-Рубрики

 -неизвестно

 -неизвестно

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в wolfleo

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.01.2010
Записей: 18674
Комментариев: 37831
Написано: 58687



Развлечения в Средние века

Среда, 22 Июля 2015 г. 16:41 + в цитатник



Бросание лисицы было распространённым состязательным развлечением (кровавой забавой) в некоторых частях Европы в XVII и XVIII веках и заключалось в подбрасывании живых лисиц и прочих животных как можно выше в небо. Бросание обычно происходило в лесу или во внутреннем дворе замка или дворца, на круглой площадке, ограждённой натянутым холстом.



Два человека становились на расстоянии шести–семи метров друг от друга, держась за концы пращи, которая раскладывалась между ними на земле. Затем на арену выпускался зверь. Когда он пробегал между игроками, те изо всех сил дёргали за концы пращи, подкидывая животное в воздух. Победа в состязании присуждалась за самый высокий бросок. Высота бросков опытных игроков могла достигать семи метров и более. Случалось, что параллельно раскладывали сразу несколько пращ, чтобы в бросании одного животного могло поучаствовать подряд несколько команд.

Для бросаемого животного исход, как правило, был трагичен. По неуточненным данным, в Дрездене на устроенном курфюрстом Саксонии Августом Сильным состязании было брошено и погибло 647 лисиц, 533 зайца, 34 барсука и 21 лесная кошка. Август лично принял участие в состязании. По рассказам, демонстрируя свою силу, он удерживал свой конец пращи одним пальцем, тогда как с другой стороны её держали двое самых сильных слуг.

 

Коньки
Самые ранние из найденных коньков относятся к началу первого тысячелетия. Возможно, они были известны и раньше. Древние коньки изготавливали из кости, в которой сверлились или выжигались отверстия. Через эти отверстия пропускалась веревка, которой коньки крепились к ноге. Потом коньки стали делать из твердого дерева.

 

В Англии времен Шекспира (до начала XVI века) еще катались на костяных коньках, не говоря уж о Норвегии и Исландии, где они были в почете до конца XIX века. Но уже с XIV века научились делать деревянные коньки с металлической полосой на скользящей поверхности. С XIII и до середины XVIII века коньки служили человеку средством передвижения по замерзшим рекам, озерам и каналам в северных странах, конек изготовляли из деревянной основы, к которой вначале прикреплялся полоз из бронзы или железа, а в последующем - из стали. Впервые упомянул о коньках в литературе кентерберийский монах Стефаниус, который в 1174 году создал «Хронику знатного города Лондона». Вот как описывал он зимние забавы: «Когда большое болото, омывающее с севера городской вал у Мурфильда, замерзает, целые группы молодых людей идут туда заниматься спортом на льду. Одни, шагая как можно шире, быстро скользят. Другие, более опытные в играх на льду, подвязывают к ногам берцовые кости животных и, держа в руках палки с острыми наконечниками, по временам отталкиваются ими ото льда и несутся с такой быстротой, как птица в воздухе или копье, пущенное из баллисты...»  В Европе самой "коньковой" страной в средние века была Голландия, где на коньках катались по замерзшим каналам. Сами голландцы унаследовали коньки от викингов. В начале XVII века катание на коньках распространилось на всю Европу (где позволял климат). Из Голландии же привез забаву в Россию царь Петр Первый. Именно он придумал приклепывать, а не привязывать конек к ботинку. Голландия же является родиной фигурного катания, которое в то время заключалось в умении вычерчивать на льду замысловатые фигуры и сохранять при этом красивую позу.
 

//s002.radikal.ru/i199/1003/14/8bf3059e578b.jpg

//s16.radikal.ru/i190/1003/64/e4d0e188c46b.jpg

Охота

(Виолле-ле-Дюк Эжен Эмануэль)

Охота ( chasse ), это излюбленное занятие феодальной знати, будет рассматриваться только с точки зрения интереса к одежде, оружию, инвентарю и обычаям охотников.

//s60.radikal.ru/i168/1001/cd/af9d3efc60c4.jpg

На многих христианских саркофагах раннего средневековья в подражание обычаю языческой империи, на передней стенке воспроизведены сцены охоты. Этот обычай сохранялся довольно долго, в основном — в южных и западных провинциях. Известно, какую страсть к охоте питали Меровинги: это было их излюбленным времяпрепровождением. Однако нет точных сведений об использовавшихся при этом одежде и оружии франкских вождей, как и о том, имелась ли особая форма одежды и оружия.
Что касается оружия, то Меровинги применяли дротики, рогатины (вид короткого и прочного копья) и луки.
Если говорить об охоте с использованием сетей, силков и изгородей, то возникновение ее в Галлии, как и в других покрытых лесом странах, можно отнести к древнейшим временам.

 

Псовая охота всегда была привилегией высших классов^ поскольку для ее проведения требуются лошади, конюхи, собаки и соответственно — снаряжение, что стоило очень дорого. Феодалы, присвоив себе право охоты, держались за него более, чем за что-либо, последние остатки этих привилегий исчезли только в конце XVII в.

 

Охота с ловчими птицами, существовавшая среди мелкого провинциального дворянства еще при Людовике XV , хотя почти не была в обычае знатных вельмож, во Франции восходит к довольно отдаленным временам.
Этот вид охоты, очень популярный на Востоке, вероятно, появился во Франции в те времена, когда контакты Запада с Восточной Римской империей стали прочнее. В Германии такая охота известна с IV в.
Достоверные сцены этой охоты содержат памятники с XI в. На ковре из Байе Вильгельм и Гарольд —- верхом с птицами на руках.

//s59.radikal.ru/i164/1001/05/06875a2c9d90.jpg

Самый старый из трактатов об охоте, написанный на французском языке — «Книга о короле Модусе и королеве Рацио» . Неизвестный автор трактата жил в начале 14в. Обширные сведения о разных видах охоты, которые приводит автор, доказывают, что с тех времен правила и обычаи в охотничьем деле не изменились или, вернее, — с тех пор все только приноравливались к этим обычаям и законам.

 

Сначала об оружии и снаряжении для псовой охоты. Один из самых старых памятников средневековья, где представлены охотники, одетые на особый манер, — тимиан двери церкви Сен-Юрсен в Бурже, датируемый около 1140 г. На этом барельефе — конные и пешие ловчие травят оленя и кабана.
Пешие охотники и всадники одеты одинаково: на них котта, не доходящая до колен, с поясом, узкими рукавами и пелериной, застегнутой на шее. На одном из охотников — капюшон, остальные — с непокрытыми головами.
Виньетки XIII в. изображают вельмож на псовой охоте. Их одежда ничем не отличается от обычной, кроме капюшона на пелерине и рога, висящего на боку.

 

Красивый рассказ об охоте того времени  есть в «Романе о Гарене Лотарингском». Этот рассказ представляет большой интерес, поскольку он знакомит со многими охотничьими обычаями и показывает, какое значение дворянство придавало этой привилегии.

Герцог Бег де Белен выступил рано утром в сопровождении свиты из дворян, одетых в охотничьи котты, высокие сапоги со шпорами, с охотничьими рогами на шеях и рогатинами в руках, со сворой из десяти собак.

Собаки быстро чувствуют зверя и рвутся вперед. Охотник обнаруживает следы кабана, который рыл землю рылом в поисках корней. Герцог подзывает своего псаря Брошара, чтобы тот спустил ищейку.
Перед тем как пустить собаку по следу, герцог ласкает ее, проводит рукой по бокам и ушам, «дабы одушевить». Ищейка берет след и приводит охотников к роднику меж вывороченных дубов. Здесь внезапно из своего логова выскакивает кабан, разворачивается и вспарывает ищейке живот одним ударом клыков.
Герцог Бег, который «и за тысячу марок золота не хотел бы потерять свою собаку», выступает вперед, подняв рогатину; но зверь убегает.

Более десяти рыцарей слезают с коней, чтобы измерить следы его копыт. Размеры зверя поражают.
Кабан выходит из леса, бежит по чистому полю добрых 15 лье (более 60 км),свора собак не дает ему передышки. К девятому часу дня пошел мелкий дождь. Почти все охотники возвращаются в Валансьен.
Только герцог все еще преследует зверя. Он прячет двух собак себе в плащ, чтобы они отдохнули, и ставит их на землю в перелеске, где кабан наконец остановился. Собаки нападают на него; свора, привлеченная лаем, окружает загнанного «черного зверя».
Могучими движениями он сбрасывает их на землю, грозя искалечить. Раздраженный, Бег кричит: «Ах, свинячий сын! Мало того, что ты оставил меня без моих людей...»
Герцог решительно приближается к вепрю с рогатиной на близкое расстояние — «буквально на дюйм (палец) от него, и правой рукой сердце ему поразил, сквозь его спину острие (лезвие) пропустив».
Герцог Бег и его псы в изнеможении падают рядом с тушей поверженного кабана.
Очнувшись, герцог увидел, что наступает ночь, а вокруг ни крепости, ни города, ни замка, ни деревни, ни одной живой души; рядом с ним только его конь Босан. Герцог видится, берет рог и дважды трубит, чтобы созвать своих людей. Но, говорит поэт: «Что возомнил ты, герцог? Это напрасно. Тех, кого ты зовешь, никогда больше не увидишь...»
Поняв, что ему придется ночевать в лесу, герцог разжигает костер.
Звук рога слышит лесник; он видит издалека герцога Бега, по не решается к нему приблизиться.
Какое на нем убранство! Шпоры из чистого золота, рог о девяти золотых кольцах на шее; в его руках — прекрасная рогатина, перед ним ржет и бьет копытом оземь его боевой конь!
Лесник бежит в замок графа Фромона, чтобы предупредить его. Тот сидит за столом; лесник не смеет к нему приблизиться и, обратившись к сенешалю, рассказывает, что видел в лесу. «Будьте любезны, сударь, — говорит он, — Дать мне добрых спутников; мессир получит рог из слоновой кости, а вы возьмете коня». Сенешаль отвечает: «Если ты говоришь правду, то получишь все, что тебе нужно!» Далее он вызывает шестерых своих стражников и говонорит им: «Идите с лесником, и если найдете человека, который совершил хоть какой-нибудь проступок, — убейте его; и это мой приказ,.— я отвечаю за все!» Посланные отправляются за лесником.

Герцог все это время сидел под осиной, закинув ногу на тушу кабана; рядом лежали собаки.

«Клянусь головой, — говорит один из спутников, — это один из тех разбойников, что браконьерят в лесу, охотясь на кабанов! Если он от нас уйдет, мы будем круглыми дураками». Они окружают герцога и кричат ему: «Эй, кто дал тебе право убить этого кабана? Этот лес принадлежит пятнадцати владельцам, и ни один не охотится без позволения других. А это сеньория Фромона Старого!»

После паузы,герцог пытается остановить обступивших его словами: «Но я был бы трусом, если бы уступил семи негодяям; прежде чем умереть, я дорого продам свою жизнь...»
В схватке герцог погибает («И негодяй стрелу стальную с тетивы, Прицелившись, 6 полет пустил. Стрела прямо цель поразила»)
Трое стражников бросаются на герцога, чтобы добить его; снимают с трупа одежду, хватают за узду коня и взваливают на него тушу кабана, лишь собаки не даются им в руки.

При чтении поэмы раскрывается много интересных фактов. Кроме подробностей, относящихся к охоте, видно, что леса тщательно охранялись и то, что сегодня называется браконьерством, сурово каралось. Права на охоту в одном и том же лесу могли принадлежать нескольким дворянам. Помимо лесников, охрана охотничьих угодий поручалась также пешим лучникам.

 

На изображении один из следопытов. Он полностью одет в зеленое, кроме сапог на шнуровке.
Перевязь, на которой подвешен рог.Голова покрыта шапероном,конец которого завязан в форме тюрбана, чтобы не задевать за ветки. Следопыты для выслеживания одевались в зеленое, чтобы быть менее заметными, пробираясь через чащу.
Охотники каждого сеньора должны были носить особую одежду, нечто вроде униформы.

//i054.radikal.ru/1001/70/92b810658f6c.jpg

В памятниках изобразительного искусства до XIV в. не встречается изображений охотников в специальной одежде. Но в XIV в. можно обнаружить некоторые материалы на эту тему. Прекрасным источником является «Книга об охоте» Гастона Феба, графа де Фуа (1331—1391), прозванного Фебом за светлые волосы.
Рукопись эта хранится в Национальной библиотеке Парижа и датируется последними годами правления Карла V (1364)

 

Для охоты на «черного зверя» уже использовался арбалет.
Охотничий арбалет не отличался от боевого, разве что был несколько легче.  Тетиву натягивали с помощью крюка, подвешенного на низком поясе. К поясу также крепились колчан для болтов ( trousse ) и меч.
Меч был необходим, когда раненый зверь (подранок) нападал на охотника.

 

Чтобы натянуть тетиву, охотник вставлял ступню в специальное железное стремя, закрепленное в передней части арбалетного ложа; цеплял тетиву за крюк, подвешенный к поясу; затем, придерживая крюк правой рукой, выпрямлял вложенную в стремя ногу, заводя таким образом тетиву в спусковой механизм арбалета.

 

Охотничьи рога могли издавать звук одной тональности, и роговые сигналы различались по длительности и чередованию коротких и длинных «слов».
Соединение нескольких «слов» тогда (в конце XIV в.) называлось « alenee ». Вот как, например, описывается в рукописи Гастона Феба «сигнал, о воде» ( cornure de Veau ):
А чтобы воду протрубить, То должно вам соединить, Взяв слово длинное одно, Короткие слова потом Четыре тесно положить И снова то же повторить.

Т. е. этот сигнал звучал как один длинный и четыре коротких звука (слова), серия эта повторялась два раза.

 

Благородные дамы не отказывали себе в следовании за охотниками. Но для них обычной была травля зайца, на крупных зверей они охотились редко. Излюбленным видом дамской охоты, была охота с ловчими птицами. Одежда, которую с XIV в. носили дамы во время псовой охоты, была очень закрытой.
Обычно женщины по-мужски сидели в седле, сильно согнув ноги из-за коротких стремян.

 

Охота на бурого медведя — крупного и очень опасного хищника — в средние века считалась героическим делом, рыцарской игрой. Долгое время медведей относили к разряду «вредных», поскольку порой они нападали на стада домашних животных. Охота на этого зверя была довольно широко распространена в Европе.
       Как правило, бурые медведи обитают в труднодоступных местах — болотах, непроходимых чащобах или в гористой местности. В поединке с ними человек использовал специально натасканных собак, получивших название бэренбайсеры. По дошедшим до нас свидетельствам, картинам и гравюрам бэренбайсеры представляли собой крупных, с массивным костяком, сильно развитой, сухой мускулатурой собак. Они были короткошерстны, имели массивную, широколобую голову, скуластую, несколько укороченную морду, коротко купированные или небольшие висячие уши, отличались бесстрашием и свирепостью.
      При охоте на бурого медведя применялись, как правило, пять парных сворок с бэренбайсеры, в задачу которых входило обнаружить, остановить и отвлечь зверя своим нападением, для того чтобы следовавший за ними охотник мог приблизиться к своей жертве. Завидев медведя, первая пара лаем давала знать об этом другим собакам и охотникам и старалась задержать зверя до подхода подмоги. Объединившись, бэренбайсеры набрасывались на медведя и сражались с ним до тех пор, пока не подоспеет охотник, который, изловчившись, должен был заколоть зверя пикой или длинным кинжалом.
//i040.radikal.ru/0801/6e/a439cbe6867ft.jpg //i032.radikal.ru/0801/00/822730b4ab6dt.jpg

     Не менее опасным делом была охота на кабана. Для этого использовались собаки различных пород, однако непосредственно в поединок с кабаном вступали рослые, тяжелые, специально обученные собаки, отличавшиеся настойчивостью и дикой злобой в схватке с противником. В их задачу входило не только настигнуть и окружить зверя, но и навалиться на него и удерживать до подхода конного или пешего охотника, который убивал кабана длинным копьем или специальным клинком. При этом пеший вид охоты считался самым опасным, так как предусматривал непосредственный контакт со зверем, и поэтому приносил наибольшую славу победителю.
     Кабан — животное огромной силы, хорошо защищенное толстой шкурой и подкожным жиром. В бою он очень подвижен и свиреп, своими клыками и зубами кабан способен нанести смертельные раны практически любому противнику. Поэтому охота на кабана сопровождалась гибелью множества собак.
     Для того чтобы сократить возможные потери, боевым собакам изготавливали специальные корсеты, состоящие из нескольких слоев сшитой материи, внутри которой был продет китовый ус. Нередко сверху корсет покрывала металлическая кольчуга или специальные стальные пластины. Иногда в качестве защиты практиковали отдельные фрагменты лат (нагрудники. ошейники и т. д.) — щитки и панцири, закрывающие наиболее уязвимые места на теле собаки.
Боевых собак применяли также во время охоты на первобытного быка, зубра и оленя. В средние века эти животные были широко распространены по всей территории Средней Европы, а охота на них считалась королевским правом.
Ход поединка был приблизительно такой же, как в случае охоты на медведя или кабана. Злобные, могучие собаки всеми силами сдерживали пытающегося выйти из западни зверя и ставили его таким образом, чтобы конный или пеший охотник мог поразить жертву копьем или клинком. Спецификой охоты на оленя являлось то, что его в первую очередь преследовали стремительные гончие, которые, загнав зверя, расступались, давая работу боевым собакам.
     В средние века центром травли собак на различные виды животных была Англия. Кровавые поединки устраивались довольно часто не только во владениях тогдашней английской аристократии, но и при королевском дворе. При этом съезжалась знать, послы и консулы разных стран мира, чтобы развлечься жестоким, но вместе с тем увлекательным зрелищем. Нередко заключались пари и делались денежные ставки на победу зверя или собаки. Особенно высоко ценилась травля собаки на медведя или быка.

 //i033.radikal.ru/0801/0b/73bcd7e85f6ft.jpg

 

Соколиная охота

В Средние века, несмотря на свою популярность во многих странах Европы, соколиная охота в силу законодательных ограничений оставалась уделом лишь высшего сословья: например, в английском трактате «Boke of St. Albans»  утверждается, что содержать сапсана мог только принц либо герцог.

Несколько рисунков из книги "Жизнь и развлечения в Средние Века"Эжена Эммануэля Виолле-ле-Дюка

//s52.radikal.ru/i136/1010/a2/69a8851ea98a.jpg

"Не только рыцари носили на торжества на руке птиц как символ знатности;
часто и высокородные дамы появлялись верхом, с ястребом на руке. На рисунке, скопированном с бронзового барельефа из коллекции графа Ньеверкерке, - молодая женщина в овальной диадеме с вуалью, в облегающем платье сидит верхом на иноходце, на котором - богаая попона и плюмаж между ушами.
При лошади - маленький спаниель, необходимый для соколиной охоты."

//s004.radikal.ru/i208/1010/12/3face91f87eb.jpg

"Должность сокольничего была одной из самых завидных при дворах монархов. Великий сокольничий Франции был знатным вельможей. В "Книге турниров" короля Рене, рукопись которой выполнена в конце XV века, по приказу Людовика Брюггского, сеньора Грютхёйсе, в дар королю Карлу VIII - молодой монарх, сидящий под богатым балдахином, испещреным лилиями; у его ног лежит борзая.
По правую руку выстроились придворные вельможи, среди которых на переднем плане - очень богато одетый молодой дворянин с соколом в руках: это великий сокольничий.
Его верхнее платье спускается до земли, оно из сиреневого бархата, подбито мехом куницы;
Перчатка, на которой сидит сокол, - из белой кожи. В правой руке вельможа держит палочку, чтобы гладить ею сокола, на которого надет клобучок."

//s54.radikal.ru/i143/1010/f7/491e109a7dbc.jpg

Pal Lat 1071 Frederick II: Two horsemen with falcons (manuscript)
Artist Italian School, (13th century)
Century C13th
(трактат о соколиной охоте, сочиненный Фридрихом II)

 

1305 - 1310 г.,миниатюры

//s002.radikal.ru/i200/1010/81/4c6c58b0000d.jpg

//s002.radikal.ru/i198/1010/5c/d60b15a79ffb.jpg

Игра в шары, кегли и боулинг

Прототипы шаров и кегель были обнаружены археологами на раскопках Древнего Египта.
Сэр Финдерс Петри, профессор египтологии Лондонского университета, в своей монографии "Становление Египта" (1939) предположил, что мяч надо было бросать сквозь ворота сложенные из кусочков мрамора.

_bocce_or_bowls
//i061.radikal.ru/1107/f5/2bc47afce47d.jpg

Игры в шары существовали ещё в Древней Греции и Древнем Риме. В Элладе обычно использовали круглые камни и упражнялись в дальности броска, а римляне бросали окованные железом деревянные шары на точность попадания.
После падения Римской империи эта игра была забыта и возродилась в средние века под названием фр. «bouleurs».

Во Франции, Англии и Испании тоже любили эту игру. Найденные в Англии письменные упоминания о боулинге относятся к XII в.
Самый старый корт, на котором до сих пор проводят игры в шары, находится в городе Саутгемптон, Англия.
Данный корт, согласно историческим записям, используется для игр с 1299 года.

outdoor_ball_game
//s013.radikal.ru/i323/1107/84/5416bcb8412d.jpg

Эта игра была настолько популярной, что в войсках ей посвящали больше времени, чем практике стрельбы из лука, и в 1366 г. английский король Эдвард III был вынужден объявить ее вне закона.

В Германии тоже играли в подобную игру - бросали камни в 9 деревянных дубинок, которые назывались кеглями (Kegeln).
До сих пор игроков в боулинг в Германии иногда называют "кеглерами" (Keglern)

В начале развития боулинга дорожки делали из глины, сланца или золы, а кегель могло быть от 5 до 17.
Но к 1200 году в боулинг играли уже на деревянных дорожках, которые иногда имели ширину всего около фута.
Кегли устанавливались на более широкой платформе (36-48 футов шириной) в конце дорожки.
Следы таких дорожек до сих пор можно найти в Германии.

Print made by Monogrammist FVB
1475-1500 (c.)Netherlandish
//s002.radikal.ru/i199/1107/86/dfb371785f52.jpg


 

Лакросс (фр. la crosse — «клюшка»,«посох») это командная игра, в которой игроки, пользуясь ногами и палкой(посохом)стремятся попасть мячом в область которая выступает в качестве "цели"(ворот).
Короче говоря, это что-то наподобие хоккея, только на земле.
//s017.radikal.ru/i440/1112/77/5796d0e9fbfc.jpg

Поначалу играли многие люди: и горожане, и селяне, и дети, и даже...священники. Например, архиепископ Руана, Эд Риго ( 1205-1276) в 1248 году был возмущен поведением священника своей епархии, что играл с паствой /"Спорт в средние века" Б. Merdrignac, Oxford University Press, глава 7, § III.В, стр. 229./
Игра была довольно жёсткая и игроками были исключительно мужчины.

Теперь источники:

1)Кодекс Юстиниана,Болонья,13 в.   2)Церковь Мученика, Британский музей,15в.
//s017.radikal.ru/i435/1112/36/ac00a264b159.jpg //s47.radikal.ru/i115/1112/bf/38ad6124d83f.jpg

Великие хроники Франции, Анжу, 1460 г.
//s017.radikal.ru/i400/1112/3c/67d96b838cf1.jpg

На миниатюрах показаны игроки трёх разных промежутков времени. Везде применялась клюшка, похожая на пастуший посох.

Библия Мациевского, средина 13 в.
//s57.radikal.ru/i158/1112/e5/9c713aa1f2f3.jpg

Реконструкция. Клюшка изготовлена из берёзы.
//s017.radikal.ru/i401/1112/fb/00494411652e.jpg

Мяч для игры мог быть или из дерева, или из кожи заполненной сеном.
Французские реконструкторы провели испытания сначала используя мешок с сеном, а второй раз играли деревянным шаром.
Набивной мяч для интересной игры показался  им слишком лёгким, зато более безопасным для участников.
Шаром из древесины было легче играть.
//s016.radikal.ru/i335/1112/07/e63ca9519143.jpg

Целью могли быть граница поля, стена, двери, иногда пруд.
//s017.radikal.ru/i412/1112/c1/57cfd60e359c.jpg

Для игры нужна хорошая реакция. Также нужно знать, что завершить игру без синяков почти невозможно.

КОРОЛЬ, КОТОРЫЙ НЕ ПРАВИТ"
Игра начиналась с того, что назначались "король" и "королева", которые обходили собравшихся и задавали каждому вопрос, на который надо было ответить без утайки. В свою очередь "королева" или "король" должны были честно ответить на любой вопрос, задававшийся им участниками игры.
(Виолле-ле-Дюк "Жизнь и развлечения в Средние века")
 

"ИСПОВЕДНИК"
В "Лэ об Иньоресе" повествуется о девушках, которые изобрели игру в "Исповедника". Одна из них назначалась для этой роли, и все, по очереди, должны были назвать ей имя своего любовника. Но все двенадцать "кающихся" назвали даме-"исповеднику" имя Иньореса, который, оказывается, был и ее любовником.
(Виолле-ле-Дюк "Жизнь и развлечения в Средние века")
 

"СВЯТОЙ КУАНЬ" ("SAINT COISNE")
По условиям этой игры один из участников брал на себя роль "святого". Каждый вставал перед ним на колени и приносил свой дар. Если "святому" - жестами или гримасами - удавалось рассмешить коленопреклоненного, тот должен был выполнить какое-нибудь задание.
(Виолле-ле-Дюк "Жизнь и развлечения в Средние века")
 

"ГОРЯЧАЯ РУКА"
Суть игры в том, что отвернувшегося человека хлопают по спине (один из вариантов), а он, обернувшись, должен указать на обидчика или назвать его вслепую. Пикантность состояла в том, что благородный кавалер не просто отворачивался, а прятал голову под подол платья специально выбранной дамы. Однако надо подчеркнуть - под подол верхнего платья. Изображения великосветских компаний, играющих в "горячую руку", есть на миниатюрах (например, "Роман об Александре", Брюгге, 1344 год) и резной кости (французские ларчики и створки зеркал XIV века).
(Даркевич "Народная культура Средневековья")
 

"ЛЯГУШКА"
В свое время являлась излюбленной игрой куртуазного общества - изображения играющих в "лягушку" часто встречаются на миниатюрах и резных костяных створках XIV века. Суть в следующем - несколько человек образуют круг, а один из играющих садится в его центр. Если это дама - она садилась на низкую скамеечку. Это и есть "лягушка". Сидящий в круге не может менять позы, но свободно двигает руками и головой. Окружающие сходятся в плотный круг и начинают "лягушку" всячески дразнить, оскорблять и даже пинать (подобные изображения встречаются, правда, только в том случае, когда "лягушка" - мужчина). На все нападки "лягушка" не отвечает, но пытается схватить ближайшего обидчика рукой, не меняя своей позы. Если это удается, пойманный сам становится "лягушкой", а освобожденная "лягушка" присоединяется к кругу.
(Даркевич "Народная культура Средневековья")
 

"ГУРМАН" - В комнату вносили сундучок с заморскими пряностями, выбранному кавалеру завязывали глаза, а дамы натирали себе запястье одной из специй. Затем они по очереди давали поцеловать руку кавалеру, который по запаху должен был определить, какую специю выбрала каждая дама.
("Жизнеописания трубадуров")

Театральные представления средневековья:

Миракль.

Само название миракль происходит от латинского слова «чудо».
И действительно, все конфликты, порой очень остро отражавшие жизненные противоречия, в этом жанре разрешались благодаря вмешательству божественных сил святого Николая, девы Марии и т.д. С течением времени эти пьесы, сохраняя религиозную мораль, все острее показывали произвол феодалов, силу темных страстей, владевших знатными и богатыми людьми.
В первом из известных нам мираклей – «Игра о святом Николае» (1200)-в центре внимания было чудо, совершенное святым для избавления христианина, попавшего в языческий плен, и лишь отзвуком шла история о крестовых походах.
Большинство мираклей строилось именно на бытовом материале – из жизни города, из жизни монастыря или средневекового замка.

Мистерия.

Мистерия явилась выражением расцвета средневекового города, его культуры.
Она выросла из так называемых - городских процессий в честь религиозных праздников, в честь торжественных выездов королей. Из этих празднеств постепенно складывалась площадная мистерия, использующая ранний опыт средневекового театра.
Ярким примером ранней мистерии может служить огромная (50 тысяч стихов, 242 действующих лица) «Мистерия Ветхого завета», содержавшая 38 отдельных эпизодов.
Ее главными героями были Бог, ангелы, Люцифер, Адам и Ева. В мистерии показывалось сотворение мира, восстание Люцифера против Бога, библейские чудеса.

Фарс.

Фарс прошел долгий путь скрытого развития. Само название происходит от латинского farta («начинка»).
Он высмеивает солдат-мародеров, монахов-торговцев индульгенциями, дворян, купцов. Остро подмеченные и обрисованные черты характеров несли сатирически заостренный жизненный материал.Главными принципами актерского искусства для фарсеров были характерность, доведенная до пародийной карикатуры.

Карнавалы

Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место.
Кроме карнавалов с их площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков (festa stultorum) и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех.
Более того, некоторые церковные праздники имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону.
Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками и площадными увеселениями.
Карнавальная атмосфера царила также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда.
И бытовые пирушки не обходились без элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха.
Шуты были их неизменными участниками и пародийно дублировали различные моменты серьезного церемониала (прославления победителей на турнирах, церемонии передачи ленных прав, посвящений в рыцари и др.).
(Праздничная культура средневековья)

 

Актеры-одиночки, если не удавалось прибиться ко двору знатного владыки (см. статью об аналогах бардов), были обречены на полунищенское существование и бесконечные странствия от ярмарки к ярмарке.
Только на праздниках и ярмарках могли они получить сколько-нибудь значительные суммы, с помощью которых им удавалось спокойно пережить зиму и Великий пост (представления в эти дни строго воспрещались). Остальные заработки можно смело назвать улыбкой фортуны - настолько малым и нестабильным доходом являлись кабацкие выступления или пение перед владельцем какого-нибудь манора.
В любом случае, возможность заработать складывалась не только из таланта актера, но и из личного мнения слушателя (не понравилось - не дал денег, а то еще и приказал слугам дать актеру палок).

Как представителю одного из низших социальных слоев, актеру не дозволялось носить длинного оружия, охотиться или ловить рыбу (разумеется, если его застанут за этим занятием; бить мелкую дичь и ловить определенные сорта рыбы дозволялось людям оседлым, а крупная дичь и благородные породы рыб принадлежали только хозяину земли).
Давать что-либо актерам в качестве милостыни не поощрялось - считалось, что актер достаточно силен, чтобы зарабатывать деньги трудом, к тому же кривлянием и сатирой на людей ближе к Сатане, нежели к Богу, и потому не принадлежит к нищенской братии. Церковь также не приветствовала, а порой и официально запрещала давать актерам приют - разве только актер наймется к хозяину как работник.
Так что неудивительно, что большинство актеров-одиночек стремились найти себе хозяина и покровителя, а не искушали судьбу, странствуя по дорогам.

//i013.radikal.ru/0912/09/b289085be177.gif

Вертеп (ящик-декорация, в котором двигались по определенным прорезям маленькие кукольные фигурки) обычно показывал лишь одну-две пьесы, связанные с Рождеством и сценами из Нового Завета.
Его конструкция была моделью трехъярусной декорации, где живых актеров заменяли искусно вырезанные и раскрашенные куклы - святые, ангелы и Бог на верхнем ярусе, Мария, Иосиф, младенец и поклоняющиеся ему пастухи и волхвы - на среднем; на нижнем - Сатана, Ирод и его слуги.
От вертепщика требовались не только ловкость в одновременном управлении несколькими фигурками сразу, но и изрядные актерские данные - говорить-то приходилось также за многих персонажей.
Такие "волшебные" пьески вызывали большое уважение и одновременно суеверный страх: а ну как этот деревянный болван и впрямь заколдованный человек, а хозяин его - чародей и слуга дьявола?
А вот вертепщики, как люди религиозные и показывающие благочестивые пьесы, почитались весьма высоко - иногда в легендах даже попадаются упоминания о том, как грешники, увидев вертепное представление, раскаивались в своих проступках и вновь возвращались в лоно церкви.

 

Акробаты - обычно самые молодые из актерского племени (учитывая тот факт, что средневековый обыватель в 10-14 веке редко жил дольше 45 лет, а бродяги и того меньше, можно представить себе, каков примерно возраст акробата - до 20 лет, вряд ли старше). Акробаты работали на канате, на шесте, кувыркались и ходили колесом; чаще всего дети-акробаты выступали под присмотром старшего (отца или опекуна, который одновременно являлся "менеджером", постановщиком, тренером - а также нередко сводником: именно то, что акробаты, чьи соблазнительные стройные тела смущали взоры и вызывали похоть мирян, считались церковью одними из самых мерзких существ).

 

В паре обычно выступали и музыканты: один играл, другой пел. Те, кто мог сочетать приятное пение и хорошую музыку "в одном лице", чаще становились личными музыкантами какой-либо богатой персоны.
Пение и музыка были одним из самых доступных заработков для многочисленных слепцов и калек, жертв эпидемий и войн. Так что одним из наиболее частых сочетаний "музыкальной группы" был увечный флейтист или арфист и его поводырь-певец.

Дрессированные животные приносили отличный доход; актеры выступали как с животными местными, так и экзотическими, вроде обезьян и попугаев. Приручалось (или хотя бы укрощалось) все, что можно было поймать в лесу или купить на рынке: куры, вороны, голуби, кошки, собаки, медведи...
Дрессировщики одевали своих питомцев в человеческие костюмы и разучивали с ними разные комедийные и сатирические сценки. Известны случаи, когда вельможи или богатые люди, углядев в кривляниях зверей пародию на себя любимого, приказывали убить животное и искалечить его хозяина - так что дрессировщиком было быть довольно опасно.

 

Особую категорию актеров (еще вопрос, можно ли их так назвать?) составляли уроды. 
Иногда уроды соединялись в большие группы, поскольку одинокий уродец (если не прибивался в качестве домашнего шута к чьему-нибудь двору) имел мало шансов на заработок; в то время как труппа могла давать небольшие представления, защищая друг друга и свои капиталы от "нормальных" людей.
Большой популярностью в Средние Века пользовались люди-волки (заросшие шерстью от носа до пят), хвостатые люди, бородатые женщины (выдаваемые за гермафродитов), карлики и великаны.

 

Голодовки, эпидемии оспы, чумы, других болезней весьма способствовали появлению на свет уродливых детей, от которых родители с облегчением избавлялись, продавая в такие "театры"; а в Испании, например, многие простолюдинки нарочно затягивали себе животы во время беременности и принимали различные средства, чтобы родить карлика - дорогую игрушку для какого-нибудь богатого дворянина.
Уродства боялись все, но "театры уродов" были отличным средством преодолеть ужас с помощью смеха.
Этой цели служили и карнавалы с Дурацкими Шествиями, и праздник Короля Глупцов, на котором избирался самый уродливый человек города и наделялся полноправной властью на целые сутки.

ГИСТРИОНЫ-ЖОНГЛЕРЫ

//i009.radikal.ru/1012/31/594348687e63.jpg

Приводимая классификация гистрионов-жонглеров дается в любопытном памятнике культовой латинской литературы конца XIII—начала XIV века. Это «Penitentialis» («Книга покаяний»), которая раньше приписывалась Джону Салисберийскому, а сейчас
приписывается Томасу из Кабхема, епископу Салисберийскому (ум. в 1313 г.).

"Существует три вида гистрионов. Одни изменяют форму и вид своего тела с помощью непристойных плясок и движений, либо бесстыдно обнажаясь, либо надевая ужасающие маски; все таковые подлежат осуждению, если не оставят своего занятия.
Существуют другие гистрионы[...], которые поступают преступно, не имеют жилищ, но следуют за дворами вельмож и говорят позорящие и низкие вещи об отсутствующих, чтобы понравиться другим.
Эти гистрионы тоже подлежат осуждению, ибо апостол воспретил с таковыми вкушать пищу [...], а они годны только на то, чтобы пожирать пищу и злословить.
Есть и третий вид гистрионов, которые имеют музыкальные инструменты для развлечения людей, и их бывает две разновидности.
Одни постоянно посещают харчевни и непристойные собрания, чтобы петь там непристойные песни; таковые подлежат осуждению.
И есть другие, которые называются иокуляторами; они воспевают подвиги властителей и жития святых, утешают людей в их горестях и скорбях и не совершают бесчисленных непристойностей, подобно плясунам и плясуньям, которые вызывают духов с помощью заклинаний или другим способом. Если же они не поступают таким образом,
а воспевают под аккомпанемент инструментов подвиги властителей и другие столь же полезные вещи, чтобы доставить удовольствие людям, как выше сказано, их можно поддерживать согласно решению папы Александра. Когда один йокулятор спросил его, может ли он спасти свою душу, продолжая заниматься своим ремеслом, то папа в свою очередьзадал ему вопрос, умеет ли он делать что-либо другое, чем он мог бы жить. Йокулятор отвечал, что не умеет. Тогда папа разрешил ему продолжать жить своей профессией при условии, что он воздержится от указанных выше непристойностей. Следует отметить, что смертельно грешат все те, кто дает что-нибудь [...] гистрионам. Давать что-либо гистрионам — это то же, что потерять."

Жонглер—человек неблагопристойный; он проводит всю свою жизнь за игрою, в тавернах или еще худших местах.
Только он заполучит немного денег, как сейчас же тащит их туда.
Когда у него нет ничего, он идет к еврею и закладывает ему свой музыкальный инструмент.
Жалко смотреть на него, оборванного, босого, без рубахи при северном ветре, на дожде.
Но, несмотря на все это, он всегда весел, его голова всегда украшена розами; он непрестанно поет и просит у бога только одной вещи — чтобы все дни недели превратились в воскресенья.

Из стихотворного романа о Бевисе Гемптонском («Boeve de Haumptone», XIII в.)

Танец жонглеров, IX в.
Коттонский манускрипт. C. viii., Британский музей.

//i039.radikal.ru/1012/ec/07df832fb944.jpg

Жонглеры при феодальных дворах.

Когда я вижу, как плывут,
Пестрея средь листвы, знамена,
И слышу ржанье из загона
И звук виол.
Когда поют Жонглеры, заходя в палатки, -
Труба и рог меня зовут запеть.

(Бертран де Борн)

Как только цветистое общество бродячих музыкантов, фокусников и укротителей появлялось вдали, сторож на башне замка возвещал их приход. На миниатюре рукописи "Кантиг святой Марии"(ХIII - XIV вв.)  хуглар в дорожном плаще и башмаках со шпорами спешился с лошади возле дворца. К седлу приторочена виола в чехле.
Сам хозяин, выходя ворот, встречает приезжего.

Сладкогласно поющий хуглар,
Находчивый и беззастенчивый,
Бродит, коротко стриженный,
И отлично знает свое дело.

В другой сценке к той же песне гость платит за добрый прием пеcнями и музыкой.
Вечером в парадном зале, украшенном фигурными арочками на тонких мавританских колонках, собрались обитатели замка: сам хозяин, его супруга с собачкой на коленях, их дети и домочадцы, "сладкогласно поющий" хуглар выводит рулады под аккомпанемент виолы".

Обе иллюстрации хорошо прокомментировать отрывком из "Истории французской литературы" Ж. Деможо (Париж, 1884) в переводе А. Блока.
"Чтобы представить себе, с каким нетерпением ожидали этих гостей, надо вспомню ту долготу однообразной жизни феодальных владений... Шесть долгих месяцев феодальный замок окутан облаками, без войн и без турниров, посещаем немногими иностранцами и пилигримами; когда кончались эти долгие и однообразные дни и бесконечные вечера, занятые надоевшей шахматной игрой, тогда вместе с ласточками ждали желанного возвращения поэта; вот он наконец, его выследили издалека с крутого замкового вала, он несет с собой виолу, привязанную к седлу, если он приехал верхом, или висящую через плечо, если пришел пешком. Его одежда из разноцветных лоскутьев, волосы и борода обстрижены, хотя частью; у пояса висит кошелек, заранее приглашающий хозяев быть щедрыми.
В самый вечер его прихода барон, его рыцари и дамы собираются в большом зале с каменным полом послушать поэму, которую он закончил зимой... Здесь нет ни критики, ни насмешек, все слушают внимательно... Слушать такие песни - "удваивать" свою жизнь".

//i026.radikal.ru/1012/ac/76520178698b.jpg

С конца XI в. замок становится средоточием светской рыцарской культуры.
Пиры н танцы аристократической молодежи, развлекаемой жонглерами и жонглерессами,- частый мотив в искусстве. Наиболее талантливые менестрели оседали в резиденциях королей н баронов, причислявших их ко двору.
В лице вельможных меценатов они встречали утонченных ценителей своих даровании.

Особенно покровительствовал хугларам Альфонс Х Мудрый, король Леона и Кастилии, Кастильский двор слыл притягательным центром наук и искусств от Пиренеев до Альп. Просвещенный правитель был одним из автором коротких притч - песнопений о чудесах девы Марии, заступницы за всех страждущих перед господом.
Профессиональные певцы и музыканты, которых содержал на жалованье Альфонс, исполняли его гимны и сочиняли мелодии к ним.
На миниатюрах рукописей "Кантиг святой Марии" (ХIII - XIV вв.) хуглары играют на 30 видах музыкальных инструментов.

под звуки рожка и дудки (из Англо-Саксонского манускрипта)

//s16.radikal.ru/i190/1012/4c/65ae6b8428a4.jpg

С XII в, жонглеры поступали на службу к рыцарям-трубадурам и труверам, авторам поэтических текстов.
Вместе с сеньорами, странствуя от замка к замку, они исполняли их песни или аккомпанировали им.
В сценках на лиможских жемельонах "сеньориальные" менестрели принимают участие в "Божественных" развлечениях знати.

"Служилые" жонглеры-менестрели, вращаясь в мире избранных, знали все нюансы светского обхождения.
Без них не проходили церемонии посвящения в рыцари, приуроченные к религиозным празднествам.
На миниатюре "Романа о Трое" запечатлена кульминация ритуала: с полной верностью обычаям своего времени посвящаемого опоясывают мечом и прикрепляют к обуви золотые шпоры. Затем ему вручат шлем и щит с геральдическим львом.
Перед покрытым ковров помостом, где совершают обряд, двое менестрелей наигрывают на лютне и виоле.

Придворные жонглеры сопутствовали дипломатическим посольствам.
На ковре из Байё (около 1120 г .) низкорослый человечек в таком же костюме, как у хугларов на фреске церкви Сап-Хуан-де-Бои, держит под уздцы коней, на которых прискакали послы герцога Вильгельма Завоевателя.
Жонглеры сопровождали военные экспедиции, развлекая рыцарей в лагерях, на маршах и привалах.
В войсках и на флоте музыканты служили в качестве платных солдат.
Трубачи, барабанщики, волынщики подавали условные сигналы; во время сражения они поднимали дух бойцов.

По словам францисканца Салимбене Пармского (XIII в.), если войско возвращалось с поля боя без музыки и песен, это значило, что оно потерпело поражение.
(по книгам Даркевича, Иванова)

Я не пророк, но думаю, что мы все ещё играем в жмурки,
а это опасная игра.
М. Пуччини

Жмурки - «игра, в которой один с завязанными глазами ловит других». У англичан та же игра известна как Blindman's buff («толчок слепца»), у немцев как Blindekuh («слепая корова»), у итальянцев — а mosca cieca («слепая муха»), у испанцев — la gallina ciega («слепая курица») и т. д. В исторической ретроспективе игра в жмурки известна со времён античности, оставаясь в значительной степени неизменным — и в этой неизменности интригующим — стереотипом социокультурного обихода. Правила соответствующих игр исторически и географически разнятся, но, при всех нюансах конкретных правил, все они в достаточной мере похожи, чтобы быть объединёнными одним легко узнаваемым сюжетом.

В общем виде сюжет этот удовлетворяет трём условиям:
1) наличию по меньшей мере двух взаимодействующих субъектов: того, кто
ищет (ловит, отгадывает), и того, кого ищут.
2) тот, кто ищет, обязательно ограничен в сфере своего зрения, но имеет преимущества в каком-либо из иных механизмов ориентации.
3) Тот, кого ищут, как-либо дает знать о своем местонахождении.

Водящего игрока называют "жмуркой". Жмурке завязывают глаза (обычно шарфом или платком). Раскручивают его. После чего игроки разбегаются, хлопая в ладоши (звеня колокольчиком), чтобы привлечь внимание жмурки. Жмурка, с завязанными глазами, должен поймать любого другого игрока и опознать. В случае успеха, пойманный становиться жмуркой.

Правила игры

1. Жмурке завязывают глаза платком (шарфом и тп).
2. Отводят на середину комнаты (если действие происходит в помещении).
3. Жмурку крутят несколько раз вокруг своей оси, чтобы он(а) немного потерял ориентация в пространстве.
4. Жмурка должен поймать кого-нибудь из игроков и опознать.
5. Если жмурка правильно опознал игрока, то игроку завязывают глаза и он становится жмуркой, а жмурка становится обычным игроком (меняются местами).
6. Игрокам нельзя вырываться, когда они пойманы.
7. Игрокам нельзя ставить подножки или как-то толкать жмурку - это может привести к травмам.
8. Если жмурка близко подходит к каким-либо выступающим предметам, то игроки должны крикнуть "Огонь!", но нельзя так делать чтобы отвлечь жмурку от игрока.

Если убегающие привлекают внимание колокольчиком, то это модификация "простых жмурок", а не "жмурки с колокольчиком".
Европейская знать играла как в простые жмурки, так и в "жмурки с колокольчиком", неизменно избирая в качестве привлекающего внимание предмет - колокольчик.

Жмурки с колокольчиком

Описание игры
Хороводная игра. В нее можно играть как во дворе, на природе, так и в доме. Поэтому чем больше людей - тем лучше!
Играющие становятся в общий круг, держась за руки. Трое водящих - посередине круга.
Круг медленно движется вправо или влево под музыку. Посередине круга трое водящих - один игрок убегает, в руках у него колокольчик, в который он время от времени звонит. Двое остальных ("жмурки") ловят его с завязанными глазами. Как только убегающий пойман, круг останавливается, выходит водить на смену другая тройка игроков (из тех, кто еще не водил), а прежняя тройка становится в общий круг, и игра начинается сначала.

Правила игры

1. Стоящие в круге не разъединяют руки.
2. Водящие не имеют права выбегать за пределы круга.
3. Жмурке (одному из водящих игроков) достаточно дотронуться до убегающего, для того, чтобы считать его пойманным.

Разновидностей этой игры существует очень много.

БИЛЬЯРДНЫЙ БУМ

История бильярда очень стара. Бильярд развился из игры, напоминающей крокет, примерно в XV веке в Северной Европе, возможно, во Франции. Игра переместилась в помещение на деревянный стол с зеленым покрытием, напоминающим газон, и с простыми бортиками вокруг. По шарам били специальными битами. Слово «бильярд» произошло либо от французского «billard», названия одного из колышков, либо от слова «bille» — шар.
Первоначально играли двумя шарами на столе с шестью лузами и обручем, напоминающим крокетные ворота, колышком, используемым в качестве цели.

Вот что сообщает об истории бильярда Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Родина бильярда — Китай. В Европе первое известие о бильярде относится к XVI столетию. Карл IX в знаменитую Варфоломеевскую ночь (24 августа 1572 г.) играл в бильярд, когда услышал звон колоколов, призывающих католиков. Шекспир (1616 г.) уже знал о существовании бильярда, так как он заставляет Клеопатру (Антоний и Клеопатра, акт II , сцена 5) играть в бильярд со своим евнухом Мардьяном. Мария Стюарт в день своей трагической смерти (17 февраля 1587 г.) высказывает в письме к архиепископу заботу о своем бильярде».

Где впервые в Европе появился бильярд — во Франции или Англии, сказать определено трудно. Джон Вильк утверждает, что игра в бильярд у англичан называлась bal-yard (древнесаксонское bal — мяч, yard — кий, палка), что, по его мнению, показывает, что бильярд давно был известен в Англии. Штурц в своей книге «Игры и забавы английского народа» видит начало бильярда в игре Palle-Malspiel — нечто вроде крокета.

Первые правила игры в бильярд появились в Англии, где было «очень мало городов, которые не имели бильярдных столов для публики». Кий появится в конце XVI века. Когда шар лежит рядом с бортом, очень неудобно использовать биту из-за ее большого наконечника. В этом случае игроки переворачивали биту и использовали ее ручку для удара. Ручка называлась «queue» от английского «очередь», подразумевая «хвост». Вот откуда пошло английское слово «сue» — кий. "Сейчас" мужчинам и женщинам играют битой. Первоначально столы имели вертикальные борта, единственной функцией которых было удержать шары от падения. Они напоминали берега реки и были названы берегами (banks), но игроки обнаружили, что шары могут отскакивать от бортов, и начали пользоваться этим открытием. Отсюда пошел английский термин bank chot, означающий «удар от борта».

Квинтина и Бугурт
(Виолле-ле-Дюк Эжен Эмануэль Жизнь и развлечения в средние века)

//i037.radikal.ru/1001/cf/4f9bfdf678d4.jpg

Квинтина ( quintaine )— упражнение с копьем для всадника, называемое также cuitaine , состоявшее в том, чтобы поразить в центр щита манекен, облаченный в полный доспех.
Манекен ставили на вертикальную ось. Если всадник, мчавшийся во весь опор, попадал копьем в середину щита, то «трофей» поворачивался вокруг своей оси; если же удар был неточен, части манекена падали или поражали неумелого всадника.
Дю Канж утверждает, что манекен был оснащен палкой или мечом, которые при неудачном ударе поражали всадника. Как бы там ни было, в средние века игра в квинтину {"шла очень популярным упражнением, и не только у дворян, но и среди простого народа.

Сеньоры предлагали упражняться с квинтиной своим ленникам для обучения их копейному бою.
Дети, играя в квинтину, готовились к настоящим поединкам: в коллекциях оружия есть доспехи для поединков, предназначенные для детей от двенадцати до пятнадцати лет.
Два экземпляра таких доспехов, датируемых XV в., работы немецких мастеров, имеются в Музее оружия замка Пьерфон.

 

Происхождение квинтины восходит к ранним временам, о ней упоминается уже в рыцарских романах XII и XIII вв.

 

Бугурт ( behourt или bobourd )— один из вариантов турнира, имитирующий штурм крепости или простого укрепления с палисадом.

 

Посреди огороженного поля воздвигалась деревянная крепость, которую штурмовали и защищали разделившиеся на две партии рыцари.
Подобная потешная осада, однако, не имела неприятных последствий, как турниры и копииные поединки, и могла восприниматься как спектакль или подобие наших военных маневров.
О том, какая сторона победит, договаривались заранее.

На шкатулке из кости, хранящейся в Булонском музее и датируемой второй половиной XIV в., изображены «куртуазный» поединок на копьях и штурм замка рыцарями, одетыми в доспехи.
Замок защищают девицы, которые бросают цветы в атакующих, взбирающихся по лестницам.
В нижней части не большого рельефа — воин, наполняющий «ложку» метатель ной осадной машины охапками цветов.
Дю Канж дает полное описание бугуртов.
Во время пиров бугурты входили в число самых популярных интермедий.
Между столами сооружали замок,группа штурмовала и овладевала им, в то время как другие читали стихи в честь дам и моралите (Имеется в виду распространенная аллегория из рыцарской кур туазной поэзии — «штурм замка Любви»)

 

Искусство пускания «блинчиков» известно, по крайней мере, с античных времен. Древние греки нередко развлекались, запуская в море найденные на берегу ракушки, камни и глиняные черепки. О состязаниях по бросанию ракушек, называвшихся «эпистокистос» (от греч. остакиа – ракушка), упоминает греческий лексикограф Юлий Поллукс (II век н. э.). Победителем считался тот, чья ракушка подпрыгнет наибольшее число раз. Римский христианский писатель Марк Минуций Феликс (II—III века н. э.) в своем «Октавии» оставил подробное описание аналогичных состязаний, где вместо ракушек использовали плоскую гальку округлой формы.

В Средние века традиция бросать камешки, судя по всему, не прерывалась. Так, в Англии с XII века стала популярной игра «ducks and drakes» (утки и селезни), суть которой заключалась в бросании вдоль поверхности воды камней или устричных раковин. Когда раковина подпрыгивала первый раз, говорили «утка», второй раз – «селезень» и так далее. Подобная игра упоминалась в первоначальной версии шекспировской пьесы «Генрих V» (XVI век). По легенде, сам король Англии запустил однажды в Темзу соверен – с тех пор выражение «to make ducks and drakes with one's money» (сделать «уток» и «селезней» своими деньгами) означает «пускать деньги на ветер». Позднее англичане вместо «ducks and drakes» стали пользоваться выражением «stone skimming» (скольжение камешков).

Камбок

Играется двумя командами 5 на 5 человек. Цель – забить мяч в некие ворота противника. Это может быть отмеченное поле на земле, несколько кольев в виде ворот и т.д.
Игра идет на довольно большом поле.

//s002.radikal.ru/i198/1001/0b/dbfa5ed0f116.jpg

Наверху изображён петушиный бой.

 

Игральные карты

История карт
   Времени точного происхождения карт не известно, также не ясно и место их изобретения. В старинном китайском словаре Чинг цзе Тунга, получившем известность в Европе в 1678 г., говорится, что карты были изобретены в Китае в 1120 г., а в 1132 г. получили здесь всеобщее распространение. Четыре масти символизировали времена года, а 52 карты количество недель в году. Существуют также сведения, что китайцы и японцы еще до появления игральных карт из бумаги уже играли табличками, наподобие карт, из слоновой кости или дерева с нарисованными фигурами, а в средневековой Японии были оригинальные игральные карты из раковин мидий. Они были украшены рисунками, изображавшими цветы, пейзажи, бытовые сценки. С помощью таких карт можно было раскладывать и "пасьянс" - раковины раскладывали на столе и искали среди них "двойников". В XIII веке карты стали известны в Индии и Египте.

   По другой версии карты были изобретены в Египте и предназначались для гадания. В египетской колоде - колоде карт "Таро" - 78 листов, называемых арканами. 22 листа старших арканов и 56 листов - младших. Изображения на больших арканах выходят к 22 золотым таблицам, хранившимся в подземелье храма бога Тота в Египте.

   О появлении карт в Европе есть несколько версий. По одной из них начало игры в карты относится к XV столетию и совпадает с появлением цыган на европейской территории. По другой - общая же известность карт, по свидетельству иезуита Менестрие, приписывается XIV столетию, когда один малоизвестный живописец по имени Жикомин Грингонер изобрел карты для развлечений умалишенного короля Франции Карла VI (1368-1422 гг.), вошедшего в историю под именем Карла Безумного. Карты якобы были единственным средством, которое успокаивало царственного больного между приступами сумасшествия. А во время царствование Карла VII (1422-1461) они были усовершенствованы в и тогда же получили свое теперешнее название. Тем не менее это все-таки гипотеза, которая не подтверждается другими данными, и некоторые летописцы относят происхождение карт к XIII веку. Это предположение имеет историческое основание, так как во время царствования Людовика Святого в 1254 году был издан указ, запрещавший под страхом наказания кнутом карточную игру во Франции. Итальянский манускрипт 1299 года также говорит о запрещении игры в карты. В 1260 году в Германии основан особый цех фабрикантов и торговцев игральных карт. Орден Калатрава (Calatrava) в 1331 г. запретил игру в карты в Испании, и это запрещение было повторено в 1387 году Иоанном I, королем Кастилии. О существовании карт в Кастилии при короле Альфонсе XI говорит его указ в 1332 году, запрещающий карточные игры. Есть еще версия, что игральные карты были занесены в Европу сарацинами, древним восточным народом. В ее пользу говорит документальное известие о картах, относящееся к 1379 году. В хронике итальянского города под указанной датой значится: „...введена в Витербо игра в карты, происходящая из страны Сарацин и называемая ими наиб". Сарацинами именовались мусульмане Востока, арабы. Однако на тех картах вряд ли рисовались человеческие фигуры, как теперь, так как закон Магомета запрещает правоверным делать такие изображения. Возможно, родиной карт с рисунк

Рубрики:  Исторические факты.


Процитировано 1 раз
Понравилось: 2 пользователям



урлауб   обратиться по имени Среда, 22 Июля 2015 г. 17:59 (ссылка)
Спасибо!
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку