-Рубрики

 -Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Jazz_Fank

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.08.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 76

Пиздатый РОК!

(Scrubs)

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:47 + в цитатник
Поздравляю! Вы - Уборщик!
image Вашего настоящего имени никто не знает. Вы довольно вредный субъект, который на первый взгляд мало чего добился в жизни. Однако Ваше прошлое скрывает немало интересных фактов: первое место по бегу в национальных соревнования, небольшие роли в известных фильмах.. К тому же, за любовь симпатичной блондинки, Вы готовы на все. Ваши любимые занятия - издеваться над людьми, заниматься всякой ерундой в рабочее время, разговаривать со своей армией набитых опилками чучел.)
Пройти тест

Клиника (Scrubs) .

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:36 + в цитатник
Клиника (Scrubs) — американский комедийный/комедийно-драматический телевизионный сериал, посвящённый работе и жизни молодых врачей. Несмотря на принадлежность сериала к жанру комедии, наряду со смешными в нём присутствуют и серьёзные, драматические моменты и сцены.

Сериал «Scrubs» посвящен жизни и карьере молодых врачей Джона Дориана (Джей Ди) и его друга Кристофера Тёрка, которые в начале сериала только что закончили учёбу и пришли на работу в клинику «Sacred Heart» (русск. Святое Сердце) в качестве стажёров. В больнице они находят новых друзей и новые трудности как профессионального, так и личного плана, которые им необходимо преодолеть. Кроме того, в сериале достаточно большое место уделяется трём любовным линиям: Тёрка и Карлы, Перри Кокса и Джордан, а также так или иначе проявляющимся отношениям Джей Ди и Эллиот.

Повествование (за исключением некоторых серий) ведётся от имени Джона Дориана, который описывает сложившуюся в эпизоде ситуацию и делает различные выводы, а в конце серии подводит её итог.

В отличие от большинства ситуационных комедий «Scrubs» снимается (за отдельными исключениями) при помощи одной камеры и в отсутствии зрителей.

Сериал «Scrubs» производится на студии компании ABC (ABC Studios, до мая 2007 года носила название «Touchstone Television») для американской телекомпании NBC. По лицензии сериал также транслируется во многих странах мира, в том числе в России (телеканалы «Домашний» и «MTV-Россия»).

В переводе на русский язык английское слово «Scrubs» может принимать различные значения, среди которых «костюм хирурга перед операцией» и «ничтожные люди». По словам создателя сериала Билла Лоуренса, название «Scrubs» было выбрано не только потому, что означает один из предметов одежды врача, но и потому, что главные герои — «новички», которых в медицине называют именно «Scrubs».

Название сериала также упоминается в его первой серии, когда Боб Келсо говорит Джей Ди: «Доктор Дориан, вы понимаете, что вы для меня - пустое место в форме?» (англ. Dr. Dorian, Do you not realize that you're nothing more than a large pair of scrubs to me?). В серии "5x22 - My Deja vu, My Deja vu" доктор Келсо снова говорит эту фразу, на этот раз обращаясь к одному из ординаторов.

В России телесериал транслировался телеканалом «Домашний» под названием «Медицинская академия» (были показаны только первые сезоны), а позднее — телеканалом MTV-Россия под названием «Клиника». Сериал озвучили Евгений Рыбов и Мария Трындяйкина, перевод выполнила Мария Гаврилова.

Основным местом съёмок сериала является реально существующий, но ныне не действующий медицинский центр в Северном Голливуде (Лос-Анджелес, штат Калифорния, США). В нём снимались не только «больничные», но и большинство других сцен (бар, квартира Джей Ди и пр).

Создатели «Scrubs» назвали вымышленный город, в котором происходит действие Сан ДиФранджелес (англ. San DiFrangeles, образован от названий Сан-Франциско, Сан-Диего и Лос-Анджелес). Сама больница получила название «Святое сердце» (англ. Sacred Heart). В русском переводе полное название лечебного учреждения практически не упоминается. Вместо него используется слово «клиника».

Поскольку «Scrubs» во многом посвящён работе главных героев и всё основное действие происходит в больнице, для работы над сериалом были привлечены несколько врачей-консультантов. Среди них доктора Джонотан Дорис, Джон Тёрк и Долли Клок, имена которых легли в основу имён персонажей (Джон Дориан, Кристофер Тёрк и Молли Клок соответственно).
 (604x402, 45Kb)

Метки:  

Результат теста "кому бы ты понравилась из Tokio Hotel?"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:34 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"кому бы ты понравилась из Tokio Hotel?"

скорей всего, это Bill !

Ты бы понравилась Биллу, потому что ты такой же романтичный и добрый в душе человек. Для тебя главное - любовь к человеку, его внутренние качества, внешность и состояние кошелька - отнюдь не ведущие черты в любви. Если ты к тому же симпатичная, весёлая и безумная натура, любишь пробовать всё новое, не боишься попасть в неловкую ситуацию - ты идеально подходишь Биллу! Кто знает - может когда-нибудь, побывав на концерте Tokio Hotel, он заметит тебя, и...
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Часть 3! "Наедине с мечтой"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:25 + в цитатник
Он пожал руку Биллу и Тому, улыбнулся Лизе, еще раз оценивая ее взглядом, и пошел к выходу из кафе.
Ребят уже тоже поджимало время. Еще ведь надо отвезти Лизу в аэропорт, поэтому они тоже решили вскоре покинули кафе. Том, оставив купюру на столе, встал со своего места и, дождавшись Билла и Лизу, направился к машине. Дорога в аэропорт заняла не слишком много времени. Пробки они успешно миновали, так что в аэропорту были уже примерно через полчаса. Зайдя в само здание, Лиза отправилась проходить регистрацию, а парни неспешно пошли за ней. Они остановились там, где было поменьше людей, и Том поставил чемоданы сестры на пол около себя. Минут через десять к ним уже подошла Лиза.
- Все нормально, через пять минут мне уже нужно быть на борту, - улыбаясь, произнесла она.
- Обещай мне, что будешь вести себя хорошо, сестренка, - серьезным голосом, но с задорным блеском в глазах произнес Том.
- Обещаю, - девушка крепко обняла брата, - но и ты тут веди себя прилично. Билл ты ведь проследишь за этим? – она повернулась к нему.
- Непременно. Я глаз с него не спущу.
Лиза подошла к Биллу и, как и Тома обняла его на прощание. Сдав багаж, девушка пошла на посадку в самолет и пообещала часто звонить и писать. Парни еще некоторое время, улыбаясь, махали руками ей вслед, пока она не скрылась из виду. А затем вышли из здания аэропорта, направившись к автомобилю.
Юноши заехали в магазин, где долго бродили между стеллажей с винами, долго выбирая, какое бы им купить.
- Билл, какое ты любишь больше? – спросил Том, - Белое или красное?
- Белое, и, желательно, полусладкое.
Наконец определившись с напитком на сегодняшний вечер, ребята прошли дальше. Они купили немного фруктов и, оплатив их на кассе, поехали домой. По пути Том остановил машину у аптеки, чтобы купить смазку. Они оба знали, что сегодня они станут еще ближе друг другу. И эта ночь должна быть просто незабываемой. Но все равно ужасно нервничали.
Приехав домой, Том поставил сумку с продуктами на кухонный стол и, нежно поцеловав Билла, произнес:
- Я пойду приму душ. Я быстро. – и направился в ванную комнату. Стянув с себя одежду, он отрегулировал воду, и встал под теплые струи. Вода смывала усталость с его тела, но мысли в голове парня оставались прежними. Он очень хотел сегодняшней ночи, но жутко боялся. Это будет его первый раз. Он же любит Билла, тогда почему так страшно? Круговорот мыслей крутился в его голове, он сильно волновался. Том хотел, чтобы все было идеально, чтобы все было романтично и волшебно. Эта ночь должна быть лучшей для обоих парней. Том вышел из душа и, обернув бедра полотенцем, подошел к зеркалу. Решив, что будет лучше распустить дреды, он стянул с них резинку и вышел из ванной. Билл уже ждал его. Но, увидев парня в таком виде, он на мгновение потерял дар речи. Окинув его торс голодным взглядом, он произнес:
- Том, ты пока разлей вино, а я скоро вернусь, - и брюнет поспешно ретировался в ванную.
На это парень лишь весело усмехнулся и направился на кухню. Билл уже разложил все продукты, поэтому Тому оставалось только открыть вино. Из кухонного шкафчика он достал бокалы и разлил напиток. Поставив бокалы и вазу с нарезанными фруктами на поднос, он отнес его в спальню, уместив его на прикроватной тумбочке, на которой уже размещался недавно купленный тюбик смазки. Билл видимо решил заранее его приготовить. Но так даже лучше.
Билл вышел из душа в белом махровом халате. Он сел на краешек кровати, заставляя Тома присесть рядом ним. Свет был немного приглушенным, так что их лица были покрыты тенью. Том улыбнулся, подавая парню бокал со светлым напитком.
- Давай выпьем за то, чтобы дальше у нас все было хорошо.
- Да.
Парни с легким звоном столкнули бокалы. Поднося к губам вино, Том заметил, как нервно дрожат пальцы у Билла, значит, тоже волнуется.
Билл сделал еще один глоток вина и придвинулся поближе к Тому. Тот приобнял его за плечи, прижимая к себе тонкое и хрупкое тело парня.
- Билл, я же люблю тебя, - прошептал он ему на ухо, аккуратно отодвигая с его лица волосы.
- Ты же знаешь, что я тоже, - шепот утонул в поцелуе.
Билл на мгновение замер, но затем обнял Тома за талию и теснее прижался к нему. Бережно поддерживая Билла под спину, Том уложил его на кровать. Билл откинул голову на подушку, рассыпая по ней свои черные волосы. В его глазах был испуг и восхищение, желание и покорность. От этого коктейля чувств, Билл уже начал сходить с ума. А ведь еще ничего не произошло…
Том навис над ним, покрывая красивое лицо поцелуями. Билл обвил его шею руками, притягивая еще ближе. Были долгие и медленные поцелуи, когда оба задыхались от удовольствия и нежности. Билл никогда не думал, что может быть так приятно от таких обычных ласк. Но этого было недостаточно. Том прижимал его к своей груди и, в то же время, мягко вдавливал в постель. Губами он начал исследовать шею парня, пробуя на вкус кожу, изучая каждый ее миллиметр. Пальцы Тома, поддерживающие голову брюнета, приятно запутались в шелковистых волосах.
- Том? – тихо позвал Билл.

- М? – Том облизывал мочку уха брюнета, уткнувшись носом в маленькую ушную раковину. Мгновение спустя язык скользнул внутрь.
- Том, пожалуйста… - слабым голосом снова позвал Билл. Том оторвался от его ушка, и севшим от желания голосом, спросил:
- Что?
Он приподнялся на локтях, заглядывая в глаза парню.
- Губы… Я хочу, чтобы ты целовал меня в губы.
Том не мог не исполнить желание своего мальчика, улыбнувшись, он склонился к его губам, захватывая в плен нежные пухлые губы, раздвигая их языком. Он нашел пирсинг в языке Билла и начал играть с ним, дразня парня, распаляя еще больше.
Билл запустил обе ладони в распущенные дреды Тома, приближая его лицо к своему лицу.
Том едва слышно застонал и чуть сильнее вдавил хрупкое тело в постель. Его пальцы потянулись к поясу халата, развязывая его. Это ужасно мешало, хотелось поскорее освободит Билла от всего лишнего, насладиться его обнаженным телом.
- Том, я не верю, что ты первый раз…
- Первый, малыш. Просто я хочу, чтобы тебе было очень хорошо.
Билл приподнялся, скидывая с плеч ненужный халат. Том провел руками по бедрам Билла, медленно стягивая с него боксеры, полностью освобождая того от одежды. Билл в то же время освободил Тома от полотенца.
И вот Билл полностью обнаженный уютно лежал под целовавшим его Томом, нетерпеливо обхватив его руками и ногами.
Сил больше ждать не было, но было слегка страшно переступить черту.
- Том, я первый раз в такой роли, - Билл немного ослабил объятия, заглядывая в глаза своему любимому. Том лишь удивленно приподнял брови, осторожно гладя пальцем сосок Билла, от чего последний еле сдерживал стоны.
- Тогда ты помоги мне, я же только теорию знаю.
Брюнет кивнул и рукой потянулся за смазкой, лежащей на прикроватной тумбочке. Том перехватил тюбик и, продолжая целовать тело Билла, начал спускаться ниже. По очереди засосал соски, поиграл с ними, слушая тяжелое дыхание Билла. Он издал приглушенный всхлип и выгнул спину. Том поцеловал его в живот, согревая дыханием и облизывая полупрозрачную нежную кожу. Затем переместился еще ниже и накрыл губами член парня, вобрав его почти до конца. Билл громко ахнул, комкая пальцами простынь, сильно сжимая ее в руках.
Том чуть отстранился и, положив ладони на бедра Билла, развел их в сторону. Открывшийся вид был на столько прекрасен, что Том был готов кончить только от этого. Билл напряженно вздохнул и еще сильнее вцепился в простыню. Он был ужасно смущен своей открытостью и доступностью. Его щеки залил стыдливый румянец, он откинул голову назад, закрывая глаза, морально готовясь к тому, что сейчас произойдет.
Том, смазав один палец, протолкнул его в нежное отверстие. Билл затаил дыхание, прислушиваясь в своим ощущениям. Боли пока не было, только неприятный дискомфорт. Но это было терпимо. Том немного подвигал пальцем внутри него, прежде чем добавить второй. Он медленно и аккуратно растягивал своего мальчика, стараясь сгладить все неприятные ощущения. Он покрывал рваными поцелуями внутреннюю сторону бедер, другой рукой перебирая яички. Третий палец уже не вызвал негативной реакции у Билла, он даже сам начал насаживаться на пальцы, прося протолкнуть их глубже.
- Том, я готов… - Билл метался по кровати, желая почувствовать в себе любимого.
Том смазал себя и удобно устроился между разведенных ног Билла.
- Я не хочу, чтобы тебе было больно. Малыш, скажи если…
Билл уже не смог ответить, так как он почувствовал, как в него медленно входит член Тома. Было больно, но эту боль вполне можно было перетерпеть. Так что вскоре Том уже двигался в нем, все еще осторожно, но с каждым разом все сильнее насаживая на себя Билла.
Стоны вырывались из приоткрытых губ обоих парней. Билл был буквально пригвожден к постели. Он стонал, просил… Том с каждым толчком теперь задевал простату, из-за чего Билл извивался в сильных руках. Горячие губы шептали между поцелуями «люблю… малыш…», и с каждым новым движением по телу парня разливалось сильное наслаждение. Он выгибался навстречу. Рука Тома ритмично двигалась на его члене…
Том замедлился перед тем как войти посильнее и кончил внутри Билла, почувствовав, что и тот изливается в его ладонь.
Несколько минут они просто не могли придти в себя, но все же Том сполз с тяжело дышащего Билла, устраиваясь рядом. Он уткнулся во влажные от пота волосы, вдыхая теперь уже родной запах. Они переплели пальцы рук, скрестив их в «замочек».
- Том, ты был моей мечтой… Я даже сейчас с трудом верю, что ты рядом со мной.
- Верь, пожалуйста. Я с тобой.

Конец.
 (600x460, 68Kb)

Продолжение "Наедене с мечтой"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:16 + в цитатник
077bf7f66598 (503x699, 166 Kb)
Машина резко затормозила на очередном крутом повороте, пролетая его на запредельной скорости. По пустынной загородной улице неслись несколько машин. Такие короткие секунды сейчас могли решить все. Жизнь играла на перегонки со смертью, которая могла настигнуть в любой момент. Игра, но совсем не детская, разразилась сейчас на трассе. Машины сливались в сплошную линию, проносясь мимо. Поворот за поворотом, и казалось, черный Кадиллак почти оторвался от преследователей. Но тут прямо навстречу ему выехала фура. Скорость машины уже давно превышала отметку в 150км/ч, столкновение было неизбежно.
--------------------------

Том ненавидел больницы из-за постоянного запаха лекарств, который означал, что люди не такие уж и всесильные. Никто не устоит перед смертью, она рано или поздно настигнет. Уже второй раз за такое короткое время она уносила человека, непосредственно связанного с его жизнью. И он знал, что это не конец. В восемнадцать лет пережить такую кончину отца, когда на тебя сваливается куча дел, вперемешку с подготовкой к выпускным экзаменам, когда приходиться отказываться от любимого занятия – музыкальной группы. Сейчас, идя вслед за каким-то врачом, он опять переживал это чувство обреченности, которое не так давно смог закопать подальше.
Свернув на очередном повороте больничного коридора, он оказался в просторном светлом помещении. На диване расположились женщина со спящим ребенком на руках. Она была довольно красивой, ее кожа была слегка тронута первыми морщинами, красные глаза и опухшие веки выдавали то, что недавно она плакала. У нее на руках устроился белокурый мальчик лет десяти, похожий на ангела.
- Фрау Шнейдер, этот молодой человек обязался взять на себя расходы похорон вашего брата. Я думаю, вы сможете поговорить и без меня, - доктор прошел в коридор, откуда только что вышел вместе с Томом.
- Здравствуйте, - женщина посмотрела на парня глазами полными боли от потери близкого человека. А Том прекрасно ее понимал, сам недавно прошел через все это. А как теперь ей объяснить, что обязан Петеру Фрику жизнью? Что ее брат, взял его машину для того, что отвлечь людей, не дававших ему покоя на протяжении всех этих недель? А все для того чтобы Том просто смог сделать проект по биологии.


Парень потянулся на кровати, переворачиваясь на спину. Несмотря на вчерашний тяжелый разговор с фрау Шнайдер, сегодня у него было хорошие настроение, по крайней мере, по сравнению с предыдущими неделями его жизни. Том уже сорок минут валялся на своей широкой мягкой кровати, наслаждаясь утром выходного дня. Не нужно спешить в школу, а потом ехать в офис, решать какие-то дела, в которых ничего не понимал. А вечер он проведет в компании той девушки с вечеринки. Неделю назад они случайно встретились и мило поболтали в кафе. Том просто не мог не пригласить ее куда-нибудь, слишком сильно она его заинтересовала. Остается надеяться, что Хайди не воспримет это как свидание, Тому не хотелось ее разочаровывать. Жаль, что эта встреча будет проходить под взором охраны. Фрик даже в школе приказал вести за Томом усиленное наблюдение. Так, а вот теперь он уже чувствовал свою вину за все, что случилось. Он был обязан этому человека многим, тот действительно старался помочь, хотя, скорее всего, просто чувствовал свою вину за смерть отца…
Том резко сел на кровати, внезапная мысль посетила его дредастую растрепанную голову. Фура! В обоих случаях было столкновение с грузовой машиной. А если все-таки вчера все произошло случайно? Надо будет рассказать обо всем детективу, расследующему все эту хр*нь.
Том поднялся с кровати, на которой, как не стыдно было признаваться, ни разу не было секса, и отправился в душ. Там, под струями теплой воды он полностью отогнал сон. Но мысли все равно лениво текли, хотя сейчас думать решительно не хотелось. Почему-то вспомнился Билл с его вчерашней неосторожностью. Странный он парень… Конечно, то, что он сказал вчера, вышло случайно, но Тому от этого теперь некомфортно. Ведь парень будет ждать от Тома понимания и сохранности его тайны.
Дреды Тома рассыпались по плечам, безнадежно промокнув, он даже не позаботился их завязать. Абсолютно расслабленный, парень прислонился к стенке душевой кабины, а в его голове стоял образ испуганных карих глаз.







Вечером центр города больше похож на новогоднюю елку. Разноцветные огни, фары машин, витрины магазинов, с неба опять падал снег - это все напоминало Рождество, которое было месяц назад. Когда Люди куда-то спешат, им нет дела до девушки, кутающейся в теплое пальто. Черные волосы девушки растрепались, на них лежали снежинки, сверкающие под светом ночных огней. Вечер был довольно теплый, но она уже давно замерзла, так как человек, которого она ждала, опаздывал. Находясь на довольно оживленной улице, она могла наблюдать за проходящими мимо людьми, но среди них не было его.
Вдруг сзади на нее кто-то налетел, а звонкий девчачий голос начал быстро бормотать извинения. Брюнетка повернулась, потирая обшибленный локоть.
- О, Привет. А ты случайно не Хайди? – этой девчонкой оказалась Лиза, вот ее Билл не ожидал увидеть, - Еще раз извини, я просто поскользнулась.
Девушка встряхнула светлыми волосами, ее щеки были закрашены легким румянцем, на воздух, выходящий из ее ротика, на воздухе превращался в пар.
- Привет, - Билл не смотря на свой охрипший голос, старался сделать его как можно тоньше.
- Я сестра Тома. У него появились днем очень важные дела, он попросил тебя встретить. Ты же не против поехать к нам домой? Пойдем в машину, ты же замерзла, - Билл с любопытством посмотрел на девушку. Жизнерадостная, веселая, Том такой же. Был таким.… Какие же у него дела? В последнее время, он все чаще волновался за него, особенно после того, как узнал кое-что от Брайана. Они встречались сегодня. И пока они шли к машине, на которой приехала Лиза, еще раз прокрутил их разговор, не выходивший у него из головы.
«Билл, ты же не знаешь, что составляет основной доход Трюмпера? Похоже, что это не знал даже Дэвид Трюмпер. Там присутствует такая сложная система, разрушение которой приведет к банкротству многочисленных группировок. В компании в девяностых годах назревал кризис, а какой-то предприимчивый сотрудник решил спасти ее, начав торговать наркотиками в тех самых парках с аттракционами, которыми владел Трюмпер. Прибыльное дело, много подростков, веселящихся людей. Почему бы не приторговывать рядом с ларьком сладкой ваты. Но долго это не продолжилось, кто-то заметил это и обратился в полицию. Пресса написала пару статей, именно из старых архивов я это и узнал. Но все быстро замяли, Трюмпер продолжил строить центры развлечений. Но вот торговлю наркотиками у себя под носом он остановить не смог. Теперь она распространилась за пределы его деятельности, а там он уже был бессилен. Первые свои казино и клубы, насколько я понимаю, он открыл именно для того, чтобы попробовать взять под свой контроль своих же акционеров, им пришелся по вкусу такой дополнительный заработок. Но теперь был только один способ все пресечь, обратиться к властям. Но никто бы не стал разбираться, виноват он сам или нет, а сесть в тюрьму и оставить детей и жену он не мог, пришлось смириться. А теперь угадай, откуда я это знаю?»
«Даже предположить не могу», - Билл был, мягко говоря, в шоке, а еще понимал, что это не конец истории – «Я не думаю, что такую подробную информацию ты смог найти в старых газетах».
«Но я просто позвонил старому другу отца Тома. Слышал, недавно разбился Петер Фрик? Столкнулся с фурой на загородной дороге. А тебе не кажется странным, что и Трюмпер разбился, въехав в грузовую машину? Но сейчас не это главное, поехав на встречу с ним, я мало на что надеялся, просто хотел узнать больше о семье Трюмперов. А он мне все выложил. Ты не представляешь, как хороший английский виски развязывает язык после пятого стакана. Ладно, продолжим нашу занимательную историю. Смерившись с тем, что он не сможет ничего сделать, Трюмпер вдруг встретил своего старого друга, очень хорошего юриста, компания которого могла распутать самое сложное судебное дело. Надеюсь, ты догадался, что это именно Фрик. Он помог распутать клуб всей грязи, нависшей на семейном деле друга. Я не знаю подробностей, вообще плохо разбираюсь в бизнесе, но теперь его бизнес чист, кстати, таким он остается по сей день. А вот наркоторговцы, оставшиеся без прикрытия, хорошенько тряханули Фрика в качестве мести, и затихли. Но теперь перейдем к нашим дням. Эта темная история забылась, парки аттракционов строились, Фрик и Трюмпер богатели и сотрудничали, пока кто-то не захотел вернуть хорошие прикрытие для своего прибыльного дела. Сначала нужно было избавиться от Фрика, он остался ни с чем, но при этом остался жив. Но его акции компании друга, перешли в чужие руки, не трудно догадаться чьи. Осталось только избавиться от Трюмпера, что им удалось. Но кто, же знал, что, тот успел написать завещание на своего сына, а тот уже стал совершеннолетним? Убить Тома, значит заполучить все, что хотели те люди. Том знает эту историю, только в кратком варианте, но не знает, то, что удалось узнать мне. Это имена, через них придется переступить, чтобы ему сохранить свою же жизнь. Но так как Фрик мертв, он уже некому не может доверять. А почему одной шикарной брюнетке не помочь ему?»
Билл очнулся, только когда они подъехали к красивому особняку. Всю дорогу он старался не замечать заинтересованный взгляд Лизы, рассматривающей знакомую брата. Билл неосознанно постоянно теребил бумажку со списком имен, он нервничал. Просто не представлял, как можно было бы рассказать Тому все. Почти все, что он на самом деле парень, он говорить не будет.
Зайдя в дом, Билл почувствовал себя намного лучше. Именно здесь царило ощущение спокойствия, ему захотелось поскорее увидеть Тома.
- Том скоро приедет, давай я пока напою тебя чаем? Ты правда сильно замерзла, - Лиза прошла в гостиную, жестом приглашая гостя пойти за ней, - Хотя, может вина? Так быстрее согреешься.
- Это намного лучше, - Билл очень боялся заболеть сейчас, а его горло уже начинало болеть.



Через полчаса они с Лизой уже весело общались, устроившись на диване, и потягивая красное вино мелкими глотками.
- Хайди, а тебе нравится мой брат? – Лиза хитро улыбнулась, наклонив голову, - Я немного не ожидала от своего брата. Он почти не общается с девушками, а тут появилась ты.
- Да, нравится, - Билл был уже слегка пьян, но все равно не хотел затрагивать это тему, поэтому спросил ее, - А у тебя есть парень?
- Нет, - девчонка покраснела, - Но я кажется влюбилась. Он одноклассник Тома. Волшебный парень, и очень красивый. И познакомились мы необычно.
Тут Лиза рассказал историю знакомства с Биллом, про парк и их очень приятный разговор. А парень чувствовал себя крайне неловко, девушка призналась ему в любви, пусть даже сама этого не знала. А он не мог ответить этой милой доброй девушке взаимностью, тем более она сестра Тома.
Тут в гостиную вошел он сам. Дреды не были завязаны в хвост, он был еще в теплой куртке, на которой лежали снежинки. Щеки красные после улицы, слегка приоткрытые губы… Биллу пришлось положить на колени подушку, чтобы никто не заметил его реакции на такого сексуального сейчас Тома.
- Стоит мне отлучиться, а ты уже пьешь, - Том покачал головой, смотря на Лизу, - детский алкоголизм не лечится.
- Я не на много младше тебя, а в моем возрасте ты уже приходил домой пьяным, - Хайди, было приятно с тобой познакомиться, я спать.
Девушка легко и грациозно, не смотря на выпитый алкоголь, поднялась с дивана и направилась к лестнице. На первой ступеньки она обернулась, бросив через плечо:
- Мама уехала в Берлин по делам, так что можешь не волноваться, что вас потревожат.

- Привет, Том, - Билл очень волновался.
- Привет, извини, пожалуйста, не думал, что сегодня будут дела. Надеюсь, вы не скучали с Лизой? – парень сел на диван, туда, где недавно сидела его сестра с посмотрел на брюнетку, - Как дела?
- Нормально, - Билл кашлянул, прочищая горло, - А ты как? Какие-то проблемы?
Том пожал плечами, рассматривая огонь в камине. Билл решил не мучить себя, и сразу раскрыть все карты перед Томом. Он встал, подходя к лежащему на кресле пальто, достал из кармана заветную бумажку, написанную неровным почерком Брайана.
- Том, я знаю, что это не мое дело. Но мне кое-что известно. Можешь взглянуть на это?
Тот с интересом посмотрел на зажатый в его пальцах лист бумаги, молча к нему потянулся. Прикосновение их рук больно отозвалось в сердце Билла, электрический заряд прошелся по его телу.
Но когда Том начал разворачивать бумагу, на улице раздался жуткий грохот и какие-то выстрелы. В гостиную вбежал какой-то человек из охраны.
- Герр Трюмпер, нужно немедленно уходить!
Том среагировал очень быстро, хватая девушку за руку, быстро уводя ее в сторону кухни.
- Наверху Лиза, заберите ее! – Том ускорил шаг, утягивая за собой Билла.
Они быстро преодолели пространство кухни, направляюсь в сторону черного хода. Выйдя на улицу, под падающий снег, Том с опаской оглянулся и прошептал:
- Сюда они пока не могли пробраться, быстрее.
Рядом с домом был небольшой парк, куда они и направились быстрым шагом. Там, беззвучно пробираясь среди деревьев, они вышли на площадку, на которой стояли два вертолета. К ним подошел мужчина, облаченный в теплую куртку.
- Герр Трюмпер, мы готовы к вылету. Вашу сестру уже ведут сюда.
- Отлично. Хайди, пойдем.
Том с Биллом залезли в ближайший вертолет, который уже разгонял свои лопасти. Он оторвался от земли, а Том протянул девушке теплую куртку.
- Ты сильно замерзла? Испугалась?
Та просто покачала головой, набрасывая на плечи черную куртку.
- Что это было?
- На дом напали, - парень откинул назад голову, открывая вид на свою шею. Билл сглотнул, отворачиваясь к окну. Внизу проносились деревья, среди которой вилась автострада.
- С Лизой все будет хорошо?
- Надеюсь, - Том вдруг взял его руку, крепко сжимая, - Прости, но сейчас придется улетать отсюда, тебя бросить я не смогу.
- Я понимаю, - Билл кивнул, заглядывая в глаза Трюмпера, - посмотри тот список, это люди, охотящиеся за тобой.
Том вскинул брови, ошеломленный таким заявлением.
- Том, я знаю, что у тебя проблемы. Я просто хочу помочь, доверяй мне, пожалуйста, - брюнет робко улыбнулся, наслаждаясь теплой ладонью, держащей его руку.
- Откуда ты знаешь?
- Том, я все тебе объясню. Просто поверь мне и посмотри тот список, это важно.
- Хорошо, - парень полез в карман, выуживая смятую бумагу. Пробежался глазами по списку имен и пробормотал:
- Спасибо.



Билл проснулся в неудобной позе, с затекшим телом на узком диване. Кроме того бюстгальтер съехал, пришлось поправлять лямки, так что бы этого не заметил спящий рядом Том. Вдруг ему приспичит проснуться именно сейчас. Да, они заснули рядом, Том на полу, уступив девушке самое мягкое место в квартире – диван. Других вариантов не было. Квартира находилась в каком-то маленьком городе, рядом с которым они вчера приземлились поздно ночью. Интерьера не было вообще, только в гостиной стоял этот ужасный диван. Билл встал, осторожно переступая через свернувшегося в комочек на полу парня, и отправился на поиски ванной, надеясь, что там окажется зеркало. Нужно поправить волосы и косметику. Зеркало нашлось. Но вот лучше бы Билл не смотрел на себя. День определенно начался не очень хорошо. Еще и глаза чесались от косметики, ужасно хотелось ее смыть, но нельзя. Единственное что могло радовать в сложившейся ситуации это наличие рядом Тома. Биллу просто не удавалось нормально подумать о том, как выкручиваться из этого происшествия, так как все мысли обращались к дредастому чуду, расположившемуся в гостиной. А еще надо было позвонить Брайану. И маме. Вот что ей сказать он не знал. А объясняться придется, она волнуется. Да и конечно уже заметила отсутствие сына.
Но телефон был в сумке, там же где и косметика. Сумка осталась в доме Трюмпера. Плюс еще одна проблема.
В итоге Билл прополоскал рот (зубной пасты и щетки конечно не было), смыл осыпавшиеся под глазами тени, поправил бюстгальтер, добавив туда туалетной бумаги (хоть она была в наличие) и в принципе был готов идти к Тому и выпрашивать у него мобильник.
Он, еще раз взглянув на свое отражение, вышел из ванной. В коридоре, оперившись о стену, стоял помятый и сонный Том. Он пробормотал приветствие и прошмыгнул в освободившееся помещение.
Биллу очень хотелось кофе, а еще хотелось секса. Он последний раз спал с тем парнем, кажется Робертом. Удивительно, что он еще помнил его имя, обычно всех своих любовников он забывал на следующий день. А тут еще Том вошел в комнату в одних джинсах… Какое у него тело.
- Хайди, нам поговорить нужно, - Билл не сразу отреагировал на слова Тома. Он любовался телом Трюмпера. Все его мысли были о слегка накаченном красивом парне.
- А, что? – Билл растерянно посмотрел на него.
- Поговорить надо.
- Да, конечно. Давай.
- Может расскажешь мне, откуда у тебя информация обо мне.
- Это сложно объяснить, - Билл опустился на диван, - Просто помочь тебе захотелось.
- А откуда у тебя этот список людей? Он мне очень поможет, но вдруг это очередная подстава.
- А ты мне не веришь?
- Мы с тобой малознакомые люди. Я просто переживаю за свою семью.
- Том, просто поверь мне, хорошо?
- Это сложно.
- Я все понимаю. У тебя сейчас большие проблемы. Но ты можешь просто поверить мне? Все о себе я тебе не могу рассказать. Но что тебе необходимо знать, это то, что я желаю тебе добра.
- У меня такое чувство, что я тебя уже знал раньше. Но не могу понять, кто ты на самом деле.
- Лучше тебе не знать. Том, мне нужно позвонить другу, а телефон остался в сумке, а я не успела ее взять.
- Да, конечно. Держи. – Том протянул ему свой телефон.
- Спасибо.

Билл позвонил Брайану, сообщив о сложившейся ситуации. Он выслушал все его оскорбления, намеки на отсутствие ума и чего-то еще, жизненонеобходимого, но чего у Билла видимо не водилось. Так же он позвонил Георгу и попросил его прикрыть перед мамой. Он очень надеялся, что друг его выручит.
Когда он вернулся к Тому, то увидел как тот раскладывает на кухонном столе какие-то продукты.
- Откуда это?
- Привезла охрана, мы здесь до вечера. Но не голодать же нам?
- А что ты собираешься теперь делать?
- Спасать себя, семью и бизнес отца. А еще как-нибудь школу надо закончить.
- Грандиозные планы.
Том усмехнулся и отдал девушке чашку с дымящимся ароматным кофе.
- Давно хотел спросить, а ты где-то работаешь? Учишься?
- Угу, в школе, - Билл отхлебнул напитка, о котором мечтал все утро, - Закончу, и в Берлин поеду. Думаю связать свою жизнь с журналистикой.
- Ясно. У меня в классе тоже один парень в журналистику хочет податься. Проводили какой-то опрос… Я ответил, что буду зажигать со своей группой на крупных стадионах и записывать хитовые песни, - У Билла отвисла челюсть. Он помнит тот тупой тест, устроенный школьным психологом? Точнее помнит, что ответил тогда Билл. Сердце невольно сжалось, а к горлу подступил комок. Как горько, что он никогда не будет рядом с любимым человеком. И не понимая, что делает, Билл потянулся вперед. Они оба сейчас сидели на диване, всего в нескольких сантиметрах друг от друга.
Легкое прикосновение, привкус кофе на губах, теплое дыхание на лице. Для Билла эти мгновения сейчас были волшебными. То о чем он мечтал несколько лет, то чего хотел больше всего на свете, сейчас происходило на самом деле, а не в его глупых фантазиях. Жаль, Том думает, что целуется с девушкой.




Том мягко разорвал поцелуй, отстраняясь от девушки.
- Хайди, я все понимаю. Но…
Билл усмехнулся, глядя на Тома. Первый и последний поцелуй с ним. Но зато он будет знать вкус его губ. Сладких губ.
- Что?
- Ты хороший человек, но я как бы… Черт, так сложно сказать! Только пообещай, что мы останемся друзьями?
- Да, конечно.
- Я гей, - Том сказал это очень тихо, почти шепотом. Слова больше похожие на выдох.
А Биллу сначала показалось, что он ослышался. Но через несколько секунд смысл сказанного начал доходить до него. Вихрь чувств налетел на парня. Его переполняли разные эмоции. С одной стороны это были радостные, волшебные мысли, с другой удивление и неверие. Он столько раз ревновал его к девушкам, а оказывается, надо было ревновать не к ним. Хотелось заорать, кричать громко и долго. А еще больше захотелось исполнения мечты, о чем он уже давно не думал, смирился. А теперь снова открылась кровоточащая рана, надежда снова появилась в сердце. Глупая надежда.
- Ты серьезно? – Билл заглянул в глаза напротив, сейчас в их блеске было что-то детское и невинное. Было видно, что Том ждет понимания.
- Абсолютно. Только не обижайся на меня, ок? Я все-таки не виноват в своей ориентации. Знаешь, я боюсь реакции общества. Да, я можно сказать стесняюсь себя, - Том грустно ухмыльнулся
Билла как будто окатили холодной водой. Он говорит сейчас серьезно? Билл даже и не мог подумать, что Том гей, или даже бисексуал. Это было, по меньшей мере, шоком.
- А еще, знаешь, недавно узнал, что у меня есть одноклассник гей. Это тот парень, который собирается на журналиста учиться, я тебе говорил раньше. Мы с ним биологию делали, он ляпнул случайно. А я вспомнил тогда, что он часто и как-то странно на меня смотрел в школе. Знаешь, такое чувство, что я ему нравлюсь. А мне это чертовски нравится. Хотя вот когда тебя встретил, начал задумываться, действительно ли меня так сильно к парням тянет. Ты очень красивая девушка.
- А он тебе нравится? – Билл дрожал. Не понятно из-за чего, но его сильно колбасило. Нервы, наверное.
- Кажется да. Пожалуйста, прости. У нас с тобой ничего не может быть.
- Да, я все понимаю, - Билл часто-часто закивал головой, - но на самом деле он не понимал ничего.



Уже вечером они сидели в дорогом черном джипе и ехали в сторону родного города. У Тома там были дела, а Биллу, то есть Хайди, надо было вернуться домой. Лиза вчера была благополучно отправлена в Берлин, там безопаснее.
А Билл постоянно прокручивал в голове утренний разговор,
. - Ты можешь и не поверить, но у меня даже секса ни разу не было.
Билл вздрогнул. Эти слова произнес Том, сидящий радом с ним на заднем сидении большого автомобиля.
- Ты решил окончательно меня добить? – Странно, но после утреннего признания Тома эта новость уже была воспринята более спокойно. Сердце не так сильно хотело выпрыгнуть из груди. Хотя, несколько последних часов все его ощущения как будто притупились. Мировоззрение что ли поменялось.
- Нет, мне просто почему-то кажется, что ты думаешь о моем утреннем признании.
- Экстрасенс?
- Может быть. Ты разочаровалась во мне? А то, что я сказал тебе только что… Просто, я почему-то хочу тебе доверять.
- А если я окажусь каким-нибудь шпионом?
- Я тебе верю. Ты за такой короткий промежуток времени стала мне другом. О моей ориентации знала только моя семья.
- А почему ты так боишься себя? Не обязательно же кричать о своей личной жизни на каждом шагу, но принять себя необходимо. А ты этого не хочешь сделать! – вот сейчас Билл был возмущен таким отношением Тома.
- Это сложно. Очень. Помнишь нашу первую встречу?
Билл кивнул.
- Ты тогда спросила, есть ли у меня мечта. Но я ответил тебе не совсем точно. Я бы хотел найти любящего человека. Вот так все банально.
- А почему ты вообще тогда подошел ко мне?
- Ты меня привлекла. Да, и я пользуюсь репутацией сердцееда. Надо было играть очередной спектакль.
- Бред. И многим девушкам ты вот так разбил сердце?
- Я стараюсь не доводить такие отношения до грани. Просто общение и походы в кино. Кстати, довольно неплохой способ убить время. Обычно попадаются умные девушки, с ними можно поговорить. Я стараюсь выбирать таких.
- Хорошо устроился.
- Не злись.
- Ладно. Ну, а что ты собираешься делать со своей невинностью? Ждешь принца?
Том засмеялся. Какой красивый у него смех.
- В восемнадцать ни разу не испытать радость плотских утех? Странно?
- Очень.
- Вот такой я странный и необычный.






Билл вышел из ванной, на ходу вытирая длинные черные волосы полотенцем.
Звонил телефон.
- Да?
- Привет, Билл. Надеюсь, узнал.
- Куда я денусь? Конечно, узнал. Привет, Мелиса.
- Мы сегодня хотели встретиться, ты с нами?


- Ну, Билл, рассказывай. Где пропадал все это время? – Густав потянулся за очередным куском пиццы. А Билл сейчас, глядя на своих друзей, понимал, как ему не хватало вот таких вот вечеров с ними, пиццей и хорошим фильмом. А еще разговоров. Раньше все проблемы они старались решать вместе. Раньше.
- Дела были, - Билл тоже поспешил забить рот едой. Неприятно врать им, точнее не договаривать правду. Дела, но только какие, им не следует знать.
- Мы это уже слышали, но видимо ничего другого у тебя не получится выяснить, - Мелиса недовольно посмотрела на Билла. В ее зеленых глазах отражался огонь от камина. Уютно, вот так сидеть с близкими для тебя людьми, когда за окном опять шел снег.
- Какой фильм мы сегодня будем смотреть?



Билл решил не оставаться на ночь с друзьями. Он хотел сейчас оказаться в своей мягкой кровати под теплым одеялом. Такси он тоже решил не вызывать, а теперь мерз, шагая по заснеженным улицам. Но ему было необходимо подумать, переварить всю информацию, которую он узнал о Томе, а пешая прогулка может помочь в этом. Благо, Лена, дома у которой сегодня он провел вечер с друзьями, живет не так уж и далеко.
Парень свернул на соседнюю улицу, уже практически подходя к своему дому, когда из-за угла выехала какая-то машина, осветив улицу светом фар. Автомобиль быстро поравнялся с одинокой фигурой Билла на этой пустой улице. Визг тормозов, и она остановилась около него, заставив парня вздрогнуть от такой неожиданности.
Дверь со стороны пассажира открылась, и вышел парень. Он обошел машину, направляясь к Биллу. А тот не знал, как себя повести. Бежать? Догонят. Зачем вообще он понадобился этим людям?
- Здравствуй… Хайди.
Тут из машины вышел еще один человек… Эти двое быстрым шагом подошли к Биллу, больно схватив его за руки. Билл не был слабаком, на его счету были драки, но эти парни явно превосходили его по силе.
- Что вам нужно?
- Нам? Ничего. Но вот некоторым людям ты перебежал дорогу. Залезай в машину.
Но Билла охватила паника, он дернулся в сильных руках, наверняка останутся синяки, и заорал. Даже завизжал. Как девчонка.
Он очень надеялся на сострадание местных жителей, очень надеялся, что его услышат. Один из верзил заткнул его, крепко прижимая ладонь ко рту. Но Билл опять дернулся и укусил его за руку, теперь орал не он.
Второй парень, не ожидавший такого сопротивления, неожиданно отпустил Билла.
Тот, оказавшись на свободе, рванул к ближайшему повороту. Так быстро он никогда не бегал. В висках стучало, дыхание сбилось. В который раз в жизни он благодарил Бога за длинные ноги.
Позади сверкнули фары, освещая дорогу. Его преследовали. Меньше всего на свете Биллу сейчас хотелось оказаться на заднем сидении этой черной иномарки.
Он резко свернул за какой-то дом, там не было автомобильной дороги, только пешеходная тропа. Недалеко должен был быть парк с его любимыми качелями, но до него он не успеет. Те парни наверняка видели, куда он побежал и, бросив машину, мчались за ним.
От бешеного бега Билл начал задыхаться и поняв, что силы на исходе, он юркнул за какую-то будку, во дворе многоэтажки.
Выглянув из своего укрытия, парень посмотрел туда, откуда только что выбежал. В свете фонарей были видны две быстро приближающиеся фигуры.
Недолго думая, Билл полез в карман за телефоном, неотрывно следя за приближением своих преследователей. Наугад ткнул пальцем в кнопку быстрого набора, на которой должен был быть записан номер Брайана.
Но понял, что ошибся, когда ему ответил хриплый, наверное, ото сна, голос Тома.
- Привет, Хайди. Ты почему так поздно, что-то случилось?
Подумав с секунду, он все-таки решил не сбрасывать вызов.
- Том, мне нужна помощь, - зашептал в трубку Билл.
- Какая?
- Тут какие-то два придурка напали на меня. Я сижу на земле, за грязной будкой в темном дворе. А они меня ищут. Но в мои сегодняшние планы не входило играть сначала в догонялки, потом в прятки.
- Какая улица? – в его голосе слышались нотки беспокойства.
- ***Штрасе.
- Жди.
Билл отключился и убрал телефон. Его преследователи пробежали мимо, но лучше пока не высовываться.
Они назвали его Хайди… Странно.


Пять минут, десять, двадцать, полчаса… Вот опять послышались голоса тех парней, возвращались обратно. Конечно, Том не мог так быстро доехать сюда. Но Билл очень сильно боялся. Не хотелось снова оказаться в руках этих людей, а ведь они могут все еще его искать.
А еще Билл был очень зол. Он злился на свою тупость. Ведь как он не подумал, что Том приедет спасать Хайди от каких-то бандитов. А увидит здесь Билла. Значит, ему придется раскрыться, рассказать Тому, что все это время его обманывал. А ведь он может и не понять, может после этого отвернуться от него, так как Билл действительно поступил подло. И вот сейчас, сидя на холодной земле, боясь сделать лишний вдох, вдруг его услышат, он понял насколько был глуп, играя в этот маскарад. Он очень сильно любил Тома, ради него он готов был пожертвовать всем.
- Ну и где этот парень? Я не собираюсь гоняться за ним по всему городу.
- Ты сам слышал Нильса, если мы не притащим эту «Хайди» к нему…
Билл услышал их голоса совсем рядом, он, кажется, даже дышать перестал от страха, внимательно вслушиваясь в их слова. Но конец фразы потонул в шуме. С другой стороны двора, там, где была автомобильная дорога, выехала машина. Билл узнал ее. На ней они с Томом возвращались домой после их небольшого ночного приключения.
Машина остановилась рядом с этими парнями. Из нее вышел один из охранников Тома.
- Привет, Ребята. Мы тут девушку потеряли. Вы случайно не видели тут такую высокую брюнетку?
- Случайно видели. Шустрая зараза, и бегает быстро. Но, прости, сегодня мы заберем с собой.
- Не думаю, - в свете фар сверкнул пистолет.

- Хайди, пошли отсюда.
Над ухом раздался голос Тома. Совсем близко. Парень потянул его за руку, осторожно поднимая с земли.
- В машину.
Вот так все просто. Незаметно прокравшись к автомобилю, они залезли на заднее сиденье.
Затем Том перелез вперед, усаживаясь за руль.
- Ричард с ними разберется, за углом еще одна наша машина. А мы поехали.
Том резко тронулся с места, напугав этим, как увидел из окна Билл, парней. А охранник, воспользовавшись ситуацией, выбил пистолет у одного из них. Видимо тоже достали оружие, увидев пистолет у мужчины.
Они выехали из двора на широкий проспект. И вот только теперь Том заметил то, чего не увидел в темноте…

- Какого черта?
- Том, останови, пожалуйста, нам нужно поговорить, - голос у брюнета дрожал от волнения и страха. За последний час он много нервничает. Слишком много.
Что говорить, Билл не знал. Но сказать что-то надо было. Притом срочно, потому, что глаза Тома было видно в зеркале заднего вида, а в них уже плескались яростные огоньки.
Том молча остановил машину на обочине. Так же молча заглушил двигатель и повернулся к Биллу, ожидая хоть какого-то объяснения.
А Билл, игнорируя тяжелый взгляд на себе, перебрался на переднее сидение, благо габариты автомобиля это свободно позволяли сделать.
- Пожалуйста, выслушай меня. Не перебивай, - Билл осмелился посмотреть в любимые карие глаза, - И постарайся понять.
Он вздохнул, набирая воздуха в легкие, собирая всю свою храбрость в одну кучу. Какой тяжелый день.
- Я уже давно к тебе не равнодушен, - Билл говорил это своим коленям, посмотреть на Тома он уже не мог, - Я за тебя испугался, когда кое-что узнал о подробностях смерти твоего отца…


Билл не мог заснуть, ворочался, пытаясь улечься поудобней. То обнимал подушку, тут же представляя на ее месте Тома, то с головой укутывался в одеяло. Ночь близилась к утру. А он все никак не мог успокоиться, после состоявшегося разговора.
- Вот и все, - прошептал он в темноту, - Все снова станет как раньше. Я буду сходить с ума, а он снова не будет обращать внимания на меня.
Парень поднял руку и провел ее по своим губам. Тот поцелуй, их первое и последнее соприкосновение губами. Он на всю жизнь запомнит их вкус, сохранит в сердце и спрячет там в самый дальний уголок.
В голове крутился их диалог в машине. Хотя, это скорее был его монолог. Билл говорил обо всем, рассказывал, пытался донести свои чувства до Тома. Но тот молчал, только изредка кивал и грустно улыбался. Зато теперь он знает правду, Билл ничего от него не утаил.
Потом Том подвез его до дома. А Билл долго не решался выходить из машины и идти домой. А Том и не прогонял. Так они встретили рассвет, никто не сказал больше ни слова. И каждого занимали какие-то свои мысли и переживания. А когда Билл все же открыл дверцу, чтобы выбраться на холодную улицу, Том произнес странные слова:
- А ведь чуть было не сменил ориентацию ради Хайди, с ума чуть не сошел, от того, что мне впервые в жизни девушка понравилась. Спасибо, Билл, теперь мне все ясно.






Билл последние два дня не ходил в школу. Не хотел видеть Тома, не хотелось смотреть в его красивые глаза, в которых он мог прочитать отвращение к себе или ненависть, например. Сказал маме, что заболел, а потом долго уговаривал ее не бросать свои дела и не ехать домой, чтобы лечить сына. Та снова уехала по своим делам в Берлин, а лекарства для Билла, она все равно не найдет.
Второй день Билл не знает, чем себя занять. Просто призраком ходит по дому, изредка проходя на кухню, чтобы сделать кофе. Он даже не ел ничего. Шоколадка, найденная в сумке, не считается. Он пытался занять себя чем-нибудь, даже хотел убраться у себя в комнате, но когда в одном из ящиков стола обнаружил фото Тома, его состояние только ухудшилось, и он решил не предпринимать больше попыток заняться хоть каким-нибудь делом. В голове постоянно крутились картинки последнего разговора с любимым. Билл все пытался понять, что было в его глазах тогда. В них было какое-то странное выражение. Но разгадать его он не мог.
Поняв, наконец, что его одолела самая настоящая депрессия, которой у него вообще никогда не было, Билл набрал номер телефона Брайана. Друг долго возмущался, что Билл его отвлекает от очень важных дел, но, в конце концов, приехал вечером вместе с огромным пакетом продуктов и несколькими бутылками хорошего пива.
- Сейчас ты мне все расскажешь, по телефону от тебя ничего не добиться, и голос был такой убитый, что я подумал сначала, что ты при смерти. А потом, буду тебя лечить.
И Билл рассказал другу о последних событиях. А еще рассказал, что давно и безнадежно втрескался. А еще то, как ему хреново. И разрыдался. Плакал он последний раз лет в двенадцать, когда и понял, что гей. Тогда было страшно, а сейчас одиноко.
- Я слышал, недавно в городе открылся новый гей клуб. Наша газета немного про него писала… Давай ты сейчас приведешь себя в порядок, я тебя отвезу. Подцепишь какого-нибудь красивого мальчика и развеешься. Как тебе такая идея?
Билл робко улыбнулся, утыкаясь носом в плечо друга.

Клуб был довольно неплохим. Билл не очень сильно любил такие заведения, где однополые пары могли в открытую заявить о себе. Просто чувствовал себя некомфортно и одиноко.
Развлечься? Можно.
Только навряд ли он найдет себе мальчика, перед его глазами окончательно стоял образ Тома. И вот сейчас, пробираясь один через толпу танцующих парней, Брайан наотрез отказался придти сюда, он увидел за одним из столиков знакомую фигуру. И дреды… И широкую реперскую одежду… И какого-то смазливого мальчика, сидящего рядом с ним...
Ревность с головой накрыла Билла, и он, сменив направление движения, отправился к тому столику. По мере приближения, он все больше злился.
- Привет, Том. Каким ветром тебя сюда занесло? – Билл опустился на диван напротив этой парочки. Том изумленно уставился на подошедшего парня, в то время как его весьма поддатый спутник шептал ему что-то на ухо, поглаживая его ладонь. Биллу стало противно, очень хотелось уйти отсюда. А ведь не было повода для того, чтобы размазать этого блондинчика, прицепившегося к ЕГО Тому. А как хотелось.
- Привет, вот решил развлечься. Познакомься, это Дин, - Том как-то по доброму усмехнулся, скользя взглядом по лицу Билла. Что он там искал?
- Очень приятно познакомиться, - на лице Билла вместо улыбки появился недобрый оскал, - И как же вы хотели развлечься?
- Томми, а кто это? – проскулило это существо, еще сильнее вцепляясь в руку парня. Это его «Томми» резануло по ушам, заставив сморщиться брюнета, а потом, как он заметил, Тома тоже.
- Это… Дин, это мой парень.
Билл вытянул лицо, уставившись на Тома, который старательно отводил взгляд.
- Томми, так ты не свободен? – это были даже не слова, а скулеж щенка, у которого отобрали вкусную косточку, - А что же ты раньше не сказал?
- Не успел, ты мне и слова не давал вставить.
Дин обиженно хмыкнул, и строя из себя обиженного ангела, поднялся из-за стола.
- Ну, не скучайте тогда, мальчики.
Билл продолжал хмуро глядеть на Тома, невозмутимо пьющего сок. На машине что ли приехал?
- Что это было?
- Спасибо, ты вовремя появился, - Том тепло улыбнулся. – Если бы не ты, меня бы уже затащили в чилл аут и изнасиловали.
- Так развлекся бы, - злость еще не прошла.
- Мне, конечно, нравятся парни, но не такие.
- И какие же? – в голосе брюнета начали прослеживаться истерические нотки.
- Пойдем, расскажу, - Том поднялся, ухватив за руку Билл, и подняв его, потащил к выходу из клуба.
- Куда ты меня тащишь?
- Сейчас увидишь, только успокойся, а?
Билл позволил вести себя через толпу, отбиваться здесь было бессмысленно. Но зато, он наделся, что выбравшись на улицу, даст Тому в морду. Это он с виду такой слабак, на самом деле, он вполне мог постоять за себя.
Оказавшись на улице, Том отпустил его, но попросил не уходить. Билла распирало любопытство, поэтому он все решил не перечить ему.
Свежий морозный воздух слегка отрезвил и он начал обдумывать свое глупое поведение. Кто он такой, чтобы заявлять права на Тома?
Они подошли к черному BMW. Том щелкнул сигнализацией, жестом приглашая Билла сесть в машину.
Оказавшись в салоне, Том повернулся к парню на пассажирском сиденье и провел рукой по его волосам, убирая за ухо непослушные пряди.
- Тебе идет с распущенными волосами, - Билл вздрогнул от этого прикосновения.
- С хвостом удобней. А почему ты без охраны?
- Поехали, дома расскажу.
- Дома?
- Да, поедем ко мне.
Том повернул ключ в замке зажигания, и посмотрев в зеркала заднего вида, мягко тронулся с места.


Они ехали по ночной трассе. Мимо проносились деревья, сливаясь в одну черную полосу. Слева от машины, в небе, светилась луна, снег на обочине блестел от ее мягкого света. Жаль звезд не видно, слишком близко от города.
- Том, ты сильно на меня обижаешься? - Билл нарушил тишину, царившую в машине всю дорогу от клуба.
- Уже нет.
Билл облегченно выдохнул, на душе стало легче.

Через несколько минут, Том спросил:
- Билл, ты пристегнут?
- Да, а что?
- За нами «хвост», возьми телефон в бардачке, набери номер Ричарда, скажи чтобы выехал нам на встречу.
Билл сделал все, что сказал Том и оглянулся. За ними ехали две машины. Обгонять или прижимать их к обочине они не собирались, но ехали очень близко.
- Кто это?
- Люди Нильса, того, кто послал два дня назад за тобой. Он убил всех тех, кто до этого пытался меня убить. Хочет сам получить всю выгоду от этого.
- Откуда он знал, что я Хайди?

Это я и собирался тебе рассказать. Как только доберемся до дома. Ты сейчас держись крепче. Я не очень хороший водитель. Точнее в погонях не был ни разу.
- Успокоил.

Том начал разгонять и так быстро мчащуюся машину. Билл зажмурил глаза, не любит он быстрой езды. Впереди поворот, Том успешно его проходит, выкручивая руль. Конечно, слегка занесло, но Том справился.
Билл боковым зрением заметил машину, прижимающую их к обочине. Том съехал одним колесом на гравий, из-за чего из-под колес полетели мелкие камни.
- А вот и Ричард. Быстро он.
Билл увидел впереди два быстро приближающихся автомобиля. А еще сбоку был виден поворот на лесную дорогу.
- Все очень хорошо складывается, - Том прибавил скорость. Куда уж больше?
Мимо пронеслась одна из машин охраны Тома, давая нам свернуть на ту узкую дорогу, быстро удаляясь от трассы.
- Они их остановят. По этой дороге тоже можно проехать до моего дома, только получится подольше. Но у нас теперь есть время. Сейчас где-нибудь остановимся.
- Угу.
- Ты как? Нормально себя чувствуешь?
- Ага.
Том притормозил, преодолевая дорожную яму, а затем остановился.
Он коснулся руки Билла, сжимая его ладонь. Сердце, бешено колотившееся из-за недавней маленькой погони, забилось еще быстрее.
- Билл, пожалуйста, посмотри на меня.
Он поднял голову и взглянул на Тома, расстегивающего ремень безопасности.
Затем он мягко улыбнулся, поддавшись вперед. Их лица были очень близко друг от друга.
- Ты же сказал, что я тебе нравлюсь. Это правда?
- Да, - тихо, голос резко пропал.
- Ты мне тоже, правда…
Том взял его за подбородок, заглядывая в глаза. Они одновременно подались вперед, встречаясь губами. Просто касаясь. Положив руки на его спину, Том приподнял его и, перетащив к себе на колени, прижал всем телом. Теперь можно углубить поцелуй. Его язык то проникал в рот Билла, на несколько мгновений сплетаясь с его языком, то вдруг исчезал, заставляя Билла неосознанно постанывать от разочарования. И поддаваться вперед, всем телом, еще сильнее прижимаясь к парню.
Его правая рука тем временем легла на затылок и, вплетясь в черные волосы, легко потянула назад, заставляя откинуть голову, и подставить шею под требовательные поцелуи. Другая рука проникла под рубашку, поглаживая позвоночник, вызывая стаи мурашек, от чего Билл дрожал всем телом. А может он дрожал и от того, что Том проложил языком дорожку от шеи до мочки уха и слегка ее прикусил, а затем засосал. Затем снова припал к губам. Безумие, страсть, нежность…
- Том…, - полувсхлип и резкий выдох.
Он оторвался от покрасневших от поцелуя губ и отстранился, помутневшим взглядом смотря на теперь уже своего парня.
- Я же не сдержусь, Том, - легкий смешок, - Уже второй человек за вечер хочет тебя изнасиловать.




Когда они зашли в дом, уже была глубокая ночь. Они еще долго просидели в машине на том месте, где остановились. Обнимались, пытаясь поверить в реальность происходящего. Поверить, что сейчас обнимаешь этого человека. Для Билла это было особенно тяжело. Изредка они соприкасались губами, нежно и аккуратно, боясь спугнуть такой момент, и тихо перешептывались. А когда Билл уже начал засыпать на плече Тома, последний уговорил брюнета пересесть на пассажирское сидение с его колен и поехать все-таки домой.
Оказавшись в особняке Трюмперов, Билл понял, что сильно устал. Присев на мягкий диван в гостиной, он был готов провалиться в сон прямо на нем, свернувшись калачиком. Том прошел на кухню. Оттуда он вернулся с двумя чашками горячего чая. Поставил их на столик рядом с диваном и присел на диван к Биллу. Тот закрыл глаза и положил голову на плече Тому, закрывая глаза.
- Ты спать собрался?
- Да, - брюнет зевнул и с ногами забрался на диван, - Я пока посплю, а ты мне все расскажешь.
- Может тогда до завтра?
- Нет, я хочу сейчас. Меня же любопытство съест, я весь изведусь.
- Ну, ладно.
Том молчал некоторое время, нежно перебирая волосы Билла. От чего последний был готов мурлыкать, хотя это только больше его убаюкивало.
- Как ты знаешь, люди из того списка, который ты мне подсунул, охотились за мной на протяжении последнего времени. Но тут оказывается, что они были подставными личностями, чтобы отвлечь мое внимание. А заправлял всей этой шумихой один человек. Нильс Броден.
- Я где-то слышал это фамилию.
- Конечно, слышал. Нильс Броден крупный бизнесмен.
- Зачем это ему?
- Точно я не знаю, - Том откинулся на спинку дивана, утягивая Билла за собой. Билл пристроился на его груди и еще раз сладко зевнул, - Но виды у него на компанию отца имелись давно. А весь этот цирк только для того, чтобы отвлечь мое внимание. Хорошо у него получалось. Надеялся на мой возраст, что я такой молодой и не смогу ничего сделать. Ошибся. На него уже роют спецслужбы, а мне можно не беспокоится.
- Да уж… Откуда ты это все узнал?
- Есть один доброжелатель. Тоже журналист, но это только профессия. Он частный детектив. Все это раскопал, а это было очень тяжело.
- Я тут вспомнил, те двое, которые тогда пытались меня похитить, они называли имя Бродена.
- За тобой отправили далеко не шестерок. Это были его приближенные. Но они раскололись и смогли дать ценную информацию. А то, что было сегодня, это последние попытки Бродена меня убить. Но о погоне я знал заранее. Билл, ты простишь меня?
- За что?
- Я все это время не звонил. Но мне нужно было все обдумать, разобраться в себе. У меня после того разговора в машине, когда я понял, что Хайди нет на самом деле, мозги сдвинулись. Не о чем думать не мог, в голове только ты. Вот ты сможешь мне объяснить, почему раньше я тебя не замечал? Идиот.
- А я последние годы только о тебе и думаю. Уже забыл, как это, когда твои мысли не занимает другой человек.
Брюнет потянулся за поцелуем. Том мягко и нежно накрыл его губы, обхватывая и оттягивая нижнюю губу. Билл опять что-то мурлыкнул, крепче прижимаясь к своему парню. Теперь уже своему.
Отстранившись, Билл снова закрыл глаза, удобнее устраиваясь на Томе. Спать хотелось очень сильно. Но еще сильнее хотелось узнать больше.
- Откуда он узнал про Хайди? И вообще, при чем тут я?
- Он хотел на меня надавить, раз не может поймать. Хотел сначала сделать это с помощью Лизы, до нее он бы не добрался. Точнее быстро бы не смог провернуть похищение. Но его люди же сказали, что тогда в доме я был не один. Убегал вместе с какой-то девушкой. Они же нашли твою сумочку в доме, а там твой мобильник. Пробили номер, сопоставили факты и поняли, что нужно искать Билла Каулитца, а не девушку.
Правда, не рассчитывал Нильс, что ты бегаешь хорошо, иначе отправил бы больше людей.
Том снова замолчал, задумчиво разглядывая остывающий чай. К своей кружке он так и не притронулся. В наступившей тишине было уютно. Хорошо вот так вот сидеть, обнявшись. Билл очень сильно надеялся, что это не сон. Больше всего он сейчас боялся, что проснется, а рядом не будет Тома.
- На счет клуба… Я знал, что твой друг повезет сегодня туда.
- Что? Откуда?
- Мне же нужно было проверить достоверность списка. И знаешь, что оказалось? Брайан родственник Бродена, его племянник. Я с ним поговорил, оказывается, он уже давно копал на своего дядю, вражда у них какая-то давняя, - увидев удивленный взгляд Билла, Том усмехнулся, - Да, вот так бывает. Правда он до последнего сомневался в причастности Бродена и поэтому дал тебе только этот листок, утаив главное. Наверное, сначала сам хотел удостовериться в своих догадках.
- Мир тесен…
- Это точно. Билл, ты уже совсем засыпаешь. Пойдем спать? Домой я тебя сегодня не отпущу.
- А мы вместе будем спать?
- А ты хочешь?
- Да, - Билл покраснел.
- Пойдем.
Поднимаемся на второй этаж, Том проводит Билла по коридору.
- Вот моя комната, - Том пропускает Билла вперед и щелкает выключателем.
- У тебя красиво, - улыбаясь, Билл обернулся.
- Спасибо, - Том просто не мог не улыбнуться в ответ. Свет был не очень ярким, он специально не стал включать все светильники, только несколько ламп на потолке. Поэтому он не очень хорошо мог разглядеть выражение глаз Билла, но был уверен, что там плескались искорки счастья. Так же, как и он, Билл был рад.
Уже засыпая, брюнет, устроившийся под боком Тома и обхвативший кольцом рук, пробормотал что-то несвязное про то, что сбылась его мечта.






Билл проснулся от приятного запаха кофе и невесомых поцелуев на своем лице.
- Тоооом, - протянул Билл, сладко зевнул и потянулся, запуская пальцы в дреды склонившегося над ним парня.
- Доброе утро, а я тебе кофе с постель принес, - Том радостно улыбался, смотря на сонную мордашку своего парня. Сразу видно, что у него хорошее настроение.
- Какой ты заботливый, - Билл притянул его голову к себе, вовлекая в поцелуй. Поцелуй получился легким и нежным, Билл парил в объятиях Тома, наслаждаясь этими мгновениями. Ему было так хорошо и так нереально прекрасно, что сейчас он забыл обо всем на свете, впервые в жизни отдаваясь кому-то, позволяя ласкать себя вот так, впервые он не доминировал в поцелуе. Впервые он испытывал такое наслаждение от таких обыкновенных ласк.
Том мягко отстранился, заглядывая в глаза Биллу.
- Завтракай и собирайся. Я хочу провести этот день с тобой.
Билл еще раз потянулся.
- А нельзя провести этот день в кровати вдвоем?
- Я хотел бы с тобой погулять. Я знаю одно место, может тебе понравится. Погода на улице неплохая.
- Ок.

- Том, я не умею кататься…
- Я научу, пойдем, оденем коньки.
Билл натягивал свои коньки, наблюдая за людьми на катке. Том привез его на главный и самый красивый каток в городе. От друзей он слышал, что здесь очень хороший лед. Но сам Билл никогда не катался.
Аккуратно попробовал встать, держась за Тома, который уже переодел обувь.
- Получилось, - широкая улыбка озарила лицо брюнета, когда тот понял, что сам вполне сможет стоять.
- Пойдем на лед, там ты так не сможешь стоять, но я буду тебя держать.
Билл осторожно пошел в сторону входа на каток. Но когда одна его нога коснулась гладкой скользкой поверхности, то удержать равновесие он смог только ухватившись за Тома.
- Осторожней, не строй из себя героя, упадешь, сломаешь себе что-нибудь, а мне потом отвечать.
- А ты не строй из себя заботливую мамочку. Том, тебе это не идет.
Билл ухмыльнулся и позволил тому отвезти себя к ограде катка, за которую поспешил ухватиться.
- Я же о тебе беспокоюсь.

Через час падений, мата, столкновений с другими людьми Билл уже мог самостоятельно держать равновесие и аккуратно скользить.
- А где ты научился кататься?
Билл сел на лавочку рядом с Томом, расшнуровывая коньки.
- Лиза любит кататься, иногда заставляла меня с ней ходить сюда.
- Твоя сестра хорошая, - сердце болезненно сжалось при воспоминании об этой замечательной девушки, он ей нравился, а Билл не мог ответить взаимностью.
- Да, очень. Билл, а что ты сейчас чувствуешь? Находясь рядом со мной.
- Я счастлив, по-настоящему счастлив рад. Но боюсь, что это моя очередная мечта и скоро я проснусь, а этого всего и не было.
- Нет, не проснешься.
Немного помолчав, Билл сказал:
- Пойдем в кафе? Я немного замерз.
Парни сдали взятые на прокат коньки и отправились в уютное кафе недалеко от катка. Билл шел рядом с парнем, о котором так долго мечтал. Мечтал хотя бы просто поговорить. А теперь все так быстро случилось, что он просто не мог поверить. Неужели, это все - правда? Он почувствовал, как его пальцы сжимает сильная рука и улыбнулся. Том взял его за руку.
- Я никогда не был романтиком, а вот с тобой мне хочется прогулок под луной на берегу озера.
- Том, а ты не представляешь, как я это хотел все время. И хочу сейчас. Только не думаю, что зима хорошее время для таких прогулок.
- Да, разберемся весной с экзаменами, и я увезу тебя на одно красивое озеро. Думаю, тебе там понравится.
- Уже хочу. Кстати, а знаешь, чего я хочу?
Билл вошел в помещение кофе, глазами выискивая свободные столики.
- Что?
Том первый нашел столик и повел туда Билла.
- Быть с тобой.



Немного посидев в кафе, они отправились на прогулку по городу. Снег медленно падал на город, был будний день, поэтому людей на улице было совсем немного. Парни были полностью расслаблены и наслаждались обществом друг друга, болтали о всякой чепухе, ловили ладонями снежинки, радовались и смеялись. Том еще утром долго ругался с Биллом, заставляя того одеть шапку. В конце концов, ему удалось нацепить ее на него, предварительно усыпив бдительность Билла поцелуем. А сейчас брюнет ворчал, что шапка колючая, что она закрывает ему глаза и совершенно ему не идет. Но под строгим взглядом Тома все же не смел ее снимать.
- Я не хочу, чтобы ты заболел.
А подобная забота отдавалась в сердце Билла теплом, он был нужен этому человеку. И Тому не было бы все равно, он действительно переживал. А от этого понимания сносило крышу.
- Билл, пообещай мне, что ты мне больше не будешь врать. Твой обман с Хайди я смог простить, но я просто уже тогда понимал, что ТЫ мне нравишься как парень. Но я всегда болезненно относился ко лжи.
- Том, такого больше не будет, честно.
Они шли по центральному парку, наслаждаясь свежим морозным воздухом, солнцем, от которого блестел снег.
- Помнишь парк у дома парня на той вечеринке, где я познакомился с Хайди?
- Да.
- Я вот тоже сейчас вспомнил.
- Я так тогда боялся. Сходил с ума, потому что был рядом с тобой. И боялся, что ты меня разоблачишь.
- Ты хорошо вжился в роль девушки, - Том усмехнулся, искоса посмотрев на Билла.
- Да уж… Ты не представляешь, как неудобно в бюстгальтере.
Билл засмеялся, откинув немного голову, оголяя шею.
- Надо было на тебя еще и шарф натянуть, - сказал Том, смотря на открывшийся участок кожи, - Кстати, а ты оденешь специально для меня бюстгальтер? Я с удовольствием посмотрю на это.
- Что? Ах ты, извращенец!
Том резко сорвался с места, убегая от разъяренного Билла. Тот, изображая из себя оскорбленную личность, несся за ним по аллее парка.
Том резко затормозил и, наклонившись к земле, взял в руку горсть снега. Билл резко остановился, с опаской глядя на белоснежный комок в его руке.
- Что ты собираешься делать?
Том замахнулся и кинул в него снежок, Билл еле успел увернуться от летящего на него снаряда.
- Ну, держись!
Билл тоже взял горсть снега и метко отправил ее в Тома. Удар пришелся по груди, но он не успел насладиться радостью от попавшего в цель снежка. В следующее мгновение он уже сам стал жертвой обстрела.
Том и Билл забрасывали друг друга этим холодным оружием, смеялись. Было невероятно весело и хорошо.
Когда Том попал Биллу в ухо, то сразу метнулся к нему, заметив, что брюнет остановился и больше не собирается кидать в Тома снежки.
- Билл, тебе больно? Прости, пожалуйста, я не хотел.
Том отстранил руку Билла от покрасневшего уха.
- Ничего страшного. Ты сейчас мне все равно за это ответишь.
С этими словами, он толкнул Тома в ближайший сугроб.
- Так нечестно!
- Честно.
Билл плюхнулся следом, зарываясь в снег. Он упал на Тома так, что их лица оказались напротив друг друга.
- Ты это заслужил.
- Чем же?
Том следил за губами брюнета, он видел, как язычок с пирсингом прошелся по обветренным холодным губам. Так хотелось их согреть.
- Ты меня уже около часа не целовал.
Шепот в губы и ласковое прикосновение к щеке пальцев, обтянутых перчаткой.
- Я должен немедленно устранить это недоразумение.
- И как можно быстрее.

У Тома они отогревались горячим чаем у камина, смотрели какой-то модный фильм. Точнее он был фоном для них. Они обнимались, шептали друг другу на ушко милые глупости и целовались. То нежно и осторожно, то так страстно, что оба начинали задыхаться. Целовались до боли в челюсти, но все равно продолжали ласкать друг друга, забыв обо всем на свете.
- Кхм, Том?
Парни встрепенулись, синхронно поворачивая голову в сторону двери.
- Лиза? Ты не говорила, что приедешь.
- Я хотела сделать тебе сюрприз. Том, прости, что помешала, я сейчас пойду в свою комнату.
Девушка нервно крутила сумочку в руках.
- Билл, рада была тебя видеть.
Она быстро прошла к лестнице, чтобы парни не увидели слезы в ее глазах. Но Билл все понял.
- Черт, Том, я ей нравлюсь же. Она это рассказала Хайди. Ты не представляешь, как мне тогда было неловко.
-Ты серьезно?
В глазах Тома читалось беспокойство. Он сейчас переживал за сестру.
- Абсолютно. Том, я с такими вещами не могу шутить. Сам же страдал.
- Нужно с ней срочно поговорить.
Том вскочил с дивана, отправляясь вслед за сестрой. Билл поспешил за ним.
Около двери в ее комнату, он остановился и постучал.
- Лиза, нам нужно поговорить.
Дверь в комнату девушки открылась.
- Можно я побуду одна? Том, ты просто кое-чего не знаешь. Так что я не понимаю, зачем вы пришли.

Лиза, я знаю, как ты ко мне относишься.
- Что?
Дверь открылась еще шире и из комнаты вышла девушка.
- Помнишь, ты рассказала это Хайди?

- Том, у тебя очень хорошая сестра.
Парни лежали на кровати в комнате Тома. Билл рассеяно теребил распущенные дреды Тома. Билл позвонил матери и сказал, что переночует у друга. Оба расслабленные после душа, они наслаждались близостью друг друга.
Они поговорили с Лизой, объяснили ей все, попросили понять.
- Лиза, ты еще найдешь себе человека, который будет с тобой.
Девушка грустно улыбнулась и отвела взгляд.
Тихое «да» и снова робкая улыбка.
- Да, она замечательная. Только вот теперь переживает, что брат увел у нее парня.
Том хмыкнул.
- Но я же не виноват, что мое сердце уже отдано другому человеку.
- Отдано?
- Да, и возврату не подлежит.
Том приподнялся на локте и посмотрел на Билла. Мокрые после душа волосы разметались по подушке, глаза блестели от нахлынувшего счастья.
- Ты такой красивый.
Том провел большим пальцем по нижней губе парня, а потом, наклонив голову, повторил этот путь языком, который почти сразу попал в плен теплого ротика. Была затеяна игра языками, которая сносила крышу обоим. Сил думать не было, вся энергия уходила на ласку. Беспорядочные движения рук по телам, хаос в голове. Поцелуй набирал обороты, теперь страстное противостояние.
Том целовать шею Билла, оставил засос в районе ключиц. Одной рукой он скользил по торсу парня, задевая соски. Оба понимали, что им нужна разрядка, поэтому уже были практически на пределе, когда Том накрыл пах Билла.
- Билл, ты же знаешь, что я раньше никогда…
- Знаю.
Билл резким движением перевернул их, оказываясь на своем парне, сразу вовлекая того в поцелуй, попутно спуская белье с Тома.
Судорожный вздох сквозь поцелуй, когда Билл начал медленно спускаться вниз по его телу, скользя губами и руками по оголенным участкам.
Когда Билл добрался до самого чувствительного участка внизу живота, Том застонал. Еле слышно, но все-таки очень возбуждающе. Брюнет дразнил его, целуя везде, но, не притрагиваясь к стоящему члену.
- Билл, - Том произнес его имя вместе со стоном, когда его возбуждение погрузилось в рот к парню.
Медленно, еще больше распаляя, Билл скользил губами по всей длине. Языком накрыл головку так, чтобы Том ощутил прикосновение металла пирсинга. Постепенно увеличивая темп, Билл подводил Тома к долгожданному снятию напряжения. Он чувствовал пальцы любимого в своих волосах, и сам получал просто огромное удовольствие от происходящего.
Билл отстранился от Тома, когда тот кончал. Он целовал внутреннюю сторону бедер, скользил руками по бедрам парня. А потом снова припал к члену, слизывая белые капли, сжимая собственный член сквозь ткань боксеров.
Том, заметив это, за плечи притянул к себе Билла и целуя его, чувствуя собственный вкус. Рукой он проник под ткань и обхватил ладонью эрекцию, совершая всего пару движений. Этого Биллу хватило, и он разорвал поцелуй, со стоном утыкаясь лицом в плечо Тома.
Все еще тяжело дыша от удовольствия Билл прошептал:
- Том, - вдох, чтобы воздух заполнил легкие для слов, - Я люблю тебя.
Выдох, и он зажмурил глаза, боясь посмотреть в лицо Тома. Но его сердце изменило свой ритм, вырываясь из грудной клетки, когда он уловил еле слышный шепот.
- Я тоже.

















Не смотря на то, что был еще февраль, в воздухе уже чувствовалось приближение весны. Солнце освещало все, до чего могло дотянуться своими лучами. Снег на улицах немного подтаял, образовав лужи и грязь под ногами. Но Биллу было все равно на то, что у него уже промокли ноги. Брайан очень сильно не любит, если опаздывают на встречу, а Билл долго ждал автобус, который потом к тому же попал в пробку. Поэтому сейчас он, наплевав на все, спешил добраться до нужного кафе.
Наконец, он оказался в уютном помещении, где за столиком у окна, ждал его друг.
- Привет, - Билл постарался сделать лицо как можно невиннее.
- Здравствуй, я даже слушать не хочу твоих оправданий, - Брайан недовольно посмотрел на парня из-за меню.
- Ты даже ничего заказать не успел, и вообще я опоздал всего лишь на десять минут.
- На двенадцать.
- Скажи, у тебя в роду не было английских аристократов?
- Мой прадедушка со стороны отца потомок одного из величайших родов английских герцогов…
- Стоп, твой прадедушка со стороны отца служил в морском флоте, я видел фотографии в твоем семейном альбоме.
- А что, он не может быть потомком герцогского рода?
Как же Биллу нравились их дружеские перепалки, когда они оба могли с совершенно серьезными лицами обсуждать какую-нибудь фигню. Вот и сейчас, Брайан рассказывал о своей мнимой родословной, хотя Билл знал, что он из совершенно обычной семьи.
Через некоторое время подошел официант, чтобы принять заказ. Когда парень отошел, Брайан заговорчески подмигнул Биллу, немного наклоняясь вперед, чтобы тот услышал шепот:
- Симпатичный паренек, да?
Брайан кивнул в сторону официанта. Билл усмехнулся и окинул взглядом миловидного блондина.
- С каких это пор ты интересуешься пареньками?
Билл тоже наклонился вперед.
- Ни с каких, но раньше такие вот парни были в твоем вкусе.
- Вот именно, что раньше. Сейчас у меня есть Том.
- У вас так все серьезно?
- Очень.
- Тогда я рад.
Брайан откинулся на спинку стула, наблюдая, как светловолосый парень расставляет на столе их заказ.
- Спасибо, - он коротко кивнул ему и взял в руки вилку и нож.
- Нам все-таки придется поговорить о твоих родственниках, правда о реальных. Как там дела у твоего дяди?
- На него сейчас по крупному наехали спецслужбы, так что Тому можно больше не беспокоиться.
- Спасибо тебе за помощь.
- Пустяки, он меня уже достал. Хотел втянуть в свои темные дела. А ведь ты, кстати, с ним лично виделся. На мой восемнадцатый день рождения он приезжал меня поздравить.
Билл кинул взгляд на часы.
- Скоро уже Том с сестрой подъедет.
Сейчас они оба подписывали бумаги, повествующие о том, что, как только Лизе исполниться восемнадцать, все дела Дэвида Трюмпера перейдут ей. Она девушка умная, в этом уже сейчас неплохо разбирается. Тем более, рядом будет брат, который сможет помочь в любой момент. А вот Том уже не может находиться в этом мире бизнеса, это не для него. Всю жизнь он не сможет посвятить этому.
Делу его отца уже ничего не угрожает, как и его семье. Брайан смог достать бумаги, подтверждающие грязные махинации своего дяди, теперь он не сможет отрицать свою вину. Плюс несколько заказанных им убийств, в том числе Дэвида Трюмпера.
А Том вновь становится тем озорным парнем, ведь последнее время он действительно изменился. Он решил вернуться в свою группу, репетиции с которой, в последнее время не посещал. Музыканты рады, что снова с ними такой замечательный гитарист.
И как только Билл сказал эти слова, в окно кафе друзья увидели подъехавшую черную Audi Тома. Вскоре из машины вышел Том и Лиза. Они направились ко входу в кафе. Оказавшись внутри, Том окинул взглядом помещение, ища Билла и Брайана. Увидев их, они подошли к столику.
- Привет, - Билл немного подвинул свой стул, чтобы Том мог разместиться за маленьким круглым столом. Лиза села напротив них, рядом с Брайаном. Том скинул свою куртку, оставшись в бежевом свитере. Билл невольно засмотрелся на торс парня, на немного накаченный торс, обтянутый тканью. Сглотнув, он перевел взгляд на заказанное пироженное. Нет, определенно тот, кто сидит справа от него, выглядит аппетитней. А еще, он знал, что эта ночь будет особенной. Мама Тома опять улетает в Берлин по делам, Лиза снова в Англию, где училась до смерти своего отца.
Том уже пригласил его к себе…
- Привет, - Брайан жестом подозвал официанта, - еще два меню, пожалуйста.
Когда они с сестрой сделали заказ, Том кинул быстрый взгляд на меня.
- Сейчас мы поедим, и я отвезу Лизу в аэропорт. Брайан, тебя подвезти?
- Нет, спасибо, мне еще в редакцию надо будет. Она не так далеко отсюда, прогуляюсь.
Несколько минут мы провели в молчании. Я, задумавшись, смотрел в окно, на все еще продолжавший лить, дождь. Том пил кофе, тоже о чем-то размышляя. Лиза лениво ковыряла вилкой в салате. Молчание за столом в принципе не угнетало. Брайан иногда кидал заинтересованные взгляды в сторону Лизы. Билл знал эти искорки в глазах друга, так он смотрел на девушку, которую заприметил в свою очередную жертву.
Билл легонько толкнул под столом его ногу, предупреждая. Не стоит сейчас играть с чувствами девушки. Лиза, похоже, смирилась с тем, что ее чувства остались без ответа, но все равно чувствовалась неловкость с ее стороны, когда по близости находился Билл.
Брайан зло посмотрел на него, пытаясь состроить из себя обиженную невинность, но оставил эти попытки, когда за окном прошла симпатичная девушка. Парень смотрел на нее до тех пор, пока та не скрылась за поворотом. Несколько секунд мечтательного и затуманенного взгляда. Он очнулся только тогда, когда Том спросил:
- Брайан, ты же попросил меня вчера встретиться, чтобы что-то сказать?
- Да, - парень потянулся за лежащей рядом с ним папкой, - вот все копии обвинений, которые будут представлены дяде. Там очень серьезный срок, такой, что даже его лучшие адвокаты не смогут принять значительных мер.
- Как Нильс отреагировал, что его сдал племянник?
- Сказал, что не ожидал от меня такого предательства. А еще что-то начал говорить про моих родителей, а те были в натянутых отношениях с ним. И погибли, как я выяснил, по его вине. Так что при нашей последней встрече, я просто дал ему в морду. Вы видели его синяк под глазом на фотографиях в газетах? Так что, это моя работа.
Том принял протянутую папку. Некоторое время он перебирал бумаги в ней, быстро пробегая глазами по строчкам.
- Ясно, он это заслужил.
Парень кинул быстрый взгляд на дисплей телефона.
- Ребята, мне уже пора. Работа не ждет, и нужно писать очередную статью, которая станет бомбой. Так что, я, пожалуй, пойду.

Автор: Mipsy Creep Название: Наедине с мечтой.

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 22:10 + в цитатник
Опять стихи. Строчки появляются сами по себе, он даже не задумывался, какие слова выводит аккуратным почерком. Это просто лилось из его души, все эти застывшие на бумаге буквы были лишь малой частью его страданий.
Отложив в сторону тетрадь со своими записями, семнадцатилетний парень встал к окну. Уже поздний вечер, но в свете фонарей и светящихся окон домов, была видна одна из улиц его родного города. Города, из которого через несколько месяцев он уедет в шумный Берлин. Будет поступать на факультет журналистики в одном из столичных вузов. Значит, скоро рядом любимого не будет. Наверное, они больше не встретятся.
А вообще глупо страдать, если разговаривал с человеком только один раз. А Том ведь просто попросил ручку. Но даже тогда влюбленный Билл смутился и не сразу понял, что от него хочет этот ангел. Хотя, Том был далеко не тихим парнем. Сын состоятельных родителей, он ни в чем не нуждался. О его дерзких выходках знал весь город. Но при этом парень умудрялся хорошо учиться и играть в группе. Он прекрасно владел гитарой. А еще у Тома были шикарные дреды и пирсинг в губе, которым часто играл, задумываясь над чем-то. Он вообще выделялся своим внешним видом из серой массы людей, заставляя тех удивляться и думать над тем, как он еще не запутался в такой широкой одежде.
Билл вздохнул и открыл окно, впуская в комнату зимний воздух. Хотелось курить, но он старался бросить, после того как услышал в классе разговор своей недостижимой мечты с другом, о том, что Том не любит курящих девушек… Билл понимал, что ему не удастся завоевать сердце этого парня, хотя бы потому что он натурал. Осталось мало времени для Билла, когда он сможет сидя на скучном уроке украдкой наблюдать за Томом, смотреть, как тот что-то лениво записывает за учителем, как нагибается за упавшим карандашом или задумчиво смотрит в окно. Но, к сожалению, школьная жизнь не вечна и придется со временем привыкнуть к отсутствию дред, завязанных в хвост перед глазами. И не будет приятного аромата парфюма, исходящего от впереди сидящего человека, который даже не догадывается, что его одноклассник не может отвести взгляд от его музыкальных пальцев, обхвативших край стола.
Когда два года назад в класс зашел смущающийся паренек, недавно перешедший в эту школу, Том сидел на последней парте и абсолютно не интересовался новеньким, в отличие от других учеников. Он отрешенно смотрел в окно, теребя край футболки, тогда еще не очень широкой. Том вообще часто сидел вот так, даже на переменах, когда его окружали друзья и вечно хихикающие подружки. Опирался рукой о подоконник и смотрел на школьный двор. Интересно, что он там видел? Уж точно не школьный сад и скамейки, ведь изредка уголки его губ, в такие моменты, трогала улыбка, еле заметная, но невероятно радостная.



-Билл, так нечестно! Мы же все уже обговорили! Ты проиграл, так что давай, выполняй наше желание.
-Я думал, оно будет нормальным! Может лучше в кафе за мой счет?
-Неа, так не интересно. Билл, тебе пойдет косметика.
Он уже устал спорить с друзьями. Все они как сговорились. Да, он проиграл, но выполнять такое тупое желание не собирался.
Собравшись у Георга сегодня, они хотели просто весело провести время. Кого же теперь надо убить, за предложение сыграть в карты на желание? И Георг ржет. Зараза, а еще лучший друг.
-Ну что ты? Обиделся? Не надо, это же просто шутка. Накраситься я тебе помогу, а платье можешь не одевать, сойдут и узкие джинсы, на твоей заднице они буду прекрасно смотреться, - Мелиса, симпатичная девушка с короткими темными волосам ободряюще ему улыбнулась.
-А я знаю, кого ты будешь охмурять!- Густав довольно хохотнул и подмигнул Лене, своей девушке.
Наказание за проигрыш состояло в том, чтобы придти на одну вечеринку, одевшись в девушку! Нет, ну это издевательство! Ладно, если бы просто там постоять в таком виде и уйти, но есть еще задание «подцепить» какого-нибудь парня. Ребята знали об ориентации Билла, но это желание придумал Густав. Сейчас его довольная морда окажется вдавленной в диван! Билл кипел от ярости.
-И кто же этот счастливчик?- Билл начал медленно и угрожающе наступать на друга.
-Том Трюмпер.
Билла как будто окатило холодной водой. Он ошарашено посмотрел на друга.
-К..кто?
-Том Трюмпер. Твой одноклассник. Он тот еще ловелас, на каждой вечеринке у него новая подружка. Да не волнуйся ты, девчонки тебя так замаскируют, что никто тебя не узнает.
-Вы спятили…-Билл обреченно опустился в кресло.



-Ну, не вертись ты! Я же неровно накрашу!
Мелиса колдовала над ним уже около часа. Билл нервничал и старался успокоиться. Это плохо получалось, и поэтому через каждые пять минут получал от девушки подзатыльник. Парень был на грани и готов сбежать при первой возможности. Но друзья были на страже, и ему бы не удалось прорваться через оборону из парней, все они были крепче его.
-Ну вот. Ты просто прекрасен, - девушка отошла на два шага назад, оценивая свою работу, - Сидеть! Сначала прическа. Потом посмотришь на себя,- сказала девушка, увидев, что друг потянулся к зеркалу.
Она вооружилась странными приборами и расческами, от которых Биллу стало еще страшнее. На арсенал лаков для волос он старался не смотреть, чтобы сберечь свою психику.
Вообще он нервничал не из-за своего внешнего вида. Ему хотелось быть максимально не похожим на себя, и он доверял Мелисе. Беспокоился он по другому поводу. Ведь через несколько часов ему надо будет флиртовать с Томом. Это не может закончиться добром!
Когда ему, наконец, разрешили посмотреть на себя в зеркало, Билл потерял дар речи. Его было не узнать. Узкие черные джинсы, перехваченные ремнем с массивной пряжкой, высокие сапоги на шнуровке, черная блузка с кружевами, для того чтобы замаскировать отсутствие груди. Но это он все видел, когда одевал. Его поразили его глаза, веки полностью были закрашены черным. Но это ему очень шло, делало темные глаза более глубокими. Обычно завязанные в хвост волосы были выпрямлены и обрамляли его слегка бледное от страха лицо, плавно ложась на плечи. Перехватив пальчиками с накрашенными ногтями пряжку ремня, Билл повернулся спиной к зеркалу так, что позавидовала любая модель. Он всегда был утонченным и хрупким юношей, но сейчас этой его особенностью нагло пользовались друзья. Лена, до этого сидевшая на диване, подлетела к нему, взяв в руки лицо и начала красить губы какой-то липкой гадостью, похоже блеском.
В комнату вошли ржущие парни. Но, увидев невероятно сексуальную брюнетку, стоящую посреди гостиной Мелисы и нервно теребящую кружева на своей блузке, не сразу пришли в себя.
-Билл?- осторожно поинтересовался Густав.
Лена звонко рассмеялась выражению лица своего парня. Тот стоял с отвисшей челюстью и выпученными глазами.
-Густав, не пожирай очаровательную фройлян глазами, а то я ревновать начну, - девушка притворно надула губки.
-Да Билл, ты, конечно, прекрасно выглядишь, но где вы видели девушку с сорок вторым размером ноги? - хохотнул Георг.
-Вот поэтому мы и отказались от идеи туфелек на каблуках, - сказала Мелиса, беря с тумбочки свою сумку, - Все, ребята, надо ехать.


Приехав к месту проведения вечеринки, загородному дому одного из одноклассников Билла, ребята дружно выгрузились из такси. Георг совершеннолетний и у него была машина, но сегодня, будучи преисполненным желанием напиться, он наотрез отказался всех вести.
Зайдя в дом, где уже во всю веселилась молодежь, девушки в сопровождении Билла направились к бару.
-Билл, а как мы тебя назовем? - спросила Лена, рассматривая напитки за спиной бармена, - Что вы будете пить?
-Мне яда, - Билл рассматривал толпу, ища свою «жертву».
-Как тебе имя Хайди? Мне кажется тебе подойдет.
-Мне все равно, - сказал Билл, пытаясь выдать свой еще слегка мальчишечий голос за женский. Хорошо, что он вокалом занимался, не надо особо напрягаться, чтобы это сделать.
Бармен поставил перед девушками коктейли, подмигнув высокой брюнетке.
Билл покраснел и отвел взгляд. Но тут в толпе он увидел Тома, тот весело болтал с каким-то другом.
-Билл, мы тебя оставим. Но будем наблюдать за развитием событий. Не натвори глупостей и много не пей, - Мелиса поднялась с высокого стула, - Удачи.
Билл посмотрел на пробирающихся через толпу подруг и не сразу заметил, что Том со своим другом идут к бару.
-Здесь свободно? – Билла подбросило на стуле от этого голоса. Он медленно развернулся к улыбающемуся ему Тому.







-Здесь свободно? – Билла подбросило на стуле от этого голоса. Он медленно развернулся к улыбающемуся ему Тому.
-Да, конечно,- Билл постарался искренне улыбнуться и сказать спокойным голосом эти простые слова. Первые, которые он вообще сказал Тому. Голос слегка сел от волнения, но Билл старался сделать его максимально похожим на женский.
-Отлично, - Том присел на край высокого стула, стоящего рядом с Биллом, и сделал знак бармену, чтобы тот принял заказ, - Я Том.
-Би… Хайди, приятно познакомиться.
-Ты одна?
Биллу хотелось выть от досады. Хотелось, чтобы Том понял кто перед ним на самом деле. Сердце брюнета билось часто, но эти удары отдавались дикой болью во всем теле. Билл смотрел прямо в шоколадные глаза Тома и чувствовал себя сейчас мазохистом, потому что действительно получал удовольствие от этой душевной боли, от сознания того, что вот он рядом. Но так далеко… Глаза, губы, руки, весь он, так часто посещавший его ночами, сейчас сидел рядом и с нескрываемым интересом рассматривал новую знакомую. Прошелся взглядом по замаскированному косметикой лицу, по шее, ниже, взгляд зацепился на расстегнутой черной рубашке, дальше невероятно узкая талия, ноги…очень длинные ноги, обтянутые грубой черной тканью. «Какая она красивая», мелькнуло в голове у Тома.
Но тут Хайди стремительно встала и начала пробираться к выходу. Том не понимал, в чем причина этого поступка, и попытался ее догнать. Девушка уже шла по аллее за домом.
-Хайди! Подожди, - Том, наконец, догнал ее, крепко схватив за руку, чтоб не убежала,- Я что-то не то сказал? Объясни мне. Я исправлюсь, обещаю.
Он попытался заглянуть в глаза девушке, пусть здесь и было темно, ее глаза он бы увидел.
-Нет, просто мне стало нехорошо.
-Ок, ну давай тогда побудем на улице. Вот, смотри, скамейка,- Он, не отпуская нежной ладони брюнетки, подошел к лавочке, усаживая на нее девушку. Устроившись радом, он снова посмотрел на нее. Та в свою очередь не отрывала сосредоточенного взгляда с зарослей напротив, нервно кусая губы. Том даже более внимательно посмотрел на те кусты, ища то, что могло привлечь девушку. Не заметив ничего интересного, он спросил:
-О чем ты думаешь?
Девушка вздрогнула, как от удара током и повернулась к нему лицом. Ее пронзительный взгляд оглядывал парня, как будто не веря, что он сидит сейчас рядом и вот так же смотрит на нее.
-Том, у тебя есть мечта?
-Есть.
-Какая? Конечно, можешь не отвечать, это не мое дело.
-Я хочу найти человека, обычного человека. В котором не будет корысти, зависти, жажды денег. Не обязательно это должна быть любовь, просто дружба, но честная, без лицемерия.
-У тебя нет таких друзей? – в бархатистом, слега мальчишечьем голосе Хайди, слышалось удивление и…беспокойство?
-Есть. Но они не настоящие. Все хотят пообщаться со мной, потусить, попасть в мою компанию. Конечно, с ними весело, но нет человека с кем я бы мог просто поговорить о своих проблемах. А у меня их немало. Знаешь, я играю в группе, все наши музыканты очень хорошие. Вот, наверное, они для меня самые настоящие друзья. Но все это не то…
-Ясно. А у меня хорошие друзья. Я их люблю. Но недавно проиграла желание. Теперь выполняю задание.
-И что за задание? - Том с любопытством посмотрел на девушку. Та смутилась и отвела взгляд, пробормотав, что-то про скучность этой темы.
Они, молча, сидели на лавочке, думая о своем. Каждый не знал с чего начать разговор.
Пошел снег, впервые за месяц он повалил крупными хлопьями. Не сговариваясь, они посмотрели на темное небо. И засмеялись, приветствуя это чудо природы, радуясь невинности снежинок. Вся неловкость ситуации пропала.
-Том, давай погуляем по аллее? - Девушка встряхнула черными волосами уже покрытыми белоснежными снежинками. Такой контраст белого и черного вызывал восхищение, и хотелось найти хорошего художника, чтобы он изобразил эту странную девушку, прорисовал каждую черточку ее лица, запечатлел волшебность момента.

Они еще долго гуляли по освещенному красивыми фонарями парку и разговаривали, разговаривали обо все на свете. Легкость общения друг с другом, интересные темы – все это не давало им расстаться до самого утра. Билл уже забыл, что должен выдавать себя за девушку и просто был самим собой.
Договорившись, обязательно встретиться еще, они расстались. И только уже засыпая, Том вспомнил, что не взял телефон девушки.

А Билл еще долго не мог заснуть, перебирая в памяти моменты сегодняшней ночи, вспоминал руки Тома, сжимающие его ладонь, веселый смех, смешные истории, которые он рассказывал. Думал о глазах Тома, когда он рассказывал о своей мечте. Те были наполнены светлой грустью и отчаянием, оттого, что эта мечта может не сбыться. И Билл очень хотел, чтобы Том нашел такого человека, только пусть он будет счастлив… Как и Билл, снова оставшийся наедине со своей мечтой.





Жизнь идет, секунда сменяется секундой. Меняется время, место, но чувства к Тому только усиливаются. Забывая о реальном мире, Билл все чаще погружался в свои фантазии. Чувство, к которому он, казалось, уже привык, теперь еще больнее давило на душу хрупкого парня. Тетрадь уже давно не вмещала все рождавшиеся стихи, фантазия давно уже перебрала все варианты каких-то интимных моментов, но боль уходить не собиралась. Она могла только нахлынуть новой волной и сбить игрока. Игра закончится, даже не начавшись.


Лучи зимнего солнца осветили комнату в шикарном особняке рядом с городом. Небо сегодня было безоблачным, снег переливался и искрился в лучах утреннего солнца, деревья за ночь запорошил снег. Сказка. Морозная сказка, ведь на улице сейчас очень холодно.
Именно на эту картину природы сейчас смотрел Том Трюмпер, сын влиятельного бизнесмена, гитарист известной в узких кругах группы, парень, преодолевающий препятствия с высоко поднятой головой. Он уже давно показал жизни fuck. Но это не уменьшало количество и сложность его проблем. Можно задать вопрос, а какие могут быть у него проблемы? Деньги, разгульная жизнь, красивая внешность – все это у него есть. Но разве это может заменить горе от сознания того, что скоро не станет самого близкого человека в его жизни? Мать, которую он очень сильно любил, больна раком. Ей осталось жить полгода. А ведь Симона Трюмпер этого не заслужила! Почему эта страшная болезнь всегда забирает хороших людей? Она очень добрая женщина, она помогает детским домам и делает это от чистого сердца, а не ради хорошего пиара в высшем свете. Она искренне заботиться о близких для нее людях и находит время для них, иногда забывая о своих проблемах. Ей всего сорок лет, она красивая женщина, любящая мать и хорошая жена. И вот сейчас Том знал, что она разговаривает с отцом у него в кабинете, как будто задумали заговор. И пусть Том не знал, что именно устроят эти самые дорогие для него люди, он догадывался, что это связано с приближающимся совершеннолетием их единственного сына. Всего неделя и ему можно будет официально пить алкоголь в барах (как будто раньше ему кто-то смел запретить) и водить машину. Вот последнего Том ждал с особым трепетом в душе. Он уже давно владел этим искусством и обзавелся шикарной машиной, стоявшей без дела в гараже.
Парень вздохнул и отошел от окна, оглядывая свою комнату. Широкая двуспальная кровать с черным постельным бельем на ней, белые стены, шкаф, письменный стол, заваленный учебниками, все это было знакомо ему несколько лет. Иногда он лишь менял плакаты на стенах. Aerosmith сменялись репером Samy Deluxe, разбавленным Nirvana. Музыка – его страсть, любовь всей жизни. Именно поэтому коллекции гитар было отведено особое место в его комнате. Все они стояли на импровизированной сцене в углу комнаты, каждой было отведено свое место. Аккуратно расставленные, они могли взволновать любого гитариста своей неповторимостью, изяществом, а главное прекрасным звучанием в умелых руках хозяина. Том мог целыми вечерами заниматься гитарой, придумывая новые мелодии, изучая новые возможности инструмента. Он получал от этого удовольствие, и не за что не бросит своего любимого дела. Взяв в девять лет гитару, он рос с ней в руках, наслаждаясь мелодией, извлекаемой из-под его пальцев. Пусть иногда она была корявой и неинтересной, он развивался как музыкант.
И вот сейчас он, взяв свою любимую гитару, наиграл небольшую мелодию. Светлая грусть могла бы возникнуть у человека, услышавшего сейчас эти ноты. Тома очаровала та девушка с вечеринки, и этот проигрыш уже пятый, возникший в его голове после встречи с ней. Еще чуть-чуть и может возникнуть песня посвященная Хайди. Нет, он бы не сказал, что эта девушка понравилась ему. Да, она определенно красивая, наверное, у нее много поклонников. Но это все не интересовало Тома, она была хорошим человеком, парень уверен в этом. Хотя он так и не смог разгадать ее, а ведь мог разобраться в человеке с первого взгляда.



Школа, ее Том люто ненавидел, не любил тратить здесь время. Всегда скучно и неинтересно. Хотя он умел находить себе занятия и поитересней, чем слушать учителей. Вот и сейчас, перед уроком биологии, Том блуждал глазами по классу, ища себе занятие. Вот зашла пара хихикающих подружек, а вот странный парень, который сидел за ним, стал готовиться к уроку. Билл, именно так его звали, зашуршал тетрадью, перелистывая страницы, видимо хотел повторить предыдущую тему. Том сидел вполоборота и рассматривал его. Хотя за столько времени, что они учатся в одном классе, только сейчас заметил, что он очень похож на кого-то. Вот только на кого? Билл облизал губы, сверкнув шариком пирсинга, и поднял глаза на Тома. И тут он вспомнил, кого ему напоминал Билл.
-Слушай,- Том полностью повернулся к однокласснику,- у тебя нет родственницы по имени Хайди? Вы очень похожи, как будто близнецы.
Билл изогнул бровь и посмотрел на Тома глазами полными удивления. Ах, ну да, они же не разу с ним не говорили.
-Я не знаю такой девушки.
-Ок, извини, за странный вопрос.
Прозвенел звонок, и Тому пришлось нормально сесть. Если бы он знал, какие чувства сейчас бушевали в груди Билла.


Билл шел из школы, решив пройти через парк. Он любовался белыми деревьями, солнечными зайчиками, играющими на снегу, слушал хруст снега под ногами. Лицо и руки уже давно замерзли, но парень не обращал на это внимания. Билл прошел в глубь парка по знакомой с детства аллее. Вот и его любимые качели. Он пошел через сугроб на детской площадке к месту, где проводил много времени раньше. Редко кто заходит на эту заброшенную площадку, тем более зимой. Билл расчистил снег с качелей и сел на них. Оттолкнувшись своими длинными ногами, он привел в движение этот механизм.
Здесь он думал о жизни, научился принимать себя, таким как есть и научился отвлекаться от проблем. А ведь Том сегодня заговорил с ним. Заговорил о Хайди. Глупо было надеяться, что он не подумает о том, что они с той девушкой похожи. Но и странно для Билла, что он все еще помнит ее. Неужели Том заинтересовался ей?
Билл не знал, сколько просидел вот так, слушая скрип качелей, смотря за падающими с небе снежинками. Уже были сумерки, когда он поднялся, потирая замерзшие ладошки. Отойдя немного назад, он оглянулся, подмечая для себя, что несколько дней назад он гулял в парке с Томом, наблюдая за снежинками.

После горячего душа Билл устроился на диване с чашкой горячего шоколада в гостиной своего дома. Мамы еще не было, и можно спокойно посмотреть телевизор. Бездумно пощелкав каналы, он остановился на передаче местных новостей.
- Сегодня в 16:40 на улице *** произошло столкновение двух автомобилей. В одном из них ехал известный предприниматель Дэвид Трюмпер со своим водителем. К сожалению гера Трюмпера спасти не удалось, он скончался по дорогое в больницу. Его водитель сейчас в реанимации….
Билл схватил пульт и выключил бестолковый ящик. Он внезапно почувствовал боль в душе, как будто знал этого человека лично.








Здравствуй, Томас, - мужчина средних лет в черном костюме пожал руку молодому парню, - Мне нужно поговорить с вами. Я понимаю, сейчас не лучшее время для серьезной беседы, но чем раньше вы узнаете обо всем, тем лучше будет для вас и вашей семьи. Если не ошибаюсь, у вас есть еще младшая сестра?
- Здравствуйте, герр Фрик. Лиза в Лондоне. Она не смогла приехать на похороны.
Тома уже стали раздражать люди, считающие своим долгом проявить сочувствие к бедному парню, потерявшему отца несколько дней назад. В эту трагедию он не верил до сих пор. И вот сейчас, в заказанном специально для людей, хотевших проститься с отцом, банкетном зале, сновали лица, которые Том видел в первый раз. Это были коллеги и компаньоны отца, родственники и друзья покойного просто терялись в их толпе.
-Давайте отойдем. Это правда, очень серьезный разговор.
Проходя через толпу, Том успел заметить нервозность человека, проводящего его в отдельную комнату, где можно было поговорить. Он постоянно оглядывался по сторонам, как будто выискивая глазами кого-то.
Войдя в небольшое помещение, с несколькими креслами и диваном, герр Фрик прикрыл за ними дверь, нервно оглядывая помещение.
-Томас, я был близким человеком твоему отцу, пусть об этом даже не знала его семья. Я виноват перед вами. Очень сильно, и никогда не смогу искупить свою вину. То, что я сделал – это мерзко. Конечно, я прошу прощения, но этого мало. Хотя уже ничего не заменит вам…
-Герр Фрик, простите, пожалуйста, но не могли бы вы не ходить кругами? Мне не очень приятно находиться в таком месте, и я уже хотел уезжать домой, когда вы попросили поговорить.
-Да да, конечно, - мужчина волновался и явно чего-то боялся. Он подошел к небольшому бару и налил себе конька, - как я уже сказал, я был другом вашего отца, мы знакомы еще со школы. Несколько лет назад снова встретились и начали сотрудничать. Но полгода назад у меня возникли проблемы. Очень серьезные, я не хотел впутывать Дэвида, просто попросил у него позаботиться о своей сестре и племяннике, если вдруг что случится. Это единственные мои родственники, и ближе меня у них нет никого. Все могло закончиться моей смертью. Бизнес – игра на жизнь, либо ты убиваешь и пробиваешь себе дорогу наверх, где еще больше надо убить, чтобы выжить, либо ты падаешь, и это падение может грозить летальным исходом. Так могло быть и у меня, если бы Дэвид не подключил свои связи и не вытащил меня из этого дерьма. Но я уже слишком поздно узнал, чего ему стоило это сделать. И вот те, кому помешал я, подстроили эту аварию. Я уверен в этом, конечно, все выглядит как несчастный случай, но те люди профессиональные убийцы. Том, я виноват в его смерти, ты можешь меня возненавидеть и я пойму тебя, но только прошу выслушать до конца, - последнюю фразу мужчина сказал, увидев собирающегося подняться с кресла Тома, явно с намерением уйти, - Я хочу, чтобы ты знал, твой отец не хотел жертвовать собой, он лишь хотел помочь мне. Но не рассчитал свои силы. Ты все это поймешь, когда компания Дэвида перейдет тебе, это случиться когда ты станешь совершеннолетним. Но, его бизнес очень прибыльный. Деньги, о которых ты можешь знать, лишь малая часть этого. И, конечно, это заинтересовало этих людей. Они успели проявить смекалку и добиться от суда права на приобретение пакета акций. Довольно весомого пакета. Теперь осталось избавиться от людей, которые имеют прямое право наследования. То есть тебя, в первую очередь, и Лизу.



Этот разговор стал для Тома серьезным испытанием, еще одним за последние дни. Слишком много обрушилось на молодого парня. Слишком много стало открытием для него. Этот мир жесток, он всегда это знал, но не знал, как реагировать на его выпады. Отец Тома был хорошим человеком, Том верил в это и хотел сделать все для того, чтобы сберечь дело, которым он занимался на протяжении почти всей жизни. Дело, которое он любил. И пусть Том никогда не хотел заниматься торговлей и бизнесом, он обязан уберечь компанию отца. Том всегда хотел быть музыкантом и отец его в этом поддерживал, ему было все равно, будет ли потом сын продолжать руководить его компанией, главное чтобы Том был счастлив. Но теперь ему придется отложить гитару и помочь герру Фрику отвязаться от конкурентов. Через три дня ему будет восемнадцать и согласно завещанию, ему передадут дела отца. Если конечно не убьют до этого времени…
Том перевернулся на спину и стал буравить взглядом темный потолок своей комнаты. Был очень тяжелый день, а этот разговор окончательно расшатал его психику. Когда умер отец, он просто закрылся в своей комнате и плакал. Да, для парня стыдно вот так проявлять свои эмоции, но он ничего не мог с собой поделать в тот вечер. А сейчас ему просто хотелось вернуть время назад, в детство. В то время, когда герр Трюмпер брал его в парк, и они весь день катались на каруселях, ели мороженное, которое было под запретом для Тома из-за мамы, веселились и всячески хотели оттянуть время возвращения домой. Хотя там ждала мама и младшая, только что родившаяся, сестра. С Лизой у Тома были прекрасные отношения, как и все братья и сестры, они ссорились, но всегда старались понять и поддержать друг друга. Их семья была святым для каждого ее члена. Это были люди, которые всегда дарили любовь и нежность. И даже когда Том рассказал всем о своей самой большой и страшной, как ему самому казалось, тайне, они поняли его и убедили, что он в принципе абсолютно нормальный человек. Даже отец, на удивление спокойно отреагировал, лишь попросив лишний раз ему не напоминать об этом. А ведь, вспоминая момент, когда Том, с часто стучащем сердцем, шел к родителям в гостиную, где еще и обнаружилась его сестра, он понял, что самое страшное и паршивое для него время в жизни, до этого момента, было безоблачным и веселым, по сравнению с тем, что сейчас переживал он. И с тем, что ему предстоит сделать для сохранения Лизы, мамы и бизнеса отца. О том, что он сам может пострадать, он предпочитал не думать. Сейчас им руководила только жажда мести.






Двигаться, дышать, чувствовать, видеть, слышать, любить… - это естественно для Билла, все это его жизнь, так похожая на жизнь других людей. Все серое и мрачное, без просвета и лучика солнца среди облаков. Жизнь в тумане из собственной мечты и жалость к самому себе. Ужасное чувство несправедливости и отчаяния душат и убивают сознание. А ведь еще даже не конец, но он скоро, но он не будет счастливым для него. Может быть, со временем все забудется и покроется паутиной, но сейчас мысль об этом не сможет спасти.


Тяжелые серые тучи придавали мрачному, во всех отношениях, дню еще больше уныния. Стрелки часов еще не перевалили за полдень, но, кажется, что уже наступили сумерки. Тяжелый морозный воздух давил на легкие, и каждый вдох отдавался тяжестью в горле. События последних дней не давали покоя, а ведь так хотелось отвлечься от печальных мыслей. В принципе, для того чтобы хоть на секунду забыть о горе, она и пришла в парк. Но девушка ошиблась в своем выборе, наедине с собой становилось только хуже.
Скрип качелей на детской площадке заставил ее вздрогнуть и посмотреть сквозь голые ветви деревьев. На них сидел парень лет семнадцати-восемнадцати. Черные крашеные волосы, взъерошенные ветром, теплая серая куртка, не скрывающая болезненную худобу его тела, длинные ноги, о которых могла мечтать любая девушка, которыми он изредка отталкивался, приводя в движение старые качели, так противно скрипящие и вызывающие мурашки у девушки. Он тоже заметил Лизу и легко улыбнулся ей. Почему-то от этой улыбки на сердце стало хоть чуть-чуть, но все же легче.

Она, еле переставляя ноги в сугробе, пошла к нему. Обычно редко вот так с кем-то знакомилась, но сейчас хотелось простой беседы.
-Привет. А что ты тут мерзнешь? – она встала рядом с парнем, неловко переминаясь с ноги на ногу.
-Здравствуй, хотел задать тот же вопрос тебе, но ты меня опередила.
Лиза посмотрела в карие глаза, напротив, которые были единственным источником тепла сейчас.
-Тебя как зовут?
-Билл.
-Я Лиза, - неловкое молчание и смущенные взгляды обоих. А потом разговор, долгий, интересный, такой, какой обычно бывает у друзей, давно не видевших друг друга. Темы, общие интересы находились очень быстро. Время сейчас не имело никакого значения, был только этот парк, противный скрип качелей, мороз и сгущающиеся вокруг сумерки.
Оба подростка очнулись, только, когда к ним подошел мужчина, облаченный в черное теплое пальто.
-Билл, это мой водитель. Он ждал меня. Мне действительно пора домой. Наверняка брат волнуется.
-Конечно, я все понимаю.
-А ты очень занят?
-Нет. Завтра выходной.
-А может тогда поедем ко мне? Выпьем чаю и поговорим еще? – Лиза смущенно опустила глаза, - Обратно тебя отвезут.


И зачем он согласился к ней ехать? Сейчас, сидя в дорогой машине, он мечтал оказаться дома, под теплым пледом у камина в гостиной, с кружкой горячего молока. Не стоило столько времени проводить в парке. Он уже, кажется, заболел. Но парк опять стал для него убежищем от мира. Том не появлялся в школе несколько дней, и Билл чувствовал себя одиноко. Конечно, это было глупо, но ничего поделать со своими чувствами он не мог. Друзья пытались его всячески отвлечь и вывести из состояния отрешенности от всего. За что Билл был благодарен. К сожалению, он не мог рассказать причину своей грусти. После той вечеринки в его голове прочно засела идея. Глупая и безнадежная, но просто Билл хотел еще раз поговорить с Томом. Несколько дней назад он все-таки решился и позвонил Мелисе, попросив ее приехать, захватив страшные вещи под названием косметика. Он кое-как научился наносить тушь и красить ногти. Мелиса, конечно не понимала странного рвения своего друга в такому роду познаний, но все же терпеливо его обучала отличать карандаш для глаз от теней. А потом случилось самое ужасное… Билл надел бюстгальтер! Запихнув туда какой-то белой гадости. Мелиса согнулась пополам от смеха при виде Билла с грудью, да и он сам поднял себе настроение таким экспериментом.
Уходя, Мелиса еще раз проверила Билла на знание названий всех этих баночек, и попросила не превращаться в трансвестита, в связи с тем, что он еще друзьям нормальным пригодится.
Да, Билл с появлением в его жизни Тома стал геем, но все же никогда не интересовался всякой чепухой, как, например женские причиндалы. И был очень благодарен подруге за краткое введение в этот мир, затянувшийся на восемь часов. И закрыв за ней дверь, он признал, что с треском провалится в выполнении своего плана, хотя бы, потому что не хватит смелости.

Билл раньше не был в этом месте. Здесь в большинстве своем жила элита города и иметь домик в этом месте считалось престижным. Теперь, проезжая мимо роскошных особняков, он понимал, как далек от мира богатых выскочек, даже притом, что его мать зарабатывала неплохие деньги. Вроде где-то здесь должен жить Том со своей семьей.


Билл, мы приехали, - Лиза улыбнулась Биллу и открыла дверь, чтобы выйти. Миниатюрная девушка с озорным ежиком на голове очаровала парня, в свои шестнадцать она была прекрасным собеседником, а ведь он любил поговорить.
Оказавшись у большого трехэтажного дома в светлых тонах, Билл понял, что кажется, познакомился с дочкой как минимум миллионера. Дизайнер явно не халтурил, занимаясь этим проектом. А ведь он еще не был в самом доме. Куда собственно и повела его Лиза.
Билл оказался в гостиной, уютно расположившись в кресле с чашкой чая. Сейчас в его планы входило продолжить разговор с девушкой. Но только как можно не захлебнуться чаем, вылив половину горячего напитка на себя, если в дверном проеме, соединяющим гостиную с какой-то комнатой, стоял Том. Само его присутствие было неожиданно, а то, что он был в одних джинсах, заставило Билла забыть свое имя.
-Каулитц, что ты забыл у меня дома?- холодный голос любимого человека вывел из реальности, заставляя Билла прекратить жадно изучать пресс своей мечты, и перевести взгляд на глаза. Глаза, в которых сейчас не было огонька, которым они раньше постоянно искрились. Сейчас в них только усталость и скорбь.
-Том? Ты знаком с Биллом? – Лиза повернулась на голос брата.
-Учимся вместе. Лиза, надо поговорить, давай выйдем. Билл, ванная на втором этаже, - Том усмехнулся, осматривая облитого чаем гостя, до сих пор не отошедшего от шока.
Девушка скрылась за той дверью, откуда недавно появился ее брат. А Билл поднялся с дивана, с намерением отправиться в ванную. Так опозориться перед ним… ужас. Щеки брюнета пылали.
Но, проходя мимо двери, за которой скрылись эти люди, он не смог сдержать любопытства, свойственного всем людям его будущей профессии. Нет, Билл не любил подслушивать, но услышанный им обрывок разговора заставил серьезно задуматься парня.
-Что ты творишь! Появляешься поздно вечером, в компании парня! Когда нам всем угрожает опасность. Что вообще этому Каулитцу от тебя надо?
-Мы познакомились в парке. Том, успокойся и не кричи на меня.
-Ты понимаешь, что я устал? Устал от этого дерьма, в которое мы вляпались! Меня сегодня хотели убить, - последнюю фразу Том произнес значительно тише.
-Как?
-Ехал из школы. Забирал задания, все-таки официально я прогуливаю. Спасибо Францу, он заметил слежку. И когда, нас стали окружать машины, к нам уже спешили люди герра Фрика. Я не хочу заниматься этим, боюсь за тебя, за маму. А ты где-то гуляешь с парнями и прохлаждаешься в парках! Как ты там еще в сосульку не превратилась!

Билл поспешил на второй этаж. Убить? Тома? За что? Это как-то связано со смертью Дэвида Трюмпера?
Он закрылся в комнате, осматривая причиненный ущерб футболке. И теперь абсолютно не жалел, что согласился приехать.






Билл провел ладонью по бедрам. Возбуждение, внезапно нахлынувшее на него, и судорожный вдох из приоткрытого рта. Пирсингованый язычок, облизывающий пересохшие губы, рука, двигающаяся в рваном ритме, и легкие стоны, отталкивающиеся эхом от кафельных стен ванной. Вода заглушала рваное дыхание парня. Теплые капли скользили по худому телу. Пальцы второй руки гладили грудь, задевая соски и лаская живот. Вдох – выдох – вдох – оргазм. Он сполз вниз по стене, вода, льющаяся из душа, смывала сперму, а легкая усталость разлилась по телу. Сфокусировав взгляд, Билл в очередной раз тяжело вздохнул, потянувшись за шампунем.


Сказать, что он испугался за Тома, не сказать ничего. Вчера он не смог до конца обдумать то, что услышал, но весь вечер нервничал. Том больше потом не потревожил их с Лизой, а Билл попытался что-нибудь узнать у нее. Но на все тактичные вопросы, которые хоть как-то могли прояснить ситуацию, она отвечала холодно и сухо. Конечно, ей не приятно было бы все это рассказывать, но Биллу было необходимо узнать о степени опасности, грозившей, как он понял, Тому. Да и Лизе. Они были знакомы только один день, а уже стали пусть не друзьями, но хорошими приятелями. Милая девушка очаровала Билла и произвела только хорошее впечатление. В любой другой ситуации он бы мог поухаживать за ней, но то, что она сестра Тома все изменило.
Парень, подошел к зеркалу и взял фен. Мокрые волосы разлетелись по спине и плечам, полотенце на бедрах открывало татуировку на животе в виде звезды. Утренний душ ободряющее подействовал на него, а легкая разрядка, которую получило его тело, подняла настроение. В голове брюнета мелькнула озорная идея, что можно было бы и спеть. Но она быстро испарилась, так как Билл хоть и занимался вокалом, не любил петь просто так. Ему нужна была публика, и чем больше, тем лучше. Он знал, что красивый, и никогда не был обделен вниманием девушек. Жаль, что они ему были не нужны.
Закончив с волосами, Билл начал одеваться. Через полчаса он встречается со своим знакомым. А тот не любит непунктуальных людей.
Кафе, в котором была назначена встреча, находилась довольно далеко от дома Билла, и тот все-таки опоздал. Парень влетел в помещение, заставив вздрогнуть от хлопка двери посетителей. Брайан сидел за дальним столиком у стены. Отлично, можно будет спокойно поговорить. Позвонив вчера ему, Билл попросил о встрече, надеясь на помощь парня. Тот был довольно известным журналистом и мог добыть нужную сейчас информацию. Билл был обязан Брайану, ведь благодаря ему, он решил после школы податься в журналистику. Послушав рассказы Брайана о его работе, об интересных статьях и новостях, которые он всегда получал одним из первых, Билл влюбился в эту профессию. Да и теперь можно было использовать свое природное любопытство в деле.


-Привет, Брайан, - Билл пожал руку другу.
- Ну, здравствуй. Уже два месяца не звонишь, а вчера в час ночи меня отвлек от очень важного занятия под предлогом важного дела. Выкладывай, что у тебя там случилось.
- Знаю, я твои дела. И недвусмысленные звуки у тебя рядом с трубкой я тоже слышал. Давай сначала поедим?
К парням подошла официантка с меню. Билл быстро пробежался взглядом по списку блюд, остановившись на кофе и сэндвиче. Девушка, приняв заказ, удалилась, мило улыбнувшись на заигрывающую улыбку Брайана. Тот был ужасным ловеласом. Билл все никак не мог понять, что же их могло так сильно привлекать в этом, обычном, на первый взгляд, парне. Только после того, как сам Билл случайно не попал под действие его чар (которые, кстати, предназначались совсем не ему), он понял, что этот человек может влюбить в себя, всего лишь взглянув «по особому». Как ни банально, он был блондином с голубыми глазами, и даже обладал довольно высоким ростом. Добившись всего в жизни самостоятельно, он никогда не бросал в беде друзей. Даже не смотря на свою профессию, Брайан редко прибегал к хитростям и уловкам. Быть максимально честным человеком, значило для него все. Если он заподозрит друга во лжи, можно попрощаться с его обществом.
- Так, что ты мне хочешь рассказать? – Брайан с интересом взглянул на жующего Билла. Слишком редко тот обращался к нему за помощью. Гордый, вольный и непокорный. Таким он его видел.
А Билл начал рассказывать. Рассказал о смерти Дэвида Трюмпера, о своем знакомстве с его детьми и о странном разговоре тех.
- Билл, ты понимаешь, что им не помочь? Тут все серьезней, - сказал Брайан после нескольких минут молчания. Видимо он обдумывал эту ситуацию, - Полиция давно уже подозревала, что это было хорошо подстроенное убийство. Но СМИ запретили выдвигать такую теорию. Кто запретил – не знаю. Но тут тоже не чисто, полиции это не зачем. А вот теперь я, кажется, убедился в том, что эта догадка следователей верна. Я очень мало знаю про это происшествие, не я писал статью. Но я видел некоторые документы. Если хочешь, могу тебя познакомить с моим коллегой, который освещал аварию в нашем издании. Но сразу предупреждаю, там нет ничего интересного. Была самая обычная статья о смерти бизнесмена. Можно спросить, зачем тебе это?
- Брайан, я просто хочу понять, что угрожает этим людям.
- В тебе проснулся сыщик, друг. Поздравляю, ты сделал еще один шаг в сторону своей карьеры. Но только ты же школьник, тебе ничего не узнать и не сделать. Пусть даже ты будешь обладать эксклюзивной информацией.
- Не нужна мне сенсация, - Билл скрестил руки на груди, откидываясь на спинку стула и мотая головой, - просто этот разговор выбил меня из колеи.
- Ты темнишь.
- Если я скажу, что просто испугался за жизни этих людей, ты поверишь? И ведь это правда, кстати.
- Поверю, но только если ты не будешь необдуманно поступать. Я позвоню Эрику, парню, который писал про аварию. Но буду встречаться с ним вместе с тобой. Натворишь глупостей, а мне отвечать.
Билл обижено хмыкнул и закатил глаза.
- Интересно, когда это я последний раз творил глупости?
- Тебе напомнить? А вообще завтра же воскресенье? Тебе не надо в школу, давай сходим в клуб? Я проведу тебя. Ты, на сколько я знаю, уже давно никуда не ходил. Даже не похоже на тебя. И мне сейчас нужно в редакцию.
- Ладно, давай сходим, но только если ты мне поможешь.
- Ты думаешь, я позволю школьнику-самоучке браться за криминал? А тут именно им и воняет, даже не пахнет, а воняет.
- Позвони вечером.
- Ок. Я пошел, а то шеф по головке не погладит, если к двенадцати у него на столе не будет статьи. Не скучай , - Брайан поднялся, оставляя Билла одного.







Единый ритм на всех, единый пульс. Здесь жизнь окрашивается в цвета неонового освещения и разных коктейлей. Да, можно признать, что выпивка здесь не плохая. Но Билл был сторонник хороших спиртных напитков и не понимал, как можно заливать в себя зеленую жижу лишь потому, что это модно. Сердце подстраивалось под ритм музыки. Играл какой-то модный dj. Да, здесь вообще все модно. А вот он себя ощущал затерявшимся во времени придурком – неандертальцем, случайно нашедшим машину времени. Все эти парочки, сосущиеся за столиками, долбящая музыка, танцующий под нее народ – угнетали.
Брайан куда-то смылся. Хотя он догадывался куда. Нашел очередную девушку, на которой будет проверять свое обаяние. Билл сидел за барной стойкой и пил пиво, осматривая танцпол. Сюда он пришел повеселиться и он не собирался просто весь вечер ждать друга. Он еще не знал, как именно будет проводить время, хотя в его голове уже родилась одна интересная мысль…
Трудно объяснить, почему гею легко найти в толпе соратника. Вот и сейчас Билл был уверен на девяносто процентов, что подошедший к барной стойке парень навряд-ли увлекается девушками. Может интуиция навела его на эту мысль, а может и внешний вид Роберта. Да, Билл уже успел с ним познакомиться. Парень был блондином с яркой внешностью, которую он подчеркивал легким макияжем глаз. Отрощенные волосы в художественном беспорядке лежали на плечах. Красивые руки с аккуратным маникюром изящно перехватили бокал с напитком. Руки вообще были фетишем Билла, он обожал музыкальные пальцы Тома, его ухоженные ладони.… Так, стоп! Никого Тома сегодня, он же пришел отвлечься.
Завязалась легкая и непринужденная беседа, и вот уже Билл сообщает Брайану, что поедет со своим новым знакомым. Машина Роберта, лифт в его квартиру, поцелуи на лестничной площадке, слишком долгие поиски ключей. Кровать…наконец.

Утро застало парней неожиданно. Казалось, они только что заснули, обнимая друг друга, а теперь солнце нагло светило им в глаза. Первым проснулся Билл. Посмотрев на веселые лучики, разбежавшиеся по стенам спальни Роберта, он сделал вывод, что сегодня опять мороз. Вот почему зимой на небе не облачка, а на улицу выйти страшно? Но добираться до дома придется, как бы холодно не было на улице. Тем более, сегодня он должен был встречаться с тем журналистом, освещавшим в новостях происшествие с отцом Тома. Брайан вчера все устроил. А кстати, вот и он. Билл, обмотав вокруг бедер простынь, поднялся с кровати, отправляясь на поиски куртки, из кармана которой раздавалась трель мобильного телефона. Роберт недовольно замычал, когда не почувствовал рядом с собой теплого тела.
- Спи. Мне просто позвонили, - Билл улыбнулся жмурившемуся парню, тщетно пытающемуся открыть сонные глаза, - Привет, Брайан. Да, все в порядке.
Роберт проводил взглядом брюнета, направляющегося в ванную, и сладко потянулся, вспоминая прошедшую ночь.

Билл все-таки опоздал на встречу, хотя очень этого боялся. Сначала, они с Робертом, тот вызвался довести его до дома, застряли в пробке. Потом Билл, хотя и быстро собрался, долго не мог добраться до места встречи. И вот, наконец, он чуть ли не вбежал в кафе, попутно, ища взглядом Брайана. Увидев его за одним из столиков, сидящим рядом с каким-то парнем, Билл подсел к ним.
- Здравствуйте.
-Какой ты непунктуальный! В отличие от наглого школьника, ворующего наше обеденное время, мы работаем! – сказал Брайан вместо приветствия.
- Не кипятись, друг. Наверное, у Билла были дела, раз он так опоздал. И тем более ты всего несколько минут назад, говорил, как же хорошо, что после обеда тебе не нужно будет возвращаться в редакцию. Кстати, Билл, я Эрик.
- Приятно познакомиться, - он пожал руку журналисту, парню лет 25-30. Брюнет с короткими волосами и очень выразительными чертами лица.
- Итак, коллеги, зачем же мы здесь собрались?
Брайан усмехнулся на такое обращение. Билл окинул друга злым взглядом, показал ему язык и надулся как обиженный ребенок, у которого отобрали конфету.
-Билл, если я правильно понял речь Брайана, то тебе нужна какая-то информация о Дэвиде Трюмпере?
- Да. Чем он вообще занимался? – Билл сразу перешел на серьезный тон.
- Довольно крупная компания. Что-то связано с развлечениями. Открывал парки аттракционов, было даже несколько гостинец и казино. Но они не особо крупные. Но, мне кажется, что там было что-то еще. Но узнать, что, нереально. Мне кажется, даже не все сотрудники его корпорации знают все. Если надо узнать то-то поподробнее, нужно разговорить кого-то из акционеров и особо приближенных Трюмпера. Но это не реально. Проще разговорить его сына, ему завтра будет 18, и он станет наследником контрольного пакета акций. Но я не думаю, что он дурак и просто так все расскажет. Тем более, на его жизнь могут покушаться. Если все-таки его отец не просто так погиб. А лично мое мнение придерживается именно этого варианта. Интуиция меня редко подводила, да и полиция почему-то резко прекратила все поиски. Просто так этого бы не случилось. Они даже нормально не осмотрели место аварии. Я там был, меня отправили делать срочный репортаж.
- Но кому это могло быть выгодно? – удивительно, но Брайан был заинтересован, - конкуренты?
- Возможно. Но могут быть и свои люди, позеленевшие от зависти. Я рассказал все, что я знаю. Единственное, что мне удалось узнать, это странное стечение обстоятельств на время аварии. У герра Трюмпера была отменена встреча, на улице, по которой он должен был поехать, была пробка. Фура днем, почти в центре города – тоже редкость. Водитель той машины, в принципе, не мог пострадать при таком столкновении. А водитель Трюмпера недавно выписался из больницы и взял отпуск. Вот с ним можно было поговорить, но найти его будет сложно.
- Я попробую что-нибудь придумать. Но мне кажется, тут надо информацию из Тома вытаскивать, - Билл задумчиво смотрел в окно, говоря эти слова.



- Билл ты уверен? – Брайан еще раз окинул придирчивым взглядом друга, ища то, что могло бы его выдать. Нет, рядом с ним сейчас сидела красивая девушка.
- Не действуй мне на нервы. Без тебя тошно, - Билл потянулся к бутылке с водой.
- Билл, а можно задать вопрос? Что у тебя в груди?
Билл поперхнулся, чуть не вылив на себя содержимое бутылки.
- Ты издеваешься?
- Нет.
- Иди ты…
- Это ты уже иди. Итак, засиделся. И надеюсь, ты будешь хорошей девочкой.
Билл резко открыл дверь, выбираясь на улицу. Хлопнув дверью машины Брайана, он поправил на плече женскую сумку, которая его невероятно сильно бесила. Как можно постоянно таскать ее с собой?
Сейчас он чувствовал себя шпионом на задании. В детстве он любил играть во что-то подобное с друзьями. Но вот сейчас это было совсем не прикольно, все омрачал его внешний вид, сапоги на каблуках (зимой!) и дрожь в коленях. Последнее вовсе не из-за холода, а из-за того, к кому он направляется. К Тому.… Нет, это будет подстроенная встреча, все ради того, чтобы втереться в доверие к нему. Конечно, кому будет сделать это легче, чем симпатичной девушке? Не Биллу же. Парень, простите, девушка, неуверенно отправилась к высокому зданию, теперь принадлежащему Тому Трюмперу. Да, теперь он полноправный владелец дела отца. Но выяснить, что с ним происходит, было необходимо Биллу, он уже не мог нормально спать, волнуясь за человека, которого любил. Он очень сильно надеялся узнать, что происходит.
Через полчаса томительного ожидания и мыслей о том, что после этого «задания» он проведет как минимум неделю с температурой, Билл увидел Тома. Тот выходил из здания, быстрым шагом направляясь к машине, черному Кадиллаку, припаркованному у входа. У Билла было несколько секунд, что бы успеть догнать его.
Десять метров, пять, два, один метр…
- Ой, извини, пожалуйста, - Том поднял глаза на девушку, которая только что налетела на него, - Хайди? Привет, ты меня помнишь?
Та, наконец, осмелилась посмотреть на парня. В карих глазах девушки явно читался испуг и смущение. Только чего она боится?
- Привет, Том.


Уставший, Билл скинул сапоги на этих дурацких каблуках, он направился к телефону. Набрав цифры домашнего телефона Брайана, заученные наизусть, он стал смывать косметику, подойдя к большому зеркалу у себя в комнате.
- Да?
- Брайан, привет.
- Какие люди. Ну как все прошло?
- Нормально. Посидели в кафе. Он такой сейчас грустный и задумчивый.… У нас свидание в выходные.
- Хорошо. А что ты будешь делать, если он целоваться полезет?
- Брайан! Ты только об этом и можешь думать? Я вот, например, сейчас забочусь о том, как бы хоть что-нибудь узнать.
- Не строй из себя святошу. Ты как-то по пьяни мне рассказал о своей безответной любви, - Брайан усмехнулся в трубку, - но ты не волнуйся, я никому не расскажу твой секрет.
- Да пошел ты.
- Взаимно.
Билл вдавил кнопку телефона, отключая вызов, и бросил трубку на кровать, падая следом. Как же он устал. А тут еще друг напомнил, как он под действием какого-то пойла рассказал ему о своей мечте, наедине с которой живет уже пару лет.


- Билл, ты собираешься вставать?
- Да, мама, - пробурчал в подушку парень, раскинувший свои конечности по всей длине двуспальной кровати.
- Сегодня вечером я уезжаю в Берлин. Приеду послезавтра. А если ты сейчас же не встанешь, то я не успею с тобой попрощаться. Тем более ты уже опаздываешь в школу.
- Да, встаю я…
Почистив зубы, стараясь не смотреть в зеркало, и умывшись, Билл спустился на кухню. Очень уютный, но небольшой домик с красивым садом. Мама сама все продумывала, а Билл считал, что это лучший ее проект за всю карьеру.

Школа. Это слово ненавидят почти все дети и подростки. Билл конечно не ненавидел ее, но и особым желанием в ней торчать не горел. Урок сменялся уроком, учителя как один хотели донести до их тупых голов хоть крупицу знаний. Биология, по мнению парня, была самым скучным предметом. На нем Билл предпочитал просто отсыпаться или разглядывать спину Тома. Кстати, он впервые за две недели появился в школе. Может, все уже наладилось? Когда он вошел в класс, на него сразу же посыпались поздравления с прошедшим днем рождения, про аварию здесь знали все, но решили хоть как-то отвлечь его. Взрослый и такой красивый… Билл замечтался, опять представляя его сильные руки и нежные губы, пирсинг…
- Каулитц! Кто позволил спать вам на уроке! – фрау Грофштейн, преподававшая биологию, прокричала это все прямо над ухом
Билл.
- Фрау Грофштейн, я не сплю. Просто закрыл глаза и так слушал все, что вы говорили.
- Тогда повтори, что я уже на протяжении пятнадцати минут рассказывала.
- Ну, вы говорили о... – Билл забегал глазами по классу, ища помощи.
- Все с вами ясно. Томас, объясните все этому молодому человеку сами. Вы будите делать эту работу вместе, так как ваша соседка отсутствует. Остальные договаривайтесь со своими соседями о том, когда вам будет удобней встретиться. Срок сдачи проекта две недели.

Том повернулся в Биллу, когда учитель отошла на другой конец класса.
- Что за проект? – Билл даже не знал, стоит ли ему радоваться, что Стела, девушка с которой сидел Том, заболела.
- Не знаю, я не слушал, - Том усмехнулся, - а часто ты так засыпаешь на уроках?
- Я не спал, просто задумался.
- Интересно о чем?
Билл покраснел и смущенно опустил свои карие глаза.
- Это не важно.







- Как ты думаешь, что здесь лучше написать? Помоги мне сформулировать мысль, - Том, который раз за вечер, преисполненный мыслями об учебе. Неужели, он действительно не замечал Билла, истекающего слюнями, который жадно ловил каждое движение одноклассника? Постоянно себя, одергивая, когда безумно хотелось придвинуться поближе к Тому, он теперь жалел о том, что приобрел такой просторный письменный стол. Но вот теперь, пользуясь выгодной ситуацией, он подвинулся почти вплотную к Тому. Их колени соприкоснулись под столом, от чего у Билла по телу прошелся электрический разряд. Он посмотрел на экран своего ноутбука, слегка оперившись подбородком о плечо любимого и мысленно ругая себя за несдержанность.
- Последнее? Вроде нормально написано, - Билл старался говорить как можно спокойнее, хотя голос все-таки предательски дрожал, выдавая волнение, - Ты не хочешь чай?
Том просто кивнул, сосредоточенно всматриваясь в конспекты. Билл поднялся, выходя из комнаты. Спустившись на кухню и сразу же поставив чайник, парень сел за стол, уткнувшись лицом в ладони. Что он делает? Хочет выдать себя? Нет, только не это. Тогда, почему так сложно сдержаться от мимолетного прикосновения к, например, его руке? Мысли рядом с ним касались далеко не биологии. А вот Том, похоже, намеривался сделать проект как можно быстрее. Хотел избавиться от его общества? Или ему нужно заняться более важными делами? Еще школьник, но уже обладатель своей корпорации. Да, он уже полноправный обладатель контрольного пакета акций фирмы своего отца, но делом сейчас управляет другой человек, некий герр Фрик. Билл узнал это только сегодня, позвонивший ему Брайан был очень взволнован и сказал, что ему под угрозой смерти удалось достать очень интересную информацию про этого человека. Конечно, Брайан все слишком утрирует, говоря о своих огромных жертвах в каком-либо деле, но, как правило, ему удается сделать большую часть работы. Да, Брайан вечно ставит себя выше других, но ведь если бы не эта его особенность, он мог и не добиться того, что есть у него сейчас. Билл завидовал наглости друга, себя он считал скромным молодым человеком. Наверное, поэтому Брайан слегка снисходительно относился к нему, но в тоже время действительно дорожил их дружбой. Позвонившая вчера Мелиса интересовалась, когда ей снова придется заниматься внешним обликом парня. Скоро у Хайди свидание с Томом… с ЕГО Томом. Он жутко ревновал его к самому себе в женском обличье. Странно? Да, но он ничего не мог с собой поделать. Закипевший чайник вывел его из собственных мыслей, заставляя теперь подумать над другим вопросом. Где сахар?

Осторожно держа в руках поднос с горячим напитком и каким-то печеньем, Билл вернулся в комнату, твердо решив для себя держать в руках все свои порывы. Он застал Тома, разговаривающем по сотовому телефону. Заметив вошедшего Билла, тот попрощался с собеседником.
- Билл, я сделал уже много. Давай ты закончишь потом сам? У меня не будет времени на этой недели.
- Конечно, - парень поставил чашку перед гостем, - я все доделаю.
- Отлично. Спасибо за чай, - Том взял свою чашку, сделав маленький глоток. -Слишком горячо, можно тебя попросить еще кое о чем?
- Ну, давай, - Билл сел рядом с ним, повторяю манипуляцию с чаем.
- Ты ведь помнишь Лизу?
- Конечно.
- Ей очень здесь одиноко, но пока что она не будет возвращаться в Лондон, где учится. У нее совсем мало знакомых в этом городе. Ты ведь, наверное, уже догадался о чем я хочу попросить тебя?
- Да,- совсем тихо. Биллу, конечно, нравилась та милая девчушка из парка, но не хотелось тратить свое свободное время, которого и так почти не было. А ведь еще скоро экзамены.
- Так что? Она, кстати узнавала о тебе у меня.
- И что ты сказал?
- Ничего особенного. Слушай, я понимаю, тебе может быть совсем не до нее, но хотя бы пару раз погуляй с ней. Ей сейчас плохо.
- Да, я понимаю. Дашь ее телефон, я обязательно ей позвоню.
- Ок. Но только, Билл, узнаю, что у вас будет что-то большее, чем дружба, яйца оторву.
Билл от неожиданности поперхнулся чаем и закашлялся. Он посмотрел на Тома, сидевшего с совершенно невозмутимым и серьезным видом.
- Успокойся, у меня другие интересы, - правая бровь Тома поползла вверх, а на лице явно читалось замешательство, - я гей…
Бл*! Что он только что сказал?
- Вот как…- его гость усмехнулся, - ты серьезно?
- Слушай, я случайно ляпнул. Забудь, хорошо? - Билл был весь красный. Он сам не понимал, почему сказал это. Сейчас было ужасно стыдно перед Томом. Как он вообще отнесется к такому заявлению.
- Ну, и отлично, - парень слегка встряхнул головой, как будто отгоняя какие-то мысли, - значит, мне не стоит беспокоиться за сестру.
Биллу стало как будто легче дышать, но все равно он сейчас проклинал свой язык. Нужно было подумать, прежде чем что-либо говорить, тем более рядом с Томом он и так плохо соображал, что делает.
- Ладно, мне пора, - Том поднялся, набрасывая на плечи толстовку. Билл повел его вниз. Там смотрел как одевается гость. Все это в полном молчании. Он был уверен, что ошарашил Тома. Не каждый день узнаешь, что твой одноклассник гей. Тупой одноклассник. Закрыв за Томом дверь, Билл сполз по стене в коридоре, зарываясь руками в волосы.
- Что же я наделал?



Машина резко затормозила на очередном крутом повороте, пролетая его на запредельной скорости. По пустынной загородной улице неслись несколько машин. Такие короткие секунды сейчас могли решить все. Жизнь играла на перегонки со смертью, которая могла настигнуть в любой момент. Игра, но сосем не детская, разразилась сейчас на трассе. Машины сливались в сплошную линию, проносясь мимо. Поворот за поворотом, и казалось, черный Кадиллак почти оторвался от преследователей. Но тут прямо навстречу ему выехала фура…

Часть 5=) Конец=)

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 21:58 + в цитатник
33b9a91497fb (700x525, 110 Kb)
- Томми.
- Мм? – Вопросительно мычит, приближаясь ртом к моему соску. Дыхание совсем срывается и в паху появляется напряжение.
- Я так хочу… - он поднимает голову и смотрит на меня. – Но у меня там еще болит. Давай местами поменяемся один разок, - говорю очень тихо и осторожно. Он отстраняется и садится.
- Нет, Билли, я же говорил уже что нет.
- Ну, Томми, ну, пожалуйста, только один раз. Я просто хочу почувствовать, что чувствуешь ты, а ты почувствуешь, что чувствую я. Мне просто интересно, Томми, я же не говорю постоянно это делать, мне и самому это не надо, но один то разок.
- Нет, Билл, это не обсуждается.
- Почему? Ты слишком велик для этой роли, да? Это мне самое место внизу, да? – Вскакиваю с дивана, - Ну и не трогай меня больше, понял. – Он подходит и сгребает меня в охапку.
- Нет, малыш, дело не в этом, чего ты навыдумывал.
- Ну, а почему тогда? – Говорю уже спокойным, уговаривающим тоном.
- Просто, я себя в такой роли никогда не представлял, никогда даже не думал об этом, ты меня огорошил просто. Ну, зачем тебе это? Ну, хочешь я тебе его ротиком поласкаю, м?
- Я просто хочу попробовать, всего один разочек. Тебе самому не интересно? – Слегка надавливаю на его пах через полотенце. Он резко выдыхает.
- Малыш, может, все-таки минетом обойдемся? – Начинаю двигать рукой, он рычит и кусает меня за ухо.
- Ну, Томми, у меня ведь день рождения еще не закончился, ну, подари мне еще один подарок. – Делаю самое милое личико на какое способен. – А то я обижусь, и спать буду в другой комнате и вообще тебе не дам больше.
- Ах, он меня еще и шантажировать вздумал, - хватает меня, перекидывает через плечо и несет в комнату. Кричу и дрыгаю ногами.
- Пусти меня, Тооом. – Определяет меня на кровать и придавливает собой. Я все еще смеюсь после этой «поездочки». – Так ты согласен? У меня день рождения. – Напоминаю еще раз. – Я буду очень осторожен. – Улыбаюсь.
- Если я завтра не смогу сесть на задницу, я надеру твою, ясно? – Взвизгиваю от радости победы и впиваюсь в его губы. Он гладит руками мой торс и живот. Останавливается на соске и потирает его круговыми движениями. Стону ему в рот и впиваюсь в его спину ногтями. Он спускает руку к пуговице на джинсах и расстегивает ее. Шумно выдыхаю. Меня бросает в жар. Он расправляется с молнией и тянет джинсы вниз вместе с боксерами. Стаскиваю с него полотенце и под ним, действительно, ничего нет. Прижимаюсь к нему всем телом, выгибаясь, то тут, то там от прикосновений его вездесущих рук. Наши тела уже влажные, то и дело подаюсь бедрами ему на встречу. Комната начинает кружиться.
- Томми, пора, а то я… не про… продержусь, - дышать все сложнее, дыхание сбито окончательно. Низ живота просто горит, а пах болезненно напряжен. Мы переворачиваемся, и я оказываюсь сверху. Не могу удержаться и покрываю его торс поцелуями, кусаю его соски и слышу громкие стоны, от этих низких звуков, издаваемых моим любимым, горячим ротиком, готов взорваться прямо сейчас. Он сжимает мои ягодицы, прикусываю его кожу на груди, облизываю место укуса и лезу за смазкой в тумбочку. Руки дрожат от возбуждения и нереального волнения. Я же помню как это больно в начале. Выдавливаю крем на пальцы, сажусь между его ног и от зрелища открывшегося передо мной издаю протяжный стон, напоминающий вой волчонка. Подношу пальчик к отверстию, хорошо хоть ногти совсем недавно подстриг. Начинаю вводить, Том прикусывает нижнюю губу и слегка сжимается. Нежно глажу другой рукой внутреннюю сторону его бедра, наклоняюсь и целую низ живота. Он расслабляется, и я ввожу палец до конца. После недолгих манипуляций мне удается ввести все три пальца и Том уже кажется, начинает привыкать. Он просто молодец, так быстро расслабляет мышцы, когда это нужно. Внутри него так горячо и узко, что я начинаю нервничать еще больше. Но терпеть больше не могу. Вынимаю пальцы, приближаюсь к нему, страстно целуя.
- Готов?
- Давай уже, пока не передумал. – Быстро тараторит на выдохе. Отползаю назад. Он обхватывает меня ногами, слегка приподнимая бедра от кровати. Дотрагиваюсь головкой до «входа». Том опять закусывает губу. Вхожу сразу на несколько сантиметров, голова кружится и я практически задыхаюсь.
- То.. Томми, ты такой го… горячий там.
- Давай, малыш, не тяни. – Толкаюсь дальше, получается резковато и я уже полностью в нем.
- Бл************ть, Билл, я тебя убью, утром первым же делом убью, - кричит Том, сильно сжав мой член в себе. А мне нереально хорошо. Меня накрыло море ощущений. Одно ярче другого. Наклоняюсь к нему.
- Прости, Томми, по… потерпи, сейчас все пройдет. Давай милый, расслабься. – Целую его и начинаю ласкать рукой его член. Он закрывает глаза, сжимает простынь и начинает расслабляться. Медленно двигаюсь назад, потом снова вперед. По телу разносится гамма меняющих друг друга ощущений. Том громко стонет, но я не понимаю от чего.
- Все.. все еще бо… больно? – Двигаюсь уже довольно быстро.
- Нет, уже… уже нет. – Он прижимает меня к себе и обрывисто целует. Ногами сжимает меня сзади, заставляя входить еще глубже. Толкаюсь в него очень резко и быстро. Кричу, потому что крик вытесняет любые стоны. Меня просто разрывает на части. От стонов и властвующих движений рук Тома окончательно теряю связь с реальностью. Машинально продолжаю движения руки на его члене. Чувствую, как он напрягся, до почти каменного состояния и взрываюсь внутри Тома, громко выкрикивая его имя, опять первый. Пара движений рукой и на нее выплескивается горячая, жидкая субстанция. Падаю на него совершенно без сил. Тяжело дышу и не могу поднять даже руки. Том обнимает меня и покрывает мое лицо поцелуями.
- Томми, я еще жив? – Он улыбается.
- Я люблю тебя, - поднимаю голову, даже силы сразу нашлись, не ожидал от него сейчас. – Ни для одной живой души я бы этого никогда и ни за что не сделал… я тебя очень люблю, малыш. – Выхожу из него, но не тороплюсь слезать.
- Я тоже тебя очень люблю и сделаю для тебя все что угодно, помни об этом, ладно? Тебе ведь понравилось?
- Очень, за исключением первых мгновений, - усмехается, - так что, даже не мечтай повторить.
- Прости, я, правда, резко вошел, силу не рассчитал, ну, это же не моя роль, как ты говоришь, так что мне простительно. – Он переворачивает нас на бок и закутывает одеялом.
- Ну, насчет этого я еще подумаю, - хитро улыбается и нежно целует меня. Обнимаю его и засыпаю с любимым вкусом на губах.
Утром просыпаюсь от какого-то непонятного чувства. Открываю глаза и встречаюсь взглядом c Томом.
- Ты меня разбудил своим взглядом.
- Доброе утро, - улыбается.
- Доброе, - улыбаюсь в ответ, - давно не спишь?
- Минут двадцать.
- Все в порядке?
- А что-то должно быть не так?
- Нет, просто… ладно, проехали.
- Билли, ты не жалеешь, случайно?
- Я нет, а ты?
- Нет, малыш. Если ты не жалеешь, я тоже не жалею. Ты так этого хотел, ну и как?
- Я не думал, что это забирает столько энергии, - смущенно улыбаюсь и утыкаюсь носом в его грудь. – И это совсем другие ощущения, не менее сильные, но другие. – Том гладит меня по волосам и усмехается. – Спасибо, - поднимаю взгляд на него. – Я всегда думал, каково это вот так, спасибо, что помог узнать.
- Да ладно тебе, раз тебя этот червечок точил, надо было от него избавиться, а то мало ли, куда это твое любопытство тебя завести могло.
- О чем это ты? Ты что, думаешь, я тебе изменить могу? – Впиваюсь в него гневным взглядом. Том смеется и наклоняет ко мне голову.
- Да кто тебя знает.
- Тоооом, - он берет меня за подбородок, приникает к губам, потом также резко отстраняется.
- Ты такой милый, позлись еще, - улыбается. Я открываю рот, чтобы выругаться, но в нем в одно мгновение оказывается, его требовательный и ловкий язычок. Обвиваю его руками и позволяю делать все, что ему заблагорассудится.
- Томми, - шепчу ему в губы, на секунду прервав его вторжение, - отдаваться тебе мне нравится намного больше.
- Я и не сомневался.
- Я тоже, - коротко целую, прикусив его нижнюю губу. – Никогда, - снова впиваюсь в его губы. – Ни секунды, - глубоко дышу и смотрю ему в глаза. – Не сомневался, - выдыхаю ему в губы, и теперь уже он начинает меня целовать, вдавливая мою голову в подушку.


Полторы недели пролетели очень быстро. До гонок остаются считанные дни. Время на часах довольно позднее. Сижу на диване с ноутбуком и разглядываю фотографии вчерашнего заката. Так красиво было и фото получились просто улетные. Где-то рядом звонит телефон. Не хочу вставать, пусть Том отвечает. Кто в такое время может звонить, наверняка кто-то из его друзей. Том выплывает из ванной и подходит к столу, на котором лежит трубка.
- Алле… привет, нет, конечно, время детское… ну… это точно?… отлично, да… ладно, давай, спасибо за новость… а то!… давай, бурной ночки тебе… спасибо. – Откладывает телефон и смотрит на меня.
- Кто это? – Отрываюсь от экрана компьютера.
- Дэн, сказал, что все у той девчонки получилось, и вчера Питу выдали справку о том, что он не может быть допущен до первенства. – Улыбается и подходит ко мне, усаживаясь рядом.
- Так его Пит зовут? А это точно? Откуда он узнал?
- Ему Андреас звонил, - Том отодвигает мне волосы и целует в щеку возле уха. – Теперь первое место по любому наше. – Улыбаюсь, заметив, как загорелись его глаза, все-таки, он реально живет своими гонками. – Красотища, - переводит взгляд на фото в ноутбуке.
- Угу, мне тоже нравится, знаешь, где закаты красивее? В горах. А я никогда там не был, представляю, как они смотрятся не на фото, а прямо перед тобой.
- Когда выиграю кубок первенства, увезу тебя в горы, и отпразднуем победу, любуясь закатом. – Смотрю на него и расплываюсь в улыбке.
- Ты серьезно?
- Серьезней не бывает, я даже знаю, куда именно ехать, не в сами горы, чтобы дуба не дать, а почти к подножию. Оттуда закат и рассвет наверно еще лучше наблюдать.
- И где же это? Ты там был уже?
- Я не был, но меня приглашали. Я тогда не счел это интересным.
- А сейчас, значит, считаешь?
- Ну, если представить ночь, домик на двоих, ты такой довольный и безумно мне благодарный, готовый на все…
- Ну, Тооом, такой романтичный момент умудрился опять подвести к своему любимому знаменателю.
- А что в моем знаменателе неромантичного?
- Просто, ты так описал, как будто, это все только ради этого.
- Нууу… от части так оно и есть.
- Тооооом, какой же ты… - судорожно соображаю, как бы его обозвать.
- Потрясающий, - подсказывает и улыбается своей родной самодовольной ухмылочкой. – Да ладно тебе, - засасывает кожу мне на шее, явно с намерением оставить след. Прикрываю глаза и мычу от прокатившегося по телу наслаждения. – Пойдем спать. Мне завтра вставать рано. Не забыл, что я еще не всех врачей оббегал? Так что заканчивай со своими пейзажами, а то просплю все на свете и не видать нам ни домика, ни скрипучей кровати, ни стонов, раздающихся в ночной тишине…
- Ну, Том, - стукаю его, - хватит романтику убивать.
- А мне показалось, я очень романтично все описал. – Встает, берет у меня ноутбук, выключает его и ставит на стол. Поворачивается ко мне. – Подъем и в кроватку, считаю до трех. – Улыбаюсь, глядя на него, но не встаю. Считает до трех и идет из гостиной. – Куда я с тобой завтра сходить обещал? Даже не мечтай об этом.
- Том, - срываюсь с места и бегу за ним. Обгоняю его, запрыгиваю в кровать, быстро стаскиваю джинсы и откидываю одеяло, приглашая его. – Он ложится рядом, и я прижимаюсь к нему. Несколько нежных поцелуев и медленное погружение в крепкий, сладкий сон.

- Томми, мне точно не надо с тобой ехать? – Стоим уже в прихожей, готовые к выходу.
- Не надо, я же сегодня зрение не проверяю, к тому же я с Дэном. Так что, езжай в свою церковь, давно ведь собираешься. – Том открывает дверь, и мы выходим. Вызываем такси. Том хотел меня довезти, но мы проспали, и он уже не успевает. Такси подъезжает довольно быстро.
- Ну, пока.
- Я тебя заберу, как только освобожусь, передавай привет всем, кому он не безразличен, - улыбается Том.
- Значит, в первую очередь Майку передам.
- А я думал, ты Акселя повидать рвешься.
- Правильно думал. - Коротко целую его и сажусь в машину. - До встречи. – Том захлопывает за мной дверь и идет к своему Кадиллаку.
Дома никого не оказалось. Я перекусил и пошел в церковь. Давно там не был. Ужасно соскучился по Акселю, по нашим беседам. Мне так много хочется ему рассказать, меня просто распирает. Прохожу примерно пол пути и появляется какое-то необъяснимое желание обернуться, что я и делаю. Сердце начинает бешено колотиться, когда мой взгляд натыкается на ту самую машину, остановившуюся на том месте, где я свернул с проезжей части. Из нее, как и тогда вылезают все те же трое парней и еще один, которого тогда не было. Прибавляю шаг и замечаю, что они тоже не медлят. Срываюсь и бегу со всех ног, попутно доставая из сумки телефон, и, дрожащими руками, набираю номер Тома. Кроме длинных гудков трубка ничего не выдает. Черт, наверно в больнице звук отключил. Оборачиваюсь и, заметив, что они несутся следом за мной, причем, с каждой секундой приближаясь, сворачиваю и забегаю куда-то между домов. Перед глазами все мелькает, в голове шум. Слышу их голоса, совсем рядом, и понимаю, что убежать не получится, но продолжаю нестись, пока не обнаруживаю перед собой «живой» забор. Какие-то густые, колючие кусты, непроходимой стеной. Останавливаюсь и набираю номер Майка. Меня уже колотит. Сердце вот-вот вырвется наружу. «Абонент временно не доступен» выдает трубка, и я начинаю задыхаться от накатившей паники.
- Детка, что ж ты от нас так удираешь? – Пит, переводя дыхание, подходит ко мне, и через несколько секунд к нему присоединяются остальные. Новенький подходит позже всех, так как, в отличие от них, не очень то и спешил. Перевожу взгляд с одного на другого и задерживаюсь на том, которого раньше не видел. Он гораздо старше и здоровей остальных. – Мы вот тут друга прихватили, - говорит Пит, проследив за моим взглядом. На случай если ты сильно сопротивляться начнешь. – Ухмыляется, - а у него талант в скручивании брыкающихся объектов. – Этот бугай смотрит на меня каким-то странным взглядом. Даже не понимаю, что именно он означает. Выражение лица серьезное и непроницаемое. – Знаешь, я бы может тебя и не трогал, но уж больно не хочется упускать такой шанс навредить этому дредастому придурку. Он, кажется, всерьез влюбился и это для меня потрясающая возможность. Мне недавно сильно попортили настроение. Я не знаю, кто именно из этих двоих, кому я наступил на пятки, это сделал, поэтому не поздоровится обоим. Как ты уже понял, начнем с твоего любимого Томми. Кубка кто-то из них меня лишил, так что хочется как-то реабилитироваться, хоть чем-то себя порадовать. Я как представлю выражение лица твоего любовничка, когда он обнаружит тебя в этой подворотне без одежды, отодранного нами во все имеющиеся отверстия, от одного представления нереально кайфую.
- Ты после этого и дня не проживешь, - не знаю, каким чудом процедил это сквозь зубы. Меня сковывает такой ужас, что даже шевельнутся, нет сил. Он противно хохочет.
- Как мило, он еще и обо мне думает, я бы на твоем месте лучше за себя переживал. И вообще, хватит базары разводить. Советую тебе не сопротивляться, может не так больно будет, - усмехается Пит.
- Хотя, смазку, уж извини, мы не захватили, - говорит второй, и все начинают ржать.
- Ничего, он сначала ротиком поработает, - Пит начинает подходить, взявшись за пряжку своего ремня. Отступаю назад.
- Что значит сначала? – А это уже третий, - надо со всех сторон одновременно драть, так интересней. А то мы что, в очереди должны стоять пока он тебе отсасывает. – Еще чуть-чуть и я потеряю сознание и этого я сейчас хочу больше всего. Боже, выруби меня, когда это начнется, пожалуйста, чтоб ничего не чувствовать. Руки так дрожат, что телефон вываливается и падает на землю, продолжаю отступать, пока не упираюсь в преграду. Пит и трое его дружков окружают меня со всех сторон. Четвертый стоит позади них. Как в тумане замечаю, как он поднимает мой телефон и начинает копаться в нем, нажимая на кнопки. Пит расстегивает свои джинсы и, подойдя ко мне вплотную ехидно улыбается.
- На колени, детка, - чувствую сильный удар по ногам сзади. Ноги мгновенно подкашиваются, и я оказываюсь на коленях. Пит хватает меня за лицо, сильно сжимая пальцами щеки. Вижу перед лицом его член и начинаю сопротивляться. Троица сзади быстро лишает меня возможности двигаться, заломив мне руки. Зажмуриваюсь и стискиваю зубы. Боже, ну, отключи же меня, Томми, родной, прости, я не смогу их остановить. По щеке катится одинокая слеза, сильно обжигая, не только кожу, но и сердце.
- Стойте, - очень низкий, громкий и довольно властный голос. Открываю глаза и вижу подходящего к нам этого самого бугая с моим телефоном в руке.
- В чем дело? – Осведомляется Пит, но слегка отходит, заметно, что этот тип имеет на него какое-то влияние. Бугай подходит ко мне и подставляет мне под нос мой телефон. Вижу на дисплее фото мамы. Он что, смотрел мои фотографии?
- Кто это? – Спрашивает все тем же низким ровным голосом.
- Не твое дело, - ни за что, про маму этим уродам ни слова ни скажу.
- Повторяю вопрос, кто она тебе? – Произносит по слогам каждое слово. Молчу.
- Да зачем тебе это? – Вмешивается Пит, явно недовольный этой паузой. – Понравилась что ли? Давай помогу его разговорить. – Бугай убирает телефон и выпрямляется.
- Отпустите, - говорит этим троим, указывая на мои заломанные ими руки.
- Какого черта, что ты делаешь? – Возмущается Пит.
- Я сказал отпустить, - проигнорировав его возмущение, повторяет этот здоровяк, и мои руки оказываются на свободе. Он приседает передо мной. – Слушай парень, я тебе настоятельно рекомендую сейчас ответить на мой вопрос, потому что это сейчас твой единственный шанс спасти свою задницу. – Судорожно соображаю для чего ему это знать. И что будет, если скажу.
- Зачем тебе это? – Озвучиваю свой главный вопрос.
- Мне нужно знать, насколько ты близок этой женщине. Почему она у тебя в телефоне? Кто она тебе? Говори.
- Зачем?
- Бл*ть, просто скажи и возможно спасешь себя в ту же секунду. – Он повышает голос.
- Что значит спасешь? – Опять встревает Пит.
- Заткнись, - но здоровяк грубо прерывает его. – Говори.
- Ничего я тебе не скажу, что тебе от нее надо?
- Ясно, ты, значит, за нее боишься, - он опять приседает передо мной. – Я ничего ей не сделаю. Судя по всему, вы с ней близки. – Он задумывается, глядя мне в глаза. – Как тебя зовут?
- Да Билл его зовут, - бесится Пит, - что происходит вообще? – Здоровяк меняется в лице.
- Значит… - делает паузу, - сын. Ты ее сын. – Ничего не понимаю, просто тупо смотрю на него.
- Вставай, - встает сам и подает мне руку. Пару секунд медлю и, взявшись за нее, поднимаюсь с колен.
- Может, все-таки объяснишь? – Обращается к бугаю Пит.
- Значит так, отчитываться я перед тобой не буду, скажу только одно, причем это касается всех присутствующих, - обводит взглядом остальных. – С этого момента этот парень и все, хоть как-то связанные с ним люди, под моим крылом. Я надеюсь, никому не надо объяснять, что это значит? Если хоть волосинка с его головы упадет, виновник в этот же день не найдет себя на планете Земля. Усвоили? – Все молчат, но сразу понятно, что это как раз и означает положительный ответ. Бугай поднимает с земли мою сумку. – Пойдем, - кивает мне и идет прочь. Ничего не понимаю, кроме того, что меня спасли, и мое спасение сейчас уходит. Срываюсь с места и догоняю его, оставив оторопевших придурков позади. Ровняюсь с бугаем и иду молча. Не знаю, что говорить, что спрашивать, хотя вопросов миллион. – Это недавнее фото? – Соображаю что речь опять о маме.
- Пол года назад, - тихо отвечаю.
- Почти не изменилась.
- Ты знаешь маму? – Наконец доходит до меня.
- Я и тебя знаю, только с грудного возраста ты сильно изменился, знаешь ли.
- Кто ты? – Останавливаюсь. Он оборачивается ко мне.
- Вальтер Каулитц. – Еще больше запутываюсь. Кто он? Отца зовут Гантер, что еще за Вальтер?
- Не понимаю, что это значит?
- Симона не упоминала мое имя?
- Нет.
- А как отца то звать хоть знаешь?
- Гантер.
- А кроме имени об отце что-нибудь знаешь? – Мы уже возобновили шаги, и вышли на дорогу, ведущую к церкви.
- Нет, только то, что он бросил нас с мамой. Она никогда о нем не говорит. А я и не спрашивал, мне это не надо.
- Ясно. Я младший брат твоего отца. – Мы опять останавливаемся. Смотрю на него и молча перевариваю услышанное. – Куда ты шел, до того как от нас побежал?
- В церковь.
- Бываешь в церкви?
- Да.
- Ну, пойдем тогда, куда идти? – Киваю в сторону церкви, и мы опять возобновляем шаги. – У тебя взгляд Симоны, я, когда тебя увидел, сразу понял, что что-то не так, но что именно не въехал. Кому они таким способом насолить хотели? Кто их так разозлил?
- Моему парню. Они с Питом друг друга не переваривают. Плюс, Пита зависть гложет, потому что Том лучший. И в гонках и во всем остальном.
- Так он гонщик?
- Да.
- И что, у вас, прям, любовь?
- Да.
- Взаимная?
- Да.
- Это хорошо.
- Слушай, наверно нужно сказать спасибо, но как-то язык не поворачивается. Ведь если бы я не оказался тем, кем оказался, ты бы просто наблюдал и ничего не сделал? А может, еще и помог бы им. Ты связан с криминалом?
- Ну, помогать я бы им не стал в любом случае. Это Пит тебе понтов нагнал. Я вообще не в теме. Просто, встретил их, когда они за тобой ехали, и поехал за компанию, посмотреть, чем молодежь занимается. Просто нужно было кое от чего отвлечься. Потом по разговору понял, что ты просто под раздачу попал. Честно, даже не знаю, вмешался бы или нет. Возможно. Терпеть не могу такую мерзкую подлость. Не по понятиям это. Хотя, в том мире, где живу я вмешиваться в чужой разбор полетов не принято.
- В каком мире? В криминальном?
- Да. Однажды мне пришлось свернуть не на ту дорогу, а сойти с нее невозможно. Так что ничего не оставалось, как идти дальше. У меня просто не было выбора.
- Выбор есть всегда.
- Может быть, но мне тогда так не казалось.
- Судя по реакции этих ублюдков, ты не простая шестерка? – Он усмехается.
- Нет, Билл, - вздыхает. – Я уже довольно долгое время вращаюсь в верхних кругах этой системы. – Мы доходим до церкви, и мой телефон оживает. Вальтер смотрит на дисплей: «Томми». - Это он?
- Да. – Отдает мне трубку. Нажимаю кнопку принятия вызова. – Алле.
- Билли, ты звонил? Я в кабинете был. Ты что-то хотел?
- Да… на меня Пит с дружками напали.
- Как напали? Когда? Где ты? С тобой все в порядке?
- Да-да, уже все в порядке, я в церкви.
- Я сейчас приеду, никуда оттуда не уходи, ты точно в порядке? Они ничего не сделали?
- Нет, Томми, все нормально, приезжай скорей.
- Я сейчас. – Он отключается. А мы с Вальтером садимся в углу на скамью.
- Напугал ты его.
- Да, он здорово занервничал.
- Билл, а как Симона?
- Хорошо.
- Вы вдвоем живете или…?
- Нет, я живу с Томом, а мама с Фабианом. Он давно уже живет с нами.
- По интонации ты не очень этому рад.
- Просто друзьями нам стать не удалось. Но мама его любит, да и он ее, кажется, тоже.
- Значит, она счастлива? Я так хотел вас найти, теперь я вас ни за что не упущу из поля зрения. – Его сотовый начинает вибрировать. – Алле.
- Ситер, я все уладил. – Слышу мужской голос в динамике.
- Отлично, вечером созвонимся. – Он убирает телефон.
- Ситер? – Задаю первый пришедший в голову вопрос.
- Угу, моего имени и фамилии никто не знает. Я известен как Ситер.
- Почему именно Ситер? Это что-то обозначает?
- Это прозвище состоит из двух имен. СИмона и ВальТЕР. – Смотрю на него вопросительным взглядом. – Я всегда любил твою маму, Билл. Я влюбился в нее еще раньше Гантера, но он оказался более прытким. Я служил в армии, когда узнал, что он от вас ушел. Мы тогда крупно поцапались на этой почве и так до конца отношения и не возобновили. У него всегда было шило в заднице. Никогда не сиделось на месте. Так что он вскоре укатил искать приключений на эту свою часть тела. Я давно о нем ничего не слышал. Кстати, у тебя его губы и вообще нижняя часть лица. – Улыбается, разглядывая мое лицо. - Когда из армии пришел, предложил Симоне жить вместе, предлагал свою помощь, но она ничего не хотела ни от Гантера ни от его семейки. В один прекрасный день она взяла тебя и уехала, никому ничего не сказав. Я вас искал, но так и не нашел. – Он берет мой телефон и, снова открыв мамино фото, начинает его разглядывать.
- Ты ее все еще любишь? – Он проводит большим пальцем по экрану и вздыхает.
- Ты в курсе, что у тебя самая лучшая мама в мире? – Улыбаюсь.
- Да.
- Я знал, что она воспитает тебя именно таким.
- Каким?
- Она сама такая, честная, порядочная, правильная. – Он замолкает и любуется фотографией. - Я хочу ее увидеть, ты можешь ей сейчас позвонить?
- Конечно.
- Позвони, спроси, когда она со мной сможет встретиться и захочет ли вообще. – Беру телефон и набираю мамин номер. Отвечает она не сразу, но так всегда, когда она на работе.
- Алле.
- Мам, привет.
- Привет, малыш, ты как?
- Все хорошо. Мам, я тут кое-кого встретил.
- Кого?
- Своего дядю.
- Какого дядю?
- Вальтера, - в разговоре возникает пауза.
- Где?
- Недалеко от нашего дома, случайно, - подробности знакомства лучше опустить. - Мам, он хочет с тобой встретиться. – Опять пауза. – Мам?
- К пяти я смогу отпроситься. Пусть приходит в кафе Бристоль на Шутценштрассе.
- Ладно.
- Билли, все в порядке?
- Да, мам, все хорошо.
- Ну, я пошла тогда, работа стоит. Потом обязательно поговорим.
- Хорошо, пока, - нажимаю сброс вызова. – Кажется, я ее шокировал.
- Неудивительно. Я не расслышал куда приходить.
- На Шутценштрассе, там кафе небольшое, мама его любит. Спросишь если что кого-нибудь из прохожих.
- Спасибо.
- Не за что, тебе тоже спасибо.
- Билл, не нужно меня ненавидеть. Я, конечно, не самый правильный и хороший человек, но я стараюсь жить по совести, настолько, насколько это возможно при моей жизни.
- Я не ненавижу тебя. И как ни странно, я даже в какой-то степени рад, что нашел еще одного родного человека. У меня ведь кроме мамы никого никогда из родных не было.
- Ну, теперь у тебя есть дядя, причем крутой дядя. – Усмехается. - Не забывай об этом. Если кто-нибудь еще надумает наехать, только свистни. Надеюсь, мы подружимся. – Улыбаюсь и замечаю вошедшего Тома. Вскакиваю и бегу к нему.
- Томми, - прижимаюсь к нему, обвив руками. Он крепко обнимает в ответ.
- Билли, что случилось? – Отстраняюсь.
- Я тебе дома расскажу, поедем домой? – Тут к нам подходит Вальтер.
- Так значит это ты лучший во всем? - улыбается.
- Том, это мой дядя, - Том смотрит на нас обоих и явно ничего не понимает. – Брат моего отца, родного.
- Очень приятно, - они пожимают друг другу руки.
- А что ты про Пита говорил? – Том переключается на меня, - где он?
- За него можете не переживать, он больше не сунется. – Отвечает за меня Вальтер.
- Том, поехали домой, я тебе все подробно расскажу. – Тяну его к выходу. Хочу поскорей оказаться на уютном диване в надежных и заботливых объятьях Тома. С Акселем поговорю потом, хочу домой.
- Билл, мы не обменялись номерами, - уже на улице говорит Вальтер.
- Ой, да. – Заносим номера друг друга в телефоны. – А ты на чем поедешь?
- Я сейчас позвоню, меня заберут.
- Ну, тогда мы поедем.
- Удачи, еще увидимся, племянничек, - усмехается Вальтер. Улыбаюсь и залезаю в машину. Пристегиваем ремни и едем, наконец, домой.
Дома я первым делом смел все съедобное. После стресса аппетит превысил все нормы. Потом все подробно рассказал Тому про Вальтера и про то, что вообще произошло. Он был в такой ярости, что я еле-еле его успокоил и отговорил от намерения оторвать Питу самое важное, связать в узелок и засунуть это дело в его же задницу.
После всех этих нервов, я не заметил, как заснул, прижавшись к Тому на диване, и проснулся я уже к пяти часам вечера.
Том спит, обняв меня одной рукой, а другая мирно лежит на его животе. Пару минут любуюсь любимыми чертами лица, потом начинаю потихоньку перебирать его пальчики. Они такие красивые, Боже, люблю его всего-всего, каждую клеточку, каждый пальчик, просто невыносимо люблю.
- Выспался? – Поднимаю голову.
- Да, это я тебя разбудил?
- Угу.
- Извини, - он отодвигает прядку волос с моего лица.
- Да ладно, мы и так хорошо поспали.
- Я хочу есть.
- Опять?
- Чего ты так удивляешься, у меня, между прочим, стресс был.
- И ты теперь в течение недели из-за этого стресса будешь сметать все съестное в доме? – Усмехается.
- А тебе что, жалко?
- Нет, конечно, кушай на здоровье, только у нас, наверно, мало, что осталось после твоего дневного нашествия на холодильник.
- А я сейчас проверю, - целую его и, переползя через него, встаю. – Ты еще спать что ли будешь?
- Нет, мне еще надо кое-какие данные отправить, я совсем забыл с этой нервотрепкой. – Он потягивается и медленно поднимается вслед за мной. Иду на кухню, а Том заворачивает в комнату. Из еды я и, правда, нашел немного, но мне вполне хватило. Заглядываю к Тому, он сосредоточенно роется в каких-то бумагах перед ноутбуком. Чтобы не мешать иду в гостиную. Занять себя решаю поиском чего-нибудь интересного. Почему-то меня тянет заглянуть под диван. Не знаю, но обычно под кроватями что-нибудь да лежит, причем, что-нибудь давно туда отправленное. Вдруг наткнусь на что-то из прошлой жизни Тома. Встаю на колени и заглядываю под диван. Чуть не кричу от радости, обнаружив там какую-то приземистую, пыльную коробку. Стараясь не производить шума, достаю ее. Чувствую себя бессовестным, сующимся не в свои дела, да еще и без спросу, типом. Но любопытство сильней и я открываю находку. Внутри какие-то журналы, диски и куча наушников, наверно отработавших свой срок. Достаю несколько дисков. Ну, конечно, что еще я мог найти. На обложках грудастые создания, переплетенные с парнями в характерных позах. Откладываю уже третий диск и замираю. А вот это уже интересно. Грудей я здесь не наблюдаю, по причине того, что в этом видео никому их иметь не положено по природе. Надо мной он значит, вовсю прикалывался, а сам… Встаю и иду в комнату. Облокачиваюсь о дверной косяк и поворачиваю диск обложкой к Тому.
- Значит, это я порнушкой увлекаюсь?! А у тебя того, что люблю я, нет! – Он поворачивается на мой голос и, увидев у меня диск, расплывается в улыбке.
- Где ты его откопал?
- Под диваном. – Он закрывает ноутбук и идет ко мне. Берет у меня диск.
- Я уж про него и забыл. Хочешь посмотреть? – Смотрит на меня игривым взглядом.
- Почему это сразу хочу? Даже и не думал. Мне и одного раза хватило.
- А это совсем другое, ты смотрел плохое видео.
- И чем же они отличаются? – Прищуриваю один глаз.
- Тем, что здесь никто не кричит от боли, наоборот всем очень даже кайфово. И персонажи здесь очень симпатичные, - приближается к моим губам и выдыхает последнее предложение, обдавая кожу своим дыханием. – Пойдем. – Берет меня за руку и ведет в гостиную.
- Куда Том, я не хочу это смотреть, - бл*ть, зачем я только полез под этот диван. Он вдруг обнимает меня и смотрит в глаза.
- А теперь то же самое повтори мне в глаза. – Смотрю на него и молчу. – Ну, вот видишь. - Отпускает меня и идет вставлять диск.
- Том, я не буду это сейчас смотреть. – Последние попытки спастись.
- Почему? Ты это уже делал, причем смотрел явно какой-то жесткач.
- Одно дело одному, запершись в комнате, другое с тобой.
- Билли, - улыбается, - ну, я же не какой-нибудь случайный прохожий, заставший тебя за таким постыдным занятием, - снова обнимает, - я тот с кем ты все то, что там показывают, уже делал, ну, может не все, но это детали, так что стесняться и смущаться передо мной не актуально. Тебе ведь интересно? – Пару секунд смотрю на него и утыкаюсь ему в грудь. – Ну, вот и славно. – Ведет меня к дивану.
- Только шторы занавесь, пожалуйста. – Лучше пусть будет потемнее. Не представляю, как буду такое смотреть вместе с ним, хотя от этой мысли что-то непонятное происходит внизу живота, меня что, это возбуждает? Том закрывает окно шторами и возвращается ко мне. Садимся на ковер рядом с диваном, и он нажимает кнопку воспроизведения на пульте. Сначала показывают двух парней, встретившихся поплавать в бассейне.
- Символично, да? – Шепчет Том и придвигается ко мне плотней.
- Что?
- Один черненький, другой русый, - целует меня в шею, по телу пробегают мурашки, то ли от того, что он сказал, то ли от поцелуя, а может все вместе. Парни в фильме начинают целоваться в воде, и у меня учащается пульс. Украдкой кидаю взгляд на Тома, он смотрит в экран с абсолютно ничего не выражающим видом. Возвращаю взгляд в телевизор. Парочка уже распалилась. Они подходят к краю бассейна, и русый парень садится, свесив ноги в воду. Брюнет, по-прежнему находящийся в воде, подходит к нему и стаскивает с него плавки. У меня сбивается дыхание, и низ живота начинает приятно повышать температуру. Русый раздвигает ноги и двигается ближе к краю. Брюнет захватывает его член ртом и начинает вытворять им что-то невообразимое. Все это показано крупным планом. Меня начинает бить мелкая дрожь, а пах сильно напрягается.
- В том твоем видео минет был? – Шепчет Том и кладет руку на мой пах. Начинаю совсем громко дышать.
- В начале мельком показали и все. – Он начинает поглаживать меня поверх ткани. – Значит, ты это видишь первый раз? – Наклоняется к моему уху. – А попробовать хочешь? - В глазах все плывет. Я начинаю жалобно постанывать и вцепляюсь в его футболку.
- Тооом.
- Пересядь на диван, - шепчет, прикусив мою мочку, и помогает мне подняться. Чувствую его дрожь и сбившееся дыхание. Сажусь на диван. Том слегка наклоняет меня, заставляя сесть полулежа, облокотившись на спинку. Расстегивает мне джинсы и стаскивает их и боксеры, откинув их на пол. Наблюдаю за ним, дыхание становится совсем глубоким, возбуждение растет, причиняя уже почти болезненные ощущения в паху. Том раздвигает мне ноги в стороны и устраивается на полу между ними. Мне кажется, я взорвусь от одного только этого. Он медлит и меня просто разрывает.
- Тоооом, - умоляюще, громко стону и чувствую его влажные губы на головке. Вскрикиваю и подаюсь бедрами вперед. Он несколько раз проводит языком по всей длине. Еще шире раздвигаю ноги, меня всего колотит. Он заглатывает мой член глубоко в свой горячий влажный рот, и я выгибаю спину дугой. Начинает скользить сомкнутыми губами по всей длине, активно работая языком. Царапаю обивку дивана и стону, заглушая похожие звуки в телевизоре. Он проводит языком по яичкам и сил держаться не остается совсем.
- То… Том, я все… се… сейчас… - он обволакивает головку ртом, берет член рукой у основания и делает пару движений. Я с оглушающим криком изливаюсь ему в рот и сквозь туман наблюдаю, как он проглатывает все до капли, целует напоследок мой обмякший орган и переползает ко мне на диван. Падаю к нему в объятья и тяжело дышу. Через несколько минут прихожу в себя и начинаю его целовать. – Спасибо, это так… так… - он прерывает мою речь, возобновляя поцелуй. – Подожди. – Отрываюсь от его губ и смотрю в экран телевизора, где парни уже поменялись местами. Потом снова перевожу взгляд на Тома. – Теперь моя очередь, да?
- Малыш, ты так говоришь, будто о какой-то обязанности. Если не хочешь…
- Я хочу, - перебиваю его. – Я уже давно хочу, просто… - замолкаю недоговорив.
- Что просто?
- Просто боялся, тебе ведь это много раз делали, причем наверняка умеючи, а я…
- А ты дурак, - теперь он перебивает меня, а я смотрю на него возмущенно-вопросительным взглядом. – На секунду задумайся и поймешь, какую глупость говоришь. Минет шлюхи с ее умением или любимого человека с его любовью, все еще думаешь, стоит сравнивать? – Соображаю, что он прав и расплываюсь в улыбке.
- Я не дурак, я, просто, медленно соображаю иногда, - изображаю легкую обиду, которую он ликвидирует очередным поцелуем. – Снимай штаны, - выдыхаю, отстранившись. Помогаю ему это сделать и вижу, что он уже сам прилично возбужден. Устраиваюсь между его ног и приникаю губами у самого основания. Поднимаюсь мелкими поцелуями вверх, иногда касаясь его языком. Схожу с ума от его нарастающих стонов. Захватываю головку и начинаю ее посасывать. Когда-то я думал, что делать такое неприятно и унизительно, но это никак не касается любимого человека, когда любишь, доставляя удовольствие ему, сам получаешь не меньшее удовольствие. И это сейчас самое естественное и приятное занятие. Я уже ритмично двигаю головой вдоль всего ствола и чувствую, как Том сильно напрягается.
- Все, - рвано выдыхает, и через пару мгновений глотаю, как и он, все до последней капли. Облизнув еще раз головку, ползу к Тому и, улегшись на него, целую ему шею. Он успокаивает дыхание и гладит меня по спине.
- А это совсем не противно, - шепчу, поднимая голову. - Даже наоборот, - опять утыкаюсь в его шею, прячась от его улыбки на мою реплику. – Я тебя так люблю, что готов исцеловать тебя всего-всего, ни одного миллиметра не пропустив.
- Ну, у тебя еще будет много возможностей это осуществить. – Улыбается, - и у меня тоже.
- Я все правильно делал? – Опять приподнимаю голову.
- Ты просто великолепно все сделал, я бы не подумал, что это твой первый опыт, не зная тебя. – Улыбаюсь и впиваюсь в его губы. Он переворачивает нас, подминая меня под себя, и полностью перехватывает у меня инициативу, в очередной раз, захватывая власть в свои руки. И это ощущение его господства надо мной просто нереально сводит с ума.

Вот и настал этот долгожданный день. День этой самой-самой гонки. За прошедшие пару дней ничего остросюжетного, как ни странно, не приключалось. Мама встретилась с Вальтером, и по ее рассказу об этой встрече я понял, что она этому рада. Они поговорили, все друг о друге рассказали. Фабиан отнесся к появлению новоиспеченного родственника довольно ровно. Ну, а что ему против него иметь? Он ведь, можно сказать, только мой родственник и к нему лично отношения никакого не имеет. А вот я очень рад объявившемуся дяде, пусть и криминальному деятелю. Он оказался очень компанейским человеком. Мы виделись еще пару раз с того злополучного дня и неплохо провели время. К Акселю я съездил на следующий же день, все ему рассказал. Пол дня на это ушло. Бедный Аксель, столько шокирующего материала за раз принял. Наверно долго потом все это переваривал.
Сейчас мы уже в полной боевой готовности толпимся с Томом в прихожей, готовясь к выходу.
- Подожди, - останавливаю его перед самой дверью. Отцепляю от браслета маленький камушек. – Вот, пристегни его куда-нибудь.
- Зачем? Что это?
- Он приносит удачу.
- Билли, я в эти бредни не верю.
- Это не бредни, - обиженно на него смотрю. – Мне его Аксель дал, давно уже, он всегда со мной.
- То-то у тебя такая жизнь спокойная, заварушка на заварушке.
- Но ведь из всех этих заварушек я успешно выбирался, не так ли?
- Благодаря другим людям, а не камню. Ну, ладно, давай на часы, цепляй свою удачу, - добавляет, глядя на мой грустно-обиженный вид. Молча цепляю камушек к его часам и поворачиваюсь к двери. – Билл, - разворачивает меня к себе. – Ну, ты что, обиделся? Ну, малыш, - обнимает меня и заглядывает в глаза. – Ну, может, что-то такое и есть, я не знаю, прости, что так к этому отнесся, тебе это важно, да? – Положительно киваю головой.
- Ты даже не стараешься, я ведь как лучше хочу, а ты смеешься.
- Я не смеюсь, просто я всегда к таким вещам относился скептически, лучше уж самому ситуацию держать под контролем, чем доверяться каким-то амулетам. Но раз ты утверждаешь, что он тебя выручал, значит и меня выручит, нажмет в нужный момент на педаль газа, - улыбается. Стукаю его и улыбаюсь в ответ.
- Опять ты со своими шуточками.
- Ладно, пойдем уже, если опоздаем, ни один камень нам не поможет. – Открывает дверь.
- Подожди.
- Билл, мы точно опоздаем, что еще?
- Я еще кое-что на удачу не сделал, там это нормально сделать не получится.
- Малыш, еще чуть-чуть и она мне уже не понадобится. Ну, что там у тебя, давай быстрей. – Приникаю к его губам, сразу проскальзывая языком внутрь. Он восхищенно мычит и притягивает меня к себе, углубляя поцелуй. – Вот это надо было в первую очередь сделать, - выдыхает отстранившись. – А то камни какие-то. – Оба облизываем губы и выходим.
На гонку приехали и Майк с Крисом. Мы расположились на трибуне, и у меня возникло какое-то неприятное чувство. Опять трибуна, опять рядом Крис и Майк. Учитывая, что произошло в прошлый раз, становится как-то беспокойно.
- Ну, ладно, я пошел. – Говорит Том. Вцепляюсь в его руку. – Билли, ты чего?
- Не знаю, мне страшно.
- Эй, все будет хорошо, ты что, я уже неделю каждый день гоняю, я в отличной форме. – Обнимает меня, и я немного успокаиваюсь.
- Ладно, все нормально, просто последняя гонка вспомнилась.
- Выкинь ее из головы, все отлично. – Улыбаюсь ему и провожаю его взглядом, пока он не скрывается за снующими туда сюда людьми.
После старта, нервы начинают конкретно бушевать. Не отрываясь, смотрю за его машиной, и со всей силы сжимаю бутылку минералки в руке. На поворотах и при малейших приближениях машин друг к другу перестаю дышать. Последний круг и наиболее нервные зрители заходятся в истошных криках. А я слегка пружиню стоя рядом с Майком и перестаю даже моргать. Финишную прямую пересекают практически одновременно две машины. Тома и еще какая-то, Дэн приходит третьим.
- Кто? – Кричу Майку, так как из-за поднявшегося гула ничего не слышно. – Кто был первым?
- Не знаю, там доли секунды, сейчас на видео посмотрят и объявят. – Смотрим на экран, где должны появиться строчки, описывающие первые три места. Секунды длятся вечно. И вот экран загорается, и после цифры один вижу любимое имя. Подпрыгиваю на месте с криком «Тоооом» и случайно выплескиваю на какого-то парня воду из бутылки.
- Ой, простите, пожалуйста. – Выпаливаю я и быстро сливаюсь с этого места, пока меня тут не прибили. Несусь к Тому, забыв, где-то сзади Майка с Крисом. Томми опять облепила толпа фанаток, но меня это уже не так беспокоит, я ведь знаю, чьих поздравлений он ждет. И через несколько часов он насладится ими сполна.
После всех церемоний, коротких интервьюшек и всех прочих необходимостей, мы, наконец, встречаемся все вместе у машин, готовые уезжать. Дэн возмущается по поводу того, что Андреас, гад, его первый раз в жизни опередил. Дэн вообще любит повозмущаться, как я заметил, это практически его хобби. В то самое место отдыха к горам решили махнуть все вместе. Том с Дэном пару дней назад забронировали на эти дни несколько домиков. Майк едет с Крисом, Дэн с какими-то смазливыми девушками, он всегда с двумя, никогда не видел, чтоб с ним была одна, ужас, ну, и мы с Томом. Все разъезжаются по домам на сборы и, встретившись через пару часов в условленном месте, картеж из трех машин едет отмечать удачный для всех нас день.
На место мы приезжаем уже к вечеру. Обустраиваемся и осматриваемся. Здесь нереально красиво. Просто шикарно. Домик на двоих, как и обещал Том, очень уютный, деревянный, с камином. А вид с крылечка прямо на вершины гор.
Мы погуляли немного по окрестностям, полюбовались природой. Я нащелкал столько обалденных кадров. Потом немного выпили за победу Тома и за третье место Дэна вместе с ребятами и разошлись по своим домикам.
- Билли, у меня для тебя новость есть, - сидим на крыльце и ждем момент захода солнца. Том сидит на верхней ступени, расставив ноги в стороны, а я между них, прижавшись к нему спиной. Он обнимает меня сзади и каждые несколько секунд целует в шею.
- Что за новость? – разворачиваюсь боком к нему.
- Я давал почитать твои тетради маме.
- И что?
- И ей очень понравилось. Она хочет взять тебя к себе в журнал. Сказала, если согласишься, выделит тебе собственную рубрику, чтобы ты там писал то, что записываешь в свои тетради. Что скажешь? Тем более, у тебя теперь и фотоаппарат есть, сможешь сопровождать написанное фотками. – Смотрю на него и не могу поверить. Даже сердце закувыркалось.
- Ущипни меня, - шепчу.
- Зачем?
- Хочу убедиться, что не сплю.
- Я тебя и по-другому в этом убедить могу. – Берет меня за подбородок и поворачивает мое лицо к себе. Проводит языком по моим губам и начинает очень нежно целовать. Закрываю глаза и расслабляюсь в его объятьях. – Ну, как, убедил?
- Угу.
- Так ты согласен?
- Конечно, Томми, - обвиваю его шею руками и сильно сжимаю. – Так не бывает, таких как ты больше нет. Я всегда знал, что меня в жизни ждет что-то потрясающее, и теперь я точно знаю, что это.
- И что же? – Выпускаю его из плена своих рук и смотрю в глаза.
- Это встреча с тобой.
- Да, наша встреча была поистине потрясающей, - улыбается.
- Ну, это можно не учитывать, - смеюсь, вспомнив, с чего все начиналось. Гладит большим пальцем мою щеку и разглядывает мое лицо.
- Мне повезло больше, чем тебе, я встретил тебя.
- Значит, нам обоим жутко повезло.
Так, обнявшись, мы просидели до самого заката, наслаждаясь свежим воздухом и теплом друг друга.
- Томми, ты только посмотри, я такой красоты в жизни не видел.
- Да, правда, потрясающе, ты фотографировать не будешь?
- Нет, не сегодня, не хочу отвлекаться. Завтра мы ведь еще будем здесь, успею. – Солнце медленно погрузилось где-то за вершиной самой большой горы, и мы проводили его сидя на этом маленьком крылечке. – Знаешь, Том, я вот тут подумал сегодня полностью отдаться романтике и ничего не делать. Просто ляжем спать, обнимем друг друга и заснем в счастливых улыбках. – Краем глаза замечаю офигефшее выражение лица Тома и еле сдерживаюсь, чтоб не засмеяться раньше времени.
- Что-что? Чему ты решил отдаться?
- Романтике, магии момента, - пытаюсь удержать серьезное выражение.
- Так, - он встает, - подъем, - включает командный тон. Наклоняю голову, пряча за волосами улыбку, и встаю.
- А что я такого сказал?
- Ничего, просто мы сейчас зайдем в дом, и я покажу тебе, кому ты сегодня отдашься, а романтика твоя крупно обломится.
- Неа, не пойду я в дом, и не буду я ничего делать, я уже настроился. – Начинаю спускаться по ступенькам и, услышав, что он приближается, пускаюсь бежать. Через несколько метров он меня догоняет и валит на землю. Придавливает меня всем своим телом, заводит руки над головой и прижимает их к траве. Смеюсь и даже не пытаюсь высвободиться.
- Спрашиваю последний раз, отдашься добровольно? – Прищуривается.
- А если нет?
- Возьму сам.
- Бери, - смотрю ему в глаза, - когда хочешь, как хочешь и где хочешь.
И он взял, прямо там, на траве, под открытым небом. Взял то, что уже давно принадлежит, и будет принадлежать только ему. Мое тело, мою душу и все мое существование на этой земле.



КОНЕЦ.

Часть 4=)

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 21:55 + в цитатник
 (517x699, 276Kb)
В последующие три дня я навещал Тома ежедневно. Правда, по долгу сидеть не разрешали. У них, видите ли, определенные часы посещения. Бл*ть, кто такое придумал вообще? Людям наоборот внимание и присутствие близких нужно, а их от всех отгораживают, бред какой-то. Познакомился с его мамой, мне показалось, она очень хорошая и за Тома трясется, будь здоров. Дома объявил, что ухожу с работы, так как на такой срок меня не отпустили, а отпуск в этом году уже был. Ну, и черт с ними, Том прав, надо искать что-то другое. Маме сказал все, как есть, про аварию и про то, что буду помогать Тому. Выслушал партию нотаций и промывания мозгов от обоих родителей, но зато совесть чиста. А вот с родителями Тома все совсем наоборот. Спасает то, что мысль о том, что мы будем вместе двадцать четыре часа в сутки, перекрывает все остальное.
Сегодня Тома забирают из больницы и мне уже нужно быть там, но, как всегда, в самый подходящий момент я опоздал на автобус. Пришлось вызывать такси. Том уже звонил и спрашивал, где я шатаюсь. Наконец, подъезжаю к зданию клиники. Расплачиваюсь с таксистом и иду к входу.
- Билл, - оборачиваюсь на выкрикнутое имя и вижу Тома, сидящего уже в машине. Разворачиваюсь и иду к нему. Герр Каулитц сидит рядом с сыном, и что-то печатает в ноутбуке. Сразу понятно, человек до ужаса занятой.
- Привет, - подхожу к ним, у меня сразу берут мою сумку и погружают ее в багажник. - Прости, я очень долго? Здравствуйте Герр Каулитц.
- Здравствуй, Билл, залезай, - на мгновение, оторвавшись от экрана, приветствует меня Йорг. Том двигается, и я быстренько сажусь рядом с ним. Мужчина в деловом костюме захлопывает за мной дверь и садится за руль. Вот и все, наконец-то, мы покидаем это учреждение с тысячей ненужных правил. Том кладет руку мне на ногу. Тут же ее сбрасываю и показываю возмущенным взглядом на Йорга, сидящего рядом. Тогда Том берет мою руку и сплетает наши пальцы. Пытаюсь освободить и ее, но он держит крепко, и я сдаюсь.
Как только мы въехали в огромные ворота, у меня даже дыхание перехватило от таких масштабов, надеюсь, хотя бы, рот не открылся. Огромных размеров двухэтажный дом, пространство вокруг тоже впечатляет, в некоторых местах ходят охранники и очень много цветов по периметру – нереально красиво. Я вот только не понимаю, это все только для двух человек? Охренеть можно. Мы останавливаемся напротив входной двери. Тут же подходит пара парней, достают из багажника кресло-каталку и открывают нам дверь. Вылезаю и делаю пару шагов в сторону. Парни помогают Тому пересесть в кресло и достают оставшиеся сумки из машины. Вот и начинаются мои обязанности, берусь за кресло и вместе с остальными направляюсь в дом. Внутри тоже все офигенно, всего очень много и все очень красивое. Так как комната Тома на втором этаже, ему предлагали поселиться пока на первом, но Том уперся, что будет жить только в своей. Поэтому мы очень медленно и очень долго поднимались к нему.
- Значит так, - начинает Йорг, зайдя в комнату вслед за нами, - на связь полагаться я не хочу, поэтому, Билл, вот мы тут сделали тебе свой уголок, надеюсь, кровать удобная, если что, говори, не стесняйся, все исправим, так Том в любое время сможет к тебе обратиться за помощью. – Осматриваюсь, ничего себе, они даже вторую кровать в комнату притащили, да такую роскошную, что я уже хочу спать.
- Все отлично, не волнуйтесь, спасибо большое.
- Вот, здесь все необходимое, - продолжает он, подходя к сумкам, - перевязочные материалы, шприцы, лекарства. В общем, разберетесь, если что-то еще понадобится, сразу говорите. Вопросы есть? – Смотрит на меня.
- Нет, все понятно, спасибо, - как-то неловко чувствую себя под его взглядом.
- Отлично, тогда, если никто не против, я удаляюсь, - он подходит к Тому, сидящему на кровати, обнимает, что-то шепчет на ушко, от чего Том улыбается, и уходит. Осматриваю комнату.
- Томми, здесь так классно, моя комната в два раза меньше, там только кровать да шкаф помещаются, - подхожу к нему и сажусь на кровать, - ты как?
- Плохо.
- Почему, - пугаюсь и придвигаюсь ближе к нему, - что-то болит?
- Потому что еще ни разу тебя сегодня не поцеловал, - улыбается своей коронной улыбочкой. Улыбаюсь и наклоняюсь к нему.
- А если кто-нибудь зайдет? – Шепчу ему в губы.
- Без разрешения сюда никто не заходит, - захватывает мои губы своими и начинает поочередно покусывать и облизывать каждую. Закрываю глаза и практически ложусь на него. Проникаю языком в его ротик и начинаю в нем хозяйничать. Том запускает пальцы в мои волосы и слегка их сжимает. Выталкивает мой язык и врывается в меня своим, перенимая инициативу в поцелуе на себя. Расслабляюсь и позволяю ему делать все, что пожелает. Начинаю громко дышать и тихо постанывать от его напористого теплого язычка скользящего у меня во рту. Стук в дверь мгновенно отрезвляет, и я вскакиваю с кровати, пытаясь успокоить дыхание. Том усмехается моей реакции.
- Да, - громко говорит он и в комнату заходит девушка.
- Том, привет, - улыбается во все тридцать два, - я так рада, что ты здесь, как ты себя чувствуешь? – Судя по ее одежде, это, скорее всего, служанка.
- Привет, Линда, я в порядке, насколько это возможно, - улыбается ей в ответ.
- О, привет, ты мед брат? – Поворачивается ко мне.
- Он самый, - сухо отвечаю я. Не нравится мне эта девица, слишком уж теплые у нее отношения с Томом.
- А зовут как?
- Билл его зовут, ты что-то хотела? – Отвечает за меня Том, - просто, у нас дела, сама понимаешь.
- Да-да, я ухожу, просто на тебя посмотреть пришла, и спросить надо вам чего-нибудь или нет.
- Билл, хочешь что-нибудь? – Интересуется Том. Да, хочу, чтоб она смылась отсюда и побыстрей.
- Нет.
- Мне тоже ничего не надо, спасибо, можешь идти. – Она кокетливо улыбается и выходит.
- Кто это? – Недовольно спрашиваю, как только закрывается дверь.
- Одна из служанок.
- Ты с ней спал?
- Было дело, Билли, это сейчас совсем не важно, иди лучше ко мне.
- А вот она, как мне показалось, совсем не прочь повторить.
- Да перестань, какая разница, чего она хочет, иди сюда, помоги мне, я хочу в туалет. – Подхожу к кровати. Том спускает ноги, берется за меня и медленно встает. Напрягаю все свои силы. Вижу на его лице гримасу боли.
- Томми, больно, да? – Зажмуривается. Боже, меня как будто самого пронзает насквозь. – Том, может лучше коляску?
- Нет, - с трудом выдыхает он, - сказали надо ходить. Пойдем. - Начинаем медленно шагать к туалету, вот сейчас мне уже не кажется таким классным, что здесь так много места. Том стиснул зубы, и лоб покрылся испариной. Сердце сжимается в малюсенький комочек, так хочется избавить его от этой проклятой боли. Еле-еле доходим до туалета. Том садится на унитаз и переводит дух.
- Томми, а как ты будешь… ну…
- Придется сидя, - он расстегивает джинсы, а меня резко бросает в жар. – Помоги привстать, - наклоняюсь, он берется за меня одной рукой, приподнимается и спускает джинсы. Бл*ть, сердце меня сейчас покинет, я даже вспотел уже, но далеко не от физической нагрузки. Резко отворачиваюсь и отхожу на шаг назад.
- Малыш, ты что, стесняешься?
- А ты как думаешь?
- Да ладно тебе, все равно скоро все увидишь. – Боже, на что я подписался? – Я все, Билл. – Поворачиваюсь к нему и стараюсь не смотреть в низ, только на лицо, но взгляд, зараза, дергается в самое интересное место. Том смеется.
- Ну, перестань, а то оставлю здесь, и будешь ночевать на унитазе, понял? Давай одеваться лучше. – Проделываем те же манипуляции и нечеловеческими усилиями добираемся до кровати.
- Том, может джинсы переодеть во что-нибудь более легкое и удобное?
- Да я их вообще сниму, все равно под одеялом.
- Ну, давай. – Он стаскивает джинсы, помогаю снять их с ног.
- Осторожно, Билл, - предупреждает он, когда я снимаю их с перевязанных мест. Фух, с этим тоже справились. Смотрю на бинты.
- Они постоянно болят или только при ходьбе?
- Болеутоляющие уколы не дают им болеть постоянно.
- Томми, а как же… значит, если не делать, будет больно, да?
- Угу. – Залезаю на кровать и обнимаю, прижавшись к нему.
- Томми, что мне делать, я не смогу воткнуть в тебя иглу, я боюсь. – Обнимает меня и целует в шею.
- Все ты сможешь, не переживай.
- А ты сам когда-нибудь делал уколы?
- Делал.
- Кому?
- Дэну. – Отстраняюсь и смотрю на него.
- А что с ним было?
- Передоз. – С минуту перевариваю услышанное.
- В смысле, наркотики?
- Да, я приехал за ним в притон, где он почти поселился, хотел его забрать, а у него пена тогда изо рта пошла, мне какой-то парень сунул шприц вот с такой иглой, - показывает сантиметров десять, - и сказал, что надо в сердце воткнуть, иначе конец.
- И ты воткнул?
- А что мне оставалось? Так что вытащил его с того света. После того случая, он в клинику лег избавляться от зависимости, благо не так давно кололся, поэтому удачно покончил с наркотиками и прошлыми связями заодно. Увлекся гонками со мной на пару.
- А ты сам никогда не принимал?
- Нет, даже не пробовал и не собираюсь.
Так мы проговорили до самой ночи, отвлекались только на ужин, принесенный Линдой и приход Элены, мамы Тома. Расправляю свою кровать.
- Билл, ты что, там собрался спать?
- Да, а что?
- Что значит «что»? Ты будешь спать со мной, и это не обсуждается.
- Том, нет, представь, нас застукают спящими в одной кровати, что тогда будет? – На самом деле меня больше беспокоит другое, но ему это знать не обязательно.
- Никто нас не застукает, сюда никто не войдет. Ну, хочешь, дверь запри.
- Еще лучше, с какого перепою тебе запираться в комнате с мед братом? Нет, Томми, спокойной ночи, если что, буди, - забираюсь под одеяло. Прости, солнышко, но я тебя знаю и сегодня я к твоим сексуальным атакам не готов.
- Даже не поцелуешь перед сном?
- Чтобы ты меня не выпустил больше? Спи, Томми, все завтра.
- Трусишка.
- Какой есть, обратно не залезть, - ерзаю, устраиваясь поудобней, и закрываю глаза.
- Билл, - просыпаюсь от сдавленного голоса Тома и не сразу понимаю, в чем дело, - Билл, - почти стонет Том. По телу пробегает волна страха. Молниеносно вскакиваю с постели и подбегаю к нему.
- Томми, что?
- Не могу, Билл, больно, - еле выговаривает он.
- Томми, миленький, что мне сделать? Скажи, Том, - голос дрожит, меня начинает трясти.
- Укол, Билл.
- Где? Ах, да, сейчас, потерпи, - несусь к тумбочке, куда сложили шприцы и ампулы. Дрожащими руками хватаю один, достаю вату со спиртом и ампулу. Том начинает стонать. – Томми, что делать? Помоги мне.
- Отламывай от ампулы верхушку, только с ватой, а то обрежешься, - он еще и обо мне успевает подумать.
- Так, все, что дальше?
- Набирай шприцом до второго деления, - он медленно переворачивается на живот. Делаю, как он говорит.
- Все.
- Теперь спускай мне боксеры, скорей, малыш, пожалуйста. – Стаскиваю его трусы. – Мысленно дели правую ягодицу на четыре части, и втыкай в верхнюю, правую частичку.
- Том, я не понял, - от испуга мыслительный процесс на нуле.
- Крестом дели.
- Вот так? – Провожу пальцем крест на его попе.
- Да, молодец, в верхний квадрат коли, Бииилл, - не могу слышать его сдавленный страданием голос. Беру вату, мочу в спирте и смазываю ягодицу.
- Здесь? Я правильно мажу?
- Да-да, давай, не бойся, посильней тыкай, надо, чтоб игла полностью вошла. – Несколько секунд собираюсь с духом. – Биииилл, - зажмуриваюсь и втыкаю, открываю глаза. – Молодец, теперь вливай, медленно. – Делаю, как он говорит, и высовываю иглу. Прижимаю вату. – Вот видишь, какой ты молодец, а говорил не смогу, а ранку, чтоб не болела надо поцеловать, - говорит вдруг своим обычным голосом и улыбается. Вскакиваю с кровати.
- Ты что… ты притворялся?
- Ну, надо же было научить тебя делать уколы, а форс мажор - лучший способ.
- Придурок, ты хоть представляешь, как я испугался? Эгоист чертов, я каждую твою боль с тобой на ровне переживаю, а тебе на меня насрать, на чувства мои тоже насрать. Пошел ты знаешь куда… - Так обидно, что глаза на мокром месте. Еще и недавний стресс действует. Разворачиваюсь и иду к себе в кровать. Забираюсь и отворачиваюсь к стенке.
- Билл, - да, сейчас, отвечу я тебе, черта с два, придурок.
- Билли, малыш, ну, прости, я не подумал, я не ожидал, что ты так болезненно отреагируешь.
- А чего ты ожидал, интересно? – Сажусь на кровати и поворачиваюсь к нему, - что я оценю твою находчивость? Я оценил, молодец, заставил глупого Билла побегать, тебе в актеры надо было податься, далеко бы пошел. – Опять ложусь.
- Билл, ну, идиот я, ну, правда, я понял. Ну, побей меня, если хочешь, малыш, прости. – Не реагирую, хотя, когда он ТАК ко мне обращается, сердце переворачивается. – Билли, ну, пожалуйста, если ты сейчас ко мне не подойдешь, я сам к тебе пойду. – Ну, да, конечно, пойдет он. Со мной то еле передвигался. Слышу тихое шуршание простыни, затаиваю дыхание и прислушиваюсь. Оборачиваюсь на приглушенный, непонятный звук и слетаю с кровати. Подскакиваю к Тому, рухнувшему возле своей постели при попытке идти одному.
- Придурок, Том, какой же ты придурок, - хватает меня и притягивает к себе.
- Не злись на меня. Я же даже подойти к тебе не могу, а ты этим пользуешься и издеваешься.
- Так это я издеваюсь? – Отстраняюсь и открываю рот от возмущения. Задеваю его ногу. Он отдергивает ее и морщится от боли. – О, Боже, прости, я нечаянно.
- Все нормально. – Проводит рукой по моей щеке.
- Дурак, ну, куда ты пошел?
- Ну, я же сказал, что пойду, а я всегда...
- Да-да, знаю, ты всегда держишь свое слово. – Застываю и смотрю ему в глаза. - Я тебя так люблю, Томми. Не делай так больше. – Он берет мое лицо, приближает к себе и мягко целует.
- Не буду, обещаю, прости.
- Давай вставать, дурачина, наделал дел. – Поднимаюсь, он берется за меня и за край кровати. Медленно встает, и лицо опять искажает боль. Вот такое ни за что не сыграешь. Садится на кровать, помогаю ему положить ноги и закутаться. Залезаю к нему под одеяло. Обнимаю и утыкаюсь в его щеку. – Все еще больно?
- Почти нет, твой укол начинает действовать, - улыбается, поворачивается на бок лицом ко мне и обнимает, - даже не надейся теперь уйти, - прикасается своим носиком к моему и смотрит в глаза.
- А я и не надеюсь, - придвигаюсь к нему вплотную и захватываю ртом его пухлую, нижнюю губку. Том подхватывает мою инициативу и начинает меня целовать. После, примерно трехминутного, очень нежного поцелуя, чувствую, что он еле шевелит губами.
- Томми, ты засыпаешь.
- Угу, меня после этих уколов моментально срубает.
- Тогда спокойной ночи, - последний раз прикасаюсь к его губам, вжимаюсь в него еще сильней и, уткнувшись куда-то в плечо, засыпаю.
Просыпаюсь от вибрации телефона на тумбочке, я заводил будильник, чтоб не проспать время принятия таблеток. Осторожно вылезаю из-под руки Тома и тихо встаю. Сгребаю с тумбочки две красно-белые капсулы, приготовленные мной вчера вечером, и стакан с водой.
- Томми, - сажусь рядом на кровать, - Том, проснись. – Он что-то мычит и пытается нащупать меня рядом с собой. Усмехаюсь, - да открывай глаза уже, таблетки выпей и можешь спать дальше. – Том разлепляет один глаз и протягивает руку за капсулами, берет их в рот и запивает водой. Отставляю стакан обратно и, поцеловав Тома, едва заметным прикосновением к его губам, иду к себе в кровать. Все-таки уже утро. Хоть Том и говорит, что к нему никто без стука не заходит, уверен, что все равно найдется кто-нибудь, кто захочет однажды зайти без разрешения, или просто забудется и зайдет не постучав. А мы тут такие в обнимачку, гомосексуальную терапию практикуем.
Проснувшись, сажусь на кровати и сразу перевожу взгляд на Тома. Он лежит и что-то печатает в телефоне. Заметив, что я проснулся, переводит взгляд на меня.
- Привет.
- Привет, сколько времени?
- Пол четвертого.
- Ничего себе. Давно не спишь?
- Несколько минут.
- Смс? – Вопросительно киваю на телефон.
- Да, - он нажимает еще пару кнопок и откладывает его на тумбочку, - почему я здесь, а ты там?
- Потому что уже день, мало ли кого принесет. – Встаю и, подойдя к окну, раздвигаю шторы и открываю его, запуская свежий воздух. Сегодня солнышко. Окно выходит на бассейн, а вдоль забора полно цветов – красота. – Ты ничего не хочешь? – Поворачиваюсь к Тому, - а то я в душ, ладно?
- Иди. – Достаю одежду для переодевания и иду к ванной. – Ты ничего не забыл? – Оборачиваюсь и обдумываю ответ. По выражению его лица прекрасно понимаю, о чем он, но теперь МНЕ хочется потеатральничать.
- Вроде нет, полотенце я там видел, оно ведь справа висит, да?
- Да.
- Ну, все остальное я взял. – Том слегка хмурится.
- А сделать ты ничего не забыл? – Облизывает губки.
- Да вроде нет.
- Так, Каулитц, сейчас ты выключаешь дурака и перемещаешь свой зад к моей кровати.
- Зачем это?
- Затем, что я сейчас обижусь и не буду с тобой разговаривать.
- А если тебе что-нибудь понадобится?
- Позову Линду.
- Не позовешь. – Он берет трубку и нажимает на какую-то кнопку.
- Линда? Поднимись ко мне.
- Том, зачем? Позвони и скажи, что не надо.
- Это тебе не надо, а мне надо, иди в свой душ. – Подхожу к нему.
- Ну, Том, я же шучу, а ты… ты, правда, ее позвал? – Залезаю на кровать. Он берет меня за ворот футболки и притягивает к себе.
- Так что ты забыл сделать? – Впиваюсь в его губы, прикусываю нижнюю, слегка оттягиваю и отпускаю.
- Я не забыл, я просто тебя чуть-чуть подразнил за то, что ты мне ночью устроил, ты ведь ее не позвал?
- Подразнил, значит, - прищуривается, - ну, теперь не жалуйся, - не успеваю ничего понять, как уже лежу на кровати, а Том врывается в мой рот. С чего это он взял, что я начну жаловаться? Обхватываю его шею и не менее страстно отвечаю на поцелуй. В дверь стучат. Стукаю Тома и кусаю за нижнюю губу. Он отстраняется. – Эй, - возмущается, лизнув место укуса.
- Ты что, ее, правда, позвал? – Злюсь и пытаюсь встать.
- Да не звал я никого.
- А кто же это тогда? Дай мне встать, вдруг зайдут.
- Тише, не зайдут, - слегка наваливается на меня, чтоб прекратил вырываться, - кто там? – Кричит в сторону двери. Мне так страшно, что бешеный стук сердца, уже отдается в висках.
- Это Линда, - вот гад, - кусаю его за плечо, - он вскрикивает и, взяв меня за шею придавливает к подушке. – Там Дэн пришел, - продолжает она.
- Хорошо, пусть поднимается, - отвечает Том и она уходит. – Это что за дела, а? Что за вампирские наклонности? – Начинает сжимать руку на моей шее.
- Я подумал, она пришла, потому что ты ее позвал, - принимаю самый невинный вид.
- Я же сказал, что не звал, - прикусывает мои губы по очереди.
- Том, сейчас Дэн придет. - Засасываю его нижнюю губу, - я пошел в ванную, - провожу языком по верхней, - отпусти, я же без штанов.
- Я тебя закутаю.
- Нет, ты что, мы что, будем в постели при нем? Нет, Том, - начинаю отчаянно вырываться. Он выпускает.
- И что в этом такого ужасного? – Усмехается.
- Ну, для тебя, может и ничего, да что тебе объяснять, - махаю рукой, хватаю одежду и забегаю в ванную. Как только закрываю дверь, слышу голос, вошедшего блондина. Что он говорит, уже не понимаю, так как включаю душ. Раздеваюсь и захожу в кабинку.
Долго кайфовать под горячими струйками воды я не стал. Одеваюсь, расчесываю волосы и выхожу.
- Привет, - Дэн сидит на моей кровати, вернее почти лежит.
- Эй, я ее не заправил еще, слейся, - подхожу и спихиваю его.
- Ничего себе гостеприимство, - усмехается Дэн, вставая и переходя в кресло. Том смеется, наблюдая за происходящим. - А что я такого сделал? Мне в эту кровать, между прочим полуголым ложиться, а он на ней в одежде в которой неизвестно где терся.
- Почему это неизвестно где? – Возмущается блондин.
- Да кто тебя знает, по каким ты клубам шатаешься.
- Могу перечислить, - с самодовольной улыбкой отвечает Дэн.
- Не надо, спасибо, - заканчиваю заправлять кровать и иду к Тому. Он уже сидит. Забираюсь к нему и сажусь рядом. Он обхватывает меня руками и утыкается в волосы.
- Ммм, как вкусно.
- Это же твой шампунь.
- А я не про шампунь, я про тебя.
- Я смотрю, вы уже изголодаться успели, друг на друга слюнки уже пускаете, - усмехается Дэн.
- Вот в этом ты в яблочко попал, - отвечаю ему и кладу голову на плечо Тома, - мы вчера ели какие-то странные салаты с улитками. – Блондин с Томом начинают смеяться.
- Да-да, Билл, привыкай, Элена следит за здоровьем семьи и всякой, как она выражается, гадостью, питаться не разрешает. Я тут, пока ты намывался, Тому про того придурка рассказывал, который его зацепил, на видео видно, что он грубо нарушил правила, так что его отстранили от гонок на два года.
- Да его вообще засудить надо.
- Это только если Том обвинение предъявит.
- Да не буду я ничего предъявлять, для гонщика отстранение хуже любой тюрьмы, а я хочу в туалет, - не сразу въезжаю в произнесенное. Надо же все в одну кучу сгрести. Подаю ему спортивные штаны, с ними намного легче. До ванной и по совместительству туалета, добираемся намного быстрей, так как в этот раз помогает Дэн. Вдвоем мы справляемся на раз. Из самого туалета он выходит, оставив нас наедине. Проделываем все необходимое, во второй раз уже легче. Как говорится, по проторенной дорожке, и возвращаемся в постель.
Дэн разделил с нами ужин, оказывается он любитель спаржи, поэтому с удовольствием съел и наши порции, взамен, отдав нам свою рыбу, мы по-братски ее поделили и уплели за обе щеки. Ушел он около шести, пообещав зайти завтра и помочь выйти на прогулку.
- Билли, надо сделать укол.
- Болят?
- Начинают. – Смотрю на него в нерешительности. – Ну, в чем дело?
- Я не знаю, ночью я с испуга все на автомате делал, а сейчас…
- Билл, главное ты это уже делал и справился на ура, наверняка даже синяка не осталось, не бойся, давай. – Он спускается из сидячего положения в лежачее и переворачивается на живот. Так, ладно, Билл, бери себя в руки, за тебя этого никто не сделает. Достаю все необходимое. Подхожу и стягиваю с него боксеры. Дыхание сбивается и становится жарко. Просто стою и рассматриваю.
- Малыш, я, конечно, понимаю, что от такой красоты оторваться невозможно, но давай сначала укол, а потом можешь даже потрогать.
- Дурак, - кровь одной секундой приливает к щекам, - я на ранку смотрю, и, правда, синяка нет.
- Ну, вот видишь, ты спец в этом деле, так что заканчивай любоваться моими прелестями и коли. Только теперь в другую ягодицу. – Набираю лекарство в шприц и беру смоченную в спирте ватку. Смазываю место укола и опять застываю.
- Томми, а тебе сильно больно было, когда я ночью тебя уколол?
- Билл, перестань, давай втыкай, момент вхождения иглы я почти не чувствую, больно становится при вливании лекарства, так что вперед, у меня зад уже замерз, будешь потом отогревать, понял. – Еще раз смазываю и втыкаю, наконец, иглу. Том слегка напрягается.
- Больно?
- Вливай, Билл, - ввожу полупрозрачную жидкость и вижу, как Том сжимает простынь в кулак. Вытаскиваю иглу и прижимаю ватку.
- Нажми на вату и помассируй чуть-чуть, чтоб синяка не было.
- Откуда ты все это знаешь? - Делаю, как он говорит.
- Я не первый раз лежу покалеченным, малыш.
- Были аварии?
- Не только. Ты обещал согреть мою попку.
- Ничего я тебе не обещал, это ты бредил. – Натягиваю ему боксеры.
- Вредный, - недовольно бурчит Том, переворачиваясь на бок.
- Почему вредный? Я тебя закутаю сейчас, - натягиваю на него одеяло, - и ты согреешься.
- Нет, вредный, у меня теперь попа болит. Вот если б ты ее ручками погрел, ранку поцеловал, было бы совсем другое дело. – От этих его перечислений защекотало в низу живота.
- Ну, может в следующий раз, - бл*ть, что я несу.
- Что ты сказал? – Оживляется Том и расплывается в улыбке.
- Ничего, тебе послышалось, - берет меня за руку и тянет к себе. Ложусь рядом.
- Нет уж, малыш, я поймал тебя на слове, теперь не отвертишься, - прижимает меня к себе, закутывая.
- Я сказал «может», я же не обещал.
- А это уже детали. – Тут звонит телефон Тома. – Поворачиваюсь и беру его с тумбочки, смотрю на дисплей «Мэнди». Отдаю Тому и прислушиваюсь, когда он начинает разговор. Благо я совсем близко и говорит эта девица довольно громко.
- Алле.
- Томми, зайка, я только узнала, ты как? Ужас какой-то, я очень расстроилась.
- Привет, Мэнди, я уже в порядке, спасибо.
- Ты в больнице? В какой? Я хочу тебя увидеть. – Впиваюсь в Тома предупреждающим взглядом.
- Нет, я дома, за мной сиделка ухаживает. – Очень неприятно выступать в роли всего лишь сиделки, но это только для окружающих… все равно досадно, что нельзя просто сказать все как есть.
- Еще лучше, я тогда к тебе приеду.
- Нет, не нужно, мне сейчас противопоказаны любые эмоциональные встряски, а когда рядом ты, я не могу оставаться спокойным, ты же знаешь, - игривым голоском отвечает Том.
- Ну, значит ты действительно в порядке, раз боишься за своего шалунишку, надеюсь, он не пострадал? – Я сейчас взорвусь просто.
- Нет, он в полном порядке.
- Ну, это самое главное, очень хочу с ним встретиться, я уже соскучилась, - щипаю Тома под одеялом, не могу больше слушать эту похотливую девку.
- Ой, Мэнди, извини, у меня процедуры.
- Ок, зайка, я еще позвоню, целую тебя туда, куда ты так любишь. – Закатываю глаза.
- Пока, - Том отключает телефон.
- Ну, что, зайка, шалунишка там не вскочил от такого разговора? – Мурлычу, имитируя голос этой шлюшки. – Том улыбается.
- Проверь. – Делаю недовольное лицо.
- А когда рядом ты, я не могу оставаться спокойным, - Изображаю его, убирая его руки со своей талии.
- Да перестань, я чтоб отвязаться так говорил, я ее просто видеть то сейчас не хочу, не то, что хотеть. Я, вот уже две недели, хочу одного очень аппетитного злюку, - возвращает руки на прежнее место и целует мой нос.
- И что ты только находишь в этих пошлых бабенках? Они же наверно со всеми без разбора, фу.
- Давай не будем об этом, - зевает Том.
- У тебя глаза слипаются. В этих уколах снотворное что ли намешано?
- Возможно, я посплю чуть-чуть, если хочешь, можешь куда-нибудь пока сходить, а то целый день возле меня сидишь.
- Ты так говоришь, будто мне это в тягость, да будь моя воля, я бы так всю жизнь с удовольствием сидел.
- Это предложение руки и сердца?
- Дурак, я серьезно.
- Я понял, малыш, - целует меня в уголок губ и закрывает глаза, погружаясь в сон. Мне спать совсем не хочется, так что решаю последовать совету Тома и, воспользовавшись моментом, прогуляться по дому. Осторожно перекладываю его руку и выбираюсь из-под одеяла. Беру тарелки, оставшиеся после ужина, решив заодно занести их на кухню, и предлог глядишь, если что, будет. Кладу сотовый Тома так, чтобы он смог дотянуться, свой пристегиваю к ремню и выхожу. Вокруг никого не видно. Спускаюсь на первый этаж и сворачиваю налево. Интуиция меня не подвела и через пару минут я оказываюсь на кухне. Мне всегда казалось, что именно в этом месте всегда собирается обслуживающий персонал, повар, там, прислуга, но здесь кроме Линды попивающей что-то из огромной чашки, никого нет.
- Я тарелки занес, - ставлю посуду на стол.
- Как там Том? – Смотрит на меня каким-то странным взглядом.
- Нормально.
- Справляешься? – Такое чувство, будто на что-то меня проверяет.
- А с чего мне не справляться?
- Ну, не знаю, мне кажется мыть машины намного проще, чем ухаживать за больным человеком. – Сердце улетучивается куда-то в низ, - расслабься, красавчик, - улыбается, приторной улыбочкой, - я болтать не собираюсь… пока.
- Что значит «пока»?
- Ну, допустим, мне что-нибудь может от тебя понадобиться, ты ведь мне не откажешь?
- На шантаж намекаешь?
- Ну, типа того, не думаю, что Герр Каулитц обрадуется, что за его сыном следит человек, не имеющий ни денег, ни образования, да еще и врун каких поискать. – Бл*ть, откуда она все знает? Тут на кухню заходит женщина.
- Ой, Вы Билл, да? Все съели? Молодцы, Вы следите, чтоб он питался, ему силы нужны сейчас, - с выраженными нотками заботы говорит женщина, - меня Ясмин зовут, я повар.
- Очень приятно, да он ест-ест, я слежу, не волнуйтесь, ладно я пойду, вдруг проснется, что-нибудь захочет, - кидаю взгляд на Линду и быстро выхожу. Не останавливаясь, иду в комнату. Захожу, закрываю дверь. Том еще спит. Сажусь на свою кровать, подтянув к себе ноги. Что, можно ждать от этой стервы? Что ей может от меня понадобиться? Да что угодно. Черт. Смотрю на, безмятежно спящего, Тома. Мне плевать на то, что обо мне подумают, мне абсолютно все равно, знает кто-то кто я или нет, но если это помешает мне быть рядом с ним, я готов на все, чтобы об этом никто не узнал, как можно дольше. Смотрю в одну точку и никак не могу собрать все мысли во что-нибудь более или менее разборчивое.
- Что-то случилось? – Вздрагиваю и перевожу взгляд на Тома.
- Нет, с чего ты взял? Выспался уже? – Пытаюсь изобразить улыбку, но мне это плохо удается. Том подтягивается на руках и садится.
- Билли, иди сюда, - по его тону понимаю, что он решительно настроен меня расколоть, видимо, вид у меня такой же загруженный, как и мыслительный процесс. Встаю, подхожу к нему и забираюсь на кровать. – Рассказывай. – Смотрю на него несколько секунд, резко подаюсь вперед и обнимаю, уткнувшись в его плечо. – Малыш, ну, в чем дело? – Обнимает меня и слегка поглаживает по спине.
- Я был на кухне, - тихо начинаю я, - там Линда…
- Что она тебе наговорила? – Отстраняет меня от себя чтобы видеть мое лицо, - Билл, не бери в голову, что бы она тебе не наплела…
- Она все знает, - перебиваю.
- Что знает?
- Про меня все знает.
- Откуда?
- Я не знаю, но она намекнула, что если я что-то там для нее не сделаю, то она все расскажет твоему отцу. Том, мне страшно, что будет, когда он узнает? Дэн говорил он не любит таких, как я.
- Вот с*ка, - Том заглядывает мне в глаза, - ничего не будет, я не дам тебя в обиду, понял? Отец просто никогда не общался с такими людьми, как ты. Поэтому судит по рассказам своих друзей, а друзья у него сплошные богатые снобы.
- Он не захочет видеть меня рядом с тобой, я не хочу, чтоб ты с ним из-за меня конфликтовал, - Том любит отца, это очень заметно, когда он о нем говорит, я не могу заставить его выбирать, а ведь именно это произойдет, когда Йорг все узнает.
- Так, Билл, начнем с того, что он еще ничего не узнал и в ближайшее время не узнает, с Линдой мы разберемся, а когда все выяснится, он уже успеет тебя более или менее узнать и все будет нормально.
- Когда он узнает, что мы врали, он может понять, что между нами что-то есть.
- Нет, Билл. Отец уверен, что воспитал, как он выражается, настоящего мужчину, так что у него и пол мысли такой возникнуть не может. Успокойся, мы все равно будем вместе, чтобы там ни было, даю тебе слово, понимаешь, что это значит? – Утвердительно киваю головой и облегченно улыбаюсь. Полностью беспокойство, конечно, не ушло, но стало гораздо легче. – Ну, вот и отлично, - улыбается Том, - хватит о грустном, мне надо сполоснуться, чтоб не намочить ноги ниже колен, есть предложения как это сделать?
- Ну, то, что я представил, не катит, - смеюсь от мысли, пришедшей в голову.
- И что ты там представил? Поведай, что тебя так рассмешило?
- Я представил, как ты сидишь в ванной, свесив ноги наружу, - откровенно хохочу. Том улыбается.
- А это идея, между прочим, только ноги можно и не свешивать, просто поставить на бортик, чтоб дна ванны не касались. Ладно, пойдем, на месте разберемся. – Слезаю с кровати и помогаю Тому встать. Медленно доходим до ванной. Он садится на бортик и снимает футболку. Затем, покачиваясь из стороны в сторону, спускает штаны. – Стяни с ног, - обращается ко мне. Проделываю эту нехитрую операцию, а он начинает таким же способом снимать боксеры. Вот тут в животе что-то сжимается, и сердце начинает ускоряться. Не знаю, куда деть свой взгляд, который так и рвется туда, куда не надо, стоит посмотреть на Тома. Решаю изучить пока содержимое полочки перед зеркалом. – Билл, ты как не здесь, помоги мне. – Поворачиваюсь к нему, приседаю и стягиваю боксеры, не смотря на самого Тома.
- Тебе осталось глаза закрыть, - усмехается.
- А я, по-твоему, должен на тебя пялиться?
- Ну, я не против, - улыбается и перекидывает ноги внутрь ванны. Мне так жарко, что хочется зайти в душевую кабинку рядом и включить холодную воду. Боже, какой он… он идеальный, таких не бывает. Где он взял такое тело? Да к такому телу доступ нужно открывать только избранным, а он кого попало допускает. – Билли, ты еще здесь или убежал уже?
- Очень смешно.
- Ну, помоги мне тогда в ванну сесть. – Подхожу к нему и, глядя в стену напротив, беру его сзади за талию, - он такой горячий, без одежды и так близко. Дыхание сбивается, и температура внизу живота стремительно начинает повышаться. Том берется за меня и, приподнявшись немного, медленно опускается на дно ванны. Я наклоняюсь вместе с ним и закрываю глаза, упереться взглядом в его «богатство» было бы последней каплей. Как только он садится, я резко встаю. Отворачиваюсь и достаю губку с гелем для душа. Мочу ее и выдавливаю гель. Протягиваю ему.
- Билл, тебе так сложно на меня посмотреть? – Губка по-прежнему в моей руке.
- Том, возьми, пожалуйста.
- Малыш, я не прошу тебя смотреть туда, но в глаза то мне, ты можешь заглянуть. – Перевожу взгляд на него. Улыбается и берет губку. Не нравится мне его улыбочка, будто, увидел то, что хотел. Хотя, не сомневаюсь, что так оно и есть. Очень даже догадываюсь, что сейчас можно увидеть в моих глазах. Быстро хватаю маленький душ, настраиваю воду и сую ему.
- Все, мойся, когда закончишь, позовешь, а я за одеждой, - пулей вылетаю из этой камеры пыток и пытаюсь успокоиться. В штанах такое напряжение, что это доставляет почти болезненные ощущения. Подхожу к окну, открываю его и медленно вдыхаю вечерний, прохладный воздух. Постепенно становится легче, дыхание выравнивается и напряжение спадает. Стою и наслаждаюсь свежим воздухом. Дом расположен на довольно большом расстоянии от основной проезжей части, поэтому дышится очень легко.
- Билл. - Черт, про одежду то я совсем забыл. Срываюсь с места, подбегаю к шкафу и хватаю первые, попавшие под руку боксеры. Перевожу дух и захожу к нему.
- Все?
- Да. – Подаю ему полотенце.
- Вытирайся, а то я тоже весь промокну. - Том обтирается, я наклоняюсь и помогаю ему подняться. Он садится на бортик и переворачивается ко мне. Я отворачиваюсь, пока он вытирает все остальное. Потом, стараясь не смотреть на него, натягиваю ему на ноги боксеры, он одевает их до конца. Ну, вот, одной проблемой меньше. Добираемся до кровати. Том ложится отдохнуть, все-таки путь от ванной до кровати для него довольно утомительный, да и в ванной он много терпел. Выключаю свет, раздеваюсь и ложусь к нему.
- Ты уже спать? – Обнимает меня, притягивая ближе, - еще девяти нет.
- Я знаю, а что еще делать? – Том гладит меня по спине, чувствую его руку уже на своей ягодице, причем под тканью боксеров. Шумно выдыхаю и сжимаю руки на его талии. – Том, - шепчу, так как голос резко пропал.
- Тшш, расслабься, малыш, - тоже шепчет мне в ухо и прикасается губами к шее. Слегка наклоняю голову. Он поглаживает мою ягодицу, иногда слегка сминая. Внизу живота уже очень горячо, напряжение возвращается в мой пах. Дышу рвано и очень громко.
- Томми, я не…
- Не бойся, я просто хочу, чтоб тебе было хорошо, - он захватывает мой рот своими губами, проникает язычком внутрь и играет с моим пирсингом. Его рука медленно перемещается на мое бедро, слегка спуская боксеры. Чувствую, как их резинка цепляется за мою уже вставшую плоть и начинает очень неприятно давить. Но Том тут же подхватывает ее и освобождает мое возбуждение, сразу обхватывая его рукой. Впиваюсь в его плечи ногтями, рефлекторно подаюсь вперед и резко выдыхаю вместе с протяжным стоном, оторвавшись от его рта. Том начинает целовать мою шею, засасывая и нежно прикусывая кожу. Его рука начинает двигаться и перед глазами все плывет. Ничего не вижу, ничего не понимаю, кроме того, что мне еще никогда в жизни не было так хорошо. Он ускоряет движения, сильнее сжимая пальцы, дышу уже очень часто, выдыхая рваные стоны, временами, напоминающие вскрики.
- То… Том я… не… не могу, - меня хватает совсем на чуть-чуть. Взрываюсь в его руку и утыкаюсь в него. Тело слегка подрагивает. Том прижимает меня к себе и гладит по спине. Постепенно сознание проясняется, тянусь к его губам, и он мягко меня целует, вытирая рукой капельки пота с моего лба.
- Томми, а ты? У тебя ведь тоже…
- Я в порядке, малыш, отдыхай, - и, правда, глаза тяжелеют, и непонятно откуда взявшийся сон накатывает волной.
- Спасибо, - на несколько секунд приникаю к его губкам, расслабляюсь и теряю связь с внешним миром.
Проснувшись, не могу разобрать какое время суток. В комнате темно. Значит ночь.
- Ты уже выспался? Я думал, ты до утра проспишь, - Том убирает с моего лица прядь волос, норовящую закрыть мне глаз.
- А сколько я проспал?
- Два часа.
- И ты просто лежал?
- Почему просто? Я слушал, как ты болтаешь во сне, - улыбается.
- Я болтал? Нет, Том, ты шутишь, – смеется.
- Ну, не словами, конечно, но звуки ты во сне издаешь очень забавные. – Почему-то тот факт, что Том два часа лежал и слушал, как я соплю, храплю и, что я там еще делал, меня немного смущает. Целую его чуть выше ямочки между ключицами, потом перемещаюсь короткими поцелуями на подбородок, прикусываю нижнюю губку и улыбаюсь. Том захватывает мою верхнюю и нежно посасывает. Выпускаю его губу и слегка отстраняюсь.
- Томми, я ведь простынь испачкал, надо заменить, - чувствую, как щеки начинают гореть.
- Прямо сейчас что ли? Утром заменим.
- Нет, ну, как спать то? Нет-нет, давай, заменим, - поднимаюсь с кровати.
- А ты у меня на чистоте, оказывается, просто помешан, - усмехается Том, нехотя садясь.
- А ты что, в грязи любишь жить? – Возмущаюсь, что значит помешан? Просто люблю, когда все в идеале, что в этом такого?
- Ну, не в грязи, конечно, но небольшой беспорядок меня никогда не смущал.
- Иди пока на мою кровать, - довожу его до своей постели и лезу за чистой простыней. Сгребаю грязную и уношу в ванную. Бросив ее пока на пол в углу, возвращаюсь и стелю чистую.
- Билли, а если еще раз испачкаем, опять менять будешь? – Улыбается своей дерзкой улыбочкой.
- Не испачкаем, я у себя лягу.
- Тебе что, не понравилось? Жалеешь? – Он вдруг перестает улыбаться и как-то серьезно смотрит на меня. Черт.
- Нет, Томми, ты что?! – Подхожу к нему, - мне очень понравилось, мне еще никогда так хорошо не было, как я могу жалеть?!
- Почему тогда продолжаешь меня избегать?
- Том, я не избегаю, я просто… - черт, ну как же ему объяснить?
- Что ты просто?
- Не знаю… для меня это как-то очень непривычно и еще… я боюсь.
- Меня?
- Нет, того, что ты ведь хочешь большего, а я еще не уверен и… вот видишь, ты уже обижаешься, а если я откажу, когда ты…
- Билл, - поднимаю взгляд на него, - ты боишься, что я обижусь, если ты откажешься заниматься сексом?
- Я боюсь, что ты это не так поймешь, ты не думай, я тебе доверяю, просто… я пока… я не знаю, но дело не в тебе...
- Ну, ты и фантазер, - улыбается Том и притягивает меня к себе, - уж, на что - на что, а на это я обижаться даже не думал. - Усмехается и поворачивает мое лицо к себе, - запомни, пожалуйста, ни за что не делай того, в чем сомневаешься, только из-за боязни мне отказать. Потому что это хуже отказа, понял? – Киваю, - мне бы очень не хотелось после проведенной с тобой ночи узнать, что ты это сделал из страха, а не потому что был уверен в том, что действительно этого хочешь. Сейчас ты позволил себя удовлетворить тоже из страха отказать?
- Нет, я хотел, очень, я после ванной даже ждал, чтоб ты что-нибудь сделал, поэтому и лег к тебе, а ты, как будто, угадал.
- Просто в тот момент наши желания совпадали, - целует меня в нос и выпускает. Крепко его обнимаю и иду заканчивать с простыней.
- Вот и все, а ты не хотел, быстро ведь, - помогаю ему перебраться на свою кровать и залезаю под одеяло.
- Ты же хотел к себе лечь?
- Теперь не хочу, - улыбаюсь и устраиваюсь у него под бочком. После нашего разговора стало так легко, что мне даже кажется, что я уже готов ко всему.
- Вот так-то лучше, - улыбается Том и натягивает одеяло повыше. Утыкаюсь в него носом и закрываю глаза.
Просыпаюсь оттого, что меня кто-то тормошит. Открываю глаза, поворачиваю голову и вижу физиономию Линды. Бл*ть, отличное начало дня, ничего не скажешь. Видимо, теперь она считает, что на нее правило «не входить без стука» уже не распространяется. Она разворачивает у меня перед глазами лист бумаги с надписью: «Жду тебя у выхода на задний двор, сейчас!», ехидно улыбается, оглядев нас с Томом, и уходит. Черт. Осторожно вылезаю из кровати.
- Ты куда? – Не раскрывая глаз, спрашивает Том.
- Извини, не хотел тебя будить, еще очень рано, - кстати, сколько времени, интересно. Беру с тумбочки сотовый Тома и смотрю на дисплей. Бл*ть, она бы еще ночью приперлась.
- Ты к себе?
- Нет, я к Линде, - Том распахивает глаза. – Она только что была здесь.
- В смысле?
- В прямом, так что, если она раньше могла только догадываться о наших отношениях, то теперь она о них знает точно.
- С*ка, найму киллера и уберу ее к черту.
- С ума сошел?
- Я ее уже ненавижу.
- Ладно, пойду, узнаю, чего ей надо, а ты спи.
- Ты всерьез думаешь, что я смогу теперь заснуть?
- Ну, тогда лежи и нервничай со мной за компанию, - вяло улыбаюсь и, наклонившись целую его в уголок губ. Встаю, натягиваю джинсы с футболкой, расчесываюсь и иду к назначенному месту. Подхожу к Линде. Она смотрит на меня и, очень довольно улыбается.
- Что?
- А я то, обдумывая этот вариант, думала, что это просто абсурд, чтоб Том и с парнем… а оказывается ничего невозможного нет. Ты молодец, однако, как тебе это удалось?
- Может, ближе к делу?
- Не надо на меня крыситься, Билл.
- Может, мне тебя еще и расцеловать?
- Я бы не отказалась, ну, к делу, так к делу. У тебя есть мечта?
- Мы о мечтах будем говорить?
- Будем. – Вздыхаю.
- Ну, допустим.
- Отлично, вот и у меня она тоже есть, и в ее осуществлении мне мог бы помочь Том, но я на него влияния никакого не имею, а вот ты, похоже, вполне можешь его уговорить. А, учитывая тот факт, что твоему положению сейчас не позавидуешь, отказывать мне, по меньшей мере, глупо.
- Так тебе Том нужен? Вот и говори с ним. Он же, вроде как, тоже на крючке.
- Я повторюсь, я не могу влиять на Тома, он скорее меня уничтожит, чем пойдет на уступки.
- Ты меня совсем не знаешь, вдруг я псих, прирежу тебя ночью, а труп в реке утоплю, и все дела.
- Вот это я и имею в виду, в случае с тобой, у меня есть один козырь, один мой близкий человек в курсе происходящего, и если со мной что-то подобное случится, Симона, на следующий день попрощается с этим миром.
- С*ка.
- Да ладно, Билл, не такая я и плохая.
- Чего ты хочешь?
- Всего лишь свой собственный уголок в этой жизни. Мне нужен дом.
- Дом?
- Да, я живу в комнате для прислуги всю свою сознательную жизнь. Убеди Тома дать мне эти деньги на дом, и вы обо мне больше не вспомните. – Она протягивает мне бумажку с написанной цифрой.
- Не буду я его ни в чем убеждать. Да если бы и стал, он не даст тебе этих денег. Ты не жирновато размахнулась? Могла бы хоть на квартире остановиться.
- Ну, не такой уж это большой дом, для Тома это гроши. Зря ты в себя не веришь. Уверена, ты вполне способен его уговорить. Не знаю, ну, отсоси ему или что вы там еще делаете?
- Пошла на х*й. Я не стану его просить, потому что сам не хочу тебе помогать.
- Идиот, ты, хоть знаешь, что за человек хозяин этого дома? Если речь идет о его сыне, он порвет всех и вся. А если узнает, что его развратил какой-то педик, он этого педика в узелок завяжет и в бетон закатает и даже Том тебя не спасет. Я бы на твоем месте хорошо подумала, прежде чем меня посылать. Билл, я всего лишь хочу жить как нормальный человек, для этих богачей ничего не стоит отдать такую сумму, а я обещаю, что вы обо мне после этого даже не услышите никогда. Думаю, суток тебе хватит, если завтра, вы не дадите положительный ответ, я иду к Йоргу. – Честно говоря, от ее слов становится жутковато. Неужели Йорг действительно такой?
- А можно узнать, откуда ты обо мне все знаешь?
- Да ради Бога, все элементарно, Билл. Моя подруга живет в твоем районе. Я тебя там пару раз видела и тогда в комнате сразу узнала. Съездила к ней и узнала некоторые подробности о твоей жизни. Мир тесен, неправда ли?
- И что же это за подруга?
- Ну, да, так я тебе и сказала. Ладно, мне работать надо. Надеюсь на твой инстинкт самосохранения и здравый смысл. – Она уходит, вильнув своим жирным задом, а я медленно плетусь к Тому, обдумывая все, только что услышанное.
Захожу в комнату, Том сразу подтягивается и садится.
- Ну, что? – Подхожу к нему, сажусь напротив и пересказываю наш разговор с Линдой, кроме того, что она сказала про Йорга. Том сминает бумажку с написанной ценой молчания и выкидывает.
- Ничего она не получит. Я ей сейчас заплачу, а она распробует и потом вообще не слезет, ей машину захочется, свой салон красоты и по нарастающей. Я лучше эти деньги мальчишке-скрипачу, играющему на площади, отдам. – Смотрит на меня. – Или ты со мной не согласен?
- Согласен, но, что тогда делать?
- Я ее переиграю.
- Как?
- Я сам поговорю с отцом. – Смотрю на него испуганным взглядом.
- И что ты ему расскажешь?
- Она знает все, значит, придется рассказать все. – Несколько секунд просто смотрю ему в глаза и молчу.
- А ты готов к тому, что он может в тебе разочароваться? Готов упасть в его глазах? – По изменению его взгляда понимаю все без слов. В его глазах сейчас испуг, сомнения и еще что-то, отчего сердце сжимается. Он молчит. Боже, пожалуйста, скажи, что готов через это пройти ради меня. Скажи, что я важен для тебя, так же как ты для меня. Ведь я ради тебя готов на все. Но он молчит. Встаю с кровати.
- Билл, - уже не слушаю его. Так обидно, даже больно. Конечно, отец для него важнее, он привык быть его гордостью, ему важно его мнение и уважение. Чего я ожидал? – Билли, иди сюда.
- Том, не нужно ничего говорить Йоргу, ты не готов на конфликт с ним, если он поставит тебя перед выбором, ты будешь страдать, я не хочу быть причиной этого. Отец тебе важнее, это естественно. Меня ты знаешь какие-то две недели, - режу себя своими же словами, - есть еще один выход, я уйду сам, тогда Линде нечего будет рассказывать, а если и расскажет, ты сможешь сказать отцу, что было временное помешательство, но теперь все прошло. Так вы не поссоритесь, и Линде будет облом.
- Билл, ты хоть слышишь, что ты говоришь? Это же бред.
- Нет, Том, подумай сам, ты только что дал понять, что тебе важнее мнение отца, чем наши отношения, если бы было не так, ты бы не промолчал, ты бы сказал хоть что-нибудь. Признай это. Ты не готов идти на жертвы ради меня, а я не готов наблюдать твои мучения из-за меня. – Все правильно, я все правильно делаю. Он не любит меня так, как мне хотелось бы. Я итак слишком далеко зашел. Достаю сумку и начинаю запихивать в нее одежду, висящую на спинке кровати.
- Билл, что ты делаешь? – Молчу, так как в горле стоит ком. Глаза уже влажные. Иду в ванную, собираю все свои тюбики и зубную щетку, выхожу и молча определяю все в сумку. – Билл, прекрати, остановись, ты не прав, не делай этого. – Том начинает нервничать.
- Так будет лучше, Том.
- Кому лучше? – Он уже повышает голос.
- Всем.
- Ну, и в чем, интересно, ты нашел плюсы для себя?
- В том, что буду знать, что ты в порядке, что не стыдишься себя перед отцом. Том, я никогда не стыдился того, что у меня нет денег или того, что я гей ни перед кем, и от родителей никогда ничего не скрывал. А ты другой, тебе стыдно за меня, за себя, за наши отношения, пусть даже только перед отцом, но он ведь для тебя важнее кого-либо другого и его мнение стоит мнений всего общества вместе взятых. И я не настолько для тебя важен, чтобы это изменить. – Застегиваю молнию на сумке.
- Тебя наняли сиделкой, черт возьми, ты обязан отработать, - кричит Том, практически в отчаянии. – Оставь в покое эту чертову сумку. Ты не можешь сейчас уйти.
- Уверен, Йорг быстро найдет мне замену, наймет квалифицированную медсестру. – Том хватает свой телефон и набирает чей-то номер.
- Пап, зайди ко мне прямо сейчас, немедленно.
- Том, зачем? Что ты собрался делать? – Пугаюсь не на шутку.
- Я прямо сейчас ему все расскажу, раз ты во мне сомневаешься.
- Том не надо, пожалуйста, не торопись, обдумай все, прошу тебя, Томми. Ты ведь не хочешь с ним ссориться из-за меня. Если ты беспокоишься из-за данного мне слова, то я освобождаю тебя от него.
- Ты что, правда, думаешь, что я сейчас пекусь только о каком-то слове?
- Том, я… - не успеваю договорить, как в комнату врывается взволнованный звонком Тома, Йорг.
- Что случилось?
- Ничего пап, мне нужно с тобой серьезно поговорить.
- Том… - пытаюсь убедить его молящим взглядом.
- Я слушаю, - интонация Йорга тут же становится серьезной, и мне становится совсем страшно. Перевожу испуганный взгляд с Тома на Йорга и обратно.
- Я тебя обманул, - начинает Том. Сердце у меня так стучит, что и окружающие, наверняка его слышат. – Насчет Билла, - Йорг переводит взгляд на меня и у меня перехватывает дыхание. Он снова поворачивается к Тому. – Он не учится на медика.
- Я догадывался.
- Это еще не все. – Я почти не дышу.
- Говори, - голос Йорга становится каким-то стальным. Еще чуть-чуть и я потеряю сознание.
- Он живет в припортовом районе и работает в авто-сервисе, там мы и познакомились, - повисает пауза, - я боялся, что ты плохо к этому отнесешься, а мне он дорог.
- Все? – Смотрю на Тома с немой мольбой.
- Нет, - вижу, как Том собирается с духом, прямо чувствую, как ему сложно. Он сейчас даже не переступить через себя собирается, а наступить и больно прижать, - мы не просто друзья, - все-таки продолжает он.
- В смысле, - Йорг меняется в лице, очень сильно меняется.
- В прямом, мы встречаемся, Билл – мой парень, - вот и все, что теперь будет даже представить боюсь. Йорг молчит и смотрит на Тома, будто надеется, что он сейчас рассмеется и скажет, что пошутил. – Пап, не молчи, - мне показалось или голос Тома немного дрожит? Вот этого я и боялся, именно этого я и не хотел. Ему плохо, очень. И если Йорг его устыдит и не поймет, ему будет еще хуже. Герр Каулитц молча разворачивается, подходит ко мне и, взяв меня за руку, ведет к выходу из комнаты.
- Папа, - кричит Том, - куда ты его ведешь? Билл. – Мы выходим, и Йорг закрывает дверь.
- Значит так, парень, - начинает он, а у меня внутри все сжимается от его взгляда. Он у него такой же гипнотизирующий и подчиняющий, как и у Тома. – Сейчас ты собираешь свои вещи и уходишь из этого дома и из жизни моего сына, если я узнаю, что ты приблизился к нему хоть на несколько метров, я сравняю весь твой квартал с землей, я понятно выражаюсь? – Киваю, ни на что другое сил не хватает. – Отлично, насколько я понял, ты парень неглупый, я люблю своего сына и желаю ему только добра, надеюсь, что и ты тоже? – Опять киваю. – Отлично. Я его знаю, может, ему что-то и причудилось, но это пройдет, он не гей и никогда им не будет, ясно? Отлично. Значит, мы друг друга поняли, - заключает Йорг и открывает дверь. Мы молча заходим внутрь. Том обеспокоено всматривается в наши лица, пытаясь понять, что происходит. Я подхожу к своей уже собранной сумке и накидываю ее лямку на плечо. Дохожу до двери и оборачиваюсь к Тому.
- Выздоравливай… - сдерживаю слезы из последних сил, - тебя ждет еще много побед. – Разворачиваюсь и открываю дверь.
- Билл, стой, папа, что ты ему сказал? Билл, не уходи, пожалуйста, Билл, - выхожу и закрываю за собой дверь. Прости Томми, но, наверно, так будет лучше. – Зачем ты его прогнал, ты не имеешь права так поступать, - слышу крик Тома в комнате, - Биииииилл. – Не могу больше это слушать, срываюсь и бегу по лестнице вниз, сталкиваюсь с Линдой.
- Добилась, чего хотела, стерва? Радуйся, - ору ей в лицо, отчего она отшатывается от меня на метр. Вылетаю из дома и бегу к воротам. Покинув владения Каулитц, вызываю такси и еду домой. Телефон начинает вибрировать, ну, что я ему сейчас скажу? Он скажет возвращаться, а я что? Нажимаю на красную кнопку и жду, когда экран погаснет. У меня сейчас такое состояние, хочется громко, истошно кричать, но сил нет даже на жалкий стон. Как будто из меня высосали саму жизнь.
Прошу водителя остановить напротив дома Майка. Выхожу и, подойдя к двери, звоню. Друг не заставляет себя долго ждать и появляется в дверях. Пугается моего, как я подозреваю, убитого вида и втаскивает меня внутрь.
- Билл, что случилось? – Заглядывает мне в глаза, а я просто смотрю на него и ничего не могу сказать. – Малыш, что? Это Том? Он тебе что-то сделал? Билл, что он сделал? – Отрицательно мотаю головой. – Ну, а что тогда? Ну, не молчи ты, - срывается на крик, а я втыкаюсь в него, крепко сжимаю в кулаках его футболку и уже не могу сдерживать поток слез. Он прижимает меня к себе и, откинув сумку, ведет в комнату. Сев на диван, я слегка успокаиваюсь.
- Билли, что произошло?
- Том все рассказал отцу, и он меня выгнал, сказав, чтобы я к Тому больше не приближался.
- А Том что?
- Том с ним разругался, кричал на него.
- Ну, не расстраивайся так, Том поправится, переедет к себе и все у вас наладится.
- Ты не понимаешь, Майк. Он не сможет без отца, он к нему очень привязан, ему очень важно его мнение, его отношение. Ты бы видел его лицо, когда я спросил, готов ли он упасть в его глазах, видеть в них разочарование по отношению к себе. Он промолчал, ничего не ответил, потому что не готов, понимаешь. Я не так важен для него, как отец, я не хочу ставить его перед этим выбором.
- И поэтому ты сделал этот выбор за него? Но ведь он рассказал отцу, разве он это сделал не ради ваших отношений?
- Просто я сказал, что он не сможет, и в нем наверно взыграло его упрямство, гордость или что там еще. Он разозлился и позвал Йорга, но он сам не осознавал, что делает.
- Так ты что, решил с ним порвать? Я что-то не понял.
- Я просто думаю, может, Йорг прав? Он сказал, что Том не гей, что он себе что-то придумал. Ведь у Тома было только два парня, первого я не считаю, да и в Криса он влюблен не был, просто развлекался, а девушек у него было много.
- Ты считаешь, что он и с тобой развлекался?
- Нет, я знаю, что нет, но… Майки, я запутался, - прижимаюсь к нему, чтоб он обнял, что он и делает, - я не знаю, что правильно, а что нет, я не хочу, чтобы ему было плохо, Йорг никогда меня не примет, а Том от этого будет мучаться. А так, пройдет время, они помирятся, Том остынет ко мне, не так уж сильно он в меня влюблен, и все у него будет в порядке.
- А как же ты? Помнится, ты говорил, что не сможешь без него.
- А я и не могу… Майк, мне так больно, как будто в меня засунули электропилу и включи. Почему так больно, Майки? Ну, какая разница кого любит человек? Ведь важна сама любовь, а не то между кем она возникла. Разве не так?
- Все так, Билл, но не все это понимают.
- Можно остаться у тебя? Не хочу в таком виде домой, не хочу слушать нотации по поводу того, что они предупреждали.
- Конечно, оставайся, мог бы и не спрашивать.
Весь оставшийся день я провел на диване с Майком, рассказал ему все, что произошло подробнее. Заснул я очень рано, слабость накатила жуткая, ничего не хотелось, так что проспал до самого утра. После сна настроение обычно всегда улучшалось, но в этот раз сон ни капли не помог. Майк накормил меня очень вкусным завтраком.
Сижу перед телевизором, смотрю в экран, но ничего там не понимаю и не вижу. Вздрагиваю от звонка в дверь. Уж, больно громкий и резкий, надо сказать Майку, чтоб заменил, ему самому-то нравится что ли?
- Привет, - слышу, как Майк кого-то приветствует.
- Привет, Билл у тебя? – А это уже голос Дэна. Что он здесь делает? Оба парня заходят в гостиную.
- Билл, это к тебе.
- Я не к тебе, я за тобой, - обращается ко мне Дэн.
- Я никуда не поеду.
- Билл, я все равно тебя к нему отвезу, не по-хорошему, так по-плохому.
- Ну, допустим, по-плохому никто тебе этого сделать не даст, - вмешивается Майк.
- Билл, что ты делаешь? Исчез, телефон отключил. Том мечется, как зверь в клетке. Он же не может встать и приехать, а до тебя даже дозвониться никак. Если уж решил мосты сжигать, так, скажи ему об этом лично.
- Билли, решать, конечно, тебе, но, мне кажется, Дэн прав. Вам нужно поговорить и расставить все точки над «и». – Присоединяется Майк. Прекрасно понимаю, что они оба правы, но в голове такой сумбур, что мне страшно сейчас с ним встречаться. Но они правы.
- А Йорг?
- Его не будет весь день, он уехал в другой город.
- Но ему же все равно доложат.
- Ну и что? Ничего он тебе не сделает, что ты его как огня боишься? Поехали, если я без тебя явлюсь, Том меня на порог не пустит. – Встаю, молча соглашаясь.
- Только мне накраситься надо, я чудовищно выгляжу. – Майк с Дэном переглядываются и улыбаются. Что я такого сказал то?
- Билл, ты отлично выглядишь, - ну, от Майка я другого и не ожидал.
- Вот именно, твоя мордашка в любом виде хороша, - перевожу удивленный взгляд на Дэна. – Что? – Делаю жест рукой, что проехали. – Все, пойдем. – Он идет к двери, мы с Майком направляемся за ним.
По мере приближения к дому, нервничаю все больше, но начинает появляться и чувство радости. Сейчас я его увижу.
- Он на меня злится?
- А ты как думаешь? Я бы злился, - Дэн расслабленно сидит на водительском месте, положив одну руку на руль. – Слушай, Билл, я знаю Тома с начальной школы. Знаю все его романы, все увлечения. Того, что происходит сейчас, с ним еще никогда не было. Если он пошел на конфликт с отцом, это серьезно. Уж не знаю, любовь это или нет, но то, что это что-то очень сильное, это точно. С кем бы он раньше не встречался, еще ни за кого так не трясся. – Чем больше он говорит, тем быстрей я хочу доехать и увидеть Тома, уже даже на сидении начинаю ерзать.
Благо, ждать пришлось недолго и через несколько минут мы долетели до места. Поднимаемся на второй этаж, сердце колотится очень сильно. Дэн стучит в дверь.
- Да, - Боже, его голос, я не слышал его уже целые сутки. Дэн открывает дверь, и я захожу.
- Я внизу пока посижу, - говорит блондин и уходит. Смотрю на Тома, он на меня. Взгляд злой и обиженный. Стою и не решаюсь подойти или что-то сказать.
- Ты так и будешь там стоять? – И говорит он нервно. Подхожу к кровати. – А еще ближе никак? Я не кусаюсь. – Сажусь рядом с ним.
- Том, я…
- Ты хочешь со мной порвать? Хочешь уйти и никогда меня больше не видеть и не слышать? – Смотрю на него очень испуганно, эти вопросы в меня вогнали ледяной ужас. Я представить то такое не могу. Отрицательно мотаю головой. – Тогда что означает твое поведение? Почему ты отключил телефон?
- Я просто не знал, что говорить.
- Почему?
- Том, я не хочу, чтоб ты ссорился с отцом и…
- Билл, я с ним уже поссорился.
- Так вы не помирились?
- Нет, и не помиримся, пока он, хотя бы, не попытается меня понять. И делаю я это все, совсем не для того, чтобы тебя теперь потерять, а вот ты ведешь себя непонятно. – Он уже начинает кричать, - мало того, что я с отцом вчера переругался, так, еще и ты исчезаешь, до тебя не дозвониться. Ты хоть представляешь, как я себя чувствовал? Я не знал где ты, как ты, добрался ли до дома в таком состоянии, в котором вышел от меня, ты об этом не подумал? – Бросаюсь ему на шею и крепко сжимаю.
- Томми, прости меня, пожалуйста, я просто запутался, я не знал, что мне делать, не злись на меня, пожалуйста, мне тоже было плохо, я не хотел, правда, - тараторю очень быстро и сильней вжимаюсь в него. Чувствую, как его руки обхватывают меня в ответ и начинают успокаивающе поглаживать.
- Скажи мне только одно, - говорит уже тихо, почти шепотом, - ты хочешь быть со мной? Я хочу слышать только твои собственные желания.
- Очень хочу, я не могу без тебя, Том, не отпускай меня, пожалуйста, я дурак. – Том утыкается мне в шею и вдыхает мой запах.
- Дурак говоришь? Никуда этот дурак теперь от меня не денется, потому что я слишком сильно боюсь потерять этого дурака… потому что… я, кажется, люблю этого дурака. – Сердце на миг замирает, я перестаю дышать и ужасно боюсь, что мне это послышалось. Медленно отстраняюсь и смотрю в его глаза. Ни злости, ни обиды, ничего такого, передо мной тот самый нежный, глубокий, затягивающий взгляд, с игривым огоньком в глубине глаз.
- Правда? – Шепчу еле слышно. Он улыбается и, взяв в руки мое лицо, вовлекает меня в поцелуй. Облизав своим теплым язычком все что смог, обсосав и обкусав мои губы, он отстраняется и облизывает свои.
- Ответ принимается? – Шепчет, обдавая меня, своим горячим дыханием.
- Да, - расплываюсь в улыбке, и тут в комнату влетает Дэн.
- Парни, Йорг приехал, - выпаливает блондин.
- Как Йорг, ты же сказал он в другом городе, - пытаюсь вскочить, но Том хватает меня за руку, переплетает наши пальцы и крепко сжимает.
- Кажется, кто-то просил не отпускать. – Напоминает он и, притянув меня ближе к себе, обнимает.
- Том, а как же твой отец? Он сказал, что сравняет с землей мой квартал, если я к тебе приближусь.
- И каким же способом он это сделает? – Усмехается. – Ничего он не сделает, Билл, он на это не способен, все будет хорошо. Он привыкнет, он обязательно поймет со временем, просто, для него это все слишком неожиданно. – Прижимаюсь к Тому сильней, в его руках намного спокойней. В комнату заходит Йорг, увидев меня в объятиях Тома, останавливается и смотрит на нас обоих.
- И ты здесь? - Смотрит на меня и подходит ближе. Еще больше прижимаюсь к Тому.
- Он никуда не уйдет, папа.
- Я уже понял, вообще-то, я пришел поговорить с тобой, - смотрит на Тома, - но раз вы оба здесь, так даже лучше. - Он придвигает кресло ближе к кровати и садится напротив нас. Пару раз вздыхает, как будто готовится к чему-то серьезному. - Том, я больше всего в жизни хотел воспитать в тебе настоящего мужчину. Ну, ты помнишь. – Делает паузу. Черт, кажется, сейчас он начнет обвинять и упрекать. Сжимаю руку Тома, чтоб поддержать. - И вчера я понял, что мне это удалось. - Продолжает Йорг. - Ты стал сильным, смелым, ты способен отстоять то, что тебе дорого. Именно этих качеств когда-то не хватило мне. Я был не таким, в твоем возрасте я был трусом.
- Ты? Трусом?
- Да, трудно поверить? Но так оно и было. Сейчас я горжусь тобой больше, чем когда-либо гордился, хотя, поводов для этого ты давал достаточно. Я понял одну вещь, мужчина это не тот, кто любит только девушек, а тот, кто знает, чего хочет, кто уверен в себе и в том, что он делает несмотря ни на что, кто отстаивает свою точку зрения без оглядки на препятствия. – Он опять замолкает, а мне уже гораздо легче, неужели я действительно слышу то, что слышу? - Вчера, пока мы ругались, ты показал мне, что теперь я могу быть спокоен за тебя, ты стал именно таким, каким я старался тебя воспитать. - Мы с Томом слушаем монолог Йорга, практически не дыша, я, честно говоря, ничего не понимаю, да и, судя по виду Тома, он тоже такого в данный момент не ожидал. - Ты извини за вчерашнее, - обращается ко мне, а я просто смотрю на него и ничего не могу осмыслить. - Просто вы вчера обрушили на меня то, чего я больше всего боялся, от чего прятался сам и прятал Тома. Я играл с тобой во все эти мальчишеские игры, приучал к мужским занятиям и истинам, потому что боялся, что когда-нибудь тебя начнут привлекать парни.
- Почему ты этого так боялся? Это что, фобия такая?
- Может и так, просто я очень боялся, что ты пойдешь в меня. - Смотрю на Тома, он, не моргая, глядит на отца и, видимо, так же как и я пытается сообразить, что он только что услышал.
- В каком смысле в тебя? – Наконец, озвучивает наш общий вопрос Том.
- Я гей, сынок. - Я на мгновение перестаю дышать, и Том думаю тоже. - Я боялся, что тебе это как-то передастся.
- Подожди, - к Тому возвращается способность говорить, - что значит ты гей? Это такая шутка? А как же мама?
- Нет, Том, это не шутка. – Йорг опять переводит дыхание и продолжает, - когда мне было шестнадцать, я встретил одного парня, мы встречались недолго, так как я убежал от этих отношений, от этих чувств. Я струсил, я боялся общества, боялся родителей, я даже самого себя боялся. Я порвал с ним, сказал, что не люблю, что я вообще не такой, что просто экспериментировал. Он вскоре уехал в другой город учиться. А я перестал жить, я просто существовал. Я даже дышать не мог без него и сам же перекрыл себе кислород. Тогда я и ушел из дома, так сказать, в самостоятельную жизнь. - Грустно усмехается. - Я ничего не хотел, ничего не делал, я просто медленно сходил с ума. Потом я узнал, что он начал встречаться с каким-то парнем, что у них все отлично, и они не скрывают своих отношений. Я почувствовал себя таким ничтожным, что был уверен, что не достоин жить на этой земле, к тому же, ради чего? Я по-прежнему любил его и ненавидел себя. Внутри не было ничего кроме постоянной боли. Я все чаще стал задумываться о самоубийстве и именно в тот период я встретил Элену. Она влюбилась в меня без памяти и отчаянно пыталась вытащить из этого состояния. Так как мне было все равно, я рассказал ей все, до этого момента она была единственным человеком, кто об этом знал. Она практически заставила меня жениться. Мне было все равно. Но со временем я понял, что эта девушка так меня любит, что я не имею права испортить ей жизнь так же, как испортил себе. Я стал стараться. Со временем появились чувства, не любовь, но тоже очень теплые и сильные. Чувства благодарности, привязанности, родства. Я открыл свое дело, жизнь начала обретать краски. Потом появился ты, и я почувствовал, что стал счастливым, по-настоящему счастливым. - У Йорга даже глаза увлажнились, про себя я уж даже не говорю. - Поэтому, я панически боялся, не самого факта, что ты можешь стать геем, а того, что тебе придется испытать то, что испытал тогда я. Но вчера ты доказал мне, что тебе это не грозит, ты намного сильнее, чем был я. К тому же, как я понял, - осматривает нас обоих, - я уже опоздал с предупреждениями. Я, просто, невероятно горд, что у меня такой сын.
- Папа, - Том протягивает руки и Йорг, мгновенно пересев на кровать, сжимает его в объятиях. У них у обоих блестят глаза от застывших в них слез. Я тоже прослезился, а как иначе? Никак. Я просто не могу поверить в происходящее.
Через пару минут они отстраняются друг от друга.
- Так, ну, ладно, -

Часть 3!

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 21:52 + в цитатник
Мы пробыли в башне еще примерно пол часа и направились к дому.
- Билл, а Аксель знает про твою ориентацию?
- Он все про меня знает.
- И что, он по этому поводу говорит?
- А что он должен говорить? Может, другой служитель церкви и осудил бы, но Аксель меня любит, он слишком хорошо меня знает. К тому же, мне кажется, он вообще никого и никогда не судит.
- Это хорошо.
- Да.
Том проводил меня до дома Майка. По пути я зашел домой и вынес ему свою писанину. Потом он уехал, пообещав заехать сегодня в сервис. Я просидел у друга пол ночи и, наконец, вернулся домой. Заснул, практически, мгновенно, забыв завести будильник. Проспал, правда, всего пол часа. Пришлось собираться со скоростью света, но на автобус я успел. На работе без Майка очень скучно. Время до обеда тянулось бесконечно. И вот, сидим, уминаем свой фаст-фуд, у нас никто не ходит в кафе или еще куда, прямо на месте удобнее.
- Всем привет, обедаем? – Я аж подавился, увидев, входящего Майка, вернее, ковыляющего на костылях. Все моментально повскакивали.
- Ты что здесь делаешь? – Подлетаю к нему первым.
- Да не могу я дома сидеть, со скуки помрешь, а в моей работе ноги не требуются, - улыбается.
- Ну, и правильно, какая разница, где валяться, на диване или под машиной. – Каин подходит и пожимает Майку руку, за ним тот же жест проделывают остальные.
- А ты себя нормально чувствуешь? – Доходим до ящиков, выступающих в роли стола и стульев, и Майк осторожно садится.
- Да все нормально, Билл, я же не в голову ранен.
- Ну, смотри, - в порыве радости обнимаю его, - я так рад, что ты пришел, без тебя так скучно.
- Я рад, что тебе так дорого мое чувство юмора, - усмехается.
- Дурак, я не про это. – Стукаю его шутя.
- И не стыдно на больного человека руку поднимать?
- Раз, на работу приперся, значит, не больной.
В сервис заезжает серебристая Audi. Останавливается и из нее появляется девушка. Оглядывается по сторонам и останавливает взгляд на мне.
- Простите, можно с Вами поговорить?
- Со мной? – Уточняю я. Что ей от меня может понадобиться?
- Да-да, - подтверждает она и подходит ближе. Ребята деликатно расходятся по своим рабочим местам.
- Сиди, - останавливаю Майка, собирающегося вставать вслед за ними. Встаю сам.
- Я Вас слушаю.
- Желательно наедине.
- Говорите, при этом человеке можно. – Мне это уже не нравится.
- Хорошо, можно узнать, как Вас зовут? Я Селена.
- Билл.
- Очень приятно. Я пришла поговорить о Томе Каулитц. Я видела вас вместе в клубе и на гонках. – Так, начинаю догадываться, что ей надо. – Какие у вас отношения?
- Простите, а Вы, собственно, кто?
- Я человек, знающий, кто такой этот Том Каулитц.
- Ну, я, вроде как, тоже в курсе кто он такой.
- Не думаю. Он очень хорошо умеет входить в доверие и убеждать, какой он, якобы, хороший, но это далеко не так.
- Послушайте, я не знаю, кто Вы и зачем пришли, но я уж как-нибудь сам разберусь, кто из моих знакомых хороший, а кто плохой.
- Я просто хотела предупредить.
- О чем? – Вставил свое слово Майк.
- А мне не интересно, я не хочу слушать, кто Вы вообще такая?
- Да пойми ты, дурак, что можешь в такое дерьмо заплыть, что не выплывешь, - она начала нервничать. Я уж про себя молчу. – Беги от него подальше пока не поздно.
- Да почему? Он что расчленит меня и на заднем дворе закопает? – Разговариваем уже на повышенных тонах.
- Он тебе, случайно, не рассказывал, что сделал три года назад? Очень сильно сомневаюсь.
- Ну и что же он сделал? – Сердце начинает как-то странно биться.
- Он втерся в доверие к одному мальчику, влюбил его в себя, точно так же водил по клубам, приглашал на гонки и так далее, а когда не получил желаемого, просто взял и изнасиловал его.
- Я не верю, он не мог. – Сердце стучит где-то в висках, мысли все перемешались. – Я тебя даже не знаю, почему я должен тебе верить и откуда ты все это знаешь?
- От того самого мальчика и знаю, я его сестра.
- А где, тогда он сам?
- Он уехал в Бремен на следующий же день после той ночи, сказал, что не сможет жить с ним в одном городе.
- Я не верю, - не одной мысли больше нет, сажусь рядом с Майком.
- Тогда спроси у него сам, сомневаюсь, что он скажет правду, но, может, по реакции поймешь. Я просто не хочу, чтоб история повторилась. Ты вроде неплохой малый, и, похоже, он уже успел запудрить тебе мозги. У этого человека нет чувств, не думаю, что он изменился за эти три года, вернее, я уверена, что не изменился. Я тебя предупредила, а уж верить мне или нет – твое дело.
- А как зовут Вашего брата? – Майк, как всегда, само спокойствие и, как всегда, это лишь видимость.
- Кристиан, Кристиан Штойбер. Я понимаю, что вам нужны доказательства, но была бы очень благодарна, если б вы не беспокоили его по этому поводу. Только если другого выхода не будет. Я пойду, спасибо, что выслушали. – Встаю на автомате. Она садится в свою машину и уезжает. Провожаю ее взглядом и поворачиваюсь к Майку.
- Я не хочу, чтоб ты с ним виделся.
- Майк, это все неправда. Кто она такая? Может, это одна из его фанаток, наплела хрени всякой.
- А если, правда? Билл, если он с тобой что-нибудь сделает, я его убью. – Говорит так серьезно, что мне становится страшно.
- Перестань, даже в шутку не говори о таком.
- Я не шучу, если он хоть пальцем тебя тронет против твоей воли, я убью. – От его тона совсем жутко становится.
- Майк, ты не забыл, что я ночевал у него, почему же он меня не изнасиловал тогда? Все это бред.
- Может, пока надеется уломать тебя по-хорошему. Ты вспомни, сколько всего подозрительного в его поведении было. Его второй опыт с парнем, почему он не стал об этом говорить? Может, это, как раз, он и был. Или вспомни вашу первую встречу, когда человек пьян, он не умеет притворяться, а трезвый вполне может. Так, почему бы, не предположить, что настоящим он был именно тогда в мастерской, а не тогда, когда обнимал и целовал тебя. – Каждое его слово, как будто, бьет чем-то очень тяжелым. Я уже не знаю чему верить, я совсем запутался. Томми, нет, ты не такой, ты ведь не мог.
- Нет, Майк, он не такой. – Он встает и берет меня за плечи.
- Посмотри на меня и скажи, ты уверен в этом? – Несколько секунд просто смотрю ему в глаза.
- Да, - говорю очень тихо.
- Можешь врать мне, но не ври самому себе. – Утыкаюсь в него.
- Майки, ну, пойми меня, пожалуйста. Ну, скажи, что это все неправда, я не хочу, я не смогу, Майки. – Обнимает меня, сильно прижимая к себе.
- Я понимаю, малыш, но сказать, что это неправда не могу. – Отстраняюсь от него.
- Мне нужно с ним поговорить.
- Не думаю, что это что-то даст, он тебе опять наплетет с три короба, поцелует пару раз и ты во все, как всегда, поверишь.
- Ну, и что ты тогда предлагаешь, хотя, не говори, я знаю, скажешь, рви с ним и все дела, да?
- Я бы с удовольствием тебе это предложил, но это бесполезно, ты это предложение засунешь мне в задницу.
- Угадал, прямо туда я бы его и определил.
- Давай сами попробуем узнать, правда это все или нет, а Тому пока ничего не говори и будь осторожнее, старайся не оставаться с ним наедине.
- Бл*ть, хватит так говорить, он не маньяк.
- Ты сам в этом не уверен, так что не психуй, если он и правда того пацана изнасиловал, то к тебе он больше не подойдет и мне все равно, что ты на это скажешь.
- И как мы узнаем правду?
- Надо найти этого Кристиана. Я этим займусь, так как, все равно, на больничном, а ты соблюдай осторожность.
- Ты это теперь каждые десять минут будешь говорить?
- Каждую минуту буду. Когда вы встречаетесь?
- Он сегодня обещал в сервис заехать.
- Билл, обещай не оставаться с ним наедине.
- Майк, ты палку не перегибаешь?
- Я лучше палку перегну, чем потом узнаю, что этот урод тебя… пообещай, Билл.
- Ладно, обещаю. А этот Кристиан, откуда нам знать, может, он тоже фальшивка, она ведь и его подговорить могла.
- Билли, ну, какой в этом толк, для чего им разыгрывать такие театры?
- Может, она хочет, чтоб я от Тома отстал.
- Этот вариант не катит. Если это все вранье, это же все равно всплывет, и вы останетесь вместе, а вот ей, при этом, будет грозить расправа от кого-либо из обманутых. С какой стороны не посмотри, все говорит о том, что она сказала правду. – Чем больше он говорит, тем паршивей мне становится. Не хочу в это верить, но ведь я и сам подозревал, что он со мной, чтоб затащить в постель, но эта история даже те сомнения заглушает. Изнасиловал? Томми? Нет, это просто какая-то злая шутка. Я даже просто подумать о том, что это правда, боюсь, до ужаса боюсь. Он не может быть таким бесчувственным, только не он.
- Билл, ты в порядке?
- Да, бл*ть, я в полном порядке, я от счастья залетаю сейчас, что за вопросы, Майк? Похоже, что я в порядке? Человек, который занимает все мои мысли, который успел стать, практически всем для меня, возможно, обыкновенный сексуальный маньяк, желающий трахнуть меня любым доступным способом, а ты спрашиваешь в порядке ли я. – Психую не по-детски, но не могу себя контролировать. Меня почти трясет. Майк хватает меня, притягивает к себе и сильно прижимает к себе.
- Все, хватит, успокойся, все будет хорошо. – Пытаюсь вырваться, но он здоровей меня раза в два, постепенно успокаиваюсь и обмякаю в его руках.
- Майк, что мне делать? Я не смогу без него, если это правда, я не смогу.
- Сможешь… если так будет нужно, сможешь.
Через пол часа я успокоился, хотя, это спокойствие было только внешним.
- Ладно, Билл, я пошел, зайду к Курту, попрошу его пробить имя этого Кристиана в Бремене.
- Что будешь делать, если найдет?
- Навещу его.
- Поедешь в Бремен? Со своей ногой?
- Я же не пешком собрался идти, я все равно не успокоюсь, пока не разберусь что к чему. Все, я пошел. Билл, - смотрит на меня.
- Да, знаю я, знаю, обещаю, буду осторожней. – Майк уковылял, и стало как-то совсем плохо. Ну, почему все так? Почему? Иду, наконец, работать, обеденный перерыв итак затянулся не на шутку.
Спустя два часа к сервису подкатывает Кадиллак. Сердце начинает предательски биться. Том вылезает из машины и идет ко мне. Улыбается. Такой радостный, такой родной, такой любимый. Напрочь, забываю обо всех ужасах, которые никак не могу связать с ним сейчас. Улыбаюсь в ответ и погружаюсь в его объятья.
- Я скучал.
- Я тоже.
- Может, сбежим? Ну, ее, эту работу.
- Нет, Том, нельзя.
- Тогда сразу после работы я тебя украду.
- И куда же ты меня украдешь?
- Увидишь.
- Билл, ты сегодня работать собираешься? То девушки к нему, то парни, не сервис, а дом свиданий какой-то, - Каин, бл*ть, не знает, куда свою зависть деть.
- Девушки? – Том очень удивленно смотрит на меня, явно ожидая объяснений.
- Да какие девушки, - быстро оживляю свою мозговую деятельность, - это мамина подруга заходила, бутерброды занесла, я их утром дома забыл. – Вроде поверил, черт, чуть инфаркт не схватил.
- А я уж было, подумал, что ты тогда слукавил по поводу сто процентной не любви к слабому полу.
- Я никогда не вру, - делаю обиженное выражение лица.
- Так уж и никогда?
- Ну, если только по мелочи, - улыбаюсь оттого, что он начинает целовать меня в краешек губ, слегка поворачиваю голову и прикусываю его верхнюю губу, тут же начиная ее целовать. Он присоединяется. Через несколько секунд отстраняюсь.
- Мне, правда, работать надо.
- Ладно, в восемь я заеду, - коротко целует и идет к машине, провожаю его и возвращаюсь к работе. В голове просто не укладывается, что все это может быть настолько фальшивым и ужасным, как описала эта Селена. Просто не укладывается.

Ближе к восьми часам начинаю нервничать. Пообещал Майку не оставаться с Томом наедине, но вряд ли мне это удастся. Куда бы он меня сейчас не повез, почему-то мне не кажется, что это будет людное место. А что я скажу? Голова болит, и я хочу домой – бред. Да и не верю я, что все так ужасно. Я не боюсь его. Как его можно бояться? Он такой нежный со мной, да, бывают моменты, когда он пытается приставать, но я говорю «нет», и он останавливается. Не верю, что он может не остановиться и… нет, не верю.
Я уже собрался и жду его. Не проходит и десяти минут, как он появляется.
- Готов? – Заскакиваю в машину, и мы сливаемся в довольно жадном поцелуе.
- Куда мы? – Слизываю с губ его вкус.
- Увидишь.
- Ну, Том, ну, хоть, намекни.
- Нет, - улыбается и отъезжает. Прости, Майк, я не могу ему врать, да и не хочу.
На улице уже начинает темнеть. Смотрю на Тома. Пытаюсь представить то, о чем поведала Селена и не могу, я просто не могу этого представить. Это просто невозможно. Том поворачивает ко мне голову.
- Что-то не так?
- Нет, все нормально, просто, гадаю, куда ты меня везешь.
- Сейчас увидишь, недалеко осталось, - улыбается, - тебе должно понравиться, по крайней мере, я надеюсь, что понравится.
- Это общественное место?
- Вообще да, но в нем есть еще одно место, где людей почти не бывает, вот туда мы и направляемся. – Становится не по себе. Нет, я не боюсь его, я боюсь разочарования в нем, боюсь узнать, что он не такой, каким я его вижу, очень боюсь. Майк меня убьет, просто пристрелит на месте, как только узнает, что я вот так еду неизвестно куда и, по его мнению, неизвестно с кем. Подъезжаем к какому-то парку, ни разу здесь не был. Том останавливает машину и глушит мотор.
- Выходи, приехали. – Открываю дверь и вылезаю. – Пойдем, - кивает головой и идет в сторону ворот. Иду к нему. Подхожу, и мы вместе заходим на территорию парка. Оглядываюсь по сторонам, людей не видать, только какая-то пара девчонок лет по шестнадцать, сидят на лавке и рассматривают журналы, что они там видят, интересно, уже довольно темновато для чтения. Том берет меня за руку и ведет куда-то в сторону, потом сворачиваем с дорожки и проходим между здоровенными кустами. Что-то мне уже становится жутковато, в свете последних событий. Вдруг среди деревьев различаю беседку, а чуть в стороне от нее небольшой прудик, слегка заросший, но от этого, выглядящий как-то завораживающе.
- Том, здесь так, - делаю паузу, так как слово подобрать не могу.
- Нравится?
- Очень, у меня от этого места какие-то странные ощущения.
- Сюда мало кто заходит, пойдем, - он ведет меня к беседке. Заходим в нее. По периметру ее огибают лавочки, а вместо стен красивые решеточки, обвитые цепкими, вьющимися растениями. Четвертая стена отсутствует, дабы сидя на любой из лавочек было видно пруд. Том садится и притягивает меня к себе на колени.
- Я знал, что ты оценишь, - убирает мне волосы и прикасается губами к шее, - пытаюсь расслабиться, но никак не получается.
- Да, здесь здорово. – Перестает целовать и просто обнимает, вот теперь расслабляюсь.
- Я немного почитал вчера твои записи.
- Да? И как? Только правду говори.
- Мне очень понравилось, особенно спуск капельки по окну, описанный на двух страницах.
- Ты иронизируешь сейчас, да? – Возмущенно пихаю его в живот.
- Да, нет, Билл, правда, очень здорово, я бы это и тремя словами не описал, а ты две страницы накатал, причем, читаешь с неподдельным интересом. Ты просто молодец. – Прикусывает мне мочку уха, затем целует щеку рядом, мелкими поцелуями движется к губам. Поворачиваю голову ему навстречу и вот я уже чувствую его мягкие губы на своих. Обвиваю его шею руками и открываю рот, впуская его внутрь. Наши языки встречаются и начинают ласкать друг друга. Дыхание сбивается и у него и у меня. Чувствую его руку на внутренней стороне своего бедра, она движется все выше. Напрягаюсь и останавливаю ее своей рукой, не разрывая поцелуя. Тут же чувствую его вторую руку, забравшуюся под футболку и гладящую мою поясницу. Отстраняюсь.
- Том, перестань. – Говорю сквозь рваное дыхание.
- Ну, что такое, малыш, я ничего такого не делаю вроде, что с тобой сегодня? Ты весь вечер какой-то напряженный. Что-нибудь на работе случилось?
- Нет, все нормально, ты не можешь просто целоваться? Обязательно руки распускать?
- Тебе неприятно? Я тебе противен?
- Нет, но…
- Тогда в чем дело? Билл, я же не собираюсь здесь сексом заниматься, что плохого в том, что я немного поласкаю тебя руками?
- Зачем? Мы от этого только возбудимся и что дальше?
- Ну, если ты возбудишься, я тебе с этим помогу, не бойся, - он возвращает руку на мое бедро. Я вскакиваю с него.
- Нет, Том, я же сказал НЕТ, - повышаю голос.
- Билл, да что с тобой такое? Со мной вчера был совсем другой человек, что за один день могло так измениться? – Многое Томми, даже не представляешь, насколько все изменилось.
- Ничего, отвези меня домой, пожалуйста.
- Почему? Объясни мне, ну, хочешь, я вообще тебя трогать не буду, хочешь? Я ни черта не понимаю, но если это такая проблема, я за метр от тебя сяду, только объясни, что случилось, почему ты от меня так шарахаешься? – У меня начинает вибрировать телефон.
- Извини, - достаю трубку, Майк, нажимаю кнопку принятия вызова.
- Алле.
- Ты где? – Пару секунд соображаю, что сказать.
- Гуляю.
- С ним?
- Да.
- Билл, сейчас ты говоришь ему, что у тебя срочное дело и уходишь оттуда со скоростью света, понял?
- Почему? – Не нравится мне его голос, слишком нервный.
- Потому что все, что сказала Селена – чистая правда. Я тебе потом все расскажу, а сейчас уходи от него, слышишь? – Даже в глазах потемнело и воздуха так мало.
- Ты уверен? Откуда ты знаешь? – Не верю, не могу.
- Я нашел Кристиана, я сейчас у него, Билл вы одни?
- Майк, ты уверен, что он не врет?
- Уверен, уходи и перезвони мне. И еще, Билл…
- Что?
- Кристиан похож на тебя. – Сердце резко ныряет куда-то вниз, нажимаю на сброс.
- Билл, что случилось? Ты весь побелел. – Подходит ко мне.
- Не трогай меня, ты обещал.
- Ладно-ладно, - останавливается. – В чем дело?
- Том, расскажи мне про свой второй раз с парнем. – Мне не страшно, ни капли, мне даже как-то все равно, что может со мной случиться, хуже того, что я сейчас чувствую, уже не будет. Одно желание – выяснить, наконец, все самому, чтоб никаких больше сомнений, я очень устал сомневаться и гадать. А теперь терять нечего.
- Билл, кто тебе звонил?
- Это не важно, расскажи мне.
- Ты что-то знаешь, да?
- Бл*ть, Том, какая разница, что знаю я, просто скажи, почему ты не стал об этом говорить?
- Это плохая история, - он очень побледнел, а такой привычный уже, уверенный, дерзкий взгляд стал почти никаким, даже объяснить сложно.
- Я хочу ее знать, расскажи.
- Тебе не надо этого знать.
- Почему? Ты его изнасиловал? – Я все еще надеюсь, что это неправда. Он вдруг сильно меняется в лице. – Это правда, что три года назад ты изнасиловал парня? – Смотрит на меня каким-то не своим взглядом, без обычной уверенности, без игривого огонька, всегда присутствующего в глубине его глаз, сейчас ничего этого нет. – Не молчи, Том, просто ответь да или нет. – Но его молчание говорит лучше любых слов. Я уже понял ответ.
- Да, - как ножом резанул, - но, Билли, выслушай меня…
- Нет, я не хочу больше, ничего не хочу. – Разворачиваюсь и собираюсь убежать, но он хватает меня сзади и заключает в кольцо, обвив меня руками.
- Послушай меня, пожалуйста.
- Не трогай меня, ты же обещал, - глаза начинают слезиться от осознания того, что больше не на что надеяться, что все сомнения прояснились, и ничего не изменишь, ничего.
- Билли, я не буду, обещаю, я даже отойду, только не убегай, выслушай меня, пожалуйста, не надо меня бояться, прошу тебя.
- Я тебя не боюсь, - голос как будто не мой, какой-то безжизненный.
- Билл, обещай, что не убежишь. – Несколько секунд молчу.
- Обещаю. – Опускает руки и отходит на шаг назад. Поворачиваюсь к нему.
- Билл, откуда ты это узнал?
- Какая разница? Том, а я? Я тоже был нужен только для секса? Значит, ты все же решил сдержать свое слово? – Внутри, как будто, огонь горит, выжигая все вокруг. Одна слеза все же прорывается наружу, нет сил ее остановить.
- Нет, Билл, что ты говоришь? Какое слово?
- То самое, тогда в мастерской, помнишь, что ты мне сказал?
- Черт, Билл, я же просил забыть, я же извинился, - повышает голос.
- Ты думаешь, так просто такое забыть? – Следую его примеру. – Что, насчет Кристиана?
- Ты от него узнал? Билл, ты его видел? Где? Скажи мне, пожалуйста, - подскакивает ко мне, - где он, Билл?
- Зачем тебе?
- Мне нужно с ним поговорить, очень нужно, Билл, это висит на мне уже три года, понимаешь? Где ты его видел?
- Я его не видел.
- Откуда тогда?
- Ко мне приходила его сестра.
- Сестра? – Он отводит взгляд и садится на землю, сгибает ноги в коленях и, упершись в них локтями, утыкается лицом в раскрытые ладони. Смотрю на него, и он совсем не кажется мне злодеем, ведь это мой Томми и в данный момент ему, кажется, плохо, но он признал, что изнасиловал, как такое могло случиться? Меня, как будто, на части разрывает. Смотрю на него, и так хочется сесть рядом, обнять, успокоить, но вспоминаю все эти ужасы сегодняшнего дня и остаюсь на месте.
- Том, как это случилось? Как ты мог? Что тебе нужно от меня? Расскажи мне все, пожалуйста, я устал догадываться. – Он поднимает голову и смотрит на меня снизу вверх.
- Билл, я не обманывал тебя… ну, если только в самом начале чуть-чуть. Вспомни день в башне, ночь в квартире, гонки, тогда я был открыт, я ни с кем еще никогда не был так открыт как с тобой в те дни, я думал ты это видишь, я надеялся, ты чувствуешь это.
- Я видел, Том, но те слова в нашу первую встречу…
- Билл, в тот день я был очень злой, я напился и ненавидел всех парней, кто хоть как-то напоминал безденежье. Утром того дня, на маму напали два оборванца. Они ударили ее по голове какой-то железякой и забрали сумку. Она потеряла сознание и, придя в себя, никого и ничего не вспомнила. Временная амнезия, слышал про такое? Этих парней видел один старик. Их быстро задержали. Знаешь, что чувствуешь, когда твоя мама спрашивает у тебя кто ты? Я сорвался тогда на тебе. Мне жаль, но так вышло, я не могу этого изменить, единственное, что я мог сделать это извиниться, это я и сделал. На гонки тогда тебя пригласил, чтобы… не знаю, хотел загладить вину, наверное, реабилитироваться. После того вечера, понял, что я тебе нравлюсь, и решил этим воспользоваться.
- Воспользоваться?
- Да, не перебивай, пожалуйста, раз уж я начал откровенничать, то уж дойду до конца. Я смекнул, что ты мне вроде тоже в какой-то степени нравишься, симпотичный, диковатый, интересный одним словом и признаюсь, что тогда я действительно подумал, что тебя при таком раскладе можно уломать на очень неплохой секс. Поэтому я начал действовать прямо. Но после той ночи у меня, ты что-то во мне переклинил, я уже не хотел уламывать тебя, я захотел узнать тебя. И чем больше времени я с тобой проводил, тем больше понимал, что ты все глубже внедряешься в мои мысли и в мою жизнь. Тогда в церкви я понял, что… - Замолкает.
- Что? – Спрашиваю очень тихо.
- Что влюбился… окончательно и бесповоротно. Вот так, Билли, расставлял сети для тебя и сам же в них угодил. – Грустно усмехается. Смотрю на него и впервые я не сомневаюсь, не знаю, как это объяснить, но в данный момент я просто знаю, что он не врет, я это вижу, я чувствую. Приседаю возле него и заглядываю в глаза. Вот они, они не могут врать и в них сейчас грусть, которой я еще ни разу не замечал в его взгляде. Вторая слезинка выбивается наружу, Том протягивает руку и вытирает ее с моей щеки. – Не плачь, малыш, это мне должно быть плохо, я заслужил, а ты нет. – Сажусь верхом на его уже выпрямленные ноги, обвиваю руками и со всей силы сжимаю, показывая, как сильно злюсь за все эти нервы и как сильно люблю, несмотря ни на что. Обнимает меня в ответ.
- Том, расскажи мне про Кристиана. Как это произошло? – Еще крепче прижимает меня к себе, но через несколько секунд слегка отстраняется.
- Ну, мы тусили вместе недели три. Он довольно раскованно себя вел. Никаких комплексов или заморочек. Мы просто хорошо проводили время вместе, и никто ничего не предъявлял, знаешь, такие легкие отношения, даже не отношения, а так.
- Нет, не знаю.
- Да, ты не знаешь. – Улыбается и проводит подушечками пальцев по моей щеке. – В общем, той ночью мы слегка выпили, не опьянели, но были навеселе. Крис, как всегда, отрывался по полной, никакой зажатости или чего-то такого. Он даже первым начал более активные действия к сближению. Все шло нормально, мы уже сняли друг с друга практически всю одежду. Возбудились до предела, но он вдруг резко начал меня отталкивать. Я даже не принял это всерьез, подумал, что он решил поиграть, но он продолжал отбрыкиваться. – Том замолкает и глубоко вздыхает, - Короче, я не остановился. Если бы он раньше отказался, ничего бы не было, но он сказал «нет» практически в самый последний момент. Это, конечно, не оправдание, но я до сих пор не понимаю, что с ним приключилось так вдруг. До сознания все дошло утром, когда проснулся. Криса уже не было, он ушел сразу, как только я его отпустил. Я сразу поехал к нему, хотел поговорить, узнать, почему он вдруг так себя повел и попросить прощения, но его друзья сказали, что он уехал, а куда они говорить не захотели. Найти его я не мог, так как даже фамилии не знаю, мы вообще друг о друге почти ничего не знали, просто проводили вместе время, в основном по клубам.
- А, по словам Селены, Кристиан относился к этому серьезней.
- Может и так, но он об этом ни разу даже не заикался, никак это не показывал. Я даже не знал, что у него сестра есть.
- А, правда, что он похож на меня?
- Кто тебе сказал?
- Майк, он его нашел, хотел узнать, правду Селена сказала или нет.
- Это он звонил?
- Да.
- Ну, может, сходство и есть, но ты не думай, это просто совпадение. У него прическа похожа на твою, и он такой же высокий и худой.
- Я не худой, я стройный.
- Ну, вот видишь, а он худой, - улыбается.
- Том, вставай, давай с земли, отморозил уже все, наверно.
- Ну, это легко проверить, хоть сегодня.
- Ты не исправим, - бью его по плечу, улыбаемся и встаем на ноги. Он берет в руки мое лицо и смотрит прямо в глаза.
- Билл, я, правда, сожалею, что так поступил тогда, не считай меня бесчувственным ублюдком.
- Я не считаю. – Он приближается и мягко целует. Это мой Томми и я верю ему, всегда верил, несмотря ни на что.
Идем назад, в беседку и садимся на лавочку.
- Томми, а что с твоей мамой? Она выздоровела?
- Память практически вернулась, остались несущественные мелочи.
- Ну, и хорошо.
- Билл, ты сказал, что Майк нашел Криса.
- Да, он говорил, что сейчас у него.
- Билли, мне нужно знать его адрес, можешь спросить у Майка?
- Могу, но он вряд ли скажет, если поймет что это для тебя.
- А ты скажи, что тебе надо, что хочешь сам с ним поговорить.
- Том, я не умею ему врать, он поймет, я никогда его не обманываю.
- Какие у вас теплые, доверительные отношения, однако.
- Не ревнуй, – улыбаюсь.
- К кому? К этому качку? Такие старики мне не конкуренты. – Принимает наигранно-важный вид.
- Старики? – Смеюсь, - он тебя старше всего на три года.
- На целых три? Говорю же он древний, - усмехается.
- Да ну тебя. – Телефон снова начинает вибрировать.
- А вот и наш старикашка.
- Перестань, - толкаю его и отвечаю на звонок. – Алле.
- Билл, ты ушел от него?
- Нет, Майк, я с ним.
- Почему? Ты что, мне не поверил?
- Майки, все нормально, он мне все рассказал.
- Что он тебе рассказал? Билл, он тебе лапши на уши навешал.
- Никто и ничего мне не вешал, я ему верю.
- А я верю Крису.
- Ах, вон оно что, он уже Крис! Майк, давай потом поговорим и все друг другу расскажем, ладно? Ты где?
- Я еще в Бремене, останусь переночевать, а завтра утром домой.
- Где переночевать, у него?
- Да, Билл, я хочу, чтоб ты сейчас же ехал домой.
- Майк, я в порядке, со мной ничего не случится.
- Дай ему трубку.
- Зачем?
- Билл, дай ему телефон.
- Не дам я ему ничего, чтоб ты всякой хрени ему наговорил? – Том, поняв, о чем речь, сам выхватывает у меня трубку.
- Я слушаю … Конечно, чего же тут не понять … На том и порешим, ты у Криса? Дай мне с ним поговорить … Тогда передай ему, что я очень хочу с ним встретиться … Премного благодарен. – Том отключает вызов и отдает мне телефон.
- Что он сказал?
- Сказал, что оторвет мне все жизненно-важные органы, если я тебя хоть пальцем трону.
- Я так и знал, ну, значит, тебе уже не позавидуешь, ты ведь уже не только пальцем меня трогал, - подхожу и усаживаюсь к нему на колени, - а насчет Криса что?
- Крис со мной говорить не хочет, - опускает взгляд.
- Все будет нормально, Том, - утыкаюсь носом в его щеку, - ты все равно с ним поговоришь, и вы все выясните, - прикасаюсь губами к его скуле, - я вытрясу у Майка адрес, обязательно.
- Не надо ничего из него трясти, ты мне просто фамилию скажи, и я сам найду. – Он ловит мои губы своими, проводит язычком по нижней, потом по верхней, проникает внутрь и с особой тщательностью начинает исследовать мой рот. Мычу что-то несвязное от удовольствия и кладу руки ему на плечи. Одной рукой поглаживает мое бедро, пальцы другой запускает в мои волосы и нежно массирует голову. Начинаю тихо постанывать ему в рот, чувствую накатившую тяжесть внизу живота, она постепенно перерастает в напряжение отдающееся ниже. Огромным усилием воли слегка отстраняюсь.
- Томми, стоп, - еле выговариваю, обжигая его губы, горячим дыханием. Прикусывает напоследок мою нижнюю губу и отстраняется. Утыкаюсь в его шею и замираю, успокаивая дыхание.
- Том, помнишь, ты говорил, что соревнования через пару дней, они ведь уже прошли.
- Да, гонки завтра.
- И почему ты меня не приглашаешь?
- Вообще-то собирался, но вечер принял неожиданный поворот. Я заеду за тобой часов в пять.
- Опять надо отпрашиваться? Меня точно уволят.
- Ну и пусть.
- Ага, легко тебе говорить.
- Билли, ты же не собираешься всю жизнь машины мыть.
- Нет, но…
- Ну вот и все, забей ты на эту работу, она не для тебя.
- А что, по-твоему, для меня?
- Ну, не знаю, с твоими данными по подиуму ходить надо.
- Не хочу по подиуму.
- Почему?
- Потому что там все через постель, я знаю, у нас один парень пробился, он нам рассказывал за счет чего.
- Ну, не все же наверно так.
- Может единицам и везет. Да не хочу я на подиум, чего ты пристал.
- Да не пристал я, - улыбается и, взяв мою руку, перебирает мои пальчики, - не хочешь, так не хочешь. Есть масса других занятий.
- Уже поздно, Том, наверно надо домой, а то опять просплю завтра.
- Хорошо, - как-то разочарованно вздыхает и начинает вставать, - поехали тогда, - любуюсь, напоследок, местностью вокруг и идем к машине.
- Чувствую, мне предстоит стычка с Майком.
- Из-за меня?
- Да, кажется, после разговора с Крисом он тебя еще больше «полюбил». Он мне ведь сразу сказал, что если ты и вправду Криса… ну, это… то он тебе даже приближаться ко мне не позволит.
- Ну, вполне естественно для телохранителя. – Вздыхаю.
- Да уж. Я так хочу, чтоб вы ладили, хотя бы не враждовали.
- Все будет путем, малыш, - обнимает меня и открывает дверь кадиллака.

Как ни странно, но утром я проснулся даже раньше будильника, хотя, после того, как Том привез меня домой, еще долго не мог уснуть, обдумывая все, что произошло. Не спеша, привел себя в божественный вид, перекусил и решил позвонить Майку, он говорил, что собирается домой утром.
- Алле.
- Майк, ты где?
- Билл, я прямо в сервис приеду, не жди меня.
- Ладно, у тебя все нормально?
- Да, а у тебя? Ты дома?
- Да, а где мне еще быть?
- Мог и к нему затесаться.
- Нет, не затесался, представь себе, а вот ты ночевал неизвестно где, между прочим.
- Мне можно, я взрослый, - слышу, что улыбается.
- А я, значит, ребенок, по-твоему, - возмущаюсь.
- А что, хочешь сказать, не так? – Откровенно смеется.
- Не смешно.
- Ладно-ладно, не злись, я шучу.
- Еще бы ты не шутил. Ладно, встретимся на работе.
- Давай. – Нажимаю кнопку отключения вызова, убираю телефон и выхожу из дома.

Прошло уже четыре часа, как я приехал на работу, а Майка нет. Начинаю нервничать. Телефон у него отключен, хотя, скорей всего, просто разрядился, так как он никогда его не отключает. Вымыл уже две машины, и пока работы нет. Вдруг в сервис въезжает шикарный Lexus. Из него выходит симпотичный брюнет, а из соседней открывающейся дверцы вылезает Майк. Меня, как будто, водой окатили, стою, как дурак, и наблюдаю за происходящим. Этот брюнет, кажется, я уже понял, кто он, подходит к Майку и помогает ему выйти из машины. Срываюсь, наконец, с места и перехватываю инициативу на себя. Брюнет открывает заднюю дверь и достает палочку.
- А где костыли? – Интересуюсь у Майка.
- Так удобнее, - поясняет он. – Билл, знакомься, это Кристиан, - представляет своего нового знакомого. Тот протягивает мне руку. Жму ее.
- Очень приятно, - на самом деле не так уж и очень, но не скажу же я ему об этом. Не знаю, какие-то странные чувства у меня вызывает этот парень. Как подумаю, что они с Томом вроде как встречались… Интересно, а он сильно Тому нравился? Очень симпотичный, это отрицать глупо.
- Мне тоже, - улыбается. – Ладно, парни, я уже опаздываю, - поворачивается к Майку, - надеюсь еще увидимся.
- Не сомневайся, - улыбается тот. Я в ауте. Что вообще происходит? Крис уезжает.
- Ну, и что это все значит? – Прожигаю Майка негодующим взглядом.
- Что именно?
- С какого он тебя на машине развозит и что это за «надеюсь, еще увидимся»?
- Мы просто подружились, он классный парень.
- Я даже догадываюсь, на какой вы почве подружились, сидели наверно и дружненько обливали Тома грязью, да?
- Совсем нет. Что тебе Том рассказал? Он сказал, что действительно Криса силой взял?
- Ты мне лучше точку зрения Криса расскажи. – Садимся друг напротив друга.
- Крис сказал, что они встречались три недели. Что он был в него влюблен, но Тому на это было глубоко плевать. Тогда он решил играть по его правилам, так как хотел быть с ним. Раз Тому были нужны развлечения и секс, он решил под него подстроиться, но в ту ночь осознал, что так не сможет. Однако Том, несмотря на отказ, просто взял силой то, что ему было нужно. Вот и вся история. Билл, ты представляешь, что я чувствовал, когда он это рассказывал? У тебя с Томом такая же ситуация.
- Не такая же.
- Он тебе все то же самое рассказал?
- Ну, практически, да, но он рассказывал свою точку зрения, как эту ситуацию воспринимал он. Мне кажется, они просто не поняли друг друга, вернее Том в большей степени не понял Криса, но он сказал, что Крис никак не показывал ему свои чувства. Он не рассказывал тебе, хоть раз он говорил Тому, что влюблен?
- Билли, когда люди встречаются, это уже означает какие-то чувства, разве не так?
- Да, но Том даже не считал, что они встречаются. Видимо Крис перестарался под него подстраиваться. Если я хотел чего-то серьезного, так я ясно дал ему это понять. Короче, Майк, им нужно поговорить. Том сожалеет о том, что сделал, им необходимо объясниться, поговори с Крисом, раз вы так сдружились.
- Я не буду с ним говорить на эту тему. Раз он не хочет с ним разговаривать, это его право, и я его в этом понимаю.
- Ну, Майки, пожалуйста, ради меня. – Делаю самое жалостливое лицо, на какое способен.
- Билл, а ты сам то уверен, что он так уж прямо раскаялся?
- Я уверен, Майк, я видел это, когда он рассказывал.
- Ну, ладно, я попробую, но если Крис не захочет, я его умолять не собираюсь.
- Спасибо, Майки, - сжимаю его в объятьях.
- Только ради твоего спокойствия, но Тому я твоему все равно не доверяю.
- Я и не сомневаюсь. Когда ты с ним поговоришь?
- Когда угодно, позвоню и все.
- Так вы и телефончиками обменялись? Майк, он тебе не понравился случайно? – Молчит. – Мааайк?
- Я не знаю, Билл. Меня это слегка сбивает с толку. Он вызывает у меня какую-то симпатию, но это совсем не похоже на то, что я чувствую к тебе. Но мне это чертовски нравится.
- Это же здорово, Майк, меня ты любишь по-другому, я тебе тогда сразу сказал, что ты просто привык заботиться обо мне, привык оберегать, ты же с первого дня был рядом, я тогда ребенком совсем был, а тебя уже многие у нас боялись. Я верю, что ты меня любишь, я тоже тебя люблю, но это не та любовь. Мы просто очень привязаны друг к другу.
- Билл, я тебя ревновал, это что, тоже входит в братские узы?
- Ну и что, я тебя тоже ревновал.
- Когда?
- Да постоянно, меня просто бесили эти твои друзья, из-за которых ты иногда меня оставлял и шел с ними шляться, я готов был тебе глаза выцарапать в те моменты. – Смеется.
- Что же ты не говорил ничего?
- Я думал, что ты разозлишься, если я такие тупости тебе предъявлять начну.
- Билл, все это так, конечно, но было время, когда ты действительно меня привлекал, я хотел тебя.
- Мааайк, - вот такие откровения от него, это немного слишком, - но ты сказал «было время», значит, это было временно, может, гормоны играли, подумаешь.
- И к чему же мы пришли?
- Что мы любим друг друга, но наша любовь особенная, - улыбаюсь, как камень с души свалился.
- Типа братская, хочешь сказать.
- Типа. Ты наверно и правда одно время был влюблен, я это помню, твои взгляды ненормальные и все такое, но сейчас я этого уже не вижу, может, не зря просил Бога, - продолжаю улыбаться и улыбка все шире.
- Чего это ты там просил интересно?
- Чтоб у тебя это влечение прошло. А Крис, он тебя привлекает в этом смысле?
- Не будем пока об этом, я еще не совсем разобрался, что к чему.
- Чего тут разбираться то? Хочешь его или нет?
- Билл, - как-то возмущенно смотрит на меня, - я смотрю, общение с Томом даром не проходит.
- А причем тут Том? Нормальный вопрос.
- Ты не расслабляйся, понял? Я за этим твоим гонщиком слежу, и отставать не собираюсь.
- Да ну тебя, позвони лучше Крису.
- Билл, там работка приехала, - Каин проходит мимо и стукает меня по плечу, далеко не по-дружески, гад.
- Ладно, я пошел, звони ему, - повторяю Майку и иду работать.

Том, как и обещал, подъезжает без пяти пять. Запрыгиваю на свое место рядом с водителем. Не успеваю сказать и слова, как моя голова оказывается придавленной к сиденью. Мгновенно открываю рот от такого напора. Его язык врывается внутрь и жадно блуждает по всей полости. Прихожу в себя, понимаю, что дико соскучился и начинаю не менее жадно отвечать. Очень скоро воздух заканчивается, и мы отстраняемся друг от друга. Одновременно облизываемся и расплываемся в улыбке.
- Привет.
- Привет.
- Я жутко соскучился, - проводит большим пальцем по моим губам.
- Я понял, - ловлю ртом его палец провожу по нему язычком и выпускаю, - я тоже.
- Ну, что ж, в путь, за очередной наградой. – Пристегивает ремень безопасности.
- Поражаюсь твоей самоуверенности. – Следую его примеру.
- Я просто знаю, в чем я лучший, - подмигивает мне и выезжает на дорогу. – Только за Дэном заедем в одно место, он без машины, а до дома ему далеко, опоздает.
- А где он?
- С девчонками затусил.
- Ясно.
Куда-то сворачиваем и проезжаем пару кварталов. Вижу впереди кучку людей.
- Так мы его вместе с этими девками заберем?
- Ну, не оставлять же их на дороге.
- Логично. – Останавливаемся возле Дэна с двумя девушками. Он приветствует нас и устраивается со своим «богатством» на задних сиденьях.
- Оу, Томми, а что это за симпатяга с тобой? – Тянет слащавым голоском одна из грудастых, - познакомишь?
- Вот именно, этот симпатяга со мной, так что закатай губу, детка.
- Ясно, но может, в другой раз больше повезет мне, зайчик, порадуй меня своим голоском, скажи свое имя. – Бл*ть, меня сейчас просто вырвет, она что, приняла меня за одноразовую подстилку? Ну, зачем всех по себе то судить?
- Отстань от него, он не разговаривает с людьми, уровень интеллекта которых, ниже его собственного.
- Каулитц, ты хам.
- Спасибо, дорогая, - Том улыбается и смотрит на меня. Улыбаюсь в ответ.
- Так, я что-то не понял, тебе меня что ли мало? – Вмешивается Дэн.
- Нет, - мурлычет эта девица, и на заднем сидении начинается черт знает что. Смотрю в зеркало заднего вида и с гримасой отвращения перевожу взгляд на Тома, он улыбается, заметив выражение моего лица, и возвращается взглядом на дорогу.
Доезжаем до места и всей гурьбой идем на трибуны.
- Том, я ужасно хочу пить.
- Ок, устраивайся, я принесу что-нибудь. – Том удаляется в неизвестном направлении, а я сажусь, наблюдая за тем как одна из девиц виснет на Дэне, а тому и в кайф. Сразу представляется Том. Он ведь вот так же раньше с ними обжимался, фу. Вдруг откуда-то появляется Майк.
- Ты как сюда попал? – Встаю, когда он подходит ко мне.
- Меня Крис подвез.
- Крис? Он здесь? Где? – Оглядываюсь.
- Он пошел искать Тома.
- Он согласился с ним встретиться?
- Да. Здесь свободно? – Показывает на место рядом со мной.
- Да, наверно. – Садится.
- А где Том?
- Он пошел попить принести, - тоже сажусь, а на душе становится как-то неспокойно. Оглядываюсь, ища Тома. Проходит минут двадцать, и я его замечаю. Он подходит ко мне с мрачным видом и молча отдает бутылку минералки.
- Том, что случилось?
- Ничего, - очень нервно отвечает, - я пошел, - и уходит. К нам сразу подходит Крис, с той же стороны что и Том.
- Что ты ему наговорил? – Начинаю на него орать.
- Ничего.
- Придурок, не мог окончания заезда подождать? Ты видел, в каком он состоянии? Ему же за руль еще садиться, идиот.
- Билл, успокойся, Том профессионал, такие мелочи его из колеи не выбьют, - вмешивается Майк. Отворачиваюсь от Криса и устремляю взгляд к старту. А беспокойство, где-то внутри все возрастает.
Гонка стартует. Первые два круга позади, не отвожу взгляда от машины Тома. Дальше все как в замедленной съемке, машина съезжает с трассы, мчится на ограждения, оглушающий звук удара, какие-то люди бегут к месту столкновения. Срываюсь с места и несусь к машине, не знаю, как, ноги сами меня несут. Подбегаю, вижу, как Тома вытаскивают из машины, он без сознания и кровь, много крови, я даже не понимаю, откуда она течет. Пытаюсь прорваться к нему, но какой-то мужик меня не пускает. Начинаю отбиваться от него, тут подбегает Майк и сгребает меня в охапку.
- Билл, успокойся, малыш, все будет хорошо. – Смотрю, как уносят носилки.
- Тоооооом, - кричу так громко, как никогда в жизни не кричал и почти ничего не вижу из-за пелены слез. – Майк, что с ним? Отпусти меня. – Как в тумане различаю машину скорой помощи. Тут к нам подбегает Дэн.
- Билл, ты в больницу едешь? Могу тебя взять.
- Да, конечно?
- Ок, вы тоже? – Поворачивается к Майку с Крисом. Майк кивает, и мы все идем в машину Дэна.
- Дэн, что с ним, ты знаешь? Тебе сказали что-нибудь? – Перед глазами только кровь и бледное лицо Тома, от этого страх буквально сковывает все тело. Первая нервная реакция уже ушла, теперь только бешено колотящееся сердце и какое-то непонятное отчаяние.
- Не знаю, Билл, у него подушка безопасности не сработала, что-то там переклинило, видно, а это плохо.
- Это я виноват, - как-то очень тихо начинает Крис, сидящий по другую сторону Майка, - я ведь не хотел всего этого ему говорить, столько времени прошло, я простил давно, но увидел его, откуда-то всплыли старые обиды, и меня понесло.
- Нет, это я виноват, - на эту мою реплику оборачиваются все присутствующие, - это я настоял Крису позвонить, если бы не это, он бы вообще не приехал, и ничего бы не было.
- Так, все, успокойтесь оба, - Майк наши исповеди, видимо не разделяет, - никто не виноват, так уж случилось.
- А вы про что вообще? – Вмешивается Дэн, - Тома соседняя машина зацепила, я видел, вот его и развернуло, этому идиоту, ехавшему сзади, это с рук не сойдет теперь.
- Вот видите, - подхватывает Майк, - так что заканчивайте самобичевание. Том не первый год гонщик, он вполне может сосредоточиться в нужный момент.
- Это точно, - соглашается Дэн. Они сговорились что ли? Майк берет мою руку, и я сильно сжимаю его ладонь. Хочется сейчас уверенности, хоть в чем-то, а в его поддержке я всегда был уверен. Крис сидит молча, бледный и загруженный, вряд ли его успокоили слова Дэна. Я на него даже уже не злюсь, такое чувство, что он сам себя сейчас изнутри сожрет. Да и слова Дэна с Майком на меня подействовали.
Приехав в больницу, Дэн побежал узнавать, куда надо идти.
- Третий этаж, - сообщает он, вернувшись к нам, - реанимация. – От этого слова на мгновение даже дышать перестаю, реанимация, Боже, все так серьезно? Поднимаемся на лифте на указанный этаж. Дверь в коридор с множеством еще каких-то помещений закрыта. Мы устраиваемся на маленьких мягких стульчиках в холле перед этим пугающим коридором. Здесь так тихо, что страх превращается просто в ужас.
- Почему оттуда никто не выходит? – Не выдерживаю этой тишины.
- Не знаю, - Дэн тоже весь на нервах, ходит с места на место. Я сижу и дергаю ногой, а может она сама дергается. Крис с Майком сидят почти рядом со мной, и Майк что-то ему говорит. Чуть поодаль от нас пожилая пара, женщина плачет, уткнувшись в мужчину. Вот сейчас понимаю ревность Майка, я, например, в данный момент тоже в какой-то странной обиде. Мне он сейчас нужен, а его внимание принадлежит Крису. Вдруг из двери выходит какой-то врач. Мы с Дэном одновременно подскакиваем к нему.
- Вы родственники Тома Каулитц?
- Мы друзья, родители скоро подъедут. – Отвечает Дэн. – Как он?
- Он потерял много крови, нужно срочно найти донора с третьей группой, резус- положительный или первой отрицательной.
- У меня вторая, - разочарованно говорит Дэн и смотрит на меня. Отрицательно мотаю головой в знак того, что моя тоже не подходит.
- У меня первая отрицательная, - оборачиваюсь на Майка, подошедшего сзади.
- Отлично, я смотрю у Вас травма, медикаменты принимаете?
- Нет. В остальном я здоров.
- Хорошо, тогда пойдемте со мной, - врач разворачивается и идет обратно. Майк следует за ним.
- Все будет хорошо, - шепчет мне, проходя мимо, и они оба скрываются за этой злосчастной дверью. Опять неизвестность и ожидание. Время тянется невыносимо долго.
- Он должен придти в себя, должен, - бормочет Крис, - мы же так и не поговорили нормально, я все испортил.
- С ним все будет хорошо… должно быть. – Успокаиваю скорее себя, чем его.
- Он сильный, не из таких передряг выкарабкивался, - присоединяется Дэн, и я понимаю, что совсем ничего не знаю о жизни Тома, как он жил до меня, что с ним происходило, и что за передряги имеет в виду Дэн, может, это не первая авария в его жизни. Но расспрашивать об этом сейчас совсем не хочется, вообще ничего не хочется, только побыстрей узнать, что с ним все хорошо. Из лифта выходит очень представительный и очень серьезный мужчина. Дэн сразу подходит к нему.
- Герр Каулитц, - пожимает ему руку. Значит это отец Тома.
- Привет, Дэн, ну, как он?
- Потерял много крови, сейчас, наверно переливание делают. – Они подходят к нам с Крисом. Встаем.
- Значит, донора нашли?
- Да. Это Билл - друг Тома и Крис, - Представляет нас Дэн. Пожимаем друг другу руки. Рука у него, я скажу, просто железная.
- Очень приятно, Йорг, отец Тома. – Размеренным голосом представляется Каулитц старший. Дэн начинает рассказывать родителю что, собственно, произошло, а я сажусь обратно.
Минут через сорок выходит Майк с медсестрой.
- Ты как? – Подскакиваю к нему.
- Нормально, только голова кружится немного, надо посидеть. – Провожаю его до места. – Спасибо тебе.
- Было бы за что.
- Ты видел Тома?
- Видел.
- Как он?
- Выглядит нормально, только бледный, а так очень даже ничего.
- Врачи что-нибудь говорили? – К нам подходит Йорг, - я Йорг, его отец. Я так понял, Вы донор?
- Очень приятно, Майк, да, донор. Нет, они там все жутко занятые, но думаю, кто-нибудь сейчас выйдет.
- Спасибо Вам, огромное.
- Да что Вы, не за что.
Как и сказал Майк к нам выходит тот самый врач. Йорг сразу подходит к нему и представляется.
- Угрозы жизни нет, ему сильно передавило ноги, так что какое-то время самостоятельно он ходить не сможет, только с поддержкой, общее состояние стабильное. – Ловлю каждое слово врача как живительную влагу в пустыне. – В ближайшее время должен придти в себя.
- Спасибо доктор, а домой его забрать, когда можно будет? Мы его обычно дома выхаживаем.
- Дня три мы за ним понаблюдаем и, если никаких изменений не произойдет, то можно будет забирать, про сиделку медсестру Вы, я думаю, знаете.
- Да, конечно, сделаем все как надо.
- Хорошо, значит, мы с Вами еще переговорим.
- Отлично, спасибо еще раз. Я к Вам подойду через несколько минут, в какой кабинет?
- Вон в том коридоре тридцать первый, - показывает врач.
- А Тома когда можно будет увидеть? – Встреваю в их разговор.
- Сейчас его переведут в палату, там посещения разрешены. Думаю, он уже пришел в сознание.
Доктор еще о чем-то говорит с Йоргом и уходит. Из коридора реанимации выходит медсестра и сообщает, что Тома спустили на второй этаж в другом крыле. Объясняет, как туда попасть и тоже удаляется. У них что, нехватка персонала? Она нас проводить не могла что ли?
Нужное отделение мы нашли не сразу, но поприставав к окружающим, мы все-таки с этим справились. Здесь нас встречает уже парень в белом халате.
- Вы в двадцать третью?
- Да.
- Он только очнулся, так что не все сразу и не надолго, - с умным видом изрекает, кто он там, мед брат может, не важно.
- Ок, давайте разделимся, кто со мной? – Спрашивает Йорг. Мы все переглядываемся. Я сталкиваюсь взглядом с Дэном.
- Иди ты, - видимо, прочитав, в моих глазах немую мольбу, говорит он. Шепчу ему «спасибо» одними губами и мы с Йоргом заходим внутрь. Палата очень светлая, в приятных голубых тонах и с большим окном. Мы подходим к кровати и такое ощущение, что сердце сейчас просто выскочит. Еще и присутствие Йорга усугубляет положение. Ужасно боюсь сделать что-нибудь не так. Том и, правда, бледный, но уже не такой как там, на носилках.
- Ну, привет, кот, все жизни свои пересчитываешь? – Очень по-доброму усмехается Йорг и целует Тома в щеку.
- Привет, - Томми вяло улыбается ему и переводит взгляд на меня. Я подхожу ближе и беру его руку.
- Мы так испугались все. – Как же хочется прижаться к нему и расцеловать каждый миллиметр этого бледного и такого любимого личика. – Как ты себя чувствуешь?
- Бывало и лучше, - усмехается и сжимает мою руку.
- Через три дня тебя можно будет забрать, - высвобождаю руку, услышав голос Йорга. – Наймем сиделку, чтоб была с тобой постоянно.
- Пап, зачем сиделку, вон Билл со мной посидит, - впиваюсь в него негодующим взглядом, - он на медика учится, все умеет, мне так лучше будет, не хочу, чтоб какая-то незнакомая тетка со мной все время проводила. – Мой взгляд уже приобрел оттенки испуга и возмущения, смотрю на Тома, потом на Йорга.
- На медика? А в каком ВУЗе?
- Пап, ну, ты у него еще паспорт спроси, - закатывает глаза Том.
- А ты у него-то спросил? У человека наверно своя жизнь, свои заботы, с тобой ведь не пару дней сидеть надо.
- Да он согласен, да Билл? – Бегаю глазами с Тома на Йорга и обратно.
- Да, - а что я еще скажу?
- Черт с вами, только чтоб все выполнялось, - строго прибавляет он.
- Пап, ну, что мы маленькие что ли, не понимаем? – С очень серьезным видом отвечает Том.
- Хорошо, а с учебой проблем не будет? Недели две придется отсутствовать. Могу посодействовать.
- Нет, спасибо, я договорюсь, - убью Тома, просто задушу, ненавижу врать, просто терпеть не могу вот так нагло заливать человеку, глядя ему в глаза.
- Ладно, я тогда пойду с врачом все вопросы улажу, а мама попозже подъедет, она еще в Любеке. Я еще зайду, - Йорг выходит из палаты.
- Том, ты с ума сошел? Какой медицинский? А если он узнает? И вообще, ненавижу врать, а ты…
- Билл, - замолкаю. – Иди ко мне. – Сажусь на кровать рядом с ним. Он берет меня за футболку и наклоняет, чтобы поцеловать. Приникаю к его губам и прижимаюсь к нему. Целует меня одними губами, очень нежно, как в первый раз. Расплываюсь от удовольствия.
- Ай-ай-ай, как не стыдно, - в палату заходит Дэн, - а если б не я зашел? – Резко вскакиваю перепугавшись. Он подходит к Тому и обнимает. – Вижу, тебе намного лучше, - улыбается, глядя на нас.
- Угадал, - Том тоже улыбается, облизывая губы.
- И Билл порозовел, а то сидел белее стены, - усмехается Дэн, а я как-то смущенно улыбаюсь. Том подзывает меня жестом руки, и я опять сажусь рядом.
- Том, а все-таки, вдруг он узнает, что мы наврали? – Возвращаюсь к теме его отца.
- Билл, он и так все прекрасно понял. – Испуганно смотрю на него.
- Хочешь сказать, он понял, что мы с тобой…
- С ума сошел? Если б он это понял, уже оторвал бы нам все самое важное, обоим. Он наверняка догадался, что ты не медик. Просто он понимает, что мне намного приятней будет проводить время с другом за просмотром порно, чем с какой-то незнакомой нянечкой, вот и вошел в мое положение.
- А о чем речь? – Встревает Дэн.
- Билл будет моей личной сиделкой, - улыбается Том.
- Фу, не называй меня так, - как-то некрасиво звучит.
- Ну, ладно, он будет за мной ухаживать в родительском доме.
- А почему не у тебя? – Интересуюсь я, как-то страшновато жить у его родителей.
- Это было бы идеально, но мама не позволит, пока не оклемаюсь, не выпустит.
- Как это ты Йорга уломал? Он знает, откуда Билл?
- Нет, я сказал, что он учится на медика, но вряд ли он поверил.
- А если бы он знал, откуда я, что бы было? – От этого вопроса Дэна стало как-то не по себе.
- Тогда ничего бы не было, - отвечает Дэн. Смотрю на Тома. Становится обидно и грустно.
- Да не бери в голову, малыш, - притягивает меня к себе и обнимает. – Отец, просто, со своими замарочками, но человек он мировой, все будет путем. – Целует меня в висок.
- А в вас с Майком, кстати, теперь одна кровь течет, - вспоминаю я.
- В смысле?
- Он твоим донором был.
- Да? Ну, что ж, может теперь не захочет калечить, - усмехается.
- Да ну тебя, - улыбаюсь.
- Том, угадай, кто еще за дверью сидит. – Дэн подходит к окну и выглядывает на улицу.
- Кто?
- Крис, - отвечает он, повернувшись к нам.
- Крис? – Переспрашивает Том.
- Да, он хотел поговорить, сказал, что не хотел говорить того, что сказал перед гонкой, - подтверждаю я.
- Позовите его.
- Сейчас? – Уточняет Дэн и отходит от окна.
- Да. – Он приподнимает мое лицо за подбородок и мягко целует. – Подождешь немного в коридоре, ок? – Утвердительно киваю и встаю с кровати. – Только не уходи далеко, - улыбается. Мы с Дэном выходим из палаты. Крис встает и смотрит на нас.
- Иди, он тебя зовет, - говорит Дэн. Крис несколько минут стоит в нерешительности и заходит к Тому. Я подхожу к Майку и сажусь рядом.
- Ну, как голова? Не кружится больше?
- Нет, как он там?
- Нормально.
- Ну и ладно.
- Майк, я люблю его.
- Прямо любишь? Уверен?
- Да, я еще ни в чем никогда не был так уверен. Я так испугался. Я уже даже представить не могу, как без него жить, мне сразу становится очень страшно.
- Что ж, - вздыхает друг, - надеюсь, он по достоинству оценит этот подарок судьбы, - обнимает меня и я кладу голову на его плечо.
Спустя пятнадцать минут Крис с улыбкой на лице выходит из палаты. Его счастливый вид после посещения Тома меня слегка напрягает.
- Судя по выражению лица, разговор, наконец, удался? – Осведомляется Дэн.
- Да, мы все выяснили.
- Ну, и отлично, - подхватывает Майк.
- Молодые люди, время посещений давно истекло, так что сейчас желаем больному спокойной ночи и уходим. – К нам подходит тот самый мед брат и Йорг.
- Билл, Вы тогда не теряйтесь, через три дня переезжаем, уладьте все к этому времени, с учебой там и со всем остальным, хорошо? – Герр Каулитц подходит ко мне.
- Да-да, я все сделаю.
- Прекрасно, значит, договорились. – Он идет в палату, а я ловлю на себе непонимающие взгляды Майка и Криса.
- Что? Я буду помогать Тому дома.
- И что это у тебя за учеба, интересно? – Майк прищуривается.
- Том сказал, что я на медика учусь.
- Билл, ты совсем с катушек слетаешь?
- Майк, ну, пожалуйста, ну, поддержи, мне самому стремно, но я так хочу, Майки.
- Ладно, поступай, как знаешь, я в любом случае за тебя, куда же я денусь.
- Спасибо, - расплываюсь в улыбке, - мне это нужно.
- Ну, пойдемте к Тому еще зайдем, - Дэн подходит к палате. Мы все встаем и идем за ним. Всем скопом заходим внутрь.
- Ладно, сын, прощайтесь, я пойду, завтра с мамой приедем, - Йорг целует Тома и, попрощавшись со всеми нами, уходит.
- Ну, где ты ходишь? Иди сюда, - Том протягивает руку в мою сторону. Быстро подхожу и, сев на кровать, прижимаюсь к нему, уткнувшись в его шею. Обнимает меня, прижав к себе. – Спасибо, - обращается уже к Майку. Друг делает неопределенный жест, мол, не стоит благодарности. – Нет, правда, я тебе очень благодарен.
- Ну, голубки, скоро медовый месяц в родительском доме, - усмехается Дэн, - с лекарствами, уколами и маминой, здоровой диетой.
- Это точно, - вздыхает Том, - никакой человеческой пищи нам не видать.
- Томми, а тебе и уколы нужны будут? – Поднимаю голову и смотрю на него.
- Да, от болей в ногах.
- И кто же их будет делать?
- Как это кто? – Встревает Дэн, - сиделка, - эта ситуация его очень веселит по ходу.
- Я? Том, я не буду, я не умею, - вот теперь начинаю нервничать.
- Значит, будем учиться, - улыбается Том.
- Да там несложно, Билл, - снова вмешивается Дэн, - берешь шприц, и с размаху втыкаешь иглу в его задницу, главное посильней и порезче, чтоб вся сразу вошла, - усмехается блондин. А мне становится совсем жутко.
- Да мне от одного представления плохо становится, Том, - смотрю на него молящим взглядом.
- Ты справишься, малыш, я в тебя верю, а если не справишься, будешь наблюдать мои мучения.
- Издеваешься?
- Ну, что ты насупился? Все будет ок.
- Все, освобождаем помещение, - в палату заходит, уже знакомый нам, мед брат. Обнимаю Тома.
- Я завтра приеду, как только смогу.
- Буду ждать. – Встаю, жду, пока все попрощаются, и иду к выходу. Перед тем как выйти оборачиваюсь, еще раз смотрю на Тома и выхожу. Даже поцеловаться не получилось из-за этого идиота медика. Подходим к лифту.
- Мне кажется, этот мед братик сейчас к Тому подкатит, - выдает Дэн, - какой-то он странный. Напрягаюсь и смотрю на него. – Да расслабься, Билл, я пошутил, - смеется блондин.
- Придурок, я тебя засужу за моральный ущерб, мало, что ли я сегодня нервов потерял? – Пихаю его в бок, и мы все заходим в лифт.
- У меня ведь машина за городом осталась, - Крис вертит в руках ключи от своего Lexus'а.
- Давай я тебя до нее подброшу, - предлагает Дэн, - а вы как домой добираться будете? – Смотрит на нас с Майком.
- Понятия не имею, - отвечает Майк, - такси отсюда до нас дорого выйдет, у меня с собой столько нет.
- Тогда поехали с нами, заберем мою машину, и я вас домой доставлю.
- А сам потом еще в Бремен поедешь? Не многовато для ночной прогулки после такого веселого денечка? – Интересуюсь я.
- Правда, Крис, может, тогда у меня переночуешь? – Ничего себе заявленьице, не припомню, чтоб Майк кого-то у себя ночевать оставлял. Сам частенько пропадал у кого-нибудь, но к себе никогда никого не водил.
- А это удобно?
- Конечно, я у тебя уже ночевал, теперь твоя очередь, - улыбается Майк. Он точно втюрился, ничего себе события.
Короче, на том и порешили. Заехали за машиной Криса и теперь, наконец-то, едем домой.
- Крис, а ты, правда, на Тома больше не злишься? – Я сижу на заднем сидении и смотрю на него в зеркало заднего вида.
- Да, нет, Билл, столько времени прошло, все улеглось давно, да и кто был прав, кто виноват, особо не разберешь, так что мы объяснились, оба извинились и оставили эту историю в прошлом. Вот так. – С каким-то выдохом облегчения закончил Крис.
- Ну, и хорошо, - расслабляюсь, прикрыв глаза, и погружаюсь в сон до самого дома.
 (699x525, 68Kb)

Продолжение! Часть 2

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 21:50 + в цитатник
отдает нам направление, я берусь за кресло и качу его вперед, по пути рассказывая все Майку. Он единственный человек, с которым я могу об этом поговорить.

***

Ну, вот и суббота. Последний рабочий день. Насыщенная, конечно, неделька выдалась. Майк сидит дома со своей гипсовой ногой, поэтому за какими-то там детальками, не помню их названия, иду я. Обычно этим занимается Майк, я пару раз ходил с ним, поэтому знаю, что, где и как. Заворачиваю за здание, в котором, как раз, находится точка сбыта этих железячек и попадаю в толпу дерущихся парней. Бл*ть. Пытаюсь быстро проскочить мимо них, пока не попал под горячую руку. Их человек десять наверно. Вдруг откуда-то появляется полиция и начинает, заламывая всем руки, засовывать нарушителей порядка в машину. Глазом не успеваю моргнуть, как оказываюсь внутри вместе со всеми. Замечательно. Доказывать что-либо сейчас бесполезно. Да и кто мне теперь поверит. Вот, попал, так попал. Через несколько минут оказываюсь в камере с пятью парнями, очень странной наружности.
- Еб*ть, откуда они взялись? – Один из них, кажется, еще не отошел от мордобоя, прям, дымится от злости.
- Они всегда ниоткуда. – Второй выглядит поспокойней.
- Теперь опять дня три здесь проторчим.
- Я не собираюсь, меня вытащат. – А этот какой-то вообще непонятный – помятый, но видно, что какой-то богатенький Ричи.
- Понятное дело, мне бы связи твоего папаши, я бы тоже не сидел. А ты кто такой? – Самый озлобленный, наконец, заметил мою скромную персону, сидящую в углу подальше от всех. Смотрю на него, но ничего не говорю. Подходит ко мне.
- Немой что ли? – Молчу, никакого желания с ним общаться у меня нет. Бл*ть, неужели мне здесь несколько дней торчать? Я не выживу. А кому звонить? Фабиану, ни за что, маму беспокоить, тем более не хочется, Майк, а что он сделает?
- Детка, я не понял, ты меня поигнорить решил? – Подсаживается ко мне вплотную и убирает мне волосы с лица. Дергаюсь от его прикосновения и резко встаю. Сердце начинает тревожно биться. Встает следом за мной и в две секунды придавливает меня к стене. Если ангелы все же существуют, пожалуйста, пусть они мне помогут. Мне уже даже дышать сложно.
- Отвали от меня, - шиплю ему в лицо, которое очень близко.
- Назови хоть одну причину, почему я должен тебя слушать? – Чувствую его руку на своем паху. Бл*ть, пожалуйста, пусть случится чудо, я всегда верил в чудеса, неужели зря?
- Причину? Да, пожалуйста, ты мне противен, поэтому если не хочешь, чтоб я блеванул прямо на тебя лучше все-таки отойди от меня. – Он слегка отстраняется и секунду спустя его кулак встречается с моей челюстью. Я падаю на колени и опираюсь на выпрямленные руки. В глазах на мгновение темнеет и жуткая боль в районе губы. Дотрагиваюсь до нее. Смотрю на палец – кровь.
- Отличная поза, детка, так хочешь, чтоб тебя отъе*али? – Наклоняется ко мне, берет за волосы и оттягивает мне голову назад, больно.
- Что здесь происходит? Ну-ка разошлись. – Камеру открывают и запускают какого-то парня. Мой обидчик отходит от меня и садится на скамейку. Я медленно поднимаюсь и смотрю на вновь прибывшего парня.
- Билл? – Смотрю и не сразу соображаю, откуда он меня знает. Видно удар слегка встряхнул содержимое моей головы. Но, спустя несколько секунд, вспоминаю. Это один из друзей Тома, с которыми он познакомил меня на вечеринке.
- Дейв, - пытаюсь улыбнуться, но разбитая губа не дает.
- А ты что здесь делаешь? – Подходит ко мне.
- Меня по ошибке загребли, с ними, - показываю головой на соседскую пятерку, - я рядом оказался, когда их за драку повязали. А ты за что?
- Ничего себе, беспредел, а меня за драку, - усмехается, - не по ошибке.
- Ясно.
- И долго ты здесь уже торчишь? Я смотрю, тебе уже досталось.
- Да не очень долго. А ты первый раз?
- Не, я постоянно попадаю, - улыбается.
- И долго за такое тут сидеть?
- Я вообще не сижу, меня сейчас вытащат, я уже позвонил, а так дня три – четыре можно просидеть. Ты то своим позвонил?
- Нет, мне некому.
- Как это? А родители?
- Не вариант.
- Злые? Понимаю. А друзья? Тому позвони, он тебя в раз вытащит. – А вот этот вариант я даже не рассматривал. Как-то стремно его просить. Кто я ему, чтоб свои проблемы на него вешать.
- Сандерс, на выход, - дверь открылась.
- О, за мной уже пришли, - улыбается Дейв, а у меня все внутри сжалось от мысли, что сейчас я опять останусь с этими ублюдками наедине.
- Дейв, - он останавливается в дверях и оборачивается. Быстро подхожу к нему.
- Ты мне можешь номер Тома дать?
- А у тебя нет что ли?
- Нет.
- Без проблем, пошли, мне сейчас телефон выдадут, я продиктую. Парню позвонить надо, - обращается к полицейскому, и тот выпускает нас обоих из камеры. Проходим по коридору в сторону выхода. Дейву выдают его вещи. Подходим к телефону, стоящему специально для задержанных. Дейв находит номер Тома в контактах и диктует мне. Я набираю его, дрожащими от чего-то, руками.
- Дейв, ну, ты идешь?
- Ладно, Билл, удачи, я пошел, - пожимает мне руку и уходит. Я вслушиваюсь в гудки, а сердце того гляди выскочит.
- Алле, - голос какой-то заспанный. Наверно я его разбудил, время-то раннее. Теряюсь и не знаю с чего начать. – Алле, - повторяет он.
- Том?
- Да, кто это?
- Это Билл.
- Билл?
- Да, мне твой номер Дейв дал. Том, я звоню… мне нужна твоя помощь… если ты не занят. Если занят, то ладно, я как-нибудь сам…
- Что случилось?
- Я в полиции.
- В полиции?
- Да, меня по ошибке задержали вместе с дерущимися парнями. Том, ты извини, что я тебе звоню, просто, больше некому и…
- В каком ты участке? – Перебивает меня, уже далеко не сонным голосом.
- В пятнадцатом.
- Какая фамилия?
- Каулитц.
- Да, не моя, а твоя.
- Я свою и сказал. Я тоже Каулитц.
- Правда? – По голосу слышу, что улыбается.
- Да.
- Буду через пятнадцать минут, тут недалеко. – Отсоединяется, а меня переполняет чувство нереальной радости.
- Закончил? Пошли. – Возвращаюсь в реальность и иду назад, в камеру. Томми, пожалуйста, поторопись. В коридоре мой провожатый останавливается перекинуться парой слов с каким-то своим другом в форме, а я молюсь, чтоб они подольше поболтали, не хочу в камеру. Минут через пять, может, чуть больше, идем дальше. Захожу внутрь. Как только дверь за мной закрывается, ко мне опять подходит этот урод.
- Ну, что, позвонил мамочке? Или папочке? – Снова вдавливает меня в стену, - значит у нас не так много времени. – Пытаюсь его оттолкнуть, но силы явно не на моей стороне, тогда решаю защищаться единственным в данный момент оружием. Царапаю ему лицо. Он резко отскакивает и хватается за щеку.
- Бл*ть, с*ка, ты живым теперь отсюда не выйдешь, - орет он. Потом в два счета настигает меня, еще один удар по лицу. В этот раз вдвойне сильнее и больнее. Лежу на полу и сплевываю кровь. В голове шумит. Не успеваю очухаться, как он переворачивает меня на живот и садится верхом на мои ноги.
- Ну, что, деточка, проверим на вместимость твою попку? – Том, где ты? Приди, пожалуйста, я больше ни разу на тебя не наеду, буду смирным и самым понимающим на свете, только приди, прямо сейчас приди, умоляю. Это подобие на человека, сидящее на мне, наклоняется и практически ложится на меня.
- У тебя еще есть шанс извиниться, малыш, только я привередливый, слова не люблю, а вот если ты кое-что сделаешь, могу и простить. – Шепчет мне в ухо, противно обжигая своим дыханием.
- Пошел на х*й, - Том, Том, Томми.
- Отлично, ты сам сделал свой выбор.
- Каулитц, на выход, - да-да-да-да, Томми. Улыбаюсь, но губа тут же напоминает о себе. Наконец, с меня слезает эта туша, и я встаю с пола. Выхожу в коридор, я такой счастливый сейчас, я так благодарен Тому, во мне столько эмоций, даже слезы подступают, наверно у меня это после шока. Я так перепугался. Выходим в комнату, перед входом, мне выдают то, что забрали при задержании, и я выхожу к выходу. Вижу Тома, быстро подхожу к нему и на эмоциях обвиваю его шею руками, сильно сжимаю и утыкаюсь в нее лицом.
- Спасибо, - шепчу очень тихо. Чувствую его руки, обнимающие меня в ответ. Такие сильные и такие горячие. Теперь я понимаю, что имеют в виду люди, когда говорят, что готовы провести всю жизнь в объятьях человека, который им дорог.
- Не за что, никогда не сомневайся, если нужна помощь, звони в любое время, понял? – Киваю головой, медленно отстраняюсь и замечаю на его футболке капельки крови.
- Ой, я тебя испачкал, прости, пожалуйста. – Не смотрю на него, почему-то не хочется показывать свое побитое лицо.
- Да ладно, - оттягивает ворот футболки, чтоб увидеть степень загрязнения. – Билл, это что? Кровь?
- Пошли отсюда, Том, - быстро выхожу на улицу. Он идет за мной.
- Билл, стой. – Останавливает меня и разворачивает к себе. Смотрит на мою губу. – Кто это сделал?
- Это не важно, Том, пойдем отсюда.
- Кто-то из полиции?
- Нет.
- А кто?
- Том, ну, пожалуйста, пойдем, ну, какая теперь разница, - тяну его к машине. Наконец, он сдается и открывает мне переднюю дверь. Забираюсь внутрь. Он занимает свое место за рулем, но не пристегивается, а наклоняется ко мне, берет меня за подбородок и, слегка приподняв, поворачивает мое лицо к себе. Сердце вот-вот выскочит. Почти перестаю дышать и смотрю на него. А он разглядывает рану на моей губе.
- Билл, сильно разбита, наверно, нужен шовчик. – Говорит очень тихо, почти шепотом.
- Да ладно, само заживет.
- Нет, мы едем в больницу, это быстро. – Возвращается на свое место и пристегивает ремень безопасности.
- Да, не надо, Том, правда.
- Билл, я не спрашиваю, я ставлю тебя перед фактом, мы едем в больницу. – Он заводит машину и отъезжает. Меня всегда жутко раздражает, когда что-то решают за меня, но сейчас мне так приятно, что он командует… что заботится. Майк не прав, это не может быть игрой, просто не может. А если и так, я все равно не остановлюсь, потому что я уже принял ее правила, потому что я просто не хочу останавливаться.
- Если не зашить она у тебя пол года не заживет, а целоваться как? Больно ведь будет. – Сердце пару раз ударяет сильней обычного, но я продолжаю смотреть на дорогу.
- А мне все равно не с кем.
- Я бы на твоем месте в этом не был так уверен. – Становится вдруг очень жарко, не удержавшись, поворачиваюсь к нему. Смотрит перед собой, но, уловив боковым зрением мое движение, тоже поворачивает голову и, улыбаясь, подмигивает. Расплываюсь в улыбке и сразу отворачиваюсь, пытаясь, это скрыть, но вряд ли мне это удалось. Несколько минут едем молча.
- Том.
- Мм?
- Прости за то, что я вчера тебе сказал.
- Ты про что?
- Ну, про дружбу… просто ты с этим «любовничком», и я разозлился и… в общем прости, не надо было так говорить.
- Проехали, я тоже тогда вспылил не по делу.
- Значит, без обид?
- Значит, - улыбается.
- А что нужно было, чтоб меня отпустили?
- Моя обворожительная улыбка.
- Я, конечно, в ней не сомневаюсь, но все-таки. Деньги, да? – Согласно кивает головой. – Много?
- Билл, не забивай голову. – Как-то стало неудобно, сколько он там за меня заплатил, интересно.
- Спасибо еще раз, мне Дейва кто-то свыше послал, - улыбаюсь, - и тебя тоже, - говорю очень тихо, но, судя по его улыбке, он слышал.
- Тебе в камере губу разбили?
- Да.
- Сам нарвался?
- Ага, подошел к самому здоровому и послал его на х*й, - иронизирую.
- А что, мне кажется, ты мог, - улыбается и смотрит на меня.
- Спасибо, по-твоему, я совсем даун, да? Очень приятно.
- Да я шучу, не дуйся.
- Ты когда-нибудь в камеру с пятью, разъяренными уличным мордобоем, придурками попадал? Я чуть душу Богу не отдал. И мне совсем не смешно было.
- Да я знаю, неудачно пошутил, извини, - слегка подается в мою сторону и берет мою руку в свою. Все нервные окончания в моем теле пришли в состояние максимальной чувствительности. У меня даже в низу живота защекотало. Боже, это всего лишь рука. Я схожу с ума.
- Не обижаешься?
- Нет, - единственное, что смог из себя выдавить.
- Ну, и отлично, - убирает руку. Слегка расслабляюсь. Вдох-выдох. Спокойно, Билл, это просто рука.
Доезжаем мы быстро. В больнице и, правда, много времени не провели. Мне наложили два малюсеньких шва. И вот мы уже вернулись в машину.
- Том, у меня ведь рабочий день, мне за кой-какими деталями надо и в сервис. Я, как раз, за ними шел, когда меня повязали.
- Ок, сейчас заедем, какой адрес?
- Грюнебергштрассе 19, а ты свободен сегодня?
- А что, на свидание хочешь пригласить?
- Да, нет, я просто подумал, может, у тебя дела, а тебе меня приходится катать туда сюда.
- Нет, я до вечера свободен.
- А вечером что?
- За город поеду, мы сегодня гоняем с ребятами. До соревнований два дня осталось, а мы так разогреваемся, можно сказать. Ты сегодня тоже до восьми?
- Нет, в субботу до пяти.
- Хочешь со мной?
- Так же как в прошлый раз?
- Нет, в прошлый раз у меня не было коварных планов относительно тебя. – Улыбается и смотрит на меня.
- Коварных планов? И после таких заявлений я должен согласиться?
- Нет, ты должен не просто согласиться, ты должен согласиться с огромной радостью. Ты на таких скоростях нигде больше не прокатишься.
- Так ты меня с собой в машину возьмешь?
- Конечно, это же не соревнования, это просто дружеский заезд без правил. Ну, так как? Мне заезжать?
- Да.
- Отлично, так, вот это здание? – Подъезжаем к тому месту, где я попал в машину полиции. У Тома звонит телефон, он тормозит и отвечает на звонок.
- Алле…. Привет, кис…. Нет, сегодня никак… ок, пока. – Отключается и поворачивается ко мне, - Здесь?
- Да. – Берусь за ручку, чтоб открыть дверь.
- Билл?
- Что? – открываю и отвечаю, не оборачиваясь.
- Что случилось?
- Ничего, можешь не ждать, я дойду, здесь недалеко. Спасибо, что подвез, - вылезаю и иду в здание. Бл*ть, «привет кис», я не имею права злиться, не имею, а почему, собственно, я не должен злиться? Он в открытую со мной заигрывает. Не знаю, как для него, а для меня это имеет значение. Подаю продавцу список того, что мне надо, беру принесенные им винтики-болтики и выхожу. Кадиллак все еще стоит. Ладно, я обещал быть смирным и понимающим, он мне так помог. Иду к машине, забираюсь на свое место.
- Я же сказал, можешь не ждать. – Усаживаюсь, не глядя на него.
- Ты из-за звонка обиделся? – Молчу, как бы не нахамить, я сейчас к этому близок. Не успеваю ничего понять, как его лицо оказывается в пяти сантиметрах от моего, не больше. Смотрит мне в глаза.
- Если ты будешь обижаться на каждый звонок моего мобильного, то постоянно будешь ходить хмурым, а мне так нравится твоя улыбка, - и опять этот тон, как тогда, в больнице. Глаза такие добрые, такие глубокие, такие гипнотизирующие, я тону в них, и нет сил выбираться. Улыбаюсь. – Вот так намного лучше, - приближается еще ближе… Закрываю глаза, чтоб прочувствовать всю гамму ощущений, которую дарят сейчас его губы, прикасаясь к моим. Такие мягкие, теплые, слегка влажные. Том очень ласково посасывает мою верхнюю губу, дышу порывисто и ласкаю его нижнюю. Исчезла земля под ногами, исчез этот город, исчезли все люди, ничего нет. Я сейчас в другом мире, мире под названием Том, в мире, где есть только он и никого больше. Он переключается на нижнюю губу, очень осторожно проводит по ней язычком, все же задевает шов, и я вздрагиваю.
- Извини, я старался мягче, - шепчет слегка отстранившись.
- У тебя отлично получилось, - открываю глаза и пытаюсь восстановить дыхание. Один короткий, почти невесомый поцелуй и просто неземное, неописуемое человеческими словами, удовольствие. Улыбаюсь самой счастливой улыбкой, которая была у меня когда-либо. Он тоже улыбается, и глаза его улыбаются, и весь мир сейчас улыбается. Он прикасается рукой к моей шее и поглаживает большим пальцем ямку за ухом. Хочется превратиться в котенка и замурлыкать.
- Все еще хочешь идти пешком? – Говорит уже чуть громче.
- Я дурак, да?
- Нет, малыш, ты просто невозможно ревнив, - еще раз очень нежно прикасается губами к моей верхней губе, улыбается и отстраняется на свое водительское место.
- У тебя много таких кис, да? А меня ты так же воспринимаешь, как и их?
- Билли, если бы я воспринимал тебя также, мы бы не в машине сейчас сидели, а в номере отеля.
- Я бы не поехал с тобой в отель.
- Я бы сам тебя туда не повез, - он сейчас так улыбается, так смотрит, что я просто таю как снежинка в ладошке, - я бы снял для нас квартиру, - усмехается.
- Тоооом, - Наигранно возмущаюсь, но никак не могу убрать улыбку с лица. Она как будто живет своей жизнью.
- Что такое? Ты бы и в квартиру со мной не поехал? – слегка прищуривается.
- Нет. – Опять звонит телефон, - очередная киса?
- Алле, - отвечает, послав мне воздушный поцелуйчик, - да, кис, - открываю рот от возмущения и собираюсь зашвырнуть в него железяками, которые в руке.
- Тише-тише, я шучу, - смеется и отнимает телефон от уха, - это Дэн, можешь убедиться, протягивает его мне.
- Верю на слово.
- Зря. – Пихаю его в бок, и мы оба смеемся. Он продолжает разговор, затем отключает телефон, пристегиваемся и, наконец, едем к сервису.

***

Уже двадцать минут, как я закончил работу. Тома еще нет. Сижу возле сервиса, как дурак. Хотя, почему, дышу свежим воздухом, не таким, как у нас, но все же. Я живу недалеко от гавани, у нас воздух сильно отличается от этого. Он бы, хотя б позвонил, ведь взял мой номер. Не успеваю закончить мысль, как подкатывает шикарная тачка. Яркая, спортивная, за такую невозможно не зацепиться взглядом. Останавливается и из нее выходит Том.
- Ну, что, готов? – Смотрю на него, слегка растерявшись.
- Это твоя, - наконец, прихожу в себя.
- А ты думаешь, я ее напрокат взял? – Усмехается.
- Круто, - подхожу к машине.
- Садись, давай. – Открываю дверь и усаживаюсь на сиденье рядом с водителем. В этой машине пространства намного меньше, чем в Кадиллаке. И Том ближе. Он усаживается за руль и сразу поворачивается ко мне.
- Не очень долго ждал?
- Да, нет, около получаса всего.
- Кошмар, я просто обязан попросить прощения, - он наклоняется ко мне и замирает возле моих губ, несколько секунд смотрит мне в глаза, потом переводит взгляд на губы. Облизывает свои. Я в оцепенении наблюдаю за его язычком, появившимся на пару секунд и спрятавшимся за влажными, пухлыми губками. Тяжело сглатываю, дыхание становится глубоким. Он подается вперед и накрывает мои губы своими. Так же нежно и почти невесомо целует мою раненую губу, затем переходит на верхнюю и начинает ласкать ее уже интенсивнее. Чувствую его теплый язычок и приоткрываю рот. Он сразу проникает внутрь и начинает играть с моим языком, обследует все пространство моего рта. Боже, как он это делает, наши языки опять сплетаются, он играет со штангой, а из меня вырывается что-то вроде стона, только как-то рвано. Том улыбается сквозь поцелуй и, воодушевившись моей реакцией, ныряет своим языком еще глубже. В низу живота появляется чуть ощутимая тяжесть. Мы так увлеклись, что забыли про мою губу, Том задевает шов колечком в своей губе, и я опять стону, но уже от боли и рефлекторно отстраняюсь.
- Прости, малыш, - шепчет сквозь сбившееся дыхание, - очень больно? – Прикасается к ранке губами, очень-очень бережно.
- Уже хорошо, - медленно, слегка касаясь, провожу большим пальцем по его губам, он улавливает момент и целует его.
- Нам пора.
- Угу, - облизываю губы, наслаждаясь, оставшимся на них, его вкусом. Он возвращается к себе на сиденье, улыбается мне и поворачивает ключ в зажигании.
- Пристегнись, будет жарко. – Тянусь к ремню безопасности, о котором забыл, как и обо всем остальном на свете.
- Еще жарче? – Выделяю очень удивленной интонацией слово «еще». Не отвечает, только довольно улыбается и выезжает на дорогу.
Выехав за город, мы свернули на какую-то дорогу, проехали еще немного и остановились возле трех машин, уже стоявших там. Выходим из машины. К нам подходит Дэн, значит, он тоже гонщик, за ним подтягиваются остальные, всего шесть человек, как я понял, три водителя и их пассажиры.
- Привет, что-то вы долго, - Дэн обнимает Тома, похлопывая по плечу, и пожимает мне руку.
- У нас было очень важное дело, - улыбается Том и смотрит на меня, - да и я припозднился.
- Томми, что-то ты меня совсем забыл, не звонишь, - довольно высокая блондинка в плотную подходит к Тому. Напрягаюсь. Кажется, придется к этому привыкать. Черта с два, не собираюсь я привыкать.
- Ну, как тебя можно забыть?! – Приторно сладко отвечает Том, но никаких движений в ее направлении не делает. Кровь все равно начинает закипать. Впиваюсь в него самым злобным взглядом, на который сейчас способен.
- Подхалим ты Каулитц,- она уже практически прижимается к нему.
- Тебе видней - улыбается и, наконец, отходит от нее. Подходит ко мне очень-очень близко.
- Не злись, малыш, сегодня я с тобой и этого ничто и никто не изменит, - смотрит в глаза и улыбается. Слегка расслабляюсь. - Ты со всеми девушками постоянно заигрываешь?
- Это просто привычка, не придавай этому такого значения.
- Я так не могу, все в этой жизни имеет значение, хоть самое маленькое, но имеет.
- Это для тебя, а в моей жизни есть вещи, которым я не придаю этого самого значения и, если я говорю, что это для меня не важно, значит, это действительно не важно.
- А я важен? Какое, я имею значение для тебя? Если имею.
- Я уже говорил, что ты мне нравишься.
- Да, но ведешь себя так, будто тебе все вокруг нравятся, а я всего лишь один из них.
- Это не так, Билл, я пока не знаю что это, но это что-то совсем другое. Я не ассоциирую тебя со своими девушками. Не хочу, чтоб ты так думал. Постарайся не принимать все так близко к сердцу, ок?
- Ладно, попробую, но мне не нравится, когда ты с ними так разговариваешь, я в этом не виноват. - От его слов значительно полегчало.
- Томми, тебя поцеловать на удачу? – Опять подходит эта дылда.
- Не стоит, у меня сегодня талисман есть.
- Что за талисман? Ты этим вроде не увлекался.
- А теперь вот увлекся, сам удивляюсь, - поворачивается ко мне и, взяв за талию, прижимает к себе, - ты ведь не откажешься побыть сегодня моим талисманом? – Говорит прямо в губы. У меня слегка кружится голова от, резко ускорившегося сердцебиения. Как-то смущенно улыбаюсь и соглашаюсь кивком головы. Он коротко целует меня в губы и отстраняется. Чувствую, как кровь приливает к щекам. Никогда так открыто не целовался с парнем при посторонних, а сейчас на нас смотрели шесть пар глаз. Бл*ть, надеюсь, не покраснел. Девица, одарив нас взглядом «пфф, да, пожалуйста, не очень-то и хотелось», отходит к машине, в которой, собственно и собиралась ехать с каким-то брюнетом. Наконец, Том знакомит меня с окружающими, все рассаживаются по машинам и стартуют.
Следующие несколько минут перед глазами все мелькало, дыхание перехватывало, а сердце стучало где-то в пятках. Адреналин в крови превышал все мыслимые и немыслимые нормы. Наконец, мы останавливаемся, и я перевожу дух.
- Том, это нечто, это так круто, я в жизни такого не испытывал, нереально просто. Мне даже дышать было нечем. У меня слов нет, чтоб объяснить. - Я буквально прыгаю на сидении, столько эмоций, просто зашкаливают. - Мы всех обогнали, Томми, ты всех сделал. - Бросаюсь к нему, сильно сжимая в объятьях, целую в щеку и возвращаясь на место, расплываюсь в улыбке.
- Это что сейчас было?
- Что?
- Этот детский чмок в щечку, это что? Хочешь сказать, я за все старания только его и заслужил? – Хитро улыбается.
- А что, ты еще что-то хочешь?
- Если я озвучу все, что хочу, ты меня стороной начнешь обходить.
- Ну, что, дубль два, - выкрикивает Дэн из соседней машины.
- Мы готовы, - подтверждает Том, наклоняется ко мне и жадно целует, не забывая, тем не менее, про мою покалеченную губу. На мгновение теряю ощущение реальности и только после его отстранения, возвращаюсь. - Вот теперь точно готовы, - удовлетворенно облизывает губы и смотрит на ошалевшего меня.
Следующие пол часа мы гоняли почти без перерывов. За один вечер я насытился ощущениями на десять лет вперед.
- Ну, куда теперь? – Спрашивает Дэн. Все уже стоят в кучке, обсудив, кто, кого, на каком повороте обгонял.
- Погнали в клуб.
- Не, я пас, мне сегодня домой надо, отец приезжает.
- Ок, кто поедет? Том, Билл? – Смотрю на Тома, а он на меня. Вдруг берет мою руку и отводит в сторону.
- Поедем ко мне? – Смотрю на него несколько секунд.
- Нет, Том… не думаю.
- Билли, я не сделаю ничего, чего ты не захочешь. Просто посидим, выпьем, поговорим спокойно. Мы ведь друг о друге не знаем ничего. – Смотрю на него в нерешительности.
- Ну, ладно, поехали, - правда, ну, не изнасилует же он меня. Только вот сдержусь ли я сам, если он начнет приставать. Должен. Я справлюсь. По любому.
- Отлично, - так обрадовался, что я уже начинаю сомневаться в своем решении. – Мы тоже пас.
- Ок, ну, тогда всем пока, созвонимся. – Опять все рассредоточились по своим машинам и разъехались.
- А ты в своей квартире живешь или снимаешь? – Едем по вечернему городу, оставив бешенную скорость за его пределами.
- В своей, мне ее на восемнадцать лет отец купил. Сказал, пора тебе птенчик из гнезда вылетать, - усмехается.
- А сейчас тебе сколько? Он что, не хотел, чтоб ты с ними жил?
- Двадцать. Отец то? Да нет, просто он сам рано самостоятельным стал, вот и мне того же пожелал, чтоб, так сказать, я мужчиной стал, а не избалованным дитятей.
- Так они тебе совсем не помогают?
- Если мне нужно, они всегда готовы помочь. А я рад, что один живу. Так проще. Да и большой я уже для родительского крыла.
У меня звонит телефон. Лезу за ним в карман.
- Алле.
- Ты где шатаешься, твою мать?
- Фабиан, я буду поздно.
- Где тебя носит? Мать волнуется.
- Я у друга. Скажи ей, что все нормально.
- У друга или под другом?
- Пошел на х*й, - отключаю телефон, - придурок.
- С кем это ты так ласково?
- Отчим.
- Не ладите?
- Нет.
- А родной отец где? Извини, если лезу не в свое дело.
- Да нет, все нормально. Родного я не помню, он от нас давно ушел, я маленький был. Мы с мамой одни жили, а потом появился Фабиан, она его любит, кажется.
- А кто он такой? В смысле работает где?
- В порту, перевозит там всякие ящики туда сюда, и мама там же, только в ресторане, официанткой. А твои чем занимаются?
- Отец заместитель владельца одной фирмы и владелец сети бутиков, а у мамы свой журнал, она там и главный редактор и мастер на все руки.
- Здорово.
Доезжаем до места и попадаем на подземную стоянку.
- Ты на каком этаже?
- На втором, не люблю высоту.
- Боишься?
- Я сказал, не люблю. – Улыбаюсь, какой же он дурачок, так сложно сказать, что боишься? – Это еще что за улыбка? – Заходим в лифт.
- А что? Сам говорил, что нравится. – Подходит ко мне и придавливает к стенке.
- Нравится, - горячо выдыхает мне в губы. Отчетливо ощущаю все его тело. Сильное, властное, горячее. Начинает меня целовать, сразу проникая языком в мой рот. Мычу от удовольствия. Он улыбается и спускает руки с моей талии вниз. Останавливает их на моих ягодицах и слегка сжимает. Мычание переходит в стон. Все происходит очень быстро. Двери лифта открываются. Том выпускает меня из своего плена, и мы идем к квартире, по пути приходя в себя.
Заходим внутрь.
- Проходи сюда, - иду за ним. В комнате очень здорово. Обставлена без излишеств, но со вкусом. Из мебели самый необходимый минимум. Прохожу и сажусь в кресло, оно мне сразу приглянулось. Том приносит откуда-то бутылку коньяка и бокалы, тут же на столике появляются фрукты и еще какие-то странные, но наверно тоже съедобные разности.
- Я смотрю, ты подготовился.
- А ты как думал.
- А я ведь мог отказаться.
- Не мог, - улыбается и подходит к креслу. Смотрю на него снизу вверх.
- Ты обещал.
- Что?
- Что ничего не сделаешь, - не нравится мне его взгляд.
- Ничего, чего ты не захочешь, - уточняет он, - раз обещал, значит, не сделаю, я свое слово всегда держу. – Вдруг становится страшно. Томми, а как же те слова в мастерской, их ты тоже собрался сдержать? Нет, он же просил забыть… а забыл ли сам? – Что-то не так? Ты, по-моему, побледнел.
- Нет, все нормально, давай поедим, я очень голодный. – Подныриваю под его руку и иду к столу. Он подходит вслед за мной и разливает коньяк. Протягивает один бокал мне. Отпиваем немного и усаживаемся на диван. Том двигается ко мне.
- Ты меня боишься? – Осторожно обнимает.
- Нет.
- Я же вижу. Не надо меня бояться, малыш, я что, правда, такой ужасный? Чего ты боишься? – Говорит тихо и очень ласково.
- Том, я просто… мне кажется, что ты хочешь секса и начнешь ко мне приставать.
- Правильно, кажется, - смотрю на него, а он улыбается, - что в этом такого страшного?
- Я не могу так.
- Как?
- Ну, это же такая интимная вещь, я не смогу этого сделать сейчас. Я хочу, чтоб ты меня узнал, какой я, чем живу. Мы ведь знакомы только неделю.
- Билли, ты рассуждаешь, как девственник, - опускаю глаза, почему-то становится стыдно. – Билл? - Поднимает мне лицо, аккуратно взяв за подбородок, - ты что, еще ни разу?
- Это что-то меняет?
- Да нет, - улыбается.
- Сейчас ты надо мной будешь смеяться, да? – С вызовом в голосе пихаю его в плечо.
- Даже и не думал.
- А чего так странно улыбаешься?
- Я просто удивляюсь. Минет тебе не делали, сексом ты еще не занимался. А сколько тебе лет кстати?
- Восемнадцать. Ну, и что тут удивительного? Я еще не влюблялся серьезно, а с первым встречным я это делать не буду.
- А я значит первый встречный?
- Да нет же. Ну, Том, ну пойми ты меня. Я хочу, чтоб мы хорошо друг друга знали, тогда мне будет легче.
- Ладно, легче так легче. Будем, значит, друг друга узнавать, - усмехается, - а когда узнаем, ты почувствуешь, что значит томить Тома Каулитц.
- И что же это значит? – Он берет из моих рук бокал, ставит его на стол, разворачивается ко мне и каким-то молниеносным движением валит меня на диван и придавливает собой сверху.
- Это значит, что у тебя будет самый лучший первый раз, чем у кого-либо, когда-либо был.
- А, так если это сделать сейчас, то ты себя во всей красе показать не сможешь? – Усмехаюсь, лежа под ним. Так приятно чувствовать его власть надо мной. Так приятно, что легкая тяжесть внизу живота опять дает о себе знать.
- Ты у меня сейчас договоришься, - чувствую как его рука пробирается под мою футболку и ложится на живот. Отчего тот судорожно вжимается.
- Том, что ты делаешь? Ты же обещал.
- Я обещал, что не сделаю того, чего ты не хочешь, а разве ты не хочешь, чтобы я сделал вот так, - начинает целовать мне шею. Рефлекторно откидываю голову назад. Дыхание срывается. Чувствительность кожи возрастает до предела. Где бы его губы ее не касались, по телу мгновенно разливается обжигающая волна наслаждения.
- Том, - выдыхаю с каким-то отчаянием, оттого, что это неописуемо приятное действо нужно остановить, - перес… - не успеваю договорить, как дыхание перехватывает. Том резко спустился вниз и, задрав мне футболку, начал целовать живот. Из меня вырывается неконтролируемый стон. Чувствую, что начинаю возбуждаться, еще чуть-чуть, и он тоже это почувствует. - Стой, Том, пожалуйста, перестань.
- Ты же хочешь.
- Это не я хочу, а мое тело. Я не хочу так, Томми. Я не хочу, чтоб ты воспринимал меня только как желанный объект для секса.
Он останавливается и придвигается к моему лицу.
- Я тебя так и не воспринимаю.
- Неправда, ты меня совсем не знаешь, чтобы воспринимать по-другому. – Смотрит мне в глаза, потом утыкается лицом в диван возле моей головы и вздыхает.
- Ну, что мне с тобой делать?!
- Ну, я бы не отказался от красивых ухаживаний. – Поднимает голову.
- От красивых ухаживаний? То есть я должен каждый день дарить тебе цветы и гулять по парку, держа тебя за руку, любуясь звездным небом?
- Уау, Тооом, какие познания! Я то думал ты ничего, кроме своих клубов и гонок в этой жизни не знаешь.
- Я тебе поюморю сейчас.
- Может, мы все же примем сидячее положение? – Он медленно встает и меня сразу обдает какой-то прохладой. Поднимаюсь за ним. – Том, места своего обитания ты мне показал, теперь моя очередь показать свои.
- Сервис я уже видел.
- Дурак, по-твоему, кроме сервиса в моей жизни ничего нет?
- А есть что-то еще?
- Много всего и в следующий раз я тебе покажу, как живу я.
- Я заинтригован, - обвивает меня руками и нежно целует возле уха. Блаженно расслабляюсь и облокачиваюсь на него.
- Ты меня отвезешь?
- Угу, утром.
- Почему утром?
- Ну, зачем тебе сейчас домой? Уже поздно. Оставайся, завтра выходной, рано вставать не придется, подольше понежимся в постельке.
- Вот это твое «понежимся в постельке» надеюсь, не подразумевает твои руки там, где им быть не положено?
- Даже мысли такой не было, - и опять эта хитрющая улыбка.
- Тогда я согласен, - улыбаюсь, поворачиваю голову и ловлю его губы, блуждающие по моей щеке и виску.

***

Мы проговорили пол ночи. Хотя, точнее будет сказать, процеловались, потому что этим мы занимались гораздо больше. Я узнал, что Том два раза спал с парнями. Один, как он сказал, был по пьяни, а про второй говорить не захотел, сказал, что расскажет как-нибудь потом. При этом он как-то помрачнел. Интересно, что у него там случилось. Мы выпили всю бутылку, смели все съестное и легли спать. Том пару раз попытался сделать мне, как он выразился, очень приятно, но после того, как я выскочил из кровати и ушел спать на диван, он прекратил попытки, предварительно придя за мной и прогнав назад в спальню.

Просыпаюсь, открываю глаза и сразу встречаюсь взглядом с Томом. Видимо, во сне я заворотил на него ногу, да еще и рукой обнял. Лежит и довольно улыбается. Молниеносно убираю с него обе конечности.
- Доброе утро, - усмехается от этого резкого движения.
- Доброе.
- Вот твои ручки и ножки знают, чего хотят, брал бы с них пример что ли.
- Ничего они не хотят, я просто привык так спать.
- Ничего себе, и на кого это ты привык ноги закидывать, интересно?
- Дурак, - пихаю его в грудь, - я имею в виду, люблю по кровати распластаться. – Притягивает меня к себе и начинает целовать. Закрываю глаза и наслаждаюсь его сладкими губками. Если меня когда-нибудь спросят, какое лакомство я люблю больше всего, я точно знаю, что отвечу.
- Томми, мне нужно домой, - трусь носом о его щеку.
- Еще рано, - прикрывает глаза и легко улыбается.
- Уже три часа, а мне сегодня обязательно надо Майка навестить. Итак вчера не был и даже не позвонил.
- Как его нога, кстати?
- Нормально, сказали, заживет.
- Ну, и отлично.
- Том, - сажусь на кровати, - правда, нужно вставать, я тебя хочу кое-куда сводить.
- Сегодня?
- Ну, а когда еще? Но сначала мне надо дома показаться.
- Ну, ладно, такси сам вызовешь? – Открываю рот, чтобы высказать пару не очень приличных слов в его адрес, но он резко тянет меня за руку, и я падаю на него. – Я шучу, - смеется и кладет руки мне на поясницу. Чувствую, как поднимается и опускается его грудь при дыхании. А вот это уже пора останавливать.
- Том, убери руки.
- А что такое? - Опять демонстрирует мне свою дерзкую улыбочку. – У тебя такая мягкая попка.
- Тооом, - пытаюсь встать с него.
- Да ладно-ладно, лежи, - возвращает руки на поясницу.
- Нет, все-таки надо вставать, - высвобождаюсь из его объятий и быстро отползаю к краю кровати. Надеюсь, он не успел почувствовать реакцию моего организма на манипуляции его рук. Достаю джинсы. Я их снял уже, будучи под одеялом и положил у самой кровати. Не хватало еще перед ним в одних трусах щеголять. Быстро натягиваю их на себя.
- Вставай Том, у тебя поесть что-нибудь имеется?
- Посмотри на кухне. – Начинает медленно вставать и в отличии от меня не удосуживается что-либо на себя одеть. В одних боксерах идет к окну. Мои глаза начинают бунтовать и перестают меня слушаться. Какой же он красивый, просто идеальный. Не могу оторваться, просто не могу.
- Нравится? – Усмехается и смотрит на меня. Резко отвожу взгляд.
- Я в ванную ладно? – Отворачиваюсь и практически выбегаю из комнаты.

В ванной я провел примерно пол часа. Захожу на кухню, Том уже оделся.
- Я сэндвичи сделал, будешь?
- Угу, - сажусь за стол, он дает мне сэндвич, ставит кружку чая и тоже садится.
- Ммм, вкусно, - говорю с набитым ртом.
- Талантливый человек – талантлив во всем, - гордо изрекает Том. Улыбаюсь, продолжая уплетать эту вкуснотищу. Том доедает быстрей меня и тоже уходит в ванную. Затем мы собираемся, выходим из дома и едем ко мне.

- Вот здесь останови. – Том тормозит напротив моего дома.
- Я тебя в машине подожду.
- Ладно, я быстро, - вылезаю и иду в дом. Фабиан сидит перед телевизором.
- Где мама?
- Явился? На кухне. – Разворачиваюсь и иду на запах чего-то очень вкусного.
- Привет.
- Билли, - подходит ко мне и обнимает, - где ты был? Фаби сказал, у друга, какого друга? Майку я звонила, он тебя вообще не видел вчера и что за новая привычка отключать телефон? А это что? – Заметила мою зашитую губу.
- Ничего, это ерунда. Мам, ну, зачем ты Майку то звонила? Он наверно тоже теперь переживает.
- А, по-твоему, переживать я одна должна, да? И что значит ерунда? Кто тебе губу разбил?
- Да никому не надо переживать, я же сказал Фабиану, что все нормально и с губой уже все в порядке, случайно в драку попал.
- Какую драку? Что за друг, Билл?
- А друг у него на машине разъезжает, которая дороже нашего дома стоит. – На кухню заходит Фабиан, - в окно посмотри и увидишь, кто его до дома теперь подвозит. Билл, а это точно друг, может клиент – более точное определение?
- Пошел на х*й.
- Да перестаньте. Фаби, прекрати, - она выглядывает в окно, - кто это, Билл?
- Это Том.
- И с каких пор такие люди у тебя в друзьях?
- С недавних.
- Ты у него всю ночь был?
- Да. – Смотрит на меня воросительно-обеспокоенным взглядом. – Да не было у нас ничего, я просто у него ночевал.
- Ага, и за это он тебя до дома довез, - ухмыляется Фабиан.
- Заткнись.
- Билли, ты уже взрослый и сам все понимаешь, но я тебя умоляю, будь осторожнее с такими людьми.
- Мам, да все я знаю.
- О, а дружок твой зря времени не теряет, - усмехается отчим, глядя в окно. Подлетаю к нему. Возле Тома стоит Триша, та еще шалава, переспала уже с доброй половиной города. Абсолютно безнравственная особа и чертовски сексуальная. Последнее обстоятельство напрягает больше всего, зная отношение Тома к грудастым давалкам. Они уже, похоже, совсем подружились и беззаботно смеются над репликами друг друга. Бл*ть. Фабиан переводит взгляд на меня и усмехается.
- Заткнись.
- А я разве что-то говорю?
Тут эта шлюха что-то сует Тому.
- О, уже и телефончиками обменялись, - констатирует Фабиан, - а этот твой Том, видимо парень не промах.
- Мам, я пошел.
- Куда? А есть, не будешь что ли?
- Я ел, спасибо. – Целую ее в щечку и иду к выходу.
- А меня поцеловать, - кричит Фабиан. Демонстрирую ему свой средний пальчик и выхожу.
- О, Билл, привет, - улыбается мне Триша.
- Привет, - а вот я улыбаться, не настроен. Обхожу машину и сажусь на свое место.
- Ну, ладно, Томми, я пойду. Приятно было познакомиться. Не забывай про обещание. Я буду ждать. Она уходит, а Том поворачивается ко мне.
- Дай, угадаю, сейчас ты вспомнишь всю нецензурную лексику, какую знаешь.
- Что за обещание?
- Она попросила сообщить, когда следующая гонка с моим участием.
- И откуда она узнала, что ты гонщик?
- Спросила, чем я занимаюсь. Билл, ну, что за допрос? Не веди себя, как сварливая жена.
- Отдай мне номер.
- Какой номер?
- Ее номер.
- Как же я буду звонить, если отдам номер.
- Ты не будешь звонить.
- Это еще почему?
- Да потому что единственное, что ей от тебя надо, это потрахаться всласть, - перехожу на повышенные тона, - и ты это прекрасно понял, а гонки это тупой предлог, она и гонки все равно, что рыба и суша - понятия не совместимые.
- Малыш, успокойся, я пообещал сказать, когда соревнования, это я и сделаю, остальное ее проблемы.
- Если ты ей позвонишь, значит, ты заранее готов ко всему, что она тебе предложит, что, от голых сисек в штанах задымилось?
- Билл, я сейчас не настроен на твои истерики.
- Это не истерики, Том. Ты ее хочешь, да? Если тебе не давать, ты будешь со всеми подряд спать?
- Билл, ты так это говоришь, будто я какое-то чудовище. Да, я люблю секс, он мне нужен, уж извини, но у меня нет убеждения в том, что заниматься им можно, только если до беспамятства влюблен. Если оба хотят одного и того же, почему бы это ни сделать? Кому от этого будет плохо? – Он тоже начинает злиться.
- Ты врун, Том, - говорю уже спокойно, - ты говорил, что воспринимаешь меня никак своих девок, а сам только что доказал обратное, ты хочешь от меня того же, что и от них, только я тебя разочарую - я не они. Значит, если я с тобой не сплю, то и прав возникать, у меня нет, да? Типа, сам виноват, дал бы мне ночью, я бы к шлюхам не пошел, так? Как я должен себя вести? Я должен пожелать тебе удачи? Удачи, Том. Желаю тебе десять оргазмов за одну ночь. Не разочаруй девочку. И прости, что я такой гребаный романтик, верящий в настоящие чувства. – Вылезаю из машины и иду к дому Майка. Он никогда меня не обижает, он всегда рядом, и он всегда слушает все, что я говорю, не считая это глупым. Почему амур не запустил в меня своей стрелой, когда он признался мне в своих чувствах, почему я влюбился в какого-то, помешанного на сексе, идиота. Дохожу до дома Майка и звоню в дверь.
- Привет, ну, и куда мы пропали? – Смотрю на него, а слова застряли в горле, чувствую, если заговорю, разревусь как девчонка. По моему выражению лица, друг все понимает, - заходи. – Прохожу в дом.
- Прости, что вчера не зашел, - беру себя в руки и начинаю разговор.
- Да ладно, что случилось? Ты ночевал не дома?
- Нет.
- С Томом?
- Да.
- Вы что, у вас…
- Нет, ничего не было, мы только целовались, хотя он пытался. Майк, все было так хорошо, я уже поверил, что он… а только что он взял телефон у Триши практически при мне и заявил, что собирается ей звонить, якобы только для того, чтобы сообщить о гонках, бред. Ему от меня нужен только секс. Вернее, может и не только, но без него ему и остального по ходу не надо. Я даже знаю, что ты сейчас скажешь, что ты предупреждал, да?
- Вы целовались? А что с губой?
- Я тебе потом расскажу, уже все нормально.
- Билл, мы с самого начала подозревали чего он хочет.
- Нет, Майк, ты не понимаешь, я же видел его, видел его взгляд, чувствовал его отношение ко мне. Временами мне вообще казалось, что он влюблен. У меня такое чувство, что если это все не притворство, то он просто болван, который понятия не имеет, что такое серьезные отношения. Привык к свободе, что хочу, то и ворочу и никто мне не указ. – Мои разглагольствования прерывает звонок в дверь.
- Сиди уж, одноногий, я открою, - уворачиваюсь от запущенной в меня подушки и иду к двери. Открываю и застываю от неожиданности.
- Выйди, пожалуйста.
- Я думал, ты уже высказался.
- Билл, ты не так понял, что я имел в виду, может, я немного не так выразился, что-то не договорил, но я совсем не хотел упрекать тебя в этих твоих принципах. Я не ставлю секс превыше всего остального, и я прекрасно понял все, что ты вчера сказал. Не считай меня таким уж безмозглым и бесчувственным.
- Том, я думал, мы с тобой теперь вместе.
- Мы вместе.
- Да, вместе, но спать ты собрался с Тришей.
- Да кто тебе сказал, что я с ней спать собрался?
- Ты еще скажи, что у тебя и мысли такой не было.
- Ну, может, и мелькала. Билл, у меня всегда были довольно свободные отношения. Поэтому, наверно, я иногда делаю то, что тебе кажется неприемлемым.
- В каком смысле довольно свободные? То есть, спишь с кем хочешь, и никто тебе ничего не говорит? И что это за отношения такие? Если кто-то был согласен на такие отношения с тобой, значит, этот кто-то тебя не любил, и ему было параллельно, где ты и с кем. Но это не отношения, это… я даже не знаю, как это называется.
- А тебе, значит, не параллельно? То есть, ты меня любишь? – Смотрю на него и не знаю, что сказать.
- Да, не параллельно, - как-то тихо получилось. – Он подходит и заключает меня в объятья. Такие уютные, такие теплые, такие надежные, ну, не может все это быть искусственным, так не должно быть.
- Значит любишь? – Шепчет и прикасается губами к моей шее. Киваю головой в ответ. Плевать, пусть знает, что я уже целую неделю живу от встречи до встречи с ним. И даже если это не любовь, то что-то очень близкое к ней. Отстраняется, достает из кармана листок бумаги.
- Вот ее номер, - рвет его на мелкие клочки и выбрасывает, - ты мне нужен, Билл, я хочу быть с тобой, я хочу, чтобы тебе было не параллельно, где я и с кем. - Приближается, прислоняется к моему лбу своим и смотрит в глаза, этому взгляду я не могу не верить, - я очень рад, что я тебе настолько не безразличен, потому что я уже забыл, что это значит.
- А я? Я ведь тебе нравлюсь? Хоть чуть-чуть. – Шепчем еле слышно, слова практически читаем по губам.
- Не чуть-чуть, малыш, - чувствую его губы на своих и расслабляюсь в его руках. Прикасаюсь ладонями к его лицу и впускаю его язычок в себя. Он очень нежно ласкает мой рот. Не требовательно, а мягко, как будто хочет показать, как именно он ко мне относится, и вот это ему удается намного лучше любых его слов.
- А чей это дом? – Отстранившись, спросил Том.
- Майка, давай я вас познакомлю.
- Нет уж, не думаю, что он горит желанием со мной познакомиться, кажется, он меня с самого начала невзлюбил, - усмехается Том.
- Что есть – то есть.
- Если мне не изменяет память, ты мне что-то показать хотел, не передумал еще?
- Нет, наоборот, теперь я еще больше хочу показать тебе это место.
- Ну, может, тогда уже пойдем?
- Ок, я только Майку скажу.
- Давай, я жду, - улыбается, снова притягивает меня к себе и впивается в губы, - все, иди, - отпускает, и я иду в комнату.
- Майки, прости, пожалуйста, но я пойду, ладно? Я обязательно сегодня еще приду, вечером.
- Да ладно уж, сегодня ты уже отметился, - усмехается, глядя на мою, до неприличия довольную улыбку.
- Нет, я приду, мы же так и не поговорили, жди, - подхожу, целую его в щечку и вылетаю на улицу. Подхожу к Тому, и мы направляемся в сторону машины.
- Нет, Том, здесь недалеко, пешком дойдем, - останавливаю его, когда он собирается открыть дверь.
- Пешком? – удивляется так, будто я его летать заставляю.
- Ну, да. Ты что, всегда только на машине ездишь?
- А зачем ходить, если есть возможность ездить?
- Между прочим, ходьба – самый полезный вид спорта, - улыбаюсь, глядя на не очень довольного, шагающего Тома.
- И откуда ты у нас такой умный?
- Да ну тебя, это все знают.
Пару минут идем молча. Том разглядывает окрестности, потом переводит взгляд на меня и смотрит, как будто изучая.
- Билли, а почему такая работа? Испытываешь слабость к чистящим средствам?
- Очень смешно, просто, так получилось. Из школы меня выгнали, а остальные от нас очень далеко, у меня тогда не было возможности каждый день до них добираться. Я стал подрабатывать то тут, то там, вот Майк меня и устроил в сервис, чтоб я не шатался туда сюда. Вот как-то так и работаю до сих пор.
- Ну, а сам то кем-нибудь хочешь стать?
- Я не знаю точно, но мне очень нравится писать.
- Писать? Что именно?
- Да все. Если я вижу что-нибудь необычное или обычное, но на меня это производит впечатление, я прихожу домой и это описываю. Я уже давно это делаю, у меня две толстенные тетради полностью исписаны.
- То есть, писателем хочешь быть?
- Не знаю, но, наверно, было бы здорово, если б другие могли читать то, что я записываю. Знаешь, такое чувство, будто общаешься со многими людьми одновременно, говоришь им, что хочешь сказать, и они слушают, вернее читают.
- Дашь мне почитать эти свои тетради?
- А ты, правда, хочешь?
- Очень хочу.
- Ладно.
- А куда мы идем, что это за место?
- Это мое убежище.
- Твое что? – Улыбается.
- Ну, укрытие, от всего и всех. Когда мне было семь лет, мама сильно заболела и попала в больницу. Меня к себе взяла мама Майка, с тех пор мы и дружим. Но тогда я никого из них не знал. Я тогда очень отчетливо осознал, что мама единственный мой родной человек, что она – все, что у меня есть и если ее вдруг не станет, я останусь совсем один. Мне было очень страшно. – Том подходит ко мне и обнимает за талию, прижимая к себе, - однажды я бродил по окрестностям и натолкнулся на то самое место. Я зашел внутрь и встал в уголке. Там было так красиво, так спокойно. Я опять начал думать о маме и слезы потекли сами собой. Примерно через пол часа ко мне подошел один человек, с добрыми, большими глазами и бородой, - улыбаюсь.
- С бородой?
- Ага, он начал меня успокаивать, спрашивать что случилось, ну, я ему все и выложил, как есть. Он тогда очень многое мне сказал, я перестал плакать, и даже страхи ушли. С тех пор я часто там бываю, особенно, когда плохо. Он по-прежнему слушает все, что я ему рассказываю, и никогда не осуждает, не упрекает и не читает нравоучений. Просто слушает и понимает. Иногда мне достаточно одной фразы от него, чтоб все сомнения улетучились. Вот так.
- Я так заинтригован, что очень не терпится дойти уже и, наконец, увидеть это сказочное местечко.
- А мы уже пришли, - останавливаюсь и поворачиваю нас, мы так и шли, прижавшись, друг к другу, - вот оно.
- Церковь? – Кажется, Том сильно удивился.
- Да, святого Якоби, между прочим, одна из пяти главных в Гамбурге, пойдем, я тебе все покажу и с отцом Акселем познакомлю, - тяну его внутрь, - знаешь, я ведь совсем не набожный. Я даже молиться не умею и никогда этого не делаю. Иногда, когда вдруг возникает желание, я просто разговариваю с Богом, как умею. Но это не так часто происходит. Чаще я говорю с Акселем. Просто это место особенное, ты сам почувствуешь. – Мы заходим внутрь. Том осматривает все вокруг. – Ну, как тебе?
- Красиво, а это что, орган?- Да, самый большой в Европе из тех, что в стиле барокко, на нем даже Бах играл.
- Билл, тебе пора ученую степень выдавать, а ты умудрился даже школу не закончить, - усмехается Том.
- Мне все это Аксель рассказывал. А в полдень на нем играют, очень здорово. Слышал когда-нибудь?
- Нет.
- Стоит послушать, это очень классно. – Тут к нам подходит Аксель. Я уже давно не зову его отцом, он сам сказал, что мне не обязательно, потому что для меня он намного больше, чем священник.
- Билли, - он обнимает меня.
- Привет, это Том, мой друг, - сразу представляю Тома.
- Здравствуйте, - они пожимают друг другу руки. Аксель смотрит на меня, и я вижу, что он все понял, Том первый человек, с которым я его познакомил за столько лет.
- Аксель, можно я покажу Тому башню?
- Только тихо.
- Как всегда, - улыбаюсь ему и веду Тома к лестнице.
- Какая еще башня?
- Увидишь, она открыта для посещений, когда нет богослужений, сейчас она закрыта, но мне можно, - улыбаюсь, - я всегда прихожу, когда посещения запрещены и никого нет. – Доходим до лестницы.
- И высоко надо взбираться?
- Там есть лифт, но до него надо дойти, пойдем, 93 ступеньки всего, - тяну за руку, сомневающегося Тома, какой же он лентяй, привык к своим тачкам, а собственными ножками поработать – целая катастрофа. – Я знаю, что ты не любишь высоту, но там она не чувствуется.
Доходим до лифта и поднимаемся на самый верх.
- Билл, да отсюда весь Гамбург видно.
- Здорово, да? – Обнимает меня.
- Интересно, чего я о тебе еще не знаю? – Целует в носик, - расплываюсь в блаженной улыбке.
- Много чего, мне кажется, чтоб узнать человека полностью, даже жизни не хватит. – Он захватывает губами мой рот. Закрываю глаза и обвиваю его шею руками. Он проводит язычком по моим зубам, просясь внутрь, но я не пускаю. Недовольно мычит, а я улыбаюсь. Водит язычком по внутренним сторонам моих губ, по очереди засасывает каждую губу и снова пытается проникнуть в мой рот. Я не разжимаю зубы, и он щипает меня в бок. Изгибаюсь от этого неожиданного действия и открываю рот, впуская его теплый, нетерпеливый язычок. Он удовлетворенно улыбается, начинает по-хозяйски вылизывать все уголки внутри, и меня уносит. Ноги слабеют и слегка подкашиваются, он, почувствовав это, крепче прижимает меня к себе. Играет с моим языком, ловлю его язычок и слегка засасываю, он издает слабый стон и спускает руки на мои ягодицы. Еще один стон, но уже из моих уст. Воздуха становится совсем мало, отстраняемся друг от друга и глубоко дышим.
- Томми, ты всегда кладешь свои руки на задницу того, кого целуешь?
- Нет, только когда задница такая манящая и аппетитная, - сжимает руки, все еще находящиеся на моем заду.
- Ты сексуально-озабоченный, асоциальный тип. – Расплывается в самодовольной улыбочке.
- Неправда, я всего лишь чертовски привлекательный и мега сексуальный парень, отказывать которому, просто преступление.
- Ну-ну, и ужасно скромный, к тому же. – Усмехаемся и смотрим на город.
- Том?
- Мм?
- Я ведь об этом месте никому не рассказывал, даже Майку. Мне хотелось, чтоб это было только мое, личное пространство. И вдруг мне очень захотелось привести сюда тебя, захотелось поделиться с тобой этой своей тайной от всего мира.
- Маленький мой, - притягивает меня к себе и крепко сжимает в объятьях.
- Ты ведь ее сохранишь?
- Конечно, - шепчет и нежно целует меня в ямку под ухом. – Прижимаюсь к нему всем телом. Теперь это место не мое, теперь оно наше и я ничуть не жалею, наоборот, я как будто ждал все эти годы именно этого.
 (330x408, 110Kb)

Научи меня тебя любить. Отличный фик, мне очень понравился=)

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 21:43 + в цитатник
АВТОР: Leksi
НАЗВАНИЕ: Научи меня тебя любить.
СТАТУС: закончен
РАЗМЕР: макси
ЖАНР: slash, romance, AU, POV Bill
РЕЙТИНГ: NC-17
ПЕРСОНАЖИ: Том/Билл, Майк
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Том и Билл не братья и друг друга не знают. Том – преуспевающий гонщик и студент престижного университета, ему 20 лет. Билл работает в автосервисе, нигде не учится, ему 18.
ОТ АВТОРА: 1. Присутствует нецензурная лексика. 2. Это мои первые шаги в мире слэша, поэтому, как и любой ребенок, начинающий ходить, нуждаюсь в поддержке).
ПОСВЯЩЕНИЕ: My_soul_4ever_dark aka Vindemiatrix_Amarillis
Солнышко, тебе, просто, потому что ты есть, просто, потому что именно ты, именно твое творчество вдохновило меня на создание чего-то своего.
Спасибо тебе за все!!!!



Сегодня - воскресенье, долгожданный выходной. Наконец, можно спать хоть до обеда и не париться по поводу опоздания на работу. Да на какую к черту работу, на каторгу, обыкновенный, рабский труд. С тебя сходит тысяча потов, а получаешь за это гроши. Можно было бы, конечно, найти другую работу, но вряд ли я найду что-то лучшее, учитывая мою безграмотность. Ну, да, я неуч, даже школу не закончил, а что в этом такого ужасного? Можно подумать на всех рабочих местах требуется знание теорем и аксиом. Я же не глупый! Подумаешь, бумажного подтверждения этому нет. Я не виноват, что учителя пошли какие-то закомплексованые. То им не так, да это не этак. Мой вид им, видите ли, не нравился, их, по-моему, не внешность моя интересовать должна, а то, что в голове. А в голове у меня, к слову сказать, очень много всего. Вообще, обидно конечно, без бумажки ты букашка. Ну, вот, рассуждаю как Фабиан, мой отчим. Живет с нами уже 8 лет, а отцом я его так и не назвал, да и не назову никогда. У нас с ним с первого дня знакомства взаимная и небезосновательная неприязнь. И что в нем мама нашла, не понимаю. Нет, он конечно симпотичный, даже очень, но характер отвратительный. Разве любят за одну внешность? Или я чего-то не понимаю?
- Билл, твою мать, - да и голос у него ужасный, - ты поднимешь свой тощий зад с постели или нет, в доме даже хлеба нет.
Нет, ну, а я то здесь причем, сходил бы сам да купил. Нехотя выбираюсь из-под теплого одеяла. Черт, как же холодно. Кожа сразу покрывается мурашками. Выхожу из своей комнаты и плетусь в ванную в одних боксерах.
- Давай, пошевеливайся, - Фабиан уставился на меня своим, мягко сказать, очень недобрым взглядом.
- Я что, в припрыжку должен за хлебом тебе бежать? – как же он меня раздражает. Здоровенный детина, а все и всегда за него другие должны делать.
- Ты еще поговори.
Захожу в ванную и закрываю дверь. Идиот. И поговорю, я, в отличие от тебя, в своем родном доме. Старом, малюсеньком и, местами разваливающемся, но в родном! Включаю душ и встаю под горячие струйки воды. Вечность бы так простоял. А ведь сейчас предстоит идти на улицу, в последние дни довольно похолодало, не мороз, конечно, но намного приятней, когда тепло. Я люблю тепло, когда солнышко греет, когда минимум одежды, когда природа радуется и люди, как мне кажется, намного приветливее в такие дни.
Не знаю, сколько я так простоял, мечтая о теплых лучиках солнца, но из размышлений меня вывел резкий, оглушающий звук. Судя по всему, двери ванной здорово досталось от ботинка отчима.
- Ты издеваешься? – видимо, по его меркам, времени прошло порядочно, – для пробежки в булочную не обязательно размалевываться, принц тебе по пути вряд ли встретится, - противно усмехнулся Фабиан.
- Пошел на х*й, - ну, да, я люблю краситься и что? Мне абсолютно плевать на то, что по этому поводу думает этот придурок.
- Туда ты себя посылай или своих дружков, чтоб через десять минут ты вышел из дома.
Всем своим видом пытается показать, что терпеть не может геев. Ну, да, как же, он так наивен, что полагает, я не замечаю, как он меня пожирает своими наглыми глазищами, когда я дефилирую по дому в одних боксерах или хотя бы без футболки.
Стою перед запотевшим зеркалом. Провожу по нему рукой и смотрю на свое отражение в появившейся полоске. Черт с ним, добегу так, в конце концов, булочная и правда не далеко, да и про принцев он прав, какие принцы в нашем районе, только разве бомжик какой симпотный попадется. Самому становится смешно от этих бредней. Честно говоря, я вообще не верю в этих самых «принцев». Все богачи – морально уродливы. Я в этом не раз убеждался. Так что уж лучше бомжики, они хоть «настоящие». Да что за бред. Какие бомжики, какие принцы. Расчесавшись и слегка подсушив волосы, выхожу из ванной и иду к себе. Захожу и открываю рот от возмущения.
- Кто тебе разрешал сюда входить, это моя комната.
Фабиан устроился на моей кровати и с какой-то идиотской ухмылкой смотрит на меня, опять же этим пожирающим взглядом.
- Я в этом доме хозяин, следовательно, я могу заходить куда захочу и когда захочу, - он медленно проскользил взглядом по всему моему телу, стало не по себе.
- Да неужели. Я так не думаю. Кончай на меня пялиться и вали отсюда. - Прохожу к шкафу, и быстро перебираю одежду в поисках нужной.
- Хочешь сказать, тебе не нравится, когда на тебя пялятся? – какой-то нервный смешок из него вырвался, - какого черта ты тогда голым по дому разгуливаешь?
- Во-первых, не голым, во-вторых, я, кажется, у себя дома, что хочу, то и делаю, - наконец, останавливаю свой выбор на любимых джинсах и серой футболке. Быстро натягиваю это все и беру со стула куртку. Подхожу к тумбочке возле кровати и окольцовываю несколько пальцев. Дешевая бижутерия, ну и что, зато красиво. На моих длинных красивых пальчиках с офигенным черно-белым маникюром все смотрится превосходно. Между прочим, не мои слова. Комплимент от одного парня. Но я с ним полностью согласен.
- Выматывайся из моей комнаты и дверь за собой не забудь закрыть, - кидаю отчиму и, не обернувшись, выхожу из комнаты, а потом и из дома. Сразу обдает холодным ветром. Слегка поеживаюсь, засовываю руки в карманы и быстрым шагом иду к булочной. Можно было еще спать и спать, а из-за этого озабоченного придурка приходится тратить драгоценные минутки отдыха на его прихоти. И ведь не откажешься, иначе такое устроит, что не обрадуешься. В данном случае, как говорится, выбираем из двух зол меньшее.
Дохожу, наконец, до места назначения. Внутри никого. Конечно, все нормальные люди спят еще. А вот запах свежей выпечки способствует выделению слюны. Вообще-то, есть хочется, так что все равно пришлось бы чесать в магазин. Покупаю все, что нужно, засовываю все в пакет и выхожу на улицу.
- Билл. – Оборачиваюсь на голос, Майк. Дружим с ним с детства. Я к нему очень хорошо отношусь, он отличный друг и все такое, но недавно появилось одно обстоятельство, делающее нашу дружбу слегка скованней, чем раньше – он в меня влюбился. Мне, конечно, приятно, всегда приятно знать, что тебя любят, но я его как парня никогда не воспринимал. Вот такие заморочки.
- Привет, - улыбаюсь ему самой искренней улыбкой. Она у меня другой и не бывает. Никогда не стану улыбаться человеку только из вежливости, как-то это фальшиво.
- Что-то ты рано, выходной все-таки. – Улыбается мне в ответ.
- Да этот идиот разбудил, хлеба ему захотелось, - закатываю глаза, демонстрируя свое недовольство.
- Фабиан что ли? – усмехается, глядя на меня.
- А в моем доме есть еще идиоты?
Мобильник начинает вибрировать в кармане. Достаю, смотрю на дисплей, вспомнишь, как говорится. Нажимаю кнопку принятия вызова.
- Да, - отвечаю самым раздраженным голосом, на какой способен. – Да иду уже, ты кровать мою заправил? – Майк меняется в лице, - Пошел на х*й, - отвечаю на ответную колкость отчима и сбрасываю.
- Достал, - ворчу и смотрю на друга, - а ты куда намылился?
- Я то? – как-то странно запинается, - я просто так… прогуливаюсь, - улыбается.
- Ясно, ну, я пошел, а то распсихуется и выходной напрочь испортит.
- Давай, увидимся на работе.
- Ага, - похлопываю его по плечу и иду назад. Мы вместе работаем в автосервисе. Нет, в автомобильных внутренностях я мало что понимаю, я, всего на всего, мою машины. Да, престижного в этом ничего нет, а мне по барабану. Там имеется автоматизированная мойка, но всех закоулков машины она не вымывает, а клиенты все жутко привередливые.
А вот Майки классный механик, он меня туда и пристроил. Сервис находится в довольно респектабельном районе, и наведываются туда далеко не бедные люди. Вот там-то я и насмотрелся на этих богачей. Не хочу о них даже думать. Хватит и рабочих будней.

***

Просыпаюсь от громкой трели будильника. Вырубаю его и встаю. С полуоткрытыми глазами иду в ванную. Принимаю душ и накладываю свой любимый макияж. Последний раз оцениваю результат – ярко очерченные черным карандашом, глаза, немного бесцветного блеска, делающего губы слегка пухлей, чем они есть, белоснежная, самая обворожительная улыбка, отлично. Улыбаюсь своему отражению и иду в комнату. Одеваюсь и спускаюсь на кухню, где уже суетится мама.
- Привет, - подходит и целует, - вот бутерброды на работу, вот твой завтрак, а я уже опаздываю, так что убегаю. – Тараторит она, ставя на стол хлопья и бумажный пакет с бутербродами.
- Угу, удачного дня, - сажусь за стол и начинаю уплетать свой завтрак.
- Тебе тоже, малыш. Фаби еще спит, ему во вторую смену, постарайся не разбудить, ну, ты в курсе, - улыбается она и выходит.
Ага, я в курсе. «Фаби», как можно о нем с такой нежностью говорить, не понимаю.
Прикончив хлопья, бросаю тарелку в мойку, стараясь сделать это как можно громче, беру бутерброды и иду в прихожую. Выхожу и со всей дури хлопаю дверью.
- Бииил, твою мать, - слышу «родной» ор позади, удовлетворенно улыбаюсь и иду на остановку. Рабочая неделя начинается довольно неплохо.
На остановке уже стоит Майк.
- Привет, - дружеские объятия и улыбки.
- Доброе утро, что такой довольный? Опять Фабиана позлить успел?
- Ага, подумаешь, разбудил, зачем так близко к сердцу то принимать? - театрально пожимаю плечами, и друг уже смеется вместе со мной.

***

Переодевшись в потрепанные шмотки, которые, кстати, смотрятся на мне не хуже моих выходных прикидов, самозабвенно намываю очень симпотичную иномарку. Понимаю, что совсем не выспался. Глаза просто закрываются. Майк копается с каким-то кадиллаком. Крутая тачка. Хозяин такой машины, должно быть, какой-нибудь мощный, бритоголовый мужик или парень, не важно, с цепями на шее и весь из себя с видом «не подходи – убьет». Не знаю почему, но именно этот образ представляется.
- Чья тачка? – решил поинтересоваться у Майка. Он поднимает глаза.
- Парня одного, - вытирает руки, отходя от машины, и берет папку с записями, - Том Каулитц, читает и как-то ошарашено смотрит на меня. Да я и сам в ауте.
- Не родственник случайно? – смеется.
- Ага, нас разделили в роддоме, - усмехаюсь в ответ. Не, ну, надо! Честно говоря, первый раз встречаю однофамильца.
- С чего это ты вдруг спросил? Про машину? Никогда вроде не интересовался.
И правда, меня заинтересовала именно эта машина, и владелец оказывается с моей фамилией, сразу всплывают сюжеты мелодрам, бред какой-то. Тем не менее, мне теперь до ужаса интересно поглядеть на этого Тома.
- Да не знаю, интересно стало. А как он выглядит?
- На тебя точно не похож. - Усмехается Майк, снова уткнувшись под капот кадиллака.
- Придурок, я не об этом.
- Ну, не знаю, парень как парень, с дредами, реперский стиль, пирсинг в губе, - как-то отстраненно ответил Майк.
- Хм, а я его другим представлял. – Друг резко выпрямился, и уставился на меня.
- А с какого перепою ты его представлял?
- Да просто так, представился и все, - равнодушно пожимаю плечами. Майк как-то подозрительно на меня посмотрел и снова нырнул под капот.
- А когда он за машиной должен придти?
- Не знаю, - выкрикнул довольно раздраженно.
- Что значит «не знаю», ему же сказали когда приходить? - не унимаюсь.
- Так и задавай вопрос, когда ему сказали придти, а не когда он сам сызволит забрать свою тачку.
- Бл*ть, какая разница? Ты же меня понял. Чего психовать то?
- Ты меня бесишь, вот и все.
- Это интересно чем же?
- А что ты вдруг так заинтересовался? Услышал свою фамилию, увидел шикарную тачку и нафантазировал себе принца из страны шуршащих бумажек, да? – Пиз*ец, и он со своими принцами, я что, выгляжу таким одиноким и несчастным, что всем мерещится, будто я только и думаю, как кого-нибудь подцепить?
- Что ты сказал? – говорю очень спокойно, от него я такого не ожидал.
- Что слышал, - от моего тона он тоже сразу убавил громкость, а в глазах промелькнуло сожаление о сказанном, как мне показалось.
- Пошел на х*й, - еще тише говорю свою любимую фразу и принимаюсь мыть очередную машину. Буквально через минуту подходит ко мне.
- Билл, прости. – Не отвечаю. Как все просто блин, наговорить, что в голову стукнет, а потом «Билл прости» и все в порядке, да?
- Билл, - не отстает, и не отстанет ведь. Приседает возле меня и отодвигает мне волосы, чтобы видеть лицо. – Ну, извини, я идиот, я просто… – делает паузу, - приревновал. – Замираю, вот только этого не надо, пожалуйста, Майки. Поворачиваю голову к нему.
- Приревновал? А с чего вдруг? Я тебе кто? – Опускает глаза и медленно поднимается.
- Да, ты прав, - тихо говорит и возвращается к Кадиллаку. Черт, ну что я за придурок. Встаю и иду к нему.
- Майк, прости, я не хотел тебя обидеть, просто мы ведь все выяснили тогда и...
- Все нормально, Билл. Ты просто пойми, что тот факт, что ты ко мне относишься не так, как я к тебе, никак не влияет на мои чувства. И кем бы мы друг другу не приходились, я не могу заставить себя это изменить. Но ты прав, я не имею права все это тебе высказывать, да я и не хотел, я так и не думаю, просто от злости наговорил всякой хрени. Прости.
- Да ладно, забыли. Я очень не хочу тебя терять как друга.
- Не потеряешь, обещаю, я буду стараться, - улыбается и подается вперед, обнимаемся и расходимся по своим рабочим местам.
- Так, когда ему сказали придти? – осторожно спрашиваю спустя несколько минут.
- Сегодня во второй половине дня. – Внутри вдруг что-то екнуло. Сегодня. Да что происходит то? Я его даже не знаю, а волнуюсь как перед первым свиданием.
Время пролетело быстро. На улице уже стемнело, и рабочий день почти подошел к концу. Сижу, уминаю бутерброды, которые так и не съел за целый день. Майку кто-то позвонил, и он вышел, сказав, что на пять минут, хотя, нет его уже все пятнадцать. В мастерскую заезжает темно-синий джип. Из него вываливается компания, изрядно налакавшихся молодых людей. А точнее двух парней и трех девушек. Причем, парни выглядят не такими пьяными, как особы женского рода, постоянно на них вешающиеся. Тот, что был за рулем, вылез первым, за ним тот, что сидел на заднем сидении с двумя девицами, прихватив с собой и их. Третья девушка так и осталась сидеть в машине. Осматриваю гостей. Взгляд останавливается на парне с заднего сиденья. С дредами. Мать моя женщина, неужели он. Сердце начинает как-то беспокойно колотиться. Ну, где же Майк, черт его возьми.
- Эй, ты, - обратился ко мне, если это можно так назвать, дредастый парень. Встаю и смотрю на него вопросительным взглядом. – Я за машиной, она готова? – он осмотрел меня с ног до головы, как мне показалось, каким-то оценивающим взглядом. Я слегка поежился от этих наглых, пьяных глаз.
- Том Каулитц?
- Он самый, - на его губах появляется самодовольная улыбка.
- Простите, - девица, буквально висящая на нем, начала заплетающимся языком. – А вы он или она? – вся компания взрывается идиотским, пьяным смехом. Господи, как оригинально.
- Да это оно, - отвечает второй парень, вызывая новый приступ смеха.
- Готова, - игнорируя эту пьяную тупость, отвечаю я. Честно говоря, хочется сейчас оказаться дома, накрыться одеялом и не видеть этого дерьма. Я уже говорил, что ненавижу богатых людей? Если людьми их можно назвать. Том отцепил от себя эту девку и подошел ко мне.
- Ключи, - низким, тихим голосом проговорил он, протянув руку. Я быстро отхожу к стене с ключами, переводя дыхание. Такое неприятное чувство. Никогда так не реагировал на глупые насмешки. В чем же сейчас дело? Или может, в ком? Беру ключи и иду к нему. Протягиваю и кладу прямо в руку, касаясь его ладони, горячая.
- Сколько? – спрашивает еще тише и смотрит в глаза презрительно-господствующим взглядом. Отдаю расчетный лист, где написана сумма оплаты. Читает и опять впивается в меня взглядом.
- Это за час или за всю ночь? – ухмыляется пошлой полу-улыбочкой. Окружающая пьянь снова хохочет, оценив несравненное остроумие друга. Как же противно, хотя нет, не противно, чувство какого-то разочарования. А чего я ожидал? Не знаю, но не этого. Стою и молчу как идиот, не отрываясь от его глаз. Ну, давай Билл, отведи глаза, это нужно, очень нужно сделать, чтоб в конец не опозориться, пустив слезу перед этими убожествами. Почему так сложно просто отвернуться? Наконец, беру себя в руки.
- Если ты позарился на мой зад, зря, денег не хватит, - шиплю я, не отводя взгляда. Глаза в глаза и никого вокруг. Вижу только эту презрительную, пьяную насмешку в карих, глубоких глазах напротив и, самое ужасное - невероятно затягивающих глазах. Таких, которые снятся по ночам, стоит однажды в них заглянуть. Ну, почему они принадлежат именно ему? Этому типу с баблом вместо мозгов и остальных органов. Какой-то немой крик непонятного отчаяния внутри. Ненавижу его, совсем не знаю, но уже ненавижу.
- Что, такой дорогой?
- Для тебя - бесценный. За все деньги мира с тобой не пошел бы. – Все окружающие наблюдают за нашим диалогом с немой усмешкой.
- Хочешь сказать, я тебя недостоин? – ненавижу этот тон, ненавижу этот смех за его спиной, ненавижу его!
- Именно. – Берет меня за руку чуть выше локтя и сильно сжимает. Наклоняется, обжигая, невыносимо горячим дыханием мое ухо.
- Запомни, детка, настанет день, когда ты сам придешь и дашь мне бесплатно. – Шепчет очень тихо, только мне. По телу бегают мурашки, да какое там бегают, они носятся! Причем, не только по коже, но и по всем внутренним органам.
- Что здесь происходит? – Майк, спаси меня, прошу. Помоги вырваться, убежать от этих ощущений, которых я ужасно боюсь, которых не понимаю и от которых не могу избавиться. Том выпускает мою руку и отходит на шаг назад, не сводя с меня своего огненного, прожигающего насквозь взгляда.
- Добрый вечер, - приветствует Майка второй парень. Но друг не обращает ни на кого своего внимания. Смотрит мне в глаза – они много ему сейчас могут сказать. И он видит все, что они кричат, он так давно меня знает, что читает как открытую книгу. Идет прямиком ко мне. Подходит, становится легче, даже дыхание выравнивается.
- Я за машиной заехал, - объясняет Том.
- Так забирайте, платите и до свидания, - сказал, как отрезал. В этом весь Майк.
- Какие хамы! - возмущается одна из девиц.
- Девушка, я хамить еще не начинал, – с убийственным спокойствием выдает Майк.
- Том, да поехали уже, - из машины выглядывает третья девушка.
- Правда, Томми, - скулит самая активная, - что ты к этому трансвеститу привязался? Поехали, я сделаю все, что захочешь и как захочешь. – Тянет его к машине. Том достает несколько купюр и отдает Майку.
- Помни мои слова, - говорит уже мне. Сглатываю и перевожу взгляд на Майка. Черт, и как я ему все это расскажу? А он ведь не отстанет. Что ж за день то сегодня. Том садится в Кадиллак, а он отлично в нем смотрится, тьфу, ненавижу. Обе машины уезжают. Майк смотрит на меня, но ничего не говорит.
- Поехали домой, - тихо говорю я, - пожалуйста, потом поговорим, я хочу домой.
Майк молча кивнул, и я пошел переодеваться.

Едем в автобусе. Я всю дорогу смотрю в окно, наблюдая за мелькающими огнями. Только перед глазами совсем другие огни – два наглых, выжигающих все внутри огня. Майк ни о чем не спрашивает. Спасибо ему за это. Я расскажу, но не сейчас, не хочу сейчас, да и не могу. Ощущения, появившиеся в сервисе, никуда не пропали, чуть притупились, но не исчезли. Одно желание сейчас – добраться до дома и побыстрей заснуть, не хочу ничего анализировать. Завтра все само встанет на свои места. Проснусь, как ни в чем не бывало, и все это покажется не важным и очень далеким. Я просто уверен.
Доезжаем до родной остановки. Идем к дому.
- Билл, - Майк, все-таки нарушает тишину.
- Мм?
- Ты ведь расскажешь? – киваю головой вместо «да».
- Только завтра, ладно?
- Как хочешь. Ты в порядке? – Спрашивает с огромным участием, это чувствуется, переживает.
- Да, все нормально, не волнуйся, - легко улыбаюсь ему.
- Ну, смотри. Не принимай близко к сердцу, чтобы там у тебя ни было, это не стоит твоих нервов.
Доходим до моего дома. Прощаемся и расходимся – я домой, а Майк идет дальше, его дом через три последующих. Захожу, молча прохожу к себе, смываю макияж, раздеваюсь и падаю на кровать.

***

Утром я понял, что был не прав. Проснулся я далеко не как обычно. Первое, что всплыло в сознании после пробуждения, это Том и опять это ощущение необъяснимого разочарования, обиды и чего-то еще непонятного, но сильного. Весь день на работе пытался понять, что со мной происходит. Ничего конкретного так и не надумал. Только запутался еще больше. И эти его последние слова. Короче, день, для моего мозга, был довольно утомительным. Сейчас уже вечер. Конец рабочего дня. Мы с Майком уже приехали и зашли в круглосуточную кафешку.
- Ну, что с тобой? – разговор опять начал не я, - сколько раз ты принимал участие в разных стычках, и ни разу тебя это так не грузило.
Выкладываю ему все, как было.
- Я, правда, не знаю, что со мной. Этот Том…
- Так, дело в нем? Я так и знал. Он тебе понравился?
- Да в том то и дело, что наоборот, я… мне кажется, я его ненавижу. Мне просто невыносимо хотелось выцарапать эти его наглые глазищи, вцепиться в шею и придушить. Никогда не испытывал такой злости к человеку, это даже не злость, это намного хуже. – Нет, то, что я чувствую, даже словами не объяснишь.
- Ну, все правильно, он тебе понравился, - с каким-то обреченным видом выдохнул Майк.
- С чего ты взял? Как мне может нравиться человек, которого я убить готов? – От возмущения и негодования у меня даже голос до неприличия повысился.
- Поэтому ты и психуешь. Втюрился в него и ждал ответной реакции, но получил не то, чего хотел. – Одна часть меня понимает, что Майк прав, а другая отчаянно сопротивляется. Нет, я не мог, почему именно он?
- Я не знаю, Майки, - складываю руки на столе и утыкаюсь в них лицом. Ну, почему я не заболел вчера и не остался дома, почему это дредастое исчадие ада выбрало именно наш сервис? – Может, я его больше и не увижу никогда, черт то с ним.
- В этом я не так сильно уверен. – Поднимаю голову.
- Что ты имеешь в виду?
- Его последние слова, эти люди считают делом чести выполнение того, что когда-либо сказали.
- Да он же пьяный был. Может он и не помнит ничего.
- Будем надеяться, но что-то мне подсказывает, что мы его еще увидим. Я тебя умоляю, мысли трезво, если он объявится, хотя бы постарайся. – Смотрит таким серьезным взглядом, ну, как тут не согласишься. Киваю головой в знак того, что это, само собой разумеется, мол, мог и не предупреждать. А на самом деле не представляю, как можно трезво мыслить, когда на тебя смотрят эти гипнотизирующие, господствующие над всем живым глаза. Глаза на сто двадцать пять процентов уверенного в себе человека.
Допив купленные напитки, покидаем кафе и идем домой. Надо выкидывать из головы этого богача. Я ведь ненавижу богатых, напыщенных людей. И он не исключение, пошел вон из моих мыслей. С одной стороны очень хочу, чтобы он больше никогда не объявился, а с другой – при этой мысли становится как-то дискомфортно. Черт с ним, будь что будет. Заканчиваю этот мозготрах и не думаю больше об этом.
Захожу домой. В гостиной на диване полусидят, полулежат мама с Фабианом и целуются. Причем, так, что страшно становится, того и гляди, друг друга проглотят. С гримасой отвращения иду к себе. Ну, как так можно, прямо в гостиной, а может, у меня хрупкая психика. Об этом кто-нибудь подумал?
Вот и родная комната, наконец-то. Включаю музыку, смываю и снимаю все ненужное, сажусь на свой любимый подоконник, верней, залезаю вместе с ногами. Расслабляюсь и наблюдаю за людьми, то и дело проходящими мимо. Многие работают довольно далеко от нашего района, поэтому сейчас, вместе с последними автобусами возвращаются домой. Прикрываю глаза, и мысли опять переносятся к нему. Уже даже и сопротивляться не буду – бесполезно.

***

Утро просто великолепное. Наконец, впервые за несколько недель, светит солнышко. Вся комната освещается его вездесущими лучиками. Настроение сразу подскакивает до отметки «отличное».
Выскакиваю на улицу при полном параде и легкой походочкой вышагиваю к остановке.
- Привет, - расплываюсь в улыбке, подходя к Майку.
- Привет, - глядя на мою счастливую физиономию, он тоже начинает улыбаться. – Ты джек-пот что ли выиграл?
- Ага.
- А серьезно?
- А серьезно, жизнь прекрасна, чего грустить то? – уж не знаю, что на меня сегодня так действует, но чувствую я себя бабочкой, порхающей с цветка на цветок. Майк настороженно на меня посмотрел, но ничего не сказав, только слегка усмехнулся.
До сервиса доезжаем без приключений. Время еще раннее, поэтому пришли еще не все. Мы всегда прибываем одними из первых, так как зависим от автобуса. Заходим внутрь, и дыхание останавливается, меня бросает в жар, а сердце выбивается из обычного ритма. Встаю как вкопанный и опять этот контакт, глаза в глаза. Зачем он пришел? Почему так рано? Сервис начнет работу только через пол часа. Множество вопросов и ни одного ответа. Но что-то не так. Глаза. Его глаза сегодня не те, что были тогда. Вернее глаза то те же, а вот выражают они что-то совсем другое. Может, просто протрезвели? Нет, что-то еще.
- Сервис работает с восьми, - сухо и даже грубо говорит Майк. Сразу выныриваю из своего отсутствующего состояния и перевожу взгляд от Тома к Майку и обратно.
- Я в курсе, - отвечает мое наваждение и подходит к нам. – Я по личному вопросу, - говорит очень спокойно и уверенно. От того противного тона не осталось и следа. Такое впечатление, будто это совсем не он тогда приезжал.
- Да ну? А подробнее? – но, кажется, на Майка эти перемены не произвели никакого впечатления.
- Мне нужно с тобой поговорить, - обращается уже ко мне, а я, кажется, разучился говорить, да и что я могу сказать?
- Не думаю, что это хорошая идея, - отвечает за меня Майк.
- А ты его личный телохранитель?
- Типа того. – Прямо битва двух удавов, наверняка уже готовы глотки друг другу перегрызть, а внешне – само спокойствие. И только интонация их слегка выдает.
- Я не задержу, всего пять минут, - смотрит на меня, игнорируя Майка, - мне просто надо кое-что тебе сказать.
Боже-Боже, этот взгляд. Ни призрения, ни насмешки, ничего такого, осталась только уверенность, глубина, и что-то еще, очень сильно затягивающее, лишающее, какой-либо силы сопротивления и вызывающее желание подчиниться.
- Ладно, - стараюсь говорить спокойным и безразличным тоном. Надеюсь, получается.
- Билл, - одергивает меня Майк.
- Все нормально, - смотрю на него взглядом «я справлюсь» и иду за Томом на улицу.
Подхожу к нему. В голове все кувырком. Что он может мне сказать? Мысленно готовлюсь держать оборону, если понадобится. Какой он красивый сегодня, просто нереально. Черт.
- Насколько я понял, Билл, да? – Молча киваю. – Слушай, Билл. Как-то мы неправильно начали.
Начали? О чем это он? Что начали?
- В общем, я ненавижу, когда у людей складывается ложное мнение обо мне. А у тебя оно сейчас именно такое. Основанное на моем пьяном бреде. Поэтому я пришел извиниться.
В горле все пересохло. Вроде искренне говорит.
- Ты мне понравился, вот я к тебе и прицепился, только грубовато вышло.
Только бы сознание не потерять, так душно вдруг стало. Будто весь кислород из воздуха высосали.
- Давай забудем тот день, ок? – Смотрю на него и никак не могу понять, очередная игра или правда? Но наверно надо что-то ответить.
- Ладно.
- Ну, вот и отлично, - улыбается. Черт, не могу оторваться, тупо пялюсь на него и ничего не могу с собой поделать.
- А чтоб впечатление все-таки было верным, предлагаю познакомиться поближе.
- В каком смысле? - Усмехается, видимо, поняв, о чем я подумал.
- Ты любишь гонки?
- Люблю.
- Ну, вот, приглашаю тебя сходить на заезд сегодня вечером. Участвуют несколько лидирующих городов. Будет интересно. Да и армия моих болельщиков пополнится. – И опять эта самоуверенная, крышесносящая улыбка.
- Ты гонщик?
- Ага, ну, так как? Предупреждаю, ответ «нет» я слышать не привык.
- Не сомневаюсь.
- И?
- Ну, давай.
- Отлично, во сколько ты заканчиваешь?
- В восемь.
- С восьми до восьми? – кажется, его это сильно удивило.
- Ну, да, - пожимаю плечами, - я не весь день работаю, просто присутствовать надо целый день.
- А когда же жить?
- А на работе я разве не живу?
- Я имею в виду отдыхать, развлекаться и все такое.
- Есть выходные. Да и если сильно надо по вечерам можно, или ночью.
- Ок, а пораньше смотаться никак? Просто начало в шесть.
- Ну, можно договориться наверно.
- Тогда ты договаривайся, а я заеду пол шестого. – Даже не вопрос. Он просто ставит меня в известность. Киваю, хотя он и без этого уже все решил.
- Ну, до вечера, - подмигивает с видом, удовлетворенного проделанной работой человека, садится в машину и уезжает. А я еще несколько минут стою, переваривая все, что только что произошло и иду в мастерскую.
- Ну и что он хотел? – интересуется Майк.
- Извиниться.
- Извиниться?
- Да.
- И ты в это веришь?
- Не знаю.
- И что, он все это время пока вы были на улице, только и делал, что извинялся?
- Ну, не совсем.
- И что ему еще было нужно? – Смотрю на него и не решаюсь сказать. – Так что?
- Он пригласил меня на гонки.
- Что? Ты, естественно отказался, - то ли вопрос то ли утверждение, а я просто смотрю в надежде, что он сам поймет. – Бииил? Ты что, согласился?
- Да, я люблю гонки, я сто лет никуда не ходил, работа - дом, работа - дом, я просто хочу сходить, дело не в нем. – Сразу начинаю оправдываться, но кому я вру?
- Билл, ты что, не понимаешь к чему все это? Ты уже забыл, что он тебе пообещал?
- Ничего я не забыл, Майк. Я все отлично помню. И я прекрасно понимаю, что, возможно, это лишь уловка, чтоб осуществить то, о чем он мне сказал. Но мы не можем быть в этом уверены на сто процентов.
- Так же как и в том, что он действительно раскаялся и воспылал к тебе искренней симпатией.
- А что, ко мне нереально воспылать этой самой симпатией?
- Да я не об этом. Такие как он не западают на таких, как мы. Они с нами и разговаривают то только по необходимости. Конечно, толстосумы не все такие, но этот твой Том сто процентов из тех, кто в нашу сторону обычно даже не смотрит. И то, что он сейчас так рьяно пытается с тобой подружиться, говорит только о том, что он что-то задумал, и мы даже знаем что.
- Может и так, но может, и нет. Это все ведь только догадки.
- Билли, ты не можешь судить объективно. Я видел, как ты на него реагируешь. Он тебя сильно зацепил, и я понимаю, что тебе очень хочется верить, что все сказанное им - правда, но вряд ли это так, ты и сам это понимаешь, только не хочешь в этом признаться даже самому себе.
- Ты прав, Майк, но ты тоже не можешь судить объективно, так как терпеть его не можешь и даже не допускаешь мысли, что он может оказаться не таким негодяем, каким ты его считаешь. А ведь может, - смотрю на него с надеждой, - хоть малюсенький шанс, что это может оказаться правдой ведь есть.
- Есть, но я не хочу, чтоб ты обжигался. Неужели ты хочешь погрузиться в этот фарс из-за этого малюсенького шанса? Хочешь сыграть в рулетку?
- А ты бы не хотел? Если бы был хоть один шанс из миллиона, что я отвечу тебе взаимностью, ты бы им не воспользовался?
- Ладно, я понял. – Выдержав небольшую паузу, выдохнул Майк. Наверно не стоило задавать этот вопрос – он его ранил. Но зато он понял, как я хочу верить Тому, безумно хочу. Хотя, что-то внутри меня, надрываясь, кричит, что зря.
- К тому же, если он все-таки делает все это для того чтоб я, как он тогда сказал, дал ему бесплатно, то своего он все равно не добьется.
- Точно?
- Маааайк, - стукаю его от возмущения, - такое у тебя, значит, обо мне мнение, да? – театрально прищуриваюсь.
- Да кто тебя знает? Вон как ты за ним на улицу поскакал, - смеется засранец.
- Я не поскакал, а элегантно вышел, - парирую я.
- Ты себя просто со стороны не видел.
- Ну, все, ты дождался, - хватаю самую грязную тряпку и несусь за ним.

***
Начиная с пяти часов я не нахожу себе места. Нервы словно взбунтовались. Я уже поправил макияж, достал Майка вопросами о том, как я выгляжу и теперь сижу и нервно подергиваю ногой.
- Боюсь, он не оценит, Билл.
- Майки, давай только не сейчас, завтра прочитаешь мне лекцию о моей тупости, ок?
- Уже молчу, - поднимает руки в знак того, что сдался. Вдруг свет фар осветил территорию возле сервиса. Приехал. Сердце начинает уже привычное, ускоренное выстукивание. Слышу сигнал кадиллака.
- Ну, я пошел, - встаю.
- Удачи, и не теряй бдительности, - наставляет Майк. Молча улыбаюсь в ответ и выхожу. Подхожу к машине, открываю переднюю дверцу и забираюсь внутрь.
- Привет, - улыбается.
- Привет.
- Чертовски круто выглядишь, - улыбаюсь в ответ и начинаю осматривать салон.
- Нравится?
- Ага.
- Ездил на таких? – вставляет ключ в зажигание и заводит.
- Нет.
- Ну, сейчас увидишь, на что эта малышка способна, - голос сразу такой мягкий, любит он свою машину, причем, очень. Хотя он же гонщик, наверно у него ко всем машинам такое отношение.
Скорость мы развили впечатляющую, я таких ощущений еще не испытывал. Да и где мне их испытать – у Фабиана машинка и рядом не стояла с этой, а ездил я только на ней да на автобусе. Всю дорогу любуюсь водителем. Он рожден для того, чтоб быть у руля, причем, во всех смыслах. Просто божественно смотрится. Такой спокойный, уверенный, красивый.
До места доезжаем довольно быстро. Выхожу и осматриваюсь. Народу очень много. Никогда не был в таких местах. По телевизору смотрел, но чтоб присутствовать самому, об этом даже не думал. На таких престижных соревнованиях билет наверно не хилых денег стоит.
- Пойдем, чего ты встал? – Том уже отошел вперед, а я загляделся на окружающих и отстал. Быстро догоняю его. Не хватало мне потеряться.
- Привет, - к нам подходит пара парней, и Том жмет каждому руку.
- Готов всех порвать? – смеясь, осведомляется один из них.
- Как всегда, - самодовольно отвечает Том. Видно, он неплохо гоняет. Они начинают шутить, смеяться, толкаться и я чувствую себя реально пустым местом. Невидимкой, которую никто не видит.
- Тоомми, - тянет тонким голоском подскочившая девушка, - мы тебя заждались, - обхватывает его за шею и начинает целовать. Он отвечает, даже не думая сопротивляться. Все, не могу больше. Разворачиваюсь и иду назад. Идиот, какой же я идиот. Черт, и на чем я теперь поеду? Слышу быстрые, приближающиеся шаги сзади.
- Билл, - останавливает меня, придержав за локоть, - ты куда?
- Домой.
- Почему?
- А ты не понимаешь? – вижу, что понимает, но ни за что не озвучит. – Зачем ты меня сюда притащил? Чтоб, довезя до места, сразу забыть о моем существовании? – Начинаю психовать, - какова моя роль в этой поездке? Я должен смирно ходить хвостиком за великим Томом Каулитц и молча восхищаться его величеством? – Смотрю ему в глаза и пытаюсь успокоить сбившееся дыхание.
- Нет, Билл, извини, просто ребята набежали и..
- И ты стал лишним, - перебиваю, закончив за него фразу.
- Да нет же, - повышает голос. - Ну, прости, нехорошо получилось, - но тут же его понижает, - обещаю, больше такого не повторится, пожалуйста, Билл. – Черт, как он произносит мое имя! Как он смотрит! Если все это игра, то он первоклассный актер. Как бы то ни было, не сдаться сейчас я не могу. Да и все равно деваться некуда.
- Я не хочу быть твоим аксессуаром, - говорю уже спокойно.
- Да о чем ты? Какой аксессуар? Дурачок, - усмехается, так по-доброму. А меня от этого его «дурачок» как будто волной тепла окатило, и снаружи и внутри одновременно.
- Ну, ладно, пошли, а то я опоздаю, и меня не допустят. Я тебя до места провожу, а то сбежишь еще опять. – Берет меня за руку и тянет к трибунам.
Место, где мне предстоит наблюдать за происходящим, очень удобное. Отличный обзор. Здесь столько прожекторов вокруг, что светло как днем.
- Ну, ладно, я пошел, держи за меня кулачки, а когда я выиграю, громко кричи, - улыбнулся Том. И я моментально забыл все обиды.
- А если я не умею громко кричать? - засмеялся я.
- Не порядок, надо будет это исправить, - как-то странно на меня посмотрел и усмехнулся. – Ну, тогда отними у кого-нибудь плакат с моим изображением и с воплями «браво» бегай по трибунам.
- А можно просто похлопать? – смеюсь, представив описанное им действо.
- Ну, ладно, - наигранно вздохнул, - хотя я никому таких поблажек не делаю, - улыбается, а я где-то далеко в небе, сижу на облачке и махаю ножками.
- А что делать, если ты не выиграешь?
- А этим головку не забивай – не понадобится, - самоуверенно говорит уже на ходу, удаляясь в сторону старта.
Всю гонку я сидел как на иголках. По телевизору это совсем не так. Да и когда я смотрел такое в экране телевизора, в одной из машин не сидел человек, который, за неприлично ничтожный срок, очень глубоко внедрился в меня, в мое сознание. Не знаю как насчет сердца, но если его там еще нет, то уверен, что и этим местом он сможет завладеть без труда. Но вдруг Майк прав, что если он просто играет, добиваясь своей цели? Нет, не верю, не хочу верить, он так искренне мне улыбается, это не может быть фальшью. Но на сто процентов я не уверен, в памяти еще остался этот обжигающий шепот тогда в мастерской, эти слова горят ярким, горячим огнем где-то в голове и не дают до конца ему поверить. Но сейчас я рядом с ним и мне так хорошо, что нет ни малейшего желания думать о чем-то другом.
За время заезда я наслушался кучи восхищенных высказываний, про Тома от двух девиц, сидящих за мной. Причем эти похвалы были не только по поводу его прекрасной езды, но и по очень даже интимным вопросам. Насколько я понял, они обе имели возможность заценить его неповторимый «упругий зад», его «неутомимого гиганта» и его «властные, шаловливые руки». Бл*ть. Как такое вообще можно обсуждать. Вот так запросто, будто делятся впечатлениями от недавно приобретенной юбки. Где хоть что-то моральное в этих людях? Неужели и Том такой же? И тут опять всплывает наша первая встреча пару дней назад вместе с ответом - вполне возможно.
Как и обещал, финишную прямую первым пересекает Том. Трибуны взрываются криками, визгами, свистом и еще много чем. Ничего себе, кажется я запал на звезду авто-гонок с тысячной, армией фанатов. Причем, в большинстве своем женского пола. Не знал, что девушкам нравятся гонки, хотя, наверно им больше нравятся гонщики. Теперь понятно, откуда в нем столько наглости и самоуверенности. Пока я выбирался со своего места на трибуне, Тома облепила толпа девушек. Стою опять в стороне, так как подойти к нему сейчас просто нереально. Он купается в море внимания и, кажется, я опять здесь не к месту. Отхожу и сажусь на первое попавшееся место на трибуне. Надеюсь, он все-таки вспомнит, что по пути сюда в машине, кроме него было еще что-то живое.
Где-то через пол часа он обо мне вспомнил, а может, просто наткнулся взглядом случайно.
- Билл, ты чего тут сидишь? Я тебя ищу-ищу. – Подходит весь счастливый, а у меня настроения уже нет, и не предвидится. Пол часа! Он вспомнил обо мне только спустя пол часа!
- А что мне еще делать? Присоединиться к этим девицам и виснуть у тебя на шее, обещая страстную ночь в качестве награды? Кстати, поздравляю. – Говорю язвительным тоном, изображать какую-либо радость нет никакого желания.
- Билл, ты опять обиделся? Ну, что ты как ребенок? Не мог же я всех послать и броситься к тебе.
- Конечно! Меня же намного проще послать. От меня же не зависят заполненные трибуны и восторженные визги на соревнованиях.
- Не говори чушь. Никто тебя не посылал. Я не виноват, что ты такой забитый и боишься лишнее движение сделать. В обществе надо быть раскрепощенней, ясно? Хотя откуда тебе знать. – А вот это уже не просто обидно.
- Ты меня домой отвезешь или мне самому добираться? – Отвожу от него глаза, чтоб не, дай Боже, не увидел этого, хотя по голосу итак все понятно.
- Конечно, отвезу. Церемонию награждения мне тоже отменить ради Вас? – Ничего не отвечаю, просто топаю за ним.
После церемонии идем в сторону машины. Чувствую себя, втоптанным в грязь. Почему? Черт его знает. Никогда не стыдился своего положения в обществе или как это принято называть. Но именно ЕГО слова унижают и ранят. «Откуда тебе знать», я что, по его мнению, живу в подвале и ни с кем не общаюсь? Залезаем в машину и трогаемся с места. Смотрю в окно, мне даже дышать рядом с ним сложно, ненавижу. На что я вообще надеялся?
- Обязательно было портить настроение? – раздраженно осведомляется Том.
- Пошел на х*й, - отвечаю спокойно, не поворачиваясь к нему. Он съезжает на обочину и тормозит. Глубоко вздыхает.
- Билл, все как-то не так получилось. Я, правда, хотел с тобой подружиться.
- Не подружиться ты хотел, а еще раз напомнить мне кто я и кто ты. Поехали. Или еще раз укажешь мне на мое место?
- Нет, Билл. Прости, я, правда, не хотел…
- Чего ты не хотел? – Начинаю кричать. – Может, хватит уже врать? С меня хватит, я не верю ни одному слову, ясно. Отвези меня домой и забудь о моем существовании, хотя, нет, довези до города, дальше я доберусь.
- Никуда я тебя не повезу.
- Отлично, - выбираюсь из машины и иду вдоль дороги. Только я могу так попасть, так мне и надо, надо было Майка слушать. Слышу, как хлопает дверь кадиллака, и через минуту мне преграждают путь.
- Ну, и куда ты собрался? Пешком до города решил дойти? А силы рассчитал? – Пытаюсь его обогнуть, но он не дает.
- Чего ты от меня хочешь? – Устало смотрю на него.
- Я хочу, чтоб ты перестал выпендриваться, как девчонка.
- Да пошел ты. Ненавижу тебя. Не нравлюсь? Никто тебя не просил меня куда-то везти, ты сам вызвался, вот и наслаждайся теперь. Я под тебя подстраиваться не собираюсь.
- Да в том то и дело что нравишься, а я никак общий язык с тобой найти не могу, мать твою.
- Не трогай мою мать!
- Билл, - выдыхает и, о Боже, что он делает? Не надо меня обнимать, это запрещенный прием. – Ну, прости, если обидел, да, возможно, я ступил в чем-то, но помоги мне, я не хочу враждовать, но если ты на каждый мой промах будешь так реагировать, ничего не выйдет. – Говорит очень тихо и даже как-то ласково, прижимая меня к себе. Его объятья лишают меня всякого здравого смысла, лишают земли под ногами, я беспомощен, сейчас я не помню, как меня зовут и кто я вообще такой. Медленно поднимаю руки и несмело обнимаю в ответ. Вряд ли такая возможность когда-нибудь еще представится.
- Прости меня, - шепот в самое ухо.
- Том, зачем тебе все это? Я ведь не стану богатым и не стану похож на твоих раскрепощенных друзей, я тот, кто я есть и, если это тебя не устраивает, отпусти меня сейчас и не надо этих игр. – Очень хочется прямо спросить об этом его обещании, но я очень боюсь, что на этом все закончится, я не хочу сейчас все обрубать, знаю, что это скорей всего неправильно, но сейчас я ничего не могу с собой поделать.
- Билл, - отстраняется и смотрит мне в глаза, - если б ты меня не устраивал, я бы никуда тебя не приглашал. И извиняться ни за что бы, не пришел. Просто, я к тебе не привык, я с такими обидчивыми, требующими постоянного внимания мальчиками еще не общался, - улыбается. – А с девушками у меня немного другой уровень общения.
- Ага, я наслышан.
- От кого?
- От фанаток, побывавших под тобой.
- Ну, значит ты в курсе, - выглядит так, будто я ему комплимент сделал. – Просто не будь ко мне так категоричен, ок? А я постараюсь привыкнуть к твоим закидонам.
- У меня нет закидонов, - изображаю обиду. А он смеется, так легко, без насмешливого подтекста, просто смеется. Ну, как тут держать оборону? Улыбаюсь.
- Значит, я прощен?
- В последний раз, так что лучше тебе побыстрей привыкнуть.
- Постараюсь, так тебя домой или все-таки со мной на вечеринку?
- Какую вечеринку?
- Я же, как никак, победитель сегодня, хоть ты из-за своей персоны и забыл об этом, а для меня это, между прочим, важно. – И, правда, как-то не очень хорошо вышло.
- Ну, ты сам виноват.
- Ладно-ладно, я виноват кругом и во всем. Так ты едешь со мной?
- А ты про меня опять не забудешь?
- Торжественно клянусь, - театрально поднимает правую руку, - глаз с тебя не спущу.
- Ну, тогда поехали, - разворачиваюсь и иду к машине.

***

Клуб, в который мы прибыли минут через сорок, оказался просто фантастическим. Да, наши жизни и, правда, очень сильно отличаются. Мы устроились на маленьких диванчиках в углу. Перед нами стоит небольшой столик, на котором уже красуется масса алкогольных напитков. Все уже далеко не в трезвом состоянии. Как только мы пришли, к нам присоединились друзья Тома и, конечно же, несколько девушек, куда же без них. Том, как и обещал, про меня не забывал, но далеко не в том смысле, в каком мне хотелось бы. Он познакомил меня с друзьями. Совсем не заносчивые парни. Хотя, кто их знает, я с ними только парой слов перекинулся. А вот Том с ними общался, довольно, как он там выражался – раскрепощенно. Он даже мимолетно флиртовал. Странный какой-то. По-моему, заигрывать со всеми подряд для него обычное, ничего незначащее дело.
Какая-то развязная девица сейчас сидит на нем верхом и трется о его пах. Том слегка съехал по дивану вниз и опрокинул голову на спинку. Рот слегка приоткрыт. Он облизнул пересохшие губы и прикрыл глаза, наслаждаясь моментом. Если она будет продолжать в том же духе, то через некоторое время он просто кончит. Но она вдруг слезает с него.
- Тебе помочь с этим? – Шепчет, положив руку поверх джинсов на его, уже давно восставшую плоть.
- Пожалуй, - выдыхает Том и встает, обращаясь уже ко мне, - я на несколько минут, - и утаскивает эту девку в чилл-аут. Просто круто. В голове, естественно, картины того, что сейчас происходит в этом самом чилл-ауте. Причем, фантазия не скупится на подробности. Не понимаю его. Чего ему от меня надо? Просто дружить? Бред. Что тогда значат эти его «ты мне нравишься»? Но, тогда почему он при мне трахается с кем попало? Это что, такой метод соблазнения? Бред. Бл*ть, я совсем запутался.
Проходит двадцать минут и Том с довольной физиономией возвращается на свой диванчик, стоящий уголком с моим.
- Не скучал? – Берет бокал и делает глоток.
- Нет.
- Эта киска просто класс, вернее ротик у нее просто кайф. – Бл*ть, он меня может и в подробности еще посвятит.
- Рад за тебя.
- Слушай, а тебе минет, когда-нибудь делали? – начинаю кашлять, поперхнувшись каким-то напитком, который я как раз собирался выпить.
- Нет.
- Ни разу?
- Ты так удивляешься, будто это такая обыденная вещь, как зубы почистить.
- Нет, но ты вроде взрослый мальчик уже.
- И что? В моем окружении шлюхи не водятся.
- Так давай найдем в моем. Хочешь?
- Нет. – Бл*ть, что пристал?
- Да ладно тебе, не стесняйся. Ты такой симпотяга, любая без проблем возьмет. Эй, детка, - машет какой-то размалеванной брюнетке.
- Не надо, Том. Я же сказал, не хочу. – Начинаю повышать голос. К нам подтанцовывает эта девица.
- Крошка, не хочешь ротиком поработать? Моему другу скучно.
- Перестань, - вскакиваю и перехожу на конкретный крик, - ты не слышишь? Я не хо-чу. – Выбираюсь из нашего уголка и быстрым шагом иду к выходу. Слегка шатает, бл*ть.
- Билл, - не останавливаюсь, - да черт, Билл, - хватает меня за руку и тоже начинает орать, - меня достало уже за тобой бегать, мы знакомы только несколько часов, а ты мне уже весь мозг затрахал.
- Ничего я тебе не трахал.
- Что опять не так?
- Ты меня совсем не слушаешь, вот, что не так, - вырываю руку и выхожу на улицу.
- Ты, про минет что ли? – идет за мной.
- Что ли.
- Да что здесь такого-то? Я просто хотел, чтоб ты расслабился. Чего ты уперся? Какой нормальный парень отказывается от предлагаемого, бесплатного минета?
- А я ненормальный, - мы по-прежнему орем, и народ возле клуба начинает странно на нас коситься.
- Да ну? И в чем же твоя ненормальность?
- Пошел на х*й, - подхожу к стоящему неподалеку такси и собираюсь открыть дверь, но Том оттаскивает меня.
- Нет уж, дорогой. Никуда ты отсюда не уйдешь пока не объяснишь мне свою идиотскую истерику.
- Нечего тут объяснять, мне не нужны твои шлюхи, ясно?
- И чем же они тебе не угодили?
- Тем, что я гей… я закоренелый, стопроцентный гей. И мне совсем не нужно, чтоб какие-то девки брали у меня в рот. – Тяжело дышу. Смотрит на меня и молчит, видимо, переваривая информацию.
- Ну, я же не знал, я думал ты на оба фронта, чего так истерить то?
- Да потому что надо прислушиваться к другим, а не считать, что ты все про всех и всегда знаешь. Тоже мне пуп земли нашелся. Если бы ты не подозвал эту девку, несмотря на то, что я сказал «нет» ничего бы и не было. Том, оставь меня в покое, мы слишком разные, мы никогда не найдем общий язык, мы друг друга совсем не понимаем.
- Так это нормально, мы же друг друга еще не знаем.
- А может, и не стоит узнавать? – Молчит. А я разворачиваюсь и, все-таки, сажусь в такси. Говорю адрес. Машина отъезжает, я облокачиваюсь на спинку сиденья и закрываю глаза. Вот и все. Теперь он наверняка ничего общего со мной иметь не захочет. Хотя, если он все же решит выполнить это идиотское обещание… Очень бы хотелось, чтобы и обещание было не причем, и «подружиться» он со мной желания не потерял. Мечты… а как без них? Какого черта я сказал, что не хочу этого? Ведь хочу, безумно хочу знать о нем все, хочу, наконец, понять какой он, я просто уверен, что кроме тех «замечательных» качеств, которые я в нем успел разглядеть, есть еще много всего, я просто уверен.

***

Утром еле-еле поднялся с постели. Я ведь вчера даже не смотрел, что пью. Вот есть же на земле тупость, так именно вчера она вся тусовала у меня в голове. Столько глупостей за несколько часов, эт ж надо еще умудриться! Но самое главное – несмотря на жуткое состояние, думаю я, опять, совсем не об этом…
С горем пополам, я справился с утренними процедурами и отправился на «любимую» работу. Как хочется сейчас еще поспать, хоть чуть-чуть, хоть минуточку, и плевать, что это ничего бы не изменило, зато я бы спал еще целых шестьдесят секунд.
- Оооо, - вместо приветствия тянет Майк.
- Заткнись – сам знаю, что прекрасен.
- Ты, вообще, не спал что ли?
- Почему это? Спал.
- Ну, как свидание?
- Никак.
- Я так и думал.
- Вернее, ты надеялся.
- Все еще думаешь, что я ради себя буду тебе зла желать?
- Да, нет, Майки, извини. Просто, это даже не свидание по ходу было.
- А что? Дружеский поход на гонки?
- Понятия не имею. Ты друзей обнимаешь, ласково шепча при этом, как они тебе нравятся?
- Он тебя обнимал?
- Да, когда я психанул.
- Ха, веселый, чувствую, вечерок у вас был. – Усмехается, а мне вот совсем не смешно.
- Очень веселый. Я вообще не понял, что это было.
- Просто, у вас, наверное, на это разные взгляды. Он, просто, развлечься хотел, а ты все, как всегда, воспринял серьезно. – И опять он прав. Наверняка так и было. Бл*ть, чувствую себя полным идиотом - такие сцены ему закатывал. Естественно, он не врубался, какого черта я возникаю, когда надо просто расслабиться и ловить кайф, но он сам виноват, зачем он делал мне все эти двусмысленные намеки? Зачем так нежничал временами? Он что, со всеми так общается? Хотя, вполне возможно, если вспомнить вечеринку. Да нееет, флиртовать это одно, но его объятья тогда, флиртом никак не назовешь. Так все, сейчас мозги вскипят. Что же с ним все так сложно-то?
На работе, как всегда, еще почти никого. Заходим внутрь, а во мне трепыхается что-то вроде надежды. Ну, да, конечно, опять жду, что он пришел ни свет, ни заря извиняться? Вряд ли он считает себя виноватым, да и виноват ли? Как не понимал ничего, так и не понимаю.
Так и есть. Ничего не произошло, в меня не впился этот взгляд, ставший моим наваждением и сердце, по-прежнему, бьется в своем обычном ритме. Наверно, он и не придет больше. Стало вдруг как-то страшно.
- Билл, ты в каком измерении? – Выплываю из раздумий и иду на голос Майка.
- Майк, а что если он больше не придет?
- Значит, нужно будет выкинуть его из головы.
- А если он уже не только в голове? – Друг смотрит с каким-то испугом.
- А где он еще? – Спрашивает очень осторожно, боясь услышать ответ.
- Я не знаю, но где-то очень глубоко, - вздыхаю и начинаю переодеваться.

День прошел как обычно, если не считать маленького инцидента с одной машиной. А что? Откуда мне было знать, что этот придурок Каин, ведро с краской поставит туда, где обычно стоит моя вода. Ну, я и мазнул этой краской по дверце. На меня ополчился весь гараж, а этому идиоту, даже слова не сказали, как так можно? Мол, если бы я в облаках не витал и был внимательней, то непременно бы заметил, что в ведре не вода. Даже Майк им поддакивал, сволочь. Он думает, ему это так легко с рук сойдет? Как бы не так. Я с ним теперь не разговариваю. Тоже мне друг. Он должен был быть на моей стороне и без вариантов. Не в каких облаках я не витал, просто сегодня о работе как-то не думалось, ни у одного меня ведь такое бывает. Хотя, не без причины, конечно. Майк все, гад, понимает, поэтому и не заступился. Да, признаюсь, я весь день ждал ЕГО, но я в этом не виноват, это само собой как-то происходило.
Сейчас я уже дома. Всю дорогу не проронил ни слова. Как Майк ни старался меня разговорить, ничего у него не вышло. Будет знать в следующий раз, как поддерживать людей, нападающих на меня. Ко всему, теперь и зарплату уменьшат, бл*ть, куда уж меньше!

***

Сегодня настроение намного лучше. У меня всегда после сна оно улучшается. С Майком я пока не разговариваю – держусь. Скоро я оборону сниму, конечно, но немного погодя. Он растянулся под каким-то кабриолетом и сосредоточенно в нем ковыряется. А у меня типа перерыв, я их себе сам, обычно, устраиваю. Иду в комнату, где мы переодеваемся, хочу прилечь на несколько минут, а там есть диванчик. Только я устраиваюсь поудобней, прикрыв глаза, как слышу громкий крик, от которого все внутри мгновенно сжимается. Вскакиваю и бегу назад в гараж. Выбегаю и не могу понять, что происходит. Все носятся, как угорелые и каждый что-то орет.
- В скорую звоните, идиоты.
- Да я позвонил уже.
- Какая скорая? Начальству звони.
- А у меня, по-твоему, совсем мозгов нет? Мне Герр Штранц и сказал, в какую скорую звонить.
Наконец, из всей этой суматохи различаю Майка, сидящего на полу. Из ноги хлещет кровь. Не просто течет, а именно хлещет, потоком. Подскакиваю к нему.
- Майки, что случилось? - Меня начинает трясти от такого количества крови и от этой жуткой раны.
- О, Билли, ты заговорил, - пытается улыбнуться сквозь гримасу боли, - значит, это того стоило.
- Придурок, что стоило? Совсем рехнулся? Что ты сделал?
- Да вот эту хрень на себя уронил, - Каин показывает на гидравлический домкрат.
- Как ты умудрился то? – Боже, не могу на это смотреть, как же ему больно сейчас.
- А он его с полки, сидя на полу, хотел снять, Геракл.
- Да не переживай ты так, Билл, я в порядке.
- Ага, только пол ноги оттяпал, да?
- У него болевой шок, ему не больно… пока. – С мудрым видом изрекает Каин.
- Правда? Не больно? – Смотрю на Майка.
- Но это хуже, лучше бы было больно, а так, не ампутировали бы. – Продолжает Каин.
- Да заткнись ты, придурок, - не выдерживаю я, тоже мне, врачеватель нашелся. Тем не менее, от его слов прихожу в еще больший ужас, и голос начинает дрожать.
- Майк, тебе больно? Ну, скажи ты мне что-нибудь, - начинаю его трясти, взяв за плечи.
- Неприятно да, когда с тобой не разговаривают? – Выдает он, наконец. Я его убью сейчас.
- Идиот, я за него… а он… да ты… - задыхаюсь от возмущения, а он притягивает меня к себе.
- Ладно-ладно, успокойся, все будет путем. – Обнимаю его.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Скорая приехала, - кричит кто-то. Отстраняюсь и наблюдаю, как Майку помогают перебраться в машину.
- Я с ним, - видимо, это так истерично прозвучало, что никто возражать не рискнул. Забираюсь вместе с Майком. Ему обрабатывают рану, а я закрываю глаза, какой ужас.
Вот мы уже в больнице. Дорогая, частная клиника. Так как травма получена на рабочем месте, босс все оплачивает. Майк в одном из кабинетов, а я сижу в коридоре и жду. Хоть бы обошлось. Конечно, обойдется, он же обещал, а он никогда мне не врет.
Проходит где-то пол часа. Почему никто не выходит из этого гребанного кабинета? Люди на меня как-то странно посматривают. Они что, никогда не видели стиль а-ля оборванец? Невежды. Сижу, наблюдаю за девушкой с ребенком. Как она ловко совсем управляется. Вот, интересно, почему она с такой крохой пришла одна? Это же неудобно. Сразу вспоминаются наши с мамой походы в больницу. Родного отца я не помню. Он от нас ушел, когда мне было полтора года. А Фабиан появился лишь спустя восемь лет. Так что мама поднимала меня сама. Она у меня лучше всех. Улыбаюсь от мысли о ней, и взгляд натыкается на знакомую физиономию. Это же тот самый дружок Тома, который за машиной с ним приезжал. Начинаю сканировать территорию вокруг него, вдруг и Том здесь, но никого кроме этого блондина я не замечаю. Как-то досадно даже. Он меня тоже заметил. Подмигивает. Бл*ть. Это еще что за жесты? Отворачиваюсь и начинаю изучать дверь кабинета, в котором от меня скрывают Майка. Долго я не продержался и опять посмотрел на блондина. Вот тут меня, по-моему, даже слегка подбросило на диванчике, где я сидел. Откуда-то, наверно из какого-то кабинета, вышел Том и теперь стоит рядом с другом. Посмотрел на меня, но сделал вид, что не заметил и повернулся к блондину. Сказать, что это меня расстроило, это ничего не сказать. Значит, он и, правда, знать меня теперь не хочет. Тут блондин улыбается мне, они что, местами поменялись? Теперь он со мной «подружиться» захочет? Потом, что-то говорит Тому. Тот сразу поворачивает ко мне голову, прищуривается и что-то шепчет другу. Блондин ему отвечает. Да что происходит-то? Наверно стоят и меня обсуждают, вроде не смеются и то хорошо. Тут блондин берет Тома под руку, и они идут ко мне. Вот теперь сердцу пора ускоряться.
- Слушай, парень, будь другом, присмотри за этим незрячим, мне отойти надо, - говорит блондин, усмехаясь. Ну, уж нет, кем-кем, а другом я тебе быть не горю желанием. Незрячим? Что это значит?
- А тебе, как я посмотрю, очень смешно, да? – Наигранно-укоризненным тоном говорит Том, слегка стукая своего дружка.
- Садись, давай и никуда не рыпайся без надобности, а то воткнешься куда-нибудь, а если сильно надо будет, мальчик тебя проводит. – С приторной улыбкой поворачивается ко мне. Ничего не понимаю. Том садится рядом со мной, а блондин удаляется. Нормально, вообще-то я согласия не давал. У них что, у всех привычка все за других самим решать?
- Билл? – Смотрю на него и не могу ничего понять. – Может, ты хоть слово скажешь?
- Что с тобой? – Озвучиваю единственный вопрос, крутящийся в голове.
- Я ослеп, - с серьезным видом выдает он, а у меня такое чувство, будто это на меня домкрат уронили, причем, на голову. – Шутка, - продолжает и усмехается.
- Идиот, плоское у тебя чувство юмора.
- Жаль, выражения твоего лица не видел, ты испугался?
- С чего мне пугаться-то?
- Ну, хотя бы с того, что ты ко мне не равнодушен. – Меня аж в жар бросило от такого прямого заявления.
- Что с тобой случилось? Почему ты не видишь? – Решаю никак на это не реагировать, да и что тут скажешь?
- Я зрение проверяю, для соревнований надо. Последнюю гонку и так без справки отъездил, допустили из уважения. Сейчас в глаза закапали – все плывет. Так что вижу я только твой силуэт и то еле-еле.
- А я сначала подумал, что ты меня игнорируешь, делая вид, что не видишь. – Пользуюсь таким шикарным моментом и нагло любуюсь им, тщательно разглядывая каждую черточку его лица.
- С чего мне тебя игнорировать?
- Ну, после того вечера…
- А, это. По-моему, это ты кричал, что знать меня не хочешь, а не я.
- Я сгоряча. – Не хочу упускать момент дать ему понять, что совсем не хочу, чтоб он исчезал, хотя, судя по всему, он это уже понял. Еще бы не понять.
- А ты то, кстати, что здесь делаешь?
- А я с Майком. Ему на ногу домкрат упал.
- Какой ужас. И как? Серьезно повредил?
- Не знаю. Он сейчас там, - показываю на дверь, - уже почти час.
- Ну, надеюсь, обойдется. А Майк это тот, который твой телохранитель? – улыбается.
- Ага, он самый, - тоже улыбаюсь, вспомнив тот момент.
- А он тебе кто? Ну, кроме телохранителя.
- Друг.
- Только друг?
- А тебя это очень интересует? – Пытаюсь уловить ответ в выражении лица, но это мне ничего не дает.
- Очень.
- Почему? – Начинаю нервничать.
- А ты как думаешь? – С такой нежностью спросил, аж, мурашки пробежали.
- Я не знаю. – У меня даже руки уже трясутся.
- Хочу знать свободно ли место, на которое я претендую или придется его отвоевывать. – Главное сознание не потерять, как излишне-впечатлительной барышне из мыльной оперы. А то, мое достоинство уже ничто не спасет.
- А на какое место ты претендуешь? – Я, конечно, понимаю про что он, но уж слишком это все неожиданно. Но то, КАК он это говорит, вселяет в меня еще больше сомнений. Ну, нереально так притворяться. Мне так приятно от этой его интонации, все на свете бы отдал, чтоб он всегда так со мной разговаривал.
- Догадайся.
- Том Каулитц, - из какого-то кабинета вышел врач.
- Да, я здесь, - Том поворачивает голову в его направлении. Врач подходит с какими-то бумагами.
- Здравствуйте, - встаю, Том следом.
- Добрый день, Вы с ним? – Осведомляется у меня доктор.
- Да, он со мной, - отвечает за меня Том. От этой его фразы сердце в груди закувыркалось.
- Отлично, - подает мне эти свои бумаги, - проводите его до 348 кабинета, он в конце коридора направо, сразу как повернете вторая дверь. – Уходит.
- Том, я никуда отсюда не пойду, а что если Майк выйдет? Я же ему буду нужен.
- А мне ты нужен сейчас. – Замечательно, ну, и что мне делать?
- А где твой этот, как его там?
- Дэн, у него срочное дело.
- Ну, давай кого-нибудь попросим тебя проводить.
- Я тебя что, на коленях упрашивать должен? – Повышает голос, - не хочешь – не надо, иди к черту, - отталкивает меня и идет по коридору, держась за стену.
- Том, - догоняю его, и беру за руку, - ладно, только я тебя доведу и сразу назад.
- Я сказал, иди к черту. - Вырывает руку. - Иди, карауль своего любовничка, а мне твои одолжения не нужны.
- Он мне не любовничек, а лучший друг, если ты не знаешь, что такое настоящая дружба, то тебе, конечно, не понять. Кончай выпендриваться. – Опять беру его под руку, - пойдем, как ты сам собрался идти? По стеночке? – Как ни странно, но он даже не сопротивляется и ничего не говорит. Доходим до нужного кабинета. Стучу и приоткрываю дверь.
- Да-да, заходите, - слышится приятный женский голос. Заходим. Внутри полумрак, в углу стоит какая-то установка со стулом посередине. Как-то жутковато.
- Давайте карту, - к нам подходит женщина лет тридцати пяти. Отдаю ей бумаги.
- Том Каулитц, отлично, - читает она вслух, - проводите его на стул, пожалуйста. – Довожу Тома, он садится. – Если хотите, можете здесь подождать.
- Нет, спасибо, я в коридоре буду. – Выхожу и иду до угла. Буду здесь стоять. Чтоб оба коридора видеть. Черт их знает, кто из них первый выйдет. Весело. Чувствую себя отцом семейства, ей Богу.
Минуты через две в дверях появился Дэн. Осмотрелся и, увидев меня, подошел.
- Уже там? – Указывает в сторону кабинета.
- Да.
- Давно?
- Минуты две.
- Значит, недолго осталось. Обычно это занимает минут десять. Спасибо, что помог, а то я несся на всех парах, а все равно не успел. – Вот, к примеру, сейчас передо мной обычный парень, действительно, искренне благодарящий за помощь другу. Значит не все человеческое в них потеряно. Да и не может так быть, чтоб человек был сплошным дерьмом. Просто, на людей действует, окружающая их среда.
Пока я философствовал в коридор вышли Майк с каким-то врачом.
- Ой, извини, ну, ты теперь его дождешься, да? – Обращаюсь к блондину.
- Да-да, конечно.
- Ну, я тогда пошел. - Говорю и быстро иду к Майку. – Ну, что? Как нога? – Долетаю за считанные секунды.
- Не бойся, не отрежут, - улыбается друг и врач, глядя на нас, тоже.
- У него трещина в кости, но она со временем сама срастется, - поясняет он. – Значит, так, Вам сейчас на третий этаж в другом крыле, - обращается уже к Майку. Тот кивает.
- Зачем? – Интересуюсь я.
- Гипс наложить.
Тут медсестра подвозит кресло.
- О, я тебя повезу, да?
- А чего ты так оживился? – Кажется, Майку, перспектива поездки в инвалидном кресле не пришлась по душе.
- А что? – Деловито удивляюсь, - я хочу за тобой поухаживать, не все же тебе, - улыбаюсь. Тоже мне, нашел, когда гордыню включать. Мало мне одного, посылавшего меня к черту из-за своей гордости, так еще и Майк, не дай Бог, выделываться начнет.
- Хорошо, - говорит док, сейчас Мия вынесет направление, а я пойду, жду вас, как договаривались, - пожимает Майку руку, затем прощается со мной и уходит. Смотрю на друга в кресле-каталке и улыбаюсь, я безумно рад, что все обошлось.
- Тебя так веселит мой вид в инвалидном кресле?
- Дурак, я просто рад, что обе ноги при тебе и что ты эту бандуру не на какой-нибудь важный орган уронил.
- Про какой это ты орган подумал? – Улыбается какой-то явно аморальной улыбочкой.
- Пошляк, я про голову вообще-то.
- Аа, а я думал про весь.
- Идиот, - даю ему подзатыльник, как-то сильно получилось, вроде. Тут с нами поровнялись Дэн с Томом.
- Ну, пока, - говорю Тому. Он останавливается, услышав мой голос, и оборачивается.
- Еще увидимся.
- Угу.
- Кстати, Билл, - он вдруг стал очень серьезным, эту его сторону я еще не видел, и мне даже становится как-то не по себе, - мне, может, и не все в этой жизни известно, но, что такое настоящая дружба я знаю, – продолжает он. Затем разворачивается, и они уходят. А в моей памяти тут же всплывают слова, которые я сказал ему про дружбу, и появляется очень нехорошее чувство от понимания того, что, кажется, я его этим сильно задел.
- А он что здесь делал? – Повисшую тишину прогоняет голос Майка.
- Он зрение проверял.
- Вы говорили? Что он про дружбу вдруг заговорил?
Из кабинета выходит Мия,

Отличное высказывание про "Зачем жить?"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:57 + в цитатник
В колонках играет - Lumen - Fuck Off!!!
Настроение сейчас - Нормальное=)

Марсиане узнали тайну жизни у животных. Животное не допытывается, в чем смысл бытия. Оно живет. Живет ради жизни. Для него ответ заключен в самой жизни, в ней и радость, и наслаждение. Вы посмотрите на эти скульптуры: всюду символические изображения животных.
- Язычество какое-то.
- Напротив, это символы бога, символы жизни. На Марсе тоже была пора, когда в Человеке стало слишком много от человека и слишком мало от животного. Но люди Марса поняли: чтобы выжить, надо перестать допытываться, в чем смысл жизни. Жизнь сама по себе есть ответ. Цель жизни в том, чтобы воспроизводить жизнь и возможно лучше ее устроить. Марсиане заметили, что вопрос: "Для чего жить?" - родился у них в разгар периода воин и бедствий, когда ответа не могло быть. Но стоило цивилизации обрести равновесие, устойчивость, стоило прекратиться войнам, как этот вопрос опять оказался бессмысленным, уже совсем по-другому. Когда жизнь хороша, спорить о ней незачем.
- Послушать вас, так марсиане были довольно наивными.
- Только там, где наивность себя оправдывала. Они излечились от стремления все разрушать, все развенчивать. Они слили вместе религию, искусство и науку: ведь наука в конечном счете - исследование чуда, коего мы не в силах объяснить, а искусство - толкование этого чуда. Они не позволяли науке сокрушать эстетическое, прекрасное. Это же все вопрос меры. Землянин рассуждает: "В этой картине цвета как такового нет. Наука может доказать, что цвет - это всего- навсего определенное расположение частиц вещества, особым образом отражающих свет. Следовательно, цвет не является действительной принадлежностью предметов, которые попали в поле моего зрения". Марсианин, как более умный, сказал бы так: "Это чудесная картина Она создана рукой и мозгом вдохновенного человека. Ее идея и краски даны жизнью. Отличная вещь.

(с) Рэй Брэдбери - Марсианские рассказы

 (406x454, 21Kb)

Результат теста "На какую песню Tokio Hotel вы похожи?"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:44 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"На какую песню Tokio Hotel вы похожи?"

Shrei!

Ты просыпаешься и тебе говорят, куда тебе надо идти
И если ты здесь, ты слышишь, о чем тебе надо думать.
Спасибо, за этот как всегда чудесный день.
Ты ничего не говоришь и тебя никто не спрашивает,
Скажи, хочешь ли ты этого?

Нет, нет, нет, нет, нет
Нет, нет, нет, нет, нет

Кричи! пока не будешь самим собой,
Кричи! Даже если это самое последнее,
Кричи! Даже если это причиняет тебе боль,
Кричи так громко, как только можешь. Кричи!

Осторожно, искусители поджидают тебя повсюду,
Преследуют и хватают тебя исподтишка.
Они обещают тебе все, о чем ты мечтал
И когда-то уже слишком поздно и тебе нужно это

Нет, нет, нет, нет, нененене, нет
Нет, нет, нет, нет, нененене ,нет и

Кричи! пока не будешь самим собой,
Кричи! Даже если это самое последнее,
Кричи! Даже если это причиняет тебе боль,
Кричи так громко, как только можешь. Кричи!

Назад к началу отсчета - сейчас пришло наше время,
Пусть они узнают, кто вы на самом деле

Кричи, кричи, кричи, кричи!
Сейчас пришло наше время.

Кричи! пока не будешь самим собой,
Кричи! Даже если это самое последнее,
Кричи! Даже если это причиняет тебе боль,
Кричи так громко, как только можешь. Кричи!

А теперь замолчи!

Нет! потому что ты тот, кто ты есть
Нет! даже если это самое последнее,
Нет! потому что это причиняет боль,
Кричи так громко, как только можешь!
Нет, нет, нет, нет, нет, нет
Кричи так громко, как только можешь!
Криииииииииииичи!


Ты очень свободолюбив(а) и не любишь притеснения. Чтобы выделится из толпы ты способен (способна) на всё.
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Кто ты в мире музыки?"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:42 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Кто ты в мире музыки?"

Kurt Cobain (Nirvana)

Для тебя не существует запретов и условностей, ты всегда подчиняешься своим инстинктам и интуиции. Превыше всего ты ценишь свободу. Ломаешь устои, презираешь общество и законы, по которым оно живет, абсолютно не интересуешься мнением других людей о своей персоне. Благодаря невероятной общительности у тебя куча знакомых, но настоящих, верных друзей всего несколько, так как ты довольно хорошо разбираешься в людях. Несмотря на то, что ты живешь сегодняшним днем, ты достаточно опытен, так как многое повидал в жизни и очень серьезно относишься к делу, которым занимаешься. Принимаешь людей такими, какие они есть, поэтому пользуешься популярностью. Агрессию проявляешь только к тем, кто пытается на тебя повлиять или загнать тебя в какие-то рамки.
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Ваша ориентация"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:39 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Ваша ориентация"

Вы бисексуал(ка)

Вам иногда нравятся люди своего пола, - есть в них что-то магически притягивающее. Но вам нужны и традиционнные отношения
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Кто ты в школе?"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:37 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Кто ты в школе?"

Хулиган(ка)

Ты ходишь в рваных штанах и всех уже достал(а) дёргаешь девчонок за косички,ставишь подножки Зубрилам,споришь с учителями и многие тебя ненавидят...
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Тест на чувство Юмора))"

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:30 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Тест на чувство Юмора))"

Мухахааааххх!

Что,что а чувство юмора у тя есть!
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Не ожидала=)

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 16:20 + в цитатник
В колонках играет - Billy Ocean - Caribbean Queen
Настроение сейчас - Школа - унылое говно!=)

Создала этот дневник не очень давно...но захожу настолько редко, ппц=)
Остальные которые были я оставила=)
там можно так поугорать=)
Меня убила моя же мысль лет в 12 наверное хах...(самый старый дневник=)
"Я пишу не по русски! Но я русская"=)
долго мы с Юлей угорали над этой хернёй=)
Уже настолько давно не сидела на Ли ру=)
что многое подзабыла=)
зато напомнила остальным людям о том что когда то и они тут сидели=)
и они вновь здесь=)



"Непонятный день. Спасали карты Саши "=)

 (604x453, 70Kb)

Результат теста "Какая субкультура Вам ближе?"

Среда, 17 Февраля 2010 г. 23:29 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Какая субкультура Вам ближе?"

Вы - панк.

Смысл английского слова "punk" - "рвань", "дрянь", "шпана". В лохмотьях, с ирокезами и глубочайшим презрением ко всему миру - такими нам представляются панки.Десятилетие иллюзий 60-х сменилось холодным душем 70-х. Панки протестовали против всего. В кожаных куртках и разорванных джинсах, со шпильками в ушах и кольцами в носу, бритоголовые или ощетинившимися разноцветными хайерами, с лицами, размалеванными краской, с цепочками от унитаза на плечах, толпы подростков оккупировали улицы, подворотни, пабы и кафе. Они хулиганили в кинотеатрах, вызывающе вели себя по отношению полицейским, задирали прохожих. Так они выражали свой протест миру. Черный цвет анархии - их цвет. Если хиппи были "за"- за мир, за свободу, за любовь, то панки были тотально против. Против всего.
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Видео-запись: (Scrubs)-мужская любовь.

Среда, 17 Февраля 2010 г. 23:07 + в цитатник
Просмотреть видео
17 просмотров

Не забуду=)

Я=)

Среда, 17 Февраля 2010 г. 22:55 + в цитатник

(Scrubs)

Среда, 17 Февраля 2010 г. 22:54 + в цитатник
В колонках играет - Stellar Kart - You Never Let Go
Настроение сейчас - ржака=)

— Вы сходились и расходились чаще, чем Росс и Рейчел из сериала «Друзья»!
— Я ни капельки не похож на Росса…
— Ну конечно нет, ты похож на Рейчел, она — Росс!

Это настолько шикарный момент, что я готов изменить предыдущему,
жениться на этом и нарожать множество таких же маленьких моментиков.


-От него воняет бензином..
-Ну он же самолёт.


Да, моя жизнь всё еще ужасна, но я рад что наконец-то могу сам с этим справится.

Я верю, что если в Интернете убрать все порносайты, то останется один сайт с надписью «верните порно!»!


- Боб, когда князь тьмы, наконец, то заберет тебя к себе домой, обещай мне что ты завещаешь свое тело науке, нет,
не медицине, нет, а NASA, потому что когда эти бритоголовые умники отчаются понять, как же выглядит черная дыра,
они случайно взглянут на то место в твоем теле где должно быть сердце и воскликнут "черт возьми, да вот же она".

- Ты так часто говорил глупости, что я больше не буду говорить:"это глупо",теперь я буду говорить:"Это Дориан"

Плохое случается, но если винить себя в случившимся лучше от этого не станет (Карла)


"В реальной жизни отношения складываются не так, как в кино: "Получится, не получится..."
- а потом получается и живут они долго и счастливо. Вы в это вообще можете поверить?!
Девять из десяти пар распадаются потому, что им изначально не суждено быть вместе.
Вот, а половина из тех, кто всё-таки женится, потом разводится...
И должен сказать, что даже пройдя через всё это, я не стал законченным циником.
Я до сих пор верю, что любовь это когда, даришь шоколадные конфеты, или в некоторых странах дарят курицу...
Вы конечно можете считать меня придурком. Но всё равно, я верю в то, что любовь существует.
Понимаете, пары, которые предназначены друг для друга, они проходят всё тоже, что и остальные пары, разница
лишь в том, что они не сдаются, и эти пары обязательно сражаются за свои отношения."
© Доктор Персиваль Елисей Кокс.

Я петёрку видел только у моей подруги в ливчике(Тёрк)

x_db15769e76 (600x421, 52 Kb)

7 Марта Stigmata, ёпта!=)

Среда, 17 Февраля 2010 г. 22:34 + в цитатник
Настроение сейчас - ржачное=)

По любому иду=))
напишу потом как сходила=)
но для начала надо сходить за билетом!
(на самом деле дневник этот практически для себя. зайду потом лет через 8...надеюсь ли.ру будет ещё существовать)

 (604x402, 54Kb)
Рубрики:  Концерты=)

Метки:  

Токи!=)

Среда, 17 Февраля 2010 г. 18:29 + в цитатник
Настроение сейчас - Не плохое=) я выспалась=)

В живую их с 2007 года не видела, сколько изменилось!=)
если бы я тогда знала что всё так будет ... не чего бы не меняла с того момента=)
Билет уже лежит...подорожали их концерты, но это правильно!
Они стали настолько популярными!=)
это здорово=)
вот-вот их увижу=)

 (699x464, 69Kb)

Аудио-запись: Ололо

Среда, 17 Февраля 2010 г. 18:04 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации

Аудио-запись: 4 апреля

Среда, 17 Февраля 2010 г. 17:50 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации

Фотошоп...

Суббота, 22 Августа 2009 г. 15:24 + в цитатник
picnik.com/app ПИЗДАТЫЙ=)

КОНЦЕРТ

Суббота, 22 Августа 2009 г. 15:22 + в цитатник

Шутливый гороскоп

Суббота, 22 Августа 2009 г. 15:17 + в цитатник

Stigmata

Суббота, 22 Августа 2009 г. 15:07 + в цитатник
Группа Stigmata

Год 2001. Мы находимся на подмостках Сельскохозяйственного техникума города Всеволожска, откуда все начиналось.
- Я ухожу.
- Почему? Что такое? Столько наработанного материала, столько сделано.- Никита.
- Нет. Я ухожу. Я устал. Я хожу на репетиции как на работу. — говорил барабанщик Щепа.
Это повергло всех в шок. Будучи отцом и идейным вдохновителем группы, за барабаны решает сесть Никита.
На этой сугубо минорной ноте началась история группы Стигмата.

На тот момент состав был следующий:
Никита — гитара
Игорь — вторая гитара
Шурик — бас
Щепа — барабаны
Артур — вокал

Месяцем раннее героическая группа Никиты, которая тогда еще не имела названия, лишилась басиста по причине того, что он трудился на пяти работах и злостно забивал на репетиции. На его место по инициативе Игоря пригласили Дениса. В то время он практически не умел играть. Но под четким руководством Игоря, новоиспеченный басист выучивал свои партии. Денис: «Каждый мой день заканчивался изучением гитарных рифов». Первым концертом группы стало выступление на КВНе СХ техникума, в каморках которого ребята репетировали. Команда по-прежнему не имела названия. О первом концерте ребята отзываются с нежностью: «В зале было человек 10 =) Но играли мы как в последний раз. Со звуком в зале была полная каша, но на сцене круто. Если б записать это все на видео и убрать звук, получиться очень фееричное зрелище». Год 2002. После того как Никита стал барабанщиком, группе потребовался гитарист. Игорь сказал, что знает подходящего. Речь шла об отвязном панке-металисте, который ходил в косухе, весь в заклепках, был худой как смерть и очень высокий. Этот человек был предводителем всех гопарей на селе. Это был Тарас (в народе более известный как Адский пекарь). Денис: «Он был моим соседом, но я с ним никогда не тусовался, мне родители запрещали общаться с хулиганами, плохими мальчиками. Моя мама говорила, что если я буду себя плохо вести, стану таким же, как Тарас». Играл он очень круто, был гитаристом, так сказать, от Бога. Тарас сразу же подошел группе. Характерами тоже быстро срослись.
Группа до сих пор не имела названия. Первым вариантом было назвать группу РЕАКТОР, но это название сразу отпало из-за созвучия с KREATOR. Денис находит слово Stigmata. Он не знал, что это означает, но слово звучало очень приятно. «Как-то по телевизору показывали фильм Стигматы. Я его посмотрел и подумал: как же я мог так назвать группу, это ж сатанизм какой-то, религия». Но название к тому времени уже прижилось, и никто не хотел брать другое, потому что это нравилось всем. «Если наше название кажется несколько религиозным, то каждый может вложить в него свое. Каждый ведь верит в свою религию, у каждого своя вера в кого-то. Некоторые верят в себя, некоторые — в любовь».

Год 2003. Когда Игорь приезжает после очередного заблуда, он сообщает, что Stigmata будет играть на разогреве у группы ПРОРВА. Ребята усиленно готовятся к выступлению. В день концерта Stigmata решила приехать в клуб ПОЛИГОН пораньше. Организаторы концерта сказали, что первый раз слышат о том, что Stigmata должна выступать. Путем сложных дипломатических переговоров, ребята добились того, что их поставили играть первыми. С этого момента начинается концертная деятельность группы. Их приглашают играть на фестивале «Нечужие дети».
Конец 2003. Stigmata решает разбавить гроул мелодичным вокалом. Артур к тому времени охладевает к музыке, у него возникают семейные проблемы, и он решает покинуть группу. Игорь приводит нового вокалиста. Им становится Нэльсон. Он сразу внес свою лепту в творчество группы. Своеобразный голос Нэла выгодно отличал Stigmata от других коллективов Петербурга. Именно на этом этапе группа решает играть мелодичную музыку. После закрытия ПОЛИГОНА вся альтернативная культура ушла в андеграунд. Концерты происходили в небольших клубах.

Год 2004. У группы появляются поклонники. Игоря приглашают на вокал в группу [Amatory]. Он уходит. «С уходом Игоря нас больше потянуло на мелодику». Stigmata готовит к выпуску дебютный альбом «Конвейер снов». Презентация альбома произошла 1 сентября в клубе ПЯТНИЦА. Действо было абсолютно фееричное. Stigmata: «После этого концерта мы почувствовали толчок вверх». После выхода альбома все стало совершенно иначе. То, что вы видите сейчас, группа, которой вы интересуетесь, — это и есть та Stigmata, что должна была быть с самого начала.

Год 2005. За первые 6 месяцев группа дает 15 концертов в различных городах, в том числе в Петрозаводске на фестивале ISTHMUS совместно с группой НАИВ. В июле группа приступает к записи своего второго альбома, который обещает стать главным релизом 2005 года. Осенью выходит второй альбом группы «Больше чем любовь», который произвел настоящий фурор на альтернативной сцене.

Год 2006. Stigmata проводит серию акустических концертов «Acoustic & Drive». На концерте в Москве песня «Одиночество» исполнялась совместно с вокалисткой группы Tracktor Bowling — Лу (Lou). В феврале выпускается первый DVD «Pieces Of Life», включающий 17 концертных песен (в том числе и акустические), интервью со всеми участниками группы, различные бэкстейджи и бонусы. 5 февраля Stigmata участвует в мероприятии Alternative Fashion, проходившем на Большой Арене ДС «Юбилейного». Группа является номинантом на ежегодную премию St. Petersburg Alternative Music Awards 2006 в категориях «Группа года», «Альбом года» и др. Февраль. Из группы уходит барабанщик — Никита. Его место занимает один из лучших барабанщиков Петербурга — Филипп. Он стал струей свежего воздуха для группы. С этого момента началась история совершенно другой группы STIGMATA. Теперь в список критериев для концертных выступлений помимо слова «зрелищность» добавилось слово «качество». Звучание старых песен кардинально изменилось. С апреля ведется работа над новым материалом. В мае группа взяла второго гитариста — DUKE’а. Звучание стало еще более плотным. В июле группа стала хедлайнером фестиваля в Эстонии. В августе началась работа над новым EP «Бог меня простит» и клипом на песню «Лед». Релиз намечен на декабрь 2006 года.

Сентябрь уже здесь. (15.08.2007)
Cентябрь уже здесь. И он не смог поступить иначе… Именно так звучит ключевая фраза, вокруг которой закручивается непередаваемый по своей трагичности и красоте сюжет новой студийной работы группы Stigmata, под названием «Сентябрь». Второй сингл с будущей пластинки сильно отличается от своего предшественника, сингла «Лед». Другая картина, другие эмоции, новая история о любви и смерти. Сингл, как и весь альбом записан в Санкт-Петербурге, над звуком группы в очередной раз работал Александр «Jd» Карелин, известный по работе со многими российскими альтернативными артистами.

«Мы позволили себе немного поэкспериментировать на этой записи, но вы все равно без труда узнаете группу Stigmata, - говорит фронтмен коллектива Нельсон.
Уже сейчас сингл можно легально приобрести на SOUNDKEY или прослушать на myspace группы. В ближайшее время в продажу поступит СД-версия сингла, причем посетители концертов в некоторых городах России(Питер, Н.Н. и т.д) смогут получить его абсолютно бесплатно, приобретая билеты на концерт группы в своем городе в первые дни продаж.
«SEPTEMBER ON FIRE» тур в поддержку сингла и альбома начнется уже в конце лета и продлится до Нового года, охватывая практически все регионы России, а также страны СНГ. Только на концертах группы будет продаваться новый эксклюзивный мерчандайзинг с символикой сингла и альбома. Релиз альбома намечен на середину сентября на лейбле «NAVIGATOR RECORDS».


 (700x476, 85Kb)

Метки:  

Аудио-запись: Это просто дождь...

Суббота, 22 Августа 2009 г. 14:17 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации Стигмата

Метки:  


Процитировано 1 раз

Дневник Jazz_Fank

Суббота, 22 Августа 2009 г. 13:38 + в цитатник
Да похуист я=) Ваще не понимаю на хера этот ёбнутый дневник создала!=)
 (700x467, 89Kb)


Поиск сообщений в Jazz_Fank
Страницы: [1] Календарь