июля 2021 г. 13:15 + в цитатник

43762 (250x321, 15Kb)

Рубрики:  Есть мнение

НУ ЧТО ТО НАМ ГОТОВИТ ЦЕНТРОБАНК

Вторник, 20 Июля 2021 г. 13:24 + в цитатник

_42163512_ivanov400.jpgМИ (215x150, 10Kb)

Рубрики:  Есть мнение

Зеленый поворот. Готова ли Россия заняться борьбой с изменением климата

Вторник, 20 Июля 2021 г. 00:01 + в цитатник

Татьяна

  • Теоретически климат и зеленая энергетика – те области, где у России, США, ЕС, Китая и развивающихся стран есть общий интерес. Можно поразмышлять о потенциальных совместных проектах, новых инвестициях и трансфере зеленых технологий в Россию. Однако радикальная разница в целеполагании и в регуляторных рамках делает вполне вероятным не столь оптимистичный сценарий

    Тема изменения климата и зеленых технологий за последний год набрала такую популярность, что уступает разве что коронавирусу. Большие новости из этой сферы выходят на первые полосы буквально ежедневно. То визит спецпосланника президента США по климату Джона Керри в Москву становится главным дипломатическим событием в России, то российский бизнес внимательно вчитывается в выпущенные Еврокомиссией предложения по Пограничному компенсационному углеродному механизму, который может серьезно затруднить экспорт в Европу.

    Внезапно (для российского истеблишмента) вышедшая на первый план глобальная цель декарбонизации и достижения нулевых нетто-выбросов парниковых газов в атмосферу ставит под вопрос не только отдельные виды бизнеса, но и, в долгосрочной перспективе, всю схему функционирования российской экономики. Однако пока не очевидно ни то, будет ли Россия внедрять реальные меры по борьбе с изменением климата (или ограничится только громкими заявлениями), ни способность этой повестки перевести взаимодействие между Россией и другими странами в более конструктивное русло.

    Что происходит

    В последние два десятилетия в мире идет постепенная смена мировоззрения – все активнее обсуждается необходимость перехода к новому типу экономического роста, основанному на парадигме устойчивого развития. На смену идее непрерывного повышения благосостояния (и нарастающего потребления природных ресурсов) приходит более сбалансированный взгляд, что удовлетворение потребностей человечества должно осуществляться «без ущерба для экосистемы и будущих поколений».

    Важнейший аспект тут – борьба с изменением климата. Научно обоснованным консенсусом стал тезис об антропогенной эмиссии парниковых газов как основной причине изменения климата. Поэтому для противодействия климатической угрозе на глобальном уровне в последние годы предпринимаются экстраординарные меры по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу.

    Изменение климата уже ощутимо во многих частях мира, а прогнозы и вовсе носят апокалиптический характер – с многократным ростом смертности и потерей до 45% мирового ВВП на горизонте до 2100 года. В результате растет давление гражданского общества, НКО и инвесторов на бизнес и правительства с требованиями обеспечить немедленные действия, адекватные масштабам угрозы.

    В 2015 году было принято Парижское соглашение, цель которого среди прочего «удержать прирост глобальной средней температуры заметно ниже 2°С сверх доиндустриальных уровней» и «перейти к низкоуглеродному развитию». К Соглашению уже присоединились 189 государств, которые добровольно ставят перед собой цели по сокращению нетто-выбросов СО2 и других парниковых газов в атмосферу. Недавно в их ряды вернулись и США.

    Многие правительства идут еще дальше – более 130 стран заявили о стремлении к полной углеродной нейтральности к 2050 году (то есть объем их выбросов СО2 должен быть равен объему улавливания и поглощения СО2). В этот список входят практически все основные внешнеторговые партнеры России.

    Так, Евросоюз в конце 2019 года представил комплексную законодательную инициативу EU Green Deal, цель которой – достичь климатической нейтральности ЕС к 2050 году. А в июне 2021 года Европейский совет принял «Климатический закон», делающий углеродную нейтральность к 2050 году юридически обязательной к исполнению всеми странами ЕС.

    Одновременно был ужесточен Целевой план по климату на период до 2030 года, где основная цель – сократить выбросы как минимум на 55% по сравнению с уровнями 1990 года (вместо изначального ориентира с сокращением на 40% от уровня 1990 года). То есть за следующие 10 лет ЕС предстоит сократить выбросы сильнее, чем в сумме за прошлые 30.

    Дело не ограничивается Евросоюзом. Крупнейшие экономики Азии с небольшой задержкой следуют примеру ЕС, ставят жесткие цели по декарбонизации своих экономик и вводят регуляторные механизмы достижения этих целей (включая системы стимулирования зеленой энергетики, торговлю квотами на выбросы и так далее). Китай в сентябре 2020 года заявил о стремлении к углеродной нейтральности к 2060 году и своей приверженности зеленому развитию.

    В октябре 2020 года с аналогичными заявлениями о желаемом достижении углеродной нейтральности к 2050 году выступили Япония и Южная Корея. Канада в январе 2021 года также объявила, что планирует добиться углеродной нейтральности к 2050 году.

    Наконец, США с приходом нового президента также пошли по пути ужесточения климатической политики – Джо Байден первым делом подписал указ о возвращении страны в Парижское соглашение и о принятии «Зеленого курса» с постепенным переходом к возобновляемым источникам энергии. Обозначенные им цели по декарбонизации электроэнергетики к 2035 году и достижению полной климатической нейтральности к 2050-му очень напоминают европейские.

    Механизмы декарбонизации

    Как именно страны собираются столь радикально снижать выбросы? Вообще говоря, нельзя свести «зеленый поворот» к какой-то одной технологии или регуляторной мере. Тут используется комплексный подход, куда входит повышение энергоэффективности всех секторов экономики, переход на возобновляемую энергетику с водородом, опережающая электрификация всех процессов, развитие систем хранения энергии и технологий распределенной энергетики, цифровизация, технологии улавливания и хранения углерода. Причем все эти технологии начинают работать в полной мере только при наличии поддерживающей регуляторной среды.

    Многие страны либо уже создали системы торговли выбросами СО2 (или приняли другие способы устанавливать цену на СО2), либо планируют сделать это в ближайшем будущем. Растет и число стран, где вводят запрет на использование двигателей внутреннего сгорания, анонсируют сроки полного отказа от угольной генерации, устанавливают целевые значения доли возобновляемой энергетики в национальном энергобалансе или целевые доли низкоуглеродных видов топлива, разрабатывают водородные стратегии и, главное, выделяют под это изрядное финансирование. На уровне госрегулирования постепенно формируются разнообразные стимулы и механизмы декарбонизации.

    В качестве примера комплексного подхода к решению задачи декарбонизации можно посмотреть на то количество нормативных документов по этому вопросу, которое запланировано опубликовать до конца 2021 года в Евросоюзе. Там десяток директив и регламентов, в том числе Директива по европейской системе торговли выбросами, которая снизит количество бесплатных разрешений на них; Директива по налогообложению энергии; новая Директива по возобновляемой энергетике, которая повысит ее целевую долю в энергобалансе до 38–40%; более амбициозные директивы по энергоэффективности и так далее.

    Так что главный экспортный рынок для российских углеводородов сейчас последовательно создает комплексное регулирование, которое будет принуждать его участников и национальные правительства к выполнению этих сверхамбициозных целей. Принуждение будет подкреплено госфинансированием в размере 1 трлн евро на ближайшие 10 лет.

    А горячо обсуждаемое всеми в России трансграничное углеродное регулирование, предложения по которому Еврокомиссия опубликовала 14 июля, – только небольшой кусочек этого регуляторного массива ЕС, который до конца 2021 года будет включать еще с десяток директив и регламентов.

    Зеленый поворот в России

    В отличие от многих других стран мира в России проблема изменения климата до последнего времени мало интересовала и общество, и бизнес, и финансовые институты, и правительство. Многие годы Россия считалась одной из самых отстающих в сфере климата. Хотя страна является пятым по величине эмитентом СО2 в мире, она занимает лишь 52-е место среди 61 страны в Индексе эффективности борьбы с изменениями климата за 2021 год.

    Россия подписала Парижское соглашение по климату в 2015 году, но не ратифицировала его до сентября 2019-го. Декарбонизация долго не входила в список приоритетов российских властей.

    Заявленные Россией в рамках Парижского соглашения цели по выбросам давно достигнуты. Они предусматривают сокращение выбросов внутри страны к 2030 году на 30% от уровня 1990 года. Но уже сейчас российские выбросы составляют всего 50% от уровня 1990 года – из-за глубокой трансформации экономики это обязательство было выполнено еще в начале 1990-х годов.

    Очевидно, что в этой ситуации у российских регуляторов не было серьезных причин вводить дополнительное регулирование эмиссии парниковых газов и стимулировать зеленые технологии. За счет поглощающей способности лесов и относительно невысокой углеродоемкости электроэнергетики (благодаря высокой доле природного газа, АЭС и ГЭС) страна могла без проблем выполнять взятые ранее обязательства вообще без каких-либо специальных усилий.

    Среди целей и приоритетов российского правительства до 2024 года борьба с изменением климата не упоминалась, как не было этой задачи и в других стратегических документах, включая новую Энергетическую стратегию страны до 2035 года, принятую в 2020 году. Последняя по-прежнему предполагает активное наращивание экспорта углеводородов и не ставит серьезных задач по замещению ископаемых видов топлива зелеными источниками энергии на внутреннем рынке.

    Несмотря на самый большой ветровой и солнечный технический потенциал в мире, доля ветровой и солнечной электроэнергии в балансе ЕЭС России в 2020 году составила всего 0,32%. Расчеты показывают, что даже если самые амбициозные из текущих планов будут реализованы, то доля возобновляемой энергетики (без учета гидроэнергии) в выработке электроэнергии в России к 2035 году достигнет лишь 2–2,5%.

    Однако в 2020–2021 годах ситуация начала стремительно меняться. Активизация движения к углеродной нейтральности во всем мире и перспективы скорого введения нового регулирования на основных экспортных рынках заставили российское руководство гораздо плотнее заняться климатической проблематикой.

    В апрельском послании Федеральному собранию президент впервые четко обозначил экологию и климат как один из приоритетов развития страны, подав четкий сигнал чиновникам всех рангов. Многие зарубежные наблюдатели были удивлены его последующим выступлением на климатическом саммите, когда Путин призвал к широкому международному сотрудничеству в борьбе с изменением климата.

    В мае Путин поручил правительству предусмотреть в «Стратегии социально-экономического развития РФ до 2050 года» сокращение накопленного объема эмиссии парниковых газов до более низких показателей, чем в ЕС. Он также поручил кабмину подготовить к 1 октября дорожную карту на период до 2050 года по снижению углеродоемкости российской экономики и обеспечить реализацию «важнейших инновационных проектов государственного значения», так или иначе относящихся к зеленому переходу.

    К таким проектам относятся разработка и реализация новых подходов в сфере возобновляемой энергетики, атомной генерации энергии, водородной энергетики, накопителей энергии, а также создание национальной системы высокоточного мониторинга и утилизации климатически активных газов.

    На Петербургском форуме в начале июня Путин назвал «чушью» разговоры о том, что Россию не касаются проблемы изменения климата, и впервые подчеркнул, что Россия, как и другие страны, ощущает «риски и угрозы в этой сфере, включая опустынивание, эрозию почв, таяние вечной мерзлоты».

    А 2 июля президент подписал долгожданный закон об ограничении выбросов парниковых газов, который с ноября 2018 года проходил многочисленные обсуждения и согласования. В результате в России должна наконец появиться система государственного учета и реализации проектов сокращения выбросов и увеличения их поглощения. При этом все предприятия, работа которых сопровождается значительными объемами выбросов парниковых газов, будут обязаны отчитываться об этом.

    Правда, итоговый текст все равно выглядит весьма компромиссным: конкретный механизм ограничения выбросов в законе не прописан, и пока все сводится к сбору отчетности (под нее подпадают не только нефтегаз и электроэнергетика, но и другие углеродоемкие отрасли – металлургия, транспорт, химическая и целлюлозно-бумажная промышленность и так далее).

    Зато законом впервые вводится необходимая понятийная база (парниковые газы, углеродный след, климатические проекты, углеродные единицы и так далее) и весьма расплывчатое понятие «целевого показателя сокращения выбросов парниковых газов», точный механизм формирования которого пока неясен (упоминается, что он будет рассчитываться в том числе с учетом поглощающей способности лесов).

    Отчитавшиеся компании будут заноситься в специальный федеральный реестр выбросов. А те, кто не подаст отчетность либо сделает это с нарушениями, будут подвергнуты неким санкциям (каким – тоже пока неясно). Данные углеродной отчетности из реестра станут основой для мониторинга выполнения целевых показателей выбросов.

    В ближайшее время также должен быть запущен эксперимент по снижению выбросов CO2 в Сахалинской области, задуманный как пилотный проект для проверки концепции национальной системы торговли СО2. В рамках утвержденной дорожной карты по реализации этого эксперимента планируется впервые в России создать систему торговли углеродными единицами и обеспечить достижение углеродной нейтральности региона уже к 2025 году.

    Сейчас российские чиновники также активно работают над схемой развития зеленых облигаций для финансирования климатических проектов, обсуждают «карбоновые фермы».

    Причины пересмотра

    Итак, целый ряд недавних инициатив свидетельствует о том, что после многих лет игнорирования российское правительство начинает более серьезно относиться к изменению климата. Почему?

    Прежде всего, меры по борьбе с изменением климата дают России возможность улучшить свой международный имидж. Отчет об экологической политике, опубликованный в апреле ВШЭ, утверждает: «Сохранение и сбережение природы должно стать важной составляющей российской национальной идеи, ее миссии для себя и для мира, важным элементом российской международной идентичности».

    Экономические аргументы также влияют на российские власти. С одной стороны, глобальная декарбонизация несет серьезные долгосрочные угрозы для России. Если стороны, подписавшие Парижское соглашение, выполнят свои обязательства на период до 2030 года, экспорт российских энергоносителей будет на 20% ниже, чем в базовом сценарии, и это без учета влияния на остальные отрасли экономики.

    С другой стороны, российский экспортно ориентированный бизнес хорошо осознает угрозы для его ниши на внешних рынках и крайне заинтересован во внедрении новых зеленых технологий, чтобы оставаться конкурентоспособным в глобальных масштабах.

    Ну и, наконец, невысокие темпы экономического роста страны за последнее десятилетие (в среднем всего 1% в год) оправдывают смену фокуса с быстрого роста ВВП на устойчивое развитие с более медленным экономическим ростом, но при этом ориентированным на решение экологических и климатических задач. Сырьевая модель не смогла обеспечить России рост ВВП, а изменение технологического уклада в связи с энергопереходом и повесткой устойчивого развития, по крайней мере, дают шанс поискать новые модели роста.

    Таким образом, сочетание геополитических соображений, осознания долгосрочных угроз для российской экономики и давления со стороны работающих на глобальном рынке российских корпораций заставляет руководство страны уделять больше внимания климатическому вопросу.

    Новое поле для сотрудничества или конфликтов?

    Можно предполагать, что такой поворот в российском подходе приведет к усилению государственной поддержки зеленых технологий и проектов. Например, уже на всех уровнях высказываются амбициозные цели по развитию водородной экономики. Вице-премьер Александр Новак в июне отмечал, что Россия в будущем планирует занимать 20% мирового рынка энергетического водорода (что сопоставимо с той долей, которая есть сегодня у России на рынке углеводородов). Правда, пока в стране нет ни одного проекта по производству низкоуглеродного водорода, преодолевшего стадию «меморандумов о взаимопонимании».

    Большие амбиции связаны и с развитием атомной энергетики нового поколения. Солнечная и ветряная энергетика начала развиваться и локализовываться, появились первые проекты с накопителями энергии.

    Однако пока позиция России по зеленой энергетике сводится к мантре «у нас большой потенциал». Большинство перспективных направлений находится в зачаточной стадии с точки зрения наличия собственных технологий и кадров, причудливого регулирования и более чем скромного масштаба реализуемых проектов. Основной задачей государства по-прежнему остается обеспечение устойчивости (не стабильности, а именно устойчивости – в терминах Целей устойчивого развития ООН) углеводородного и углеродоемкого экспорта путем снижения его углеродного следа, а не фундаментальная зеленая трансформация экономики.

    Теоретически климат и зеленая энергетика – те области, где у России, США, ЕС, Китая и развивающихся стран есть общий интерес. Можно поразмышлять о потенциальных совместных проектах, новых инвестициях и трансфере зеленых технологий в Россию. Однако радикальная разница в целеполагании и в регуляторных рамках делает вполне вероятным не столь оптимистичный сценарий.

    Нынешняя острая дискуссия вокруг европейского трансграничного углеродного регулирования, методологии оценки поглощающей способности российских лесов и приемлемости различных способов производства водорода («серый», «зеленый», «голубой», «желтый») – первые примеры потенциальных конфликтных точек в этой сфере. Так что пока, несмотря на всплеск интереса к зеленой повестке в России, нельзя сколько-нибудь уверенно говорить ни о том, что Россия готова перейти от громких заявлений к реальным мерам по борьбе с изменением климата, ни о том, что климатическая повестка может сделать российское взаимодействие с другими странами более конструктивным.

    Статья опубликована в рамках проекта «Диалог Россия – США: смена поколений». Взгляды, изложенные в статье, отражают личное мнение автора

     
Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение

«Единая Россия» украла выборы. Что с Димоном? Почему Путин не в партии?

Четверг, 15 Июля 2021 г. 00:16 + в цитатник



Кого и где топить будет русский «Ихтиозавр»?

Четверг, 15 Июля 2021 г. 00:14 + в цитатник

Свободная Пресса

Новая электрическая торпеда устанавливается в торпедные аппараты «Варшавянок»

Владимир Тучков

На фото: универсальная электрическая телеуправляемая самонаводящаяся торпеда ТЭ-2 (модернизированная УЭСТ-80) и самоходный прибор гидроакустического противодействия МГ-74МЭ (слева направо) на стенде АО "Корпорация "Тактическое ракетное вооружение"

На фото: универсальная электрическая телеуправляемая самонаводящаяся торпеда ТЭ-2 (модернизированная УЭСТ-80) и самоходный прибор гидроакустического противодействия МГ-74МЭ (слева направо) на стенде АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (Фото: Александр Демьянчук/ТАСС)

 

На вооружение ВМФ России начали поступать универсальные электрические торпеды УЭТ-1. Торпеда была создана в рамках ОКР «Ихтиозавр» на заводе «Дагдизель» (Каспийск, Дагестан). И это не может не радовать, поскольку контракт на закупки 73-х «Ихтиозавров» должен быть закрыт в 2023 году. То есть завод работает с нормальной производительностью, поставляя столь необходимые для российских дизель-электрических подводных лодок торпеды.

Отрадно и то, что отечественная промышленность, специализирующаяся на создании морского вооружения, преодолела громадную мертвую зону в части электрических торпед.

Предыдущая торпеда данного типа — УЭСТ-80 — была разработана в ЦНИИ «Гидроприбор» в 1980 году, то есть 40 лет назад. И она уже давно устарела. Но все еще используется на подводных лодках, поскольку заменить ее было нечем.

УЭСТ-80 имеет слабые на нынешний момент характеристики: дальность хода — 18 км, скорость — 45 узлов (к концу движения падает до 42 узлов). Дальность захвата цели системой самонаведения торпеды — 1,5 км.

 

 

 

 

И лишь одна характеристика совершенно рекордная — рабочая глубина может достигать 1000 метров. Надо сказать, что в 1980 году такая глубина поражения целей была абсолютно не нужна. Потому что тогда в ВМС НАТО не было подводных лодок, которые опускались бы ниже отметки в 300−400 метров. Как, впрочем, нет таких субмарин и сейчас.

Создать торпеду с непомерной рабочей глубиной советских конструкторов «надоумили» американские спецслужбы, вбросившие в 60-е годы дезинформацию о скором появлении американской атомной подводной лодки, имеющей километровую рабочую глубину.

Дезинформацию заглотили и начали экстренно, непомерно расходуя финансовые и интеллектуальные ресурсы, разрабатывать «чрезмерную» торпеду. Две первых разработки оказались именно никому не нужными, созданные в их ходе торпеды имели дальность всего лишь в 8 километров.

И лишь третья попытка дала торпеду УЭСТ-80. И ее уже можно было устанавливать на подводных лодках, хоть ее характеристики и были далеки от совершенства. Все упиралось в непродуманную конструкцию двигательной установки, которая обладала низким КПД.

Щетки электродвигателя настолько сильно искрили, что это создавало сильные помехи, сказывавшиеся на работе электроники. Именно поэтому у системы самонаведения УЭСТ-80 малая дальность захвата цели.

В новом столетии была предпринята попытка создания новой электрической торпеды, которая удовлетворяла бы требованиям нового времени. ЦНИИ «Гидроприбор» провел модернизацию УЭСТ-80 с целью создания ее экспортной модификации. Новая торпеда, которую не решилась купить ни одна страна мира, получила название ТЭ2.

По мнению экспертов в области военно-морского флота, ТЭ2 стала позором и дискредитаций ВМФ РФ. И по характеристикам, и по конструкторской идеологии, и по конструктивным решениям она соответствует уровню западных торпед 60-х годов. Систему самонаведения скопировали с американской торпеды начала 60-х годов Mk46 mod.1, батарею — с торпеды конца 50-х годов Mk44, систему телеуправления (по проводу) — с западных торпед середины 60-х годов.

«Дагдизель» долго подступался к новой электрической торпеде, проводя НИР в инициативном порядке, то есть за счет средств, изысканных из внутренних резервов. И все это время приходилось воевать с «Гидроприбором», который намеревался заполучить себе эту тему. Когда Министерство обороны вроде бы склонило чашу весов в пользу «Дагдизеля», появились новые препоны. На самом верху было решено направить ресурсы на разработку тепловой торпеды «Физик» как наиболее перспективной для ВМФ.

И это — тепловое — направление дало впечатляющие результаты. Универсальная глубоководная самонаводящаяся торпеда УГСТ «Физик» была создана в кратчайшие сроки. А вскоре КБ завода «Дагдизель» модернизировало его до уровня УГСТ «Футляр». Новейшая тепловая торпеда прошла государственные испытания, и сейчас ею вооружают главные подводные лодки ВМФ России четвертого поколения — атомные стратегические ракетоносцы проекта «Борей» и атомные многоцелевые лодки проекта «Ясень». Известны лишь характеристики «Физика»: дальность хода — 50 км, скорость — 50 узлов. У «Футляра» они еще выше, превосходя характеристики основной торпеды ВМС США Mk 48.

«Ихтиозавр» завершил государственные испытания в прошлом году, полностью подтвердив свои характеристики. Однако они засекречены, раскрыты лишь характеристики экспортной модификации УЭТ-1Э. Они таковы. Дальность хода УЭТ-1Э — 25 км. У УЭСТ-80 — 18 км. Максимальная скорость — 50 узлов против 45 узлов. Существенно выше дальность обнаружения подводных целей — 3,5 км против 1,5 км. Это по акустическому каналу ССН. Надводные корабли обнаруживаются по кильватерному следу — турбулентным процессам в водной среде, возникающим от работы винтов. Кильватерный след фиксируется во временном промежутке до 500 секунд с момента его возникновения.

Хоть характеристики торпеды для ВМФ России и засекречены, но ориентировочно их можно представить, добавив к характеристикам УЭТ-1Э 15−20 процентов от их значения. Соответственно, дальность будет 30 км, скорость — 60 узлов, а дальность обнаружения подводных целей — 4,2 км.

Существенный выигрыш в характеристиках удалось достичь прежде всего за счет использования двигателя постоянного тока другого типа — вентильного. В нем отсутствуют щетки, которые соприкасаются с вращающимся ротором. Вращающее ротор магнитное поле получается за счет переменной коммутации катушек статора. Также новый двигатель подключен к движительной системе по безредукторной схеме.

В результате получается значительный энергетический выигрыш. КПД нового двигателя достигает 0,97−0,98.

Однако приходится признать, что «Ихтиозавр» пока еще не в полной мере соответствует требованиям современности. У него отсутствует телеуправление, когда наведение на цель осуществляется по оптоэлектронному кабелю. Такой метод наведения повышает вероятность поражения цели и существенно минимизирует действие на торпеду помех, выставляемых защищающейся субмариной противника или надводным кораблем.

Однако шанс того, что «Ихтиозавр» оснастят каналом телеуправления, существует. На ВМФ сложилась традиция, согласно которой даже принятые на вооружение торпеды проходят внеплановые испытания с целью улучшения их характеристик. Испытаниями новых торпед с последующими конструктивными доработками являются их учебные пуски. И по их результатам разработчики вносят коррективы в конструкцию и схему управления.

«Ихтиозавр», как и УЭСТ-80, имеет километровую рабочую глубину. Это может показаться атавизмом, потому что глубоководных субмарин в НАТО по-прежнему нет. У перспективной стратегической подводной лодки «Колумбия» рабочая глубина не превышает 400 метров.

Однако в последнее время активно развивается направление глубоководных безэкипажных подводных аппаратов, среди которых есть и ударные. Вот с ними и предстоит бороться «Ихтиозавру».

Рубрики:  Как там с военной реформой
Есть мнение
Любопытно
А нам всё равно

ОПАСНЫЙ ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ

Четверг, 15 Июля 2021 г. 00:01 + в цитатник
41759 (450x300, 25Kb)
Рубрики:  Есть мнение

как выйти из культурного тупика на Украине

Среда, 14 Июля 2021 г. 15:13 + в цитатник
2132741 (300x225, 60Kb)

Логотип The National InterestThe National InterestСША

 
 
Николай Петро (Nicolai N. Petro)— профессор политологии в Университете Род-Айленда, США. Он был специальным помощником Госдепартамента США по разработке стратегии отношений с Советским Союзом.
 
 
Местные жители стоят в очереди за гуманитарной помощью в Авдеевке
 
 

На Украине не будет мира до тех пор, пока ее внутренняя политика не будет приведена в соответствие с культурной реальностью.

Обретение независимости в 1991 году позволило создать государство, чьи две преобладающие культурные группы были неравномерно распределены между городом и сельской местностью, между более богатыми и более бедными, между более образованными и менее образованными регионами. Исторический дисбаланс в пользу русскоязычного населения в каждой из этих групп автоматически сделал статус русского языка на Украине предметом политических раздоров.

Политическая элита из самого западного региона Украины — из Галиции, которая до 1939 года была частью Польши, а еще раньше — частью Австро-Венгерской империи, — горячо настаивала на том, что, чтобы Украина могла стать по-настоящему независимой, необходимо ограничить использование русского языка. Государственная политика, как утверждали представители этой элиты, должна быть нацелена на формирование украинской национальной идентичности, основанной на идентичности Галиции, которая с учетом притеснений советской эпохи сегодня является единственной настоящей украинской идентичностью. В те безоблачные дни многие русскоязычные украинцы, стремившиеся отгородиться от наследия коммунизма, тоже поддержали постепенную украинизацию. В преддверии референдума по вопросу о независимости первый президент Украины Леонид Кравчук объяснил им, что они будут «полноправными хозяевами» страны и что им всегда будет гарантировано «сохранение полнокровных, беспрепятственных связей с Россией и другими суверенными государствами бывшего Союза». Услышав это обещание, в конце 1991 года подавляющее большинство граждан УССР проголосовали за независимость Украины.

Однако сильно отличающиеся исторические воспоминания жителей восточной и западной частей Украины быстро привели к формированию взаимоисключающих версий будущего страны.

Согласно версии жителей Галиции, корнем всех зол является Россия. Причина существования коррупции на Украине заключается в том, что Россия когда-то навязала украинцам рабский менталитет. Причина, по которой сегодня Украина не является процветающей страной, — это колониальные торговые практики России. Причина сохраняющейся нестабильности украинской политики заключается в том, что Россия постоянно в нее вмешивается. Поскольку все проблемы связаны с Россией, решение заключается в том, чтобы разорвать с ней все связи.

Между тем, согласно версии жителей Малороссии, закрепившейся в той части страны, которая находится к востоку от Днепра, Украина — это отдельное государство, имеющее неразрывные культурные и религиозные связи с Россией. Многие украинцы Малороссии считают российскую и украинскую идентичности взаимозаменяемыми и до сих пор думают — как думал Владимир Зеленский в 2014 году и как до сих пор думает Владимир Путин, — что они представляют собой единый народ. В бедах Украины жители Малороссии винят не Россию, а политику украинского правительства. И решение проблем они видят не в отделении Украины от России, а в восстановлении их тесных связей.

На протяжении более двух десятилетий эти две противоборствующие национальные идентичности находились в состоянии напряженного сосуществования: представители одной идентичности сменяли представителей другой на президентском посту и блокировали способность парламента выполнять функцию эффективного инструмента контроля. Это мешало обоим регионам достичь абсолютного политического господства.

Многие обозреватели утверждают, что эта тупиковая ситуация препятствовала экономическим и политическим реформам на Украине. Это правда. Однако это также позволяло Украине избегать гражданской войны, которая, по мнению экспертов, началась бы, как только одна из сторон получила бы достаточно власти, чтобы превратить собственную культурную идентичность в ультимативное требование: мол, только мое видение «украинства» является показателем лояльности.

Именно это и произошло в феврале 2014 года, когда президента Януковича свергли в результате восстания, которое возглавили и осуществили западные украинцы — согласно исследованиям, проведенным в то время, четверть из них были так или иначе связаны с радикальными националистическими партиями. По словам Владимира Ищенко, заместителя директора Центра исследования общества, «терпимое отношение к ультраправым по сравнению с „еще большим злом" в лице Януковича позволило крайне националистическим украинским силам сыграть самую заметную роль в протестах Майдана, а позже лишило Майдан легитимности в глазах большинства населения юго-восточных украинских областей, создав таким образом предпосылки для гражданской войны».

То есть свержение Януковича было воспринято как нарушение деликатного баланса, сложившегося между восточной и западной частями Украины, а также как непосредственная угроза для ключевых интересов русскоязычных украинцев. В ответ на это они выразили свое несогласие со свержением Януковича, сославшись на конституцию. Сразу после его свержения около 3,7 тысячи избранных чиновников местных органов управления всех областей на юге и востоке Украины (от западных областей не было ни одного представителя) собрались в Харькове, чтобы решительно осудить то, что они назвали незаконным государственным переворотом. Делегация из Крыма даже настаивала на созыве национального собрания, чтобы разработать новую конституцию Украины, основанную на федерализме.

Новое правительство в Киеве отреагировало на это, консолидировав все рычаги власти — исполнительной, законодательной и военной — в руках бывшего главы украинских сил безопасности Александра Турчинова (Александр Турчинов действительно возглавлял в течение года СБУ в период правления Виктора Ющенко — прим. ред.). Таким образом, была подготовлена почва для конфронтации между Западной Украиной, где свержение правительства было воспринято как выражение воли народа, и Восточной Украиной, где в нем увидели националистический госпереворот.

Эта патовая ситуация сохранялась недолго. Глава ВМС Украины вместе с 70% украинских военных, находившихся в Крыму, перешли на другую сторону, сделав военную оборону полуострова попросту невозможной. Крым был аннексирован Россией 21 марта, спустя четыре дня после того, как не менее 80% жителей этого полуострова проголосовали за присоединение к России.

Точно такой же сценарий назревал и в другой зоне исторического конфликта, то есть в Донбассе, однако там Россия отреагировала иначе. Когда ополченцы запланировали проведение референдума в этом регионе, президент Путин призвал их умерить пыл. Когда лидеры ополчения все же провели референдум (66,8% населения Донецка поддержали вариант «самоуправления», а 77,8% жителей Луганска поддержали «независимость»), Россия заявила, что, хотя она и уважает волю народа, она не признает результаты этого референдума.

Более того, проведя военные учения у самой украинской границы в конце февраля, Россия вернула свои войска в места их базирования в конце апреля — то есть уже после начала антитеррористической кампании Киева, — отправив таким образом четкий сигнал о том, что у нее нет намерения вовлекать российских военных в этот конфликт. Наконец, 24 июня, когда украинская военная кампания на востоке страны набирала обороты, российский парламент признал Петра Порошенко новым президентом Украины и прекратил временные дополнительные полномочия президента Путина по использованию вооруженных сил за пределами России.

Вступив в должность президента, Порошенко пообещал одержать победу на востоке страны в течение нескольких часов, но, когда его наступление потерпело сокрушительное поражение в Иловайске в конце августа 2014 года, он был вынужден начать переговоры непосредственно с ополченцами. Второе катастрофическое поражение в Дебальцево в феврале 2015 года повлекло за собой подписание Минского мирного соглашения, которое, несмотря на множество нарушений, продолжает действовать, потому что ни та, ни другая сторона не видят возможности одержать военную победу.

Какова конечная цель, и почему она постоянно ускользает?

Как я писал в самом начале статьи, любое решение должно подразумевать приведение украинской политики в соответствие с культурной реальностью. Есть два способа добиться этого.

Первый — это создать плюралистическую в культурном плане Украину, в которой меньшинства смогут сохранить свои самобытные культурные и религиозные идентичности в рамках общей украинской гражданской идентичности. Второй способ — создать гомогенную в культурном смысле Украину, в которой русскоязычные украинцы по закону будут находиться в подчиненном положении и будут не в силах изменить свой статус.

Вариант плюралистической в культурном плане (плюрикультурной) Украины позволит устранить раскол в украинской идентичности, определив ее заметно более широко. Вариант монокультурной Украины позволит устранить этот раскол, сделав идентичность и ценности Галиции обязательными для всех украинцев.

Плюрикультурный вариант был отвергнут действующим президентом и правящим большинством в украинском парламенте. Из-за войны на востоке страны монокультурный вариант сейчас стал более жизнеспособным, чем когда-либо прежде. Это объясняется тем, что сейчас под контролем украинского правительства стало на 6 миллионов русскоязычных украинцев меньше, чем накануне Майдана. Это на 28% меньше избирателей на местном уровне. Более того, прямым следствием локального характера военного конфликта на Украине стало то, что Малороссия потеряла 43% своего ВВП и 46% своего экспортного потенциала по сравнению с 2012 годом. Те десять русскоязычных областей, которые не так давно могли качнуть маятник национальной политики в свою сторону — благодаря более высокому уровню благосостояния, образования и экономической продуктивности, — теперь утратили эту способность.

Поскольку все указывает на формирование монокультурной Украины, вопрос, который сейчас активно обсуждается в украинских СМИ, сводится к тому, как нужно относиться к оставшемуся русскоязычному населению, которое составляет треть населения страны. Должны ли они иметь право использовать русский язык в официальной обстановке? Позволят ли им обучать их детей на русском языке? Являются ли они вообще частью коренного населения Украины? Целый ряд законов, принятых за последние несколько месяцев, отвечает на все эти вопросы отрицательно.

Влиятельные эксперты из рядов националистов утверждают, что русскоязычных украинцев просто необходимо переучить, чтобы они наконец признали свою подавленную украинскую идентичность, — или их надо заставить покинуть страну. Профессор Донецкого университета Елена Стяжкина называет это «позитивной, мирной колонизацией». Другие эксперты, такие как Алексей Резников, заместитель премьера по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины, выступили в поддержку более прямолинейного подхода: выслать тех, кто не подчиняется официальным властям, а украинских граждан из этих регионов лишить права принимать участие в политической жизни сроком на 25 лет.

В связи с этим я считаю, что восток Украины будет оказывать сопротивление до тех пор, пока правительство в Киеве не предоставит ему либо существенную автономию, либо независимость. Что касается оставшейся части украинской Малороссии, время покажет, смогут ли ее жители ассимилироваться, захотят ли они покинуть страну или остаться жить там в качестве недовольного меньшинства.

Кроме того, возможно, что однажды на Украине возникнет некая более прагматичная форма украинского национализма — такая форма национализма, которая будет чувствовать себя достаточно безопасно, чтобы не делать выявление и устранение инакомыслящих украинцев своим основным приоритетом, и которая вместо этого попытается расширить свою социальную базу. В теории это также позволит Украине наладить ее связи с Россией, которая — по очевидным причинам географического, культурного, исторического и религиозного характера, — остается важнейшей страной для Украины.

В обозримом будущем такая трансформация маловероятна. Классика политической науки учит нас, что революционные движения как правило теряют свой запал в течение одного поколения и что после этого политика постепенно возвращается к традиционным историческим паттернам (формам развития). Однако политическая наука не может рассказать нам, способна ли Украина справляться со своими внутренними противоречиями достаточно долго, чтобы могла случиться термидорианская реакция, или же они в конечном счете приведут к ее расколу.

Каковы интересы Запада на Украине? Какими они должны быть?

Украина оказалась под перекрестным огнем в противоборстве Востока и Запада из-за Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который президент России Владимир Путин считает ключевым элементом, необходимым для установления гегемонии России в регионе, и в котором Соединенные Штаты соответственно видят угрозу. Поскольку Соединенные Штаты не могут помешать Евразийскому союзу стать крупнейшим коммерческим коридором Нового Шелкового пути, который свяжет Китай с Европой и Ближним Востоком, они решили, что по крайней мере Украина не должна стать его частью.

Именно поэтому Соединенные Штаты и их союзники по НАТО приложили столько усилий, чтобы подорвать позиции президента Януковича во время протестов Майдана в 2014 году. Именно поэтому мирная передача власти оппозиции, под которой обе стороны подписались 22 февраля 2014 года, была немедленно отвергнута ее же западными авторами, когда стало ясно, что у радикалов появился шанс захватить полный контроль в стране. Чиновники западных правительств ожидали, что восстановление порядка на Украине займет всего несколько недель. Поэтому народные волнения, которые охватили украинскую Малороссию и вылились в откровенные бунты в Крыму и Донбассе, стали для западных чиновников полной неожиданностью, потому что до этого все их внимание было сосредоточено на прозападных силах, которые послушно говорили чиновникам из США и ЕС то, что им хотелось услышать, — то есть что сообщения о культурных трениях внутри украинского общества, мол, сильно преувеличены.

Таким образом, с 2014 года западные правительства продолжали отстаивать свой выбор, то есть поддерживать украинскую Галицию в ее попытках навязать единую национальную идеологию, демонстрируя при этом нежелание выделять какие-либо ресурсы, которые необходимы, чтобы эта идеология преуспела. Между тем начиная с 2014 года Россия твердо заявляла, что она не будет стоять в стороне и наблюдать за тем, как Галиция уничтожает украинскую Малороссию.

Сейчас мы наблюдаем обратную версию соломонова решения. В этой известной притче царя Соломона просят рассудить, кто из двух женщин является настоящей матерью младенца. В ответ он приказывает разрубить ребенка пополам. Настоящая мать просит отдать ребенка другой женщине, лишь бы сохранить ему жизнь. В нашем случае мы добились противоположного результата: Запад и Россия скорее предпочтут, чтобы Украину разорвало на части, чем позволят одной из двух частей получить контроль над другой.

Однако многие обозреватели не могут понять, что в этом соперничестве у России есть огромное преимущество перед Западом. Россия сохраняет мощное культурное влияние внутри Украины благодаря многим столетиям общей истории, языка и религии. Судя по результатам новейших исследований поисковых запросов в Google и YouTube, украинцы до сих пор осуществляют поиск чаще всего на русском языке и ищут культурный контент из России. Это характерно как для украинской молодежи, так и для более зрелых возрастных групп.

Другими словами, Россия способна оказывать влияние на украинскую повестку практически во всех сферах жизни с гораздо большей легкостью, нежели Запад. На протяжении последних семи лет украинское правительство отчаянно пыталось противостоять этому влиянию — запрещая книги, фильмы, телепрограммы на русском языке, вводя квоты в пользу применения украинского языка, ограничивая коммерческую и общественную деятельность, — и, хотя эти ограничения пользуются широкой поддержкой в Галиции, в Малороссии их воспринимают как нарушения прав человека.

Учитывая разнообразные проявления экономического, политического, географического, культурного и религиозного влияния на востоке и юге Украины, по степени устойчивости позиций на Украине с Россией не может сравниться ни одна другая страна, за исключением разве что Польши. Геополитические стратеги любят говорить о том, что силу невозможно применять в теории, ее можно применить лишь в конкретных регионах с конкретными историческими характеристиками. В сущности, это значит, что на Украине сверхдержавой всегда будет именно Россия, а вовсе не Соединенные Штаты.

Но разве санкции не меняют ситуацию? Нет. Санкции позволяют политикам утверждать, что они что-то делают в тех случаях, когда открытый военный конфликт не рассматривается в качестве варианта. Но, как показывают результаты практически всех сопоставительных исследований воздействия санкций, они не оказывают никакого заметного влияния на ключевые решения страны, против которой они вводятся. Западные политики тоже это признают, говоря, что они не ждут, что политика России изменится, и добавляя, что все равно важно «отправить сигнал». Однако, как сказал президент Франции Эммануэль Макрон об альянсе НАТО, если ваша стратегия состоит в отправке сигналов, которые, как вам заранее известно, будут проигнорированы, значит ваш мозг постепенно умирает.

Единственный подход, который действительно может повторно объединить Украину, — это полная смена курса. Хотя решать сложные дипломатические вопросы принято, разбивая их на более мелкие компоненты, в данном случае все попытки добиться урегулирования конфликта таким образом провалились. Именно поэтому нам необходимо мыслить масштабнее.

Нам необходим пакет мер по восстановлению Украины, который благодаря своим масштабам и амбициозности мог бы превзойти даже самые смелые мечты Джорджа Маршалла. Красота такого проекта состоит именно в том, что содержащийся в нем вызов потребует привлечь ресурсы России, Евросоюза и Соединенных Штатов одновременно. Для этого обязательно нужно будет поместить весь постсоветский регион в более широкий контекст — такой контекст, в котором будут учтены потребности всех заинтересованных участников, то есть внутренних, двусторонних и международных.

Нам необходимо будет разработать новый Вестфальский мир, суть которого должна сводиться к следующему: Россия и Соединенные Штаты должны сделать шаг назад, Россия и Украина должны сделать шаг назад, и все стороны должны договориться, что в конечном счете и Украина, и Россия станут частью новой общеевропейской структуры безопасности. Рамки, которые подразумевают участие и России, и Украины, могут послужить хорошим стимулом для того, чтобы Россия и Украина креативно подошли к решению вопросов Донбасса и Крыма. Если они не смогут это сделать, они обе лишатся преимуществ европейской интеграции, инвестиций и гарантий безопасности.

Проект подобного масштаба требует такого уровня сотрудничества между странами, который, к сожалению, нынешние политические лидеры продемонстрировать неспособны. Они скорее готовы спрятаться в своих национальных раковинах, обвинить других в росте напряженности и молча позволить Украине страдать.

Нам придется дважды заплатить за это отсутствие видения и сострадания. Во-первых, это будет конец Украины, потому что ее фрагменты окажутся в тех самых сферах влияния, которых западные правительства так рьяно призывают избегать.

Во-вторых, это будет то, что я называют Великим сдвигом на Восток, то есть принятие Россией ее азиатской судьбы, которую ей предсказал еще великий русский ученый Михаил Ломоносов три столетия назад. Его предсказание о том, что «могущество России будет прирастать Сибирью», вероятно, окажется самым важным итогом второй половины XXI века.

Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно

Необучаемые

Среда, 14 Июля 2021 г. 15:05 + в цитатник

Загружаем картинку

 

Роман Попков: 

Могут повторить - и будут повторять эти прыжки по граблям

 

Дорога по граблям. Источник - http://img15.nnm.me/

Дед продолжает чудить, заниматься историческими изысканиями.

На самом деле путинский текст про Украину вызывает тоску. Я все эти пыльные, засаленные мысли, идеологемы вижу уже тридцать лет подряд.

"Большая русская нация, состоящая из великороссов, малороссов и белорусов" – это все с передовиц газеты "Русский порядок" образца 1993 года. Все эти рассказы про "сечевых стрельцов" – из шизоидных публикаций "Лимонки" (помню заметку "СС задолго до SS").

Ничего нового, все очень скучно, алко-ёрш, намешанный из Баркашова и Проханова.

Вижу отзывы на "украинскую" статью Путина у наших патриотов–державников и профессиональных русских людей. Визги восторга, прыганье на пятках, победные колыхания жировых масс, распушенные бороды.

После шести-семи лет фрустрации и разочарований. Уже даже засунув от безысходности одну ногу в стан либеральной оппозиции.

Совсем пропал было русский народ, но тут победный залп сайта кремлин.ру. Государь нас слышит, государево сердце бьется в унисон с нашим. 

Тотально необучаемые. Экстремальные кретины. Ничему не научились, выводов из 2014 года – ноль, накопленного опыта ноль. Вот уж действительно, могут повторить, и будут повторять эти прыжки по граблям.

Рубрики:  Есть мнение
Любопытно
А нам всё равно

Как распознать единоросса: ловим за руку «самовыдвиженца» Леонова

Среда, 14 Июля 2021 г. 00:15 + в цитатник



Почем бунт лиха

Среда, 14 Июля 2021 г. 00:14 + в цитатник

Почему российская бедность не провоцирует протест

 

Владислав Иноземцев, экономист

 

 

Фото: Влад Докшин / «Новая газета‎»

 

Несмотря на то, что российские власти все активнее пытаются заразить соотечественников своим оптимизмом (недавний экономический прогноз на этот год обещает «отскок» на 3,8%, что сопоставимо со всем кумулятивным ростом экономики с 2013 по 2020 г. [+4,3%]), ситуация остается сложной. За последние 10 лет отечественная экономика выросла лишь на 13,2%, но при этом реальные доходы упали на 1,5% (рост в 2011–2013 гг. был компенсирован устойчивым падением с 2014 г.), а рост инвестиций на 11,2% в 2017–2020 гг., определенно не соответствующий росту ВВП, говорит лишь о том, что власти наращивают перераспределение бюджетных средств из эффективных отраслей в неэффективные. На этом фоне рубль обесценился за десятилетие в 2,6 раза, число живущих ниже черты бедности россиян выросло почти на 2,5 млн человек, а по уровню имущественного неравенства страна вырвалась в мировые лидеры (о таких «частных» вопросах, как растущая инфляция, введение новых налогов или повышение пенсионного возраста, я даже и не вспоминаю).

При этом стагнация и тяжелейшее положение миллионов людей не вызывают экономически мотивированного протеста. Если в Европе сотни тысяч граждан выходят на улицы не только из-за изменений в пенсионной системе, но и по причине незначительного удорожания бензина, то

в России экономические факторы оказываются совершенно бессильными для запуска «маховика» народного возмущения.

Я попытаюсь предложить свое объяснение подобной ситуации.

Так как по слишком многим параметрам Россия — «не Европа», референсной точкой следует взять период распада Советского Союза, когда экономические проблемы стали одной из основных причин не только «транзита власти», но и общенационального коллапса. Между тем если сравнить «тогда» и «сейчас», можно прийти к выводу о тотальной несхожести двух исторических ситуаций.

Во-первых, фундаментальной причиной стабилизирующей роли экономики является фактор собственности. В Советском Союзе его не существовало, так как «общенародная» собственность делала владение активами либо обезличенным, либо условным. Выходя на демонстрации за отмену 6-й статьи Конституции СССР, советские граждане могли не опасаться за свой бизнес и не бояться налоговых проверок, выявления иностранных счетов или даже заметного удара по карьере — ничего этого в советские времена просто не существовало. Советские рабочие, колхозники и даже интеллигенция были теми классическими пролетариями, которым «нечего <было> терять, кроме своих цепей», — и ощущение этого было широко распространено в обществе. Сейчас ситуация выглядит совершенно иной: собственность — от приватизированных однокомнатных квартир до миллиардных состояний — создает новую реальность. С одной стороны, она открывает, как говорил социолог Ульрих Бек, возможность «биографического разрешения системных противоречий»: продав даже среднюю квартиру в Москве или Петербурге (а именно в столицах обычно и зарождается протест), сегодня можно купить неплохой дом в Европе или Америке, или получить некий стартовый капитал, делающий возможным отъезд из страны (к тому же россияне сегодня владеют сотнями тысяч объектов недвижимости по всему миру, так что вариант решения своих проблем без столкновения с государством для них весьма реален).

С другой стороны, любой бизнес в России зависит от властей, и попытка поддержать оппозиционные силы вполне может обернуться серьезными проблемами (от конфискации активов по схеме ЮКОСа до создания несчетного множества препятствий для работы любой коммерческой структуры). Парадоксально, но если в той же Америке собственность выступала фактором, поднимавшим колонистов на борьбу за свободу (декларация независимости заканчивается словами «for the support of this Declaration, with a firm reliance on the protection of divine Providence, we mutually pledge to each other our Lives, our Fortunes and our sacred Honor»), и с тех пор является ее основой, то в России дело обстоит обратным образом. Наличие абсолютно уязвимой для действий властей собственности подавляет свободу внутри страны и облегчает поиск таковой за ее пределами.

 

 

Фото: Влад Докшин / «Новая газета‎»

 

 

Во-вторых, крайне важным обстоятельством представляется перемена, порожденная переходом от плановой к конкурентной рыночной экономике и исчезновением «дефицита». Некоторым кажется, что дефицит в специфическом смысле существует и сегодня; президент Путин недавно рассуждал: «в Советском Союзе было все, только не всем хватало. Но тогда не хватало, потому что дефицит был, а сейчас может не хватать, потому что у людей денег недостаточно для приобретения определенных продуктов по тем ценам, которые мы наблюдаем на рынке», однако в таком случае теряется очень важная (и даже основная) деталь. Дефицит в СССР предполагал, что зарплата, получаемая гражданином, столь же условна, как и владение им некоторыми благами (например, квартирой) — и для того, чтобы эффективно распорядиться собственными деньгами, нужны «связи». Для обычного же человека было понятно не только то, что наличие денег не гарантирует приобретения благ, но и то, что система в целом не обеспечивает их предложения в необходимом количестве. Это было, на мой взгляд, важнейшим указанием на то, что менять нужно именно систему — в то время как сейчас положение совершенно иное.

Отсутствие денег у отдельных граждан на фоне изобилия в магазинах — вовсе не то же самое, что отсутствие товаров на прилавках при некоем минимуме средств у большинства населения. Этот момент намекает, что проблема связана не с системой, но с людьми, которые не смогли в нее «вписаться». Государство словами своих чиновников прямо указывает народу, что оно ему ничего не должно, и люди понимают, что неспособность «устроиться» в жизни является их личной проблемой, а не проблемой системы. Люди, убежденные в своих силах и в несправедливости слабой системы, могли подниматься на протест, но люди, приписывающие свои проблемы собственным поступкам и видящие при этом успешность системы, не способны к организованному возмущению. Именно поэтому самый важный триггер экономического протеста — бедность — в России сейчас практически не актуален.

В-третьих, советская и российская экономика очень сильно отличаются на «макроуровне». С одной стороны, экономика СССР никогда не была такой «рентоориентированной», как российская. Экспорт не превышал 7% ВВП, из добываемой нефти вывозилось около ¼, а не 70%, как сегодня; разнообразные отрасли развивались в целом таким же образом, как и в большинстве развитых стран в 1960–1970 годах (во многом социолог Раймон Арон был прав, когда говорил, что «две мировые системы» «представляли собой не два принципиально отличных мира — советский и западный, — а единую реальность, индустриальную цивилизацию»). С другой стороны, советская экономика требовала намного большего объема инвестиций для относительно нормального функционирования: согласно большинству подсчетов, их доля в ВВП составляла 30–35%, в то время как в последние годы стабилизировалась на уровне чуть выше 20%, а про озвученные Путиным желанные 25% (и даже 27%) не приходится и мечтать. Это означает, что потребление граждан выросло как за счет отказа от значительной доли инвестиций, так и из-за поступления большого объема нефтедолларов;

при этом роль государства в распределении этой дополнительной ренты стала намного более заметной для значительных масс населения.

В результате возникает ощущение высокого уровня благосостояния (сегодня качество конечного потребления в России куда выше, чем в Советском Союзе, как бы уважаемые коммунисты ни утверждали обратное) в единстве с пониманием значительной «перераспределительной» функции государства. Эти моменты «сливаются» в сознании среднего россиянина в единое целое, порождая связку «сильного государства» с приемлемым уровнем жизни и естественное нежелание разрушать ее.

Таким образом, собственность как «якорь», удерживающий человека от «резких движений»; рыночное изобилие, убеждающее в эффективности «встраивания» в систему и ненужности борьбы с ней; и, наконец, рентный характер экономики, повышающий роль «государства», — эти элементы становятся «тремя китами» стабильности современной России, в которой экономически мотивированный протест практически невозможен. Однако нельзя не отметить и еще одного момента.

 

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

 

Протестные движения случаются обычно не тогда, когда население ощущает перманентную сложность своего положения, но в моменты, когда из-за действий власти рушатся его вполне определенные ожидания. Так случается, когда на выборах отнимают победу у явного фаворита (в Украине в 2004 г. или Беларуси в 2020-м); либерализация сменяется реставрацией или ее попыткой (в России в 2011 г. или в СССР в августе 1991-го); или запланированные реформы резко сворачиваются (как случилось в Украине в 2013-м из-за неподписания Соглашения об ассоциации с ЕС). В этом контексте ситуация в России в последнее время развивается по крайне выгодному для властей сценарию: девальвация и первое падение уровня жизни после 2014 г. случились на фоне крымской эйфории, а последовавшая конфронтация с Западом была представлена Кремлем как значимая причина экономической стагнации. За последнее десятилетие «славные 2000-е» стали практически столь же мифическими, как и «страшные 1990-е» — и общество не ждет их возвращения, будучи довольным уже тем, что ситуация не ухудшается радикально.

 

Рубрики:  За нашу и Вашу Свободу!
Есть мнение
Воры
кому на Руси жить хорошо
Любопытно

ЖАРАААААААААААААААААААА

Вторник, 13 Июля 2021 г. 23:23 + в цитатник



Cанкции и прекращение импорта? Мир зависит от российского сырья

Вторник, 13 Июля 2021 г. 15:02 + в цитатник
german-flag-animated-gif-18 (320x200, 667Kb)

Die Welt logoDie WeltГермания

 
 
3-я международная специализированная выставка "Импортозамещение"
 
 

Кчему могут привести необдуманно введенные санкции против одного из важных российских концернов, Соединенные Штаты и остальной мир смогли убедиться на собственном печальном опыте в апреле 2018 года. Тогда американцы запретили закупать алюминий у концерна «Русал». Ответная реакция последовала незамедлительно: концерн, где работают 60 тысяч сотрудников, прекратил поставки алюминия в Европу. Цена на него мгновенно взлетела на 15 %. 

На это американцы явно не рассчитывали. Министерство финансов США подверглось давлению собственных концернов — не в последнюю очередь концерном Boeing. Их аргумент был таков: ограничения, наложенные на самый большой алюминиевый концерн за пределами Китая, больно бьют по потребителям по всему миру. В конечном итоге мажоритарный собственник Олег Дерипаска, которого обвинили в пособничестве в якобы имевшем место вмешательстве России в президентские выборы 2016 года, поддался на уговоры и сократил свою долю в предприятии. США в свою очередь быстро сняли все санкции уже через пару месяцев.

При попытке ударить по российской экономике и через это — по одиозным личностям в российской элите — легко может получиться так, что под удар попадет сам нападающий. Потому что в тех сырьевых отраслях, которые служат основой российской экономики, мир в той же степени зависит от России, как и она от него. 

Неслучайно все введенные до сих пор западные экономические санкции — если отвлечься от инцидента с алюминием, — ограничивались рестрикциями в области финансов и трансфера технологий и особого эффекта не возымели. То же самое можно сказать вообще о большинстве санкций, введенных в мире в послевоенный период. Об этом свидетельствует «Глобальная база данных по санкциям» (Global Sanction Data Base), составленная Институтом мировой экономики в Киле (IFW). Тем не менее постоянно возникают идеи надавить на Россию еще сильнее. Так Манфред Вебер, председатель христианско-демократической фракции Европейской Народной партии в Европарламенте в сентябре 2020 года после отравления российского оппозиционного политика Алексея Навального предложил самую жесткую ответную меру, а именно — «частичное прекращение закупки сырья», подразумевая под этим и поставки газа и нефти. А депутаты Европарламента в проекте постановления от 28 апреля 2021 года написали: если произошедшая в апреле демонстративная концентрация войск России вблизи Восточной Украины приведет к вторжению на Украину, то «импорт нефти и газа из России в ЕС должен быть немедленно прекращен».

«Трудно представить себе последствие этого шага в ситуации, когда положение на нефтяном рынке и без того напряженное», — говорит Ойген Вайнберг (Eugen Weinberg), руководитель группы исследователей сырьевого рынка в Commerzbank. Согласно прогнозу Международного энергетического агентства (IEA), мировая потребность в нефти в 2021 года составит 96,4 миллиона баррелей в сутки, поэтому уже сейчас на рынке недостает двух миллионов баррелей. В результате цена на нефть в текущем году поднялась на 50%, превысив отметку в 75 долларов на баррель. 

При прекращении импорта из России, второго после Саудовской Аравии экспортера нефти в мире, по словам Вайнберга дефицит нефти тут же увеличится на пять миллионов баррелей: «Цена на нефть может мгновенно подскочить до 100 долларов и выше. В сегодняшней ситуации Европа пострадает от этого значительно сильнее, чем Россия, которая сможет быстро найти новых покупателей». Но из-за обоюдной зависимости, прежде всего в области энергоносителей, потери обеих сторон будут фатальными. Почти две трети российской экспортной нефти идут в Европу, помимо этого две трети импорта газа и половина импорта угля. Доходы от импорта энергоносителей наполняют государственный бюджет России на 40%. 

Европейский союз получает 26% импортной нефти и 40% импортного газа из России. В Германии доля российского газа составляет половину импорта. Европа в 2019 году израсходовала 482 миллиарда кубических метров газа и приблизительно 180 миллиардов из них импортировала из России. За последние полтора десятилетия Европа построила терминалы для приема сжиженного природного газа (СПГ) со всего мира — в том числе и во все более значительной степени из США — и тем самым обеспечила себе потенциальную независимость от России. 

Действительно, импорт СПГ растет. Но пока он компенсирует только быстро сокращающуюся добычу газа в самом ЕС. В настоящее время 36 терминалов для СПГ, способные принять 230 миллиардов кубических метров сжиженного газа, используются лишь наполовину. А так как из-за планируемого Германией отказа от атомной энергии и угля потребность в газе возрастет, то, согласно прогнозу EIA, Россия как поставщик газа сохранит ведущее место в Европе. Тем более что российский газ, как правило, дешевле. 

При этом российское сырье — уже давно не только европейско-российский фактор. С углублением глобализации рынков оно обрело глобальное значение. При этом речь идет не только об энергоносителях, что продемонстрировал уже упомянутый в начале статьи пример с алюминием. Недавно эта тенденция проявила себя вновь, когда Россия по собственной инициативе решила с августа (и пока до конца года) сократить импорт некоторых видов сырья. Под ограничения попадают алюминий, никель, медь и сталь. 

«Российская строительная отрасль пожаловалась на слишком высокие цены на сырье и была услышана. Кроме того, бюджету нужны деньги», — сказал Алексей Портанский, эксперт в области торговли московской Высшей школы экономики, в интервью газете Welt. Намечено поднять вывозные пошлины минимум до 15 %. Но говорят о том, что в конечном итоге они могут достичь уровня в 20-25 %, отметил Даниэль Бриземан (Daniel Briesemann), сырьевой аналитик в Commerzbank.

Рынок быстро отреагировал на эту меру. Как пишет Бриземан, только в период между вторником и четвергом и без того высокая цена на алюминий поднялась на 4,5 % и достигла 2550 долларов за тонну. Тем самым она приблизилась к самому высокому показателю за последние три года, который был зафиксирован в мае. 

Теперь приходится платить за каждую тонну на 250 долларов больше, и это рекордный показатель за период с 2016 года. Доля России в мировом производстве алюминия (5,8 %/3,86 миллионов тонн) может показаться незначительной, говорит Бриземан. Но она — второй после Китая производитель в мире, и ее значение велико еще и потому, что Китай, на который приходится три пятых мирового производства, львиную долю металла оставляет внутри страны. Россия вывозит свой алюминий преимущественно в Европу. 

В никеле на рынке пока недостатка нет. Но так как этот металл во все большей степени используется в аккумуляторах электромобилей, то потребность в нем, составляющая сегодня 2,4 миллиона тонн, к 2025 году может возрасти до 3,4 миллиона тонн. В результате чего может возникнуть дефицит никеля. Об этом пишет Германское сырьевое агентство (Dera) в одном их своих последних анализов. 

Россия, на которую приходятся 8,8 % мировой добычи никелевой руды (третье место) и 6,2 % мирового производства чистого никеля, будет и в этой области играть решающую роль. В отношении меди и стали эта роль не столь значительна. Чего нельзя сказать о золоте, в добыче которого Россия занимает третье место в мире. В экспорте пшеницы Россия — мировой лидер, а в экспорте древесины она стоит на втором месте после Канады. 

Особое место занимает палладий, в производстве которого только российский концерн «Норникель» с его 80 тысячами сотрудников покрывает 40 % мировой потребности. Неслучайно его главный акционер Владимир Потанин, чье состояние оценивается в 28 миллиардов долларов, был в 2019 году назван журналом Forbes самым богатым русским. Сегодня считается, что стоимость его активов составляет 27 миллиардов, и он занимает в рейтинге российских миллиардеров третье место. 

Это зависело и зависит от динамики цены на палладий, который используется в катализаторах бензиновых моторов и после скандала с дизелями пользуется беспрецедентным спросом. Если в начале 2016 года одна унция палладия стоила меньше 500 долларов, то в феврале 2020 года уже целых 2878 долларов (сейчас почти 2800). Кстати, на палладий приходится лишь половина бизнеса «Норникеля», на никель — 20 %.

Грозить санкциями в этих отраслях никому на Западе даже в голову не приходит. То же можно сказать и о титане, высоко котирующемся на рынке благодаря его малой плотности и высокой термостойкости. Он поставляется российской корпорацией ВСМПО-АВИСМА, самым большим производителем титана в мире, практически всем западным авиастроительным компаниям. 

В том числе и американскому концерну Boeing, на который приходится 20 % оборота русских. В 2018 году из-за санкций по алюминию российское правительство подумывало о том, чтобы запретить импорт титана в Соединенные Штаты. Почему этого не произошло, прагматически объяснил шеф корпорации Сергей Степанов в прошлом году в одном из интервью: «В мире существует три больших производителя титана. Поэтому я думаю, что здесь мало места для конкуренции и много — для сотрудничества».

Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно

АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЭКЗЕРСИСЫ ПУТИНА РАСКРЫВАЮТ НАМ ЕГО КОНКРЕТНЫЕ НАМЕРЕНИЯ

Вторник, 13 Июля 2021 г. 14:53 + в цитатник

Ежедневный Журнал

 

 

kremlin.ru

 

Президент России Владимир Путин успешно осваивает жанр политической публицистики. Еще чернила не успели высохнуть на страницах его предыдущей статьи, опубликованной 22 июня (она называлась «Быть открытыми, несмотря на прошлое), а публике представлена уже новая работа главы российского государства «Об историческом единстве русских и украинцев». Речь в ней, как нетрудно догадаться, идет об историческом единстве русских и украинцев. Другими словами, о том, что мы один народ.

Обещание изложить свое видение исторического прошлого наших народов Владимир Путин дал в ходе последней «Прямой линии», и, как мы теперь видим, сдержал свое слово в весьма сжатые сроки. Большая часть работы посвящена подробному историческому экскурсу и несомненно претендует на то, чтобы стать учебным пособием по изучению Древней Руси. Краткое содержание ее таково: сначала были Рюриковичи и события развивались неплохо, несмотря на монголо-татар и прочих литовцев с поляками. В том смысле, что из русских и украинцев постепенно формировалась единая нация. Но потом пришли большевики, петлюровцы, поляки (опять) и немцы и все испортили. Большевики виноваты в том, что в Конституции 1924 года установили право на свободный выход из Союза и в проведении порочной национальной политики, которая «вместо большой русской нации, триединого народа, состоявшего из великороссов, малороссов и белорусов, — закрепила на государственном уровне положение о трёх отдельных славянских народах: русском, украинском и белорусском». А чем провинились петлюровцы, поляки и немцы, объяснять не надо — они виноваты всегда и во всем.

Впрочем, с древними веками и давным-давно прошедшими событиями, вокруг которых петляет мысль Владимира Владимировича, пусть разбираются историки, но далее глава нашей Федерации переходит к делам наших дней, и пишет он о них так, как будто все мы в это время были в длительной командировке и никакой связи с родиной не имели.

Вот, скажем, говоря о конфликте на Донбассе, Владимир Путин утверждает, что «Россия сделала всё, чтобы остановить братоубийство». Однако любой школьник знает, что все ровно наоборот: Россия инициировала отторжение части украинских территорий, аннексировала Крым и является единственным бенефициаром этой кровавой драмы, в которой погибли уже тысячи людей.

Или такой тезис: «Мы с уважением относимся к украинскому языку и традициям. К стремлению украинцев видеть своё государство свободным, безопасным, благополучным». Достаточно на десять минут включить любую аналитическую программу на российском телевидении, чтобы осознать, насколько лицемерно и лживо это утверждение. Ясно, что нынешнее российское руководство с великим презрением относится к украинскому языку и традициям, а на любые устремления украинцев ему глубоко плевать.

Далее в статье говорится про украинский национализм, антироссийскую политику местного руководства и про неизбывное стремление коллективного Запада постоянно подогревать в украинском народе ненависть к России.

Во всех этих тривиальных умозаключениях нет совершенно ничего нового или неожиданного. Примерно это же Владимир Путин, его окружение и идеологическая обслуга говорят годами, с завидным постоянством вписывая одни и те же тезисы в разнообразный контекст. Но ключевой посыл, из-за которого, собственно, и затевалась вся эта история с опусом, который будто бы призван описать причины нынешнего российско-украинского конфликта, содержится в самом конце работы. Как бы подводя итог, Владимир Путин пишет: «Убеждён, что подлинная суверенность Украины возможна именно в партнёрстве с Россией». Любопытно, что прямой и ясный термин «суверенитет» здесь заменен на расплывчатый и рыхлый.

Однако главное в другом: с точки зрения Путина, хоть суверенитет, хоть суверенность украинский народ может добыть только в партнерстве с Россией. Данное утверждение звучит уже не в оправдание всех агрессивных действий, которые Россия совершила в отношении Украины за последние годы. Это ясный и недвусмысленный сигнал о том, что уничтожение украинской государственности, постепенное установление полного контроля над страной — все еще важнейшие геополитические цели путинского режима, от которых он не собирается отказываться.



Фото: kremlin.ru по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International

 


УСПЕХИ РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЫ

Вторник, 13 Июля 2021 г. 12:46 + в цитатник
150209_142811099105113_6844063_n (600x443, 66Kb)
Рубрики:  Есть мнение
Воры
кому на Руси жить хорошо
А нам всё равно

Красная династия с цифровым стержнем: какую модель строит Компартия Китая

Вторник, 13 Июля 2021 г. 00:15 + в цитатник

Александр
Габуев

 

Президент США Байден не так уж неправ, когда твердит, что конфронтация между Америкой и Китаем не только геополитическая схватка двух сверхдержав, но и соревнование двух систем, от исхода которого зависит ответ на вопрос, можно ли в XXI веке по-прежнему считать демократию, в определении Черчилля, «наихудшей из форм правления за исключением всех остальных, которые когда-либо испытывались»

«Оценивая столетнюю борьбу Компартии Китая, мы должны ясно понять, в чем кроется наш успех в прошлом и что может гарантировать наш успех в будущем», – провозгласил генсек ЦК КПК Си Цзиньпин, выступая в Пекине 1 июля на юбилее правящей партии. Тем самым Си сформулировал два главных вопроса о природе успеха самой долгоживущей правящей Компартии в мире.

Во-первых, как же вышло, что КПК не только более 70 лет удерживает власть в огромной и сложной стране, но и превратила некогда отсталый и разоренный войной Китай в державу, соперничающую с Америкой за глобальное лидерство? А во-вторых, как партия намерена удерживать власть и дальше, учитывая не только многочисленные внутренние проблемы КНР, но и растущее благосостояние китайцев, а вслед за ним – требовательность к качеству госуправления и ожидания, что уровень жизни будет неуклонно повышаться?

Коммунисты или мандарины?

Короткий ответ на первый вопрос звучит так: китайские коммунисты сумели построить адаптивную систему власти, которая сочетает в себе элементы однопартийной диктатуры ленинского типа и традиционной для Китая системы бюрократии, воспроизводившейся в разных изводах начиная с III века до нашей эры.

Когда КПК создавалась в 1921 году как борющаяся за власть партия революционеров-марксистов, решающее влияние на ее организацию имела «старшая сестра» – РКП(б). Советские эмиссары сыграли огромную роль и при строительстве КНР после 1949 года, когда коммунисты во главе с Мао Цзэдуном взяли власть, победив в гражданской войне.

Советский опыт был также востребован Пекином и в критический для КПК момент перезагрузки социально-экономической модели в эпоху Дэн Сяопина – только уже не позитивный, а негативный. Глядя на крах КПСС, развал СССР и череду «бархатных революций», похоронивших Варшавский договор, китайские коммунисты учились, как делать не надо.

Возникшая в итоге в Китае система организации власти, экономики и жизни общества органично сочетает и советский опыт, и традиционную для Китая бюрократическую модель. Как и в Советском Союзе, выстроенная по лекалам КПСС партия контролирует все сферы жизни общества, выступая «руководящей и направляющей силой», а партийная иерархия стала реальной нервной системой в механизме управления – в отличие от подчиненной ей иерархии официальных государственных должностей.

В КНР есть крупный госсектор, госкомпании доминируют в стратегических секторах экономики (банки, ВПК, телеком, энергетика и так далее), а внутри госкомпаний партсекретари по-прежнему важнее гендиректоров, хотя в последнее время эти роли нередко совмещаются для улучшения качества управления. Но в то же время в современном Китае есть многие вещи, напоминающие традиционный для страны уклад, – и напрочь отсутствовавшие в советской модели после сворачивания НЭПа.

Прежде всего, это мощная рыночная экономика. Частный бизнес, начавший расти в 1980-х годах с разрешения партии, обеспечивает сейчас более 80% рабочих мест, 70% инноваций и 60% роста ВВП. Подобный гибрид капитализма с сильным госучастием при централизованной авторитарной власти удивляет западных наблюдателей и нередко считается экспериментом, который вряд ли окажется жизнеспособным.

Однако в традиционном Китае такая модель существовала на протяжении многих веков: рыночное хозяйство органично уживалось с императорской властью и бюрократической вертикалью. В конфуцианской традиции чиновничий труд считался более подходящим предназначением для благородного мужа (君子), чем коммерция, но это отнюдь не мешало миллионам людей заниматься торговлей и ремеслами, формировать крупные купеческие дома, конкурировать между собой и следовать законам рынка – с периодическим вмешательством правительства в отдельные сферы регулирования (первый трактат, обсуждающий отношения частного бизнеса и госмонополий, был написан в Китае в I веке до нашей эры).

В этом плане капитализм Китаю исторически не совсем чужой (Макс Вебер даже считал конфуцианскую систему ценностей самой близкой к «духу капитализма» после протестантизма и иудаизма). Короткий период искоренения частной собственности и попыток строить исключительно государственную экономику при Мао – для Китая отход от исторической нормы.

Китайские коммунисты оказались настоящими марксистами в понимании того, что только жизнеспособный экономический базис может обеспечить устойчивость политической надстройки. В отличие от КПСС для КПК таким базисом стала не закостеневшая плановая экономика, а гибкая рыночная. Она дала выход коммерческому таланту и жажде наживы миллионов людей (недаром Дэн Сяопин заповедовал согражданам первым делом обогащаться), встроила страну в глобализацию и мировое разделение труда, обеспечила Китаю движение вверх по цепочкам добавленной стоимости, а заодно позволила партии сохранить командные высоты в народном хозяйстве как регулятору и как собственнику.

Отказавшись от догматического контроля над экономикой и позволив кошке ловить мышей без споров о ее цвете, китайские коммунисты также ослабили хватку в вопросах личных свобод сограждан. В 1990-е и 2000-е партия научилась править, не слишком залезая к китайцам в спальни, на книжные полки или в шкафы с одеждой.

Конечно, уровень цензуры в СМИ и культуре, а также степень контроля властей над общественным сознанием в Китае выше, чем в демократиях и даже сегодняшней России. Тем не менее подавляющее большинство китайцев живут с вполне приемлемым для них уровнем вмешательства государства в частную жизнь.

В «новую эпоху» Си Цзиньпина гайки вновь начали закручивать (особенно для управленцев, а также для представителей деловой и интеллектуальной элиты), но объем личных свобод все равно пока достаточен для большинства китайцев, исповедующих прагматический материализм и стремящихся к вещам вполне земным: обильной и качественной еде, брендовой одежде, дорогим гаджетам и автомобилям, зарубежным поездкам, сексуальным приключениям, долголетию и престижному образованию для детей.

Сама же партия, сохраняя многие ленинские принципы организации, все больше становится похожа на традиционную для Китая систему управления, где узкая прослойка образованных людей по результатам экзаменов получает должности в разветвленной бюрократической иерархии. Конечно, 95-миллионная партия не состоит из одних чиновников (а на рубеже 2000-х в нее по указанию генсека Цзян Цзэминя активно начали интегрировать даже капиталистов), однако партийцы внутри бюрократического механизма давно подчиняются многим правилам, придуманным для управленцев еще в имперские времена – например, запрету занимать крупные должности в родной провинции.

Партия по-прежнему не может отказаться от идеологии «китаизированного марксизма» (马克思主义中国化), но сам «китайский коммунизм» давно отошел от изначального смысла учения Маркса. В юбилейной речи Си Цзиньпина слова «великое возрождение китайской нации» звучали куда чаще, чем отсылки к классикам единственно верного учения. Национализм постепенно становится идеологией правящей партии, хотя выбросить слово «коммунизм» из своего названия и стать просто Китайской партией (中华党) КПК пока не может.

Красная династия на новый лад

Если модель управления КПК все больше напоминает традиционные для Китая образцы, то что должно уберечь ее от повторения судьбы предыдущих династий? Ведь на протяжении многих веков китайская история развивалась по единому сценарию династического цикла (朝代循环): первые правители объединяли и расширяли страну, население прибавлялось и богатело, но затем демографическое давление на землю увеличивалось, налоговое бремя росло, двор все больше погружался в роскошь и интриги, и в итоге династия приходила к краху в результате разрушительного крестьянского восстания, иностранного вторжения или их сочетания. Перефразируя заданный Си Цзиньпином вопрос, что же поможет стране и партии избежать похожего сценария в будущем?

Безусловно, у Китая много проблем: и растущее социальное расслоение (несмотря на объявленную генсеком победу над абсолютной бедностью), и экологическая ситуация, и старение населения, и соперничество с США, которое не может обойтись без издержек, и всякие неожиданные кризисы вроде пандемии коронавируса. Однако нынешняя версия китайской системы власти готова к этим и другим вызовам лучше любой предшествующей.

Прежде всего, в основе системы уже не аграрная экономика, чувствительная к неурожаям, природным катаклизмам, а главное – к количеству едоков (или потенциальных бунтовщиков) в расчете на гектар, вернее, му (亩) земли при сравнительно медленном прогрессе сельскохозяйственных технологий. Сейчас Компартия управляет второй страной мира по размеру номинального ВВП (и первой, если считать ВВП по паритету покупательной способности), самой быстрорастущей крупной экономикой с самыми большими международными резервами.

Пусть Китай не полностью обеспечивает себя продовольствием и природными ресурсами, страна может купить их на глобальных рынках (и поставила на ближайшую пятилетку цель уменьшить зависимость от их импорта), а главное – умеет производить все, от тапок и гаек до космических аппаратов и суперкомпьютеров. Вызванные экономическими катаклизмами массовые восстания, столь часто губившие династии в прошлом, Китаю сейчас вряд ли грозят.

Во-вторых, сама управленческая конструкция «красной династии» заметно отличается от императорских династий прошлого: власть не передается по наследству, родственники руководителей оказывают куда меньшее влияние на дела управления, а сами бюрократы куда более профессиональны, чем мандарины, получавшие чиновничьи должности за умение писать эссе о классических стихах.

Си Цзиньпина справедливо называют лидером, который отошел от сформированной в 1990-е и 2000-е модели регулярной сменяемости верховной власти (раз в десять лет) и коллегиальности при принятии решений. Однако даже Си будет передавать высшие посты в партии и государстве не своей 29-летней дочери Си Минцзэ (习明泽), а профессиональному бюрократу из числа своих протеже, прошедшему сито партийной карьерной лестницы. В этом плане «красная династия» похожа на выдуманный еще в Древнем Китае «золотой век», когда мифические императоры Яо, Шунь и Юй (尧舜禹) передавали власть не своим кровным родственникам, а наиболее достойным сынам Поднебесной.

Си Цзиньпин не отказывается и от сложившейся системы партийной иерархии во главе с ЦК, Политбюро и его Постоянным комитетом, хотя при новом генсеке эти коллективные органы все больше напоминают традиционный для Китая совет верховных сановников при императоре, а не совет директоров современной корпорации с одинаковым правом голоса у всех участников. Зато теперь Политбюро не бывает парализовано из-за вето отдельных руководителей, движимых не интересами державы, а личной и клановой корыстью, как нередко случалось в 1990-е и 2000-е.

Big data наперевес

Еще одним важным ингредиентом пилюли долголетия для китайской Компартии стали новые технологии. Современный транспорт окончательно связал страну воедино, резко повысив мобильность граждан, – китайцы сейчас куда чаще мигрируют внутри страны, чем когда-либо в китайской истории. Важным следствием этого становится все большая однородность ханьского этноса, составляющего свыше 90% населения – и китаизация нацменьшинств.

До середины ХХ века ханьское большинство все еще состояло из субэтносов (民系), которые говорили на малопонятных друг для друга диалектах и жили преимущественно на своих исторических территориях с границами, восходящими к древним царствам первого тысячелетия до нашей эры. Но начавшаяся в 1980-х быстрая урбанизация и значительно возросшая транспортная связанность страны запустили беспрецедентное смешение этих субэтносов в единую нацию, в том числе через браки между выходцами из разных провинций.

Большую роль в этом нацстроительстве играют стандартизованные образовательные программы, а также доминирование общенационального языка путунхуа (普通话). С развитием национальных СМИ и цифровизацией общения он стремительно разъедает разделявшие китайцев веками диалекты, включая даже заметно отличающийся от стандартного языка пекинский.

При Си Цзиньпине власти начали сознательно приближать трансформацию самых мощных диалектов из языков общения в музейные экспонаты. Главным объектом борьбы предсказуемо стал кантонский диалект 106-миллионной провинции Гуандун, на котором говорят и в Гонконге (нормативный путунхуа и гуандунский считаются диалектами одного языка, а не разными языками лишь из-за единства Китая, хотя носители не понимают друг друга на слух – разница между ними как между датским и немецким).

В итоге ситуация, когда императорская власть и элитарная культура с письменным языком вэньянь (文言) и устным «чиновничьим языком» (官话) в роли lingua franca соединяла весьма обособленные друг от друга культурно и лингвистически регионы, за последние полвека сменилась намного более однородной языковой и культурной реальностью.

«Великие силы Поднебесной, долго будучи разобщенными, соединяются, а после продолжительного единения распадаются» (天下大势,分久必合,合久必分), – описывает традиционный для Китая цикл классический роман XIV века «Троецарствие» (三国演义). Представить себе сейчас, что Китай распадется по границам эпохи «сражающихся царств» (战国) V–III веков до нашей эры, гораздо сложнее, чем еще сто лет назад во времена гражданской войны, когда страну примерно по этим линиям поделили силовики-милитаристы.

Современные технологии обеспечили не только беспрецедентную однородность объекта управления, но и невероятную для Китая глубину проникновения управленческой системы в толщу народной жизни. Если раньше не говоривший обычно на местном диалекте уездный чиновник и несколько его помощников были последним звеном властной вертикали, в которой китайская бюрократическая машина пыталась нащупать массу подданных (а с ней и налоговую базу, и рекрутов для войск), то сейчас партийно-бюрократический механизм с ячейками КПК опутывает всю страну: от бедных уездов в высокогорном Тибете до советов директоров торгующихся в Нью-Йорке технологических гигантов.

Никогда еще китайская власть не знала о жизни китайцев так много, как в эпоху развешанных по всей стране видеокамер и оставляемых гражданами ежесекундно цифровых следов, которые объединяются в прозрачные для партии ряды больших данных. Правители Китая получили возможность гораздо точнее диагностировать возникающие проблемы (и нередко – с опорой на объективные данные, которые можно собрать из центра, а не исключительно на доклады местных чиновников) и оперативнее реагировать на них.

Именно технологии могут стать для Компартии рецептом не только долголетия, но и бессмертия. Ведь благодаря им партия теперь может не только контролировать, но и программировать поведение управляемых.

Партия бессмертна?

Идеологию традиционной китайской бюрократической машины нередко описывают как конфуцианство. Однако изречения самого Кун-цзы (孔子, 551–479 до н.э.) и трактат главного конфуцианского философа Мэн-цзы (孟子, 372–289 до н.э.) можно считать лишь отдельными камнями в фундаменте конструкции, которая на протяжении веков оставалась идейной основой для многочисленных зданий китайской бюрократии разных эпох.

Куда большее значение для понимания китайской управленческой идеологии имеет философ Сюнь-цзы (荀子, 313–238 до н.э.), синтезировавший воззрения конфуцианцев (儒家) и их идейных оппонентов – легистов (法家). Именно спор китайского «осевого времени» о природе человека может дать ключ к пониманию того, как Си и его сподвижники видят рецепт бессмертия для партии.

Если не вдаваться в нюансы полемики, конфуцианцы ратовали за то, чтобы управление строилось на воспитании тех же чувств между правителями и подданными, на которых в идеальном мире держатся большие патриархальные семьи. Правитель должен быть подобен заботливому строгому отцу, чиновники – старшим братьям, а подданные – почтительным детям. Для легистов же главным инструментом управления являются не гуманность (仁), чувство долга (义) или сыновья почтительность (孝), а награды и наказания (赏罚).

Коренное различие – принципиально разное понимание природы человека. Для главного конфуцианского философа Мэн-цзы человек по природе изначально добр, а потому управлять людьми нужно моральным примером. Для легистов вроде Гунсунь Яна (公孙鞅, 390–338 до н.э.) и Хань Фэя (韩非, 325–250 до н.э.) природа человека иная: люди не добродетельны от рождения, а воспринимают лишь наказания за плохое поведение и награды – за хорошее.

Человек по природе своей движим жаждой славы и наживы, а также страхом. Поэтому правитель должен закреплять в законах, что такое хорошо и что такое плохо, а затем вознаграждать за правильное поведение (для легистов оно заключалось преимущественно в укреплении военной мощи и богатства царства) и карать за неправильное. Чеканная формула Сюнь-цзы по этому поводу: «Природа человека дурна, а доброе в людях есть приобретенный навык» (人之性恶, 其善者伪也).

Спор китайских современников Платона и Аристотеля о природе человека имел для бюрократической машины Поднебесной большое практическое значение. К идеям легистов о наградах и наказаниях, а также значении писаного права восходят многотомные уголовные кодексы различных китайских династий. Конфуцианские же воззрения сформировали основу традиционной пропаганды и системы образования.

Проблема в том, что на протяжении многих веков, сочетая объединенные Сюнь-цзы конфуцианские и легистские подходы в управленческой практике, властители Китая вынуждены были полагаться на людей с их несовершенной природой и на крайне несовершенные технологии, не позволявшие контролировать ситуацию на местах из далекой столицы. Но теперь в руках у Пекина появляется принципиально новый инструмент – цифровизированная «система социального доверия» (社会信用体系), которую на русский также переводят как «система социального кредита» (китайское слово 信用 имеет оба значения). 

Пока что китайские власти находятся на стадии пуско-наладки системы, которая на основании всей доступной государству совокупности данных и с помощью безличного искусственного интеллекта сможет присваивать гражданам, компаниям и госорганам определенный рейтинг социального доверия, а затем, оценивая их поведение в режиме реального времени, повышать или снижать этот рейтинг.

К значению рейтинга будет привязана система наград за правильное, с точки зрения партии, поведение и наказаний – за неправильное. Причем наказывать и поощрять будут не просто за отдельные поступки, а за всю совокупность «моральных устоев» с накоплением в системе памяти о всех зарегистрированных действиях индивида или компании.

И наказания, и награды будут тотальными – совершив какой-то проступок и снизив тем самым свой рейтинг, человек будет нести потери по всем фронтам, причем не только сам гражданин, но и его ближайшие родственники (например, дети проштрафившихся родителей не смогут попасть в престижную школу, каким бы ни был уровень их знаний). Таким образом, в новом виде будет возрождена традиционная система круговой поруки.

Система социального доверия активно тестируется в разных регионах Китая, и дата ее полномасштабного общенационального запуска пока неясна, поскольку властям предстоит не только решить технологические проблемы, но и ответить на ряд принципиальных вопросов, прежде всего – как сводить человеческое поведение к единому цифровому знаменателю? Условно говоря, сколько баллов к рейтингу может добавить волонтерская деятельность или регулярное цитирование сборников Си Цзиньпина «Об управлении государством» (习近平谈治国理政) и сколько баллов вычтут за регулярное посещение баров или чтение New York Times в обход запретов.

Но если (а скорее – когда) подобные технологические и концептуальные развилки будут пройдены, в руках у партии окажется небывалый по силе инструмент социального контроля, который сможет не только оценивать поведение граждан, но и программировать его – в духе легистского учения о человеческой природе, стремящейся к наградам и избегающей наказаний. О подобном инструменте древнекитайские политтехнологи вряд ли могли даже мечтать.

Одну важную победу при этом партия одержала, еще не запустив систему. По данным исследований, проведенных Свободным университетом Берлина методом онлайн-анкетирования, почти 80% опрошенных китайцев систему поддерживают, а доля людей, выступающих против ее внедрения, составляет всего 1%.

Разумеется, точность подобных исследований оценить сложно – китайское общество стало гораздо более закрытым, и любые социологические данные из КНР не стоит слепо принимать на веру. Тем не менее эмпирические наблюдения за знакомыми из КНР подтверждают эти выводы: большая часть китайцев уверены, что препятствовать введению системы бесполезно; что государство и так давно все знает о гражданах и что зашитые в систему «бонусы» достаточно привлекательны, а штрафные санкции достаточно болезненны, чтобы начать выстраивать свое поведение в соответствии с пожеланиями партии.

Поэтому президент США Джозеф Байден не так уж неправ, когда твердит, что конфронтация между Америкой и Китаем не только геополитическая схватка двух сверхдержав, но и соревнование двух систем, от исхода которого зависит ответ на вопрос, можно ли в XXI веке по-прежнему считать демократию, в определении Черчилля, «наихудшей из форм правления за исключением всех остальных, которые когда-либо испытывались».

Разумеется, пока что выстраиваемая Си «система социального доверия» – лишь субстанция в лабораторной пробирке, над которой колдуют партийные айтишники, гэбешники и политтехнологи, а ее тотальность и функциональность после запуска далеко не гарантированы. И все же, если модель, которую под руководством Си строит китайская Компартия, начнет существовать как постоянно докручиваемая разработчиками операционная система, это станет весомым свидетельством в пользу того, что старые китайские циники вроде Хань Фэя и Сюнь-цзы понимали природу людских масс куда лучше, чем их современник Аристотель или отцы христианской церкви.

 

Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно
А нам всё равно

Р. Вильфанд: Москва и Питер станут от жары «шоколадками»

Вторник, 13 Июля 2021 г. 00:09 + в цитатник

Свободная Пресса

Погода в России радует тех, кто любит погорячее

София Сачивко

Р. Вильфанд: Москва и Питер станут от жары "шоколадками"

 

Татьяна Позднякова

 

Погода на европейской части России бьет рекорды и заставляет все чаще вспоминать об Арктике и Антарктике. Возможно, белым медведям тоже жарко, но на Северном полюсе явно прохладнее, а пингвины на полюсе Южном и вовсе радуются зиме. Россиянам же остается убеждать себя, что «у природы нет плохой погоды».

Научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд с автором бессмертных срок не согласен.

— У погоды есть плохая погода. Она называется «опасные явления», когда метеорологическая ситуация складывается таким образом, что создается угроза для жизни и здоровья человека, нарушается жизнедеятельность целых отраслей экономики — ураганный ветер, смерчи, очень сильные осадки, в результате чего реки буквально за два часа взбухают на 8−10 метров, снося деревни, затапливая города.

Такая жара как сейчас, конечно, нарушает жизнь людей. Например, в ночь на понедельник в Москве было 24−25 градусов. Человеческий организм не может восстановиться после дневного зноя, когда 31−33 градуса.

Медики, которые связаны с климатологией и метеорологией, отмечают, что в такие волны тепла повышается смертность.

 

«СП»: — То есть сейчас можно говорить именно об опасном явлении?

— Именно. При такой жаркой погоде происходит целый ряд опасных изменений в организме. Всемирная метеорологическая организация, Всемирная организация здравоохранения, при участии ученых Росгидромета сделали вывод о волне тепла — ситуации, когда температура выше нормы на пять градусов и продолжительность этого периода более пяти дней в летние месяцы.

Сейчас температурная аномалия уже выше девяти градусов (на 11 июля), а жара длится больше недели. В течение этой недели температура будет на 7−10 градусов выше нормы. Такая погода не свойственна для умеренных широт европейской России.

«СП»: — А как долго нас еще будет «жарить»?

— До конца рабочей недели максимальная температура будет 31−34 градуса, даже до 35 в отдельных местах Москвы. Ночью в спальных районах столицы минимальная температура около 19−20, а в центре — 23−25.

«СП»: — На остальной части европейской России также жарко?

— В Северо-Западном федеральном округе бьются все рекорды. Только за вчерашний день перекрыты рекорды в Питере, Петрозаводске, Великом Новгороде, Смоленске, Пскове, многих других городах. Причем эти рекорды бьются сразу на 2−3 градуса. Например, в Санкт-Петербурге самая высокая температура 11 июля была в 1941 году — 30,6 градуса, в этом году она составила 34,2 градуса.

Да и в Москве в течение этой недели температура подойдет к рекордным значениям и даже превзойдет их. Если температура подходит к рекордным значениям — это уже экстремальное явление.

В понедельник в ряде регионов севернее Москвы (Ярославской, Новгородской и др. областях), температура была выше, чем в Москве. Там сейчас находится центр антициклона. Облачности там мало, поэтому солнечные лучи насыщены энергией. Кроме того, чем севернее, тем продолжительность светового дня дольше, а значит, и влияние энергии Солнца больше. А в Питере еще и белые ночи.

В центре городов ночью температура высокая из-за того, что очень много высотных домов, стены которых накапливают солнечную энергию. Площадь этих стен огромная и ночью происходит отдача накопленного за день тепла.

«СП»: — В этом году, по словам очевидцев, какое-то невероятно теплое Балтийское море, при этом Черное довольно долго не радовало. С чем это связано и куда же ехать купаться?

— На моей памяти впервые в России купальный сезон целесообразно было начинать с Калининградской области. Температура в конце июня была 23 градуса, на Черноморском побережье Кавказа — 19−20, в Крыму еще ниже. Это связано с тем, что над югом европейской России с первых чисел июня преобладала ложбина низкого давления, а значит, облачность, Солнце не прогревало ни морскую, ни континентальную подстилающую поверхность.

Почти две недели в Калининградской области можно было отдыхать, а на Черном море было холодно.

Уже дней пять как ситуация изменилась. В Калининграде вода по-прежнему чудо — 23 градуса, но такая же температура уже и в Евпатории, а в Алуште, Ялте, Феодосии, Сочи, Анапе — 24−25. Самая высокая температура на Азовском море: в Бердянске — 26 градусов.

«СП»: — Жуткие кадры пожаров приходят из сибирского региона, в Челябинской области горят села. Насколько ситуация серьезная?

— В Челябинской области ситуация была очень сложная — за май-июнь осадков выпала половина от нормы и в первую декаду июля также мало, а температуры были высокие. С 11 июля началась замена воздушных масс — с севера перемещаются холодные, в воскресенье только за три часа температура понизилась на 10 градусов.

Сформировался холодный фронт, перед которым шел мощный шквал, у которого огромная скорость ветра — 20−25 м/с. В одном из населенных пунктов произошло возгорание, огонь был подхвачен, пожарные и лесники отстаивали два поселка.

Через несколько часов ситуация стабилизировалась, похолодало, прошел очень сильный грозовой дождь. Сейчас там холодно. В Челябинской области выпало до 20 мм осадков, в Курганской — до 51 мм, на юге Тюменской — до 24 мм.

Тем временем в Подмосковье из-за высокой пожароопасности ограничили пребывание людей в лесах. Жара заставляет вспоминать 2010 год, но, как заметила главный специалист Метеобюро Москвы Татьяна Позднякова, все модели долгосрочных прогнозов погоды говорят о том, что последняя декада июля уже не будет такой жаркой, как сейчас.

— Ночи станут постепенно менее жаркими и, начиная с четверга, в дневные часы возникает вероятность кратковременных дождей, которые на время будут снижать высокую температуру воздуха.

С 13 по 17 июля максимальная температура в регионе 28−33 градуса. В Москве во вторник-четверг будет 31−33 градус, в пятницу-субботу может быть на пару градусов ниже. Существенные изменения погода прогнозируются только с начала третьей декады.

«СП»: — Хорошие дожди когда ждать?

— Не кратковременный местами, а определенный дождь прогнозируется 17 числа, в этот день нас будет пересекать холодный атмосферный фронт, который, надеемся, отметится на всей территории столичного региона, в том числе в Москве.

«СП»: — Пожароопасность очень велика?

— Ситуация серьезная. Давно не было дождя, верхний слой почвы пересушен. Это все представляет опасность. Многие выезжают за город. Воспламенение возможно от непотушенных костров, мангалов и т. д.

 

Рубрики:  Есть мнение
Любопытно

Третьей мировой не будет, ибо слишком сильна Россия

Понедельник, 12 Июля 2021 г. 13:57 + в цитатник
P (237x148, 64Kb)

Resalat ResalatИран

 

Малый ракетный корабль на воздушной подушке "Самум" Черноморского флота ВМФ России

 

 

На фоне нового роста напряженности в отношениях между Россией и Западом и сразу после инцидента с британским эсминцем в водах Черного моря у побережья Крыма, президент России Владимир Путин заявил, что если бы нарушивший морские границы России эсминец был бы затоплен, никакой «третьей мировой войны» не состоялось бы.

Согласно репортажу радиостанции «Radio France» (общественная радиокомпания Радио Франция, прим. перев.), Владимир Путин в своем выступлении, последовавшем за инцидентом, обвинил Британию и США в провокационных действиях и намеренной эскалации напряженности в черноморских водах, но при этом исключил возможность начала глобального мирового конфликта, даже если бы Россия и затопила военное судно, проникшее в крымскую акваторию и нарушившее все законы международного права.

Президент России, отметив, что хотя Россия имела полное право затопить нарушившее морскую границу судно, заявил буквально следующее: «Те силы, которые осуществляют подобные провокации, прекрасно понимают, что в подобной войне не будет победителей».

По словам президента России, было очевидно, что британский военный корабль проник в российские воды не просто так, и это не было его самостоятельными действиями, а он выполнял определенное военное задание в крымской акватории. Задача как эсминца, так и разведывательного самолета США, заключались в том, чтобы отслеживать ситуацию и наблюдать, как на воде, так и с воздуха, как будет действовать Россия в ответ на данные провокации. 

А за три дня до того, как инцидент прокомментировал президент России, российское телевидение передавало специальный подробный репортаж, продолжительностью в два часа и сорок пять минут — он целиком был посвящен инциденту в Черном море, а также ситуации на Украине. Ведущий передачи, известный российский журналист Владимир Соловьев отметил, что ответственным за инцидент следует считать главу правительства Великобритании Бориса Джонсона. Это также выглядит достаточно логично, поскольку очевидно, что премьер-министр мог бы воспрепятствовать инциденту и не пойти на поводу у США, если бы хотел.

Нужно напомнить, что сам инцидент, вызвавший широкий международный резонанс, произошел 23 июня, — по заявлению российских официальных лиц, были предприняты необходимые действия, которые должны были предотвратить дальнейшее проникновение нарушителя границы в российскую акваторию: в сторону судна-нарушители были даны предупредительные артиллерийские залпы. Кроме того, российский бомбардировщик также, с целью дальнейшего предотвращения провокации, осуществил бомбардировку траектории следования британского эсминца HMS-Defender. В МИД России был вызван и посол Великобритании, которому был передан решительный протест в связи с «нарушением российской границы». Россия, считающая Крымский полуостров своей территорией, подчеркнула, что в ее территориальные воды была осуществлена «агрессия протяженностью в три километра».

Однако несмотря на заявления со стороны России, британское военное ведомство выступило с опровержением факта «предупредительных залпов», осуществленных по британскому военному судну. Глава британского военного ведомства Бен Уоллес заявил, что эсминец Defender, направляясь в грузинский порт Батуми, следовал якобы по абсолютно безопасной для себя траектории «в территориальных водах Украины», а также, в «полном соответствии с международным правом».

Британское министерство обороны не считает подобные действия провокацией, так как ни США, ни страны Европейского союза, ни страны НАТО официально не признают Крым территорией России. Напряженные отношения вследствие вхождения Крыма в состав России в 2014 году постоянно сохраняются между Россией и Западом, поскольку западные страны расценивают это как попытку России «принудительно изменить административную карту Европы». В то же время Запад никак не осуждал факты появления на европейской карте, по крайней мере, нескольких новых государств за последние десятилетия, хотя их тоже можно расценивать как «попытки принудительно изменить европейские границы».

Напряженность продолжает нарастать

Как и предполагалось многими, вследствие возвращения представителей американских демократов в Белый дом и возобновления политики «тесного сотрудничества с европейскими партнерами США», практически прерванной предшественником нынешнего президента США Джо Байдена, мы наблюдаем и возвращение к политике «совместного давления» на Россию как США, так и стран Европы.

Помимо этого, Украина постоянно заявляет о своем желании вступить в Северо-Атлантический Альянс, и подобные перспективы в Москве расценивают как крайне опасные для России. И хотя внутри самого НАТО далеко не все государства-участники поддерживают возможное вхождение Украины в Альянс, тем не менее, наблюдается постоянное наращивание военного присутствия НАТО, проведение бесконечной череды «военных учений» вдоль западных границ России, якобы продиктованное намерением НАТО «защищать своих партнеров в случае необходимости».

Владимир Путин расценивает эти действия как пересечение той самой «красной черты», о которой постоянно говорит Москва. И как бы то ни было, даже несмотря на прошедшую совсем незадолго до черноморского инцидента встречу в Женеве президентов России и США, которую некоторые были склонны расценивать как начало «разрядки международной напряженности», реально напряженность в отношениях Запада и Кремля пока так и продолжает нарастать. И по всей вероятности, данная тенденция не прекратится, по крайней мере, в ближайшие месяцы. 

Рубрики:  Как там с военной реформой
О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ОПРОСЫ ЛЕВАДА-ЦЕНТРА. ДАЙДЖЕСТ

Понедельник, 12 Июля 2021 г. 13:47 + в цитатник

Ежедневный Журнал

 

 


 

Россияне в большинстве своем политически аморальны. Особенно старшего возраста. Аморальность россиянина не в том, что он сам аморален, а в том, что не видит ничего особенного в том, что власть аморальна, коррумпирована. Это привычно. Россияне приспособились к репрессивному государству. «Средний» россиянин – бедный и не инициативный человек. Он привык жить в стране, где власть не подчинена обществу, а административный произвол – норма жизни. Это человек смирившийся, для которого двоемыслие – способ уживаться с властью.

По данным последних опросов Левада-центра, лишь 17% считают, что Путин и его окружение виновны в злоупотреблениях властью. 29% категорически отказываются в это верить. Остальные – а это больше половины – либо признаются, что их это вообще не интересует, либо считают это не важным: «Важно, что при нем жить стало лучше». В начале века из-за роста цен на нефть это действительно было правдой, ведь с 2003 по 2008 год реальные доходы населения росли в среднем на 6–8% в год. Но в последние годы они существенно упали. И все же по опросам 64% россиян скорее одобряют политику Путина.

Большинство понимает, что коррупция, разворовывание денег налогоплательщиков блокирует рост отечественной экономики. Но проблема коррупции не стоит для них на первом месте. Видя коррумпированность власти, они не хотят с этим бороться, просто не одобряют. На первом месте у нас стоит проблема выживания: общее падение уровня жизни, медицинского обслуживания. Эта тенденция наметилась задолго до пандемии, когда в ходе так называемой оптимизации медицины по всей стране стали закрываться медицинские учреждения, амбулатории, больницы, роддома. Сюда же относится и проблема дороговизны лекарств – как часть классической проблемы роста цен, которая лидирует среди тревог россиян.

Сегодня население России в большинстве своем – не нищее. Оно умеренно бедное, но без всяких надежд выбраться из этого состояния. И власти это выгодно. Несмотря на всю риторику о повышении уровня жизни, власть будет делать все, чтобы население оставалось на невысоком уровне жизни. Такая бедность выгодна, ибо с ростом благосостояния растут требования и претензии к власти. Пока наши потребности находятся на уровне возможности прокормить семью, купить на замену новый холодильник, тем более машину, да и ту – в кредит, нам не до политической активности.

Россияне видят политику только по телевизору, да и то – смотрят как футбольный матч и не хотят в этом участвовать. Сегодня до 80% жителей России не видит смысла участвовать в политике ни в каком качестве. Это не значит, что все они поддерживают нынешнюю власть. Недовольных примерно треть. Из них 10–12% – это радикальные противники действующей власти. А еще процентов 18–20 «брюзжат», т.е. недовольны, но не способны даже рационально выразить свое недовольство. Все недовольство ограничивается разговорами на кухнях и постами в Фейсбуке, а не участием в общественно-политической жизни.

Эмиграция для абсолютного большинства недовольных тоже не выход. Хотя больше 20% заявили о том, что хотели бы эмигрировать, среди молодых – почти половина опрошенных. Но это – всего лишь мечты. С начала 1990-х уехало из страны порядка четырех миллионов человек. Эта цифра несравнимо меньше, чем число тех, кто сегодня заявляет о желании уехать. Эмиграция для абсолютного большинства – инфантильные маниловские мечтания.

В желании эмигрировать есть фактор притяжения, то есть желание жить в стране с высокими зарплатами, безопасностью, с возможность профессиональной самореализации, это забота о будущем детей и т.п. Этот фактор является решающим для большей части уезжающих навсегда. Но есть и фактор вытеснения, то есть причины, по которым человек больше не может оставаться в стране. Он сегодня действует только для некоторых, относительно немногочисленных групп населения – для свидетелей Иеговы, политических активистов, блогеров. То есть тех, кого нынешняя власть буквально вынуждает, как в советские времена, покидать страну. Но это не миллионы людей, которые заявляют, что хотели бы уехать, но реально никогда не уедут.

 У тех, кто остается, стратегия выживания – это приспособленчество. Уход в заботу о собственном здоровье, о здоровье и благополучии близких, погружение в семейные и дружеские отношения. Это решение повседневных задач. Горизонт планирования при этом – очень короткий, буквально 2–3 месяца. То есть если завтра останешься без работы, сможешь протянуть какое-то время, а что делать дальше – непонятно.

Люди не хотят и не могут анализировать происходящее. Нет – склонности к анализу. У большинства россиян нет понимания причинно-следственных связей, например, между присоединением Крыма и ростом цен из-за санкций и политики контрсанкций. В большинстве своем они не могут сопоставить рост цен с происходящим во внешней политике, с ее последствиями. В сознании населения внешняя и внутренняя политика полностью разорваны. Внешняя политика вообще относится к разряду мифологии. Нет совершенно никакого понимания того, как внешнеполитические просчеты влияют на повседневную жизнь. Да и в отличие от роста цен в магазине, во внешней политике невозможно ничего проверить. И тут остается только слушать официальную пропаганду и верить, что, к примеру, Майдан устроили американцы. Это опять же на руку власти: возможности манипулирования сознанием населения на поле внешней политики почти безграничны, поэтому все бесконечные политические ток-шоу, Соловьевы и Киселевы поют именно про внешнюю политику, а не про внутренние проблемы.

Россияне «ведутся» на это манипулирование. То есть телевизор по-прежнему побеждает холодильник. Потому что то, о чем вещает телевизор, чрезвычайно важно для многих – это возможность, пусть и иллюзорная, переживать чувство силы, престижа, гордости за принадлежность к большому государству, обладающему ядерным оружием, страны, которую другие должны бояться. Именно об этом свидетельствуют опросы.

 Для забитого, униженного, обозленного и бедного населения осознание принадлежности к супердержаве, какой, по общему мнению, был СССР и на авторитет наследников которого претендует путинское руководство, компенсирует все комплексы неудачников в частной жизни, снимает и травмирующие переживания зависимости от аморальной власти, произвола и т.п. Это, к примеру, психологически повлияло на восстановление – в сознании россиян – статуса «великой державы». Если в начале 1990-х годов большинство опрошенных говорило об утрате страной этого статуса и не видело в нем смысла, то к концу десятилетия фиксировалась острая потребность вернуть этот статус. Сегодня мы видим, что почти две трети респондентов уже живут в «великой державе».

Переломным моментом в общественном сознании был приход Путина, сделавшего такого рода запросы основой своей идеологической политики и легитимности своей власти. И это было ответом на массовые ожидания такого лидера, способного вывести страну из трансформационного кризиса 90-х годов, особенно из экономического кризиса 1998-го и волны терактов 1999 года. Переживание краха советской империи было очень острым и продолжительным, оно усугублялось бездарной, ненужной и несправедливой, по мнению большинства россиян, многолетней чеченской войной, общей дезориентированностью, утратой иллюзий, которые породили Перестройка и последующие реформы, а также безрезультатные протесты 2011–2012 годов.

Поэтому наряду с ростом компенсаторного и защитного русского национализма, идеологического имперского национализма, который назвал себя «государственным патриотизмом» и настаивал на том, что Россия – это особая цивилизация, для которой западные ценности – демократия, права человека и проч. – вещи чуждые, несовместимые с духом ее традиций, культуры, стал очень заметен подъем низовой агрессивной ксенофобии, достигшей пика в 2013 году. Так постепенно происходило вынужденное, заместительное (в том смысле, что оно заменяло российскую реальность) имперское самоутверждение, которое окончательно оформилось на волне эйфории от присоединения Крыма. Тогда мы и убедили себя в восстановления статуса великой державы.

83% респондентов – и это рекордное число, сравнимое только с посткрымским периодом – уверены, что «кругом враги». США относят к числу «недружественных стран» 66% россиян, а Украину – 40%. Конечно, враги у нас не только внешние, но и внутренние. Россия видится осажденной крепостью, а власть – защитницей людей от врагов. На этом и держится то, что примерно две трети россиян поддерживают правящий режим.

В текущей ситуации нет ничего радостного, ни у кого нет настоящей, деятельной готовности выхода из нее. Импульсы нового возникают постоянно, но они быстро гасятся, причем гасятся силовыми методами. В результате мы действительно имеем совершенно безвольное большинство с комплексом выученной беспомощности, с одной стороны, и репрессивный режим власти – с другой.

Вся политическая карьера Путина построена на разного рода милитаристских кампаниях или событиях: там и чеченская война, и Беслан, и война с Грузией, и Крым с Донбассом. Можно увидеть, что после внутренних политических и экономических кризисов часто следуют разные милитаристские акции, которые вызывали одобрение у населения и поднимали рейтинг Путина. На этом и была построена стратегия властей.

Но в 2019 и 2020 годах стало все больше тех, кто недоволен ситуацией в стране, и все меньше тех, кто доволен. Это, конечно, не 40% на 40%, как в конце 2013 года, но и не 65% (довольны) на 22% (недовольны), как после Крыма. Надо ли поэтому ждать каких-то новых потрясений или внешнеполитических выступлений, учитывая, что милитаристский ресурс иссяк?

Четко виден рост массовой тревожности. Сегодня 62% россиян боятся мировой войны, страх перед войной поднялся до рекордных отметок, если судить по замерам, ведущимся с начала 1990-х годов. Выше – только страх болезней своих детей! Внешнеполитические кризисы не вдохновляют людей, а пугают. Война не способна поднять падающие рейтинги. Враждебность к Западу тоже не может их поднять. Потому что в глубинном подсознании россиян прочно сидит ресентимент к Западу, бессильная зависть, которая заставляет одновременно ненавидеть его, но и тянуться к нему, быть на него похожим.

Может ли поднять рейтинг власти «закручивание гаек» внутри страны, война с внутренними врагами? Ведь неопределенный и безотчетный страх перед властью, творимым ею произволом и беззаконием расползается очень широко. Этого боится половина россиян, каждый второй респондент! Люди стали гораздо больше бояться преследования со стороны государства, и хотя сейчас, как и в советское время, они думают, точнее – верят, что все это относится не к ним, а к «иноагентам» и «нежелательным организациям», но подспудно эта нарастающая агрессивность государства пугает, хотя люди надеются, что преследования не коснутся именно их, частных обывателей, ведь они ни в чем не виноваты, они же не выступают против властей, не бунтуют. И тем не менее, неопределенный и безотчетный страх перед властью, творимым ею произволом и беззаконием расползается очень широко – этого боятся 57% из опрошенных в апреле этого года.

Власть продолжает насаждать страх, потому что позитивной повестки, которую можно было бы продвигать, нет. Людей, способных создать позитивные изменения, тоже нет. Это результат отрицательной селекции в рамках отреставрированных тоталитарных структур. У нас ведь сегодня политическая полиция начинает управлять не только политическими процессами, но и экономикой. Ничего хорошего ни для политики, ни для экономики это не сулит. Ситуация патовая, и она отражается в росте общественных страхов.

В обозримом будущем это ничем хорошим не закончится. Это ситуация стагнации. А стагнация, в отличие от кризиса, как говорит академик Абел Аганбегян, может продолжаться очень долго…

 
Фото: Pixabay.com

Рубрики:  За нашу и Вашу Свободу!
Есть мнение
Любопытно
А нам всё равно

ОЧЕНЬ ЖАРКО

Понедельник, 12 Июля 2021 г. 12:36 + в цитатник
francuzskoe-pivo-opisanie-marki-i-otzivi-francuzskoe-pivo-kronenberg_2 (610x700, 83Kb)
Рубрики:  Бодрящее пиво,водка и виски

Вместе с коронавирусом к нам вернулись вредные привычки

Понедельник, 12 Июля 2021 г. 01:06 + в цитатник

Свободная Пресса

В пандемию почти четыре миллиона россиян, преимущественно — женщины, отказались от здорового образа жизни

Валерий Цыганков

Валерий Цыганков

Вместе с коронавирусом к нам вернулись вредные привычки

   

Олег Долгицкий

Назвать это можно как угодно, например, возврат миллионов россиян к вредным привычкам. Или более политкорректно — отказ существенной части россиян от здорового образа жизни. Суть не изменится. Нацпроект «Демография», бюджет которого составляет 3,11 трлн рублей, трещит по всем швам.

Поскольку пандемийно-кризисные реалии — затянувшееся падение доходов на фоне роста цен и безработицы — уже ставят под сомнение достижение таких целевых показателей нацпроекта, как, например, рост доли граждан, ведущих здоровый образ жизни до12%, и увеличение ожидаемой продолжительности здоровой жизни до 67 лет до 2024 года.

В пандемию количество ведущих здоровый образ жизни россиян упало на четверть. В первом ковидном году доля россиян, строго придерживающихся принципов здорового образа жизни, снизилась на 25% - подсчитали аналитики международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza на основании опросных данных Росстата. Численность «зожников» в России упала по сравнению с 2019 годом на 3,7 млн человек — с 14,5 млн до 10,8 млн.

Несмотря на то, что женщины в ЗОЖ-сообществе все еще численно превосходят мужчин, за год количество зожниц стремительно упало — с 10 млн до 6,2 млн человек, то есть на 38,5%. ЗОЖ у мужчин при этом, напротив, медленно наращивает обороты — количество зожников выросло на 4% (+177 тыс., до 4,6 млн человек). В результате общее сокращение числа россиян, ведущих здоровый образ жизни, на 3,7 млн человек было обеспечено резким сокращением численности зожниц при одновременном небольшом росте количества зожников-мужчин.

— Действительно — пандемия нанесла серьезный удар по эмоциональной и финансовой стабильности. И на фоне этого приверженность к здоровому образу жизни устремилась вниз, — считает психолог Екатерина Муравьева. — Можно порассуждать о том, что быть зожником — это дорого, и все в стрессе, какой тут зож. На самом деле причина банальна — отсутствие адекватных знаний и навыков организовывать себе здоровое питание и досуг в разных ценовых сегментах, быстро адаптировать быт и процесс организации питания дома под актуальные нужды. Кроме того, ситуацию усугубляет отсутствие психологической грамотности и умения управлять своим эмоциональным состоянием без помощи еды, алкоголя или сигарет.

Всеобщая боль — сложно свернуть с привычных маршрутов в супермаркете и не понятно, чем себя и детей развлекать, когда закрыты заведения общепита, не понятна ситуация с индустрией организованных развлечений. Понятно, что задача любого бизнеса — заработать, и реклама агитирует покупать разное. Но буду откровенна, сегодня действительно не та ситуация, когда можно отдавать здоровье и умы людей в руки рекламщиков.

Очень многие люди и рады вести здоровый образ жизни, но они, наученные рекламой, думают, что в этом может помочь только киноа с лососем и авокадо, и абонемент в дорогой спортклуб и инновационные кроссовки. Знакомые всем с детства копеечные овсянка, перловка, горох, белокочанная капуста, морковка и другие региональные продукты лежат на нижних полках супермаркетов и не так востребованы, как переоцененные полуфабрикаты и гламурные популярные символы ПэПэ. Хотя та же перловка вполне сопоставима по своим качествам с киноа (которое в Перу стоит как перловка). А белокочанная капуста — отличный источник пищевых волокон и кальция.

Отдельно заслуживают внимания лозунги «грустить и унывать вообще нельзя» и важно быть счастливым и «мыслить позитивно». В попытке отгородиться от того, что беспокоит, и не умея просить о поддержке близких людей прямо, люди действительно погрузились в свои привычные способы справляться с переживаниями. Но если подумать, то эти способы только усугубляют проблемы — как финансовые (ведь алкоголь или другой антистресс еще купить нужно), так и со здоровьем. Похоже на замкнутый круг. Без адекватной пропаганды, без точечного обучения людей узкопрофильными специалистами навыкам организации бюджетного здорового питания и управления стрессом, думаю, что задачи проекта «Демография» не решить.

— Алкоголь и сигареты значительно притупляют тревожность, которую вызывает экзистенциальный кризис. Но эти вредные привычки — лишь следствие уныния, которое в долгосрочной перспективе может поспособствовать развитию не только алкоголизма и наркомании, но и даже привести к суициду, — предупреждает медицинский психолог, судебный эксперт-психолог и социальный философ Олег Долгицкий. — Пандемия коронавируса освободила людям огромное количество времени, которое спровоцировало у людей экзистенциальный вакуум. Т.е. у людей появилось бессмысленное пустое время, наполненное скукой. До пандемии сторонники ЗОЖ тратили свободное время на спорт, но теперь, когда появилось больше времени, они не могут заниматься ещё больше, потому что организму после тренировок требуется восстановление.

Аналогичная история с людьми, которые раннее были антиЗОЖниками, при обильном возлиянии людям на утро также нужно восстановление, соответственно помногу пить они также не могут. Это и создало условия, при которых ЗОЖники в период восстановления между тренировками начали выпивать алкоголь, а антиЗОЖники начали кататься на роликах, велосипедах и ходить с семьёй в парки. В обоих случаях основная причина — это излишек свободного времени.

Почему же именно алкоголь и сигареты прельщают обе столь противоположные группы? Потому что алкоголь и сигареты значительно притупляют тревожность, которую вызывает экзистенциальный кризис. Уныние, порождённое в период безделья, может в долгосрочной перспективе поспособствовать развитию не только алкоголизма и наркомании, но и даже привести к суициду. Именно поэтому в христианстве уныние является одним из главных смертных грехов, а употребление сигарет и алкоголя лишь следствием.

А что же делать, чтобы не злоупотреблять алкоголем и сигаретами, спасаясь от экзистенциального кризиса в период пандемии? Ответ прост — необходимо заполнить своё время смыслами, среди которых, например любовь, которую человек получает в форме заботы от семьи, родственников и ближайшего окружения. Уважение, которое человеку проявляют на его работе. Познание, которое человек может обрести в постижении науки, религии и философии. Эстетика, переживание которой рождается от создания произведений искусств и соприкосновения с ними.

Другим не менее важным аспектом здесь выступает общество потребления в целом, которое способствует тому, чтобы люди заполняли экзистенциальный вакуум чем попало. Кроме алкоголя и сигарет люди также бессмысленно потребляют сериалы, контент в социальных сетях и ТВ программы.

Про переедание и говорить тут нечего, очень многие люди столкнулись с проблемой ожирения в этот период. Мы живем в эпоху третьей промышленной революции эпохи капитализма, который имеет огромное количество изъянов, именно поэтому проблема бессмысленности жизни и беспорядочного потребления стала столь актуальна в период пандемии.

— Важно иметь ввиду, что ЗОЖ (как и антиЗОЖ) — это, как правило, не только вопрос биологии, медицины или физиологии, но и важная часть социальной идентичности индивида, — считает доцент кафедры политических наук и международных отношений Челябинского государственного университета Иван Нохрин. — Выбирая ЗОЖ, человек помимо прочего демонстрирует свою приверженность определенным ценностям, идеалам, моральным императивам. Это могут быть забота об окружающей среде или о собственном теле, стремление вести современный образ жизни или соответствовать стандартам определенной социальной группы, способ подчеркнуть собственную индивидуальность или наоборот влиться в компанию. В конце концов ЗОЖ сегодня — это целая субкультура.

Однако любая идентичность имеет смысл только в процессе социального взаимодействия, т.е. когда она «отражается» в восприятии других людей, когда другие оценивают, признают и поддерживают твой выбор, повышая тем самым твой статус в том числе и в твоих собственных глазах (либо наоборот, критикуют его, давая тебе шанс побороться за собственные идеалы). По мере того, как интенсивность социального взаимодействия сокращается, исчезают смысл и сама возможность иметь какую-либо идентичность. Думаю, в эпоху пандемии подобные тенденции охватили не только субкультуру ЗОЖ, но и все остальные субкультуры.

Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно

Контракт Явлинского с Кремлём? Талибы и наркотики для России - Иноземцев и Пономарёв в Радиусе №12

Понедельник, 12 Июля 2021 г. 01:00 + в цитатник



«Пенис тренируется, в то время как мужчина спит — это очень удобно!»

Воскресенье, 11 Июля 2021 г. 12:48 + в цитатник
german-flag-animated-gif-18 (320x200, 667Kb)

логотип SpiegelDer SpiegelГермания

 
 
Детлеф Хакке (Detlef Hacke)
 
Давид — мраморная статуя работы Микеланджело
 

Женщины ходят к гинекологу. А мужчины? Они могут посетить Франка Зоммера, первого немецкого профессора, занимающегося мужским здоровьем. В интервью он говорит о сексе и о помощи при проблемах с потенцией. 

SPIEGEL: Профессор Зоммер, у вас много пациентов?

Зоммер: Наши часы приема расписаны на несколько месяцев вперед. Тот, кто хочет к нам записаться, сможет прийти на прием лишь через год. Мы принимаем пациентов только с сексуальными проблемами. Чтобы заниматься другими вещами, такими как профилактика или трудности с мочеиспусканием, у нас просто нет ресурсов. 

— У мужчин такая сложная ситуация?

— Мужчина испытывает ужасные страдания, если у него трудности с эрекцией. Это угнетает мужчину, потому что в нашем подсознании эректильная функция связана с верой в то, что мы сильны, крепки, мужественны. В мифологии греческий бог плодородия Приап обладал огромным фаллосом. 

— То есть, мужчина считает себя мужчиной, только пока он может?

— Как ни странно, но это до сих пор так. В этой мысли вряд ли кто-нибудь признается, но в подсознании она играет огромную роль. 

— Что за мужчины обращаются к вам? 

— Есть две противоположные группы. Одни говорят: «Наконец-то мне помогут». И поток их излияний невозможно остановить. Другие же совершенно зажаты и запуганы. Они не научились говорить о сексе. А тут им задают вопросы о самом сокровенном. Межу этими двумя группами — все остальные варианты. 

— Если ли среди них такие, которые говорят: «Пропишите мне тестостерон или виагру, и у меня все наладится?» 

— Есть такие. Но мы проводим с пациентами очень интенсивную и очень дифференцированную диагностику. И когда мы всё точно измерим, то от этого примитивного представления ничего не остается. Тогда мужчины понимают, что у них действительно проблема. Я проверяю нервы, интимные мышцы, состав ткани пениса. Выясняю, сколько крови поступает в пенис, сколько он может удержать в себе, не происходит ли отток крови слишком быстро? Насколько сильны интимные мышцы, закрепленные в тазовой области и имеющие решающее значение для крепкой эрекции? 

— Похоже на то, что пенис, как и любой другой орган, может заболеть.

— Сейчас нам известно, что 90 процентов всех расстройств эрекции имеют органические причины. Например, могут быть сужены сосуды. Расстройства эрекции могут даже указывать на приближающийся инфаркт миокарда. 

— То есть, если мужчина не может возбудиться, то это редко имеет отношение к его рассудку или душе?

— Раньше считалось, что проблемы с потенцией в большинстве случаев обусловлены психикой. Однако тут быстро образуется заколдованный круг. Если у мужчины несколько раз создалось впечатление, что секс у него получился не таким, как ему хотелось бы, подключается голова, хотя проблема имеет чисто органические причины. Я не знаю практически ни одного мужчину, у которого были бы органические проблемы, но чья психика не была затронута. 

— Стресс считается убийцей потенции. Как он влияет на проблему? 

— Хронический и отрицательный стресс понижает уровень тестостерона, главного мужского гормона. Если у вас продолжительное время уровень тестостерона находился на низком уровне, то это приводит к тому, что ткань пениса трансформируется. Хороших волокон становится меньше, а плохих больше. 

— И что при этом происходит?

— Плохие волокна не играют роли в эректильной функции, они не могут удерживать кровь. 45 процентов ткани нашего пениса состоит из этих волокон, они имеют значение только для формы пениса. А оставшиеся 55 процентов волокон важны для эрекции. Если же их остается всего 38 процентов, то у мужчины возникает проблема. 

— В каком возрасте ваши пациенты?

— От 18 до 89 лет. Но большинство — от 40 до 60. 

— Не приходится ли вам говорить пожилым пациентам, что, мол, секс в прошлом? 

— С возрастом уровень тестостерона падает, микроциркуляция крови замедляется. Тем не менее, не обязательно отказываться от секса. Мой пациент, которому 89 лет, находится в отличной форме. В душе он остался молодым. Каждый год он пытается подняться на один из пятитысячников. Допустим, что сейчас это не самые трудные горы для альпинистов. Но это держит его форме и помогает оставаться активным. Для него сексуальность — эликсир жизни. Секс дает ему силу и приносит радость, и отказываться от него он не собирается. И поэтому он ходит ко мне. 

— Но зачем? Судя по всему, он здоров как бык. 

— В его возрасте неизбежно возникают органические проблемы. Ткань пениса изменяется, интимные мышцы слабеют. Пациент делает специальные физические упражнения и получает электротерапию. А по вечерам, прежде чем лечь в постель, он принимает таблетку для ночной тренировки пещеристых тел. Пенис тренируется, когда мужчина спит — это очень удобно!

— А подходящая партнерша для его неугасающей сексуальности у него есть? 

— Есть. 

— Какую роль играют женщины в терапии мужчин?

— Приблизительно каждый восьмой пациент приходит к нам по настоянию своей партнерши. По этим мужчинам видно, насколько они зажаты. Они коренным образом отличаются от мужчин, которые приходят по своей воле. 

— Бывает ли так, что партнерша остается сидеть в приемной?

— Да, нам приходится следить за тем, чтобы отделить женщину от мужчины. Чтобы он смог свободно рассказать о своих проблемах. Ведь на многих из них ужасно давят женщины, говорящие: «Дорогой, у тебя должно все наладиться!» Это самые трудные пациенты.

— А как женщины могут эффективно помочь? 

— Звучит банально, но тем не менее это так: проявлять понимание и не давить на мужчину. Нельзя говорить: «У тебя больше не стоит, ты меня разлюбил, и у тебя другая на стороне». Вместо этого нужно сказать: «Пройди обследование, возможно, ты болен, главное — это твое здоровье». У каждого пятого мужчины, приходящего к врачу с эректильными проблемами, диабет и преддиабетическое состояние. 

— Что происходит с мужчиной, когда женщина дает ему понять, что считает его импотентом?

— Это ужасное оскорбление. Могу рассказать очень печальную историю. Мужчина пришел домой и застал жену в постели с одним из своих коллег. Она сказала: «Ну и что? Ты же в постели больше ни на что не способен». Мужчине не было и сорока лет, он был хорош собой — казалось бы, что у такого отбоя не должно быть от женщин. Но после разрыва у него три года не было сексуальных контактов, настолько сильно он был травмирован. Ему пришлось лечиться и у психотерапевта. 

— Считается, что мужчины должны быть успешными в профессии, хорошими отцами, любящими супругами, остроумными, уверенными в себе и внимательными к другим. И еще пылкими любовниками. Если исходить из этих критериев, то не обречены ли мужчины на фиаско? 

 

— Отвечать всем этим требованиям становится все труднее и труднее.

— Вам встречались мужчины, которые именно из-за этого терпят неудачи в постели?

— Конечно. Но это скорее социальная, а не медицинская проблема, которую я как врач мог бы решить. Лично я думаю, что нужно определить свои рамки, нельзя все делать идеально. Представим, например, что я не умею готовить. Я и правда не умею. А есть мужчины, которые готовят прекрасно. Я рад за них, но мне не обязательно брать с них пример. Подобные вещи нужно четко обозначить в партнерстве. 

— Предположим, вы помогли мужчине восстановить потенцию. В таком случае сексуальная жизнь налаживается сразу? 

— Это случается редко. Если мужчина столкнулся с эректильными проблемами, то, как правило, он прекращает сексуальные отношения. Женщина также испытывает дискомфорт. Лет через пять оба забывают, что когда-то в их отношениях было что-то сексуальное. В такой ситуации возникают проблемы, когда мужчина вдруг снова может и хочет. Необходимо осторожно идти на сексуальное сближение, мужчины не должен однажды вечером предстать перед своей половиной с эрекцией. После столь долгого воздержания такая ситуация скорее смутит, а не возбудит большинство женщин. 

— А что лучше?

— Для меня сексуальность — это и нежность, прикосновения, объятья, поцелуи. Если люди не полностью утратили телесный контакт между собой, если каждый будет ощущать, что их еще связывает нечто интимное, то тогда сексуальная жизнь вновь может расцвести. И оба смогут вновь наслаждать сексом. 

Рубрики:  О чем глаголют в Мире
Есть мнение
Любопытно

Колониальная трагедия

Воскресенье, 11 Июля 2021 г. 12:36 + в цитатник

Борис Соколов

 

101821

25 июня (8 июля) 1916 года император Николай II подписал указ о привлечении на тыловые работы в прифронтовых районах мужского "инородческого" населения Туркестана и Степного края в возрасте от 19 до 43 лет включительно, что позволяло призвать в армию ранее занятое на этих работах славянское население. Царская армия, понесшая большие потери в войне, остро нуждалась в пополнении.

Прежде такую повинность на население российской Центральной Азии никогда не накладывали, поэтому указ вызвал всеобщее недовольство. Из Туркестанского генерал-губернаторства к работам планировалось привлечь 250 тысяч человек, из Степного генерал-губернаторства - 140 тысяч. Призывы отсрочить мобилизацию до осени, чтобы люди успели собрать урожай хлопка и других культур, не возымели действия.

К этому добавились давние обиды в связи с тем, что царская администрация за бесценок отнимала земли у туземного населения для передачи ее русским поселенцам, поток которых резко возрос с 1907 года в связи с началом столыпинской земельной реформы. Численность русского населения Средней Азии увеличилась с 200 тысяч человек в 1897 году до 750 тысяч в 1917-м, достигнув 10% всего населения края. В Казахстане русских и других славян было более 2 миллионов. Здесь в 1914 году они составляли уже около 40% населения.

Генерал от инфантерии Алексей Куропаткин, срочно отозванный с командования Северным фронтом и назначенный 22 июля (4 августа) Туркестанским генерал-губернатором, командующим войсками Туркестанского военного округа и войсковым наказным атаманом Семиреченского казачьего войска, писал в своем дневнике: "Чиновники произвольно рассчитали нормы земельного обеспечения киргизов (этноним "киргизы" тогда применялся как к нынешним киргизам, так и, главным образом, к нынешним казахам. - Б.С.) и начали нарезать участки, включая в них пашни, зимовые стойбища, насаждения, оросительные системы... Отбирали землю не только годную для устройства селений, но и для развития скотоводства. Именно несправедливое изъятие земель привело к восстанию".

Кроме того, для нужд фронта у местного населения реквизировали мясо, скот и фураж, а также заставляли выращивать хлопок, необходимый для производства пороха и обмундирования, - это вело к сокращению посевов и грозило голодом.

Уже через 9 дней после издания указа о мобилизации восстание вспыхнуло в Ходженте Самаркандской области (ныне Худжанд, Таджикистан). Восставшие требовали уничтожить списки мобилизованных. Вскоре пламя перекинулось на Самаркандскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, Закаспийскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Тургайскую, Уральскую области с более чем 10-миллионным населением. Уже в июле 1916 года в Самаркандской области произошло 25 выступлений, в Сырдарьинской - 20, в Ферганской - 86.

17 (30) июля 1916 года в Туркестанском военном округе было объявлено военное положение. Восстание охватило огромную территорию, от юга Сибири до границ Афганистана и от Каспийского моря до гор Тянь-Шаня. Оно стало крупнейшим за все время русского владычества в Центральной Азии. Точное число повстанцев неизвестно, но оно наверняка превышало 100 тысяч. Численность карательных отрядов, включая вооруженных поселенцев, составляла около 30 тысяч человек с 42 орудиями и 69 пулеметами.

Такие вожди восстания в Казахстане, как Амангельды Иманов и Алиби Джангильдин, в дальнейшем присоединились к большевикам, тогда как Джунаид-хан, фактический правитель Хивинского ханства, также поддержавший повстанцев, вел многолетнюю борьбу с большевиками в Средней Азии.

Прибыв в Ташкент, Куропаткин записал в дневнике: "Исполнители, вместо успокоения и разъяснения населению, что от них требуют, сделали наряд рабочих источником наживы. Трудно себе представить, сколько было в одной Фергане и Самаркандской области взято, особенно чинами туземной администрации, взяток. Общую сумму их нельзя измерить иначе как миллионами рублей". Коррупция властей еще больше разжигала восстание. 18 августа Куропаткин телеграфировал военному министру: "По быстро распространенным слухам, рабочих собирались отправить на боевую линию, поставить между русскими и немецкими войсками, с целью перебить, а земли отдать русским поселенцам. 41 год тому назад при завоевании Ферганы ныне восставшие киргизы с своим почетным представителем войсковым старшиною Шабдан Джантаевым двинулись через горы в Фергану и помогли Скобелеву покорить оседлых жителей Ферганы. За период в 40 лет мы не приблизили к себе сердца этих простых, но еще первобытных людей, а чрезмерно усердною деятельностью по отчуждению лучших земель, находившихся веками в распоряжении киргизов, для образования русских селений вызвали недовольство киргизов новым режимом управления: при желании киргизов перейти к оседлости по действующему положению им отводилась только пахотная земля, а участков для выпаса скота и заготовки сена не отводилось; крайняя ограниченность чинов администрации не позволяла влиять в должной мере на настроение населения и своевременно знать это настроение".

101825
Генерал Алексей Куропаткин

Куропаткин и другие русские чиновники предполагали, что значительную роль на местах играла германо-турецкая агентура, в том числе среди находившихся в Туркестане военнопленных. Однако никаких доказательств участия в восстании германских, турецких или австрийских агентов так и не было найдено. Несомненно, активную роль играло исламское духовенство, для которого турецкий султан являлся халифом - духовным главой всех мусульман, а некоторые муллы призывали к газавату - священной войне против христианского населения Туркестана и Степного края. Но в целом восстание было стихийным и отличалось слабой организацией и отсутствием единого руководящего центра. Кроме того, у повстанцев почти не было современного стрелкового оружия и совсем не было пулеметов и артиллерии. Все это обрекало их на поражение.

Бывший дипломатический представитель Российской империи в столице Туркестана Ташкенте Сергей Чиркин в мемуарах, написанных уже в эмиграции, называл назначение Куропаткина "крайне своевременным и удачным": "Он был уже по прежней своей деятельности очень популярен среди всех народностей, населяющих Туркестан. Он любил туземцев, был доступен для них и внимательно входил во все их нужды, зная хорошо их быт. Менее через два месяца по прибытии в Ташкент рядом мягких мер при посредстве преданных ему влиятельных туземцев он добился не только того, что вызванное вышеуказанными распоряжениями брожение среди населения прекратилось, но даже своевременно без ропота формировались этапные тыловые рабочие отряды и отправлялись на фронт".

Куропаткину действительно удалось подавить восстание, но дело отнюдь не ограничилось мягкими мерами. Сам Алексей Николаевич признавал в телеграмме, посланной военному министру через месяц после приезда в Туркестан: "Войска мало сплоченные, недостаточно дисциплинированные. Уже при усмирении беспорядков в Джизакском уезде были справедливы жалобы на войска за излишнее разорение туземных жилищ, грабеж, лишние убийства. То же получается и при действиях в Семиречье. Но это, надеюсь, исключения. В общем, войска действуют самоотверженно... Мы сделали роковую ошибку, давшую киргизам надежду на легкую добычу: отобрали для отправки в действующую армию у русского населения 7 500 бердановских ружей... Озлобление между русским и киргизским населением растет. Киргизы допускали огромные жестокости. Русские не оставались в долгу".

Куропаткину в ряде случаев удавалось договариваться с родо-племенной знатью и духовенством и гасить восстание мирным путем. Особенно успешной была эта тактика в населенной туркменами Закаспийской области, начальником которой Куропаткин был в 1890-е годы и где его популярность все еще была велика. К тому же в Закаспийской области почти не было русских колонистов, и русско-туркменские противоречия не были столь остры. Учитывая, что туркменский текинский конный полк сражался на фронте, Куропаткин освободил туркмен-текинцев от мобилизации на работы и использовал их для охраны военнопленных, железных дорог и в качестве лесной стражи. Хотя туркмены-йомуды, пользовавшиеся поддержкой Джунаид-хана, все еще оставались проблемой. В сентябре-октябре 1916 года Куропаткину все-таки удалось отправить из Туркестана в Европейскую Россию около 22 тысяч рабочих. Всего же до Февральской революции из Туркестана и Степного края было отправлено на работы около 100 тысяч человек.

Наиболее крупномасштабными были волнения в Семиречье и в Северном Казахстане, где находилось максимальное число русских переселенцев. Здесь восстание было буквально утоплено в крови.

К концу 1916 года основные отряды повстанцев были разгромлены. Лишь небольшие отряды продолжали партизанскую борьбу вплоть до Февральской революции, когда боевые действия в Туркестане и в Степном крае были прекращены.

101823

В Туркестане официально было вынесено 340 смертных приговоров, из которых Куропаткин утвердил 20. Степной генерал-губернатор, командующий войсками Омского военного округа и наказной атаман Сибирского казачьего войска генерал от кавалерии Николай Сухомлинов, активно участвовавший в подавлении восстания в Северном Казахстане, вряд ли утвердил больше смертных приговоров. Однако основное число жертв как среди повстанцев, так и среди мирного туземного населения пришлось на карательные экспедиции, в ходе которых приговоры не выносились, а порой истреблялись целые аулы.

Основные потери понесли казахи и киргизы. Не менее 16 тысяч их было убито в столкновениях с войсками - в это число входят как вооруженные повстанцы, так и мирные жители. Но еще больше людей, главным образом мирных жителей, погибли от голода, холода и болезней, когда были вынуждены бежать после разрушения их аулов и кочевий в Китай, Персию и Афганистан. Общее число жертв среди туземного населения оценивается от 150 до 270 тысяч человек. Из 164 тысяч казахских и киргизских беженцев из Семиречья, оказавшихся в Китае к началу 1917 года, к маю того же года умерли от голода около 70 тысяч человек. Еще десятки тысяч человек погибли на пути в Китай. Киргизское и казахское население Семиречья сократилось с 937 тысяч человек в 1916 году до 670 тысяч в 1917-м. Учитывая число беженцев, добравшихся до Китая, в самом Семиречье и на пути в Китай могли погибнуть порядка 100 тысяч киргизов и казахов.

С учетом потерь в других регионах Центральной Азии число жертв среди всего туземного населения в ходе восстания должно было составить не менее 200 тысяч человек, а скорее всего было больше. По оценке китайских властей, во вторую половину 1916 года в Китай прибыло около 220 тысяч казахов и 80 тысяч киргизов. Со стороны русских погибли 97 военнослужащих, еще 86 были ранены и 76 пропали без вести. От рук повстанцев погибли также 7 русских и 22 "туземных" должностных лиц.

Жертвы среди поселенцев - 2521 убитый и 1384 пропавших без вести. Основное число жертв пришлось на Семиречье, где среди поселенцев было 2325 убитых и 1384 пропавших без вести. Там в Пржевальском районе погибли 2179 русских и пропали без вести 1299, а в остальных районах Семиречья погибли 146 поселенцев и пропали 85 человек. В остальных районах Туркестана погибли 196 поселенцев. Было уничтожено более 9 тысяч хозяйств русских колонистов. Повстанцы часто расправлялись с колонистами с особой жестокостью, не щадя ни детей, ни женщин. Многих женщин перед смертью насиловали.

Имущество колонистов подверглось разграблению. Временное правительство в сентябре 1917 года выплатило поселенцам обещанную компенсацию за потерю имущества.

В современной официальной российской историографии восстание 1916 года в Средней Азии по большей части именуется "мятежом", подчеркивается мнимая роль германо-турецкой агентуры в его возникновении, делается упор на преступления повстанцев против русских поселенцев и всячески оправдываются действия царских войск, а жертвы среди туземного населения преуменьшаются. Но когда речь об аналогичных восстаниях в британских, французских или германских колониях, российские историки характеризуют их как национально-освободительные, направленные против колониального гнета.

Британский историк Александр Моррисон указывает на существование в нынешней российской историографии двух тенденций в оценке восстания 1916 года. Согласно одной, "восстание было актом отвратительного предательства в военное время и за ним последовало нападение киргизов и казахов на невинных поселенцев". Согласно другой, восстание - это "общая для всех трагедия, то есть это результат несостоятельности государства, но никто не виноват". Однако, как замечает Моррисон, "разница в человеческих потерях настолько велика, что это нельзя назвать "общей трагедией"". "Насилие с одной стороны было более значительным, чем с другой, - напоминает историк. - 

Это отражение колониальной ситуации того времени".

Но слово "колониализм" применительно к политике царского и советского правительств в сегодняшней России находится под фактическим запретом, а царская и советская империя превратились в образец для подражания.

Рубрики:  Есть мнение
Любопытно

ВОТ ТАКИЕ МЫ, ДЕГРАДАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Воскресенье, 11 Июля 2021 г. 11:39 + в цитатник
психбольница-7 (700x472, 75Kb)
Рубрики:  А нам всё равно

Ток-шоу с элементами бюрократии. Каким будет персональный состав новой Думы

Воскресенье, 11 Июля 2021 г. 00:08 + в цитатник

 

Андрей
Перцев

 

 

Новая Дума должна стать многофункциональным центром корпорации «Росполитика». Ивент-отдел из телеведущих и политтехнологов изображает политику, обеспечивая зрелища. Депутаты-аппаратчики занимаются привычной бумажной работой. «Лидеры России» знакомятся с нужными людьми и готовятся к назначению на должности поважнее

До выборов в Госдуму остается больше двух месяцев, но списки кандидатов от парламентских партий уже готовы. Зная, какие места в них проходные, нетрудно составить примерное представление о том, кто войдет в новый состав нижней палаты парламента. Политический дизайн для него разработал внутриполитический блок президентской администрации под руководством Сергея Кириенко, и он сильно отличается от уходящего состава, который подбирал предшественник Кириенко, нынешний думский спикер Вячеслав Володин.

Новая Дума должна получить мощный пропагандистский контур, который составят сотрудники государственных СМИ и участники политических ток-шоу на российских телеканалах. Также она станет тренировочной площадкой для кадрового резерва – там окажутся победители и участники конкурса «Лидеры России», который поддерживает Кириенко.

Наконец, привычную для российского парламента функцию – легкое прохождение нужных Кремлю законов – обеспечат опытные депутаты, которые заседают на Охотном Ряду не один созыв, а также бывшие федеральные и региональные чиновники. Эти три элемента должны превратить следующую Думу в многофункциональный инструмент: живую декорацию публичной политики с шоу и шумом, с одной стороны, и тихим принятием законов – с другой.

Трибуна для пропагандиста

Масштабный пропагандистский контур следующего состава Думы – самая яркая новация нового политического дизайна. Телеведущие и провластные политологи становились депутатами и раньше – например, Сергей Марков при Суркове или Петр Толстой и Евгений Ревенко при Володине (хотя их можно назвать скорее умеренными тружениками пропагандистского фронта). Но в этот раз представительство пропагандистов выделяется своим размахом, причем как количественно, так и качественно.

По одномандатному округу в Москве баллотируется ведущий программы «60 минут» Евгений Попов, который периодически выгоняет гостей из студии. На проходном втором месте в региональной группе «Единой России» по Кировской области находится сотрудница телеканала Russia Today Мария Бутина, в ее прошлом – арест в США по обвинениям в незаконном лоббизме.

В ростовской группе списка «Единой России» проходное место получил политтехнолог Александр Бородай. Сейчас он руководит Союзом добровольцев Донбасса, а ранее какое-то время занимал пост премьера самопровозглашенной Донецкой народной республики. Бородай также регулярно участвует в политических ток-шоу.

Их регулярный гость – политолог Олег Матвейчев – занимает пятое место в кемеровской части списка единороссов. Его тоже можно считать проходным, потому что выше по списку стоят те, кто вряд ли пойдет в Думу. Также в парламент от «Единой России» снова баллотируются Петр Толстой (по округу и списку в Москве) и Евгений Ревенко (по списку в Воронеже).

Еще одна часть пропагандистского десанта идет в Думу по спискам «Справедливой России». В общефедеральной пятерке выдвинулся писатель Захар Прилепин, вторым номером по дальневосточной группе идет телеведущая Марина Ким. Другой связанный с Донбассом политтехнолог Александр Казаков находится в крупной сибирской группе под первым номером.

Писатель-ультраконсерватор, один из лидеров движения «Антимайдан» Николай Стариков возглавляет группу списка «Справедливой России» по Крыму, Севастополю и Калининградской области. Политтехнолог Дмитрий Гусев, который вел губернаторские кампании прокремлевских кандидатов и опять же регулярно участвует в ток-шоу, идет первым номером по краснодарской группе.

Бизнесмен-ультрапатриот Андрей Ковалев (автор песни «Владимир Путин») – первый в группе, которая охватывает несколько районов Мособласти. Там же третьим баллотируется телеведущий Глеб Пьяных. Одну из двух московских частей списка возглавляет консервативный экономист Михаил Делягин (тоже частый гость ток-шоу), на втором проходном месте в ростовской группе – политтехнолог и завсегдатай политических программ Сергей Михеев.

Таким образом, пропагандистская фракция новой Думы будет насчитывать примерно полтора десятка депутатов, что немало. Ее участников можно назвать публичными ультраконсерваторами, страстными критиками Запада и либерализма. Они прошли школу российских ток-шоу с выражениями и жестами на грани фола, поднаторели в том, чтобы «ставить на место» других участников, играющих представителей Запада и либералов.

Такие депутаты оживят думские заседания шумной критикой Запада и оппозиции, а то сейчас парламентские сессии мало чем могут порадовать глаз избирателя. Нынешние парламентарии, конечно, тоже могут поругать кого надо, но без огонька, а людям явно не хватает ярких персонажей в политике. Этот дефицит порождает популярность неподконтрольных политических ютьюб-блогеров, набирающих сотни тысяч просмотров. Кремль чувствует эту потребность и идет ей навстречу, как умеет.

Профессиональные пропагандисты должны создать видимость публичной политики в Госдуме. «Ставить на место» Байдена, ЕС и руководство Украины теперь будут не просто телеведущие и участники ток-шоу, а настоящие депутаты. Соответственно, и слова их получат уже другой вес. В такой конфигурации МИД может стать мягче и дипломатичнее. Внешней аудитории представят более сдержанных сотрудников министерства, внутренней – новых депутатов, выступающих без лишней скромности.

Профессиональные пропагандисты могут пригодиться и в борьбе с внутренними оппонентами, в том числе системными. Например, от КПРФ, которая может воспользоваться думской трибуной в условиях растущего социального недовольства, в Думу баллотируются несколько довольно ярких политиков, включая бывшего кандидата в президенты Павла Грудинина. Опытные персонажи из ток-шоу «поставят на место» и их.

Депутаты-менеджеры

Еще одна новация следующего состава Думы – внушительное представительство участников конкурсов «Лидеры России» и «Лидеры России. Политика», любимых проектов Кириенко. Например, по курской части списка «Единой России» баллотируется ректор региональной сельхозакадемии Екатерина Харченко, по архангельской группе – работник «Севмаша» Александр Спиридонов, по красноярской – местный бизнесмен Наталья Каптелинина, и так далее.

Появление таких людей – относительно молодых и амбициозных, не с политическим, а с менеджерским прошлым – это попытка интегрировать Думу в корпоративную систему управления, которую выстраивает Кириенко. Сделать так, чтобы депутатство служило одной из ступеней чиновничьей карьеры. Если после корпоративного конкурса Кремля один из участников немного не дотянул до важного назначения или высоких постов оказалось слишком мало, то ему предлагают пока походить в депутатах – познакомиться поближе с работой госаппарата, пообщаться с людьми, а там подоспеет и подходящая должность в корпорации «Росвласть».

Наконец, третья группа в будущей Думе самая понятная – это опытные депутаты, которые заседают не первый созыв и занимают ключевые посты в парламентских комитетах. Например, руководитель комитета по бюджету Андрей Макаров или глава комитета по законодательству Павел Крашенинников.

Фактически это опытные аппаратчики, почти чиновники, которые знают, как без сучка и задоринки провести через парламент любой нужный Кремлю или правительству законопроект. У каждого такого депутата есть свои визави в президентской администрации или кабинете министров. Каждый знает, кого из коллег в парламенте можно попросить внести ту или иную инициативу, если по каким-то причинам исполнительная власть от своего имени ее вносить не хочет.

Собранные вместе, эти три группы должны сделать новую Госдуму многофункциональным центром корпорации «Росполитика». Ивент-отдел из телеведущих и политтехнологов изображает политику, обеспечивая зрелища и заодно блокируя попытки коммунистов получить трибуну для критики власти. Депутаты-аппаратчики занимаются привычной бумажной работой. «Лидеры России» знакомятся с нужными людьми и готовятся к назначению на должности поважнее. Каждый при деле, у каждого свой круг ответственности в корпорации.

Такая конфигурация не похожа ни на созывы Думы во времена Суркова, ни на уходящий состав, сформированный Володиным. При Суркове в парламенте еще сохранялись какие-то политические споры, а влиятельные игроки старались держать пул своих депутатов. Володин подготовил думский созыв, который стал продолжением госаппарата, а вся его публичность выражалась в безоговорочной поддержке инициатив власти в самых бесхитростных выражениях. Дума Кириенко должна совместить привычную управляемость процессов со зрелищами для избирателей. Вопрос в том, насколько общество заинтересуют привычные ток-шоу, перенесенные из телестудий в парламент.

Рубрики:  За нашу и Вашу Свободу!
Есть мнение
Любопытно
А нам всё равно


Поиск сообщений в wluds
Страницы: [647] 646 645 ..
.. 1 Календарь