Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 4170 сообщений
Cообщения с меткой

моцарт - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
гас

Анданте

Суббота, 13 Января 2018 г. 22:53 (ссылка)

Это цитата сообщения Liudmila5591 Оригинальное сообщение

Прекрасные Andante из сочинений Вольфганга Амадея Моцарта

Звучало Анданте. Волшебно и остро, как может быть только во сне...


Анданте (итал. andante) — музыкальный термин, происходящий от итальянского глагола «andare», означающего в переводе «идти». В музыке им обозначают скорость, с которой должно воспроизводиться музыкальное произведение, и соответствует темпу в диапазоне от 76 до 108 ударов в минуту — он располагается посередине между адажио и модерато.

На протяжении веков практическое использование этого темпа изменялось и до начала использования метрономов анданте равнялся скорости обычной ходьбы, соответствуя ритму от 69 до 84 ударов. Таким образом анданте относится к умеренно медленному темпу и по скорости ближе к адажио.
моцартттт (371x480, 129Kb) Этим же термином называют мелодию или медленную часть сонаты, симфонии или другого музыкального произведения, не имеющего собственного наименования, и исполняемого в этом темпе. Нередко анданте является цельная музыкальная тема с вариациями.

Примером музыки в темпе анданте предлагаю послушать произведения Вольфганга Амадея Моцарта.


Image Hosted by PiXS.ru


Sinfonia concertante for Violin, Viola and Orchestra in E flat major, K.364
II. Andante


Piano Concerto No.10 in Es-dur (for 2 Pianos), KV 365
II. Andante




слушать
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ФИЛИНТЕЛЛЕКТ

Блистательная воздушная Вена на Рождество!

Воскресенье, 07 Января 2018 г. 08:33 (ссылка)

2021_marka_avstriya_1991_god_amadey_motsart_17561791_kompozitor_negashenaya (199x245, 32Kb)

Венская Опера! Концертный зал! Штраус!!!! Хоть и французский, но ведь по-венски изящный и веселый канканист Офенбах!!!! А Моцарт Вольфганг и волшебный Амадей !!!!

У нас пока в народе Вена ассоциируется с вальяжным дворянином Никитой и восхищением упоительными вечерами в России, перенесенными в Вену, но это проходит, венская музыка и архитектура берут потихоньку свое, элита наша стала отходить от кутежей в Куршавеле и жизнь потекла по весенним канонам, напоминающим о красках жизни, гармонии и .... любви


YtAT 1913   Dome-of-Michael-Wing-Hofburg-Palace-Vienna (224x320, 44Kb)YtAT 1914   Kinsky-Palace-Vienna (223x289, 44Kb)YtAT 1915  State-Opera-House-Vienna (223x316, 45Kb)
YtAT 1324 Johann-Strauss-1825-99-composer--amp--dancing-couples (243x233, 42Kb)Strauss-Johann (227x224, 34Kb)
Балы, красавицы, лакеи, юнкера
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки.
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Пускай всё сон, пускай любовь игра,
Ну что тебе мои порывы и объятия.
На том и этом свете буду вспоминать я,
Как упоительны в России вечера.


YtAT 2092   Folk-Opera-Vienna-100th-anniversary (320x235, 52Kb)YtFR 2151  Jacques-Offenbach-1819-1880 (271x236, 45Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Юрий_Скилев

Открыл для себя и хочу поделиться приятным открытием.

Суббота, 16 Декабря 2017 г. 21:23 (ссылка)


Есть такая насмешливая опера Моцарта "Так делают все женщины".



В сегодняшнем окружении скандальной ложью на самом высоком уровне, и в самом святилище чести и чистоты помыслов - Олимпийском комитете - так резонирует : "Так делают все"



И , благодаря и спасибо скандалистам , я нашел очень хорошую серию сюжетов(?), передач(?) "Партитуры не горят." Хорошо по содержанию и по форме.



Молодцы, ребята!



Даю одну ссылку и один фрагмент.



Тот, кому интересно, остальное сам обнаружит рядом.



https://youtu.be/1AXMNbyrM7o







 


Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Елена__Станиславовна

В.А. Моцарт Маленькая ночная серенада

Понедельник, 21 Ноября 2017 г. 01:03 (ссылка)

В.А. Моцарт Маленькая ночная серенада



21:12
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Barucaba

Искренность и гармония чувств в музыке Моцарта

Пятница, 08 Декабря 2017 г. 14:24 (ссылка)


Несравненный знаток человеческой души, проницательно высмеивающий пороки, мечтающий об идеальном мире, легко переходящий от самой глубокой скорби к величайшей радости, благочестивый певец страстей и таинств — Моцарт до сих пор завораживает как личность, оставаясь вершиной музыки. Как музыкант он синтезировал все достижения прошлого, доведя до совершенства все музыкальные жанры и превзойдя почти всех своих предшественников совершенным воплощением гармонического строя чувств.



27z3M (600x387, 71Kb)



Josef Büche. Mozart beim komponieren (Моцарт сочиняет)



Концерт № 20 ре минор, быть может,  самый известный и удивительный концерт Моцарта – первый из двух концертов, написанных в миноре. В нём трагизм выражен с удивительной силой и правдивостью, а исповедь солиста – с неподдельной искренностью…



«В нём вспоминаешь, – рассказывает пианист Михаил Воскресенский, – что Моцарт жил в эпоху бури и натиска, которую впоследствии так ярко отразил Бетховен, хотя Моцарт был, безусловно, провозвестником этого направления. Такой порывистости и ощущения борьбы, как в финале этого концерта, пожалуй, не найдешь даже и у Бетховена. И в то же время всё у Моцарта гармонично и соразмерно…»



Всё сочинение пронизано контрастами драматических и мятежных тем и многогранно представленной лирики — скорбной, нежной, взволнованной, гармонически светлой. Сосредоточием образного конфликта является первая часть. Образ, возникающий у слушателя вначале, затем постоянно обогащается и преображается. Изящная грациозность мотивов сменяется светлой печалью, выразительными "говорящими" интонациями . Финал в целом отличается драматическим напряжением. Однако образное развитие завершается на оптимистичной мажорной ноте: в коде утверждается образ радости. Подобное решение финала вновь подтверждает излюбленную идею моцартовского творчества — несмотря на любые драмы жизни, в ней всегда найдется место светлому чувству.







Опубликовано здесь

Метки:   Комментарии (8)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

великий - и неоднозначный

Понедельник, 05 Декабря 2017 г. 02:23 (ссылка)

https://nashenasledie.livejournal.com/4658952.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

небольшая заметка 1933 года как повод вспомнить величайших советских музыкантов и педагогов

Воскресенье, 03 Декабря 2017 г. 13:30 (ссылка)

________________

обратите внимание: концерты начинались в 20.30

Цейтлин Лев Моисеевич - скрипач, педагог
Аптекарев Игорь Николаевич - пианист
Мария Израилевна Гринберг в представлении не нуждается
Гроссман Эммануил Иосифович - пианист, педагог, ученик Нейгауза... рано ушёл, в 41 год!
не Г. Гутман, а Теодор Давыдович Гутман - также ученик Нейгауза, превосходный пианист, педагог, чудесный человек
Александр Львович Иохилес - ученик Игумнова с феноменальной памятью.. Долгое время он преподавал в Московской консерватории; затем был профессором Тбилисской консерватории (1946-1952) и, наконец, с 1952 года вел фортепианный класс в Институте имени Гнесиных.
Калиновский Соломон Иосифович - скрипач, педагог, ученик Ямпольского.
Самуил Исаакович Фурер - ученик Петра Соломоновича Столярского, в 15-летнем возрасте стал учеником Льва Цейтлина
Святослав Николаевич Кнушевицкий - и этим всё сказано.
Александр Иванович Орлов - русский советский дирижёр. Первый руководитель Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио. Его ученик - Натан Григорьевич Рахлин.
***
Музыкальная жизнь Москвы в тридцатые годы была очень интересной и разнообразной. Хотя своих исполнителей тогда было меньше, это компенсировалось частыми концертами крупных иностранных гастролеров. Некоторые из них побывали в разных городах Союза. Крупнейший европейский дирижер Оскар Фрид был первым из тех, кто приехал в СССР после революции. Его принимал Ленин. В 1934 году он остался жить в Москве. Отто Клемперер в своих мемуарах назвал его "гениальнейшим дирижером". Умер Фрид перед войной, кажется, в Тбилиси.

Приезжали и другие: Бруно Вальтер, Эрих Клемперер, Клейбер, Лео Блех. В Ленинграде работал известный дирижер Фриц Штидри. В Харькове — Пауль Клецки. В Москве с 1930 года оркестром радио руководил Георг Себастьян. О Фриде я уже говорил. Оркестр Московской филармонии возглавлял Эйген Сенкар, а концертмейстером первых скрипок был приглашенный им австриец Бронислав Мигман, уникальный оркестрант. Высоченный, плотный, скрипка в его руках казалась игрушкой. В итоге три дирижера высшего класса являлись стержнем концертной жизни Москвы. Георг Себастьян проявлял внимание к молодым советским солистам. Именно с ним Тихон Хренников исполнил впервые свой Фортепианный концерт летом 1935 года на эстраде парка имени Горького.
читать
* * *

И вот настал майский день 1933 года, возвестивший приход, вернее сказать, вторжение в историю исполнительства и, шире, в историю музыки, нового великого имени. Ни до, ни после не было равного события — так никто не "возникал" — пожалуй, только Клиберн, не удержавшийся, однако, на "заявленной" высоте. Одно-единственное выступление сразу же вознесло Гилельса на вершины мирового пианизма. Но этим не исчерпывается значение того, что произошло на конкурсе: его результат вышел далеко за рамки одной конкурсной победы.

А пока окунемся в атмосферу того конкурсного дня. Очевидцы оставили целый свод подробных описаний, сделанных годы, а то и десятилетия спустя, — собранные вместе, они рисуют картину как бы с разных ракурсов, и каждая деталь драгоценна.

Даю возможность читателю присутствовать в зале.


Павел Коган: "В первом туре Эмиль Гилельс выступил после большой группы довольно сильных пианистов. Публика не была подготовлена к его выступлению, мало кто знал его, никто не слышал о нем ничего такого, что могло бы привлечь к нему повышенный интерес. Поэтому незадолго до его выхода зал выглядел так, как обычно бывает в антрактах между отделениями концерта. Слушатели лениво и рассеянно расхаживали по рядам, вяло обменивались друг с другом впечатлениями, зевали, толпились в проходах, курили в фойе. В зале было душно, пахло табаком. Время подходило к вечеру. Музыки было прослушано много, на лицах слушателей и членов конкурсной комиссии было заметно выражение усталости, чувствовалось желание продлить как можно дольше антракт.
Но когда Эмиль Гилельс с лицом испуганного ребенка вышел, точнее, выбежал на эстраду и сразу, без всякого приготовления „вцепился“ в клавиши и начал извлекать из рояля звуки, все от неожиданности притихли, застыли на своих местах. С первой же ноты, не давая никому ни на одно мгновение ослабить внимание, Эмиль Гилельс вел за собой весь зал, увлекая каждого с такой силой убеждения, какой владеют избранные артисты — артисты „божьей милостью“. В каком-то музыкальном припадке публика тряслась от рукоплесканий и оваций, как только Гилельс оканчивал следующее по программе произведение. Но это было далеко не все. Фантазией Листа на темы из „Свадьбы Фигаро“ Моцарта завершал Гилельс свое выступление. Это была неповторимая картина, где музыка, песни и танец слились в одном чувстве торжествующей поэзии и виртуозного упоения.
Не берусь словами передать успех Гилельса… Все — и слушатели, и судьи — объединились в единодушном порыве восхищения и восторга. Успех выражался настолько бурно, что Гилельс сначала, недоумевая, долго и пристально всматривался в публику, потом привстал, неловко кивнул головой и поспешно, торопливыми шагами направился к выходу. В стенах этого зала, на моей памяти, не случалось ничего подобного. Гилельс вырвался вперед, перемахнув „одним духом“ все возможные степени конкурсных наград… Фактически уже после первого тура он сделался единственным претендентом на первый приз, как утес возвышаясь над всеми остальными конкурентами".

Мария Гринберг: "Хорошо помню, как он [Гилельс] играл Парафразу Листа на темы из „Свадьбы Фигаро“ Моцарта и как при последней кульминации весь зал встал…"
Дмитрий Кабалевский: "Я уверен — тот, кому посчастливилось тогда быть среди любителей музыки, заполнивших зал Московской консерватории, на всю жизнь сохранил воспоминание об этом дне как одно из ярчайших впечатлений музыкальной жизни тех лет. Жюри было освобождено от необходимости обсуждать вопрос, кому присудить первую премию; после выступления Эмиля Гилельса этот „вопрос“ перестал быть „вопросом“".

Григорий Коган: "Присутствовавшим на конкурсе памятно появление на эстраде зала консерватории незнакомого юноши, невысокого, малоэлегантного, но крепко скроенного, с упрямо умятой огненной шевелюрой. Его исполнение листовской Фантазии „Женитьба Фигаро“ (на темы оперы Моцарта) превратилось в художественное событие. Равномерно, из такта в такт, нарастала ликующая динамика виртуозного празднества, спокойно подминая сходу все прогрессирующие технические трудности, пока не покатилась, как грозная и радостная лавина, на выбитых из состояния равновесия, ошеломленных и восхищенных слушателей. К концу исполнения в зале оставался только один человек, владевший собой: это был сам исполнитель. Первая премия определилась сразу, без колебаний; ее присуждение ввело в историю пианизма имя Эмиля Гилельса".

Арнольд Альшванг: "В переполненном до отказа Большом зале Московской консерватории царило всеобщее волнение. После исполненной Гилельсом Фантазии на тему „Свадьба Фигаро“ Моцарта-Листа весь зал встал… Глядя на этот жужжащий, жестикулирующий людской рой, можно было сразу и безошибочно определить, что произошло большое, радостное событие. Юноша стоял лицом к публике и раскланивался так же спокойно, как он за минуту до этого сидел за роялем и извлекал из него непостижимые звучания. Вообще самым замечательным свойством внешнего поведения виртуоза является его полная невозмутимость. Это не наигранное спокойствие, а естественное состояние, диктуемое физическим и психическим здоровьем и огромным эстрадным талантом".

Лидия Фихтенгольц: "Никто его, конечно, не знал — какой-то мальчик… А в конкурсе участвовали и Иохелес, и Гринберг, и Аптекарев, и Гутман, и многие другие — те, кто потом стали (и уже были. — Г. Г.) концертирующими пианистами. Они были старше, и то, что мальчишка получил Первую премию, опередив этих уже определившихся музыкантов (притом, замечательных музыкантов), действительно было просто фантастически!

Я хорошо помню его выступление — как он очень быстро, деловито вышел, в каком-то сюртучке… Он тогда был очень-очень рыжим — потом потемнел. И особенно хорошо я помню, как жюри аплодировало ему стоя… Его появление — это был настоящий взрыв!"

Лев Баренбойм: "Малый зал Московской консерватории. Вторая половина одного из последних дней конкурса. Большая часть тех, кого музыкальная Москва знала и прочила в призеры, свою программу отыграла. Казалось, что лучшее из лучшего уже позади. Даже завсегдатаи конкурса, утомленные однообразием фортепианной музыки, звучавшей не только в артистическом, но и в ученическом исполнении, покидали зал. Он заметно пустел, и повсюду зияли прогалины… На эстраду быстро, несколько смущенно, но отнюдь не робко, вышел коренастый, небольшого роста, совсем молоденький юноша с золотисто-рыжей шевелюрой. Во всем облике, в плотно сжатых губах и устремленном куда-то далеко вперед взгляде — внутренняя собранность, сосредоточенность, готовность к действию, легкость движений и никакой — так, во всяком случае, казалось — тревоги и опасливости. Уже сама внешность его была незаурядной, выделялась среди других и привлекала к себе внимание. Сразу же, не дав опомниться и успокоиться, он начал играть; начал с Фуги Баха-Годовского из скрипичной Сонаты g-moll, и — хорошо это помню — с первых же тактов повел за собой зал. О нет! Дело было не только в великолепном пианизме, сокрушающей виртуозности, выразительнейшей темпоритмической устойчивости, но, главным образом, в другом: в непривычном для аудитории завораживающем характере игры — всепобеждающей волевой активности, жизнерадостном полнокровии, обузданной страстности, ясности мысли, прямом „ораторском“ воздействии на аудиторию и (об этом — может быть, главном! — мало писалось и говорилось в прессе) живом и образном мелодическом интонировании не только медленной, но и быстрой музыки. В зале воцарилось полнейшее безмолвие, воцарилась торжественная чуткая тишина ожидания. Играл Гилельс на первом туре, кроме Фуги Баха-Годовского, пьесы Рамо, Вариации и фугу Брамса на тему Генделя и Фантазию на темы моцартовской „Свадьбы Фигаро“ Листа-Бузони. С каждым произведением сила воздействия возрастала с неимоверной быстротой. Зал в безудержном возбуждении и в порыве восхищения неистовствовал, особенно после последней пьесы.
Ошеломление и потрясение от игры как бы тут же, при нас, повзрослевшего отрока, по-своему исполнившего хорошо известную нам музыку, — таков был тогда наш, людей разных возрастов, общий душевный отклик… Игру Гилельса можно было охарактеризовать и по-другому: оглушающая и осеняющая неожиданность, порабощавшая своей силой и прекрасная смелым, тогда еще, конечно, нами неосознанным пренебрежением к привычной красоте".

Яков Флиер: "Память сохранила не так уж много художественных впечатлений, яркость которых не тускнеет в течение всей сознательной жизни. Одно из них — выступление Эмиля Гилельса на Первом Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей весной 1933 года, сильнейший „стресс“ моей молодости. Прошло более сорока лет. Многие незаурядные исполнения давно уже стерлись в памяти. Впечатления же от игры Гилельса будто отчеканились в сознании: не по годам зрелый и углубленный Брамс (Вариации на тему Генделя), волевая, ритмически упругая g-moll’ная Фуга Баха-Годовского, изящная, изысканная Токката Равеля и, наконец, неповторимая, феерическая Фантазия Листа на темы „Свадьбы Фигаро“ Моцарта…

Я абсолютно убежден, что уже в шестнадцать лет Гилельс был пианистом мирового класса… С той поры я слышал десятки уникальных виртуозов. Почти на каждом международном конкурсе появляются этакие суперспортсмены, преодолевающие с удивительной легкостью трансцендентальные технические трудности. Но назовите мне тех, кто по-настоящему захватывал Вас своей игрой, кто добился подлинных исполнительских высот. Искусство Гилельса уже в молодости являло собой редчайший сплав художественного интеллекта, творческого воображения, природного пианизма, отличного чувства формы и стиля. Словом, всего, чем обладают редкие музыканты, добившиеся высочайших вершин в искусстве".

Вполне можно остановиться. Теперь, с разрешения читателя, — и собственные "показания".

Г. С. Домбаев, бывший ректор Горьковской консерватории, профессор Гнесинского института, в разговоре со мной, когда речь зашла о Гилельсе, неожиданно вспомнил конкурс — он был членом жюри: "Вы себе не представляете… это звучание… эти шелестящие терции…", — вдруг его глаза увлажнились, и он на мгновение даже отвернулся… А со времени конкурса прошло сорок пять лет!

И еще поведал мне Домбаев закулисную тайну: в преддверии конкурса все уже было решено — кто получит, вернее, кому дадут первое место. Открываю секрет: "задуман" был Игорь Аптекарев, очень одаренный пианист (из-за болезни практически переставший играть), — А. Б. Гольденвейзер отмечал у него "отличные пианистические данные". Но… менее чем за час все планы были опрокинуты. Даю слово самому Домбаеву; в его неизданных воспоминаниях содержатся интереснейшие подробности.
"Прослушивание уже близилось к концу, определился высокий уровень пианистов и даже наметился лидер. Но вечером одного из самых последних дней объявили выступление совершенно неизвестного пианиста. На эстраду вышел небольшого роста сосредоточенный, серьезный юноша, поклонился слушателям и быстро сел за рояль.
За столом жюри я сидел рядом с М. М. Ипполитовым-Ивановым. При выходе на эстраду этого пианиста Михаил Михайлович наклонился ко мне и тихо сказал: „Ну, за что же мы, несчастные, должны долго слушать этого мальчугана?“

Когда „мальчуган“ заиграл, можно было подумать, что рояль, все дни стоявший на эстраде, заменили другим, значительно лучшим инструментом — так прекрасно зазвучала музыка под пальцами юноши. Своим магнетизмом юный пианист заворожил весь зал… когда же он сыграл завершавшую программу Фантазию Листа на темы из оперы Моцарта „Свадьба Фигаро“, стало ясно, что перед нами безоговорочно лучший из пианистов и единственный лидер фортепианного конкурса. (Надо было видеть, как добродушно смеялся М. М. Ипполитов-Иванов, над своим неудачным „прогнозом“!) По окончании программы не только переполнившие зал слушатели, но, вопреки предварительному уговору, все члены жюри стоя (!) дружно и долго аплодировали юному пианисту. Этот юноша, не достигший и семнадцати лет, был Эмиль Гилельс!
Так триумфально вошел в большую музыку совсем юный пианист, чтобы затем пожизненно занять положение одного из самых лучших пианистов мира. Примечательно, что, несмотря на этот триумф, обсуждение выступления Эмиля Гилельса на заседании жюри не обошлось без курьеза.

Все выступавшие члены жюри говорили, что Гилельс безусловно лучший пианист среди участников конкурса, но некоторые добавляли к этому, что пианист очень мал, а потому не может быть отмечен премией, а что его надо поощрить наряду с группой талантливых детей (от 8 до 14 лет), которые в те же дни публично выступали, но вне конкурса. Признавая этот вопрос не художественным, а правовым, один из членов жюри заявил, что в условиях конкурса не были указаны возрастные границы участников, что заявление Гилельса об участии в конкурсе было принято, что он был допущен к конкурсу, наконец, выступил и сыграл всю конкурсную программу, а потому должен быть обсужден наряду со всеми участниками конкурса и получить то, чего заслуживает. После этого убедительного заявления обсуждение закончилось единодушным присуждением Эмилю Гилельсу единственной первой премии".

Наконец, еще одну, последнюю, "версию" — сколько их было! — беру из книги Хентовой: "К самому концу первого тура, вечером, когда оживление [слушателей] стало спадать, у консерватории появился коренастый хмурый юноша и скромно одетая женщина лет тридцати.
Женщину узнавали. С ней здоровались. Она останавливалась, отвечая на какие-то вопросы.

Юношу никто не замечал. Он стоял в стороне у подъезда, исподлобья оглядывая шумную толпу. Ему было зябко в потертом коротком пальто. Черный бант, неумело завязанный тугим узлом, сдавливал шею.

Он очень волновался, но внешне был совершенно спокоен.
Выступления заканчивались. Устало жюри. Устала публика. Впечатления притуплялись. Хорошее уже не волновало, плохое не возмущало.
Появление на эстраде юноши прошло незамеченным.

Он деловито подошел к роялю, поднял руки, помедлил и, упрямо сжав губы, заиграл.

В зале насторожились. Стало так тихо, что, казалось, люди застыли в неподвижности. Взгляды устремились на эстраду. А оттуда шел могучий ток, захватывая слушателей и заставляя их подчиняться исполнителю. Напряжение нарастало. Устоять перед этой силой было невозможно, и после финальных звуков „Свадьбы Фигаро“ все ринулись к эстраде. Правила были нарушены. Аплодировали слушатели. Аплодировало жюри. Незнакомые люди делились друг с другом своим восторгом. У многих на глазах показались слезы радости.
И только один человек стоял невозмутимо и спокойно, хотя все волновало его, — это был сам исполнитель.
Так страна узнала Гилельса.
Ему было тогда шестнадцать лет".

Узнала не только страна: имя Гилельса прочел Рахманинов, — его близкий друг Владимир Робертович Вильшау, рассказывая в письме о музыкальной жизни Москвы, написал ему (сам Вильшау на конкурсе не был): "Выделился хорошо организованный конкурс молодежи, где было очень много хорошего, особенно отличился юноша по ф-п по фамилии Гилельс".

Чем же так потряс и ошеломил Гилельс слушателей? Не давая здесь общую характеристику его игры, отмечу, что в глазах большинства критиков первейшее достоинство Гилельса — техника. Это не так. Избалованную московскую публику удивить техникой было невозможно: совсем еще недавно она была завоевана "чемпионами" пианизма — такими, как Горовиц, Цекки, Аррау… Нет, Гилельс оставил неизгладимое впечатление потому, что был, прежде всего, личностью в музыке — ярко очерченной, не похожей ни на кого другого. С удивительной проницательностью "разгадал" Гилельса американский музыковед Герберт Пайзер. В 1939 году, в заметке, посланной в газету "Нью-Йорк таймс" из Вены, где Гилельс только что выступил на конкурсе, он писал: "Я не принадлежу к тем, кто приписывает огромный дар Гилельса технике. В игре юного Гилельса нет ни излишней техники, ни чего-либо показного. Его чрезвычайно серьезный подход исключает это".
Такого профессионализма не хватает, к сожалению, многим пишущим. Здесь же критик предсказывал: "Запомните это имя… оно будет потрясать континенты".
Но вернемся в Москву. Имя победителя было у всех на устах. Газеты и журналы наперебой публиковали материалы о конкурсе; казалось, общество только музыкой и занято. Конкурсу был придан государственный статус. Почему так? Потому ли, что в стране шли процессы — взять хотя бы голод 33-го года, — от которых надо было отвести глаза? Или же нужно было продемонстрировать заботу и внимание, которыми окружает советская власть культуру и искусство? А может быть — и то и другое. Но как бы то ни было, конкурс действительно стал выдающимся событием.

На заключительный концерт лауреатов прибыло все правительство во главе со Сталиным.

Откроем книгу Е. Громова "Сталин. Власть и искусство". Автор, ссылаясь на мемуары министра иностранных дел СССР А. А. Громыко, пишет: "Сталин с увлечением слушал классическую музыку, когда за рояль садился великий пианист Эмиль Гилельс. Ему вождь оказал поддержку в самом начале его блистательной карьеры".
Дальше особенно интересно: "Гилельса мало знали в Москве до его победы на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей в 1933 году. На заключительном концерте этого конкурса присутствовал генсек". И Громов цитирует журнал "Театр" за декабрь 1939 года: "Он [Сталин] аплодировал шестнадцатилетнему Эмилю Гилельсу после того, как пианист блестяще сыграл „Фигаро“ Моцарта-Листа. Иосиф Виссарионович пригласил Эмиля Гилельса к себе в ложу, расспрашивал о его жизни и об учебе. Вскоре Эмиль переехал в Москву. Его окружили вниманием и заботой".

Какой сюжет! Мальчик, никому не известный еще считанные дни назад, разговаривает теперь со Сталиным!
Не удивительно: такое событие породило разнообразный фольклор, трактующий произошедшее с некоторыми отклонениями в деталях, наподобие несовпадений в рассказах о звонке Сталина Пастернаку или Булгакову.

Могу "расшифровать" эту беседу. Поздравив Гилельса с победой, Сталин "выразил уверенность", что теперь Гилельс будет жить в Москве, в столице, и ему будут созданы все условия для жизни и работы. "Нет, — ответил Гилельс (это Сталину-то — узнаете почерк?!), — я поеду в Одессу — кончать консерваторию". Неожиданно Сталин проявил "полное удовлетворение", оценив смелость и "самостоятельность".

Теперь вариант Л. Маркеловой (дочери П. П. Когана): "…В тот вечер, или, точнее сказать, в ту ночь, ибо уже было около двенадцати, Эмиль неожиданно появился на пороге нашего дома. Он был явно взволнован и видно было, что ему необходимо „исповедаться“.
Отказавшись от ужина, только проглотив стакан чаю, он, в лицах (помните, читатель, его способности? — Г. Г.), передал нам содержание удивительной встречи. Вот вкратце ее описание.

— Когда я кончил играть, — рассказывал Эмиль, поглядывая, какое впечатление производят его слова, — меня пригласили в ложу к товарищу Сталину. Там были и другие члены правительства. Мне предложили сесть, и я отказался: как-то неудобно — спиной к товарищу Сталину. А он стал задавать мне вопросы, и мне приходилось отвечать через плечо. Первое, что он сказал:
— Ты что, сразу собираешься уезжать в Одессу?
— Да, — сказал я.
— А если мы попросим тебя немного задержаться, побывать у нас в Кремле?
— Хорошо, — ответил я.
Сталин рассмеялся и произнес:
— Ну, тогда до скорой встречи!
А потом, словно про себя, тихо добавил вслед:
— „Рыжее золото“!
На этом месте Эмиль смутился и, взглянув на часы, быстро распрощался. А я приплюсую сюда миниатюрную новеллу, в качестве диссонанса в торжественную минуту. Приехав в Москву на конкурс, Эмиль с матерью, Эсфирь Самойловной, остановился в доме своей сводной сестры на Красной Пресне. Так вот в ту памятную ночь, после триумфа и беседы со Сталиным, Эмиль шел пешком от нас — с Разгуляя на Красную Пресню. Не было денег на такси. Об этом, понятно, никто не догадывался, а юноша стеснялся сказать. Сознался лишь много времени спустя".
полностью здесь

* * *
тот самый Фигаро! 16-летнего Гилельса


и немного другая хроника - после конкурса в Брюсселе.. КАК встречали!!!!



https://nashenasledie.livejournal.com/4657696.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Басёна

МОЦАРТ: УБИЙСТВО СО МНОГИМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ

Воскресенье, 03 Декабря 2017 г. 20:56 (ссылка)


 



Жертвой невольного злоупотребления медикаментами пал не только Майкл Джексон, но и как минимум еще один музыкант с мировым именем. Правда, в случае Моцарта эта версия его смерти — в ряду десятка других. Однако Сальери точно ни при чем





Очень подозрительная смерть



Осень 1791 года выдалась для Моцарта продуктивной, но тяжелой. Музыкант был в долгах, напряженно работал над многочисленными заказами, чтобы расплатиться, все чаще жаловался на недомогания, и не

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
nonnchen

Байки о великих

Суббота, 02 Декабря 2017 г. 22:16 (ссылка)




4432201_ (430x604, 52Kb)



Однажды немецкого ботаника Карла Гебеля знакомый художник позвал оценить его новую картину «Грехопадение». Ученый долго рассматривал картину и вдруг заявил, что яблоки нарисованы неверно. Художник удивился: «Почему неправильно?» Гебель объяснил: «Потому что сорт яблока, которое Ева протягивает Адаму, был выведен всего восемьдесят лет назад».



4432201_yayayayayayayayayayayayayayaya020 (658x700, 311Kb)


 



Известный немецкий художник Ганс Гольбейн был придворным живописцем английского короля Генриха VIII. Однажды в своей мастерской он повздорил с каким-то лордом и спустил его с лестницы. Оскорбленный вельможа явился к королю, пожаловался на художника и грозился убить его. На что король заявил: «Милорд, я запрещаю вам даже думать об этом! Я могу взять любых семерых крестьян и сделать из них таких же лордов, как вы. Но из семи любых лордов мне не сделать и одного Гольбейна!»









4432201_yayayayayayayayayayayayaya0266_1268400105_f_list (565x699, 38Kb)



Незадолго до смерти Гейне позвал нотариуса и продиктовал ему свою последнюю волю: «Все свое состояние и гонорары за будущие издания своих произведений я оставляю своей жене при условии, что она снова выйдет замуж». Нотариус очень удивился: «Но почему вы так поступаете?» Поэт ответил: «Я хочу, чтобы на земле хоть один человек вспоминал меня с благодарностью».



 









4432201_yayayayayayayayayayayayayayaya713 (500x574, 56Kb)



Француский король решил прочитать свои стихи известному поэту Николя Буало а потом попросил его высказать свое мнение о них. Поэт оказался изысканно дерзок: «Государь! Для вас нет ничего невозможного: вам захотелось написать плохие стихи, и вы сделали это».

 



4432201_yayayayayayayayayayayayayayayayayayayayaCaterina_Gabrielli (534x700, 62Kb)



Знаменитая итальянская певица Катерина Габриелли запросила у Екатерины II пять тысяч дукатов за два месяца выступлений в Петербурге.

— Я своим фельдмаршалам плачу меньше, — запротестовала императ­рица.

— Отлично, Ваше императорское величество, — отпарировала Габриелли, — пусть ваши фельдмаршалы вам и поют. Императрица уплатила ей пять тысяч дукатов.



4432201_yayayayayayayayayayayayaIozefGaidn (612x612, 59Kb)


 



Однажды в Лондоне Гайдн дирижировал при исполнении своей симфонии. Любопытные лондонцы покинули свои места, чтобы вблизи посмотреть на знаменитого человека. Внезапно с потолка упала люстра и со страшным грохотом разлетелась на тысячу осколков. Зрители, столпившиеся у сцены, были спасены по воле случая. Глубоко взволнованный Гайдн сказал оркестрантам:

— Все-таки моя музыка чего-то стоит, если она спасла, по меньшей мере, 30 жизней.



4432201_yayayayayayayayayayayayayayayayayamocartdetstvo (480x280, 30Kb)


 



Когда юный Моцарт в семилетнем возрасте давал концерты во Франкфурте-на-Майне, к нему подошел мальчик лет четырнадцати.

— Как замечательно ты играешь! Мне никогда так не научиться.

— Отчего же? Ты ведь совсем большой. Попробуй, а если не получится, начни писать ноты.

— Да я пишу… Стихи…

— Это ведь тоже очень интересно. Писать хорошие стихи, вероятно, еще труднее, чем писать музыку.

— Отчего же, совсем легко. Ты попробуй…

Собеседником Вольфганга Моцарта был Вольфганг Гете.



4432201_yayayayayayayayayayayayavel (265x138, 14Kb)





 



4432201_yayayayayayayayayayayayayaya359555 (600x281, 26Kb)



Один юноша спросил Моцарта, как писать симфонии.

— Вы еще слишком молоды.. Почему бы Вам не начать с баллад? — сказал композитор.

Юноша возразил:

— Но ведь Вы же начали писать симфонии, когда Вам еще не исполнилось десяти лет!

— Да, — ответил Моцарт, — но я никого не расспрашивал, как их следует писать



 



                                              4432201_images_8 (430x117, 10Kb)



 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

Вадим Холоденко. Львівський органний зал

Пятница, 02 Декабря 2017 г. 01:45 (ссылка)
md-eksperiment.org/afisha/u...1202004339


Львівський органний зал представляє! Вперше в Україні за довгий час! Лауреат Золотої медалі та всіх спеціальних призів конкурсу ім.Вана Кліберна (США) - Вадим Холоденко - 14 грудня 2017

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Avel_Hladik

Восторги и нежность

Пятница, 01 Декабря 2017 г. 08:26 (ссылка)


 



Прочитал недавно: ученые мужи из Англии выяснили, что под Вивальди, Моцарта, Бетховена и Баха вообще под классику люди съедают больше, чем обычно. И поэтому толстеют.



А те кто слушает Мадонну, Тупака или Шнура с Михайловым - вообщем поп музыку - наоборот - не толстеют, потому что у них от массового искусства пропадает аппетит и они перестают жрать.



Похоже что после того как нас попросили из Эдема, наградив напоследок тремя ужасными еврейскими напастями - несварением желудка, чувством вины и склонностью к обжорству, мы научились интерпретировать любые экзистенциальные атрибуты применительно к себе и на свой манер. К тому же, перефразируя Паскаля, можно сказать, что у каждого сердца свои резоны, нимало не ведомые разуму.



Но вернемся к заявлению высоколобых ученых мужей из Англии.



Если следовать их логике, теперь существует музыка жиробасов - толстых, нажористых, расплывшихся в креслах уверенных в себе эстетов и музыка изящных и стройных дебиловбля с наушниками в ушах.



Возможно учоные и правы.



Но может быть и другая версия вселенной, в которой они, учоные эти, обыкновенные песдоголовые идиоты, тупые любители падали, потратившие деньги таких же дегенератов на очередную бесполезную хуиту,  потому что мы, те кто пережил обмороки становления, давно знаем:



что Бах - это восхождение по лестнице слёз, 


что Моцарт - создал и придумал вселенную Добра и Печали, 


Вивальди - отменил своей музыкой закон Всемирного тяготения, 


а Эрнст Готлиб Барон - наполнил воздухом зеленые легкие мира 


и снова Бах - он первым придумал музыку, которая заставила меня плакать.


 


И вообще, все мои восторги, озлобленность и нежность моей души, безделицы этой, такой нелепой и странной жизни, тысяча других вещей, в которых я все еще сведущ, а среди них любовь, вера и надежда - их я просто боготворю так или иначе связаны с музыкой.


 


Просто от сотворения времен до наших дней музыка - это единственный доступный нам язык, на котором мы пока еще можем разговаривать с Богом.




Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вечная_Музыка

Играет Люка Дебарг...Потрясающий исполнитель!)

Воскресенье, 26 Ноября 2017 г. 04:40 (ссылка)




Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вечная_Музыка

W. A. Mozart - Lacrimosa...

Среда, 22 Ноября 2017 г. 13:11 (ссылка)


http://glavnoe.io/public/media/880x540/news/2017/08/24/6ZykWKuKvUp6_igor-krutoi-prizval-molitsia-za-dmitriia-khvorosto.jpeg





Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Александр_Ш_Крылов

МОЦАРТ - Концерт №5

Вторник, 07 Ноября 2017 г. 05:33 (ссылка)





Прекрасная Лея Чжу исполняет Концерт Моцарта №5 ля мажор, K.219
Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<моцарт - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda