-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ivanmukcun

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.05.2014
Записей: 120
Комментариев: 0
Написано: 120


Исповедь прозревшего украинца...

Пятница, 12 Сентября 2014 г. 06:23 + в цитатник

 

1410488463_s1_1402377212_ukr1_c1389 (250x188, 21Kb)

Первое, что я открыл для себя — это то, что я действительно не знаю истории страны,

в которой прожил 23 года.

К моему удивлению наш флаг оказался флагом Нижней Австрии, а гимн — украденное у поляков "Ещё Польша не погибла".

История древней Укропии — ворованная, тысячелетняя история Руси.

Лариса Косач (Леся Украинка) часть своей жизни прожила в Египте, а Тарас Шевченков Санкт- Петербурге, где и был похоронен. На Украину, в течение своей жизни, приезжал целых три раза и дневники свои вел исключительно на русском языке. Нет, конечно, и Шекспира можно считать великим украинским драматургом, если похитить его кости из Стратфорда и закопать в Броварах.

Но это я так, к слову...

Григорий Сковорода от рождения и до смерти был подданным Российской Империи, а Миша Грушевский, перед тем как продать свою страну врагам, пробыл в ней самопровозглашенным президентам даже несколько часов.

Запорожские казаки, когда учились в школе, видимо уроки украинского языка игнорировали и не посещали. Иначе как объяснить, что письмо турецкому султану, ими написано на языке, совсем не похожем на украинский. Может быть, казаки не подозревали о его существовании?

Не меньшее удивление у меня вызвал тот факт, что на современных украинских деньгах изображено столько же украинцев, сколько заседает и в современном украинском правительстве. Когда у государства нет своей истории ее или воруют у другого государства или попросту высасывают из пальца, а потом на основании этих данных пишутся учебники истории, на которых потом воспитываются целые поколения.

Но есть вещи, которые никогда не попадут в учебники истории. Всё выше перечисленное - пыль, по сравнению с историей создания украинского герба. Вот тут я и нашёл ответ на вопрос, о котором говорилось в самом начале моего повествования. Всё встало на свои места. Стало понятно, почему украинец убивает русского и оба, при этом, остаются в проигрыше. Стало понятно, почему на Украине среди самых богатых людей нет ни одного украинца. Понятно, почему чиновники двадцать лет уничтожали русский язык, но при этом, сами так и не выучили украинский. Все, что происходит на Украине, становиться понятным, как только мы узнаём истинную историю возникновения украинского герба. Довольно длительное время бытовало мнение, что это пикирующий сокол, позаимствованный с герба Рюрика, но ваше представление радикально изменится, как только вам на глаза, даже чисто случайно, попадется Хазарская тамга.

Истина предельно проста.

На самом деле никто и никогда не собирался строить независимую Украину на землях, украденных у России. Истребление русских и украинцев говорит о том, что здесь собираются жить люди совершенно другой этнической принадлежности и вероисповедания. Об этом красноречиво свидетельствует и самое большое в Европе культовое сооружение в Днепропетровске...

Источник: http://www.dal.by/


Алексей Мозговой: Как же многим не нравится и не хочется довести начатое до логическо

Пятница, 05 Сентября 2014 г. 22:13 + в цитатник

Только деньги, кабинеты и портфели в головах! А за что поднимался народ Юго-Востока??? Неужели только за то, что бы потерять множество человеческих жизней, потерять работу и уверенность в будущем?!
Если мы боремся за интересы народа, кому как не самому народу решать исход этой борьбы?
Кто из так называемых членов правительств ДНР и ЛНР поинтересовался мнением ополченцев, которые теряют своих товарищей в боях, мнением родных, что потеряли отцов, сыновей и дочерей в этой схватке за право жить свободными и самим выбирать свой путь?! Думаю ни кто... Всё это похоже на фарс - спектакль, в котором роль народа Новороссии - массовка.
Уже было несколько этапов "слива" Новороссии (в том числе и отставка Игоря Ивановича Стрелкова) Сейчас на мой взгляд, очередная попытка, с помощью переговоров остановить сопротивление и не позволить уничтожить олигархическую власть в Украине. Пятая колонна в действии... Переход власти от олигархата к народу, это сейчас страшный сон для так называемого мирового сообщества. Всем ведь понятно уже давно, что миром правят такие как Вальцманы, Чубайсы и Рокфеллеры. Отстранение их от власти, для них смерти подобно!
А что мы видим сейчас? ДОГОВОРЁННОСТИ! И с кем??? За столом переговоров - достопочтенный Кучма! В годы его правления, толстосумы только набирали оборот и увеличивали аппетит! Коррупция взлетела до необъяснимых высот. Его судить надо, а не вести с ним переговоры! Что будет с особым статусом Новороссии, когда рядом будут находится всё те же убийцы за доллары? О каких гарантиях может идти речь с теми людьми, которые слово ПРАВДА, исключили из своего лексикона?
Только капитуляция Киева, может разрешить сегодняшнюю ситуацию. Только отстранение бизнеса от власти, сможет дать возможность построить государство с человеческим лицом. И только суд над всеми власть-имущими, над "элитой" общества - даст возможность вернуть народу чувство собственного достоинства. Иначе всё зря... и лозунги и жертвы.
Или мы хотим оставаться марионетками в руках кабинетных умников? Меня такая перспектива не устраивает! Не для того мы взяли в руки оружие, что бы остановится на полпути.
Страх всегда был и будет, сейчас у многих страх перед наступающей зимой... Но, это животный страх. Меня же больше страшит остаться крепостным - остаться именно животным в руках лощённых феодалов.
Я буду идти до конца! До достижения намеченной цели! До полной и безоговорочной победы, вольного и гордого Русского Славянского мира!!!

Источник: http://novorossy.ru/


Не отрывайтесь от народа!

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 21:58 + в цитатник

                       О протестном движении в столице

1409853512_CTjXoSEukTk (604x404, 70Kb)


В столице продолжаются «марши миллионов» — массовые протестные мероприятия, начало которым положил грандиозный декабрьский митинг на Болотной площади. Без сомнения, их состав не остается постоянным — либералов на них становится ощутимо меньше, и на повестке дня уже не только бессмысленные слова о борьбе с жуликами и ворами: у части людей на этих сборищах появились социальные лозунги.

Однако не стоит переоценивать их значение. Многим столичным интеллектуалам, приведенным в восторг романтической возможностью сходить на митинг и почувствовать себя «протестующими», начинает казаться, будто на наших глазах разворачиваются чуть ли не революционные события. Увы, пока что до этого нам далеко. И главные факты, свидетельствующие против этого, — столичный характер протестов, их классовый состав и почти полное неучастие в них рабочих. Провинция по-прежнему безмолвствует (за исключением нескольких крупных городов). Рабочие и независимые профсоюзы настороженно и с недоверием наблюдают за столичной шумихой в стороне (и правильно делают!).

Признаюсь, мне крайне досадно было читать последнюю статью Зарианны Соломко, опубликованную в рамках дискуссии вокруг принципиальной позиции «Скепсиса» и А. Тарасова по отношению к митингам против нечестных выборов. В очередной раз я убедился в том, насколько сильно люди бывают подвержены воздействию классово чуждых им идей — зачастую даже вопреки своему социальному происхождению и роду занятий.

Вся статья (подобно выложенным ранее дискуссионным заметкам В. Арсланова) представляет собой горячий протест столичного интеллигента-преподавателя против обвинений «Болотной» в отсутствии революционных перспектив и неспособности привлечь широкие народные массы (в том числе рабочих! в том числе в провинции!) к политической активности.

К великому сожалению, подробнейшая аргументация А. Тарасова в его ответе Павлу Андрееву «...посильнее Фауста Гете!» не была воспринята должным образом ни В. Арслановым, ни З. Соломко. Я постараюсь ниже объяснить, почему.

Прежде всего — о том, что является абсолютно бесспорным и что в той или иной степени вынуждены признать и З. Соломко, и П. Андреев, и В. Арсланов.

В большинстве случаев на митинги стекались и стекаются представители т. н. «среднего класса» (огромное число программистов и всякого рода «специалистов» в области маркетинга, менеджмента и др.), студенты и столичные интеллектуалы. Увы, это — fait accompli. И именно исходя из этого строит свой анализ А. Тарасов, приходя к выводу:

«На Болоте были, конечно, разные люди — и политические активисты, и множество зевак. Но не они определяли лицо собравшихся. Это лицо определяли именно представители средних городских слоев, сытые потребители. <...> Те, кто назвал этот протест “революцией норковых шуб” и “бунтом метросексуалов”, конечно, загнули. Но перед нами действительно — типичный гламур. Даже если сами участники не гламурны. Они все хотят потреблять, они не хотят ни за что бороться, не хотят ни жертвовать чем-то, ни рисковать. Они — взрослые люди — демонстрируют откровенный инфантилизм. Это — психология “офисного планктона” и хипстеров, распространившаяся далеко за пределы самого “офисного планктона” и хипстеров. Люди на Болоте, возможно, формально не являлись мелкой буржуазией, но они хотели ей быть. Психологически они ей и были» [1].

Это так же неоспоримо, как и то, что поводы для митингов, выступаюшие там люди и выдвигаемые там лозунги («Россия без Путина!» и т.п.) пока что являются абсолютно чуждыми замордованной и нищей российской провинции.

Далее. Как уже говорилось, вопреки желаниям и устремлениям столичных левых, на подобных сборищах рабочих практически не бывает (в столице их слишком мало, и по большей части они не являются москвичами). Исключения подтверждают правило: на последнем «марше» 12 июня должны были быть представлены рабочие «Салюта» (к сожалению, мне так и не удалось их там найти) — завода, который вот-вот будет варварски разорен («акционирован») и чьи остатки будут перемещены в Подмосковье. Горечь ситуации в том, что в скором времени его рабочие по большей части окажутся деклассированными — и в Москве не станет еще одного уникального предприятия... На «марше» мне приходилось общаться с немногочисленными пожилыми рабочими «Метровагонмаша», подмосковного завода «Респиратор» и т. д. — но среди участников они составляли абсолютное меньшинство. У молодых же рабочих (например, с московского «Автофрамоса») полно других проблем и забот — а к столичной полупаразитической «накипи» они относятся с презрением (равно как и она к ним)...

Что удивительного в том, что лидерами всей этой, в общем, довольно состоятельной публики, далекой от производительного труда, были и остаются отъявленные мерзавцы-либералы и всякая гламурно-телевизионная мразь вкупе с националистами? И что удивительного в том, что все «движение» зашло в тупик (как и предсказывали «Скепсис» и А. Тарасов, как подтвердил Николай Кудряков[2]), и потребовался раскол оргкомитета, чтобы у его части наконец появились зачатки социальных требований?

Учитывая все вышесказанное, тезисы и выводы В. Арсланова просто потрясают...

«Массовое движение, начавшееся на “Болотной”» должно стать «питательным бульоном» для «живых клеточек» нового российского общества ... офисные работники-герои «с отвращением ко лжи», пошедшие в качестве наблюдателей на буржуазные выборы ради торжества демократии (очевидно, буржуазной — не пролетарской же!), оказывается, — действительная надежда страны (обратите внимание — не рабочие, черт подери, а именно столичные «белые воротнички»!)... грядущее «гражданское единство» сытой столичной публики с голодной провинцией составит реальную альтернативу общей гибели... В своих фантазиях В. Арсланов не останавливается и перед такими перспективами:

«Представим: провинция узнает, что москвичи на “Болотной” обращаются ко всей стране с такими словами: “Мы больше не хотим быть в позорном привилегированном положении жителей столицы, получающих крохи со стола олигархов. Мы хотим — и делаем все, что от нас зависит, не жалея своего времени и идя на риск для своей карьеры, — чтобы олигархи не выкачивали капиталы из страны и не клали их на счета в зарубежные банки. Мы хотим, чтобы работой были обеспечены не только жители Москвы, но и провинции. Мы хотим, чтобы общественное производство развивалось по всей стране, включая и самые маленькие города и села”»[3].

Давайте скажем прямо: читать это просто стыдно.

С чего это В. Арсланов выдумал себе таких москвичей и такую Москву? Неужели ему неизвестно, что с каждым годом разрыв между имущественным положением жителей Москвы и провинции все больше увеличивается? Что Москва все больше превращается в благоустроенный и привлекательный фасад капитализма в России, своеобразный оазис, куда стекаются все денежные потоки? Неужели он не понимает, что практически все жители Москвы в той или иной степени этим коррумпированы и вовсе не горят желанием делиться своим благосостоянием с провинциалами (отсюда, кстати, берется растиражированное выражение «понаехали»)? Что заниматься производительным трудом в Москве давным-давно считается попросту позорным уделом неудачников? Что провинциалов москвичи не понимают и воспринимают как людей второго сорта?

Действительно, слова В. Арсланова вызывают тягостное недоумение и оторопь. И Николай Кудряков совершенно правильно отмечает, что обе статьи В. Арсланова переполнены проповедями и благопожеланиями при полном отсутствии классового анализа и понимания реальной обстановки.

Зарианна Соломко в своей статье защищает В. Арсланова и П. Андреева, говоря о том, что последним нет необходимости применять в своих статьях классовый анализ, коль скоро между «Скепсисом» и Арслановым в этом аспекте нет явных противоречий. Допустим, что это так. Она утверждает, что оба автора — грамотные марксисты. Наверное, так оно и есть. Но неужели это оправдывает столь вопиющие логические изъяны, либеральные иллюзии и расхождения с реальностью, найденные в их статьях А. Тарасовым и Н. Кудряковым? Увы, даже стопроцентно марксистские убеждения не дают защиты от самообмана и неосознанного содействия классовому врагу (в данном случае — отдельной фракции российской буржуазии с примкнувшей к ней прослойкой столичного «среднего класса»). Они не дают права строить воздушные замки и выдумывать благостные утопии.

Вы удивляетесь, что с Вами не хотят дискутировать по существу и не хотят понимать, что у Вас столь же правильные идеологические основания? Но если то, что Вы предлагаете, — контрреволюционно и полностью отвечает ожиданиям классового врага, то прежде всего нужно это подробно объяснить и разоблачить. И Николай Кудряков это делает.

Если же говорить о существе дискусии, то здесь в конечном счете мы упираемся в удивительный парадокс сознания человека, вольно или невольно оторванного от народа.

Заключается он именно в выборе аудитории, которую В. Арсланов не хочет пугать марксистской фразеологией и к которой в конечном счете обращаются и он, и П. Андреев с З. Соломко. Выясняется, что их главными адресатами являются... рядовые участники движения «Болотной», о составе, убеждениях и взглядах которых мы уже более или менее осведомлены (впрочем, приводимая Левада-центром статистика тоже весьма показательна, потому что из нее вытекает, что по общероссийским меркам 68% митингующих — это довольно успешные люди, как «Скепсис» с А. Тарасовым и предполагали изначально).

Что же, теперь мы знаем, что обтекаемые фразы об «отвращении ко лжи» и «грязной политике» пущены в оборот взамен классовых лозунгов, чтобы не оттолкнуть потенциальных сторонников. При этом мы также знаем, что для В. Арсланова, как и для нас всех, конечной целью является свержение капитализма. Превосходно!

Но вот здесь я натыкаюсь на глубинное противоречие, связанное с необходимостью известного соответствия между целями и средствами. Учитывать это соответствие, как мне представляется, должен любой марксист. Не логичнее ли для свержения капитализма просвещать, поддерживать и агитировать не тех, кто им подкуплен и испорчен, а тех, кто обречен каждый день на собственной шкуре испытывать все его ужасные стороны? Не логичнее ли обращаться в первую очередь к поднимающему голову новому рабочему движению в лице МПРА на иностранных автомобильных заводах, а также к униженным и деморализованным рабочим старых советских предприятий? К нищему и дичающему населению в провинции? К выучившим русский язык бесправным мигрантам из Средней Азии, повсеместно занятым полезным производительным трудом (в отличие от столичной «офисной» швали, таскающейся по митингам)?

Я полагаю, что и З. Соломко, и П. Андреев, и В. Арсланов должны согласиться со мной в расстановке приоритетов.

Но почему же они так упорно хотят обращаться именно к столичной публике, ходящей на сборища, организуемые либеральными политическими лидерами 90-х, националистами и теледивами?

Ответ: наверное, прежде всего потому что эта аудитория им ближе и доступнее. Потому что в ней есть интеллигентные преподаватели, подобные им, студенты, с которыми они привыкли общаться, буржуазные специалисты-«белые воротнички», вполне воспитанные, сплошь и рядом имеющие высшее образование. Вполне правдоподобно, что человек прежде всего ищет единомышленников в той среде, где он учится, работает и живет. Ну а если он при этом имеет радикальные убеждения? Разумеется, возможно, что он будет возлагать на нее все надежды и подверстывать к этому различные перспективы — наподобие формирования «гражданского общества», «демократического» единства интеллектуалов и рабочих, столицы и провинции, о которых постоянно пишут В. Арсланов и П. Андреев.

Беда заключается в том, что реальная обстановка требует совсем иных лозунгов и действий.

На наших глазах происходит оживление классовой борьбы в автомобильной промышленности России — свидетельством чему служит недавняя героическая забастовка на калужском «Бентелере», когда рабочие были вынуждены противостоять совместным силам ОМОНа, специалистов центра по борьбе с экстремизмом, полиции и частных охранных предприятий вкупе с давлением областной администрации. Объединенные в боевые независимые профсоюзы рабочие подвергаются репрессиям одновременно со стороны и иностранных капиталистов, и поддерживающих их властей вплоть до федерального уровня, и ФСБ, и полиции, но несмотря на все это, продолжают наращивать свою численность и вербовать новых сторонников. Таким рабочим требуется информационная и идеологическая поддержка, требуются интеллигенты, готовые самоотверженно помогать в строительстве профсоюзных организаций рабочего класса и последующей формулировке им политических требований.

На наших глазах в ближайшее время (особенно после вступления в ВТО!) будет происходить ликвидация ряда моногородов, население которых будет вынуждено искать себе работу после закрытия или «реструктуризации» градообразующих предприятий. Этим людям необходимо четко давать понять, что существующая власть действует исключительно в интересах стран «первого мира», уничтожая собственную промышленность и вгоняя население в нищету, прожигая деньги от распила советского наследия. Им нужно помочь организоваться и совместно противостоять грядущей гибели их предприятий.

Население в провинции стремительно дичает по мере деградации системы образования и развала социальной инфраструктуры. Люди перестают знать собственную историю, становятся жертвами неолиберальных мифов, не понимают, что им нужно делать и за что бороться. Именно к ним нужно обращаться, пытаться помочь и просветить, совместно с ними необходимо вырабатывать новую антибуржуазную идеологию.

Именно в выборе нашими оппонентами целевой аудитории кроется разгадка того факта, что слово «забастовка» в статьях В. Арсланова не употребляется ни разу, более того — что он совершенно умалчивает о методах борьбы с капитализмом в целом. Безусловно, подавляющему большинству столичной «демократической» публики это просто не нужно и не интересно. Забастовки в провинции тщательно замалчиваются, их не транслируют по телевидению, а протестующих рабочих в столице никто отчего-то не считает героями — наоборот, о них говорят как о меркантильных тунеядцах... Сытые москвичи — это общеизвестно — в массе своей окончательно оторвались от основной части населения России, они давным-давно позабыли и о заводах, и о рабочих, и о производительном труде (разумеется, это не значит, что в столице нет рабочих, инженеров, учителей и вообще простых людей, занятых полезным трудом, — но их мало, и как раз они-то по своим взглядам тяготеют к провинции, т.е. типичными москвичами не являются). Тем меньше стоит левым рассчитывать на столичных жителей. Тем больше левым нужно обращать взоры на нищую, угнетенную и подавленную рабочую провинцию.

Для того же чтобы писать об угнетенных и помогать им в их борьбе, нужно знать об их проблемах и нуждах, нужно каждый день с ними общаться, наконец, нужно говорить с ними на одном языке.

Столичные интеллектуалы-преподаватели, как правило, ничего этого не знают. А надо бы знать. Упорно же не замечать настоящих рабочих с их реальными проблемами, видя в качестве потенциальных революционных субъектов только представителей «среднего класса», аудиторию «Новой газеты» и «Эха Москвы» вкупе с мифической «прогрессивной» частью мелкой и средней буржуазии, — для интеллигента это просто позорно.

Из всех последних публикаций на эту тему только «Скепсис» и А. Тарасов говорят о необходимости классового анализа и продуманных действий на его основе в интересах эксплуатируемых классов, а не о зарождении «гражданского общества» и необходимости бездумного демократического союза всех со всеми. Неудивительно, что «Скепсис» поэтому оказался одним из немногих изданий, способных противостоять либерально-демократической истерии, подействовавшей на всех российских левых без исключения. Что, кстати, вовсе не означает, что члены редакции сидят сложа руки и призывают к этому своих читателей. Из последних публикаций «Скепсиса» отчетливо видно, что редакция реагирует на животрепещущие события, связанные с реальной классовой борьбой и протестными инициативами простых людей.

Так что не надо нам, пожалуйста, кивать на Ленина. Ленин четко понимал, что состоятельная либеральная и окололиберальная публика ни при каких обстоятельствах не должна считаться ключевым союзником пролетариата, и с «пролетарской или полупролетарской массой» ее никогда не путал. Вспомним его ответ Засулич в 1904 году, когда она пыталась уговорить его не нападать на либералов, потому что те «стараются» и «идут навстречу» социал-демократам: «тем больше их надо бить!». Ленин и его партия были людьми, нашедшими общий язык с самым прогрессивным классом того времени — с заводскими рабочими. Ленин и его партия сами фактически учились у трудящихся, и неудивительно, что очень скоро в их рядах стали массово появляться люди, подобные рабочим Ивану Бабушкину и Виктору Ногину. Именно такие рабочие совершили Октябрьскую революцию. Я абсолютно убежден, что сегодня мы должны начинать с того же, с чего начинали марксисты в конце XIX века — с помощи рабочим в их экономической борьбе. Это, в совокупности с просвещением масс в провинции (а не в Москве!), помощи в освещении ситуации с развалом промышленности, науки, образования, социальной инфраструктуры, и является на сегодня первейшей задачей интеллигента.

Поверьте, все вышеперечисленное во сто крат важнее столичной митинговой гомозни и всевозможных «маршей миллионов» с лозунгами «Россия без Путина» (и с участием Собчак), да и дискуссии об этом тоже. А если уж идти на «марш миллионов» — то надо делать это в провинции, где нет никаких либералов, где большинство людей приветствует левые и социальные лозунги, и где могут выступать заводские рабочие (как это было в Самаре 12 июня). Не отрывайтесь от народа!

Иван Лещинский

Источник: http://scepsis.net/


Нефтедолларовый неолиберализм

Понедельник, 01 Сентября 2014 г. 22:06 + в цитатник

 

1409594674_snymokyekrana20140821v115428 (700x479, 260Kb)

Сегодня в мире достаточно много нефтедолларовых периферийных и полупериферийных государств. К этому относится, конечно, и Россия. Поэтому тема должна, в сущности, раскрывать суть нынешнего социально-экономического состояния в разных обществах.

Примечательно, что со становлением системы практически сразу же последовал отказ от ставшей традиционной кейнсианской модели, которую приняли практически все развитые страны после окончания второй мировой войны.

Интересно, что даже Никсон в 1971 году заявлял открыто: «Сегодня мы все — кейнсианцы». Т. е. социальное государство в принципе считалось чем-то незыблемым. Оно было предельно эффективным, был стабильный экономический рост, но в то же время были и критики, причем как справа, так и слева.

Несмотря на критику, которую обыкновенно игнорировали, в целом модель породила известную «американскую мечту», а в Европе «золотой век» — государство всеобщего благоденствия.

Сказать, что такое положение совсем было невыгодно для бизнеса, конечно, нельзя. Тем более что средний класс во многом начал формироваться именно при социальном государстве, что вначале было само собой разумеющимся, но со временем часто именно представители этого класса начали активно выступать против социального государства. Интересно, что в целом они критиковали все очень непоследовательно. Т. е. они хотели бы оставить все так, как есть, но в то же время значительно снизить налоги. Видимо, не понимая полностью законов развития.

Понятно, что, в общем-то, сама система в большей мере была компромиссом — общественным договором. Это понимали и либеральные экономисты, и политические деятели; но со временем подобная система в мировом масштабе, можно сказать, исчерпала себя для глобального бизнеса, и именно поэтому начались поиски нового подхода или просто реакции.

Стоит отметить, что в этот послевоенный период многие государства были социальными. Это касается и «развивающихся стран», которые либо были просоветскими, либо проамериканскими. Причем последние получали значительную помощь в обмен на то, что не перейдут в ряды просоветских. В общем, речь шла об общемировой тенденции, которую нужно было сломить, поскольку в ходе развития она способствовала усилению позиций социальной сферы, что в итоге сказалось бы на капиталистической системе в целом.

Так что лучший вариант в таком случае — реакция. То, что сегодня принято называть неолиберализмом. Примечательно, что стандартные идеологи подобной доктрины появились задолго до практической реализации, т. е. еще общество «Мон Пелерин» в конце 40-х годов уже последовательно отстаивало неолиберальные позиции с точки зрения «консерватизма» и классического либерализма. Однако в ту пору их воззрения не казались рациональными.

С другой стороны, конечно, имело место реальное опасение, поскольку если уж смотреть на социальные государства послевоенного периода, то наиболее последовательным было именно советское, и мировой бизнес видел в этом основную угрозу, поскольку сам компромисс между буржуазией и рабочими часто доходил до более последовательной социальной политики, т. е. явно не в интересах элиты.

Как известно, само государство — политическая форма организации жизни любого общества, т. е. в любом случае буржуазное государство выражает интересы буржуазии, и если на определенном этапе сам компромисс был необходим, то затем он стал излишен.

И если ранее социальное государство, в принципе, поддерживали как социал-демократы, так и консерваторы, то затем неолиберальные реформы проводили и консерваторы вроде Тэтчер в Великобритании, и социал-демократы вроде Шредера в Германии. Т. е. вне зависимости от выбора избирателей экономический курс все же проводился последовательно неолиберальный.

Люди могли возмущаться, но в целом достаточно вяло, поскольку все равно речь шла о странах центра, и поскольку экономика все же была глобальной, то за счет сверхэксплуатации рабочих из отсталых стран на западе все же социальное государство было сокращено только частично, а не полностью, хотя урон все же был значительный.

Первые эксперименты неолиберализма были осуществлены в странах латинской Америки. Очевидно, что речь шла о военной диктатуре, но в то же время и экономическом либерализме. Тактика в целом нашла значительную поддержку среди западных политиков, хотя у себя они подобный вариант реализовывать не решались, оставляя все это для «третьего» и, к слову, «второго» мира.

И если когда-то Международный валютный фонд создавался на кейнсианских началах, т. е. помогал восстанавливать страны после войны, то теперь со сменой курса он стал фактически международным транслятором интересов глобального бизнеса. Т. е. теперь восстановительные меры — «шоковая терапия», деиндустриализация, отказ от социальной сферы и т. д. Глобальный бизнес таким образом осваивал новые рынки. Примечательно, что странам, которые таким образом «восстанавливались», прямо запрещалось помогать местному производству, а в особенности государственному. Наглядный пример — Мексика начала 80-х годов. «Восстановительные меры» были именно деструктивны для экономики.

Как правило, о восстановлении экономики говорили в первую очередь тогда, когда речь шла о снижении цен на нефть. Естественно, экономика обрушивалась, но в то же время эксперты из МВФ помогали ее окончательно «добить», т. е. если ранее нефтедоллары во многом субсидировали социальную сферу, то новая экономическая политика была направлена на то, чтобы все эти доллары работали не в интересах народа конкретной страны, а в интересах глобального бизнеса, т. е. что они хранились в иностранных банках.

Таким образом, можно констатировать, что глобальный бизнес по большому счету сам же себя загнал в ловушку, поскольку единственная его тактика — «консервация» ситуации, причем радикальная.

Часто доходит до того, что даже крупнейшие ученые (в т. ч. нобелевские лауреаты) начинают выступать против современного финансирования науки. В частности, не так давно были написаны письма, которые затем направили в правительства развитых стран (Великобритания, США и др.). Подписались многие:

«Ученые XX века не смогли бы совершить свои крупнейшие научные открытия при сегодняшней системе финансирования. Дискуссии по этому вопросу постоянно заходят в тупик из-за нежелания какой-либо стороны пойти на уступки.»

Это сказал Дональд Брэйбен, профессор геологии в Университетском колледже Лондона.

Т. е. крупные ученые замечают саму проблему «консервирования» ситуации, когда ни глобальный бизнес, ни государство просто не заинтересованы даже в развитии, которое могло бы хоть как-то изменить нынешнее положение. Поэтому финансирование устроено так, чтобы ученые занимались лишь определенными вещами, которые не угрожают нынешнему положению и в целом безопасны, а часто и выгодны для бизнеса.

Понятно, что можно долгое время говорить о том, что все это «естественно» и в целом обусловлено биологией, однако по факту можно заметить некий застой и даже кризис всей системы, которая основана на достаточно шатких установках. Сложно сказать, что в целом это устойчивое положение.

Да, модель нефтедолларов, очевидно, эффективна. Тем более что мировое сообщество добивается того, чтобы страны, у которых есть нефть, попросту приватизировали все повсеместно, или, по крайней мере, выгоду от продажи направляли в иностранные банки, но не смели тратить это на поддержку промышленности, сельского хозяйства или даже социальной сферы. Т. е. МВФ и другие подобные организации добиваются даже того, чтобы и школы, и системы здравоохранения в достаточно обеспеченных странах были частными. Понятно, что система терпит некие компромиссы, но часто действует жестко. Наиболее характерный пример — Ирак. Ведь сразу же после «освобождения», тут же началось снижение налогов для глобального бизнеса и приватизация.

Другое дело в том, что все-таки до бесконечности такая модель существовать просто физически не сможет, поскольку как рынок в целом, так и социальная сфера, естественно, ограничены, и поэтому примитивная и пока еще работоспособная система, очевидно, носит временный характер, а не олицетворяет собой «конец истории».

Поэтому, собственно, социальный взрыв должен отразиться на самой модели, и, к сожалению, прогнозы тут могут быть разные. Поскольку не стоит исключать вариант возрождения ультраправых движений, что можно заметить и в Венгрии, и в Греции, и в еще некоторых странах ЕС, и даже по итогам выборов в Европарламент, т. к. ультраправые предлагают якобы «третий путь», хотя по факту, конечно, они будут проводить ту же политику, что и неолибералы, только более жестко. Например, ультраправая партия в Греции, которая называется «Золотая Заря», организовывает во время кризиса «трудоустройство» для «своих», т. е. для греков, а не мигрантов. Но что собой представляет это трудоустройство? Фактически это тяжелая работа за низкую плату, т. е. они используют людей в безвыходном положении так же, как капиталисты используют рабочую силу из стран третьего мира.

Станислав Чинков.

Источник: http://rabkor.ru/


Опись имущества Сталина И. В.

Пятница, 29 Августа 2014 г. 04:19 + в цитатник

1409271365_62a250e1fdfd782f4e65955c7eba61ec (638x360, 178Kb)

Сталин И. В.

«5 марта 1953 года в 22 часа 30 минут, я, комендант Ближней дачи Орлов, старший прикреплённый Старостин, помощник Туков, сотрудник Бутусова составили опись л / имущества товарища Сталина И. В. по указанию товарища Берия.


1. Блокнот для записей, в обложке из кожи серого цвета;
2. Записная книжка, кожаная, красного цвета;
3. Личные записи, пометки, составленные на отдельных листках и отрывных листках. Пронумеровано всего 67 листов (шестьдесят семь);
4. Общая тетрадь с записями, обложка красного цвета;
5. Трубки курительные – 5 шт. К ним: 4 коробки и спец. приспособления, табак. В кабинете товарища Сталина: книги, настольные принадлежности, сувениры не включены в список.

Спальня и гардероб:
6. Китель белого цвета – 2 шт. (На обоих прикреплена звезда Героя Социалистического Труда).
7. Китель серый, п / дневной – 2 шт.;
8. Китель тёмно-зелёного цвета – 2 шт.;
9. Брюки – 10;
10.Нижнее бельё сложено в коробку под № 2.

В коробку под № 3 уложены: 6 кителей, 10 брюк, 4 шинели, 4 фуражки. В коробку под № 1 сложены блокноты, записные книжки, личные записи. Ванно-душевые принадлежности уложены в коробку № 4. Другое имущество, принадлежащее товарищу Сталину, в опись не включалось. Время окончания составления описи и документа – 0 часов 45 минут 6 марта 1953 года.
Присутствующие: (подпись) ОРЛОВ (подпись) СТАРОСТИН (подпись) ТУКОВ (подпись) БУТУСОВА.
В спальне была обнаружена сберегательная книжка, в ней записано 900 рублей.

Источник:  http://stalinism.ru/


«Маскировали свою преступную деятельность так, что даже заплатили налоги»

Понедельник, 25 Августа 2014 г. 22:58 + в цитатник

1408992501_navalny_sud_iv_roshe_main (640x420, 68Kb)

Олег и Алексей Навальные (слева направо) во время заседания Замоскворецкого суда, 14 августа 2014 года. Фото: Михаил Почуев / ИТАР-ТАСС
 

Братья Навальные заявили, что им непонятны обвинения по делу «Ив Роше»


Замоскворецкий районный суд Москвы в четверг, 14 августа, начал рассматривать уголовное дело в отношении братьев Алексея и Олега Навальных, которых обвиняют в мошенничестве и легализации похищенных денежных средств. Процесс, как и ожидалось, вызвал ажиотаж. Желающих попасть в зал было много, всем мест не хватило, но была организована трансляция заседания в холле суда.

Слушание началось с ходатайства оппозиционера. Алексей Навальный попросил судью в силу общественного резонанса сделать процесс «максимально прозрачным» и организовать видеотрансляцию через интернет. «Чтобы все были максимально осведомлены о фальсификации этого дела», — добавил он. Прокуроры возразили, что это затруднит работу. Судье Елене Коробченко эта идея тоже не понравилась, и она отказалась удовлетворить просьбу Навального, отметив, что заседание открытое и на первом этаже суда организована трансляция.

Через две минуты после того, как прокурор принялась оглашать обвинительное заключение, судебный пристав передал Коробченко записку. Судья объявила небольшой перерыв: оказалось, что кто-то организовал аудиотрансляцию в интернете. Технически это мог сделать кто-то из смотревших видео на первом этаже. Узнав об этом, судья решила вообще запретить какую-либо трансляцию. При этом она распорядилась, чтобы в зал принесли дополнительные три лавочки. Навальный возражал: «Я считаю, что своими действиями вы нарушаете мои права и делаете все, чтобы сделать этот процесс закрытым», — сказал он.

Согласно обвинительному заключению, братьям Навальным вменяются два эпизода мошенничества (часть 4 статьи 159 УК) и легализация денежных средств, полученных преступным путем (пункты «а, б» части 2 статьи 174.1 УК). По версии прокурора, в 2007 году Алексей Навальный основал на Кипре компанию Alotarg Management Limited. Эта компания учредила ООО «Главное подписное агентство» («Главподписка»), гендиректором которого стал знакомый Навального Леонид Запрудский, «не осведомленный о его преступных намерениях». Олег Навальный в то время стал заместителем директора филиала ФГУП «Почта России», который занимался экспресс-доставкой.

В 2008 году компания «Ив Роше Восток» осуществляла грузовые перевозки при помощи ФГУП «Почта России». По версии следствия, Олег Навальный, работавший в этой структуре, предложил сотруднице «Ив Роше» Жанне Батовой минимизировать затраты на услуги по перевозке посылок из Ярославля в Москву. Он якобы убедил ее, что компания «Главное подписное агентство» тесно сотрудничает с «Почтой России», что «не соответствовало действительности». На самом деле компания не имела необходимой материальной базы для осуществления перевозок, уверяют следователи. «Создав видимость безвыходной ситуации», «используя свое положение», Олег Навальный, по словам прокурора, лишил возможности Батову выбрать иное предприятие «по более выгодным тарифам» либо оказаться от услуг «Главподписки».

1408992668_navalny_sud_iv_roshe_01 (600x394, 124Kb)
Олег и Алексей Навальные, адвокат Ольга Михайлова (слева направо)


Само предприятие воспользовалось услугами других компаний-грузоперевозчиков — «Автосага» и ООО «МТК-Поволжье». Как отметила прокурор, «Ив Роше» могло бы сотрудничать с ними напрямую без посредника.

С 2008 по 2012 год «Ив Роше» перечислила на счет «Главподписки» 64 млн рублей «за якобы самостоятельные услуги по перевозке». Услуги компаний «Автосага» и «МТК-Поволжье» были оплачены в размере 38 млн рублей. Оставшиеся 26 млн рублей «Главподписка» направила на выплаты зарплаты близким знакомым и родственникам братьев Навальных, которые числились за предприятием, по словам прокурора, лишь формально.

Аналогичные действия проходили с ООО «Многопрофильная процессинговая компания» (МПК). Компания заключила договор с «Почтой России» на доставку квитанций ОАО «Ростелеком» до почтовых ящиков абонентов. Для реализации этого договора МПК в 2008 году заключила сделку с перевозчиком ИПС М-Сити. Эта же компания осуществляла доставку оборудования в филиалы «Почты России». Узнав об этих сделках, Олег Навальный якобы убедил сотрудницу МПК Наталью Березовскую заключить договор с «Главподпиской», чтобы улучшить качество услуг. Под его влиянием она разорвала контракт с грузоперевозчиком. А когда бумаги были подписаны, «Главподписка» заключила договор с тем же ИПС М-Сити.

С 2008 по апрель 2013 года МПК оплатила услуги «Главподписки» на 10 млн рублей. Из них 5,6 млн рублей компания передала ИПС М-Сити. «С целью создания видимости предпринимательской деятельности» похищенные 4,4 млн рублей пошли знакомым и родственникам подсудимых, которые числились работниками. Гособвинение не увидело в действиях братьев Навальных признаков предпринимательской деятельности.

Похищенные денежные средства были легализованы при помощи «Кобяковской фабрики по лозоплетению». По словам гособвинителя, в 2006 году братья Навальные и их родители стали владельцами 25% уставного капитала фабрики. На ее счет «Главподписка» перечислила 21 млн рублей за аренду помещения и поставки материалов по фиктивным договорам. Часть денег фабрика перечислила коллегии адвокатов, в которой состоял Алексей Навальный, за юридические услуги. Эти деньги коллегия якобы постепенно перечисляла на личный счет оппозиционера. На этом речь прокурора закончилась.

Олег Навальный заявил, что обвинение ему непонятно «по многим частям». По его словам, изначально «Главподписка» создавалась под проект для оформления подписок через терминалы и интернет по безналичной оплате. Идея принадлежала его брату, ему она тоже показалась интересной. Юридическое лицо они создали за границей, пытаясь уйти от ряда проблем. В частности, чтобы скрыть участие Алексея Навального, который уже в середине 2000-х стал заметной политической фигурой, и чтобы избежать давления на бизнес. Также братья рассчитывали тем самым снизить риски поглощения компании другими организациями.
 

1408992777_navalny_sud_iv_roshe_02 (600x400, 98Kb)
Олег Навальный во время заседания Замоскворецкого суда, 14 августа 2014 года. Фото: Михаил Почуев / ИТАР-ТАСС

«Никакого ущерба для ФГУП «Почта России» не могло быть», — отметил Олег Навальный, добавив, что его должность никак не влияла на деятельность «Главподписки». По его словам, сотрудница «Ив Роше» Батова сама обратилась к нему за советом по поводу организации поставок. Грузовики с посылками «Ив Роше» не пропускали в центр Москвы, из-за чего машины простаивали сутками, и компания несла потери в транспортных расходах. «Я предложил организовать перевозки по тарифам, которые они озвучат», — сказал Навальный. Навальный также заметил, что компания «Автосага», которую он нашел, возила в Ярославль мясную продукцию, и обратно грузовики шли пустые. Договор о поставках вместе с ними оказался выгоден всем сторонам. «Обмана не было. Никакого кабального условия, что другая компания не может перевозить, в договоре не было. Договор несколько раз пролонгировали», — сказал подсудимый.



Аналогичная ситуация была и с МПК, сотрудники которой обратились к нему как к специалисту. По его словам, МПК расторгла договор с ИПС «М-Сити» из-за ошибки, товары были доставлены по другим адресам. «Главподписка», которая потом также воспользовалась их услугами, сократила их функции в этой сделке. Задача «М-Сити» состояла лишь в доставке продукции до почтовых ящиков. «Да, мы выполняли дилерские функции, но МПК по сути такой же дилер, она выступила посредником между "Почтой России" и "Ростелекомом"», — заключил Навальный.

Его адвокат Кирилл Полозов отметил, что считает целью уголовного преследования Олега дискредитацию политической деятельности его брата Алексея. Он выступил с длинной речью, в которой часто ссылался на доказательства, пока не изученные в суде.

Алексей Навальный сказал, что также не понимает обвинения. «У меня отношение к обвинению, наверное, примерно такое же, как у вас, — обратился он к судье. — Вы запретили трансляцию. Наверное, такое же, как у человека, который передал вам записочку с тем, чтобы прервать суд и запретить трансляцию. Что говорит нам всем одно: мы не хотим, чтобы эту вот ахинею слушало большое количество людей. Потому что это обвинение — бред». По его словам, обвинение состоит из описания рядовых событий предпринимательской деятельности, в которую добавлены такие слова как «преступные цели», «фальсификация» и «лжепредприятие».

На этих словах одна из прокуроров заулыбалась. «А что вы улыбаетесь, товарищ майор?» — возмутился оппозиционер. «Извините меня, так устроено в России все, — отметил Навальный. — Но вы же реально сказали, что признаком легализации явилась уплата налогов и сборов». На этом по залу пробежали смешки. «Значит, они таким хитрым способом маскировали свою преступную деятельность, что даже заплатили налоги и сборы, — иронизировал он. — Вершиной всего этого являются «незаконные выплаты определенным лицам». В нормальном мире это называется зарплата. Обращаю внимание, белая зарплата — с уплатой подоходного налога и всех страховых взносов… И это все объявляется лжепредприятием, просто потому что они поставили одно слово "лжепредприятие". Вот и все».

Навальный признал, что компания была зарегистрирована на Кипре, но туда не пошла ни одна копейка — все деньги оставались в России. Хотя через нее он мог бы уйти от уплаты налогов.

По мнению Навального, уголовное дело появилось сразу после того, как он высказал свое мнение, что на проведение митингов получать разрешение у властей не нужно — в 2012 году шла активная дискуссия на эту тему. «Это всем очевидно — мне, вам, следователю, который даже не скрывал этого во время следственных действий, — заявил он. — В чем смысл домашнего ареста? Чтобы ограничить мою политическую деятельность. Все это понимают». По его словам, материалы дела составили 130 томов, в них вся почтовая переписка Навального, SMS-сообщения, материалы по делу Кировлеса, по которому он уже был осужден.
 

1408992913_navalny_sud_iv_roshe_03 (600x397, 114Kb)
Алексей Навальный покидает здание Замоскворецкого суда, 14 августа 2014 года. Фото: Иван Секретарев / AP

«ФСБ выполняло абсолютно все мероприятия в отношении меня», — отметил оппозиционер. Навальный отметил, что вообще не был знаком с делами «Ив Роше» и с указанными в деле лицами. По его словам, брата Олега привлекли по тем же причинам, что и Петра Офицерова по делу Кировлеса.

По словам Навального, в материалах дела есть бумага из «Ив Роше», в которой представители компании говорят, что цены на услуги по перевозке были ниже рыночной стоимости, что заявление было написано после нескольких обысков в компании и что нет никакого ущерба. «Тогда почему я здесь нахожусь?» — вопрошал он.

Его адвокат Ольга Михайлова сказала, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин угрожал увольнением подчиненным, которые вели уголовное дело. По ее словам, действия Навального не содержат ни одного из признаков, подпадающих под понятие мошенничества. «Это были абсолютно законные действия», — сказала Михайлова.

На этом заседание закончилось. Свидетели не явились, а потерпевших — представителей компаний «Ив Роше» и МПК — прокуроры допросить не захотели. Следующее заседание назначено на 21 августа.

Александра Кошкина.
 

Источник: http://rusplt.ru/


Проблема морали

Суббота, 23 Августа 2014 г. 04:00 + в цитатник

 

1408751821_snymokyekrana20131113v124707 (699x450, 668Kb)

В интересных дискуссиях по поводу морали, которые мы имеем счастье наблюдать, высказывают, как правило, три точки зрения:

1) мораль не нужна;

2) мораль нужна;

3) мораль не исчезнет.

Попробуем разобраться в данной проблеме и прийти к какому-либо заключению.

В процессе практической человеческой деятельности не является чем-то из ряда вон выходящим принятие решений в условиях неопределённости. Причём неопределённости систематической и локально не устранимой. Любое принятое человеком (абстрактным наблюдателем, арбитром, стоящим над человеко-машинными системами) решение в этом случае будет содержать элемент веры. Конечно, объективно, принятие решения можно целиком отдать математической оценке выгод и рисков, но это решение может быть неприемлемым для человека (или общества).

Например, в погоне за определённым повсеместным ростом благосостояния неприемлемо рисковать цивилизацией как таковой. Предположим, что некоторое решение может привести к повышению благосостояния всех жителей Земли на 15% с 89%-ной вероятностью, на 300% с 10%-ной вероятностью и с вероятностью 1% привести к гибели всех живущих. Второе решение может привести к повышению благосостояния всех жителей Земли на 15% с 89%-ной вероятностью, на 0% с 10%-ной вероятностью и с вероятностью 1% повысить благосостояние на 30%. Если с точки зрения математики и логики предпочтительнее выбрать первый вариант (при формализации уравнивая 0% прироста благосостояния и гибель цивилизации в символический «проигрыш»), то с точки зрения убеждения в ценности каждого отдельного человека и человеческой цивилизации в целом — только второй.

Можно списать это на парадокс Алле, но, обнулив выигрыш в 89% случаях, разве что-то изменится? Что-то заставит предпочесть подобный риск?

Негласные априорные посылки, которыми руководствуются люди в принятии повседневных решений, крайне опосредованно связаны с законом и математическим просчётом «разумно эгоистических» выгод. Эти посылки имеют сложную биосоциальную природу, берут начало в биологии, распространяясь и усложняясь в культуре. Эти посылки — мораль, рассеяны и неуловимы. Они, как правильно пишет Денис Березуцкий, не имеют конкретного источника.

Не стоит, правда, сводить мораль и этику целиком к биологии. Небезызвестный биолог Александр Марков по этому поводу замечает: «Эволюционный подход к человеку — он объясняет, откуда что взялось, но никоим образом не отвечает на вопрос, что хорошо и что плохо. На вопрос, что хорошо и что плохо, отвечает человеческая культура. Это результат не биологической, а культурно-социальной эволюции, которая давно уже гораздо важнее для нас, чем эволюция биологическая».

Человеческое сознание тоже не имеет конкретного источника и в конкретных нейронах или зонах мозга не локализовано, но от этого не перестаёт существовать и тем более не наводит на мысли о собственной «отмене».

Конечно, любой может, прикрываясь «моральными нормами», провозгласить какую угодно дегенеративную идею и попытаться навязать её обществу. Часто такое происходит с «нормами», которые, в основном, уже не соответствуют общественным тенденциям, к ушедшим в далёкое прошлое, но которые пытаются любыми путями реанимировать (навязать). Появляются некие «традиционные ценности», своей блестящей вершиной распространяющие лучи добра, семьи и добрых нравов, «наших корней», которые при должном развитии оказываются «женщиной на кухне», одноклеточными «гражданами» в утробе, личным подсобным хозяйством с никому не нужной свиньёй и коровой (которых можно сдать только за гроши), отказом от жидорептилоидных прививок, а в «славном прошлом» — обычаями чудовищной мерзости, массовыми изнасилованиями и полным холопским бесправием.

Сугубо разумная и предельно рациональная выгода распространения такой «морали» для сохранения статус-кво очевидна, как очевидна и «органичность» этой морали в прошлом (её соответствие социально-экономическим реалиям). Современности соответствует иная мораль, порождаемая, с одной стороны, процессом рыночной экспансии во все сферы жизни, а с другой —развитием производительных сил и естественно сохраняющимся общественным характером производства. Искусственно навязываемая «традиционность» и естественно доминирующая либеральность класса собственников в общественном сознании смешивается со стихийной коллективистской моралью будущего, давая крайне противоречивые, сбивчивые, усредненные стихийные представления людей о жизни и также сбивчиво детерминируя поведение.

Выбор между личной выгодой, личным удобством и благом для общества определяется внутренними моральными установками, которые не всегда могут быть даже вербально сформулированы. Может быть, стоит воспринимать мораль несколько шире, нежели как свод негласных правил, которые заставляют индивида отчитываться перед невидимым «моралотворцем»?

Иначе встаёт вопрос: как добиться «сознательности» у человека в процессе его социализации? Замечательно выразил суть морального воспитания Выготский в одноименном произведении:

«Однако только то сознание оказывается решающим для нравственности, которое непосредственно связано с поведением и напрямую реализуется в движении. Иначе правильное сознание может вести к неправильным поступкам. Поэтому следует признать совершенно бесплодными попытки морального обучения, моральной проповеди. Мораль должна составлять неотъемлемую часть всего воспитания в корне, и морально поступает тот, кто не замечает, что он поступает морально».

Ключевая фраза статьи Дениса Березуцкого, которая в целом определяет всё содержание и весь ход логических построений: «Дело в самой сущности морали — принципов из неизвестных, но “уважаемых” источников, — специально созданной для того, чтобы быть использованной эксплуататорами ради обмана». Т.е. получается, что мораль: 1) специально создаётся, 2) создаётся для эксплуататоров, 3) создаётся ради обмана. Всё это, конечно же, безумно далеко от истины, если воспринимать мораль в общепринятом смысле негласных правил и норм, ибо она: 1) имеет биологические корни в виде общественных инстинктов, 2) возникла задолго до возникновения эксплуататоров, 3) изначально несёт в себе регулятивную функцию (в чём обман морального запрета «братоубийства»?). Интерпретировать же её в духе «орудия эксплуататоров» можно, лишь совершив радикальную подмену понятий и подсунув вместо морали как явления — конкретную классовую мораль или, того хуже, конкретные способы манипуляции. Из того, что рыба не может вить гнёзда, не следует, что никто не может вить гнёзда, но, увы, не в случае с «сущностью морали» по Березуцкому. Мы тут видим, что вместе с вредной рыбой демагогии эксплуататоров предлагается пожарить всех эукариотов.

«Стыд — это уже своего рода революция… Если бы целая нация действительно испытала чувство стыда, она была бы подобно льву, который весь сжимается, готовясь к прыжку», «для пролетариата смелость, сознание собственного достоинства, чувство гордости и независимости — важнее хлеба», — пишет Маркс. Неужели мы должны отказать стыду с достоинством в праве быть моральными категориями из-за того, что фраза «коммунисты не проповедуют вообще никакой морали» была непонятно почему интерпретирована как «коммунисты против морали как таковой»?

Из того, что ядерная физика не оперирует понятием исследования операций, не следует, что ядерная физика против исследования операций.

Допуская очевидную логическую ошибку в интерпретации Маркса, Березуцкий оправдывает скоропалительный вывод о том, что «мораль не нужна». Но нужно задаться вопросом: можем ли мы «отбросить» мораль, если убедимся, что все аргументы её противников действительно выдерживают критику?

Можно ли отбросить то, что не имеет конкретного источника? Нам не остаётся ничего, кроме как склониться к мысли, что отбрасывание морали похоже на отбрасывание сознания, т.е. возможно только умозрительно в исключительно эпичных построениях бихевиористов. Мораль нельзя отбросить, поэтому она не нуждается ни в защите, ни в оправдании. Надо учитывать, что под моралью здесь мы подразумеваем мораль вообще как явление, а не ту или иную конкретную мораль и околоморальную демагогию.

Единственный правильный вопрос относительно морали: будет ли она существовать после кардинального изменения общественных отношений. Чтобы ответить на него, рассмотрим проблему соотношения морали и закона. Денис Березуцкий сравнивает закон и мораль как альтернативы. Это ошибка. Закон закрепляет то, что «витает в воздухе», что назрело. Это общее место сложных систем вроде общества или языка, которые человек пытается описать правилами. Самоорганизация системы периодически требует реформирования закреплённых норм. Так, естественная эволюция языка требовала соответствующих реформ орфографии. Если сказать, что орфографический словарь последнего издания имеет какие-то преимущества перед стихийным словообразованием, перед стихийным изменением предпочтений лексики, сложнейшими тенденциями, отнюдь не лежащими на поверхности, которые мы фиксируем лишь по факту их качественного проявления, то это будет просто глупостью. Словарь, как правило, отражает реальный язык и поэтому требует периодического корректирования.

Закон так же отражает реальные общественные процессы, в том числе в сфере этики, и также нуждается в периодическом корректировании. Гипотетическое бессмертие, если бы было достигнуто, сначала повлекло изменение в общественном отношении к нанесению телесных повреждений, к страданию, и пересмотр всего здания этики. И только потом отразилось бы на правосудии, в законодательной форме.

В пользу того, что мораль не прекратит своего существования, говорит то, что она позволяет общественной системе и каждой её подсистеме в отдельности сокращать затраты на собственное функционирование. Каким образом? Посредством непрерывно происходящих моральных оценок (сознательных или подсознательных — не имеет значения). Оцениваются отдельные поступки, деятельность, личности, благодаря чему мы имеем возможность ориентироваться в своём окружении, более адекватно воспринимать происходящее и на него реагировать.

Березуцкий противопоставляет мораль и «сознательность». Чтобы обрести последнюю, «человек должен чётко понимать каждое звено в логической цепочке, которая приводит к решению уступить место пассажиру с ребёнком, беременной, инвалиду или пенсионеру — с осознанием собственных интересов». Но не является ли убеждение в том, что человек должен вести себя разумно-эгоистически, моральным? Каким же оно тогда является? Научным?

Один человек проведёт цепочку от озлобленной беременной к собственной смерти от ножа в подворотне через несколько лет, а другой — более дальновидный и разумно-эгоистичный — к спасению планеты от потенциального перенаселения. Решения в отношении беременной эти два человека примут кардинально противоположные. Более того, пропагандируемый «разумный эгоизм» может ничуть не хуже морали служить оправданием какого угодно мракобесия и каких угодно зверств.

Мораль вообще, этика вообще в качестве врагов — очень странный выбор. Кого вводит в заблуждение и заставляет «несознательно» исполнять «некие правила» научная этика? Никого. Наоборот — научная этика позволяет сознательно следовать принципам добросовестности и объективности. В этом она входит в конфликт с этикой неолиберализма, которая всё провозглашает товаром и предписывает извлекать сугубо меркантильную выгоду из всего — какие уж тут могут быть организованный скептицизм и универсализм?

Так и этика общества будущего, которое изживет многие социальные язвы прошлого и настоящего, будет способствовать сознательности, объективности и здоровому функционированию такого общества. Что это будет за этика и как она возникнет? Мы можем лишь предполагать, что та этика, развивая современные тенденции нелиберальных и нетрадиционалистских представлений и норм, будет гуманистической и коллективистской одновременно. А воспитание новых членов общества будет инфильтровано оной.

Но она просто будет. А защищать её не нужно, потому что отменить её невозможно.

Антон Шумилин. 

Источник:  http://rabkor.ru/


Н. Бердяев СУДЬБА РОССИИ

Воскресенье, 17 Августа 2014 г. 22:44 + в цитатник

 1408300895_b_questfoto2030 (604x428, 72Kb)

Оп. 1918 г.
К оглавлению

I. Психология русского народа

Душа России

I

Мировая война остро ставит вопрос о русском национальном самосознании. Русская национальная мысль чувствует потребность и долг разгадать загадку России, понять идею России, определить ее задачу и место в мире. Все чувствуют в нынешний мировой день, что Россия стоит перед великими мировыми задачами. Но это глубокое чувство сопровождается сознанием неопределенности, почти неопределимости этих задач. С давних времен было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия - особенная страна, не похожая ни на какую страну мира. Русская национальная мысль питалась чувством богоизбранности и богоносности России. Идет это от старой идеи Москвы как Третьего Рима, через славянофильство - к Достоевскому, Владимиру Соловьеву и к современным неославянофилам. К идеям этого порядка прилипло много фальши и лжи, но отразилось в них и что-то подлинно народное, подлинно русское. Не может человек всю жизнь чувствовать какое-то особенное и великое призвание и остро сознавать его в периоды наибольшего духовного подъема, если человек этот ни к чему значительному не призван и не предназначен. Это биологически невозможно. Невозможно это и в жизни целого народа.

Россия не играла еще определяющей роли в мировой жизни, она не вошла еще по-настоящему в жизнь европейского человечества. Великая Россия все еще оставалась уединенной провинцией в жизни мировой и европейской, ее духовная жизнь была обособлена и замкнута. России все еще не знает мир, искаженно воспринимает ее образ и ложно и поверхностно о нем судит. Духовные силы России не стали еще имманентны культурной жизни европейского человечества. Для западного культурного человечества Россия все еще остается совершенно трансцендентной, каким-то чуждым Востоком, то притягивающим своей тайной, то отталкивающим своим варварством. Даже Толстой и Достоевский привлекают западного культурного человека, как экзотическая пища, непривычно для него острая. Многих на Западе влечет к себе таинственная глубина русского Востока. Но все еще не наступало время признания за духовной жизнью христианского Востока равноправия с духовной жизнью Запада. На Западе еще не почувствовали, что духовные силы России могут определять и преображать духовную жизнь Запада, что Толстой и Достоевский идут на смену властителям дум Запада для самого Запада и внутри его. Свет с Востока видели лишь немногие избранные индивидуальности. Русское государство давно уже признано великой державой, с которой должны считаться все государства мира и которая играет видную роль в международной политике. Но духовная культура России, то ядро жизни, по отношению к которому сама государственность есть лишь поверхностная оболочка и орудие, не занимает еще великодержавного положения в мире. Дух России не может еще диктовать народам тех условий, которые может диктовать русская дипломатия. Славянская раса не заняла еще в мире того положения, которое заняла раса латинская или германская. Вот что должно в корне измениться после нынешней великой войны, которая являет собой совершенно небывалое историческое соприкосновение и вплетение восточного и западного человечества. Великий раздор войны должен привести к великому соединению Востока и Запада. Творческий дух России займет, наконец, великодержавное положение в духовном мировом концерте. То, что совершалось в недрах русского духа, перестанет уже быть провинциальным, отдельным и замкнутым, станет мировым и общечеловеческим, не восточным только, но и западным. Для этого давно уже созрели потенциальные духовные силы России. Война 1914 года глубже и сильнее вводит Россию в водоворот мировой жизни и спаивает европейский Восток с европейским Западом, чем война 1812 года. Уже можно предвидеть, что в результате этой войны Россия в такой же мере станет окончательно Европой, в какой Европа признает духовное влияние России на свою внутреннюю жизнь. Бьет тот час мировой истории, когда славянская раса во главе с Россией призывается к определяющей роли в жизни человечества. Передовая германская раса истощит себя в милитаристическом империализме. Призванность славянства предчувствовали многие чуткие люди на Западе. Но осуществление мировых задач России не может быть предоставлено произволу стихийных сил истории. Необходимы творческие усилия национального разума и национальной воли. И если народы Запада принуждены будут, наконец, увидеть единственный лик России и признать ее призвание, то остается все еще неясным, сознаем ли мы сами, что есть Россия и к чему она призвана? Для нас самих Россия остается неразгаданной тайной. Россия - противоречива, антиномична. Душа России не покрывается никакими доктринами. Тютчев сказал про свою Россию:

Умом России не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать -

В Россию можно только в е р и т ь.

Продолжение: 


«Не может раб существовать без бар…»

Воскресенье, 17 Августа 2014 г. 08:40 + в цитатник

 1408250092_753pxnevrev_torg (700x558, 99Kb)

Неврев Н.В. Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого. 1866 / Собрание Третьяковской галереи

В Москве прошли очередные «Банные чтения» — научная конференция «Нового литературного обозрения», получившая название от Банного переулка, где раньше располагалась редакция журнала. На сей раз тема была сформулирована несколько зловеще: «Рабство как интеллектуальное наследие и культурная память». По словам Ирины Прохоровой, главного редактора издательского дома «НЛО», в современной жизни институт рабства исчезает, но продолжает подспудно воздействовать на разные области жизни и потому нуждается в осмыслении.

Докладчики-философы обратили внимание на то, как раб добровольно отказывается от собственного бытия, стирает границу между собой и господином и перестаёт существовать как в его, так и в собственных глазах. Подобное самоуничижение свойственно не только тоталитарным режимам ушедшего столетия. Преподаватель РАНХиГС Татьяна Вайзер обратила внимание слушателей на слова Этьена де ла Боэси, близкого друга Монтеня, сказанные ещё в XVI веке: «Откуда бы тиран взял столько глаз, чтобы следить за вами, если бы вы сами не давали их ему? Где он достал бы столько рук, чтобы наносить вам удары, если бы не брал их у вас? Или откуда бы взялись у него ноги, которыми он попирает ваши города? Чьи они, если не ваши? Откуда была бы у него власть над вами, если бы вы не давали её ему? Как он осмелился бы нападать на вас, если бы вы не были заодно с ним? Что он мог бы вам сделать, если бы вы не были укрывателем того разбойника, который грабит вас, сообщниками того убийцы, который убивает вас, если бы вы не были изменниками по отношению к себе сами?»

Докладчики-историки сосредоточились в основном на осмыслении крепостного права и взаимоотношений власти с обществом в нашей многострадальной державе.

Любопытную деталь заметила Елена Марасинова, сотрудник Института российской истории РАН, специалист по XVIII-XIX векам. Оказывается, с 1702 года любой проситель в челобитной на высочайшее имя должен был называть себя исключительно «рабом» и никак иначе, не «холоп» и не «богомолец». В 1786 Екатерина II заменила подпись «нижайший раб» на «верный подданный». Дворянству даровали вольность, престол выстраивал с ним новые взаимоотношения. Однако представители просвещённой элиты в челобитных продолжали называть себя рабами. Нередко независимость духовной жизни была важнее политических свобод. Пушкин выразил подобную аристократическую позицию в дневнике за несколько лет до роковой дуэли: «Но я могу быть подданным, даже рабом, — но холопом и шутом не буду и у царя небесного».

Яркое в целом, хотя и спорное в деталях полотно отечественной истории последних трёх веков нарисовал попавший в опалу историк Андрей Зубов. По его мнению, российский народ переживал настоящее рабство дважды: крепостное право от Петра I до Александра II и большевистский режим. При всей упрощённости доклад был одним из самых масштабных и цельных за все два дня конференции, поэтому приводим здесь его конспект:

В XVII веке помещик имел право на часть труда крестьянина, но его имущество и личность помещику не принадлежали. Начиная с Петра I, крестьянину больше не принадлежит ни семья, ни имущество. Гражданское положение крестьян ничтожно. При Елизавете Петровне крепостные перестали присягать на верность новому государю — за них присягал помещик. Начиная с Екатерины II, крестьянин не может подавать на помещика в суд. В то же время помещик вправе наказывать крестьянина, как душе угодно, вплоть до смертной казни.

Одним из аспектов крепостного рабства была искусственно созданная неграмотность. В XVIII веке произошла сознательная декультурация страны. 90% населения отказывали в грамотности. Народ падал в пропасть полного одичания. При Николае I умели читать всего 1,5% крестьян, в основном старообрядцы, у которых была внутренняя традиция обучения детей. Школы пытались открывать священники, но помещики пресекали их порывы: нужны были не грамотеи, а работники. Екатерина II прямо говорила губернатору Москвы князю Голицыну, что школы стоит создавать только для шляхетства и купечества: «Обучим простой народ — завтра нас с вами здесь не будет». Подобная политика имела пагубные последствия. Даже в 1911 году, после полувека относительной свободы, среди новобранцев в русскую армию, молодых мужчин всех сословий, в том числе горожан и дворян, было 64,5% неграмотных. Закон о всеобщем обязательном начальном образовании был подписан государем лишь в 1908 году, когда империи оставалось жить всего несколько лет.

Крестьяне во многом не понимали слов богослужения на церковнославянском языке. При Александре I были переведены на русский Евангелие и Псалтырь. Но дальше дело не пошло. В 1824 году тираж Пятикнижия на русском был сожжён на кирпичных заводах Александро-Невской лавры. Граф Протасов, обер-прокурор Синода при Николае I, прямо говорил: «Чтение Писания на русском языке революционизирует народ». Первый полный перевод Библии на русский был издан только в 1876 году.

Православная церковь всецело поддержала крепостное право. За полтора века против него не выступал ни один епископ. При Екатерине II представители Синода просили в Уложенных комиссиях не уничтожения рабства, а права владения крестьянами для священников.

Таким образом, народ питал ненависть и к высшему сословию, и к Церкви, оправдывающей рабство; неграмотность, непросвещённость не позволяли понять, что происходит в стране. На это и сделали ставку большевики.

Андрей Зубов полагает, что к 1917 году 15-20% населения империи составляли люди «новой России»: самостоятельные, получившие образование, желающие жить полноценной гражданской жизнью, активные на выборах в Думу. Большевики провели масштабную демодернизацию, практически полностью уничтожив этот слой или выдавив его представителей за границу. Внутрипартийные чистки привели к тому, что к середине тридцатых даже правящий класс номенклатуры опустился на уровень простонародья.

По сути дела, после коллективизации начался второй период рабства. Исчезли всякие права на собственность, свободный труд, политическое волеизъявление. Крестьяне расшифровывали ВКП(б) как «второе крепостное право большевиков». Общество вернулось во времена Ивана Грозного.

Во второй половине века грамотность и культура советского общества постепенно возрастала. Но население по-прежнему было экономически несвободным и во многом безответственным. Отсюда поговорка «Они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем».

Далее Андрей Борисович выдвинул один из самых спорных тезисов: по-настоящему свободной жизнью в тоталитарном государстве жили только криминальные элементы. Поэтому на низовом уровне именно они стали главными деятелями в России после перестройки, тогда как на верхнем уровне доминировала прежняя советская элита из партии и внутренних органов, по ментальности тоже вполне рабская. Постепенно две группы влияния смешались между собой. В то же время за четверть века вырос новый слой свободно мыслящих и независимых людей. Их всего 15-18%, как и сто лет назад. Кто-то выходит на Болотную площадь, кто-то устраивает личный бизнес или эмигрирует из страны.

Теперь весь вопрос в том, что ждёт российское общество впереди: очередное рабство или всё-таки движение к свободе.

Алексей Огнёв.

Источник:rabkor.ru
 


Афера местного самоуправления

Суббота, 16 Августа 2014 г. 03:55 + в цитатник

 

1408146682_197349762 (360x203, 17Kb)

Местное самоуправление не предназначено, чтобы в нем жить. Оно создавалось для ликвидации «нежизнеспособных». Население должно разориться. Разориться самостоятельно, под свою ответственность. Ни к Европе, ни к земствам нынешнее Российское местное самоуправление никакого отношения не имеет.

Сразу после уничтожения СССР в Конституцию РСФСР было внесено положение о местном самоуправлении и дано его определение: самостоятельная (под свою ответственность) деятельность населения.

Рассуждая о местном самоуправлении, одни растекаются мыслию по Европе, другие же, как например Путин в последнем ежегодномм обращении, переносятся в прошлое, вспоминая Земства, Столыпина и прочие предания «России, которую мы потеряли». И те и другие сокрушаются, что хоть идея и хорошая, да вот денег не хватает.

Однако же идея в том и состоит, чтобы денег не хватало. Население должно разориться. Но разориться самостоятельно, под свою ответственность. Этот проект ведет свою родословную от упражнений академика Татьяны Ивановны Заславской по ликвидации «неперспективных деревень», которые нашли свое отражение в административных и правовых актах с 1968 года. Например, в «Правилах застройки сельских населенных пунктов РСФСР», разработанных НИИ сельскохозяйственного строительства Минсельхоза СССР.

Вдохновляли эти прожекты не Европа и не Земства, а желание «вырвать население из идиотизма деревенской жизни», почерпнутое из всесильного учения: «Буржуазия... создала огромные города, в высокой степени увеличила численность городского населения по сравнению с сельским и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни» (Манифест коммунистической партии К. Маркса и Ф. Энгельса).

Правда, советсткое государство было ответственным и компенсировало гражданам ущерб от своих проектов. Закрывая школу и медпункт в «неперспективной» деревне, оно бесплатно предоставляло жителям аналогичное или лучшее жилье в «перспективных» населенных пунктах.

Однако за 20 лет, с 1968 до 1988 года, московская интеллигенция значительно радикализировалась. Из «идиотизма деревенской жизни» она уже собралась вырывать не отдельные деревни, а целые области с районными и областными центрами и даже целые регионы.

Так один из авторов законов о самоуправлении, профессор Московского архитектурного института, председатель Комиссии по вопросам регионального развития и местного самоуправления Общественной палаты РФ Вячеслав Глазычев писал в статье «России нужен новый ганзейский союз»:

«На мой взгляд, субъекты Российской Федерации в их нынешнем виде являются абсолютным нонсенсом. При нашей невероятной разреженности населения многие субъекты РФ существуют только потому, что в них существует соответствующее начальство. У нас есть тьма областей, в которых завтра не останется никого, кроме жителей крупнейших городов: это Псковская, Костромская, Ульяновская, Калининградская, Архангельская, Мурманская области».

Заместитель ректора Высшей Школы Экономики Лев Любимов заявляет, что не стоит инвестировать в нечерноземную зону РФ. Народец, мол, там гнилой. Работать все равно не будет.

«Эти местности — а их число несметно в Центральной России — дают в российский ВВП ноль, но потребляют из него немало. А главное — они отравляют жизнь десяткам миллионов добропорядочных россиян. Вдобавок эти местности — один из сильнейших источников социального загрязнения нашего общества. Создавать в таких местностях рабочие места накладно и бесполезно — эти самобезработные, как уже говорилось, работать не будут «принципиально».» http://derevnyaonline.ru/smi/1893

Другой профессор ВШЭ, бывший ельцинский министр экономики Ясин, разъезжая по областным центрам, рассказывает, что Киров, конечно, исчезнет:

«Кирову, каким бы симпатичным лично для меня он ни был, не грозит судьба города, который попадет в группу 30 агломераций, которые в конце концов останутся от российских городов. Но вы не расстраивайтесь, в конце концов, уедете».

А Екатеринбург может и останется, хотя тоже не факт. Вот фрагмент интервью:

– Если говорить о региональных городах, как вы оцениваете перспективы Екатеринбурга в качестве центра Урала?

— В пользу Екатеринбурга то, что это крупнейший интеллектуальный, культурный центр на Урале, с мощными университетами, большим отрядом интеллигенции. Туда тянутся и будут тянуться люди, чтобы получить образование. Главное — сейчас сохранить интеллектуальный задел. Но мне кажется, что у Екатеринбурга есть два сильных конкурента — Челябинск и Пермь. Однако, как показывает практика, может быть только один центр, потому что три Урал не потянет, и совершенно не очевидно, что это будет Екатеринбург.

– Что значит «не потянет»?

— Кто-то будет терять население, кто-то — производства — это не исключено, потому что, по оценкам отечественных специалистов, в России будет примерно 15-20, максимум 30 крупных агломераций на всю страну. А сколько из них останется на Урале — я не знаю. Это очень серьезный вопрос, потому что людей будет меньше, а требования станут жестче. Я так полагаю, что наиболее перспективный центр — это Екатеринбург, но Челябинск и Пермь тоже могут потянуть.

http://strategy2020.rian.ru/comments/20110615/366090331.html

Вот тут-то и появилось российское местное самоуправление: «самостоятельная (под свою ответственность) деятельность населения». Компенсировать населению ущерб от реформ реформаторы не собираются. Чтобы 300 000 жителей «неперспективного» Кирова переселить в «перспективную» Москву, надо хотя бы 100 000 однокомнатных квартир, которые будут стоить 15 миллиардов долларов. А чтобы «вырвать из идиотизма деревенской жизни» 1,4 миллиона жителей Екатеринбурга, потребуется в 5 раз больше.

Если компенсировать ущерб пострадавшим, реформы недопустимо замедлятся. Поэтому население должно разориться «самостоятельно, под свою ответственность». Оно должно «само» не справиться с ремонтом школы или теплотрассы и потом «само» уехать из ставшего непригодным для жизни города без всяких компенсаций. И предоставлять новое жилье ему не нужно. Так можно хоть миллиард человек «вырвать из идиотизма».

Раумеется ни к Европе, ни к Столыпину это никакого отношения не имеет. Они не ставили перед собой задачи уничтожать целые города и регионы, превосходящие по площади несколько европейских стран вместе взятых. Разглагольствуя о Европейской хартии самоуправления, которую Россия в спешном порядке подписала сразу после уничтожения СССР, реформаторы берут лишь красивые фразы про «демократию». 9 статья хартии, предусматривающая, что в странах-подписантах «Финансовые средства органов местного самоуправления должны быть соразмерны предоставленным им конституцией или законом полномочиям», совершенно не укладывается в российскую концепцию МСУ. Ведь тогда «неперспективные» города и поселки не будут разоряться. Зачем нужно такое МСУ? Вот им адекватного финансирования и не дают.

С какой скоростью сегодня «самостоятельно под свою ответственность» разоряется население? На совещании комитета по местному самоуправлению при председателе государственной думы, председатель Всероссийского совета местного самоуправления, депутат Вячеслав Тимченко, сообщил, что «расходы по обязательствам муниципалитетов сегодня в целом по стране определяются в 5 триллионов рублей в год, а консолидированные бюджеты местных органов власти — 3 триллиона».

Доходы местного самоуправления покрывают 60% расходов. В этой цифре как в капле воды отразилась вся половинчатость политики нынешних властей. 60% - это на 40% меньше, чем нужно для жизни, но на 40% больше, чем должно быть по планам Глазычевых, Ясиных и прочих отцов-основателей российского самоуправления. Ведь если из 83 областных центров РФ, должны остаться только 10-15, то есть меньше 20%, то и доходов органов МСУ должно хватать не белее чем на 20% расходов. А сегодня вместо «вырывания из идиотизма деревенской жизни» идет какое-то выдавливание по капле. В Кировской области, например, за последние 10 лет закрыта всего треть школ. Нынешними темпами все школы будут ликвидированы лишь через 20 лет. Многие идеологи местного самоуправления могут просто не дожить до исполнения мечты – России с 10 городами.

Пункт 4 девятой статьи хартии требует: «Финансовые системы, на которых основываются средства местных органов самоуправления, должны быть достаточно разнообразными и гибкими, чтобы следовать, насколько это реально возможно, за изменением издержек, возникающих при осуществлении компетенции местных органов».

Это тоже никак не соответствует планам российских реформ. В соответствии с ними, изменение издержек должно не компенсироваться, а убивать «неперспективные» поселки, города, области. Право на существование имеют только то население и те населенные пункты, которые нужны бизнесу. Остальные должны разориться «самостоятельно под свою ответственность». Поэтому российское законодательство запрещает органам МСУ владеть коммерческими предприятиями. Местные бюджеты должны финансироваться только из налогов. Нет бизнеса – нет налогов, не должно быть ни поселения, ни населения.

Пункт 5 девятой статьи хартии предусматривает, что «Защита более слабых в плане финансов органов местного самоуправления требует ввода процедур финансового выравнивания или эквивалентных мер, предназначенных для корректировки результатов неравномерного распределения потенциальных источников финансирования местных органов и лежащих на них расходов. Такие процедуры или меры не должны ограничивать свободу выбора органов местного самоуправления в пределах их компетенции».

В принципе это имеет смысл. Если реформа стране на пользу, то издержки должны с лихвой коменсироваться выгодами. И если издержки принимают на себя одни, а выгоды достаются другим, совершенно логично использовать часть выгод на компенсацию издержек. Но нет. На это Ясин пойти не может. Какие такие хартии? Не знает он никаких хартий! Вот фрагмент другого интервью:

Михаил Соколов: Одни скажут неверно: в Москве все богаты и в Ханты-Мансийском округе, а где-нибудь в центральном Черноземье бедно, вот и будут жить по-разному.

Евгений Ясин: Если вы будете выстраивать такое местное самоуправление, что богатые регионы имеют всего много, у них забирают, потом передают не таким богатым, то у вас так и будет. Если вы скажете: все, что заработаете – ваше, тогда будут работать и будут стимулы для того, чтобы поднимать экономику края, развивать самоуправление и развивать предпринимательство. http://www.svoboda.org/content/transcript/25162039.html

Но если перераспределять не хотите, может хоть в долг дадите, как требует 8-й пункт хартии: «Для финансирования расходов по капиталовложениям местные органы самоуправления должны, соблюдая законодательство, иметь доступ к национальному рынку ссудного капитала». Ни в коем случае! Такое кредитование замедлит разорение городов и поселков, для которого и создавалось местное самоуправление. Поэтому капитал государство направит в Америку в «стабилизационный фонд» под 2% годовых, а Ярославль пусть берет заем на ремонт водопровода на Западе под 17%. Так скорее разорится.

К сожалению, призраком коммунизма одержимы не только прорабы перестройки. Путин гораздо меньше Е. Ясина или Г.Попова напоминает маньяка с бензопилой. Но и он в студенческие годы штудировал «Манифест коммунистической партии». И его до дрожи в коленях напугал призрак «коммунизма»:

«Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Дешевые цены ее товаров - вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам. Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа». («Манифест коммунистической партии»)

Став президентом, Путин рассказывает сегодняшним студентам запомнившиеся с юности истории про привидения. В ноябре 2000 г., выступая в Новосибирском университете, он сказал:

«Для того, чтобы интегрироваться в мировое экономическое пространство, необходимо «открыть границы». При этом части российских производителей станет неуютно под давлением более качественной и дешевой зарубежной продукции». И добавил, что идти по этому пути необходимо - иначе «мы все вымрем, как динозавры».

Зачем так пугать, товарищ главнокомандующий? Лучше подумайте о том, что если сделать неуютно предприятиям, неуютно станет и муниципалитетам, в которых они расположены. В них начнет не хватать денег на школы, больницы, теплосети, водопровод и канализацию. А потом начнет выезжать население. При нынешних ценах на жилье, купить квартиру на честно заработанное не по карману даже вам и вашему товарищу Д. Медведеву. http://www.metrinfo.ru/news/79571.html То есть, эти люди будут снимать углы и при потере работы станут бомжами.

Проблемы местного самоуправления можно решить в 5 минут, приняв закон, который обязывает государство компенсировать гражданам ущерб от проводимых государством реформ. Это быстро научит государство при планировании всяческих реформ принимать в расчет интересы граждан.

Границы между «свойственными» и «несвойственными» государству функциями сразу станут очевидны. Государство решило провести приватизацию – раздать предприятия случайным людям. Новые хозяева загубили производство. У города нет средств на ремонт школы и теплосети? Предоставьте населению такое же или лучшее жилье в населенном пункте, где ваши реформы пошли на пользу. Если, конечно, такие есть.

Вы отняли у населения муниципальную мебельную фабрику и заставили ее приватизировать – то же самое. Вы открыли границы, выпустили из страны сырье и наводнили ее демпингом, разорив отечественные предприятия – опять же, компенсируйте убытки муниципалитетов. Ведь это не они открывали границы и разоряли предприятия, которые платили налоги в местный бюджет и обеспечивали работой население. И никаких действий муниципалитета не хватит, чтобы скомпенсировать такую выходку центра.

Конечно, компенсировать ущерб дорого. На первых порах, можно расселять пострадавших в Москве за счет «уплотнения» профессоров Высшей Школы Экономики. А там может они прочитают что-нибудь поновее «Манифеста коммунистической партии»? За 160 с лишним лет много книг написано. Сколько можно бояться призрака коммунизма? Может, жизнь в Екатеринбурге, Кирове, да и в деревне не такая уж «идиотская»? Может дешевле починить теплоцентраль и школу, чем переселять райцентр в Москву? Может, границы открывать совсем не к спеху, и «страх гибели» в противном случае напрасен?

Взрослые люди должны наконец перерасти книжки про «призрак коммунизма», которые пришлось зубрить в комсомольской юности. Заставить людей разориться «самостоятельно под свою ответственность», как мечтали Заславская, Глазычев и Ясин - дело не хитрое. Подозреваю, что В.В. Путин способен на большее. Главное не растекаться мыслью по земствам и Европам, а помнить о своей ответственности перед людьми и страной.

Александр Степанов.

Источник: http://tochka-py.ru/


Нужны ли новые заводы России?

Среда, 13 Августа 2014 г. 16:25 + в цитатник

 Когда был во Владивостоке, меня поразила экология в морском порту и на набережной города. Большой портовый город, обдуваемый со всех сторон морским ветром. Машин в городе огромное количество, в основном праворукие. И еще не стоит забывать про морской порт, теплоходы тоже не морской водой заправляются. Разговаривал с местными жителями, они жаловались, что предприятия, в большинстве своем, старые, еще из советского прошлого. А новые или не строят или не дают строить, как например, новый нефтехимический комплекс в Приморье.

1407932269_2358083_1000 (700x467, 75Kb)

Через несколько дней я уже был в Сочи, на другом конце нашей страны, в Олимпийском парке, посетил павильон "Роснефти".
И тут вспомнил свой разговор во Владивостоке и решил поговорить с ними. На удивление там оказались такие приятные и отзывчивые люди, мне все рассказали и показали, что это не новый проект, а возобновление старого, с учетом новых современных технологий и самых высоких стандартов в экологии. Комплекс будет располагаться в районе пади Елизарова Партизанского района, и будет производить столько топлива, что хватит не только региону, но еще и азиатские страны будет обеспечивать, принося прибыль в наш бюджет. Предварительная стоимость проекта оценивается в 1,3 трлн рублей - неплохие инвестиции в Дальний Восток.
Вообще нам давно пора продавать не сырую нефть, а продукты переработки. Не все же у китайцев и японцев металлолом покупать, надо еще и свой добавочный продукт производить. Это и новые, рабочие места и налоги в наш бюджет.
Не понимаю, как местные жители этого не понимают, сам комбинат создает 4,5 тысячи рабочих мест, смежные производства добавят еще несколько десятков тысяч и все с очень хорошими зарплатами. При той численности населения, которое сейчас есть в Находке, практически каждый десятый житель так или иначе будет связан с этим заводом.

1407932368_2375825_1000 (700x466, 71Kb)

Современный комплекс в Партизанском районе Приморья возведет "дочка" "Роснефти" – ЗАО "Восточная нефтехимическая компания" (ВНХК). После запуска завода, уже к 2020 году это позволит покрыть дефицит региона в моторном топливе и, таким образом, стабилизировать розничные цены. Этот проект глобальный и уникальный. Много говорилось о том, что надо дать Дальнему Востоку развиваться, главное, чтобы население не уезжало, чтобы это были не какие-то перевалочные проекты. Собственно, один из немногих этих проектов - это ВНХК. Это предприятие по масштабам в тройке мировых, два из них - в Саудовской Аравии. Мне кажется, регион должен бороться за такой проект.

1407932534_2376061_1000 (700x466, 58Kb)

Меня заверили, что с экологией все будет на самом высшем уровне, по самым строгим мировым стандартам. И хотя там нет белых медведей, опекой которых занимается "Роснефть", я думаю, ни одно животное не пострадает.

1407932613_2376196_1000 (700x466, 51Kb)

З.Ы. А вы как считаете, нужны новые заводы в России, или так и будем "бананами" тогровать?

ЖЖ -Михайлов Геннадий.


Пробуждение

Суббота, 09 Августа 2014 г. 16:10 + в цитатник


 

1407586021_656_2 (700x467, 112Kb)

Слушая Путина и Януковича в связи с переворотом на Украине, то и дело ловил себя на мысли, что они, похоже, откопали свои партбилеты. Янукович, с удовольствием выгребавший миллионы из карманов трудящихся, вдруг прячется за рабочих и шахтеров как напуганный ребенок за взрослых: «Дяденька, помоги!» Им, мол, на Майдане базарить некогда – взрослые люди, у них работа, семьи, но если предприятия встанут, они покажут! Путин тоже заговорил об олигархах, страшном неравенстве, расслоении на Украине, но вдруг, как опомнившись, говорит, что и у нас это есть, но там больше. А ведь всего несколько лет назад говорил, что «политика всеобщего государственного патернализма сегодня экономически невозможна и политически нецелесообразна».

События на Украине как будто рассеяли туман. Да, американцы развязали там абсолютно дикую русофобскую пропаганду. Видимо, трудно отказаться от наработок холодной войны, а это была война не на «евроинтерграцию», а на уничтожение. Работали без дураков, чтобы народы СССР перерезали друг друга. Желательно полностью. Для сегодняшнего дня и сегодняшних целей это явный перебор. Это «вспугнуло» русских и в Крыму, и в России.

Словно пробудившись от летаргического сна, мы лихорадочно оцениваем обстановку. Да, сознание украинцев и на Западе и на Востоке затуманено русофобией, но кто легче от нее очнется? Если западенцы живут со своих огородов, и им что Россия, что Европа – все едино, то на Востоке – промышленность, и евроинтеграция ее уничтожит. В Европе – свои безработные, а советские железки им не нужны. А России нужны. Ведь на Украине, например, изготавливают двигатели ко всем российским вертолетам. Так что сама жизнь подтолкнет население Востока к ориентации на Россию. Причем не на Россию олигархов, а на советскую Россию. А России надо идти им навстречу. Вот и зазвучали в речах Путина и Януковича прямо-таки коммунистические нотки.



Такое желание «спрятаться» за рабочих и крестьян, похоже, стало всеобщим. В ответ на вопрос социологов, кто мог бы стать движущей силой новой индустриализации, 85% опрошенных в России ответили «рабочие и крестьяне». Похоже, и наша интеллигенция на свои силы не рассчитывает и ждет помощи взрослого дяди-рабочего. Хотя еще с 1960-х, вызубрив на лекциях по «научному коммунизму», что вся история человечества – это история классовой борьбы, развязала сначала полушутя, а потом и всерьез классовую борьбу против рабочих и крестьян. Упоминания о рабочих и крестьянах практически исчезли со страниц газет, а если и встречались, так рабочих изображали лентяями и пьяницами, а крестьян – пьяницами и лентяями.

Но сегодня становится предельно ясной структура холодной войны:

Русофобия – это антисоветизм. Недаром бандеровцы валят памятники Ленину и советским солдатам.

Антисоветизм – это деиндустриализация. Отсюда ненависть к промышленному Востоку.

Деиндустриализация – это колонизация. Ведь индустриальные районы будут сопротивляться евроинтеграции, пока индустрия не будет уничтожена.

Сама суть советского проекта – создание современной индустрии для сохранения национальной независимости – проступает в чистом виде. И Маркс с его классовой борьбой тут ни при чем. Пролетариат, а с ним и интеллигенция, создавались в России не как инструменты капиталиста для получения прибыли, а как армия национально-освободительной войны. Армия, призванная защитить Россию от рвущегося к мировому господству Запада, который уже успел покорить весь мир.

Во время перестройки и реформ интеллигенция, одурманенная идеей классовой борьбы, была готова бороться против пролетариев до последнего «буржуя». Против рабочих была развернута такая идеологическая компания, что молодежь просто перестала идти на рабочие профессии, и сегодня предприятия испытывают огромные трудности с поиском и удержанием кадров. Переметнувшись на сторону «буржуазии», интеллигенция вытравила проблемы производства из национальной повестки дня. Производство стало личным делом «буржуев». В крайнем случае, интеллигенция может напомнить, что долг сознательного гражданина – поддерживать конкуренцию, которая уничтожит неконкурентоспособные российские предприятия, и слушаться Запада, ведь за непослушанием последуют отрицательные последствия для «экономики». Этим ограничивается активная жизненная позиция сознательного гражданина. Остальное – не его дело, а дело олигархов.

Тут и Запад нам «помог». Неолиберальная революция Запада во многом похожа на нашу перестройку. Сынки миллиардеров, создававших экономику Запада, решили освободиться от ответственности перед своими странами. Они уменьшили налоги на свои доходы с 70% до 28%, открыли границы и вывезли производство в Китай, а населению стали вешать лапшу на уши о пользе рынка и вреде профсоюзов и заводов-«монстров». Целые блоки этой пропаганды наша интеллигенция подхватила и перенесла на российскую почву. Недаром Тэтчер стала для многих российских интеллигентов кумиром.

Но именно этой западной «перестройкой» и объясняется неожиданная слабость Запада в украинском конфликте. Во время развала СССР страны большой семерки производили 70% мировой промышленной продукции. Сегодня – лишь 40%. Государства вынуждены были поддерживать потерявшее работу население за счет роста государственного долга, и долг стал неподъемным. И санкции, и война Западу сегодня просто не по карману. Но равновесие очень нестабильное. Запад оправится от шока и найдет возможности гадить России. Так что нам надо срочно восстанавливать и развивать нашу экономику и армию.

Вся проблема в том, что взрослый дядя-пролетариат – миф. Профессора «научного» коммунизма нас обманули. Пролетариат никакой не «базис», а такая же нежная «надстройка», как и интеллигенция. Его можно создать, как создала наша индустриализация, а можно и уничтожить, как уничтожила наша перестройка и реформы. Да, страна потеряет индустрию и превратится в колонию, ну, а кто когда гарантировал, что она будет вечно шагать по пути прогресса?

Армия нашей индустриализации – рабочие и интеллигенция. Интеллигенции надо понять, какую чудовищную ошибку она совершила, начав стрелять по своим. Надо прекратить огонь. Помочь раненым, реабилитировать шокированных предательством, отмобилизовать новые отряды пролетариев. Надо перестать считать промышленность вотчиной олигархов. Украина наглядно показала, что олигархи полностью подконтрольны Западу и обслуживают его интересы. У нас у всех есть интересы, и промышленность должна удовлетворять их, а не превращаться в игрушку номенклатурных сынков и зятьков. Все это надо делать срочно. Тогда к нам еще успеют присоединиться наши братья из бывших союзных республик, а Запад не успеет нанести смертельный удар, подобный аннексии Украины.

Александр Степанов

Источник: http://tochka-py.ru/


Печку жалко.

Среда, 06 Августа 2014 г. 09:03 + в цитатник

1407301010_c49116d68e6e2693a558c1827368dde2 (600x449, 36Kb)

Доброго времени добрый человек. В наше суетное время приходится жерновами нуклеиновых и рибонуклеиновых кислот обрабатывать тонны дневной информации.
Память избирательна и от того, кем- то оброненное высказывание - "Пока зло не созреет, глупцам не дано прозреть," не произвольно ложится в текст намечая серьезность и полезность навязывания Вам этой темы.

 В последнее время в инете на фоне победных успехов ополчения Новороссии появляется материал наводящий читателя на определенные размышления. Новостные ленты облетела новость о принятии Конституции Новороссии, а текста, кроме шпаргалки на : http://giperprofi.blogspot.ru/ (Конституция Новороссии (текст) ) нет. 
На страницах Украинского "Русского мира", это здесь: http://rusmir.in.ua/ публикуется статья (ОБРАЩЕНИЕ РЯДОВЫХ ОПОЛЧЕНЦЕВ К ПЕРВЫМ ЛИЦАМ ДНР И ЛНР). В журнале "Рабкор.ру" сайт: http://rabkor.ru/ находим опровержение (Обращение ополченцев к руководству ДНР и ЛНР является подделкой?)
 

Из всего этого диссонанса информации можно предположить, что взявшиеся за оружие ополченцы, с присущей только русским ментальностью, построились на очередной последний и решительный бой. История тычет нас в пройденный материал, а мы упорно норовим бездумно ввязаться, а там, что будет.
Это очевидно и послужило причиной низкой активности рабочих масс областей Новороссии. Нет главного, объединяющего все слои населения, идейного стержня построения истинно рабоче-крестьянского государства. Простолюдин не видит, что на его предприятии создаются Народные Советы, куда вошли рабочие со стажем 10-15 лет простоявшие у станка и в забое.
 

На базе которых не сформированы городские и республиканские Народные Советы, выбравшие работяг в Верховный Совет Народной Новороссии. Нет Народного, рабоче-крестьянского Военного Совета, Народной милиции из рабочих коллективов. Работяга не видит, что происходит смена элит. В креслах знакомые до боли лица рож и к рабочему человеку не относящиеся. Провозглашались, как Народная Республика, а где народ?
 

С какого перепугу наше либеральное правительство оказывает помощь ополченцам, которые строят рабочий социализм в Украине с перспективой переноса победных результатов на российский олигархат? Вполне допустимо, что выдавив фашистов в Польшу и Молдову, хорошо вооруженная, боеспособная Русская армия Новороссии, объединившись с нашей армией, не наведет порядок и в самой России.
В к\ф "Девчата" помните?
-- И печку - того.
--Ломать?
--Зачем ломать, белить.
Столько боли и крови. Быть может, надо было просто побелить?

Рабкор Иван Рыбкин.

Письмо в редакцию. Источник: http://narodnayavolya.com/

 


Другие ценности

Воскресенье, 03 Августа 2014 г. 18:11 + в цитатник

 

1407074918_europe_day_khreshchatyk (640x426, 33Kb)

Результаты выборов в Европейский парламент (ЕП) оказались в целом не слишком успешными для левых сил Старого Света. Социал-демократы и «зеленые» немного сократили представительство в ЕП, радикальные левые его чуть увеличили, но в общем левый сектор Европы после 25 мая остался, что называется, при своих, а правое большинство в страсбургском парламенте не только сохраняется, но и становится ещё более радикальным.

Поражение левых ощущается не только в общеевропейском масштабе. В большинстве стран — членов Европейского Союза (ЕС) на выборах в ЕП правые силы опередили своих левых оппонентов. Лишь в трёх государствах на майских выборах левые и левоцентристы показали замечательный результат, набрав в совокупности свыше половины голосов: в Португалии, Швеции и на Мальте. Страны эти расположены в разных географических зонах, они совершенно непохожи по социально-экономическим условиям и партийно-политической системе. Но любопытно, что в Швеции и Португалии на данный момент левые партии находятся в оппозиции и их общий высокий результат можно объяснить прежде всего недовольством электората последствиями экономической политики правящих правоцентристов. Мальта в этой троице самых «левых» стран ЕС — особый случай. Ведь здесь власть принадлежит как раз партии левого фланга — лейбористам.

Вообще говоря, Мальта является, пожалуй, единственным в Евросоюзе примером страны, имеющей классическую двухпартийную систему американского образца. В местном парламенте представлены всего две политические силы — Лейбористская партия (ЛП) и консервативная Националистическая партия (НП). За них обычно голосуют свыше 96% избирателей, так что Мальта была, можно сказать, обречена на майских евровыборах отдать более половины голосов ведущей правой или ведущей левой партии. Но в итоге получилось так, что за правящих с весны 2013 г. лейбористов проголосовали 53% избирателей. И если прибавить к ним 2,9% голосов, отданных за входящую в Европейскую зелёную партию «Демократическую альтернативу», получается, что почти 56% мальтийских избирателей проголосовали за левые партии. И это означает, что одна из самых малочисленных стран ЕС (на постоянной основе здесь проживают менее 500 тысяч человек), показала 25 мая самый благоприятный в процентном отношении для левых сил результат.

При этом данный итог, в отличие от ряда других стран, более чём чётко коррелирует с результатами недавних национальных парламентских выборов. Тогда (чуть более года назад) ЛП добилась убедительной победы, получив почти 55% голосов и 39 из 69 мандатов в законодательном собрании. Этот результат положил конец десятилетнему правлению националистов и позволил лейбористам сформировать собственный однопартийный кабинет. В принципе, по показателям человеческого развития Мальта располагается где-то в середине соответствующего рейтинга стран-членов ЕС. Валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения в островном государстве составляет 20,8 тыс. долларов. Это типичная страна, где доминирует сфера услуг. В национальном продукте она составляет более 80% всех доходов. Мальта, как и большинство других участников ЕС, пострадала от глобального финансового кризиса, что выразилось, в частности, в спаде производства и росте безработицы, хотя незанятость тут очень маленькая — она касается всего 6% населения. Зато до 15% мальтийцев, по официальным данным, живут за чертой бедности. При этом средняя зарплата на острове не такая уж низкая, речь идёт о сумме в 1400 евро.

Несмотря на то, что туризм играет основную роль в национальном хозяйстве (примерно 35% ВВП приходится как раз на эту сферу), Мальта отнюдь не является лишь раем для любителей позагорать. В годы независимости, как раз благодаря деятельности лейбористских правительств, Мальта активно развивала электронную, текстильную и пищевую промышленность. В стране появилось самостоятельное производство химических препаратов, собственная фармацевтическая индустрия. Немало мальтийских рабочих занято и в сфере кораблестроения. Одновременно она очень зависит от мировой экономической конъюнктуры: лишь 20% продуктов, потребляемых на острове, местного производства.

Победа лейбористов на выборах 2013 г. стала ответом мальтийского общества на непопулярные реформы прежнего правительства НП. В самый разгар кризиса националисты провели через парламент серию законопроектов о приватизации телекоммуникаций, почтовой службы, отдельных предприятий, на которых строятся морские суда. Эти решения вызвали недовольство многих мальтийцев и, в частности, Всеобщего союза рабочих, тесно связанного с ЛП.

Возвращение к власти лейбористов не привело, правда, к радикальным изменениям в экономической сфере и ренационализации данных предприятий. Вместе с тем правительство во главе с 40-летним Джозефом Мускатом настроено проводить более социальную политику и отказалось от планов прежнего националистического кабинета в отношении новых приватизаций. Джозеф Мускат — опытный политик, он учился в Мальтийском и Бристольском университетах, специалист в области европейских исследований и менеджмента. С 2001 г. работает на руководящих постах в центральном аппарате ЛП. Имеет опыт работы и в качестве журналиста. До назначения лидером ЛП в 2008 г. несколько лет являлся депутатом ЕП, где проработал в качестве заместителя председателя комиссии по экономике и валютным делам. С марта прошлого года Дж. Мускат возглавил правительство и победа его партии, ЛП на евровыборах говорит о том, что мальтийцы продолжают доверять лейбористскому правительству.

ЛП, конечно же, не является законодательницей мод в европейском социал-демократическом движении, находясь скорее на его левом фланге. У лейбористов Мальты тесные отношения с профсоюзами, они выступают в поддержку сильной социальной политики со стороны государства, в том числе, что касается защиты наиболее уязвимых слоёв населения.

Но, пожалуй, ещё в большей степени эта «левизна» проявляется в сфере внешней политики. В 2004 г. мальтийские лейбористы были единственными из социал-демократических партий стран, вступивших в ЕС, кто публично агитировал против вхождения Мальты в этот союз. В дальнейшем лейбористы заняли конструктивную позицию по отношению к заключаемым европейским договорам, но они и по сей день считают, что ЕС не является тем сообществом, которое способно принести счастье их нации. Лейбористы Мальты последовательно отстаивают нейтральный статус своей средиземноморской республики. Они обеспокоены наращиванием военной мощи США в средиземноморском регионе и выступают против какого-либо движения Мальты в сторону НАТО. Традиционно придается большое значение взаимоотношениям с арабским миром. Они поддержали проект Союза для Средиземноморья, видя в нём инструмент налаживания взаимовыгодных отношений между странами этого региона. ЛП также выступает за право палестинских арабов на полноценное государство, против империалистического вмешательства в конфликты на Ближнем и Среднем Востоке.

Если не случится ничего экстраординарного, мальтийские лейбористы сохранят большинство в парламенте до очередных выборов в 2018 г. Останется ли до этого времени за Мальтой неофициальный статус самой «левой» страны в ЕС — другой вопрос. Но очевидно, что правящая партия сделает всё, чтобы не обмануть ожидания и надежды своих избирателей.

 Руслан Костюк.

Источник: http://rabkor.ru/


Музыка под каблуком вертикали власти

Пятница, 01 Августа 2014 г. 21:34 + в цитатник

 

1406914286_snymokyekrana20140516v181243 (700x448, 534Kb)

Майские указы президента гласят, что зарплаты бюджетников должны повышаться, согласно прилагаемой к этим указам «дорожной карте», вплоть до 2018 г. Эти указы спускаются на голову губернатора. Дальше, по лестнице вниз, мы имеем дело с главой муниципалитета и через Управление культуры оказываемся в кабинете директора школы.

Получается схема «Президент — Губернатор — Глава — Директор», при которой деньги должен предоставить муниципалитет, но так как в бюджете «дырка», то Директор должен изыскать средства на повышение зарплат педагогам сам, путем оказания платных услуг. Областной бюджет с его 32 миллиардами долга — не помощник, а федеральный бюджет сакрален и неприкасаем.

После ряда абсурдных предложений, таких, как, к примеру, перевести 200 детей из общего количества обучающихся в одной школе (500 человек) на платное отделение (самоокупаемость которого начинается от 3500 рублей в месяц) в разгар учебного года и по непонятным критериям аттестации, у Администрации города и области наметились определённые соображения насчёт выхода из непростой ситуации.

Посчитали — прослезились

С апреля зарплаты педагогов допобразования увеличились. Впрочем, разница оказалась незначительной. Педагогам, имеющим большую нагрузку и получающим от 5 до 11 тысяч в месяц, дополнительно накинули 1,5-4 тысячи. При этом, не был проведен перерасчет с января по март.

Даже такие повышения коснулись не всех. Директора большинства школ города отказались производить гарантированные стимулирующие выплаты внешним совместителям, ссылаясь на указание сверху. В профсоюз «Учитель» поступили и продолжают поступать многочисленные жалобы, касательно этой проблемы. Мы считаем, что это дискриминация отдельной группы трудящихся и нарушение как прав человека, так и прав гражданина, закрепленных в статье 22 ТК РФ. В соответствие с ней, работодатель обязан «обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности».

Другие нарушения, по нашим оценкам, касаются так называемых «благотворительных пожертвований», известных в народе как «поборы». Серьезную озабоченность вызывает и способ их вытягивания из родителей. Со слов коллег, на собрании им было объявлено, что те, кто не будут помесячно отчитываться о проделанной работе в этом направлении, будут лишены премий и, возможно, даже уволены.

Но педагог должен учить детей, а все остальное — от лукавого. Также, по нашим сведениям, не все в порядке и в художественной школе. Сейчас мы проверяем эту информацию. По этим и другим проблемам профсоюз «Учитель» собирает документы и обращения граждан с целью обращения в Генпрокуратуру и в суд.

Оптимизация и повышение эффективности

В сопроводительных документах к президентской «дорожной карте» предусмотрено изыскание дополнительных средств (в размере до 1/3) за счёт оптимизации и повышения эффективности. Если смысловая нагрузка слова «оптимизация» более менее ясна и чаще всего подразумевает под собой сокращение, то слово «эффективность», в данном контексте ведёт к банальному зарабатыванию денег. И не надо мечтать, что речь идет о качестве услуги, которую педагоги оказывают населению. Все ваши достижения: категории, лауреатства, бурная концертная деятельность, вскормленные народные таланты — это, безусловно, важно для нас и школы, но когда речь идет о деньгах, то уж извиняйте, тут вступают в силу законы рыночной экономики.

Обсуждаются и возможные варианты действий со стороны городской администрации. Во-первых, это сокращение совместителей. Оклад при этом продолжает оставаться в размере 4400 рублей, будучи гарантированной частью оплаты труда. После увольнения совместителей их нагрузку в перспективе раздаётся основным работникам и доводится таким образом до 2,5-3 ставок. Со стажевыми доплатами будет что-то около 15 тысяч рублей.

Может, стимулирующими надбавками и до 20800 доберут. Но качество при этом явно снизится, да и трудовая инспекция не должна закрывать глаза на подобные вещи, всё-таки в три раза будет превышаться норма. А как член профсоюза и гражданин я заявляю, что этот вариант ведёт к рабскому труду при увеличении выработки при уменьшении стоимости!

Немаловажно, что далеко не каждый педагог захочет себе такую нагрузку. Я понимаю, если бы за это платили 50-70 тысяч рублей, как в некоторых регионах РФ (к примеру, в Красноярске), но ведь об этом речи не идёт. Сомнительной мне кажется эта затея и потому, что у совместителей нагрузка тоже зачастую превышает 1-1,5 ставки. Есть прецеденты, когда целое отделение представляют собой одни совместители. Почему не идут в основу? Потому что они концертирующие музыканты и зачастую их приходится упрашивать прийти работать в школу за вышеупомянутый оклад.

Второй путь оптимизации это сокращение пенсионеров. Ситуация идентична с сокращением совместителей, только при ней образование теряет ещё и опытных педагогов.

Третьим вариантов было предложено оставить две музыкальных школы на город из шести имеющихся. То есть, сразу на две трети. Но такие решения непопулярны в народе, и, как следствие, может обостриться социальная напряжённость. Педагоги уже выходили на митинги, а если ещё и родители с гражданскими активистами подтянутся, то пятью сотнями человек число участников не ограничится. Плюс к этому, сейчас в России объявлен год культуры, но, что характерно, дети «за бортом» оказались. А ведь по «дорожной карте» вместе с зарплатами учителей должен увеличиваться и контингент обучающихся. Неувязочка выходит.

Есть и другой вариант, похожий на предыдущий, но не столь радикальный — укрупнение. В этом случае можно объединить школы, как собирались в Череповце, и вместо шести получить, к примеру, три. В итоге произойдёт сокращение административного аппарата школ: останется один директор вместо трёх, меньше потребуется бухгалтеров, секретарей и т.п. По идее, это высвобождает, если считать совсем оптимистично, не более 2-3 миллионов рублей в год. Но это не решит проблем даже одной школы, но, совершенно определённо, добавит их. По-моему, мелковато и неэффективно, хотя истерия местных СМИ по поводу зарплат директоров и бухгалтеров заставляет задуматься…

Пятым вариантом является увеличение размеров «добровольных благотворительных пожертвований» со стороны родителей. Здесь не сложно заметить саму абсурдность данной формулировки, но это отдельная тема. В сущности, их предлагают увеличить с 500 до 1500 рублей. Подумали и отказались на время от этой мысли, хотя повышение непременно будет и в некоторых школах уже прошло. Почему отказались? Пожертвование добровольное и если сейчас платят примерно 70% сознательных родителей, то риск потерять их возрастает пропорционально увеличению вносимой суммы.

Неэффективная музыка

Выше было упомянуто, что совместители и пенсионеры зачастую представляют собой целые отделения. И если их сократить, появляется возможность для дискуссии на тему его эффективности в духе «нет штатного преподавателя на отделении». С другой же стороны, отделение может быть малочисленным. Почему? «Наверняка неэффективное», — ответят чиновники, и в силу этих и подобных обстоятельств его вновь придётся оптимизировать.

Может получиться так, что неэффективными станут уже скрипка, домра, баян, флейта. Без них остаются лишь гитара, вокал, фортепиано… Для убедительности ещё количество бюджетных мест можно ограничить на оставшиеся специальности. Примерно по 10 человек бесплатно, остальные — извините, от 3500 рублей в месяц.

А как же быть, если ребенок хочет заниматься именно на том инструменте, который оптимизировали, да и родитель спит и видит его с неэффективным, по мнению чиновников, инструментом в руках? А для вас, уважаемые, будет разработан целый спектр платных услуг, которые выбрать можно будет по желанию. При этом, подмены бесплатного образования на платное не замечаем и о первичной ступени музыкального образования забываем.

Некоторые директора уже в поте лица корпят над составлением расценок платных услуг, пытаясь усидеть на теплом месте, при этом даже не подозревая, что подобными действиями выталкивают из под себя обжитое, или недавно полученное кресло.

Музыкальное, равно как и художественное с хореографическим, образование состоит из 3 ступеней: сперва школа (7-8 лет), затем училище (4 года), и, напоследок, ВУЗ (5 лет). Как бы вас ни уверяли в обратном, поступить в среднее специальное учебное заведение без диплома из детской школы соответствующего направления практически невозможно. Да, бывают крайне редкие случаи, когда в силу гениальности и чрезвычайной одаренности учебное заведение делает скидку, но это касается только отдельных специальностей — к примеру, вокала. Если абитуриент от природы награжден прекрасным голосом, слухом, чувством ритма и музыкальностью, то шанс есть. Но если он пришел поступать на фортепиано или скрипку без определенных навыков, которые должен был охватить в рамках школьного образовательного курса, то шансов у него нет никаких.

Понятно, что не каждый ребенок обладает нужным набором талантов и усидчивостью для того чтобы заниматься искусством профессионально, да и не каждый родитель пожелает своему чаду малооплачиваемую по нынешним меркам в России профессию. Задумалось об этом и государство. Совместно с Минкультуры и Минобразом разработало новые обучающие программы, которые уже с сентября этого года должны вступить в силу.

Согласно уточненному муниципальному заданию, в новом учебном году резко ограничивается количество поступающих на бюджетные места в детские школы искусств Вологды. Прошлогодний набор составлял в среднем 100-140 таких детей на учреждение. Для набора в этом году выделено от 12 до 30 бюджетных мест, что в разы меньше не только предыдущего набора, но и количества выпускников (в среднем по школам — 60-80 человек). Родителям детей, не поступивших на бюджетные места, предложено обучение на платной основе.

Предпрофессиональные и общеразвивающие программы

По сути те программы, по которым мы обучаем детей, сейчас являются преемственными к предпрофессиональным. Количество предметов, а соответственно и часов под них, будет не только гарантированно сохранено, но и увеличено. Это будет обширный курс, позволяющий в максимальном объеме приобрести необходимые навыки для продолжения обучения в колледже. Стоит отметить, что требования к реализации программы очень высоки. Финансирование под данный тип обучающих программ также будет серьезное. Сейчас ещё не решено окончательно, но, вероятно, средства на это будут выделяться из федерального бюджета.

Общеразвивающие же программы будут более доступны для обучающихся. Как любят говорить родители: «Для себя…». Вот тут и требования не высокие и количество обязательных предметов уменьшено. Финансирование под них будет возложено на муниципалитет, а если у ребенка в процессе обучения появится желание освоить ещё какие-то дисциплины, то это можно будет осуществить в рамках платных услуг школы.

Остается ещё и существующий тип программ, правда ненадолго. Те, кто поступали в 2013 году продолжат обучение по ним до завершения курса, то есть ещё 6 лет. С 1-го же сентября этого года набор на данный тип программ осуществляться не будет.

Так зачем же торопиться и изобретать велосипед, если уже с сентября будут введены новые аккредитованные образовательные стандарты в данной сфере? Сейчас идет переходный период и его надо перетерпеть. Предложения же местной власти вызывают серьезную озабоченность не только у педагогов, родителей, деятелей культуры и просто граждан Вологодской области, но и в министерстве культуры, так как правоприменение последнего из предложений весьма сомнительно, в связи с чем встает вопрос об уровне компетентности его инициаторов. Надеюсь, что оно так и останется на уровне мнения, ведь в противном случае его реализация, наряду с затягиванием исполнения «майских указов», может серьезно навредить имиджу самых высокопоставленных должностных лиц региона.

В заключение хочется вернуться к первопричине написания статьи и внести радостную нотку. Деньги на повышение зарплат педагогам дополнительного образования в Вологде все-таки нашлись.

Сергей Ефимов.

Источник: http://rabkor.ru/


Новая жизнь в Новороссии

Воскресенье, 27 Июля 2014 г. 21:14 + в цитатник

5650998_1401075895_64281_1000900x450 (400x200, 12Kb)

“Новороссия, не успев возникнуть, уже состоялась и… разбудила Россию!
Ведь что такое Новороссия — мало кто понимает. Каждый вкладывает в это понятие что-то свое, самое светлое и сокровенное.

Победа — неизбежна. Потому что над Республикой, над всеми нами, реет в утреннем небе звезда Новороссии. Неумолимая и прекрасная как завтрашний день”, пишет газета “Завтра”.

Правдоподобно ли это? Как знать… Иногда осуществляется самое неправдоподобное.

Может ли на территории Восточной Украины возникнуть новое государство? Каким он будет? Сумеет ли выстоять? Это зависит от множества факторов, в том числе и от того, что сумеют сделать её руководители с самого начала строительства собственной государственности.

Вот мне и подумалось: что можно сделать, чтобы новое государство состоялось?


Россия, вероятно, может помочь новому государству в материальном отношении: военной силой, оружием, техникой, продовольствием. А вот чем не может – это идеями. Их у России нет. А идеи нужны не меньше, чем хлеб и снаряды.

Идеи нужны двоякого рода. Во-первых, нужна ясно сформулированная идеология – светская религия. Символ веры. Кто мы? Что мы за народ? Откуда взялись? Кто наши друзья и кто враги? За что воюем? Какое государство будем строить? Как оно будет выглядеть в будущем?

Разумеется, многие об этом думали и думают, но мысли их разбросаны в разных текстах. А их надо собрать и создать целостный текст. Тут важно найти простые и близкие душе каждого слова и формулировки. Для этого дела требуется большой писательский талант и собственная убеждённость. Наполеон верно говорил, что битвы выигрываются на 1/3 ружьями и пушками и на 2/3 – верой и боевым духом. Вот эта вера и должна быть сформулирована.

Есть и второй род идей. Более практического толка. Как строить государство? Что сначала, что потом, что главное, что может подождать? Россия здесь если и в состоянии служить каким-то примером, то разве что отрицательным: как ложные представления способны развалить могучую державу.

К строительству нового государства надо подойти практично и без иллюзий. Часто вожди и идеологи лишены потребных тут качеств. Некоторые верят, что прекрасные идеи сработают сами по себе, некоторые заблуждаются относительно качеств людей и сильно обижаются, что им попадаются вовсе не ангелы небесные; но так или иначе строительство государства требует других кадров.

Тут потребны люди иного склада – предпринимательского. Предпринимательством я называю создание нового в практической области. Предпринимательство – это всегда своего рода социальная инженерия - большая или микроскопическая. Найдутся такие люди – есть шанс на успех. Создание нового государства – это своего рода бизнес: создание организации, которая будет работать, как своеобразный механизм, и – делать нечего! – приносить прибыль. Политически романтики издревле заботились о справедливом распределении этой прибыли. Спору нет – важнейший вопрос, фундаментальнейший. Но если прибыли нет – и распределять нечего. И самая справедливая и замечательная социальная конструкция – развалится.

Поэтому несколько беглых соображений чисто практического свойства от практического работника и организатора вполне действующего бизнеса.

Единый национальный банк – немедленно. Все деньги страны должны быть абсолютно подконтрольны государству. Никаких частных, карманных, отмывочных и прочих банков. Единый банк с надлежащим количеством отделений.

Государственная монополия внешней торговли. Когда я говорю об этом, мои собеседники немедленно представляют что-то ужасное: железный занавес, пресловутые пустые прилавки, убожество и отсталость. На самом деле, монополия внешней торговли – это единственный способ удержать в стране и соответственно использовать для целей развития ценные ресурсы.

С другой стороны, госмонополия внешней торговли – это единственный способ проводить промышленную и вообще экономическую политику, т.е. поощрять и даже прямо организовывать те или иные признаваемые нужными производства. Если госмонопоилии нет – ресурсы со свистом утекут за границу, а готовые изделия, в первую очередь, потребительские товары, напротив, прибудут.

Обычно на этом месте мои собеседники хмыкают: а как же в «приличных» странах обходятся без этого? Отвечу. Фритрейдерство (неограниченная свобода торговли) допустимо и благотворно только между странами одинакового уровня развития (их сейчас называют «симметричные страны»). Когда менее развитая страна открывается более развитой – немедленно происходит выкачка ресурсов из менее развитой, и в итоге она начинает специализироваться на бедности и отсталости. Глобализация ярко и наглядно это продемонстрировала, только никто не захотел увидеть.

В.И. Ленин, как только пришёл к власти, осуществил эти две меры – ещё до национализации предприятий и т.п. И это помогло большевикам удержать страну от полного распада.

«Труд – отец всякого богатства». Эта фраза Вильяма Петти, одного из отцов политэкономии, должна быть краеугольным камнем экономики нового государства. Ввести немедленный запрет на непроизводительные формы обогащения, в первую очередь, на делание денег из денег. Фондовый рынок не должен существовать вообще или уж, во всяком случае, к нему не должны иметь никакого отношения граждане. Всякое получение дохода помимо труда – развращает людей и разлагает народное хозяйство.

Обязательный труд для всех трудоспособных. Государство должно создать надлежащий фронт работ.

Национализация природных ресурсов и добывающих отраслей. Всё, что создано природой, должно принадлежать всему обществу. Даже, говоря точнее, то, что создано природой, Богом – это богово. Бог по благости своей даёт людям попользоваться этими благами, и они должны пользоваться ими рачительно, аккуратно и не портить землю, а, напротив, украшать её. Оставить землю в лучшем виде, чем мы получили её от предыдущего поколения – чем не вдохновляющая идея?

Земли промышленного и сельскохозяйственного назначения НЕ должны находиться в частной собственности. Частная собственность на землю должна быть ограничена садовыми и приусадебными участками, размер которых тоже должен быть ограничен. Безусловно, ни природные ресурсы, ни земли не должны находиться в руках иностранцев. Собственно, во многих странах, и вовсе не социалистических, так и было. Например, на Кипре до его бесславного вступления в ЕС, иностранец мог купить себе дом, но к нему могло примыкать не более трёх, кажется, соток земли. Никакой пахотной земли в руках иностранцев не было.

Частная собственность и её ограничения. Частное предпринимательство. Рынок.
Частное предпринимательство допустимо и желательно в общепите, розничной торговле, коммунально-бытовом обслуживании населения. Это естественные зоны применения труда частников.

Опыт Советского Союза продемонстрировал, что плановая, полностью огосударствленная экономика, какая была в СССР, не способна к производству тех милых пустяков, радующих сердце обывателя, которые отлично производит экономика рыночная. Плановой экономике легче создать космодром, чем сеть закусочных. В 70-х-80-х годах прошлого века советское руководство пыталась решать вопросы производства потребительских товаров и услуг, вкладывало кучу денег – и ничего не получилось. Хроническое раздражение населения на уродства быта было существенным фактором развала советской жизни. Весомая была гирька…

Частник может работать и за пределами торговли и обслуживания. Важно, чтобы частное предприятие было создано им с нуля, а не приватизировано. В этом случае нет необходимости ограничивать размер предприятия: сумел вырасти до большого размера – молодец, герой труда. Большие частные предприятия, выросшие с нуля, всегда исключения; подавляющая часть так и останется на уровне мелкого бизнеса.

В каких отраслях могут и должны трудиться частники? Предприятия пищевой, лёгкой промышленности – самые подходящие для них отрасли.

Дальше, при больших предприятиях всегда существуют мелкие, которые работают или в интересах больших, или перерабатывают и доводят до потребителя продукцию большого предприятия. Я уже где-то рассказывала про немецкую семейную фирму, которая берёт на большом предприятии специальный антипригарный материал – продукт высокой технологии – и изготовляет из него «антипригарные коврики» для домашней плиты и даже для сковородки. Они изобрели специальную нарезку этого материала. Большому концерну трудно заниматься всей этой бытовой мурой, а семейной фирмёшке – в самый раз. Это типичная сфера приложения труда частника.

Безусловно, сельское хозяйство и переработка сельхозсырья. При этом земля не должна быть в частной собственности. Надо тебе – возьми в аренду у государства. Земля не должна быть предметом спекуляций, «инвестиций» и т.п.

Небольшое строительство, ремонт-дизайн – это, очевидно, зона приложения труда частников.

Общий подход такой: частник, создавший свой бизнес с нуля, - это наш уважаемый товарищ. Его предпринимательский доход – это плата за риск и гонорар за идею. Кстати, его ещё получить надо - доход-то: выживает максимум 10% начатых бизнесов, а существенную прибыль приносят вообще единицы из единиц; остальные болтаются на грани выживания, а доход мелких предпринимателей не превышает заурядную зарплату. Заскорузлые идеи про эксплуатацию трудящихся – пора сдать в архив. Частник - молодец, потому что снабжает людей полезными им вещами и услугами, да ещё и даёт работу другим людям. Сегодня настоящие эксплуататоры – это промывщики мозгов: именно они корыстно внушают маленьким людям ложные цели и ценности.

Кстати, хорошо бы возродить обращение «товарищ»: кое-где оно уже начинает стихийно возрождаться, и это хорошо и правильно. Так вот и лавочник, и рабочий, и фермер, и врач – все они – товарищи, поскольку вместе работают на общее дело. Так следует ставить вопрос.

Будет ли это рыночная экономика? В потребительской сфере – это, безусловно, рынок. В базовых отраслях его действие более ограничено. Вообще, полный и безусловный рынок существует только в учебниках «экономикса». В жизни его не только нет в сегодняшних развитых странах, но и не было никогда в истории: этот факт неоднократно засвидетельствован всеми серьёзными историками. Вообще, полный рынок с его идеальной конкуренцией – это что-то вроде идеального газа или математического маятника в физике: как модель – годится, но в жизни не встречается. Рынок всегда ограничивается и регулируется. Главное, чтобы он регулировался для общей пользы, а не ради своекорыстных интересов чиновников. В сегодняшней России происходит именно так.

Собственно, описываемое государство – это государство-корпорация. Здесь каждый занят своим делом, и дело это служит на общую пользу. Своё место и дело, свои обязанности есть и у рабочего, и у крестьянина, и у интеллектуала, и у предпринимателя. Кому много дано – с того и спрос больше. Критерий полезности каждого – общая польза: «Мой труд вливается в труд моей республики» - лучше не скажешь.

Работать на общую пользу – гораздо интереснее, чем на благо своего кошелька, уверяю вас. Важно только связать личную пользу с общим благом – и это задача государства. Поскольку сегодня предприниматели не видят этой общей пользы, они часто бросают свои бизнесы или начинают выбрасывать деньги на нелепые эксцессы потребительства.

Сознаю, что выражение «корпоративное государство» имеет дурную репутацию, т.к. оно использовалось итальянским фашизмом. (Впрочем, умные идеи надо черпать отовсюду). Тогда его следует заменить на другое выражение, например, «государство-предприятие». Ленин где-то писал, что надо превратить всю страну в единую фабрику – именно, надо полагать, в этом смысле.

Индустриализация. .

Надо твёрдо помнить, что главнейшим источником богатства народов является промышленность. Собственно, эта истина никогда не оспаривалась с 17-го до конца 20-го века. Именно те страны и народы богатели, у которых была разнообразная промышленность – сначала кустарная, потом мануфактурная, затем индустриальная. А те страны , которые жили сельским хозяйством или добычей минеральных ресурсов, никогда не достигали прочного благосостояния. Причина проста: промышленное изделие может стоить в десятки раз больше, чем сырьё на него затраченное. Поэтому на протяжении веков никто не сомневался в благотворности индустриализации – обсуждалось лишь, каким путём её проводить. Люди знали: кто продаёт сырьё и покупает «фабрикаты» (как сто лет назад именовались промышленные изделия) – тот ведёт невыгодную торговлю.

Сегодня возобладала иная точка зрения: надо-де специализироваться на том, что лучше получается. Получается у тебя гнать нефть – вот и гони, а «фабрикаты» покупай. Такой путь ведёт в тупик, вернее, ведёт к «специализации» на бедности. Вполне понятно, что распространение такой точки зрения выгодно современным хозяевам жизни, но она не верна и не выгодна молодому независимому государству.
Иметь даже среднеразвитую промышленность лучше, чем не иметь никакой.

Поэтому государство должно твёрдо держать курс на индустриализацию. Она – источник богатства. Начать с производства для своих внутренних целей. Надо помнить, что индустрия – это не просто заводы и фабрики. Это квалификация, умелость, смышлёность народа, его умение трудиться. Недаром в сочинениях средневековых моралистов industria означала «трудолюбие».


Планирование. План и рынок.
Важнейшей работой должно быть планирование народного хозяйства. Это непросто, т.к. навыки утеряны, но возможно и необходимо. Нужно несколько горизонтов планирования: 20, 10, 5 лет, а также год, квартал. План – это не дорожная карта, не государственная программа и т.п. благие пожелания. План – это цель, срок, ресурсы, ответственные, увязка с другими планами. Если этого нет – это не план.

Должны быть планы развития городов и посёлков – т.н. генпланы. Что планируется построить? Кто этим будет заниматься? Вполне возможно, что-то следует передать частнику. Вот здесь должен быть продовольственный магазин. Кто его откроет – это не касается государства, но он должен здесь быть. Такая информацию следует довести до всех. А то иногда выходят смешные вещи. В новом московском районе Кожухово открылась туча аптек и крайне мало продовольственных магазинов. Почему? А просто. Торговцы рассуждали так: «Продовольственный-то точно уж кто-то откроет, будет конкуренция, потому открою-ка я аптеку» вот и наоткрывали.

Аналогично с небольшими промышленными предприятиям: государство должно заявить внятно, что оно заинтересовано в таком-то предприятии, это есть в плане.

Кстати, его может построить и иностранец. Но только на условии, что не будет вывозить прибыль, а будет её вкладывать на месте – в национальную экономику. Вы думаете, не найдутся желающие? Когда-то, в 90-х годах, я работала с иностранными промышленными инвесторами. Так вот многим из них такие условия казались приемлемыми: вопрос лишь в ясности и длительности правил игры – это их, помню, смущало. Единственное, от чего следует остеречь – это от излишних надежд на этих самых иностранных инвесторов. Они могут быть только вспомогательными фигурами.

Соединение, сочетание плана и рынка – трудное дело. Но ведь справляются люди как-то – в том же Китае. Этот опыт надо тщательно изучить: советского опыта у нас в этой области нет.



Всеобщая мобилизация молодёжи.

Вся молодёжь, парни и девушки, должна отдать два года службе обществу. Кому можно доверить оружие – служат в армии, остальные – проходят гражданскую службу: строят, пашут, ухаживают за больными, выполняют разные нужные обществу работы. При такой постановке вопроса служба в армии оказывается делом почётным: ведь она доверяется лучшим.

В сегодняшней России создалось возмутительно несправедливое положение: почему одни должны служить в армии, а другие – сидеть в каком-нибудь эколого-политологическом вузе, поигрывая от скуки под партой в телефончик? Собственно, полублатные нравы в армии и возникли ещё в СССР оттого, что там служили социальные низы, а более-менее приличные люди – откашивали под тем или иным предлогом. Важно, чтобы обществу и государству служили ВСЕ – и дети рабочих, и дети предпринимателей, и министров и вообще всех.

Исключения могут делаться для особо одарённых математиков и музыкантов: перерыв в учении, действительно, может загубить их талант. Их можно освободить от службы, но, в качестве непременного условия, они должны продемонстрировать выдающиеся успехи ДО службы и, безусловно, с них надо требовать успехов в музыке и математике ВМЕСТО службы, т.е. в то время, когда другие служат.

Остальным такая работа только пойдёт на пользу: узнАют жизнь, свои возможности, попытаются руководить людьми, лучше поймут, чем им стОит заниматься в жизни. Если будут потом учиться, то более осмысленно, а не просто, чтобы отсидеться от армии и продлить счастливое детство.

Источники государственных доходов. Налогообложение.

Главным источником государственных доходов должны быть государственные предприятия – в добывающей, тяжёлой промышленности, в энергетике.

Что касается налогов на граждан, то следует избегать прямого налогообложения: оно делает из людей лгунов. Редко кто выдержит искус скрыть свои доходы, а выявление их трудно и затратно. Поэтому предпочтительны косвенные налоги, «зашитые» в товары и услуги. Больше покупаешь – больше платишь налогов. Таким образом, автоматически выполняется принцип: богатый платит больше. Поскольку имеется один банк и деньги нельзя вывезти за границу – эти деньги остаются внутри страны и идут на цели развития.

Что можно обложить прямым налогом – это недвижимость, начиная с какого-то уровня. Дом невозможно спрятать, а именно он выражает истинный уровень достатка человека. Безусловно, повышенное налогообложение второго жилья – это есть, между прочим, и во многих западных странах.

Налоги с частных предприятий должны быть простыми и понятными. В малом и среднем бизнесе шире использовать вменённый налог: покупку лицензии. Купил – и свободен. А уж сколько ты заработаешь – это зависит от твоей прыти и оборотистости.

В торговле и общественном питании шире использовать налог с площади помещения. Положим, город разделён на зоны: в центре –дороже, на окраине – дешевле, в «проходном» месте опять же дороже, в глухом - дешевле. А уж сколько ты сумеешь «снять» с этой площади – об этом никто не спрашивает. Сможешь много – молодец. Такой принцип используется в Арабских Эмиратах.

Главный принцип – налоги берутся с видимого и очевидного. Таким образом, честность граждан не подвергается испытанию. В том числе не подвергается испытанию и честность налоговиков и всевозможных проверяльщиков. В сегодняшней России – ох, как подвергается…

О налогах человечество думало исстари, и кое до чего додумалось. Каких только налогов не существовало! Например, в Германии в старину брали налог … с печных труб. Забавно, а на самом деле – умно: чем человек богаче, тем больше печей может себе позволить, а кто беден – жмётся у единственного камелька. Главное, чтобы предмет налогообложения был а)виден; б)действительно характеризовал доходы гражданина.

Народное образование. Культура.

Государство должно крепко держать в руках дело народного образования. Школа -это матрица, с которой воспроизводится народ. Школа (всех уровней) – это главнейшее государственное дело. Ни в коем случае нельзя считать школу (как это делается сегодня в России) оказанием образовательных услуг – вроде химчистки или маникюра. Не должно быть частных школ и вообще частных учебных заведений, где учат чему-то более обязывающему, чем вышивание или бисероплетение.

Не случайно в Перестройку и непосредственно после в Россию поспешили учителя разного рода мудрости – от экономикса до английского. Потом для трансляции западной мудрости устроили Высшую Школу Экономики, которая сегодня обучает далеко не только экономике, а вообще всему – от прикладной лингвистики до философии. А сколько таких по виду вполне респектабельных заведений разбросано по многострадальному лику Отечества! Это далеко не безобидная вещь: это прямое внедрение антироссийских идей и ценностей в неподготовленные умы.

В средней школе должны быть стабильные государственные, долгоживущие учебники. Совершенно одинаковые для всех. Где желают преподавать больше – это можно, но при условии усвоения стабильного учебника. Учебники должны быть написаны лучшими учёными, имеющими способности к популяризации знаний в сотрудничестве с лучшими учителями. Можно просто использовать советские учебники. Менять эти учебники надо крайне редко и по веским основаниям. Никакие ссылки на устарелость и поступательное движение науки не принимаются: школьные «науки» отражают состояние взрослых наук по состоянию на 17-й - 19-й век. Вся эта коммерческая возня с изданием школьных учебников должна быть немедленно прекращена.

Школа должна стать, как когда-то советская, - политехнической, т.е. заточенной на дальнейшее получение технического образования и участие в практической промышленной работе – в качестве инженера, агронома или квалифицированного рабочего. То, как это происходит в России, когда 70 с лишним выпускников школ идут учиться чему-то гуманитарно-бесполезному, а государство на это с безразличием взирает – это никуда не годится. Гуманитарные материи большинство пускай изучает в свободное время, в народных университетах культуры, а в качестве основной профессии пускай становятся инженерами, техниками, квалифицированными рабочими, зоотехниками и ветеринарами. Гуманитарии нужны, но это должны быть немногочисленные и настоящие специалисты. Тут как нигде верен девиз «лучше меньше да лучше».

Нужна активная культурная политика. Государство должно не финансировать культуру вообще – какая ни есть и какую ни придёт в голову измыслить её деятелям. Надо ясно сформулировать требования: какую культуру хочет видеть государство – какую живопись, какую литературу, какую архитектуру, какой театр, какое кино. Всё перечисленное должно работать на укрепление государства, на воспитание патриотизма, должно формировать хороший вкус. Стилистические ориентиры – общепризнанная классика (то, что тов. Сталин называл «освоением классического наследия») и народное искусство. В такое искусство государство должно вкладывать средства, остальное (инсталляции, перфомансы) – за собственный счёт. Вряд ли следует что-то специально запрещать, но и финансировать подобные инициативы только потому, что кому-то это пришло в голову объявить искусством и вообще культурой – тоже не следует. Желающие могут арендовать помещения, продавать билеты и проводить свои перфомансы.

То, что происходит в современной России, смешно и нелепо: государство словно боится прослыть недостаточно передовым и потому разрешает дурацкое кривляние в Большом театре, строительство каких-то нелепых сараев в Перми, оплёвывание советской истории в якобы исторических сериалах и т.п. – и всё за казённый счёт.

На самом деле государство должно выступить как придирчивый заказчик и одновременно как щедрый меценат. Тут должен действовать древний принцип: кто платит, тот заказывает музыку. Музыка должна быть патриотической и духоподъёмной. И – красивой.

Когда такая политика проводилась – возник сталинский ампир, который сегодня вызывает восхищение. Когда она перестала проводиться – что возникло? Музей современного искусства по адресу Петровка 25. Каждый может посетить и ознакомиться.

Такого положения новое государство должно избегать. Главное – не поддаваться внушаемому деятелями искусства чувству вины за всякое руководство культурным процессом. Руководить культурой ничуть не менее необходимо, чем промышленностью и сельским хозяйством. Разумеется, руководить чем бы то ни было надо с умом – это неоспоримо. В этом смысле культура ничем не выделяется среди других отраслей деятельности: всеми нужно руководить с умом и пониманием.

Как знать, быть может, и Россия сбросит с себя тот вязкий и липкий морок, в котором пребывает уже третье десятилетие. Это нереально? Порою самое нереальное – осуществляется. Расскажи какой-нибудь гость из будущего сорок и даже тридцать лет назад , как оно всё обернётся – ни за что б никто не поверил. Будущее многовариантно, и какой из вариантов осуществится – сказать невозможно. Многое зависит, как ни наивно звучит, от нашего желания и веры. Так вот мне хочется верить, что подобное будет осуществлено и в большой России.

А начать хорошо бы с маленькой Новороссии. 

Татьяна Воеводина.

Источник: http://tochka-py.ru/


Где взять кадры, которые решат все?

Пятница, 25 Июля 2014 г. 20:15 + в цитатник

1406304936_ac1eefc9b06f8b99c410de08fc6 (604x427, 124Kb)

Если оглашенные Путиным планы — не предвыборная риторика, а руководство к действию, то сразу утыкаемся в вопрос: кто их будет воплощать? Нет, я не о большом начальстве — брожение в верхах чем-нибудь да закончится, небожители рассядутся в облаках: А на земле? Как, каким образом призвать к серьезной работе одаренную и честную молодежь, дать надежную перспективу всему лучшему, что есть сейчас в поколении 20-30-летних?

Старые казенные слова: «подбор и расстановка кадров», «резерв на замещение»... Слегка благозвучнее современное «управление персоналом»... Но как ни назови, речь идет о важнейшей государственной функции. Всякого хватало в нашей невероятной истории, целенаправленного душегубства в том числе. Но кадровая политика и царями, и генсеками ставилась во главу угла. Во времена СССР действовал социальный лифт: от ликбеза до рабфака и далее. Так, в эпоху индустриализации, когда ежегодно в стране возникало 700–800 новых предприятий и формировались невиданные прежде отрасли экономики, в эти гигантские емкости вливался поток молодых рабочих, инженеров, ученых. Вот лишь одна цифра: с 1928 по 1937 год вузы и техникумы подготовили около 2 млн специалистов. Вся научная, военная, хозяйственно-экономическая элита СССР родом оттуда...

Что сейчас, в пору провозглашенной модернизации? В кадровой политике, как наиболее тонкой и чуткой сфере, отчетливо видны все противоречия и тупики нашего доморощенного капитализма. Да, есть рынок труда, который саморегулируется (эксперты говорят, что он вполне восстановился после кризиса). Как утверждает Росстат, за семь-восемь месяцев работу находит любой желающий с нужной профессией. Безусловно, существуют проблемы возраста соискателя, перепроизводства одних специалистов (юристы, экономисты) и нехватки других (строители и станочники), застойной безработицы на селе, но в целом это преодолимые трудности. Значит, все почти хорошо?

Нет, ситуацию в кадровой сфере нельзя назвать нормальной для общества, думающего о завтрашнем дне. Прежде всего потому, что слишком большая часть россиян отрезана от возможности получить необходимое для квалифицированного труда образование. Недавние опросы Левада-Центра фиксируют: около трети россиян тратят все, что зарабатывают, на питание. А если вы не в состоянии преодолеть с помощью денег (30 тысяч рублей за семестр в рядовом вузе, в престижных универах — в разы больше) пороки образовательной системы, не видать вам приличной работы. Бюджетные места? Не вдаваясь в подробности хитросплетений, наличествующих в практике Минобрнауки и его пресловутого лидера, надо признать, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем парню или девчонке из обычной семьи получить шанс.

Еще один принципиальный изъян сегодняшней кадровой политики — ее клановый, сословный характер. Самый даровитый молодой человек из «простых» может подниматься по карьерной лестнице лишь до известного предела. Он может выбиться в начальники цеха, но на ключевых постах только люди из «своих». А это путь к деградации отрасли или солидной компании.

Потомки партийно-советской номенклатуры, бывшая комсомольская верхушка, ударники приватизации, друзья, сослуживцы и прочие племянники сильных мира: Вот эта-то силища и монополизировала верхние ступени управления производственными и транспортными корпорациями, банками, силовыми ведомствами, унитарными предприятиями — всем, что приносит деньги и власть. Именно здесь набираются опыта «эффективные менеджеры», которых в народе зовут «баблососами», отсюда берет начало поток коррупции, заливающий все сверху донизу.

О каких социальных лифтах мы говорим, если мерилом всего служат не талант и патриотизм, а принадлежность к сообществу денежных мешков и политиканов? Примерно так обстоят дела не только в России, но по уровню животного эгоизма, алчности, сословного высокомерия, закрытости наш класс имущих и правящих мало с кем сравнится.

Ну и что тут делать? Рецептов множество — от революции до бюрократических придумок вроде инкубаторов, где, дескать, будут производиться белые и пушистые кадры. Отринем крайности! Революция создает тысячи вакансий, но заполняются они проходимцами и циниками, а взращенный в теплице кадровый резерв гарантированно гибнет на ветру суровой действительности. Хороша к нашему случаю китайская пословица, которой несколько тысяч лет: «Государство на подъеме рождает певцов и героев, государство в упадке — воров, чиновников и пыль». Ее можно читать и справа налево: государство и его глава, если на что-то рассчитывают, просто обязаны «родить певцов и героев».

Ольга Крыштановская, директор Центра изучения элит Института социологии РАН:

— Итоги кадровых решений президента Медведева можно суммировать так: доля женщин в руководстве возросла с 2 до 6%, питерское землячество сократилось с 21 до 12%, доля силовиков — с 42,3 до 20,7%, удельный вес старой советской номенклатуры снизился с 40 до 18%. На сегодня каждый четвертый федеральный чиновник в России пришел во власть из коммерческих структур. Однако Медведев к концу своего срока так и остается президентом без команды, то есть генералом без армии.

Источник: http://hr-portal.ru/article/gde-vzyat-kadry-kotorye-reshat-vse 


США активизируют педерастов и «исламских экстремистов» в России

Четверг, 24 Июля 2014 г. 09:43 + в цитатник

 

1406180364_4f326577251850648bd59d5cdc6038d3 (300x199, 22Kb)

Пятая колонна, которую выкармливают с помощью Госдепа – это лишь прикрытие «шестой колонны», окопавшейся в Кремле

14 июля состоялась встреча генконсула США Отто Ван Маерссена с полуэкстремистским сообществом из «мечети Рахмат»

По сути, генконсул США пытается повлиять на внутреннюю ситуацию на Среднем Урале России, через установление неформальных контактов с религиозным сообществом «Рахмат», неоднократно попадавшихся на распространении экстремистской литературы. Эти действия не просто не соответствуют общепринятым дипломатическим нормам поведения – переводя свою деятельность на полуофициальную основу, - но и самым откровенным образом направлены на угрозу безопасности России.

Нужно отметить, что в апреле 2014 года в Екатеринобурге Маерссен уже проводил встречи со «сторонниками майдана». Нарушив международную конвенцию, не предупредив МИД РФ о встрече с руководителями оппозиционных организаций, глава консульства США в Екатеринбурге Отто Ханс Ван Маерссен стал участником собрания руководителей оппозиционных РПР-ПАРНАС, «Голос», «Народный альянс», «Открытое общество» и педерастов, обозначающих себя эвфемизмом «ЛГБТ».
Участвующие в собрании дегенераты выражали поддержку сторонникам евромайдана, оправдывали украинских националистов, осуждали действия России в Крыму, заявляя, что «русские – агрессоры, которых можно остановить только военной силой».

Ранее сообщалось о задержании в Серове вице-консула Кристины Хейден, которая организовывала в уральских городах встречи со студентами, нарушив российское законодательство. В конце мая стало известно о вояже генконсула в Нижний Тагил.

Как мы помним, «ваххабизм» был создан при непосредственном участии английского шпиона Хэмпфера – в Саудовской Аравии, - шейхи которой «происходят от еврея из Басры Мордехая бин Ибрахима бин Мусы, принявшего ислам».

При этом т.н. «исламские экстремисты» являются очевидным инструментом глобальной жидократии, и ведут, по сути, «очень избирательный джихад». Впрочем, это относится преимущественно к реальным организаторам процесса, а не к низовым боевикам, используемым как «пушечное мясо». Этих социальных париев просто используют «втемную».

Так, к примеру, в разжигании конфликта между суннитами и шиитами большую роль играет 86-летний мусульманский богослов из Катара Юсуф Аль-Кардави, долгое время живший в США и входивший в руководство Исламского общества Бостона. Аль-Кардави считается одним из духовных наставников «Братьев-мусульман». Аудитория, которая смотрит передачу Аль-Кардави «Шариат и жизнь» на телеканале «Аль-Джазира», насчитывает 60 млн. человек. Аль-Кардави внушает, что Россия является врагом арабов и всех мусульман, попутно призывая к войне против существующего режима в Сирии и «Хизбаллы» в Ливане.

31 мая 2013 г., выступая в Дохе, Аль-Кардави заявил: «Все, кто может, кто умеет воевать, должны ехать. Я призываю мусульман идти и поддержать своих братьев в Сирии». ХАМАС, заявляющий о своей поддержке сирийских мятежников, оценил визит Аль-Кардави в Сектор Газа в мае 2013 г. как «очень важное и значительное событие», а лидер ХАМАС Исмаил Хания назвал Аль-Кардави «великим имамом современного ислама и великим имамом арабской весны». ФАТХ, напротив, отнёсся к визиту имама в Сектор Газа резко отрицательно, отметив, что он несет раскол палестинскому народу. Так и есть: противоположная реакция двух течений в палестинском движении на пропаганду Аль-Кардави – один из признаков такого раскола.

Известна внешняя нетерпимость Аль-Кардави по отношению к евреям: он заявил, что государство Израиль не имеет права на существование, и отказался участвовать в межрелигиозной конференции в Дохе в апреле 2013 г. из-за участия в ней делегатов-иудеев. Между тем, в 2009 г. Аль-Кардави издал книгу под названием «Юриспруденция джихада», где он отказался признать обязанностью мусульман вести джихад в Палестине, оккупируемой Израилем, а также в Ираке и Афганистане, подвергшихся американской оккупации. Одновременно он призывает к «священной войне» в Сирии против правительства Башара Асада. В результате, в Сирии с начала конфликта в боевых действиях приняло участие пять тысяч боевиков-суннитов из более чем шестидесяти стран!

Возвращаясь к нашей стране, где в том же марте 2009 года в Татарстан для встреч «с лидерами общественных организаций» была допущена делегация представителей Госдепартамента США. Тогда же официальный представитель Годепа Иэн Келли заявил, что «Мы хотим работать со всеми сегментами российского общества, как этническими, так и политическими». После чего, в 2010 году во время своего посещения Татарстана мамаша Клинтон так удивилась мирному многовековому сосуществованию православных и мусульман, что в своих речах не только упирала на слова «демократия» и «независимость», но и помогла в организации «правительства Татарстана в изгнании» и пообещала, что отныне «будет советоваться с главой Татарстана по некоторым внешнеполитическим вопросам».

При всем при этом российская квазиэлита спешно вступила ВТО, правила которого предполагают главенство законов ВТО над национальными законами, а до этого подписав договор о размещении базы НАТО в Ульяновске.

Таким образом, за ближайшие несколько лет были созданы все условия, чтобы начать резать Россию по Уральскому хребту и Кавказу.

Получается, что пятая колонна, которую готовят с помощью Годепа – это лишь прикрытие «шестой колонны», окопавшейся в Кремле.

Источник: http://communitarian.ru/


Реформа образования или война на уничтожение?

Вторник, 22 Июля 2014 г. 23:22 + в цитатник

 1406056848_0_e3ac8_727b1ce0_L (250x188, 9Kb)

Выступление Владимира Петровича Семенко на съезде Общественного движения «Российское родительское сопротивление»
9 февраля 2013 г. в Москве прошёл учредительный съезд движения "Всероссийское родительское сопротивление". Предлагаем вниманию читателей выступление замечательного православного писателя и публициста, главного редактора Информационно-аналитического портала о религии "Аминь" (amin.su) Владимира Петровича Семенко

1. Не следует думать, что цель вот уже два десятилетия проводимых в стране образовательных реформ заключается в том, чтобы в действительности как-то реформировать образование, улучшить положение в нем. Реальная цель реформ, помимо продажи академической и вузовской собственности – ликвидация, разрушение еще сохранившихся остатков советской системы образования, окончательное избавление от остатков советского образовательного наследства.

2. Программа этого разрушения, как ни банально это прозвучит, прямо привнесена с Запада и носит глубоко продуманный, последовательный, системный характер.

Сейчас уже известно, что в основе всех проводимых в стране т.н. образовательных реформ лежат идеи, изложенные в аналитической записке, которая была выполнена группой российских и зарубежных авторов по заказу Всемирного банка – «Система управления в секторе высшего образования: сравнительный анализ и возможные варианты стратегии для Российской Федерации» от января 2004 года. Это в полной мере относится и к так называемой «Концепции модернизации российского образования», и к новому Федеральному Закону об образовании.

3. В ходе обсуждения данного закона было сформулировано немало экспертиз. Высказывалась целостная, всесторонняя, системная критика. Министерство пыталось всеми правдами и неправдами преодолеть этот критический вал. Например, официальное обсуждение проекта закона проводить в период летних отпусков, когда большинство специалистов в разъезде.
Однако, при всех приемах подобного рода шквал критики со стороны научной и педагогической общественности нарастал.

Тогда, при доработке закона, разработчики пошли на новую хитрость, хорошо понятную лишь тем, кто профессионально работает с подобного рода документами. После шквала критических замечаний из законопроекта были убраны многие принципиальные положения, в результате чего он приобрел обтекаемо-гладкий и, как, по-видимому, представляется разработчикам, неуязвимый характер. Теперь многие принципиальные моменты, которые ранее были неотъемлемой частью самого федерального закона, будут регулироваться всевозможными подзаконными актами, издавать которые будет правительство или само министерство, не прибегая к посредству законодателя. То же касается, кстати, и образовательных стандартов, на которые обязаны опираться все, кто осуществляет образовательный процесс – их утверждает не законодательная власть, а само правительство, то есть в конечном счете – все то же министерство. Вышеупомянутая «особенность» нового закона, его расплывчатость и неопределенность до известной степени может погасить вал критики, но при этом обеспечивает большой простор для произвола чиновников от образования.

Взять, например, так волнующий всех вопрос о бесплатном образовании. В конечном счете вполне может статься так, что не сами субъекты образовательного процесса (то есть школы и вузы), но ведомство Ливанова и его нижестоящие клоны будут решать, какие предметы и до какой степени, в какой конкретной форме сделать платными, при этом формально ничуть не противореча закону и Конституции. Необходимо специально отметить, что новый законопроект направлен на дальнейшую усиленную коммерциализацию образования. Логика всей проводимой ныне образовательной реформы в конечном счете приводит к тому, что субъекты образовательного процесса начинают мыслиться не как учреждения, несущие знания учащимся, не как такие места, где, наряду с обучением, происходит воспитание будущих граждан, а как своего рода предприятия, которые должны приносить доход своим хозяевам. Поэтому сейчас происходит стремительное (и целенаправленное, сознательное!) вымывание реальных специалистов, тех, кто хорошо ориентируется и разбирается в содержательной стороне образования, которые заменяются пресловутыми менеджерами, хорошо умеющими лишь одно: считать деньги «предприятия» и оптимальным образом выбивать их из «клиента».

Именно им и будет принадлежать ведущая роль в новой образовательной системе, создаваемой командой освистанных реформаторов. Зарплаты ректоров ведущих вузов ныне более, чем в сто раз превышают оклады даже ведущих профессоров, составляя 5 млн. руб. и более. Аналогичная история имеет место и в школах. Достаточно сказать, что все замы Исаака Иосифовича Калины – главы департамента образования Москвы – пришли из бизнеса. А ведь именно Москва служит, что не секрет, главной экспериментальной площадкой для «обкатки» моделей реформаторского беспредела.

4. В свете всего вышеизложенного совершенно понятно, что из нового закона были по возможности максимально убраны принципиальные стратегические положения, определяющие высшие цели образовательного процесса. В нем до крайности выхолощены те нормы и положения, которые устанавливают ценностные основания и конкретные механизмы гражданско-патриотического, правового и духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. Сейчас окончательно закрепляется образовательная практика, направленная не на всестороннее развитие личности учащихся, а на подготовку роботов для механической, нетворческой работы, превращение нашей молодежи в беспомощный элемент глобального миропроекта, продвигаемого Западом.

5. Видя, какое сопротивление вызывает проводимая политика в профессиональной среде, ведомство освистанных реформаторов продолжает и усиливает давно начатую атаку на ректорский корпус. Совсем несведущий человек, послушав функционеров Минобраза, может порой подумать, что вузовская среда является наиболее коррумпированной в современной России, хотя, наряду, с, так сказать, силовым удалением слишком активно сопротивляющихся ректоров (ср. недавнюю историю с изгнанием из РГТУ яркого человека и патриотического политика Сергея Бабурина), министерство само, как следует из приведенных выше цифр, проводит политику фактически узаконенного подкупа высшего вузовского менеджемента. Но те, кто сопротивляется, должны быть заменены, насчет этого не должно быть никаких иллюзий. Зомбированные гомункулы, призванные заменить все еще стоящих во главе многих вузов заслуженных российских ученых, в достаточном количестве выращиваются в кадровых лабораториях главной цитадели «реформ» – пресловутой Высшей Школы экономики, возглавляемой одним из основных идеологов всего безобразия Ярославом Кузьминовым.

5. Особо следует остановиться на изучении русской литературы и русского языка на всех уровнях современного российского образования. Фактическое отсутствие в новом законе каких-либо существенных гарантий культуросообразности образования, соответствия его культурным традициям нашей страны и народа особенно ярко проявляется в подчеркнуто факультативном и все сокращаемом изучении русского языка и литературы, без чего невозможно решить задачу, поставленную Президентом перед нацией – духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. В связи с этим в недавно нашумевшем Открытом письме членов ученого совета филфака МГУ прямо говорится: «Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщества предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности. Ситуация изменилась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса».

Лжереформаторы не только навязывают нам ложную, выхолощенную картину российской истории, излагаемую в учебниках, издающихся на западные гранты, на деньги всевозможных НКО с иностранным участием, они не только все более сокращают часы гуманитарных дисциплин в школе и вузовский набор на основные гуманитарные специальности, прежде всего на такие, как филология и история, но в последнее время просто уже переходят к неприкрытому глумлению над сокровищами национального духа, стремясь изгнать само русское миропонимание и самоощущение из умов и сердец наших детей. Никак иначе невозможно расценить недавнюю попытку особо продвинутых реформаторов из РАО (кстати, вообще непонятно, какими рациональными соображениями можно защитить само существование этой более чем странной структуры) заменить изучение признанных классиков русской литературы в школьной программе Пелевиным, Улицкой, Асаром Эппелем и иже с ними. Великий народ, давший миру Пушкина и Толстого, Гоголя и Достоевского, должен пробавляться разглядыванием русофобских комиксов, удовлетворяясь откровенным примитивом, плевками по адресу «этой страны» и пошлятиной. Великую страну с ее уникальной культурой пытаются подсадить на иглу самобичевания и столь свойственного «малому народу», ничтожной и морально обанкротившейся либеральной секте оплевывания России, ее истории, культуры, религии, государственно-политической традиции, самого жизненного уклада??!

6. Все вышеизложенное заставляет спросить: что же все-таки реально означает, в чем выражается присутствие в новом законе положения о «государственно-общественном характере управления образованием»? Разве мы обладаем реальными рычагами влияния на кипучую разрушительную деятельность Кузьминова, Калины, Болотова, Кондакова и других гайдаро-чубайсов от образования? Необходимо реально дать в руки гражданского общества, как родителей, так и педагогической общественности правовые механизмы влияния на управление образовательным процессом.

Сейчас речь идет уже не о поправках к уже принятому закону. В патриотической среде давно стали расхожими рассуждения об «оккупационном режиме» и проч. Не пора ли от этой заунывной песни Ярославны перейти к реальному делу? Когда в сравнительно недавнем прошлом враг совершил попытку реальной оккупации нашей страны, то сопротивлялся каждый дом, каждая улица, каждый камень и дерево. Пусть лжереформаторы, наконец, отвыкнут от безнаказанности, реально почувствуют на себе, каково это: быть оккупантами в абсолютно чужой стране. Да вселится в нас несгибаемый дух наших великих предков, дух победителей при Полтаве, Бородине, Сталинграде и Курской дуге. Пора избавить само русское имя, саму принадлежность к великому народу-победителю от безнадежного духа депрессухи и пораженчества. Да здравствует Великая Россия! Русские, вперед!

Четверикова Ольга.

Источник: http://communitarian.ru/


«Русского народа не существует!»

Воскресенье, 20 Июля 2014 г. 23:35 + в цитатник

 1405884728_5affa789e6497dbff272ff8897c1db4c (219x230, 17Kb)

РУССКОГО НАРОДА НЕТ!- такое заявление прозвучало вечером 04.11 в эфире Русской службы новостей от одного из его «уважаемых» гостей в ответ на проведение Русского марша.

Однако все по порядку. Как известно в Москве 04.11.13. прошли два Русских марша. Один в Люблино, другой на Октябрьском поле. Мы, участники Постоянно действующего совещания национально-патриотических сил России, приняли участие в Русском марше, который проходил на Октябрьском поле. В марше по нашей оценке приняли участие более 3-х тыс. человек.



Хочу особо обратить внимание, что никаких нарушений во время проведения этого марша не было, на марше выдвигались законные требования. Такие, как - признание русского народа, подчеркиваю - именно русского народа, государствообразующим; ликвидация последствий захлестнувшей всю страну миграционной волны; безотлагательная отставка компрадорского правительства; формирование правительства представляющего интересы русского и других коренных народов России. А также другие лозунги повышающие самосознание русского народа.



Меня, как русского человека, крайне возмутило выступление в эфире «Русской службы новостей» г-на Н.Сванидзе, который старался в очередной раз утверждать, что «РУССКОГО НАРОДА НЕТ!!!» Есть лишь «российский народ». Я решил проанализировать его выступление и сам факт появление этой особы на одной из популярных радиостанций.



Утверждение г. Сванидзе основывалось исключительно на том, что националисты, организаторы Русского марша, определяют русских по крови. А так как это сделать не возможно, то и народа такого БЫТЬ НЕ МОЖЕТ! Вот такое, оказывается, у него простое объяснение.



Кроме того, г. Сванидзе открыл нам страшную тайну. Оказывается, для того чтобы стать англичанином или, скажем, немцем, ну не говоря уж о русском, надо - только вдумайтесь! - прочесть лишь десяток книг авторов того народа, к которому ты себя хочешь причислить. Данное высказывание явно граничит с бредом сумасшедшего. Похоже, г. Сванидзе прислушался к требованию власти «активно заняться инновациями». И, надо отметить, что в этом он явно преуспел.



В своем выступлении г. Сванидзе избрал тактику введение людей в заблуждение, сделав упор на провокационном заключении исходящим якобы от лидеров национал-патриотов, что русских можно определить исключительно только по крови. В дальнейшем его утверждение, что Русский марш - это провокация и разжигание межнационального конфликта - основывалось на том, что на Русском марше в Люблино, несовершеннолетние ребята выкидывали вперед руки и скандировали «Зиг – Хайль». «Разве могут так поступать русские люди» - сокрушается Николай Карлович.



Отнеся все Русские марши к «сборищу нацистов пропагандирующих фашизм» профессиональный провокатор Сванидзе «почему-то» промолчал о Русском марше, который проходил на Октябрьском поле. И тех выдвигаемых требованиях (см. выше), с которыми вышли русские люди. Промолчал он и о порядке при проведении данного мероприятия.



Становится очевидным, что либералы до икоты испугались общенародной поддержки национал-патриотов, состоявшихся Русских маршей в различных городах России, а также результат исследования придворной социологической службой «Левада- центр», говорящий о росте числа сторонников идеи «Россия для русских». Которую поддержало 66% респондентов, при том, что «фашистской» ее считают менее 19%. При этом 61,5% россиян ощущают неприязнь и страх по отношению к выходцам с Кавказа и из Средней Азии.



Испуг либералов усилил результат экспресс-голосования радиослушателей Русской службы новостей сделанного во время передачи по вопросам: «Как Вы считаете - Русский марш более разъединяет, чем объединяет граждан?».



Ответы: разъединяет – 14%, объединяет – 86%

Можно и далее приводить и другие данные независимых исследований, подтверждающие позицию «Россия для русских». При этом становится очевидным, что выступление г. Сванидзе явлюяется частью проводимой властью кампании по очернению национал-патриотической позиции.

Принимая во внимание выступление Сванидзе, его акцентирование внимания на провокационных выпадах нацистов, необходимо отметить, что практически ВСЕ федеральные СМИ демонстрировали согласованную позицию - смакования сомнительных подробностей с «зигующими» юнцами на Русском марше исключительно в Люблино, и замалчивая требования и количество пришедших на Русский марш на Октябрьском поле и других городах России.

На основе вышеизложенного можно сделать однозначный вывод, - власть, почувствовав для себя угрозу со стороны стремительно нарастающей поддержки национал-патриотической позиции в России и начала объединительного процесса национально – патриотических сил, решила через своих агентура перехватить инициативу, запустив механизм дискредитации всего национально-патриотического направления.

Используя профессиональных «лжепатриотов в штатском», власть начала формирование ложных движений, по типу Славянского собрания Ставрополья, подменяя им Русское народное собрание. Очевидно, что в ближайшее время активизируется процесс формирования лжепатриотических организаций. Коррумпированная порочная система панически боится требований кардинальных изменений при формирования власти, предлагая взамен легкую лакировку в варианте смены правительства Д. Медведева на правительство А. Кудрина и ему подобным.

Владимир Филин.

Источник: http://communitarian.ru/



Поиск сообщений в ivanmukcun
Страницы: 6 5 4 3 [2] 1 Календарь