-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Trinity_blood_

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.11.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 566

Последний Марсианин - 1.

Воскресенье, 31 Мая 2009 г. 22:58 + в цитатник
Франческо_Медичи все записи автора Автор: Я (Томас)
Фандом: Trinity Blood.
Жанр: Приключения, юмор, ангст, романтика, фантастика.
Рейтинг: PG-15
Примечания: AU (Alternative Universe), местами незначительное ООС, сенен-ай? О_о``
Этой истории предшествует "Колесо Фортуны"
Персонажи: Йон Фортуна, Авель Найтроуд, Каин Найтлорд. Упоминаются Раду, Лилит.
Размер: Макси.
Дисклеймер: От прав отказываюсь.
Саммари: Каин, захвативший тело Авеля отправляется на Арк, чтобы уничтожить Землю с помощью орбитальных пушек, которые находятся на станции.

… Где включается эта чертова штука? Работает?
– Эээ... Меня слышно? Ага! Сегодня семнадцатое сентября, день первый. Я – Йон Фортуна, граф Мемфиса, хранитель меча Императрицы Августы Владыки. И первый метоселанин, который за девятьсот лет вышел в открытый космос! Троекратное «ура» мне. Суть такова – я вел дневник, но теперь нашел на корабле вот эту вот штуку, в которой есть диктофон. Теперь это будет мой путевой журнал. Потерянные технологии. Итак, мы находимся на Арке, он же – Луна Метоселан. Наверное, на Земле все в ужасе – мы похитили Луну! На Арке, поясняю, Арк – это наш корабль, как это называет мой спутник , огромная орбитальная станция, нас, в принципе, двое. Ну, или трое. Мы летим на Марс! Ну и хватит для первого ра...
Россыпь звезд перекрыла огромная тень. Йон буквально прилип к стеклу, пытаясь понять, что это такое, пока да него, наконец, не дошло.
Орбитальная станция неумолимо пожирала небо. Целые куски ее, казалось, были грубо вытесаны из скалы. Она была так близко, что можно было рассмотреть очертания кратеров на поверхности. Ковчег был похож на древнее чудовище, медленно скользящее в беззвучной темноте.
– Какой он огромный, – восхищенно прошептал метоселанин.
– Нужно активировать системы распознавания, – Каин стучал по разбитым кнопкам, – Давно не виделись, дружочек.
В ответ на фамильярное обращение корабль взорвался огнями. Лучи исходили во все стороны, вспарывая темноту, обращая в клочья холодный мрак.
Каин плавно вдавил в панель клавишу установки автопилота. Создавалось впечатление, что их шаттл неумолимо притягивает к станции.
– Мы разобьемся!!! – крикнул Йон, не отворачиваясь от иллюминатора, не в силах отвести взгляд.
Они падали на Арк, объятый пламенем сигнальных огней.
***


Она уже видела это прежде. Слова, произнесенные перепачканными кровью губами, и улыбка – та самая, что так напугала ее тогда, высоко в небе, больше, чем лежащая в стороне голова. Похожая на нелепую игрушку, она смотрела на младшую из Найтлордов с укоризной и печалью. Ее дети, ее возлюбленные дети, были для Него ничем иным, как едой. В его глазах не было страха или раскаяния, только спокойствие бога, которым так хотела стать она сама. В который раз обвиняя себя за то, что решила попытаться вернуть брата любой ценой, а отчаяние не дало возможности задуматься о разрушительных последствиях. Порой плата бывает непростительно высока.
Мать всех метоселан очнулась от сна, пробужденная непонятной тревогой.
Сэт спрыгнула с кровати, сунув ноги в пушистые тапочки. Раздался душераздирающий писк – рядом спала белка-альбинос, которая сейчас рассерженно трещала, распушив хвост.
– Ну что ты, Авель? – Крусник ноль-три набросила халат, выходя на террасу запретной части Дворца.
Ветер оказался неожиданно промозглым, а звезды колючими – они злобно смотрели на девочку, возомнившую себя матерью великой расы.
Сэт охнула, закрывая рот миниатюрной ладошкой. Луна Метоселан, неизменно тускло сияющая в небе красноватым зловещим светом, сейчас невыносимо горела, ярче, чем щербатый спутник Земли.
– Авель! – Императрица бросилась бежать по скользким ступеням вниз.
"Неужели... Неужели они не справились?", – билась в ее голове единственная мысль, когда она с размаху ударила ладонью по сенсорной панели дверей, которые вели в подземелья дворца.
"Если Он сейчас там... Что он собрался делать? Использует орбитальные пушки? Или решит действовать наверняка и просто опустит Арк на поверхность планеты?"
Она торопливо вводила очередной код, полы халата распахнулись, но не было рядом никого, кто мог бы узреть наготу Августы Владыки.
"Как он там оказался? Как добрался до Ковчега? Проклятье... Не думай о задаче, думай о решении. Думай-думай-думай".
– Ну, давай же!!! – она прикрикнула на дверь, которая никак не хотела открываться, топнув ногой.
– Удастся ли ограничить доступ? Его ранг выше, чем мой. Черт! – Сэт неслась по длинному коридору, вслед за ней с глухим стуком загорались светильники.
***
Ветхий челнок трясло, будто он разваливался на части. С опозданием включилось торможение – шаттл готовился к входу в шлюз. Каин нервно хихикнул, а затем его голос перекрыл оглушающий скрежет – активированное гравитационное поле втянуло корабль, он входил в узкий коридор, освещенный сигнальными огнями, сдирая борта – в последний момент челнок сильно скосило влево. Храбрость вампира испарилась – он закричал, закрывая голову руками, когда шаттл ворвался в огромное темное помещение, и, проехавшись по полу, замер, уткнувшись носом в стену. Шлюз закрылся, отрезав путешественников от космоса, оставив их в темноте тусклого аварийного освещения.
– Добро пожаловать на Арк, Фортуна, – крусник усмехнулся, отстегивая ремни. Он похлопал ладонью по приборной доске:
– Спасибо, дружочек.
Слабый свет в челноке погас, с шипением отъехал трап. Мальчишка потер ушибленную поясницу – он все-таки умудрился упасть в последний момент. Глаза быстро адаптировались к темноте.
– Ну и посадка.
– Ты не вполне осознаешь торжественность момента. Считанные часы до конца света, а ты, носитель наномашин типа "бациллусы", можешь считать, что стоишь на святой для твоего народа земле. Все вы прибыли на Землю отсюда, – мечтательно протянул Каин.
– Отлично. Можно я не буду целовать эту рухлядь в священном трепете? – проворчал в ответ метоселанин, спрыгнув с корабля. Он с опаской озирался, рассматривая отсек. Это было просторное помещение – многочисленные выходы, а вдоль стен стояло несколько челноков разных моделей. Бесполезные кучи мусора – сломанные роботы, незнакомое оборудование – изуродованный временем металл и пластик.
– Как ты все-таки примитивен. И почему только сестренка считает вас высшей расой? Простые, жалкие людишки, – крусник вздохнул и вслед за вампиром покинул шаттл.
***
Сэт Найтлорд торопливо изучала настройки, написанные на давно забытом языке. Ее пальцы порхали над сенсорной панелью, как две розовые бабочки.
– Отказать в доступе... И здесь... И здесь тоже.
Она прикусила губу.
– Заблокировать, ограничить, запретить. И последнее – активировать систему безопасности. Приоритет – наивысший, причина – угроза первого уровня. Предотвратить вторжение на станцию... Подтверждаю.
Императрица вытерла выступивший на лбу пот.
– Посмотрим, что ты скажешь на это, братец.
"Сомневаюсь, что его это остановит. Но так я смогу выиграть немного времени".
– Подтверждаю, ввод.
***
Фортуна подошел к очередному выходу. Дверь никак не хотела открываться. А он не заметил, как мигнула красным лампочка небольшой камеры над головой.
– И здесь закрыто! Выбить дверь? – он обернулся на крусника, который, сидя на крыле одного из шаттлов, перебирал собственные волосы, любуясь серебристыми переливами.
– А? Да-да, конечно. Сделай это, метоселанчик, мы ведь не собираемся торчать здесь все время.
Йон потянулся до хруста в костях, пытаясь разогреть замерзающие мышцы.
– Холод собачий, – ругнулся граф, в ускорении ударяя дверь ногой.
Тишину разорвал отчаянный вой сирены, за которым последовал громкий женский голос, говоривший на незнакомом языке.
– Это не я!!! Клянусь!! – заорал Йон.
– ...Внимание! Это не учебная тревога! На станцию совершено вторжение противника. Пожалуйста, слушайте указания Службы Безопасности... – голос ломался, запись сильно заедала,– на станции "Ковчег" вводится военное положение. Активирован режим усиленной обороны... Внимание! Это не учебная тревога... Угроза уровня «А»… Следуйте инструкциям…
– Это еще что такое? – Каин не сдвинулся с места, в недоумении нахмурив брови.
Далеко отсюда, Ее Императорское Величество Августа Владыка улыбалась.
– Тебе должно понравиться, брат.
В немом изумлении он смотрел, как сверху опускается мертвое дуло пулемета.
– Это как же? – растерянно пробормотал метоселанин. Тонкий слух позволил ему отделить от рева сирены несколько синхронных щелчков.
Фортуна взмыл в воздух под звуки выстрелов.
Крусник схватил Йона в охапку, а его ноги не касались земли, когда он на огромной скорости пересекал отсек. С неприятным шипением по полу растекался газ.
Мощный импульс проделал в стене дыру, острый край рваной металлической обшивки едва не срезал вампиру скальп, только чудом он успел пригнуть голову. Только пробежав несколько метров, когда выстрелы начали звучать со стороны, Каин остановится, соизволив опустить графа на пол.
– Что это, черт возьми, было?! – крикнул Йон.
Каин выглядел недовольным, он брезгливо посмотрел на многократно продырявленную сутану.
– Включилась система безопасности.
– Ты сам сказал, чтобы я выбил дверь! – метоселанин негодовал.
– Почему ты всегда считаешь, что мир крутиться только вокруг тебя? – с неожиданной досадой спросил Каин – Ты готов взять на себя любую вину? Даже не знаю, благородство это или глупость.
– Но, я...
– Ты здесь совершенно не причем. Кроме того, вряд ли последние, кто покинул корабль, были озабочены активацией этой системы, значит, это произошло не так давно. Я уверен, что приложила к этому руки твоя великолепная Императрица, – крусник торопливо шел по необычайно узкому коридору, полному спутанных пыльных кабелей. Настолько узкому, что там едва можно было пройти вдвоем.
– Это системы вентиляции?
– Не совсем. Это воздушная прослойка в стене, здесь проходят коммуникации. Это своего рода кровеносная система Ковчега, ведущая к его сердцу – капитанскому мостику. Вентиляционные шахты у нас над головой, они значительно уже. Почеши мне спину.
– Что? – вконец ошалел от впечатлений Йон.
– Почеши мне спину, – терпеливо повторил крусник.
– Э... Да, конечно. – Фортуна нерешительно приблизился к круснику.
– Чуть ниже... Да, здесь. Пули,– он повел плечами.
– Мм, Каин, а их не нужно вытащить?
– Нет необходимости. Наномашины прекрасно поглощают металл.
– Ничего себе. Я тоже так хочу – буркнул метоселанин, что, видимо, развеселило ноль-первого.
– Ты слишком несовершенен, чтобы стать носителем. Хотя и достаточно неуравновешен, чтобы развязать отличную, замечательную войну.
– Я то? – поморщился вампир.
"Кто тут еще неуравновешенный".
– Вот так. Я планировал дойти до центра управления и активировать орбитальные пушки – элегантно и куда эстетичнее, чем сажать станцию на планету. Более того, у меня бы осталось транспортное средство, чтобы не останавливаться на достигнутом. Но сейчас план придется менять. Ничего, импровизация никогда не была моим слабым местом.
– А…
– У меня их нет, – усмехнулся крусник.
Йон следовал за Каином, перепрыгивая через провода, внимательно ловя каждое слово.
– Сейчас корабль – живое существо, и его цель – уничтожить незваных гостей. Он наш враг. Даже учитывая мои способности, добраться до капитанского мостика будет непросто. Точнее, довольно хлопотно.
– Нужно отключить эту штуку, верно?
– Да.
Каин остановился и внимательно посмотрел на Фортуну.
– Сделать это можно в центральной рубке Службы Безопасности, – крусник продолжил стоять.
– Так в чем же дело? Пошли!
– Я не знаю дороги.
– ЧТО?!
– В последний раз я был здесь более восьмиста лет тому назад, Йон. Во-первых. Во-вторых, если бы мы и шли по коридорам, возможно, я бы и смог сориентироваться, но сейчас путь туда нам заказан.
***
Сэт нервничала. Она не верила, что превратив Арк в лабиринт, полный ловушек, она остановит ноль-первого. Оставалось лететь туда. Был ли в этом смысл? В распоряжении Каин были, хорошо, если только две колонии наномашин, активированных на сто процентов. В таком бою ей не победить, а отдавать свою жизнь понапрасну не хотелось. Она слишком важна для Империи. Для Детей. Императрица вздохнула, рассматривая собственный шаттл. Изящный, он тускло поблескивал в темноте, находясь в прекрасном состоянии, он ждал своего пилота.
Нет, она подождет. Она хорошо знала Каина, отчасти, понимая, что им движет. И если он преодолеет поставленные ей барьеры – то наверняка выйдет на связь. Она будет ждать его, здесь.
***
Каин самым банальным образом шикнул, когда открываемая Фортуной дверь едва слышно заскрипела.
Йон прикусил губу, чтобы не застонать, когда чужой голос вторгся в его сознание, зазвучал внутри головы.
"Внимательно. Датчики движения, звука, температуры".
Фортуна медленно кивнул, стараясь избавиться от мучительного присутствия. Голос, или, скорее, голоса, покинули его, оставив беспорядочные мысли. Они стояли у маленькой двери в коридоре, ведущей из систем коммуникаций.
"План эвакуации обычно расположен в конце коридора".
Йону показалось, что его осторожно подталкивают к входу. Он задержал дыхание и протянул руку в проход, энергично ею помахав – если в этом помещении датчики движения все еще работают, у них ничего не выйдет. Остальные можно обойти.
С немым изумлением Йон, словно при замедленной съемке видел, как с тихим шипением его конечность отделилась от тела и глухо стукнулась об пол.
– Мама... – прошептал метоселанин. Руку пронзила боль, но она была не настолько сильной, чтобы кричать.
Каин за его спиной неожиданно расхохотался, словно увидел что-то очень смешное.
– Моя рука...
– Лазеры, – хихикнул крусник, – мы не отключим их, поэтому придется искать выход в другой коридор. Забирай ее и пошли.
– Моя рука... – повторил Йон.
– Хочешь оставить ее здесь? Тебе следует поторопиться, если хочешь, чтобы приросла обратно, метоселанчик.
Из аккуратного обожженного среза, над которым слегка вился дымок, капала сукровица и плазма.
– Фортуна?
Йон молча согнулся пополам, протянув уцелевшую руку к потерянной конечности. Отступив назад, подвинув стоявшего за ним крусника, он бережно приставил ее на место.
Регенерация началась незамедлительно, руку сильно потянуло – срастались кости и сухожилия, восстанавливались пережженные мышцы.
– Я немного испугался, – тихо сказал Йон, наблюдая, как медленно-медленно сходится разрез, как обновляются ткани, – не каждый день у меня что-то отваливается.
Каин поперхнулся. О проблемах, которые исчезли с прошлым телом, он еще не забыл, как и о днях, проведенных в растворе, удерживающем его тело от распада.
– Хватит болтать, сейчас будешь пробовать еще раз.
– Еще раз?
– У нас, нет, у тебя нет другого выхода, – пожал плечами крусник. Йон вздохнул, вздрогнув от очередной вспышки боли – бациллусы привычно ограждали носителя от неприятных ощущений, но только частично. Фортуна стащил с руки срезанный рукав, разодрав его на одну полосу. Осторожно обмотал получившуюся ленту вокруг среза и попытался неуклюже завязать бантик. Каин смотрел за этими попытками, пока не вздохнул:
– Давай помогу.
С кокетливым бантиком на руке пониже локтя, Фортуна подошел к следующей двери.
Оставалась вероятность, что в одном из помещений будут установлены только температурные сенсоры или датчики влажности – они, как выяснилось, за такой огромный срок почти все вышли из строя. На заброшенной станции часто случались сильные колебания температуры и перепады давления.
Эта дверь не скрипела. Йон, шумно сглотнув слюну, протянул дрожащую руку в коридор и зажмурился.
Ничего не произошло. Фортуна, не открывая глаз, помахал рукой в воздухе.
"Судя по всему, датчиков движения здесь нет. Возможно, есть звуковые. Входи".
Йон занес ногу, медленно переставляя ее через низкий порог, бесшумно поставив ее на гладкий пол. Практически не дыша, перенес вторую.
"Карта".
Йон обнаружил над дверью пулемет, и теперь не сводил с него глаз, до боли всматриваясь в черные неподвижные детали. В абсолютной тишине он сделал шаг, затем еще один. В конце коридора висела небольшая панель со схемой эвакуации этого крыла. Хватит, чтобы сориентироваться и определить общее направление на этом ярусе Ковчега. Еще один шаг. Фортуна двигался совершенно бесшумно, затем, приблизившись к табличке, внимательно на нее посмотрел. Она была привинчена по углам, пластик пожелтел от времени и рассохся.
Он протянул к ней руки, пробежавшись пальцами по краям. Несмотря на свое состояние, карта держалась крепко. Йон осторожно потянул на себя панель. С едва слышным хрустом она соскочила с первого винта. Граф замер, ничего не произошло. От напряжения у него на лбу выступили капельки пота. Еще один звук – теперь карта болталась на двух винтах.
"Может, сенсоры не работают?" – подумал он, осторожно отделяя табличку от третьего винта. Лампочка на пулемете тускло мигнула и тут же погасла. Стараясь не дышать, пытался унять, норовящее выскочить из груди, сердце. Карта беззвучно соскользнула с последнего винта. Граф, держа схему на вытянутых руках, двинулся в обратный путь. Сорок семь шагов коридора. Десять, пятнадцать. Звонко выпал один из винтов в стене, на котором крепилась карта. Пулемет взорвался очередью, когда граф на ускорении впечатался в крусника, едва не раскрошив карту, получение которой отняло столько нервов.
– Полегче, Фортуна, – Каин мягко отстранил от себя тело, отбирая схему эвакуации, – Замечательно. Мы – на первом ярусе Ковчега, на уровне коридора тринадцать "цэ". Лифты наверняка заблокированы. Насколько я помню, штаб Службы безопасности находится на третьем или четвертом ярусе, комната сорок два.
Йон нервно осматривал руку:
– Я не понимаю, при введении такого режима – как бы здесь смогли передвигаться сами хозяева базы?
– Легко. Ловушки и блоки снимаются с помощью карты доступа. У нас такой нет. А что до сенсорных панелей – Сэт, имея права администратора, заблокировала их в первую очередь. Так что нам остается лишь путь наверх – Каин усмехнулся, – на верхних ярусах придется искать другую карту, но, ничего, этому ты уже научился, – он потрепал метоселанина по волосам. Йон посмотрел на крусника с таким неподдельным ужасом, что Найтлорд не выдержал и снова рассмеялся.
В вентиляционной шахте было узко и холодно. Передвигаться приходилось едва ли не на четвереньках. Каин, который шел впереди коротко ругнулся, когда под его сапогом что-то хрустнуло – череп какого-то мелкого животного. У них не было часов, и Йону казалось, что они идут множество дней, хотя, разумеется, это было не так. К тому же регенерация и использование ускорения отнимали много сил. Каин, кажется, почувствовал усталость метоселанина, потому что спустя некоторое время милостиво предложил устроить передышку. Йон, не задавая лишних вопросов, проглотил несколько кровяных таблеток, просто запил их водой, нарушая все правила приема "лекарства", и, свернувшись в клубок в переплетении проводов, будто в гнезде, моментально выключился. Крусник, выбрав участок пола почище, сел рядом, уставившись в одну точку, растворяясь в своем множественном я, возобновляя процесс слияния колоний. Стало холодать, метоселанин мелко вздрагивал во сне. Каин покачал головой и снял рваную накидку, прикрыв ей Фортуну – стратегический запас следует содержать в хороших условиях, граф ему еще пригодится. Для тех же ловушек, например. Каин снова ушел в себя, игнорируя усиливающийся холод. Фортуна вздрогнул, и проснулся, растирая посиневшие пальцы.
– Что происходит?
– Мм? – Каин подался вперед, и понял, что сутана примерзла к стенке шахты, и отрывается клочьями вместе с полоскам кожи.
– О-о, плохо дело. Заработали системы очистки шахт – одним движением крусник поднялся.
– Очистки? А почему так холодно?
Каин, наконец, обратил внимание на то, что слабо пыталось достучаться до этого сознания в течение нескольких последних часов – резкие хлопки, повторяющиеся с интервалом в несколько минут.
– Дело в том, что шахты, – он схватил замешкавшегося метоселанина за шкирки и потянул за собой, – очищают разгерметизацией! – глухой стук раздавался все ближе.
– ЧЕМ?! – Фортуне не нужно было повторять дважды – он рванул по узкому проходу с ускорением, оставив крусника позади.
– Разгерметизацией, – ухмыляясь, Каин, мигом оказался рядом, – нужно успеть на следующий ярус, если не хочешь на своей шкуре почувствовать, что такое абсолютный нуль.
Слишком медленно. Они прибежали к люку, ведущему на следующий уровень шахт, а по стенкам ползли морозные узоры.
– Очистка проходит в пяти, – он прислушался, – нет, уже в четырех отсеках отсюда, – выбей этот хренов люк, Фортуна, космос не самое приятное место.
– Я стараюсь! Его заклинило!
Йон чувствовал себя персонажем из книги про приключенцев, где в самый ответственный момент что-то ломается.
– Это ты виноват, Контра Мунди! Мы оба сейчас погибнем!
– Весь я не умру! – зловещий смех оборвался, когда за ними послышался постепенно нарастающий свист. Из шахты вытягивало воздух.
– Каин, сделай что-нибудь, ты же крусник, в конце концов! – Йон вцепился в Контра Мунди, ветер усилился.
– Я уже однажды прошел через это, я вернусь снова, и тогда...
– …!!!
В последний момент примерзший люк вынесло куда-то вверх. Он проделал дыру в перемычке стены, и они буквально выпали на второй ярус.
Воздух еще некоторое время втягивался в отверстие в потолке, затем все стихло – глухие удары отдалялись, очищая вентиляционную шахту космическим холодом.
Граф лежал на полу и не двигался. По идее, их эффектное появление должно было активировать все ловушке в комнате, но, тем не менее, ничего не происходило. Каин со стоном приложил руку к виску. Комната была чистой, неужели судьба дала им передышку?
– Цель обнаружена. Начать ликвидацию.
– О-о-о нет! – несколько маленьких роботов-охранников, представляющие собой установки на колесах, венчающиеся пушкой, разворачивались в сторону крусника и метоселанина.
– Это невыносимо! – взвыл Фортуна, метнувшись к выходу.
– Отставить панику! – рявкнул крусник, устремившись следом.
– Отставлю все, что скажешь, если ты будешь моим щитом от пуль! Выноси ее! Выноси!!!
Пуля прошила плечо, затем вошла куда-то в бок. Никакая регенерация и сверхспособности не помогут, если тебя прекращают в решето, расстреливая в упор. Крусник выломал дверь, однако проворные машинки ехали за ними, не прекращая стрельбы. Пули, рикошетящие от стен, представляли еще большую угрозу. Каин послал импульс, дверь прогнулась, но выдержала. Что-то неприятно запищало, а глаза крусника расширились почти с испугом.
Шесть черных крыльев сомкнулись над ними, когда комнату охватило пламя из нескольких мощных огнеметов. Звук выстрелов заглушил рев пламени, затем они прекратились. Огонь бушевал еще несколько мучительных минут, и казалось – больше нечем дышать, выгорел весь кислород. Наконец, все стихло, крылья исчезли, а Фортуна упал на теплый, почти горячий пол. Воняло горелым, оплавленные остатки роботов дымились в сторонке.
– Вставай, Йон, – Каин выглядел очень бледным. Он сам опустился на колени рядом с метоселанином. Волосы опустились вниз, рассыпавшись по плечам.
– Я только немножко отдохну, Авель, – Фортуна закрыл глаза.
– Я не Авель, – равнодушный ответ.
Тонкий ручеек крови скользнул из-под лежащего метоселанина к Каину. Йон тихо вздохнул, прижав руку к животу. Вставать совершенно не хотелось, а пол был таким теплым и уютным.
– Сейчас опять что-то случится, да?
– Этот корабль действительно серьезный противник, и не ной Фортуна, – крусник облизнулся, – десяток пуль не самое страшное, что может случиться, верно?
– Но это только второй ярус.
– Верно. Нам – на третий или четвертый. Вставай.
Фортуна сел на полу, с тихим звоном покатились выходящие из тела пули. Его мутило, а голова кружилась – краткий сон в вентиляционной шахте не принес облегчения.
Крусник же выглядел вполне спокойным – если бы не многочисленные дыры в сутане, в которых то и дело мелькала светлая чистая кожа, по нему нельзя было сказать, что он побывал в переделке.
– Фортуна, ты хочешь остаться здесь? – голос крусника был холоден.
Йон начал вставать, но видимо, недостаточно быстро – его словно что-то толкнуло, ноги резко, до хруста выпрямились. Метоселанин вытянулся по струнке.
– Эй!
Каин ничего не ответил, и, молча развернувшись, направился в коридор. Йону ничего не оставалось, как плестись следом.
Светлые, гладкие стены, мерно вращающиеся лопасти вентиляторов, заставляющих циркулировать слегка затхлый воздух. Корабль совершенно не выглядел мертвым, несмотря на ветхость. Несомненно – рассохшийся пластик, пятна коррозии и ржавчины попадались на каждом шагу, в проводах, идущих вдоль стен, давно истончилась изоляция, и даже стекла выглядели более глубокими и темными, как старинные зеркала, уставшие от чужих лиц; но общее состояния корабля представлялось Йону скорее удовлетворительным, чем нет. Это было странно. Фортуна рассеянно окинул взглядом вывалившуюся из стены гроздь проводов – большая часть из них выглядела прозрачной и тонкой от времени, но были и шнуры, которые сохранили цвет, словно их меняли пару десятков лет назад.
У графа всегда было богатое воображение – в голове представилась картинка – разъяренный Авель, исполненный ненависти и отчаяния разносит Арк, разрушая станцию, а в это время с неба летит шестикрылая звезда, сгорая в атмосфере, рассыпаясь пеплом над Мировым Океаном. Как будущая Императрица, собрав волю и решительность в кулак, впервые принимает решение сама – и покидает Ковчег, спускаясь на землю, чтобы стать богом. Как злоба и скорбь ломает Авеля, пряча ненависть глубоко внутри, растворяя ее, и он, забрав тело Лилит, тоже спускается вниз, чтобы предаться самовольному заточению, сроком более чем на восемьсот лет.
"Он рассказывал, что практически уничтожил Арк. Но корабль не выглядит особо поврежденным, и функционирует очень даже ничего", – размышлял метоселанин, глядя на спину идущего впереди крусника. Треснувший наплечник с крестом, казалось, был готов развалиться в любую секунду.
"Почему корабль в таком хорошем состоянии?"
Йон ужасно, невыносимо устал, и, казалось, каждый шаг становится сделать все труднее, ноги наливаются свинцом, и их почти невозможно оторвать от пола. Они вошли в узкий длинный коридор с множеством маленьких круглых иллюминаторов. Здесь стены не были ровными. Сначала, Фортуне показалось, что они все покрыты рисунками, но приглядевшись получше, он понял, что структура стены похожа на пористую. Она выглядела оплавившейся, с перетекающими контурами и переходами, будто ее не касалась рука человека, а она имела естественное происхождение, как красивые и сложные своды естественных пещер. Фортуна успокоил себя тем, что колонисты использовали при постройке Ковчега части астероида.
"Недоработали", – решил для себя метоселанин. Хотя это точно не был камень.
– Странно, я совершенно не помню, чтобы на корабле было что-то подобное, – задумчиво произнес Каин.
Йон понял, что не может и шагу больше ступить. Перед глазами плясали разноцветные точки. Неожиданно треснул наплечник. Расколовшись пополам, он упал на пол, качнулся, и замер. Будто сам воздух пригибал к полу. Йон тяжело опустился на колено, с трудом сдерживаясь, чтобы просто не упасть.
– Что-то не так с гравитацией, – крусник нахмурился, рваная сутана струилась вниз тяжелыми складками, почти не двигаясь, – нужно идти быстрее.
Фортуна применил ускорение, но даже так, он двигался не намного быстрее обычного террана. Коридор все не заканчивался, поворачивая за угол.
– Быстрее.
Тяжесть стала невыносимой, а слегка приподнятые кончики волос Каина опустились вниз, облепив спину, как щупальца.
– Мы почти пришли, да? – Йон не мог поднять голову, глядя в пол. Он чувствовал, как при каждом вдохе ребра кольцами сжимают грудь.
Он не слышал, что ответил Найтлорд, поскольку его внимание привлек предмет на полу. Сломанный наплечник. Странный коридор оказался сплошным кольцом.
– О, нет, – все, что успел сказать Йон. Он почти услышал, как трещит под собственной тяжестью воздух, когда его рывком впечатало в пол.
– Какого... – он захрипел, не в силах вдохнуть.
Он рывком повернул голову, чтобы увидеть Каина. Тот стоял, низко опустив голову, стиснув зубы.
– Это не может продолжаться долго, терпи.
Его плечи медленно вывернулись из суставов, вдавливаясь в пол. Он не мог не то, чтобы закричать, но даже вдохнуть. Ему показалось, что позвоночник раздвигается, позвонки расходятся в разные стороны, парализуя тело. Что-то хлопнуло, и он оглох на одно ухо – лопнула барабанная перепонка. Он с трудом закрыл глаза, но все же почувствовал, как из-под зажмуренных век проступила жидкость – разорвались мелкие сосуды. Достигнув пика, давление стало ослабевать до тех пор, пока гравитация не стала прежней.
Наконец Йон понял, что может встать. Ему казалось, что все его тело прекратилось в один большой кровоподтек, но сейчас он думал только об одном – выбраться из этого проклятого коридора, как можно скорее. Фортуна подскочил к одному из маленьких круглых иллюминаторов – с одной стороны темнело звездное небо, а с другой – виднелся Арк, и несколько десятков точно таких же окошек, горящих светом. Йон ощутил ужас – из иллюминатора напротив на него смотрел мальчишка лет пятнадцати, красный, растрепанный, приставившего перепачканные кровью ладони к стеклу, точную копию себя. Граф в ужасе отшатнулся – считается, что увидеть своего двойника – предзнаменование скорой гибели, и тут же снова приник к стеклу – наваждение исчезло.
"В любом случае выход там" – Фортуна впервые пожалел, что не умеет креститься, как это частенько делал Авель, он как никогда ощущал сильную потребность в бессмысленном, но эффектном жесте, чтобы оградить себя от зла Ковчега.
– Выход с другой стороны – Йон ускорился, считая иллюминаторы, Каин не отставая, следовал за ним.
– Что ты там увидел? – крусник занес руку, чтобы проделать в стене дыру.
– Ничего, – он поспешно отвернулся от окна, к которому никогда не прикасался – на нем были красноватые отпечатки пальцев.
Каин пожал плечами. Импульс почему-то не сработал, но крусник не подал виду, что его это как-то удивило. Он схватил метоселанина в охапку и прижался к стене. Пару секунд ничего не происходило, и Йон протестующе зарычал, отбиваясь от объятий, а затем они начали медленно просачиваться сквозь стену. Фортуна завопил, поняв, что утопает в странной пористой поверхности, затем увидел переплетения слабо мерцающих проводов внутри, уловил какое-то движение, а потом они оба очутились в следующем помещении.
– Что за ерунда, – пробормотал Каин, отпихивая метоселанина в сторону.
По мнению Йона, комната не особо отличалась от прочих – такое же однообразно белое, просторное помещение. Кондиционеры, выступы в стенах, иллюминаторы, атмосфера заброшенности и одиночества.
– Раньше здесь были каюты, – сказал крусник, осматриваясь по сторонам. Ловушек тоже не было видно, – Здесь должны были быть каюты, – снова повторил он. Его рука резко взметнулась, выхватывая что-то из воздуха. Пуля?
Каин медленно разжал пальцы, рассматривая то, что лежало на ладони. Йон подошел поближе, чтобы тоже рассмотреть непонятную вещь.
– Что это?
В руке крусника поблескивал небольшой металлический предмет. При ближайшем рассмотрении это оказалось нечто, похожее на насекомое. Точнее, прибор, который выглядел, как насекомое. Крусник и метоселанин молча смотрели, как маленький робот, расправив слегка помятые закрылки, слетел с ладони и врезался в стену.
– Не верю своим глазам.
Из незаметных выемок в стене выдвинулось несколько тонких, как иглы проводов, которые медленно втянули "насекомое" в стену.
– Мне это не нравится. Совсем не нравится. Это Утраченные Технологии?
– Не похоже, – Каин неприятно улыбнулся, – идем отсюда, метоселанчик. Нужно найти место для отдыха.
***



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку