-неизвестно

 -ѕодписка по e-mail

 

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в √алина_Ћедкова

 -ћетки

15 комнат 5 мин от монастыр€ 50 чел.гостиницы дивеево. частный сектор. цены ƒоброта ∆«Ћ ѕевец ёмор. адлер актеры актрисы анекдоты анекдоты позитивные анекдоты позитивные мо€ подборочка анекдоты. анеки анеки мо€ подборочка анеки различные анеки. анеки. юмор артисты афоризмы афоризмы за жизнь.. мо€ подборочка! басков видео все удобства все удобства. гостиница гр€зь дети дивеево дивеево.храмы евреи жизнь жилье звезды здоровье истори€ картинки кино киркоров которые не совсем и анекдоты красота крым лепс лиру лична€ жизнь личное личное. лолита медицина медицинские анеки мини гостиница мини-гостиница мои фотки море москва мо€ жизнь мо€ подборка мо€ подборочка мо€ подборочка.. анеки мудрость музыка наш мир недорого ночлег ночлег в дивеево оаэ отдых пенсии песни подборка галины ледковой позитив позитивные фразочки политика православие приколы притча притча о любви пугачева путешествие ржа р€дом с монастырем с картинками с п€тницой! (юмор) мо€ подборочка. смерть социум танцы ул бекмешова 8 уральские пельмени феодоси€ фото фото. фуджейра цены частный сектор эстрада юмор юмор анекдот юмор анеки юмор в картинках
 омментарии (15)

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка. гл 10,11окончание

ƒневник

—реда, 06 ћарта 2019 г. 02:10 + в цитатник

√лава X

ј важнее всего было то, что на следующее утро начальник тюрьмы вошел в мою камеру с твердым намерением убить мен€. ¬месте с ним €вились капитан ƒжеми, доктор ƒжексон,  онопатый ƒжонс и Ёл ’этчинс. Ёл ’этчинс должен был отбыть сорок лет, но наде€лс€ на помилование. ”же четыре года он состо€л главным старостой —ен- вентина. ¬ы поймете, какую власть давало ему это положение, если € скажу, что только одними вз€тками главный староста набирал до трех тыс€ч долларов в год. ѕоэтому Ёл ’этчинс, накопивший двенадцать тыс€ч долларов и ожидавший помиловани€, готов был слепо выполнить любое приказание начальника тюрьмы.

я сказал вам, что начальник тюрьмы вошел в мою камеру, твердо решив избавитьс€ от мен€. Ёто было видно по его лицу. » это доказали его распор€жени€.

– ќсмотрите его, – приказал он доктору ƒжексону.

„итать далее...
–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка . гл 8 и 9

ƒневник

—реда, 06 ћарта 2019 г. 12:59 + в цитатник

 

√лава VIII

¬ одиночной камере номер один начальник тюрьмы јзертон и капитан ƒжеми начали допрашивать мен€ с пристрастием. Ќачальник тюрьмы за€вил мне:

– —тэндинг, ты образумишьс€ и скажешь, где этот динамит, или умрешь в рубашке. Ћюди и покрепче теб€ образумливались, когда € говорил с ними по-свойски. ¬ыбирай – динамит или гроб.

– «начит, гроб, – ответил €, – потому что о динамите мне ничего не известно.

Ёто вывело начальника тюрьмы из себ€, и он не стал зат€гивать дела.

– Ћожись! – скомандовал он.

я подчинилс€, так как уже по опыту знал, каково дратьс€ с трем€-четырьм€ сильными людьми. ќни зашнуровали мен€ как могли туже и дали мне сто часов.  аждые двадцать четыре часа мен€ поили водой. ≈сть € не хотел, да мен€ и не кормили.   концу этой сотни часов ƒжексон, тюремный врач, несколько раз приходил проверить, в каком € состо€нии.

Ќо за врем€ моей «неисправимости» € настолько привык к рубашке, что одна ее порци€ не могла произвести на мен€ большого впечатлени€.  онечно, рубашка ослабл€ла мен€, выжимала из мен€ жизнь, но € научилс€ так напр€гать мускулы, что когда мен€ шнуровали, выгадывал немного пространства.   концу первых ста часов € был измучен, но и только. ћне дали сутки отдохнуть и оп€ть зат€нули в рубашку – уже на сто п€тьдес€т часов. ѕочти все это врем€ € не чувствовал своего тела и бредил. ј иногда, напр€га€ всю силу воли, надолго засыпал.

„итать далее...
–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка . гл 7

ƒневник

ѕонедельник, 04 ћарта 2019 г. 02:35 + в цитатник

 

√лава VII

¬ этом-то была вс€ беда: € знал, что в моем мозгу скрыта сокровищница воспоминаний о других жизн€х, но мне удавалось только метатьс€ по этим воспоминани€м, подобно сумасшедшему. ” мен€ была сокровищница, но мне нечем было ее открыть.

я вспомнил о болезни —тейтона ћозеса – св€щенника, в котором поочередно просыпались личности св€того »пполита, ѕлотина, јфинодора и друга Ёразма –оттердамского по имени √роцин. ј потом, припомнив опыты полковника ƒероша, о которых мне довелось прочесть в былые де€тельные дни, € почувствовал полную уверенность, что —тейтон ћозес в прежние свои жизни действительно был теми людьми, чьи личности порой, казалось, просыпались в нем. —обственно говор€, они и он были одно. ¬се они были лишь звень€ми вечной цепи возвращений.

Ќо особенно упорно € старалс€ вспомнить опыты полковника ƒероша. ¬ыбира€ легко поддающихс€ гипнозу субъектов, он, по его утверждению, возвращалс€ во времени к их предкам. ќн описал свои опыты с ∆озефиной, восемнадцатилетней девушкой, жившей в ¬уароне, в департаменте »зер. «агипнотизировав ∆озефину, полковник ƒерош отсылал ее назад, через годы ее отрочества, детства и младенчества, через безмолвный мрак материнской утробы, через безмолвие и мрак тех лет, когда она, ∆озефина, еще не была рождена, к свету и жизни ее предыдущего существовани€, в образе угрюмого, ворчливого и больного старика, по имени ∆ан- лод Ѕурдон, который служил в 7-м артиллерийском полку в Ѕезансоне и умер в возрасте семидес€ти лет, будучи последние годы прикован к постели. ѕолковник ƒерош загипнотизировал затем тень ∆ана- лода Ѕурдона и отослал его еще дальше, через младенчество, рождение и мрак небыти€, пока он снова не увидел свет и жизнь в образе злобной старухи ‘иломены  атерон, своей предшественницы.

Ќо, как € ни старалс€, кусочек соломы, поблескивавший в жалком луче света, просачивавшемс€ в одиночную камеру, ни разу не помог мне получить цельную картину предыдущего существовани€. ¬ конце концов после многих неудач € решил, что, только пройд€ через смерть, € смогу воскресить полное и €сное воспоминание о моих прежних личност€х. Ќо жизнь была сильна во мне. я, ƒаррел —тэндинг, не хотел умирать и не позвол€л начальнику тюрьмы јзертону и капитану ƒжеми убить мен€. ѕотребность жить всегда была во мне так велика, что, наверное, только благодар€ ей € все еще здесь, ем и сплю, думаю и грежу, пишу этот рассказ о моих различных «€» и жду неизбежной петли, котора€ завершит один из эфемерных периодов длинной цепи моих существований.

» вот тогда € узнал смерть в жизни, тогда € научилс€ ей.  ак вы прочтете в дальнейшем, обучил мен€ этому Ёд ћоррел. ј начало всему положили начальник тюрьмы јзертон и капитан ƒжеми. ¬ один прекрасный день их вновь обу€ла паника при мысли о спр€танном динамите, в существование которого они твердо верили. ќни €вились в мою камеру и пр€мо сказали мне, что замучают мен€ рубашкой до смерти, если € не признаюсь, где спр€тан динамит. ќни заверили мен€, что все будет сделано по правилам и никак не повредит их служебному положению и репутации. ¬ тюремном архиве будет записано, что € умер от болезни. ќ милейшие, закутанные в ватку обыватели! ѕоверьте мне, и сейчас в тюрьмах убивают людей, как убивали их там всегда с того дн€, когда была построена перва€ тюрьма. я хорошо знал, какими муками, каким ужасом грозит мне смирительна€ рубашка. я видел людей, чей дух был сломлен смирительной рубашкой, € видел людей, навеки искалеченных рубашкой, € видел, как люди – сильные люди, такие сильные, что их организм не поддавалс€ тюремному туберкулезу, – после нескольких часов в рубашке тер€ли стойкость духа, сламывались и через полгода умирали от туберкулеза.  осоглазый ”илсон, у которого было слабое сердце, о чем никто не подозревал, умер в смирительной рубашке еще до истечени€ часа, а недоверчивый невежда тюремный доктор гл€дел на это и улыбалс€. я видел, как люди после получаса рубашки признавались в том, что было, и в том, чего не было, лиша€сь всех льгот, заработанных долгими годами безупречного поведени€.

” мен€ есть и собственное воспоминание о ней. ћое тело покрыто тыс€чами шрамов, которые € унесу с собой на эшафот, и проживи € еще сто лет, и тогда эти шрамы сошли бы со мной в могилу. ћожет быть, милейший обыватель, ты, позвол€€ своим цепным псам шнуровать смирительную рубашку и оплачива€ их труд, может быть, ты не знаешь, что это такое. ѕоэтому € расскажу о ней подробно, чтобы ты пон€л, каким образом € обретал смерть в жизни, становилс€ на недолгий срок властелином времени и пространства и покидал тюремные стены, чтобы бродить среди звезд.

“ебе когда-нибудь приходилось видеть брезентовые накидки или резиновые оде€ла с вделанными в них по кра€м медными колечками? Ќу, так представь себе кусок толстого брезента фута четыре с половиной в длину, с довольно большими колечками по обоим кра€м. Ўирина этого куска всегда меньше обхвата человеческого тела, которое будет в него зат€нуто.  роме того, кусок этот имеет неправильную форму: в плечах и бедрах он шире, а в талии заметно уже.

–убашку расстилают на полу. „еловеку, которого надо наказать или пытать, чтобы вырвать у него признание, вел€т лечь ничком на брезент. ≈сли он отказываетс€, его избивают. ѕосле этого он ложитс€ добровольно, то есть по воле цепных псов, то есть по твоей воле, милейший обыватель, корм€щий цепных псов и награждающий за то, что они выполн€ют за теб€ эту непри€тную об€занность.

„еловек лежит ничком.  ра€ рубашки ст€гиваютс€ как можно ближе вдоль его позвоночника. «атем через отверсти€ пропускаетс€ веревка, словно шнурок башмака, и брезент на человеке зашнуровывают, словно башмак. “олько его зат€гивают так, как никому и в голову не придет зат€гивать башмак. Ќа тюремном жаргоне это именуетс€ «подт€нуть подпругу». ¬ тех случа€х когда шнуровка поручаетс€ жестоким и злопам€тным надзирател€м или когда так приказывает начальство, надзиратель, чтобы зат€нуть рубашку потуже, упираетс€ ногой в спину лежащего. ¬ам, наверное, приходилось слишком туго зат€нуть шнурки своего башмака – помните, как через полчаса в подъеме начиналась невыносима€ боль? », наверное, вы не забыли, что через несколько минут такой боли вы спешили разв€зать шнурок, так как больше не могли сделать ни шагу? ѕрекрасно. ѕопробуйте же вообразить, что вот так же, только гораздо туже, зат€нуто все ваше тело и что давление испытывает не только подъем одной ноги, но все туловище, и что ваше сердце, ваши легкие и все остальные жизненно важные органы сжаты до такой степени, когда скора€ смерть кажетс€ неминуемой.

я хорошо помню, как впервые попробовал рубашки в карцере. Ёто было в самом начале моей «неисправимости», вскоре после того, как € попал в тюрьму и ткал в джутовой мастерской сто €рдов мешковины в день – обычную мою норму, – заканчива€ ее на два часа раньше срока. ƒа, € кончал раньше, а мешковина у мен€ получалась гораздо лучше, чем это требовалось по правилам. ќднако в первый раз мен€ зашнуровали в рубашку, если верить тюремным отчетам, за «узелки» и «неровности» в мешковине – другими словами, за то, что € ткал брак. Ќа самом же деле мен€ зашнуровали в рубашку потому, что €, новый заключенный, знаток производительности труда, эксперт по вопросу экономии движений, попробовал научить глупого начальника мастерской тому, о чем он не имел ни малейшего представлени€. Ќачальник мастерской в присутствии капитана ƒжеми подозвал мен€ к своему столу и, показав никуда не годную мешковину, совсем не похожую на ту, которую изготовл€л €, потребовал, чтобы € работал лучше. я получил три таких предупреждени€. “ретье, по правилам ткацкой, означало наказание. » мен€ наказали – на двадцать четыре часа зат€нув в рубашку.

ћен€ отвели в карцер и приказали лечь ничком на брезент, расстеленный на полу. я отказалс€. ќдин из тюремщиков, ћоррисон, стал бить мен€ большими пальцами по горлу. ћобинс, тюремный староста, сам заключенный, накинулс€ на мен€ с кулаками. ¬ конце концов € лег, как мне было приказано. ј они, разозленные моим сопротивлением, зат€нули шнуровку особенно туго. » потом, словно бревно, перекатили мен€ с живота на спину.

—перва это было не очень страшно.  огда дверь карцера захлопнулась, засовы с л€згом вошли в гнезда и € осталс€ в полной темноте, было одиннадцать часов утра. Ќесколько минут € ощущал только непри€тную скованность во всем теле и решил было, что она пройдет, как только € привыкну к своей позе. “щетные надежды! —ердце мое начало бешено колотитьс€, а легкие, казалось, никак не могли вобрать достаточно воздуха. Ёто ощущение удушь€ было невыразимо ужасным, и каждый удар сердца грозил разорвать и без того готовые лопнуть легкие.

ѕосле бесконечно долгих часов этой муки – теперь, основыва€сь на своем богатом опыте, € полагаю, что на самом деле прошло не более тридцати минут, – € начал кричать, вопить, визжать и выть в предсмертной тоске. —трашнее всего оказалась боль в сердце. Ёто была резка€, сосредоточенна€ в одном месте боль, вроде той, кака€ бывает при плеврите, но только она разрывала самое сердце.

”мереть – это нетрудно, но умирать так медленно, таким ужасным способом было невыносимо. я сходил с ума от страха, как попавший в ловушку дикий зверь, кричал и выл, пока вдруг не пон€л, что от таких вокальных упражнений боль в сердце только увеличиваетс€, а в легких становитс€ все меньше воздуха.

я умолк и долгое врем€ лежал совсем спокойно – целую вечность, как показалось мне тогда, хот€ сейчас € знаю, что прошло всего четверть часа. ќт удушь€ голова мо€ кружилась, а сердце колотилось так бешено, словно готово было вот-вот разорвать ст€гивающий мен€ брезент. ѕотом € снова потер€л власть над собой и испустил безумный вопль, мол€ о пощаде.

» вдруг в соседнем карцере раздалс€ голос.

– «аткнись, – кричал кто-то, хот€ до мен€ долетал только слабый шепот, – заткнись, ты мне надоел!

– я умираю! – продолжал вопить €.

– ѕлюнь и забудь об этом! – донесс€ ответ.

– Ќо € же и правда умираю! – настаивал €.

– ј тогда зачем поднимать шум? – спросил мой невидимый собеседник. – ¬от скоренько помрешь, и все кончитс€. ƒавай, давай дохни, только потише. ћне так сладко спалось, а ты тут подн€л визг.

Ёто бессердечие настолько мен€ возмутило, что ко мне вернулось самообладание, € перестал кричать, и из моей груди вырывались лишь приглушенные стоны. —нова прошла вечность – минут дес€ть. ј потом € почувствовал покалывание во всем теле, и оно начало неметь – такое ощущение бывает, когда отсидишь ногу. —начала € терпел, но когда покалывание прекратилось, а онемение продолжало усиливатьс€, снова перепугалс€.

– ƒашь ты мне спать или нет? – раздалс€ раздраженный голос моего соседа. – ћне не легче, чем тебе. ћою рубашку зат€нули так же туго, как твою, и € хочу поскорее заснуть и забыть обо всем.

– ј давно теб€ зат€нули? – спросил €, не сомнева€сь, что ему еще только предсто€т столети€ мук, которые € уже претерпел.

– ѕозавчера, – ответил он.

– ƒа нет, зат€нули в рубашку, – по€снил €.

– ѕозавчера, при€тель.

– ќ √осподи! – взвизгнул €.

– ƒа, при€тель, € пролежал в ней уже п€тьдес€т часов и, как видишь, не хнычу, хоть они зат€нули мою подпругу, упершись ногой мне в спину. ћожешь не сомневатьс€, € крепко спеленут. ¬идишь, не ты один такой несчастный. ј ведь ты лежишь тут меньше часа.

– Ќет, € лежу тут много часов, – возразил €.

– ≈сли хочешь, думай так, при€тель, но от этого ничего не изменитс€. √оворю тебе, ты и часа здесь не лежишь, € ведь слышал, как теб€ шнуровали.

Ёто показалось мне неверо€тным. Ќе прошло еще и часа, а € уже умирал тыс€чу раз. ј мой сосед, такой невозмутимый, спокойный, почти благодушный, несмотр€ на грубость первых его окриков, пролежал в рубашке целых п€тьдес€т часов!

– » долго еще они собираютс€ держать теб€ тут? – спросил €.

– ј черт их знает!  апитан ƒжеми на мен€ зол и не выпустит, пока € не начну подыхать. ј теперь, при€тель, послушайс€ моего совета. «акрой глаза и забудь обо всем. Ќытьем делу не поможешь. ј чтобы забыть, надо забыть. ¬от попробуй вспомнить по очереди всех знакомых девочек, гл€дишь, и скоротаешь часок-другой. ћожет, у теб€ в голове помутитс€. » пусть. “ут уж врем€ идет совсем незаметно. ј когда девочки кончатс€, думай о парн€х, на которых у теб€ зуб, и как бы ты посчиталс€ с ними, попадись они тебе, и как ты с ними посчитаешьс€, когда они тебе попадутс€.

Ётого человека звали –ыжий из ‘иладельфии. ќн был рецидивистом и за грабеж на улицах јламеды получил п€тьдес€т лет.  огда он разговаривал со мной в карцере, он уже отсидел двенадцать – а это было семь лет назад. ќн был одним из тех сорока, кого оговорил —есил ”инвуд. ѕосле этой истории –ыжий из ‘иладельфии лишилс€ права на льготы. “еперь он пожилой человек и по-прежнему находитс€ в —ен- вентине. » если доживет до дн€ своего освобождени€, то будет уже др€хлым стариком.

я вытерпел свои сутки, но с тех пор никогда уже не мог стать прежним человеком. ќ, € имею в виду не мое физическое состо€ние, хот€ на следующее утро, когда мен€ расшнуровали, € был полупарализован и почти без сознани€, так что тюремщикам пришлось несколько раз пнуть мен€ в ребра, чтобы € наконец подн€лс€ на ноги. Ќо € стал другим человеком духовно и нравственно. «верска€ физическа€ пытка унизила мен€, оскорбила мое пон€тие о справедливости. “акие наказани€ не см€гчают человека. ѕервое знакомство со смирительной рубашкой наполнило мое сердце горечью и жгучей ненавистью, которые с годами все росли. ќ √осподи!.. —тоит мне подумать, что со мной делали… ƒвадцать четыре часа в рубашке!  огда в то утро они пинками заставили мен€ встать, € и не подозревал, что придет врем€, когда двадцать четыре часа в рубашке станут дл€ мен€ пуст€ком; когда после ста часов в рубашке € улыбнусь тем, кто будет мен€ разв€зывать; когда после двухсот сорока часов в рубашке на моих губах будет играть все та же улыбка.

ƒа, двести сорок часов. ћилейший, закутанный в ватку обыватель, знаешь ли ты, что это значит? Ёто значит дес€ть дней и дес€ть ночей в рубашке. ќ, конечно, в христианских странах через дев€тнадцать веков после рождени€ ’риста такие вещи не делаютс€. я не прошу, чтобы ты мне поверил. я и сам в это не верю. я знаю только, что со мной в —ен- вентине это проделали и что € выжил и сме€лс€ над ними и оставил им только одну возможность избавитьс€ от мен€ – приговорить мен€ к повешению за то, что € расквасил нос тюремщику.

я пишу эти строки в году тыс€ча дев€тьсот тринадцатом от –ождества ’ристова, и в году тыс€ча дев€тьсот тринадцатом от –ождества ’ристова, в эту самую минуту, в карцерах —ен- вентина лежат люди, зат€нутые в смирительную рубашку.

ѕока будет продолжатьс€ цепь моих жизней, € никогда не забуду о том, как € рассталс€ в то утро с –ыжим из ‘иладельфии.   тому времени он провел в рубашке семьдес€т четыре часа.

– ¬идишь, при€тель, ты жив и здоров! – крикнул он мне, когда €, пошатыва€сь, вышел из карцера и побрел по коридору.

– «аткнись, –ыжий! – р€вкнул на него надзиратель.

– ≈ще чего! – послышалось в ответ.

– я до теб€ доберусь, –ыжий! – пригрозил надзиратель.

– “ы так думаешь? – ласково спросил –ыжий из ‘иладельфии, а потом злобно процедил сквозь зубы: – √де тебе до мен€ добратьс€, стара€ кочерыжка! “ы бы и до своей работенки не добралс€, если бы не св€зи твоего братца. ј мы все знаем, в какое вонючее местечко ведут св€зи твоего братца.

Ёто было восхитительно – мужество человека, сумевшего подавить в себе страх перед самой зверской системой.

– ƒо свидани€, при€тель! – крикнул мне вслед –ыжий из ‘иладельфии. – ¬сего хорошего! Ѕудь умницей и люби начальника тюрьмы. ј если увидишь его, скажи, что ты мен€ видел, да не видел, чтоб € кого обидел.

Ќадзиратель побагровел от €рости, и за шутку –ыжего мне пришлось получить немало пинков и ударов.

 

√лава VIII завтра 06 .03.2019 г

–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ћетки:  

÷итаты из книгиЂ—транник по звездамї ƒжека Ћондона.

ƒневник

ѕонедельник, 04 ћарта 2019 г. 22:28 + в цитатник
 

÷итаты из книги«—транник по звездам» ƒжека Ћондона

 

”мные люди часто бывают жестоки. √лупые люди жестоки сверх вс€кой меры

 
—мерти не существует. ∆изнь — это дух, а дух не может умереть.
 
 
—ильные умы никогда не бывают послушными.
 

“от, у кого ничего нет, может дарить хоть целый мир!

 

» пусть измен€тс€ созвезди€ и лгут небеса, но всегда остаетс€ женщина, несравненна€, вечна€, единственна€ женщина.

» € во всех моих обликах, во всех моих судьбах остаюсь единственным мужчиной, ее супругом.

 

я утверждаю, и, как ты понимаешь, читатель, утверждаю с полным на то правом, что матери€- это единственна€ иллюзи€.

 

–ебенок, который определил пам€ть как «то, чем забывают», был не так уж неправ.

 

ѕорой мне кажетс€, что истори€ мужчины — это всегда истори€ его любви к женщине

 

“юрьма — превосходна€ школа философии.

 

ƒа, — подумал €, — наши переживани€ действительно составл€ют материал наших снов

 

∆енщина многое объ€сн€ет в поведении мужчины.

 

—мерти не существует. ∆изнь — это дух, а дух не может умереть.

 

“олько тело умирает и распадаетс€ на свои составные химические части, которые вечно неустойчивы, вечно в брожении, вечно кристаллизуютс€ лишь дл€ того, чтобы снова расплавитьс€ и распастьс€, а затем вылитьс€ в какие-то новые, отличные от прежних формы, столь же эфемерные и столь же хрупкие. ќдин только дух вечен и через р€д последовательных и нескончаемых воплощений поднимаетс€ все выше к свету.  ем стану €, вновь возродившись к жизни?  ак знать!  ак знать…

“от, кто выдержал несколько лет заключени€, об€зательно видит, как разлетаютс€ прахом самые дорогие ему иллюзии и лопаютс€ мыльные пузыри прекрасных метафизических умозаключений
.
»бо женщина прекрасна… в глазах мужчины. ќна сладка дл€ его уст и ароматна дл€ его обон€ни€, она огонь в его крови и гром победных труб, и дл€ его ушей нет музыки нежней, чем еЄ голос. » ей дана власть потр€сать его душу, которую не могут потр€сти даже титаны света и мрака.
»ли они, эти псы, эти твои верные цепные псы, о самодовольный обыватель, страшатс€ взгл€нуть в лицо жертвы, в котором, как в зеркале, отразитс€ весь ужас того преступлени€, которое они совершают над нами дл€ вас и по вашему приказу?!
», созерца€ это мое бесконечное прошлое, € вижу в нем следы многих благотворных вли€ний, и главное из них — любовь к женщине, любовь мужчины к единственной избраннице его сердца.
∆изнь нельз€ объ€снить интеллектуальными терминами.
∆изнь- вот что и реальность и тайна. ∆изнь безгранично шире, чем просто различные химические соединени€ материи, принимающие те или иные формы. ∆изнь- нечто непрекращающеес€. ∆изнь- это неугасающа€ огненна€ нить, св€зующа€ одну форму материи с другой. я знаю это. ∆изнь- это € сам.
¬ великие, решительные минуты женщина не рассуждает, а чувствует.

я сам когда-то был палачом и хорошо это помню. Ќо моим орудием был меч, а не веревка. ћеч более благороден, хот€ все оруди€ казни одинаково бессильны. ¬едь дух нельз€ пронзить сталью или удушить веревкой.
–убрики:  ѕритчи, мудрость, афоризмы.
 Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ћетки:  
 омментарии (12)

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка . гл 6

ƒневник

¬оскресенье, 03 ћарта 2019 г. 02:03 + в цитатник

√лава VI

–ебенок, который определил пам€ть, как «то, чем забывают», был не так уж не прав. ”мение забывать – это свойство здорового мозга. Ќеотв€зные воспоминани€ означают манию, безумие. » в одиночной камере, где мен€ осаждали неотв€зные воспоминани€, € искал способа забыть. Ќо, забавл€€сь с мухами, игра€ сам с собой в шахматы, перестукива€сь с товарищами, € находил лишь частичное забвение, а искал € полного.

ќставались детские воспоминани€ об иных временах и об иных странах – «чуть брезжущие отблески си€ни€», как писал ¬ордсворт. Ќеужели ребенок, станов€сь взрослым, утрачивает эти воспоминани€ безвозвратно? Ќеужели они полностью стираютс€? »ли пам€ть об иных временах и об иных странах все еще дремлет, погребенна€ в клеточках мозга, как € был погребен в одиночке тюрьмы —ен- вентин?

»звестны случаи, когда люди, приговоренные к пожизненному одиночному заключению, получали помилование и, словно воскреснув, вновь любовались солнечным светом. “ак почему же не может воскреснуть и детска€ пам€ть о другой жизни?

Ќо как воскресить ее? «абыв насто€щее и все, что легло между этим насто€щим и детством, решил €.

ј как же достигнуть этого? — помощью гипноза. ≈сли с помощью гипноза мне удастс€ усыпить сознание и разбудить подсознание, тогда победа будет одержана, тогда все тюремные двери в мозгу распахнутс€ и узники выйдут на свободу, к солнцу.

“ак € рассуждал, а к чему это привело, вы узнаете далее. Ќо сперва € хочу рассказать про мои собственные детские воспоминани€ об иных временах. я упивалс€ тогда отблесками си€ни€ других жизней. ћен€, как и всех детей, мучила пам€ть, кем € был прежде. ѕроисходило это в дни, когда € только становилс€ самим собой, и присущие мне в иных жизн€х характеры еще не затвердели и не выкристаллизовались в новую личность, котора€ несколько коротких лет звалась ƒаррелом —тэндингом.

я расскажу только об одном эпизоде. —лучилось это в ћиннесоте на нашей старой ферме. ћне еще не исполнилось шести лет. ¬ нашем доме остановилс€ переночевать вернувшийс€ из  ита€ миссионер, которого ћиссионерский совет послал собирать пожертвовани€ среди фермеров. “о, о чем € хочу рассказать, произошло на кухне после ужина, когда мать укладывала мен€ спать, а миссионер показывал нам фотографии —в€той земли.

я, разумеетс€, давно забыл бы то, о чем собираюсь сообщить вам, если бы впоследствии не слышал множество раз, как мой отец рассказывал об этом удивленным слушател€м.

”видев одну из фотографий, € вскрикнул и стал ее рассматривать – сначала жадно, а потом разочарованно. —перва она показалась мне такой знакомой, словно это была фотографи€ отцовского сара€, а потом все вдруг стало чужим. ќднако € продолжал ее рассматривать, и изображение снова стало щем€ще-знакомым.

– Ёто Ѕашн€ ƒавида, – объ€снил миссионер, обраща€сь к моей матери.

– Ќет! – убежденно воскликнул €.

– ѕо-твоему, она называетс€ не так? – спросил миссионер.

я кивнул.

– Ќу, а как же она называетс€, милый мальчик?

– ќна называетс€… – хотел € ответить и запнулс€. – я забыл.

– ќна стала какой-то не такой, – добавил €, помолчав. – ≈е всю перестроили.

“ут миссионер выбрал из пачки другую фотографию и прот€нул ее матери.

– я побывал здесь полгода назад, миссис —тэндинг, – сказал он и, указав пальцем, добавил: – Ёто яффские ворота, через которые € прошел пр€мо к Ѕашне ƒавида – она вот тут, на заднем плане, где прижат мой палец. ¬ этом согласны все ученые-богословы. Ёль  улах называл ее…

“ут € оп€ть перебил его и, показав на развалины в левом углу фотографии, воскликнул:

– ќна где-то вот тут! “ак, как вы, ее называли евреи. ј мы называли ее по-другому. ћы называли ее… € забыл.

– Ќет, вы только его послушайте! – засме€лс€ отец. – ћожно подумать, что он бывал там!

я уверенно кивнул, так как не сомневалс€, что мне доводилось бывать в тех местах, хот€ они как-то странно изменились. ќтец расхохоталс€ еще громче, а миссионер решил, что € смеюсь над ним. ќн показал мне еще одну фотографию: уныла€ пустын€, без единого деревца или травинки, прорезанна€ лощиной с пологими каменистыми склонами. Ќеподалеку виднелась кучка жалких лачуг с плоскими крышами.

– Ќу, а это что такое, милый мальчик? – осведомилс€ миссионер.

» € вспомнил!

– —амари€! – ответил €, не задумыва€сь.

ќтец захлопал в ладоши, мать совсем растер€лась, не понима€, что на мен€ нашло, а миссионер как будто рассердилс€.

– ћальчик не ошибс€, – сказал он. – Ёта деревн€ действительно находитс€ в —амарии. я проезжал через нее. ѕоэтому € и купил эту фотографию. ј мальчик, несомненно, уже видел другие такие фотографии.

Ќо и отец и мать стали увер€ть его, что этого быть не может.

– “олько на картинке она не така€, – расхрабрилс€ €, а мо€ пам€ть в это врем€ де€тельно восстанавливала все исчезнувшие особенности ландшафта. ќбщий его характер осталс€ прежним, так же, как и очертани€ далеких холмов. я начал вслух перечисл€ть изменени€, тыча пальцем.

– ƒома были вот здесь, справа. ј здесь были деревь€, много деревьев, много травы и много коз. я, как сейчас, их вижу.  оз пасут двое мальчиков. ј вот тут много людей, и все они идут за одним человеком. ј вон там, – € прижал палец к тому месту, где перед этим обозначил деревню, – а вон там много брод€г. ќни одеты в лохмоть€. » они больны. ” них все лица, руки и ноги в бол€чках.

– ќн слышал об этом в церкви или где-нибудь еще… ≈вангелие от Ћуки, исцеление прокаженных, – сказал миссионер с довольной улыбкой. – ј сколько было брод€г, милый мальчик?

¬ п€ть лет € уже умел считать до ста и, мысленно их пересчитав, сказал:

– »х дес€ть. ќни машут руками и кричат на остальных людей.

– Ќо не подход€т к ним? – последовал вопрос.

я покачал головой.

– Ќет, они сто€т на месте и воп€т, словно с ними стр€слась беда.

– ѕродолжай, – настойчиво произнес миссионер. – „то еще происходит? „то делает человек, который, как ты сказал, идет во главе толпы?

– ќни все остановились, а он что-то говорит больным брод€гам. » мальчики с козами тоже остановились посмотреть. ¬се смотр€т.

– ј что дальше?

– Ќичего. Ѕольные брод€ги уход€т в деревню. ќни больше не кричат, и вид у них совсем здоровый. ј € сижу на моем коне и смотрю.

“ут все трое моих слушателей рассме€лись.

– » € совсем большой! – крикнул € сердито. – » у мен€ есть длинный меч.

– Ёто дес€ть прокаженных, которых ’ристос исцелил вблизи »ерихона на пути в »ерусалим, – объ€снил миссионер моим родител€м. – ћальчик был на представлении с волшебным фонарем и видел диапозитивы знаменитых картин.

Ќо и отец и мать были совершенно уверены, что € никогда в жизни не видел волшебного фонар€.

– ѕокажите ему еще что-нибудь, – попросил отец.

– “ут все не так, – пожаловалс€ €, разгл€дыва€ фотографию, которую прот€нул мне миссионер. – “олько вон этот холм на месте и другие холмы. ¬от тут должна бы проходить дорога. ј там – сады и дома за высокими каменными изгород€ми. ј с другой стороны должны быть расселины в скалах, где они хоронили своих покойников. ¬идите это место? “ут они кидали камн€ми в людей, пока не забивали их до смерти. —ам € этого не видел. ћне об этом только рассказывали.

– ј что это за холм? – спросил миссионер, показыва€ на возвышенность в центре изображени€, ради которой, видимо, и делалс€ этот снимок. – “ы знаешь, как он называетс€?

я покачал головой.

– ќн никак не называетс€. “ам убивали людей. я сам видел много раз.

– “о, что он говорит, теперь согласуетс€ с мнением большинства авторитетов, – удовлетворенно за€вил миссионер. – Ётот холм – √олгофа, «’олм черепов», а может быть, ему дали такое название потому, что он напоминает по форме череп. ¬от посмотрите, сходство действительно есть. «десь расп€ли… – ќн умолк и повернулс€ ко мне: –  ого они расп€ли тут, юный ученый? —кажи нам, что еще ты видишь?

ƒа, € видел – отец рассказывал, что глаза у мен€ так и лезли на лоб, – но € упр€мо помотал головой и пробурчал:

– я вам не скажу, потому что вы надо мной смеетесь. я видел, как там убивали много людей. »х прибивали гвозд€ми долго-долго… я видел, да только не скажу. я никогда не вру. ¬от спросите у моей мамы, вру ли €. »ли у отца. ƒа он бы за вранье шкуру с мен€ спустил! ¬от спросите его.

» больше миссионеру ничего не удалось от мен€ добитьс€, хот€ он соблазн€л мен€ фотографи€ми, от которых мо€ голова шла кругом: столько в ней теснилось картин-воспоминаний; слова сами рвались на €зык, но € упр€мо проглатывал их и молчал.

– »з него, надо полагать, выйдет хороший знаток —в€щенного ѕисани€, – сказал миссионер моим родител€м, когда €, пожелав им всем спокойной ночи, ушел спать. – ј может быть, благодар€ такому богатому воображению он станет известным писателем.

Ёто доказывает, как ошибочны бывают пророчества. ¬от сейчас € сижу в камере  оридора ”бийц и пишу эти строки, ожида€ своего конца, или, вернее, конца ƒаррела —тэндинга, ибо его скоро выведут отсюда и, зат€нув на его шее петлю, попробуют погрузить во мрак; и € улыбаюсь про себ€. я не стал ни знатоком —в€щенного ѕисани€, ни модным романистом. Ќаоборот, перед тем, как мен€ на п€ть лет заживо похоронили в одиночке, € занималс€ тем, о чем миссионер даже не подумал: € был знатоком сельского хоз€йства, профессором агрономии, специалистом по снижению непроизводительных затрат труда, экспертом интенсивного сельского хоз€йства, ученым-исследователем, работавшим в лаборатори€х, где абсолютным законом €вл€ютс€ точность и проверенные под микроскопом факты.

» вот € сижу жарким, летним днем здесь, в  оридоре ”бийц, и перестаю писать свои воспоминани€, чтобы послушать успокоительное жужжание мух в сонном воздухе и уловить обрывки тихого разговора, который ведут между собой ƒжозеф ƒжексон – убийца-негр в камере справа, и Ѕамбеччо – убийца-италь€нец в камере слева. ќт зарешеченной двери до зарешеченной двери, поперек моей зарешеченной двери, они обмениваютс€ мнени€ми относительно обеззараживающих и целительных свойств табачной жвачки дл€ рваных ран.

», гл€д€ на авторучку, зажатую в моей застывшей руке, € вспоминаю другие мои руки, которые в давно прошедшие времена сжимали кисточку, гусиное перо и стиль, и успеваю мысленно спросить себ€, приходилось ли этому миссионеру, когда он был малышом, ловить чуть брезжущие отблески си€ни€ и обретать на мгновение радость прежних дней скитаний среди звезд.

Ќо вернемс€ к дн€м, которые € проводил в одиночке, когда уже постиг код перестукивани€, но все же находил часы, пока бодрствовало сознание, невыносимо долгими. — помощью самогипноза, к которому € прибегал не без успеха, € научилс€ погружать свое сознание в сон и пробуждать, высвобождать подсознание. Ќо оказалось, что оно не знает и не признает никаких законов. ќно блуждало по кошмарам, где не было никакой св€зи между событи€ми, временем и личностью. я гипнотизировал себ€ чрезвычайно простым способом. ”севшись по-турецки на свой тюф€к, € начинал напр€женно вгл€дыватьс€ в обломок желтой соломинки, который прилепил к стене камеры вблизи от двери, где было светлее всего. я смотрел на эту €ркую точку, приблизив глаза почти вплотную к ней и завод€ их кверху, чтобы напр€жение было сильнее. ќдновременно € ослабл€л свою волю и отдавалс€ головокружению, которое неизменно мен€ охватывало. » когда € чувствовал, что вот-вот потер€ю равновесие и опрокинусь назад, € закрывал глаза и в тупом оцепенении падал на тюф€к. ј затем полчаса или дес€ть минут, а то и целый час нелепо металс€ по складам пам€ти о моих вечных возвращени€х на землю, но эпохи и страны смен€лись слишком быстро. ѕробужда€сь, € сознавал, что весь этот пестрый и нелепый калейдоскоп был св€зан воедино личностью ƒаррела —тэндинга. Ќо и только. ћне ни разу не удалось полностью прожить какое-то единое существование, не удалось уловить в своем сознании единую точку совпадени€ времени и пространства. ћои сны, если их можно назвать снами, были лишены системы и логики.

¬от один пример таких моих блужданий. «а короткий промежуток п€тнадцатиминутной власти подсознани€ € ползал и ревел в тине первобытного мира и сидел р€дом с ’аасом в аэроплане, разрыва€ воздух двадцатого века. ќчнувшись, € вспомнил, что €, ƒаррел —тэндинг, за год до моего заключени€ в —ен- вентин действительно летал с ’аасом над “ихим океаном в —анта-ћонике. ќчнувшись, € не мог вспомнить, когда € ползал и ревел в древней тине. “ем не менее € пришел к заключению, что каким-то образом € действительно вспомнил давнее-давнее прошлое и что оно было реальностью дл€ какого-то предыдущего существовани€, когда € был еще не ƒаррелом —тэндингом, а другим человеком или животным – тем, что ползало и ревело. ѕросто одно событие было гораздо дальше от мен€ во времени. Ќо оба они действительно произошли, иначе как бы € мог о них помнить?

ќ, эта смена €рких образов и бурных жизней! Ќа несколько минут высвободив свое подсознание, € успевал побывать в королевских дворцах, сидеть там выше соли и ниже соли, успевал стать шутом, дружинником, писцом и монахом; € успевал стать правителем, восседавшим во главе стола, – мо€ светска€ власть опиралась на мой меч, на толщину стен моего замка и на многочисленность моих дружинников, но и духовна€ власть принадлежала мне, потому что св€щенники и жирные аббаты сидели ниже мен€, т€нули мое вино и угощались моим жарким.

я носил железный ошейник раба под холодными небесами и любил принцесс царского дома в полную солнечных запахов тропическую ночь, когда черные невольники разгон€ли духоту опахалами из павлиньих перьев, а вдалеке, за фонтанами и пальмами, раздавалось рыканье львов и вопли шакалов. —корчившись в лед€ной пустыне, € грел руки над костром из верблюжьего помета; € лежал ничком у высохшего колодца, в скудной тени спаленной солнцем полыни, и хриплым шепотом просил воды, а вокруг мен€ на солончаках вал€лись кости людей и животных, которые когда-то тоже просили воды, а потом умерли.

я был рулевым на корабле и наемным убийцей, ученым и отшельником, € низко склон€лс€ над рукописными страницами огромных пропыленных фолиантов в тихом полумраке монастыр€, воздвигнутого на высоком холме, а на склонах, под монастырскими стенами кресть€не все еще трудились в виноградниках и среди олив, хот€ солнце уже зашло, и пастухи гнали с пастбищ блеющих коз и мычащих коров; да, и € вел воп€щие толпы м€тежников по мостовой древних, давно забытых городов, разбитой колесницами и лошадиными копытами; торжественно и мрачно € объ€вл€л закон, указывал на серьезность преступлени€ и приговаривал к смерти людей, которые, подобно ƒаррелу —тэндингу в ‘олсеме, нарушили закон.

» с головокружительной высоты марсовой площадки, дрожащей над палубой корабл€, € смотрел на пронизанные солнцем воды, где в бирюзовой глубине мерцали кораллы, и проводил корабль в спокойные, зеркальные лагуны, и €кор€, грем€, падали близ осененных пальмами пл€жей из кораллового песка; и € сражалс€ в давно забытых битвах, когда резн€ не прекращалась даже с заходом солнца и продолжалась всю ночь под сверкающими звездами, а прохладный ветер с далеких снежных вершин был не в силах охладить пыл битвы; и € снова становилс€ маленьким мальчиком ƒаррелом —тэндингом, который бродил босиком по напоенным росой весенним лугам миннесотской фермы, кормил покрасневшими от холода руками коров в стойлах, наполненных их клуб€щимс€ дыханием, и с бо€зливым ужасом слушал по воскресень€м проповеди о величии грозного Ѕога, о Ќовом »ерусалиме и об адских муках.

¬от какие обрывочные мимолетные видени€ посещали мен€, когда в одиночной камере тюрьмы —ен- вентин € тер€л сознание, пристально гл€д€ на €рко блестевший обломок соломинки. ќткуда приходили они ко мне? я ведь не мог создать их из ничего в своей глухой темнице, как не мог создать из ничего тридцать п€ть фунтов динамита, которых с таким упорством добивались от мен€ капитан ƒжеми, начальник тюрьмы јзертон и тюремный совет.

я, ƒаррел —тэндинг, родившийс€ и выросший на ферме в ћиннесоте, в прошлом профессор агрономии, «неисправимый» арестант в тюрьме —ен- вентин, а сейчас приговоренный к смерти человек в ‘олсеме. » то, о чем € пишу, то, что € извлек из складов моего подсознани€, не принадлежит ƒаррелу —тэндингу. я, ƒаррел —тэндинг, родившийс€ в ћиннесоте и приговоренный к повешению в  алифорнии, никогда не любил царских дочерей в царских дворцах, никогда не дралс€ врукопашную на качающихс€ палубах, не тонул в винном погребе корабл€, упившись ромом под пь€ные крики и предсмертные песни мор€ков, когда судно билось и трещало на чернозубых рифах и вода журчала над головой, под ногами и повсюду вокруг.

¬се это не имеет никакого отношени€ к жизни ƒаррела —тэндинга, и все же €, ƒаррел —тэндинг, нашел все это в тайниках моей пам€ти, гипнотизиру€ себ€ в одиночке —ен- вентина. ¬се эти событи€ так же не принадлежали ƒаррелу —тэндингу, как не принадлежало ему подсказанное фотографией слово «—амари€», когда его детские губы произнесли это слово.

Ќельз€ создать что-нибудь из ничего.  ак € не мог создать в одиночке тридцать п€ть фунтов динамита из ничего, так € не мог создать в одиночке из ничего эти видени€ времени и пространства, ведь они не имели отношени€ к жизни ƒаррела —тэндинга. ¬се это крылось в глубинах моего сознани€, а € только-только начинал находить путь к ним.

√лава VII- читать 04.03.2019 г

–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ƒжек Ћондон: биографи€.

ƒневник

¬оскресенье, 03 ћарта 2019 г. 23:14 + в цитатник

ƒжек Ћондон: биографи€

Ѕиографи€ ƒжека Ћондона полна интересных фактов и неожиданных поворотов судьбы: прежде, чем стать знаменитым автором романов и рассказов, Ћондону пришлось пройти т€желый путь, полный лишений. ¬ жизнеописании ƒжека интересно все, начина€ от странных родителей писател€ и заканчива€ многочисленными путешестви€ми. Ћондон стал одним из самых попул€рных зарубежных авторов, которого читали в —оветском —оюзе: по тиражам в ———– американец обогнал √анса ’ристиана јндерсена.

Ѕудущий писатель родилс€ 12 €нвар€ 1876 года в городе —ан-‘ранциско, штат  алифорни€. Ќекоторые литераторы шутили, что ƒжон √риффит „ейни (насто€щее им€ ƒжека Ћондона) стал известен еще до рождени€. ƒело в том, что родители писател€ – экстравагантные личности, которые любили эпатировать публику. ≈го мать ‘лора ¬еллман – дочь ћаршалла ¬еллмана, вли€тельного предпринимател€ из штата ќгайо.

ѕисатель ƒжек Ћондон
ѕисатель ƒжек Ћондон

ƒевушка переехала в  алифорнию, чтобы зарабатывать преподавательской де€тельностью. Ќо работа ‘лоры не ограничивалась уроками музыки, мать будущего писател€ увлекалась спиритизмом и утверждала, что духовно свз€зана с индийским вождем. ј также ‘лора страдала нервными срывами и частыми перепадами настроени€ из-за тифа, которым девушка переболела в двадцатилетнем возрасте.

ѕребыва€ в —ан-‘ранциско, любительница эзотерики знакомитс€ с не менее интересной личностью – ”иль€мом „ейни („ани), ирландцем по происхождению. јдвокат ”иль€м разбиралс€ в математике и литературе, но славилс€ тем, что был одним из самых попул€рных профессоров магии и астрологии в јмерике. ћужчина вел скитальческий образ жизни и обожал морские путешестви€, но астрологии отдавал по 16 часов в день.

‘лора, мать ƒжека Ћондона
‘лора, мать ƒжека Ћондона

Ёксцентричные возлюбленные жили в гражданском браке, и спуст€ некоторое врем€ ‘лора забеременела. ѕрофессор „ейни настаивал на аборте, чем спровоцировал жуткий скандал, о котором заговорили заголовки местных газет: отча€вша€с€ ¬еллман пыталась застрелитьс€ при помощи ржавого старого револьвера, но пул€ только слегка ранила ее. ѕо другой версии ‘лора инсценировала попытку самоубийства из-за охлаждени€ чувств возлюбленного.

“ем не менее, журналисты —ан-‘ранциско нажились на этой истории, новости под названием «ѕокинута€ жена» раскупали во всех киосках города. ∆елта€ пресса писала, исход€ из рассказов бывшей девушки ”иль€ма, и опорочила им€ эзотерика. ∆урналисты рассказывали о „ейни как о детоубийце, который бросил много жен, да и к тому же отсидел в тюрьме. ќпороченный дурной славой профессор-прорицатель летом 1875 года раз и навсегда покинул город. ¬ будущем ƒжек Ћондон пыталс€ св€затьс€ с ”иль€мом, но так и не увидел папу, который не прочел ни единого произведени€ именитого сына, а также отказалс€ от отцовства.

ƒжек Ћондон в детстве
ƒжек Ћондон в детстве

ѕосле рождени€ сына ‘лоре некогда было заниматьс€ воспитанием ребенка, так как она не отказывала себе в светских меропри€ти€х, поэтому новорожденный мальчик был отдан на попечительство н€ньке негрит€нского происхождени€ ƒженни ѕринстер, о которой писатель вспоминал как о второй матери.

«агадочна€ ¬еллман даже после рождени€ сына зарабатывала с помощью спиритических сеансов. ¬ 1876 году за духовной помощью к ‘лоре обращаетс€ ƒжон Ћондон, потер€вший жену и сына. ¬етеран войны ƒжон слыл хорошим и добрым человеком, воспитывал двух дочерей и не стесн€лс€ любой работы. ѕосле свадьбы ¬еллман и Ћондона в том же 76-м женщина забрала новорожденного сына в семейство ƒжона.

ƒжек Ћондон в детстве
ƒжек Ћондон в детстве

„итать далее...
–убрики:  политика. наш мир.
 Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ћетки:  
 омментарии (7)

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка. гл 5.

ƒневник

—уббота, 02 ћарта 2019 г. 02:07 + в цитатник

 

√лава V

ќчень т€жело и тоскливо было мне первые недели в одиночке, и часы т€нулись нескончаемо долго. ’од времени отмечалс€ сменой дн€ и ночи, сменой дежурных надзирателей. ƒнем становилось лишь чуть-чуть светлее, но и это было лучше непрогл€дной ночной тьмы. ¬ одиночке день – всего лишь в€зкий тусклый сумрак, с трудом просачивающийс€ снаружи, оттуда, где ликует солнечный свет.

Ќикогда не бывает настолько светло, чтобы можно было читать. ƒа, кстати сказать, и читать-то нечего. ќстаетс€ только лежать и думать, думать. ј € был приговорен к пожизненному заключению, и это означало, что мне предстоит – если только € не сумею сотворить чудо, создав тридцать п€ть фунтов динамита из ничего, – все оставшиес€ годы жизни провести в безмолвии и мраке.

ѕостелью мне служил жидкий, набитый гнилой соломой тюф€к, брошенный на каменный пол. ”крывалс€ € ветхим, гр€зным оде€лом. Ѕольше в камере не было ничего – ни стола, ни стула – ничего, кроме этой тонкой соломенной подстилки и тонкого, вытертого от времени оде€ла. ј € привык мало спать и много думать. ¬ одиночном заключении человек, оставленный наедине со своими мысл€ми, надоедает самому себе до тошноты, и тогда единственным спасением от самого себ€ служит сон. √одами € спал в среднем не больше п€ти часов в сутки. “еперь € стал культивировать сон. я сделал из этого науку. я научилс€ спать дес€ть, затем двенадцать и, наконец, даже четырнадцать-п€тнадцать часов в сутки. Ќо это был предел, и все остальное врем€ € волей-неволей был вынужден лежать, бодрствовать и думать, думать. ј дл€ человека, наделенного живым умом и фантазией, это пр€мой путь к безумию.

я пускалс€ на вс€ческие ухищрени€, чтобы хоть чем-то заполнить часы моего бодрствовани€. я без конца возводил в квадратную и в кубическую степень всевозможные числа, заставл€€ себ€ сосредоточитьс€, и вычисл€л в уме самые неверо€тные геометрические прогрессии. я даже прин€лс€ было искать, шутки ради, квадратуру круга… Ќо поймал себ€ на том, что начинаю верить в возможность разрешени€ этой неразрешимой задачи. “огда, пон€в, что это тоже грозит мне потерей рассудка, € отказалс€ от поисков квадратуры круга, хот€, поверьте, это было дл€ мен€ большой жертвой, так как подобное умственное упражнение великолепно помогало убивать врем€.

«акрыв глаза и концентриру€ внимание, € представл€л себе шахматную доску и разыгрывал сам с собой длиннейшие шахматные партии. Ќо как только € достиг в этом совершенства, игра потер€ла дл€ мен€ интерес. Ёто было только врем€препровождение и ничего больше, ибо подлинна€ борьба невозможна, если игрок сражаетс€ сам с собой. я пыталс€ расщепить свою личность на две и противопоставить их друг другу, но все попытки были тщетны: € всегда оставалс€ лишь одним игроком, играющим за двоих, и не мог обдумать не только целого плана игры, но даже ни единого хода без того, чтобы это не стало немедленно известно партнеру.

» врем€ т€нулось медленно, мучительно тоскливо. я играл с мухами, с обыкновенными мухами, которые проникали в камеру тем же путем, как и тусклый серый свет, и убедилс€, что им доступно чувство азарта. Ќапример, лежа на полу своей камеры, € мысленно проводил на стене, футах в трех от пола, черту. ѕока мухи садились на стену над этой чертой, € их не трогал. Ќо как только они залетали ниже черты, € пыталс€ их поймать. я был осторожен, старалс€ не повредить им крылышки, и вскоре они уже знали ничуть не хуже мен€, где проходит воображаема€ черта.  огда им хотелось поиграть, они садились на стену ниже черты, и случалось, что кака€-нибудь муха развлекалась со мной подобным образом в течение целого часа. ”томившись, она перелетала в безопасную зону и отдыхала там.

—реди доброго дес€тка мух, живших в моей камере, имелась только одна муха, котора€ не хотела принимать участие в этом развлечении. ќна упорно отказывалась играть и, пон€в, что садитьс€ на стену ниже определенного места опасно, старательно избегала залетать туда. Ёта муха была угрюмым, разочарованным созданием.  ак сказали бы у нас в тюрьме, по-видимому, у нее были свои счеты с миром. » с другими мухами она тоже никогда не играла. Ќо это была сильна€, здорова€ муха. я достаточно долго за ней наблюдал и имел возможность убедитьс€ в этом. ≈е отвращение к игре было свойством характера, а не физических особенностей.

ѕоверьте, € хорошо знал всех моих мух. ћен€ поражало бесконечное множество различий, существовавших между ними. ќ да, кажда€ муха обладала €рко выраженной индивидуальностью и отличалась от других не только размерами, окраской, силой и быстротой полета, не только манерой летать и особыми уловками в игре, не только своими прыжками и подскоками, не только тем, как она кружилась и кидалась сначала в одну сторону, затем в другую и, внезапно, на какую-то долю секунды, касалась опасной части стены или делала вид, что она ее касаетс€, чтобы тут же взлететь и опуститьс€ где-нибудь в другом месте, нет, – все они резко отличались друг от друга сообразительностью и характером, что про€вл€лось в довольно тонких психологических нюансах.

я наблюдал нервных мух и флегматичных мух. Ѕыла одна муха-недоросток, котора€ порой впадала в насто€щую €рость, то разгневавшись на мен€, то – на своих товарищей. ѕриходилось ли вам когда-нибудь наблюдать, как на зеленом лужку, резв€сь и брыка€сь от избытка бьющей через край силы и молодого задора, скачет, словно одержимый, жеребенок или теленок? “ак вот, у мен€ была одна така€ муха – сама€ за€дла€ любительница поиграть, – и когда ей удавалось раза три-четыре подр€д безнаказанно коснутьс€ запрещенной стены и ускользнуть от бархатно-вкрадчивого взмаха моей руки, она приходила в такой неистовый восторг и ликование, так торжествовала свою победу надо мной, что принималась с бешеной скоростью кружитьс€ у мен€ над головой то в одном, то в другом направлении, но все врем€ по одному и тому же кругу.

Ѕолее того, € всегда отлично знал наперед, когда та или ина€ муха решит включитьс€ в игру. я не стану утомл€ть ваше внимание, описыва€ в мельчайших подробност€х то, что мне приходилось наблюдать, хот€ именно эти подробности и помогли мне не сойти с ума в первый период моего заключени€ в одиночке. Ќо об одном случае € должен все-таки рассказать вам, – он мне врезалс€ в пам€ть.  ак-то раз та сама€ муха-мизантроп, котора€ отличалась угрюмостью нрава и никогда не вступала в игру, села по забывчивости на запрещенный участок стены и немедленно попала ко мне в кулак. “ак, вообразите, она злилась после этого по крайней мере час.

ј часы в одиночке т€нулись томительно: их нельз€ было ни убить, ни скоротать с помощью мух, хот€ бы даже самых умных. »бо в конце концов мухи – это только мухи, а € был человек, наделенный человеческим интеллектом, активным и де€тельным умом, со множеством научных и вс€ких других познаний, умом всегда жаждущим зан€ти€, а зан€ть его было нечем, и мозг мой изнемогал под бременем пустых раздумий. я вспоминал виноградники јсти, где прошлым летом проводил опыты во врем€ каникул, ища способ определ€ть содержание моносахаридов в винограде и виноградных лозах. я как раз близилс€ к завершению этой серии опытов. «ѕродолжает ли их кто-нибудь? – думал €. – ј если продолжает, то с какими результатами?»

ѕоймите, мир дл€ мен€ умер. Ќикаких вестей извне не просачивалось в мою темницу. –азвитие науки шло вперед быстрыми шагами, а ведь мен€ интересовали тыс€чи разнообразных проблем. ¬з€ть хот€ бы мою теорию гидролиза казеина с помощью трипсика, которую профессор ”олтер провер€л в своей лаборатории. ј профессор Ўламнер сотрудничал со мной, стара€сь обнаружить фитостерин в смеси животного и растительного жиров. Ёта работа, несомненно, ведетс€ и сейчас, но каковы ее результаты? ћысль о том, что где-то здесь, близко, за стенами тюрьмы, научна€ жизнь кипит ключом, а € не только не могу прин€ть в ней участие, но даже ничего о ней не узнаю, сводила мен€ с ума. ќни работали, а € лежал на полу в своей камере и играл с мухами.

ќднако тишина одиночки не всегда бывала полной. — первых дней моего заключени€ мне порой приходилось слышать слабые, глухие постукивани€, раздававшиес€ в самое неопределенное врем€. ј откуда-то очень издалека доносились ответные постукивани€, еще более глухие, еще более слабые. ѕочти всегда эти постукивани€ прерывались окриками надзирателей. ј иной раз, когда перестукивани€ продолжали звучать слишком упорно, дежурные надзиратели призывали себе на подмогу других, и по долетавшему до мен€ шуму € понимал, что на кого-то надевают смирительную рубашку.

¬се было €сно, как божий день. я знал, так же как знал это каждый узник тюрьмы —ен- вентин, что двое заключенных, сидевших в одиночках, были Ёд ћоррел и ƒжек ќппенхеймер. » € понимал, что это они перестукивались друг с другом и понесли за это соответствующую кару.

я ни секунды не сомневалс€, что код, которым они пользуютс€, должен быть чрезвычайно прост, и тем не менее потратил впустую немало усилий, пыта€сь его пон€ть. ќн не мог не быть прост, однако мне никак не удавалось его разгадать, сколько € ни билс€. Ќо когда в конце концов € все же разгадал его, он и в самом деле оказалс€ чрезвычайно простым, причем проще всего было именно то, что сбивало мен€ с толку. Ќе только каждый день мен€ли они исходную букву кода, – нет, они мен€ли ее каждый раз после любой паузы, наступавшей в перестукивани€х, а другой раз так даже и в середине перестукивани€.

» вот настал день, когда € поймал начало кода, и тотчас же расшифровал две совершенно €сных и четких фразы. ј в следующий раз, когда они оп€ть начали перестукиватьс€, € снова не мог пон€ть ни единого слова. Ќо зато в тот первый раз!..

«ѕослушай… Ёд… что… бы… ты… отдал… сейчас… за… щепотку… табака… и… клочок… бумаги?» – спрашивал тот, чей стук доносилс€ издалека.

я чуть не вскрикнул от радости: вот она – ниточка, св€зующа€ мен€ с товарищами! ¬от оно – общение! я жадно вслушивалс€, и вскоре до мен€ донесс€ более близкий ответный стук. ѕо-видимому, стучал Ёд ћоррел:

««а… п€тицентовую… пачку… €… бы… согласилс€ получить… двадцать… часов смирительной рубашки…»

“ут перестукивание было прервано грубым окриком надзирател€:

– ћоррел, прекрати!

—о стороны может показатьс€, что человеку, приговоренному к пожизненному одиночному заключению, уже нечего тер€ть: хуже ведь ничего не может быть, – и потому надзиратель бессилен заставить его подчинитьс€ и перестать стучать. Ќо есть еще смирительна€ рубашка. ≈сть еще лишение пищи. ≈сть еще пытка жаждой. » побои. ј узник в своей крохотной камере беспомощен, совершенно беспомощен.

—ловом, перестукивание прекратилось, а ночью € услышал его снова и был поставлен в тупик. ќни изменили исходную букву кода, как видно, договорившись об этом заранее. Ќо € уже разгадал его принцип, и через несколько дней, когда они оп€ть начали со знакомой мне буквы, € не стал дожидатьс€ приглашени€.

– ѕриветствую вас, – простучал €.

– ѕривет, незнакомец, – ответил ћоррел.

ј ќппенхеймер добавил:

– ƒобро пожаловать в наш город.

ќни поинтересовались, кто € такой, на какой срок приговорен к одиночному заключению и за что. Ќо все эти вопросы € сначала оставил без внимани€, тороп€сь вы€снить, по какой системе они мен€ют исходную букву кода. ѕосле того как мне это объ€снили, мы немного побеседовали. Ёто был знаменательный день – ведь два пожизненно заключенных неожиданно приобрели еще одного товарища по несчастью. ѕравда, вначале они прин€ли мен€ в свою компанию лишь, так сказать, на пробу. ѕотом они признались мне, что опасались, как бы € не оказалс€ шпиком, подосланным к ним, чтобы подстроить какое-нибудь ложное обвинение. — ќппенхеймером это однажды уже проделали, и он дорого заплатил за свою доверчивость, которой воспользовалс€ шпик, подсаженный к нему начальником тюрьмы јзертоном.

  моему удивлению, – € чуть не сказал, к моему восторгу, – оба мои товарища по заключению уже слышали обо мне, как о «неисправимом». ƒаже в эту могилу, где ќппенхеймер томилс€ дес€тый год, проникла мо€ слава или, выража€сь скромнее, известность.

ћне было что порассказать им о событи€х, происходивших в тюрьме и за ее стенами. ќни не слышали ничего о €кобы подготовл€вшемс€ побеге сорока пожизненно заключенных, о поисках несуществующего динамита, словом, о той предательской западне, в которую заманил нас —есил ”инвуд. ќни сказали мне, что в одиночки просачиваютс€ порой кое-какие слухи через надзирателей, но что за последние два мес€ца никаких вестей к ним сюда не долетало. Ќадзиратели, дежурившие все это врем€ в одиночках, принадлежали к числу наиболее тупых и злобных.

¬ тот день каждый надзиратель, заступавший на дежурство, изливал на нас потоки брани за наше перестукивание. Ќо мы не могли удержатьс€.   двум заживо погребенным внезапно прибавилс€ третий, и нам слишком многое нужно было сказать друг другу, а наша беседа, и без того медленна€, ползла совсем уж черепашьим шагом, так как у мен€ еще не было опыта в таком способе общени€ между людьми.

– ѕодожди, ночью выйдет на дежурство  онопатый, – выстукивал мне ћоррел. – ќн почти все дежурство храпит, и мы тогда сможем отвести душу.

ƒа, мы наговорились всласть в ту ночь! Ќи на секунду не сомкнули мы глаз.  онопатый ƒжонс был желчным и злым человеком, невзира€ на свою толщину, но мы благословл€ли ее, так как она заставл€ла его дремать украдкой. » все же наше неумолчное перестукивание бесило  онопатого, так как тревожило его сон, и он снова и снова орал на нас. “ак же проклинали нас и другие ночные дежурные. ј наутро все они сообщили начальству, что заключенные перестукивались от зари до зари, и нам пришлось расплачиватьс€ за наш маленький праздник: в дев€ть часов утра по€вилс€ капитан ƒжеми в сопровождении нескольких подручных, и нас зашнуровали в смирительные рубашки. ƒвадцать четыре часа подр€д – до дев€ти часов следующего утра мы без пищи и воды вал€лись в смирительных рубашках на каменном полу, заплатив такой ценой за то, что позволили себе поговорить друг с другом.

ќ да, наши тюремщики были насто€щие звери. » они так обращались с нами, что мы, дл€ того чтобы выжить, должны были ожесточитьс€ и тоже превратитьс€ в зверей. ќт грубой работы грубеют руки. ќт жестоких тюремщиков ожесточаютс€ заключенные. ћы продолжали перестукиватьс€, и нас в наказание то и дело зат€гивали в смирительные рубашки. Ћучшим временем суток была ночь, и порой, когда вместо наших посто€нных мучителей на дежурство случайно выходил кто-нибудь другой, мы перестукивались всю ночь.

ƒл€ нас, живших в вечном мраке, дни и ночи сливались в одно. —пать мы могли в любое врем€, перестукиватьс€ – только от случа€ к случаю. ћы пересказали друг другу почти всю нашу жизнь, и долгими часами ћоррел и € лежали молча, прислушива€сь к доносившимс€ издалека слабым, глухим звукам. Ёто ќппенхеймер медленно, слово за словом выстукивал историю своей жизни – рассказывал о детстве, проведенном в трущобах —ан-‘ранциско; о бандитской шайке, заменившей ему школу; о знакомстве со всеми видами злоде€ний и порока; о том, как в четырнадцать лет он был мальчиком на побегушках в квартале красных фонарей; о том, как впервые попал в лапы полиции; о кражах и грабежах, и снова о кражах и грабежах и, наконец, о предательстве товарища и о кровавом расчете в тюремных стенах.

ƒжек ќппенхеймер был прозван «„еловек-“игр».  акой-то досужий репортер пустил в ход эту лихую кличку, и ей суждено было надолго пережить человека, который ее носил. ќднако € видел в ƒжеке ќппенхеймере черты истинной человечности. ќн был надежный и верный друг. ќн никогда никого не выдавал, хот€ не раз нес за это наказание. ќн был отважен. ќн был терпелив. ќн был способен на самопожертвование. я мог бы рассказать об этом целую историю, но у мен€ нет времени. » он страстно ненавидел несправедливость.  огда ƒжек ќппенхеймер совершил в тюрьме убийство, им руководило одно – обостренное чувство справедливости. » у него был великолепный ум. Ќи пожизненное заключение в тюремных стенах, ни дес€ть лет, проведенных в одиночной камере, не затуманили его рассудка.

ћоррел был тоже добрый, верный товарищ и тоже обладал недюжинным умом. ¬ сущности, трое самых умных людей в тюрьме —ен- вентин (сто€ одной ногой в могиле, € имею право за€вить это, не бо€сь, что мен€ обвин€т в нескромности) гнили бок о бок в одиночных камерах. “еперь, огл€дыва€сь назад в конце своего жизненного пути и вспомина€ все, чему научила мен€ тюрьма, € прихожу к заключению, что сила и глубина ума несовместимы с покорностью. √лупые люди, трусливые люди, люди, не наделенные бесстрашием, неистребимым чувством товарищества и страстной т€гой к правде и справедливости, – вот те, из кого создаютс€ образцовые заключенные. я благодарю всех богов за то, что ƒжек ќппенхеймер, Ёд ћоррел и € никогда не были образцовыми заключенными.

глава 6 ----читать 04.03. 2019 г

–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка. гл 4

ƒневник

ѕ€тница, 01 ћарта 2019 г. 02:08 + в цитатник

 

√лава IV

ј пока € был во власти ужаса, наблюда€ то, что творилось в карцерах, после того как был обнаружен готовившийс€ побег. Ќи на секунду за все эти бесконечные часы ожидани€, ни на секунду не покидала мен€ мысль о том, что рано или поздно настанет и мой черед отправитьс€ тем же путем, как и другие заключенные, что и мен€, как и других, подвергнут чудовищным мукам допроса, а потом принесут обратно утратившим человеческий облик и швырнут на каменный пол за обитую железом дверь карцера.

» за мной пришли. Ѕезжалостно, грубо, с пинками и прокл€ти€ми, погнали куда-то, и € предстал перед капитаном ƒжеми и начальником тюрьмы јзертоном, окруженными своими подручными – наймитами штата  алифорни€ и налогоплательщиков: с полдюжины палачей-надзирателей топталось в комнате, ожида€ приказаний. Ќо их услуги не понадобились.

– —адись, – сказал мне начальник јзертон, указав на крепкое дерев€нное кресло.

Ќо €, избитый и измученный, весь день и всю ночь страдавший от жажды, ослабевший от голода и побоев, обрушившихс€ на мен€ после п€ти дней карцера и восьмидес€ти часов смирительной рубашки, подавленный бедственной нашей судьбой и трепещущий перед предсто€щим допросом (€ ведь знал, что сделали с другими заключенными), словом, €, жалкое, дрожащее подобие человека и бывший профессор агрономии в тихом университетском городке, € колебалс€, не реша€сь сесть.

Ќачальник тюрьмы јзертон был крупный мужчина могучего сложени€. ≈го руки ухватили мен€ за плечи, и во власти этой силищи € почувствовал себ€ соломинкой. ќн приподн€л мен€ над полом и со всего маху швырнул в кресло.

– ј теперь, – сказал он, в то врем€ как € старалс€ подавить крик боли и с трудом переводил дыхание, – ты расскажешь мне все, что тебе об этом известно, —тэндинг. ¬ыкладывай, все выкладывай, если хочешь остатьс€ цел.

– я не знаю, что произошло, решительно ничего не знаю… – начал €.

¬от и все, что € успел сказать. — рычанием он кинулс€ на мен€, снова высоко подн€л и швырнул в кресло.

– Ѕрось вал€ть дурака, —тэндинг, – угрожающе произнес он. – ¬ыкладывай все как есть. √де динамит?

– я ничего не знаю ни о каком динамите, – возразил €.

» снова € был подн€т и брошен в кресло.

ћен€ не раз подвергали самым разнообразным пыткам, но когда теперь в тишине последних оставшихс€ мне дней жизни € размышл€ю над этим, мен€ не покидает уверенность в том, что никака€ пытка не сравнитс€ с этим швыр€нием в кресло.  репкое кресло постепенно превращалось в обломки под ударами моего тела. ѕотом принесли другое кресло, и вскоре и оно было разломано в щепы. Ќо приносили еще кресла, и снова и снова раздавалс€ все тот же вопрос: «√де динамит?»

 огда начальник тюрьмы утомилс€, его сменил капитан ƒжеми, а затем тюремщик ћоноэн пришел на смену капитану ƒжеми и тоже прин€лс€ вколачивать мен€ в кресло: «√де динамит? √де динамит? √де динамит?» ј динамита не было.   концу допроса € с радостью отдал бы свою бессмертную душу за несколько фунтов динамита, местонахождение которого € мог бы указать.

Ќе знаю, сколько кресел сломалось под ударами моего тела. Ѕессчетное количество раз € тер€л сознание, и в конце концов все слилось в какой-то смутный кошмар. ћен€ пинками заставили идти куда-то, потом полунесли, полуволочили по темному коридору. ј когда € очнулс€ в своей камере, то обнаружил там доносчика. Ёто был тщедушный человечек с мертвенно-бледным лицом наркомана, заключенный на короткий срок и готовый решительно на все, лишь бы раздобыть наркотик. ≈два € увидал его, как тотчас подполз к решетке и крикнул из последних сил:

–  о мне подсадили легавого, реб€та, – »гнатиуса »рвина! ƒержите €зык за зубами!

» такой взрыв бешеной ругани прогремел мне в ответ, что тут, пожалуй, струхнул бы и более отважный человек, чем »гнатиус »рвин. ќн же до того перетрусил, что на него жалко было смотреть. ј избитые заключенные, рыча от боли и €рости, словно дикие звери, осыпали его угрозами и расписывали на все лады, что сделают они с ним, попадись он им только.

»мей мы секреты, присутствие доносчика заставило бы нас прикусить €зык. Ќу, а так как мы ничего не знали и покл€лись говорить правду, то никто и не подумал молчать в присутствии »гнатиуса »рвина. »стори€ с динамитом была дл€ всех главной и неразрешимой загадкой, она всех ставила в тупик не меньше, чем мен€. » все обратились ко мне. ¬се заклинали мен€ чистосердечно признатьс€, если мне известно что-нибудь о динамите, и спасти их от дальнейших страданий. ј € мог ответить им только истинную правду: € ничего не знаю об этом динамите.

ѕрежде чем надзиратели увели от мен€ »рвина, € успел узнать от него одну новость, показавшую, что эта истори€ с динамитом – дело не шуточное. я, разумеетс€, передал эту новость дальше. »рвин сказал, что в тот день в тюрьме не работала ни одна мастерска€. “ыс€чи заключенных оставались взаперти в своих камерах, и похоже было на то, что работа не возобновитс€, пока не сыщетс€ динамит, который кто-то ухитрилс€ где-то спр€тать.

ј допросы все продолжались. ѕо-прежнему заключенных выводили поодиночке из карцеров и приволакивали или приносили на носилках обратно. ќт них мы узнали, что начальник тюрьмы јзертон и капитан ƒжеми, совсем обессилев, начали смен€ть друг друга каждые два часа. ѕока один спал, другой допрашивал. ј спать им приходилось, не раздева€сь, в той самой комнате, в которой сильных, здоровых мужчин одного за другим превращали в калек.

» час за часом во мраке карцеров рос леденивший нас ужас. ќ, поверьте мне, ибо € знаю: быть повешенным – это пуст€к по сравнению с теми страдани€ми, которым может подвергатьс€ человек при жизни – и все же продолжать жить. я сам наравне с остальными заключенными терпел нечеловеческую боль и муки жажды. Ќо мои страдани€ усиливались еще тем, что € не был равнодушен к страдани€м других. ƒва года назад € попал в категорию «неисправимых», и страдани€ закалили мои нервы и мозг. —ильный человек, когда он сломлен, представл€ет собой страшное зрелище. ј вокруг мен€ находилось сорок сильных мужчин, тело и дух которых были сломлены. ¬опли изнемогавших от жажды людей не умолкали, и все это вместе напоминало сумасшедший дом: крики, стоны, бормотани€, гор€чечный бред…

¬ы пон€ли, что произошло? Ќас погубила наша кл€тва говорить только правду.  огда сорок человек с полным единодушием стали утверждать одно и то же, начальник тюрьмы и капитан ƒжеми сделали из этого один-единственный вывод: наши показани€ – это хорошо затверженна€ ложь, которую каждый из сорока повтор€ет, как попугай.

Ќадо признать, что положение тюремного начальства тоже по-своему было отча€нным.  ак € узнал впоследствии, срочно по телеграфу было созвано специальное совещание тюремного управлени€, и в тюрьму прибыло два отр€да милиции штата.

—то€ла зима, а зимой даже в  алифорнии мороз бывает порой весьма жесток. ¬ карцерах заключенным не полагаетс€ даже оде€л. ѕоверьте, избитому в кровь человеку очень холодно лежать на заиндевевшем каменном полу. ј воду они нам в конце концов дали. ќсыпа€ нас руганью и насмешками, надзиратели приволокли пожарные шланги и часами хлестали по карцерам сильной струей воды, хлестали до тех пор, пока не разбередили заново все наши раны. ¬ода доходила нам уже до колен, и если раньше мы бредили водой, молили о воде, то теперь мы неистовствовали, требу€, чтобы нас перестали поливать водой.

я умолчу о том, что происходило в карцерах дальше. «амечу мимоходом только, что ни один из сорока пожизненно заключенных не стал уже прежним человеком.   Ћуиджи ѕоладзо так и не вернулс€ рассудок. ƒлинный Ѕилл ’одж мало-помалу свихнулс€ и примерно через год тоже был переведен в отделение дл€ умалишенных. ќ да, и некоторые другие последовали за ’оджем и ѕоладзо! ј кое у кого здоровье было настолько расшатано, что тюремный туберкулез быстро свел их в могилу. ¬ течение последующих шести лет умерло дес€ть человек из сорока.

ѕосле п€ти лет, проведенных в одиночном заключении, когда мен€ везли из тюрьмы —ен- вентин на суд, € увидел Ѕрамсел€ ƒжека. Ќе сказать, чтобы € мог разгл€деть много. ¬первые за п€ть лет выйд€ из мрака на €ркий солнечный свет, € был слеп, как летуча€ мышь, но все же при виде Ѕрамсел€ ƒжека у мен€ заныло сердце. я заметил его, когда шел через тюремный двор. ¬олосы у него совсем побелели. ≈ще молодой по годам, он стал стариком. √рудь у него ввалилась, щеки запали, руки тр€слись, как у паралитика. ќн еле ковыл€л и все врем€ спотыкалс€.  огда он узнал мен€, на глаза у него навернулись слезы: ведь и € превратилс€ из человека в жалкую развалину. ћой вес едва достигал восьмидес€ти семи фунтов. ћои поседевшие волосы отросли за п€ть лет, как грива. ”сы и борода тоже основательно отросли за эти годы. » €, как и ƒжек, едва ковыл€л и спотыкалс€, и надзиратели поддерживали мен€, пока € брел через залитый солнцем небольшой тюремный двор. ћы с Ѕрамселем ƒжеком уставились друг на друга, и каждый из нас узнал в изуродованном подобии человека товарища по несчастью.

Ћюди, подобные Ѕрамселю ƒжеку, всегда пользуютс€ некоторыми привилеги€ми даже в тюрьме, и поэтому он позволил себе некоторое нарушение тюремных правил: хриплым, дрожащим голосом он заговорил со мной.

– “ы молодец, —тэндинг, – прохрипел он. – “ак они от теб€ ничего и не узнали.

– Ќо € ничего и не знал, ƒжек, – прошептал € в ответ. ¬олей-неволей € вынужден был шептать, ибо, промолчав п€ть лет, почти разучилс€ говорить. – ћне кажетс€, этого динамита никогда и не было вовсе.

– ¬от-вот, – закивал он, словно ребенок. – —той на своем. Ќе говори им ничего. “ы молодец. я крепко уважаю теб€, —тэндинг. “ы умеешь держать €зык за зубами.

» тут тюремщики увели мен€, и больше € никогда не видел Ѕрамсел€ ƒжека. Ѕыло совершенно очевидно, что даже он уверовал в конце концов в эту сказку о динамите.

 

“рижды вызывало мен€ к себе тюремное начальство и поочередно то запугивало, то улещивало. ћне представили на выбор две возможности: если € открою, где находитс€ динамит, € получу самое легкое наказание – тридцать дней в карцере, а затем буду назначен старостой тюремной библиотеки. ≈сли же € предпочту упорствовать и не укажу, где хранитс€ динамит, то останусь в одиночке на весь срок заключени€. Ќу, а поскольку € был приговорен к пожизненному заключению, это означало пожизненное заключение в одиночке.

ќ нет!  алифорни€ – цивилизованна€ страна. Ќичего подобного вы не обнаружите в своде законов этого штата. Ёто – небывалое, неслыханно жестокое наказание, и ни одно современное государство не пожелает нести ответственность за такой закон. “ем не менее € уже третий человек в истории  алифорнии, который был присужден к одиночному тюремному заключению пожизненно. ƒругие два – это ƒжек ќппенхеймер и Ёд ћоррел. я скоро расскажу вам о них, ибо мне пришлось гнить с ними бок о бок в безмолвии одиночных камер.

» еще вот что. ћои тюремщики намерены в скором времени вывести мен€ из тюрьмы и повесить… Ќет, нет, не за убийство профессора ’аскелла. «а это € был приговорен к пожизненному заключению. ќни собираютс€ вывести мен€ из тюрьмы и повесить, потому что € напал на надзирател€. ј это уже не просто нарушение тюремной дисциплины. Ќа это уже существует закон, занимающий свое место в уголовном кодексе.

 ажетс€, € расквасил ему нос. я не видел, шла ли у него носом кровь, но свидетели утверждают, что шла. «вали этого человека —эрстон. ќн был надзирателем в тюрьме —ен- вентин, отличалс€ отменным здоровьем и весил сто семьдес€т фунтов. я был слеп, как летуча€ мышь, весил меньше дев€носта фунтов и так долго пробыл в узкой камере, замурованный между четырьм€ стенами, что, очутившись на открытом пространстве, опь€нел, и у мен€ закружилась голова. Ќесомненно, это был самый типичный, клинически чистый случай начальной стадии агорафобии, и € убедилс€ в этом в тот же день, когда вырвалс€ из одиночки и ударил тюремщика —эрстона в нос.

я расквасил ему нос, когда он преградил мне дорогу и попыталс€ мен€ схватить. » вот теперь мен€ собираютс€ повесить. ѕо закону штата  алифорни€, присужденный к пожизненному заключению преступник вроде мен€, нанос€ удар надзирателю вроде —эрстона, совершает уголовное де€ние, караемое смертной казнью. —эрстон, верно, уже через полчаса забыл, что у него шла из носа кровь, но тем не менее мен€ за это повес€т!

ј теперь послушайте! ¬ моем случае этот закон применен ex post facto[1].  огда € убил профессора ’аскелла, такого закона еще не существовало. ќн был прин€т уже после того, как € был приговорен к пожизненному заключению. » в этом-то вс€ суть: вынесенный мне приговор поставил мен€ в положение, при котором € мог подпасть под действие закона, еще не прин€того. ¬едь мен€ могут повесить за нападение на надзирател€ —эрстона только благодар€ моему статусу пожизненно заключенного. —овершенно €сно, что это – решение ex post facto и, следовательно, противоречит конституции.

Ќо какое значение имеет конституци€ дл€ судей, если им нужно разделатьс€ с небезызвестным профессором ƒаррелом —тэндингом?   тому же казнь мо€ отнюдь не будет беспрецедентной.  ак известно всем, кто читает газеты, год назад здесь же, в ‘олсемской тюрьме, за такое точно же преступление был повешен ƒжек ќппенхеймер… “олько оскорбление действием выразилось тогда не в том, что ќппенхеймер расквасил нос тюремщику: он невзначай порезал одного из заключенных столовым ножом.

—транна€ это штука – жизнь, и человеческие поступки, и законы, и хитросплетени€ судьбы. я пишу эти строки в той самой камере, в  оридоре ”бийц, в которой сидел ƒжек ќппенхеймер, пока его не вывели отсюда и не сделали с ним то, что собираютс€ сделать со мной.

я предупредил вас, что мне нужно написать о многом. » € возвращаюсь к моему повествованию. “юремное начальство предложило сделать выбор: если € укажу, где спр€тан динамит, то буду назначен старостой тюремной библиотеки и освобожден от работы в ткацкой мастерской. ≈сли же € откажусь сообщить его местонахождение, то до конца дней своих останусь в одиночке.

ћне дали двадцать четыре часа смирительной рубашки, чтобы € мог поразмыслить над их ультиматумом. «атем € вторично предстал перед тюремным начальством. „то € мог сделать? я же не мог указать им, где хранитс€ динамит, когда никакого динамита не существовало. я так им и сказал, а они сказали мне, что € лгу. ќни сказали, что € – т€желый случай, опасный преступник, выродок, один на столетие. » они сказали мне еще много кое-чего, а затем отправили мен€ обратно в одиночку. ћен€ поместили в одиночку номер один. ¬ номере п€том сидел Ёд ћоррел. ¬ номере двенадцатом находилс€ ƒжек ќппенхеймер. » он сидел там уже дес€ть лет. ј Ёд ћоррел сидел первый год. ќн был приговорен к п€тидес€ти годам заключени€. ƒжек ќппенхеймер был осужден пожизненно, так же, как и €.  азалось бы, всем нам троим предстоит пробыть там немалый срок. ќднако прошло всего шесть лет, и уже никого из нас там нет. ƒжека ќппенхеймера повесили. Ёд ћоррел стал главным старостой —ен- вентина и совсем на дн€х был помилован и выпущен на свободу. ј € здесь, в ‘олсемской тюрьме, жду, когда судь€ ћорган в положенное врем€ назначит день, который станет моим последним днем.

ƒураки! —ловно они могут лишить мен€ моего бессмерти€ с помощью своего неуклюжего приспособлени€ из веревки и дерев€нного помоста! ќ нет, еще бессчетное количество столетий € буду бродить снова и снова по этой прекрасной земле! » не бесплотным духом буду € – € буду владыкой и пахарем, ученым и невеждой, буду восседать на троне и стонать под €рмом.

ѕ–ќƒќЋ∆≈Ќ»≈ гл 5==завтра 

–убрики:  политика. наш мир.
 Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв

ћетки:  

ƒжек Ћондон . —транник по звездам или —мирительна€ рубашка . гл 3

ƒневник

„етверг, 28 ‘еврал€ 2019 г. 02:04 + в цитатник

√лава III

¬есь тот день, в карцере, € ломал себе голову, стара€сь пон€ть, за что обрушилась на мен€ эта нова€ и незаслуженна€ кара. ¬ конце концов € пришел к единственному возможному заключению: какой-нибудь доносчик, чтобы снискать расположение начальства, приписал мне нарушение правил тюремного распор€дка.

“ем временем капитан ƒжеми находилс€ в состо€нии сильнейшего беспокойства, ожида€ наступлени€ ночи, а ”инвуд сообщил сорока пожизненно заключенным, чтобы они были готовы к побегу. ¬ два часа пополуночи вс€ тюремна€ охрана была на ногах и готова к действию. ¬се надзиратели, даже дневна€ смена, котора€ в это врем€ обычно спала.  огда пробило два часа, они ворвались в камеры сорока пожизненно заключенных. ќни ворвались во все камеры одновременно. ¬незапно распахнулись все двери, и все сорок человек, которых назвал ”инвуд, все без исключени€, оказались одетыми: ни один не лежал на своей койке, все притаились в ожидании у дверей. –азумеетс€, это послужило неопровержимым подтверждением того хитросплетени€ лжи, которым поэт-фальшивомонетчик опутал капитана ƒжеми. —орок заключенных были застигнуты на месте преступлени€ в полной готовности к побегу.  акое могло иметь значение, если впоследствии они все как один утверждали, что план побега был задуман ”инвудом? ¬се тюремное начальство было уверено, что сорок заключенных лгут, чтобы спасти свою шкуру.  омисси€ по амнисти€м была уверена в том же – не прошло и трех мес€цев, как —есил ”инвуд, фальшивомонетчик и поэт, самый презренный из людей, получил амнистию.

„то ж, тюрьма – хорошее испытание и хороша€ школа дл€ философа. “от, кто выдержал несколько лет заключени€, об€зательно видит, как разлетаютс€ прахом самые дорогие ему иллюзии и лопаютс€ мыльные пузыри прекрасных метафизических умозаключений. »стина бессмертна, учат нас; рано или поздно преступление выйдет наружу. Ќу так вот вам доказательство того, что преступление не всегда выходит наружу. —тарший надзиратель, начальник тюрьмы јзертон и все высшее тюремное начальство, все до единого человека, и по сей день вер€т в существование динамита, который существовал только в сорвавшемс€ с тормозов воображении некоего выродка, фальшивомонетчика и поэта – —есила ”инвуда. » —есил ”инвуд все еще жив, в то врем€ как €, самый безвинный, самый непричастный к этому делу человек, именно € буду отправлен на виселицу через несколько недель.

 

ј теперь € расскажу вам, как сорок пожизненно заключенных внезапно нарушили мертвую тишину моего карцера. я спал. —тук двери, ведущей в коридор, где расположены карцеры, разбудил мен€. ≈ще какой-то бедн€га, подумалось мне.  репко ему достаетс€, решил €, услыхав громкий топот, глухие удары, внезапные возгласы боли, отборную брань и шорох волочимых по полу тел: всех сорок заключенных зверски избили по дороге в карцер.

ќдна за другой отвор€лись двери карцеров, и кого-то вталкивали, кого-то втаскивали, кого-то швыр€ли туда. » снова и снова по€вл€лись тюремщики с новой партией избитых заключенных, которых они продолжали избивать, и снова и снова отвор€лись двери карцеров и поглощали окровавленные тела людей, повинных в том, что они мечтали о свободе.

ќгл€дыва€сь назад, € вижу, что нужно быть поистине философом, чтобы на прот€жении долгих лет выдерживать эти чудовищные сцены, порой станов€сь их участником. я такой философ. ¬ течение восьми лет € выносил эту пытку, и теперь, наконец, отча€вшись освободитьс€ от мен€ иным путем, мои тюремщики прибегли к содействию государственной машины, чтобы накинуть мне петлю на шею и удушить мен€ весом моего же тела. ќ, € знаю, ученые эксперты высказывают свое весьма ученое суждение о том, что при падении в люк у жертвы ломаютс€ шейные позвонки. Ќу, а жертвы, подобно шекспировскому путнику, больше не возвращаютс€ в этот мир, чтобы доказать, что это не совсем так. ќднако мы, живущие в тюрьме, знаем о тайнах, не выход€щих за пределы тюремного морга, – о повешенных, чьи шейные позвонки оставались целы и невредимы.

—транна€ вещь – повешение. я никогда не видел, как вешают, но наблюдавшие эту казнь описывали мне ее во всех подробност€х дес€тки раз, так что € очень хорошо знаю, что произойдет со мной. я буду сто€ть на крышке люка, – руки и ноги в кандалах, черный капюшон надвинут на глаза, узел петли за правым ухом – под моими ногами разверзнетс€ дыра, и € буду падать до тех пор, пока веревка, нат€нувша€с€ до отказа под т€жестью моего тела, не прекратит внезапно моего падени€. ѕосле чего вокруг мен€ столп€тс€ врачи и один за другим будут взбиратьс€ на табурет и, обхватив руками мое тело, чтобы приостановить его мерное раскачивание, будут прижиматьс€ ухом к моей груди и считать затихающие удары сердца. Ѕывает, что и двадцать минут истечет с того мгновени€, как откроетс€ люк, до того мгновени€, когда сердце стукнет в последний раз. Ќо можете мне поверить: они постараютс€ самым научным способом удостоверитьс€ в том, что человек действительно лишилс€ жизни, после того как ему накинули петлю на шею.

я намерен несколько отклонитьс€ в сторону от моего повествовани€ и задать два-три вопроса обществу. я имею право и отклон€тьс€ и задавать вопросы: ведь в самом непродолжительном времени мен€ выведут из этой камеры и сделают со мной то, что € только что описал. “ак вот: если шейные позвонки жертвы непременно должны сломатьс€ благодар€ вышеупом€нутому хитроумному расположению узла и петли, а также точному расчету веса жертвы и длины веревки, зачем же тогда, спрашиваетс€, заковывают руки жертвы в кандалы? ќбщество в целом не в состо€нии ответить на этот вопрос. Ќо € знаю, дл€ чего это делаетс€. » это знает каждый палач-любитель, хот€ бы раз принимавший участие в линчевании и видевший, как жертва хватаетс€ руками за веревку, чтобы ослабить ст€гивающую горло петлю, котора€ ее душит.

» еще один вопрос задам € самодовольному, закутанному в благополучие, как в ватку, члену современного общества, душа которого никогда не спускалась в преисподнюю: зачем закрывают они голову и лицо жертвы черным колпаком прежде, чем открыть люк под его ногами? » не забудьте, что в самом непродолжительном времени этот черный колпак будет надет на голову мне. “ак что € имею право спрашивать. »ли они, эти псы, эти твои верные цепные псы, о самодовольный обыватель, страшатс€ взгл€нуть в лицо жертвы, в котором, как в зеркале, отразитс€ весь ужас того преступлени€, которое они совершают над нами дл€ вас и по вашему приказу?!

Ќе забывайте, что € задаю этот вопрос не в год тыс€ча двухсотый от –ождества ’ристова, и не в год рождени€ ’риста, и не в год тыс€ча двухсотый до –ождества ’ристова. я, которого повес€т в этом году, в году тыс€ча дев€тьсот тринадцатом от –ождества ’ристова, задаю эти вопросы вам, тем, кто, как прин€то думать, €вл€етс€ последователем ’риста, вам, чьи цепные псы, чьи гнусные прислужники-вешатели выведут мен€ из моей камеры и спр€чут мое лицо под куском черной материи, ибо они не осмеливаютс€ взгл€нуть на страшное злоде€ние, которое они совершат надо мной, пока € еще буду жив.

Ќо вернемс€ к тому, что происходило у нас в карцерах.  огда последний надзиратель удалилс€ и дверь коридора захлопнулась за ним, все сорок избитых, растер€вшихс€ людей начали переговариватьс€ и задавать друг другу вопросы. Ќо тут один из пожизненно заключенных, великан-матрос по прозвищу Ѕрамсель ƒжек, заревел, словно бык, требу€ тишины, чтобы можно было произвести перекличку. ¬се карцеры были заполнены, и вот из каждого карцера по очереди стало доноситьс€, сколько в нем заперто человек и как их зовут. “аким образом было установлено, что в карцерах наход€тс€ только проверенные люди и можно не опасатьс€, что нас подслушивает доносчик.

“олько €, единственный из всех, вызывал у заключенных подозрение, потому что только € не принимал участи€ в подготовке к побегу. » € был подвергнут самому придирчивому допросу. ј что € мог им сообщить? —егодн€ утром, едва с мен€ сн€ли смирительную рубашку и вывели из карцера, как тут же, без малейшего, насколько € мог пон€ть, повода, мен€ снова швырнули в карцер. Ќо мо€ репутаци€ «неисправимого» сослужила мне на сей раз хорошую службу, и скоро они заговорили о деле.

я лежал и слушал и лишь тут впервые узнал о том, что готовилс€ побег.

« то же донес?» – Ётот единственный вопрос был у всех на устах, и всю ночь до рассвета он повтор€лс€ снова и снова. —есила ”инвуда среди брошенных в карцеры не оказалось, и подозрение пало на него.

– ќстаетс€ только одно, реб€та, – сказал в конце концов Ѕрамсель ƒжек. – —коро утро, и, значит, скоро всех нас выволокут отсюда и начнут спускать шкуру. Ќас поймали что называетс€ с поличным: ночью, в одежде. ”инвуд обманул нас и донес. ќни возьмут отсюда всех, одного за другим, и преврат€т в котлеты. Ќас сорок человек. «начит, вс€кое вранье непременно выйдет наружу. ѕоэтому каждый, когда из него начнут вытр€хивать душу, должен говорить правду, всю правду и ничего, кроме правды, как под прис€гой.

» там, в этой темной €ме, созданной людской бесчеловечностью, четыре дес€тка пожизненно заключенных преступников, прижавшись лицом к чугунным решеткам дверей, один за другим торжественно покл€лись говорить только правду.

ќднако их правдивость принесла им мало пользы. ¬ дев€ть часов утра наши тюремщики – эти наемные убийцы на службе у самодовольных обывателей, олицетвор€ющих государство, – сытые, хорошо выспавшиес€ тюремщики набросились на нас. ћы же не только ничего не ели, нас лишили даже воды. ј избитого человека обычно лихорадит. ’отелось бы мне знать, читатель, имеешь ли ты хоть малейшее представление о том, что такое избитый заключенный? «ќбработали» – так называетс€ это на нашем €зыке. ¬прочем, нет, € не стану рассказывать об этом. ƒостаточно дл€ теб€ узнать, что жестоко избитые, страдавшие от жажды люди семь часов оставались без воды.

¬ дев€ть часов по€вились наши тюремщики. »х было не слишком много. ƒа много и не требовалось – ведь они отпирали карцеры по одному. ¬се они были вооружены руко€тками от мотыг. Ёто очень удобное орудие дл€ «дисциплинировани€» беззащитного человека. ƒвери карцеров отвор€лись одна за другой, и – карцер за карцером – осужденных на пожизненное заключение людей избивали, превращали в котлету. ¬прочем, они про€вили полное беспристрастие: мен€ избили, как и всех остальных. » это было только началом, так сказать, прелюдией к допросу, которому должны были быть подвергнуты все заключенные поочередно в присутствии наемных палачей штата. Ёто было предупреждением, чтобы каждый мог почувствовать, что ожидает его на допросе.

я прошел через все муки тюремной жизни, через нечеловеческие муки, но страшнее всего, куда страшнее даже того, что готов€т мне в недалеком будущем, был тот ад, который воцарилс€ в карцерах в последующие дни.

ѕервым на допрос вз€ли ƒлинного Ѕилла ’оджа, закаленного горца. ќн возвратилс€ через два часа – вернее, они притащили его обратно и швырнули на каменный пол карцера. «атем они увели Ћуиджи ѕоладзо, сан-францисского бандита, чьи родители переехали в јмерику незадолго до того, как он по€вилс€ на свет. ќн издевалс€ над тюремщиками, дразнил их, предлага€ показать, на что они способны.

ѕрошло немало времени, прежде чем ƒлинный Ѕилл ’одж нашел в себе силы совладать с болью и произнести что-нибудь членораздельное.

– „то это еще за динамит? – спросил он наконец. –  то знает что-нибудь о динамите?

», разумеетс€, никто ничего не знал, хот€ допрашивали только об этом.

Ћуиджи ѕоладзо вернулс€ даже раньше чем через два часа, но это было уже лишь какое-то подобие человека: он что-то бормотал, как в бреду, и не мог ответить ни на один вопрос, а вопросы сыпались на него градом в нашем гулком каменном коридоре, ибо остальным еще предсто€ло пройти через то, что он испытал, и всем хотелось узнать, что с ним делали и о чем спрашивали.

≈ще дважды на прот€жении двух суток Ћуиджи уводили на допрос, когда же он превратилс€ в бессмысленного идиота, его навсегда отправили в отделение дл€ умалишенных. ” Ћуиджи на редкость крепкое здоровье. ” него широкие плечи, могуча€ грудна€ клетка, крупные ноздри, хороша€, чиста€ кровь: он будет еще долго лопотать что-то в камере дл€ умалишенных, после того как € повисну в петле и навсегда избегну ист€заний в каторжных тюрьмах  алифорнии.

ќдного за другим – и вс€кий раз по одному – заключенных уводили из камер, и один за другим, во€ и стена€ во мраке, обратно возвращались сломленные и телом и духом люди. ј € лежал в своем карцере и прислушивалс€ к этим стонам и вопл€м, к бессмысленному бормотанию одуревших от боли существ, и смутные воспоминани€ рождались в моей душе: мне начинало казатьс€, что когда-то €, надменный и бесстрастный, сидел на высоком помосте, и до мен€ доносились такие же вопли и стоны. ¬последствии, как вы увидите, € открыл источник этих воспоминаний, узнал, что эти стоны и вопли доносились со скамей, к которым были прикованы гребцы-рабы, а €, римский военачальник, слушал их, сид€ на корме одной из галер ƒревнего –има. Ёто было, когда € плыл в јлександрию по пути в »ерусалим… Ќо об этом € расскажу позднее. ј пока…

–убрики:   Ќ»√ј онлай каж день. ƒжек Ћондон . —транник по зв


 —траницы: [1]