-Я - фотограф

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в elatior

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

кельтика православие разведение роз в сибири

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.03.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 1228

" и поющие, и играющие - все источники мои в Тебе..."

О смирении

Четверг, 06 Августа 2009 г. 12:49 + в цитатник
Говорить о смирении всегда трудно, потому что, в общем, по-настоящему не знает смирения тот, кто не смирился. Но кое-что все же можно сказать, чтобы найти какое-то направление.

Когда мы думаем о смирении, мы, большей частью, думаем о поведении человека, который, когда его хвалят или говорят о нем что-то хорошее, старается доказать, что это не так; или о поведении человека, который, когда ему приходит мысль, что он сказал что-нибудь хорошее или сделал правильное, старается отвести эту мысль из страха возгордиться. Оба подхода мне кажутся неправильными не только по отношению к самому себе, но и по отношению к Богу: считать, что раз я это сделал или сказал, это не может быть хорошо, или что признание в себе доброго может повести к гордыне,— ошибочно. Надо просто перестроиться: если Бог дал мне сказать что-нибудь истинное, доброе, правильное или сделать что-нибудь достойное и Его, и меня как человека, я должен научиться благодарить Его за это. Не приписывать себе в заслугу — да; но не отрицать самой вещи и переключиться с тщеславия или гордыни на изумленное, умиленное благодарение.

Это первое, что надо сказать о смирении, потому что это первая задача, которая стоит перед каждым из нас. Ложное смирение — одна из самых разрушительных вещей; оно ведет к отрицанию в себе того добра, которое есть, и это просто несправедливо по отношению к Богу. Господь нам дает и ум, и сердце, и волю добрую, и обстоятельства, и людей, которым можно сделать добро; и надо его делать с сознанием, что это — добро, но что это не наше, а Божие, что нам это дано.
Второе: смирению противопоставляются, большей частью, гордыня или тщеславие. Между той и другим — очень большое различие.
По-настоящему гордый человек — это человек, который не признает над собой ни Божьего, ни человеческого суда, который сам себе закон. В жизни аввы Дорофея есть рассказ, как он посетил один монастырь и ему сказали об очень молодом монахе как об образце смирения: он никогда не гневался, никогда не возмущался, никогда не возражал, когда его порочили или унижали. И Дорофей, который был опытен в духовной жизни, не поверил; он вызвал этого монаха и спросил: «Каким это образом, при всей твоей молодости, ты достиг такого совершенства, что когда тебя порочат, унижают, оскорбляют, ты никогда не возмущаешься?». И этот молодой монах ответил: «Что мне возмущаться, когда какие-то псы на меня лают?». Его духовное состояние было не смирением и не примиренностью, а совершенной свободой от человеческого не только осуждения, но и просто суждения, мнения; что о нем говорили люди — его не касалось, он сам себе был судьей, он был мерилом всего для себя. И если исходить из этого, то, разумеется, Божий суд также отстраняется, остается только собственный суд. Это состояние предельного, замкнутого одиночества; это состояние, когда у человека больше нет Бога и нет суда вне его самого.

Очень сильно отличается от этого тщеславие. Тщеславие заключается во всецелой зависимости от мнения или суда людского, но не от суда Божия. Тщеславный человек ищет похвалы, ищет одобрения, причем самое унизительное то, что он ищет похвалы и одобрения от таких людей, мнения которых он даже не уважает,— лишь бы они его хвалили. И в момент, когда кто-то начинает его хвалить или просто одобрять, хвалящий вдруг приобретает в его глазах всякие качества ума и сердца, делается в его глазах умным и справедливым судьей. И есть в этом другая сторона: если мы начинаем надеяться, что кто-нибудь нас похвалит, то мы ищем похвалы не за самое высокое, не за самое благородное, не за то, что достойно и Бога, и нас, а за что попало. И в конечном итоге мы мельчаем, потому что ищем одобрения за что угодно, лишь бы нас одобрили; одобряют же нас безрассудные люди, которые не имеют строгого Божьего критерия для суда, суждения, и одобряют они нас, конечно, по пустякам. И получается, что тщеславный человек зависит всецело от людского мнения и одобрения; для него катастрофа, когда о нем судят строго или как-то его отрицают; и вдобавок, лишь бы только заслужить похвалу, он довольствуется очень малым, самыми ничтожными вещами.

Смирение — нечто совершенно другое. Это не просто отсутствие тщеславия: отсутствие тщеславия является как бы производным, вторичным плодом. Это также и не просто отсутствие гордыни, то есть интегральной, абсолютной самозамкнутости — хотя эта замкнутость и разбивается смирением.
Смирение, если говорить о русском слове, начинается с момента, когда мы вступаем в состояние внутреннего мира: мира с Богом, мира с совестью и мира с теми людьми, чей суд отображает Божий суд; это примиренность. Одновременно, это примиренность со всеми обстоятельствами жизни, состояние человека, который все, что ни случается, принимает от руки Божией. Это не значит, что случающееся является положительной волей Божией; но что бы ни случилось, человек видит свое место в этой ситуации как посланника Божия.

Это, я думаю, надо пояснить. Кто-то из отцов Церкви говорит, что все события истории в широком смысле слова или просто истории нашей жизни определяются соотношением трех воль: воля Божия, всегда благая, всемогущая и, однако, положившая себе пределом человеческую свободу; воля сатанинская, всегда злая, но не всесильная, всегда направленная к разрушению и ко злу, и однако, неспособная творить это зло непосредственно, потому что дьявол не хозяин земного тварного мира. И между ними — воля человеческая: колеблющаяся, отзывающаяся и на волю Божию, то есть призыв Божий, на Божию заповедь, на Божию мольбу, и на нашептывания сатаны, на его ложные обещания, на притяжение ко злу, которое человек чувствует в себе. Апостол Павел говорит, что в себе самом различает как бы две стихии: закон вечной жизни, устремляющий его к Богу, и закон косности, закон, который ведет к растлению, к распаду. И это в каждом из нас есть. Поэтому, между влиянием воли Божией и воли зла, мы не обязательно выбираем правильно: мы колеблемся, мы делаем выборы порой злые — а порой и добрые.

Не все события жизни можно определить как просто волю Божию на то или на другое; обычно налицо ситуация гораздо более сложная, когда человек является или сотрудником Божиим, или проводником злой воли темной силы. Но когда открывается какая-либо ситуация, как бы она ни была темна, как бы она ни была жутка, Бог нам может сказать: в эту тьму ты должен внести свет, в эту область ненависти ты должен внести любовь, в эту дисгармонию ты должен внести гармонию; твое место там, где воля сатанинская действует наиболее решительно, наиболее разрушительно… И в этом смысле отцы Церкви, подвижники всегда рассматривали все положения, в которых они находились, как волю Божию не потому, что дурная ситуация была Богом вызвана, но потому, что их место было там.

Внутренняя примиренность с обстоятельствами, с людьми не означает, что мы должны рассматривать все обстоятельства и всех людей, как будто они добрые, но означает, что наше место — в их среде для того, чтобы мы внесли туда нечто.
Теперь, если от русского слова, приводящего к мысли о примиренности, внутреннем покое, строе внутреннем, перейти к тому, как, скажем, латинский язык и производные от него языки определяют смирение, это тоже дает нам интересную картину. Слово humilitas происходит от humus т. е. «плодородная земля» и просто «земля». И если взять землю как притчу, то вот — она лежит безмолвная, открытая под небом; она принимает безропотно и дождь, и солнце, и семя; она принимает навоз и все, что мы выкидываем из нашей жизни; в нее врезается плуг и глубоко ее ранит, и она остается открыта, безмолвна, и она все принимает и из всего приносит плод. По мысли некоторых писателей, смирение — это именно состояние человеческой души, человеческой жизни, которая безмолвно, безропотно готова принять все, что будет дано, и из всего принести плод.

И вот, когда мы ищем смирения, мы можем ставить перед собой вопрос: как мы относимся к тому, что Господь нас посылает в ту или иную обстановку? С внутренним миром или с протестом, с разборчивостью? «Я не этого хочу, я хочу другого — почему Ты меня сюда послал? Я хочу добра, Ты должен был послать меня в ту обстановку, где все вокруг добрые и будут меня вдохновлять, помогать, нести на руках; почему Ты меня посылаешь в обстановку, где все — мрак, где все — плохо, где все — дисгармония?»

Эта наша обычная реакция, и это один из показателей того, что наша реакция не смиренна. И когда я говорю «смиренна», речь не о том, чтобы чувствовать себя или сознавать себя как бы побежденными: «Что же я сделаю против воли Божией — смирюсь». Нет, не побежденность, а активное смирение, активная примиренность, активный внутренний мир делают нас посланниками, апостолами, людьми, которые посланы в темный, горький, трудный мир, и которые знают, что там их природное место или благодатное место.

Продолжая эту тему земли: Феофан Затворник в одном из своих писем пишет своей корреспондентке: «Изумляюсь… Вы отправились на грязевые ванны лечить свой ревматизм, а когда на Вас льют помои, чтобы исцелить Вашу душу от ее недостатков,— Вы жалуетесь». Такая постановка вопроса очень интересна. На самом деле, грязевые ванны мы выбираем, а помои, которые на нас льют, за нас выбирают другие — и мы жалуемся. И в этом почти всегда вся разница. Серафим Саровский говорил, что любой самоизбранный подвиг человек может взять на себя и выполнить, потому что самолюбие, гордыня даст ему на это энергию; а вот справиться с тем, что судьба дает (он не употреблял слово «судьба», но — что Бог пошлет), совсем другое дело: я же этого не выбирал!. И надо просто склониться перед волей Божией; но не пассивно, а склониться, как кладут земной поклон, получить благословение и вступить в подвиг творения дела смирения.

И еще одно: я не думаю, что смирение заключается в том, чтобы давать кому бы то ни было себя затоптать в грязь; какой бы то ни было начальник — офицер в армии, или священник, или начальник бригады — может быть глубоко смиренным, а по чувству ответственности поступать твердо, строго и решительно. Я не думаю, что такой начальник, скажем, игумен в монастыре, приходской священник или офицер в армии, ищущий смирения, должен непременно создавать хаос тем, что он никогда не в состоянии принять решения и провести его в жизнь. Смирение — совсем другое. Скажем, в Церкви человек, поставленный на ответственный пост, может быть предельно смиренным — и, по послушанию, быть решительным и строгим.

Как я уже сказал, смирение — очень сложная тема в том смысле, что это слово покрывает много понятий. Кто-то из английских писателей сказал, что смирение — это прежде всего реализм; когда на мысль, будто я гениален, я спокойно себе отвечаю: не будь дураком, ты очень посредственный человек! — это начало смирения, которое происходит от реального видения вещей. Реализм в этом отношении может быть воспитан даже чувством юмора: сделал что-нибудь, чувствуешь, что это очень здорово, а посмотришь на себя и… Моя мать мне как-то сказала: «Сбил-сколотил — готово колесо; сел да поехал — ай, хорошо! Оглянулся назад — одни спицы лежат!». И вот часто можно было бы на себя посмотреть так, даже не со злой улыбкой, а просто с улыбкой: какой ты смешной, чего ты пыжишься!.. (Немножко из смежной области. Помню, в детском летнем лагере кто-то из моих товарищей разозлился, пришел в страшную ярость; и наш руководитель вместо того, чтобы его остепенить, взял зеркало и поставил перед ним; когда тот увидел свою физиономию, свое выражение лица, у него вся ярость спала, потому что таким ему быть ничуть не хотелось: можете себе представить, на что похоже миловидное лицо, которое вдруг исказится бешенством). И если так к себе относиться, то очень часто у нас рождался бы тот род смирения, который происходит просто от реализма.

Самый же глубокий род смирения, смирение святых, происходит от того, что они видели своим духовным взором красоту Божию и святость Божию, дивность Божию; и не то чтобы сопоставляли, сравнивали себя, но бывали так поражены этой неописуемой красотой, что оставалось только одно: пасть ниц в священном ужасе, в любви, в изумлении; и тогда уже о себе и не вспомнишь просто потому, что красота такая, что неинтересно уже думать о себе: кто же станет смотреть на себя, когда можно смотреть на что-то, превосходящее всякую красоту?


Из книги митрополита Антония Сурожского "Человек перед Богом "
Источник: Татьянин День
 (279x450, 26Kb)



Процитировано 1 раз

Свято-Успенская Почаевская Лавра

Четверг, 06 Августа 2009 г. 12:39 + в цитатник
Вчера был праздник Почаевской иконы Божьей Матери..
Почаевская Лавра - оплот православия в Западной Украине..

Свято-Успенская Почаевская Лавра была основана на горе близ местечка Новый Почаев вскоре после татарского погрома Киева Батыем около 1240-1241 гг. Первыми основателями обители были затворники Киево-Печерской Лавры, бежавшие на Волынь от ордынского разорения. Имен их история не сохранила. Из древнейшей летописи Почаевского монастыря сохранился только один факт, доказывающий, что иноки были на горе еще в 1240 году, потому что двое из них с жителем села Почаев, пастухом Иваном Босым, по преданию, видели в том году явление Богоматери, стоящей на скале Почаевской в огненном виде. На том месте, где стояла Пресвятая Богородица, остался след Ее Стопы, наполненный чистой и целебной водой. Тогда, вероятно, у подножия горы была сооружена иноками каменная церковь во имя Успения Божией Матери.
Со временем Лавра стала приходить в запустение. Вновь обитель была устроена помещицей Анной Гойской, принесшей сюда в 1597 г. из своего собственного Орлинского монастыря чудотворную икону Богоматери. Случись это после того, как перед иконой прозрел слепорожденный брат Гойской Филипп Козинский. До своего перенесения икона около 30 лет хранилась в доме помещицы и была получена ею от Греческого митрополита Неофита в дар за оказанное ему гостеприимство.
Когда в 1596 г. польское правительство провозглашает унию, Почаевская Лавра решительно выступает против распространения иезуитской системы и ополячивания православных, стойко выдерживает натиск чуждых вероучений и становится могущественным духовным центром Православия. Во времена литовского правления на Волыни главнейшими духовными деятелями Лавры и самыми непримиримыми противниками латино-польского преобладания и унии были преподобный Феодор, князь Острожский, и святой митрополит Фотий, а также преподобный Иов, игумен Почаевского монастыря (+ 28 октября/10 ноября 1651 г.) и священномученик Макарий, архимандрит Овручский (+ 1678 г.). Несмотря на свою стойкость в борьбе, Почаевская Лавра с 1713 по 1831 гг. находилась под властью униатов. Переданная затем в ведение православного духовенства, обитель в 1833 г. получила название Лавры с присвоением ей четвертого места в числе существующих в России.
Соборный храм Успения Божией Матери – главное украшение Почаевской Лавры – построен известным благотворителем обители графом Николаем Потоцким в 1780 г. Впоследствии в нем были воздвигнуты два придела: один в 1842 г. во имя святого Николая Чудотворца и другой в 1859 г. в честь святого Александра Невского. В соборном храме над царскими вратами в звездчатом киоте помещалась известная чудотворная Почаевская икона Богоматери. В пещерном храме Святой Троицы в серебряной раке, устроенной в 1842 г. графиней Анной Алексеевной Орловой-Чесменской, почивали мощи преподобного Иова Почаевского. Святыней Лавры была Стопа Богоматери (отпечаток ноги на плотном известковом туфе). Чудотворный источник, огражденный железной решеткой и покрытый ковчегом, находится внутри церкви Успения Пресвятой Богородицы. Внутри скалы, под стопой, находится пещера, в которой вода стекает по каплям в сосуды и раздается богомольцам. Наверху ковчега находится изображение Стопы.


По милости Божией, при обстоятельствах, которые православный верующий человек не может не считать чудесами, возсиял этот очаг святocти на горах Почаевских. И с тех пор тут не оскудевает подвиг монашecкoгo делания - путь полного посвящения Богу, служения Ему молитвой и трудом, деятельной любовью к ближнему, а Пресвятая Матерь Божия от Своей чудотворной иконы вот уже более 400 лет не перестает изливать чудеса на каждого, кто с верой и надежной приходит к Ней. И преподобный Иов, игумен и чудотворец Почаевский, преподобный Амфилохий Почаевский своими нетленными мощами благословляют будни и праздники земной монашеской жизни и жизни многих богомольцев и паломников.
Красоту монастыря, его духовную силу слагают не только великолепно расписанные храмы и мощные стены, но и те, кто живёт в обители. Рано утром, с первой утренней зарей звон монастырского колокола созывает иноков на первую молитву – полунощницу. В сумерках длинных коридоров идут монахи в храм на молитву. Мир ещё спит, а у чудотворной иконы Богородицы Почаевской начинается монашеская молитва. Она освящает жизнь нового дня своего народа, невидимо охраняя и укрепляя его. Под соборное пение с высоты иконостаса плавно спускается Икона и начинается чтение акафиста. Приложившись к чудотворной иконе, братия узкой галереей идёт в Пещерную церковь к мощам преподобных Иова и Амфилохия испросить у них благословение на дневные послушания.
В праздники Успения и Рождества Пресвятой Богородицы читаются акафисты перед Ее Святынями и совершаются крестные шествия с Ее чудотворным образом. День памяти чудотворной иконы Божией Матери и вспоминание заступничества Её за обитель в 1675 году празднуют 5 августа.
Память преподобного Иова прославляется трижды в год: 10 ноября - кончина /1651 г./; 10 сентября - обретение честных мощей; 19 мая - тезоименитство в связи с празднованием памяти праведного Иова Многострадального. Накануне празднования обретения мощей Преподобного раку с его мощами переносят в Успенский собор, а в день праздника, после поздней литургии, её обносят вокруг собора и с пением тропаря заносят снова в Пещерную церковь.
23 апреля 2002 года Священный Синод Украинской Православной Церкви, рассмотрев житие, труды, подвиги и чудеса схиигумена Амфилохия Почаевского (Головатюка), принял решение причислить к лику святых Преподобного Амфилохия Почаевского и утвердил его иконописное изображение, а честные его останки решено считать святыми мощами. День памяти Преподобного Амфилохия Почаевского празднуется 12 мая по новому стилю.
И праздничные, и повседневные богослужения в монастыре - это очищение человеческой души, стяжание благодати Божией. "Побывав в храмине, где варится миро, нельзя выйти из неё не благоуханным" - словами святителя Иоанна Златоустого скажет каждый, кто хотя бы один раз побывал в Свято- Успенской Почаевской Лавре.

http://www.lavra.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=176&Itemid=126

http://www.predanie.ru/music/Dnes_likuet_Tvoya_lavra_Pochaev/
http://www.predanie.ru/music/Akafist_Uspeniju_Presvoj_Bogorodicy/

к сожалению, сейчас в Украине сильны антирусские настроения..пытаются расколоть и Русскую Православную Церковь..но Господь, как всегда, недвусмысленно проявляет Свою волю..недавно главный раскольник, не помню его имени, да это и не важно, был поражен молнией..
страшны дела Твои, Господи..
 (480x319, 52Kb)

Без заголовка

Четверг, 06 Августа 2009 г. 09:44 + в цитатник
Это цитата сообщения Старый_блокнот [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Бабай байылды



Оно понятно, что в приличном обществе за “байылды” можно и в репу получить, только я ни разу не ругаюсь.Потому что “имам байылды” – это никакое не ругательство, а очень даже правильное блюдо из баклажанов. И в переводе с турецкого (?), означает ни что иное, как “обморок имама”.

Порыскав в интернетах, можно найти различные истории про некоего, не воздержанного в еде, священнослужителя. И по всему выходит, что имам либо только попробовал некое блюдо и от восторга потерял сознание, либо съел столько, что сработал аварийный клапан.

Имам, мир его дому, бесспорно разбирался в еде, но…

Одного он себе точно не мог позволить. А именно, не мог он познать “многие радости” от вкуса сочного, ароматного куска свинины. Ибо, имаму – баклажаны, а Бабаю – баклажаны со свиной грудинкой.  И картошкой, чего уж там…

Читать далее...

Без заголовка

Четверг, 06 Августа 2009 г. 09:42 + в цитатник
Это цитата сообщения БЛОГбастер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Фотограф Peter Fabian





Далее

Без заголовка

Четверг, 06 Августа 2009 г. 09:31 + в цитатник
Это цитата сообщения sabitov [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Люди просят не денег, только перепост...



http://bomelf.livejournal.com/61143.html


Обращение к Минздраву. Помогите вывести в топ!


Уважаемые пользователи жж, просим вас о помощи. 
НЕ НУЖНЫ деньги, просто срочно нужно вывести пост в топ Яндекса, чтобы в Минздраве увидели это обращение! 
От вас требуется ТОЛЬКО РАЗМЕСТИТЬ у себя в журнале ссылку на этот пост! Помогите, 16-летнюю девочку отказываются лечить и отправляют умирать домой, в деревню!



Уважаемый Минздрав!
Дайте человеку шанс на жизнь! 
В мае 2009 года Добрыдиной Елене департаментом высокотехнологичной медицинской помощи была выделена квота на лечение в институт имени Бурденко. После заочных консультаций между Москвой и Курганом почему-то ее оставили лечиться по месту жительства, в Курганском онкологическом диспансере. Назначение профессора Желудковой о дообследовании и проведении после этого 4 курсов ПХВ не выполнено, диспансер после второго курса(сегодня) при положительной динамике, отказался от дальнейшего лечения, в состоянии, когда девочка нуждается в переливании тромбоцитов и поддерживающей терапии, ее выписывают домой!
В местном Облздраве заявляют, что Москва от нее отказывается, но при этом ее НЕ СТАВЯТ на лист ожидания, а договариваются с леч.учреждениями по телефону. Естесственно, им отказывают, - везде очереди. 
А курсы химии проводятся строго через три недели. 
Сейчас, если ей не проводить поддерживающую терапию, все показатели крови упадут и через 10 дней(крайний срок) нельзя будет начинать третий курс. 

Положение просто катастрофическое! Ни прокуратура, ни облздрав, ни Росздравнадзор пока не смогли сдвинуть дело с мертвой точки: Курган лечить не может и не хочет по объективным причинам, нет на это лицензии, а Москва не берет! 
Ребенок имеет положительную динамику после двух курсов ПХТ(консультация детского онколога, д.м.н., из Челябинского онкодиспансера).
Завтра ее выпишут домой, т.е. - умирать. 
Уважаемые чиновники из Минздрава: почему нарушается закон о праве человека на лечение и оказание высокотехнологической медицинской помощи? 
Неужели надо обращаться в суд по правам человека? Девочке всего лишь 16 лет!
ПОМОГИТЕ, пожалуйста! 
телефон мамы - Добрыдина Ольга Владимировна,
+79058533334



Для тех, кому интересная история Леночки,
ссылка на отдельный пост о ней - 
http://bomelf.livejournal.com/61421.html
 



Поход к колдунье: Рассказ священника Александра Шантаева

Четверг, 06 Августа 2009 г. 09:00 + в цитатник
Однажды мне представился случай посетить пожилую женщину, которую в селе нашем считали колдуньей. Я был наслышан о ней, но до этого случая встречаться не приходилось…

В сельской местности, там, где имеется действующая церковь, и Берендеево здесь не исключение, обычно все наличное население составляет приход. Это потенциальная, но не формальная относимость, поскольку всем, хотя бы однажды или дважды в год, на Пасху и Крещение, находится повод побывать в церкви, не считая иных случаев – венчаний, крещений и конечно, отпеваний. Женщина, которую называли колдуньей, никогда за все годы в церковь не заходила и, по слухам, которые до меня доносили, всячески дистанцировалась от приходского храма.

Охочие до пересказов старые бабки-прихожанки передавали, мол, колдунья говорила, что не ступит ногой в церковь, поскольку нет в ней благочестия, а все нынешние церковницы, прислужницы и уборщицы, все они бывшие матершинницы, да гулящие – по молодости погуляли, абортов понаделали, а к старости сделались праведницами, – там, где такие “праведницы”, нечего и бывать! – Так, во всяком случае, мне передавали, и помнится, не однажды. Личность колдуньи была весьма выдающейся для наших сельских масштабов. К ней приезжали со всей округи, из близлежащих городов и даже из дальних, в том числе из Москвы. Опять же, насколько я мог составить с чужих слов представление о ее занятиях, она лечила от пьянства, заговаривала болезни, отчитывала – т. е. занималась экзорцизмом, изгоняя нечистых духов. Известность ее укреплялась через местные и даже областные газеты, писавшие о ней как о “народной целительнице, наделенной чудесными дарами и несущей людям радость и исцеление”. Но местные упорно продолжали именовать ее колдуньей, возражая, что-де какая она целительница – она колдует да заговаривает всякими заговорами.

И вот однажды зашла ко мне Галина-слепая и, поведав, что колдунья сильно занедужила, – передала ее настоятельную просьбу не отказать навестить ее и совершить таинство соборования. Галина вызвалась проводить меня по нужному адресу и заодно, если понадобиться, помочь подать что-нибудь или подержать при совершении таинства. Правда, по пути Галина пару раз покряхтела, поежилась – не лежит у меня душа ходить к этой… – она опустила эпитет “колдунья”, видимо, сообразуясь с ситуацией, все же мы шли соборовать, – и дальше, со многими многоточиями, за которыми сквозили и неприязнь и страх, пояснила, что уж больно просила та, через своих присных, чтобы навестил ее священник.

Мы пришли по нужному адресу. Дверь нам открыла малорослая щуплая старушка, едва ли не карлица, с седой непокрытой головой, с короткой стрижкой, походившая на подростка. Во внешности и физиономии, если подбирать подходящее сравнение, можно было найти определенное сходство с известным композитором А. Пахмутовой. Впустившая нас колдунья – а это была именно она – принялась благодарить, что пришли-таки, не погнушались, а она уж и не чаяла и т. д. Первое, что бросилось в глаза, при явном не­здоровье, желтизне кожи, темных подглазьях и одутловатости лица, – необыкновенная телесная подвижность. Ей была свойственна чрезмерная телесная кинетика, преизбыточность лишнего движения и жестов от всплеска рук, до сложенных молитвенно ладоней – знаков умиления, и потрясания этими сложенными ладонями при говорении. Жесты и телодвижения были или преувеличенно резкие, или уменьшенные до знаков пальцами, но почти без середины. Говорила она сухой скороговоркой, не делая пауз между словами, без интонаций, но немного понижая тон до полушепота или возвышая до легкого старческого дребезжания. Трудно сказать, сколько ей лет было на вид. Моя провожатая Галина говорила по пути, интонируя звук “о” по местному говору – она еще не старая, ей только шестьдесят, – что по Берендеевским меркам (а это две тысячи душ пенсионного возраста) являлось еще не старостью, а крайним порогом среднего возраста.

Мы прошли через переднюю в довольно просторную комнату. Пока хозяйка убирала нашу одежду, я мог осмотреться. Комната, насколько можно судить, играла роль гостиной и имела не совсем обычный вид. Я, конечно, не рассчитывал увидеть здесь котел для варки зелья, сову или летучую мышь, но зато у стены помещались два длинных составленных вместе стола, покрытых чем-то вроде оранжевой парчи, сплошь уставленных двумя десятками икон разного размера. Это была современная печатная продукция на картоне, старых икон среди них не наблюдалось. Насколько помню, там были большие и малые иконы Спасителя, несколько Божией Матери, разных святых, великомученника Пантелеимона Целителя. Перед иконами стояли несколько настольных лампад, лежали пучки свечей, ладан в коробочке, какие-то явно церковные книжки. Остальное пространство на столах занима­ли банки с водой. Обилие предметов создавало ритуально-культовое впечатление. Еще в комнате имелась пара стульев и кресел, а на противоположной от столов стороне стояли на тумбочке широкоэкранный телевизор и видеомагнитофон марки “SONY”.

Когда вернулась хозяйка, мы завели беседу. Прежде чем совершить таинство соборования, я должен был убедиться в ее желании и, так сказать, в мере соответствия данному таинству. К тому же у меня были вопросы насчет ее занятий, и мне следовало принять решение о возможности или же невозможности выполнения обряда, если вдруг отыщутся какие-либо препятствия. Наша беседа не носила характер исповеди, к тому же в комнате, с согласия самой хозяйки, присутствовало третье лицо – бабка Галина, поэтому вполне может быть передана здесь отдельными частями.

Первым делом я спросил, занимается ли она целительством. Женщина ответила, что да, она принимает у себя и лечит людей от разных недугов. Я поинтересовался, от каких болезней она лечит, и услышал, что от различных – и от пьянства, от тоски и прочих хворей…
– А от семейных раздоров, сглаза и порчи не лечите?
Она посмотрела на Галину и не вполне охотно призналась, что приходится исцелять и от этого, – люди приходят, просят помочь, разве откажешь? Тут у нее вышло довольно пространное отступление, до которых, как выяснилось из разговора, она была охоча. Суть его состояла в том, что мир лежит во зле, и антихрист ходит уже по земле, и в последние времена у людей испортились нравы, и они ходят, как во тьме, и ищут помощи, и она помогает им.
– Хорошо, а как именно вы им помогаете? Про вас говорят в селе, что вы колдунья, есть ли основания для таких утверждений?
– Да врут люди, наговаривают – кто по злобе, кто по зависти. Ко мне приезжает много народу, я всех лечу – а наши думают, что я деньги гребу лопатой. Я денег не беру – разве кто сколько сам положит. Я лечу молитвой. Люди приходят ко мне, я поговорю, расспрошу, с чем пришли, а потом мы станем, – она показала в сторону столов с иконами, – и я молюсь. Читаю молитвы Матери Божией, святым угодникам…
– А что за молитвы?
– “Богородице Дево”, “Живые в помощи” – все по книжкам читаю.
– И это все ваше лечение, никаких других молитв, заговоров, просто почитаете молитвослов, тем и лечите?
– Еще водичку свяченую даю пить.
– Что за “водичка свяченая”?
– Вот у меня водичка стоит, вся из разных источников, девять вод, от разных святынь. Вся вода церковная – эту мне из Лавры возят, а эту от Матронушки, эта из Варварина источника, эта из Никитского… Вода сама святится, если у икон стоит, я молитвы читаю над ней, – молюсь, кто чем болеет, чем недужит, – даю пить, и если человек пришел с верой, ему становится лучше… У меня все с молитвой делается. Ничего без молитвы. Приходят люди, я говорю им – молитесь Богу, тогда Господь вам поможет. И сама их поставлю и читаю с ними, и молюсь долго, пока не стану чувствовать, что Господь мою молитву слышит – дошла она до Него, тогда прошу Бога помочь больному, дать ему исцеление от его болезни, прогнать все худое, всю его хворь, немочь, зло, которое он набрал. В человеке много зла копится, а изводить его он не умеет, а все болезни от зла и идут; кому сам зло сде­лал, а оно к нему вернулось; кто ему сделал, позавидовал или чего недоброе пожелал. Все зло между людей. А я что? Мое дело душу очистить, зло прогнать – вот и все мое лечение. Я верующая, только в церковь ходить здоровье не позволяет.

Наша беседа еще какое-то время вращалась вокруг темы молитв и лечения, но ничего существенного больше разузнать не удалось. Потом я поинтересовался, каким образом проявился в ней столь необычный дар, – я слышал, что такие способности открылись у нее уже весьма в зрелом возрасте?

Моя собеседница несколько помедлила, раздумывая, с чего начать. Затем последовал следующий рассказ, который я приведу от первого лица.
– Я была мастером-ассенизатором в коммунальном хозяйстве, – начала рассказывать целительница, – обходы делала, отвечала за состояние выгребных ям, от Центрального (так именуется административная часть села Берендеево) до Волчанки приходилось делать обходы. Жила нехорошо, и гуляла, и выпивала, ребенка без отца прижила… Не в радость была жизнь. А на Волчанке бабушка одна жила, знающая была, знала она всякое, заговаривала, лечила… – Да ты, Галя, – она повернулась к моей провожатой, – наверное, слышала про бабку Рынду?
У Галины словно тень пробежала по лицу, она кивнула и ответила:
– Знала ее хорошо, девчонкой еще была, мама-покойница наказывала – не ходи в ночь мимо ее двора, сильная была ведьма, очень боялись ее… – Галина тут встряла в наш разговор со своими воспоминаниями, – я девчонкой была, в школе училась; видели мы с подругами, как на ее дворе белая кобыла ходила, – а у нас сроду не бывало белых кобыл. Идем вечером мимо ее дома, забыли за разговорами, что мимо ее дома идем, а кобыла калитку полдела мордой, да и за нами, – свят, свят… Пошли быстрее, и она быстрее, мы в разные стороны прыснули, кто куда. В дом вбежала, запыхалась, маме рассказываю, говорю – даже перекреститься не успела. А мама говорит, если бы перекрестилась – она бы тебя затоптала… Вот какая была ведьма…
– Может, бабка Рында и была ведьма, – вступилась наша хозяйка, – но зла не делала. Она была знающая; ведьмы тоже разные бывают, ничего не скажу, бывают черные, а бабушка Рында была белая…
– А что значит знающая? – поинтересовался я.
– Знание у нее было, которое передалось ей от другой знающей, а той от другой. Это особое знание, тайное, его нельзя постороннему открывать. Это Божье знание и великая тайна.
– И что же, это вас эта Рында научила лечить?
– Да, она меня научила. Дело как было? Я часто мимо ее дома проходила, а она у окошка всегда сидела. Как-то говорит мне: Зайди Маня, я что скажу. Я зашла: Что, бабушка? Она говорит: Хочешь, я тебя научу? – Да разве я для чего гожусь? – Годишься, говорит, я к тебе присмотрелась, приходи ко мне учиться. Стала я ходить к ней, долго ходила, до самой смерти, года два, наверное, ходила. Все она открывала, о лечении, о молитвах, все свое знание перед смертью передала.
– А как она учила?
– Рассказывала да по тетрадке заставляла молитвы учить. Тетрадку эту она завещала с собой положить. Но я ее всю наизусть выучила.
– И что было написано в тетрадке?
– Этого нельзя никому открывать, это великая тайна. Мука на том свете тому, кто откроет. На первой странице в тетради клятва написана; прежде чем учить, я читала ее четыре раза на четыре стороны. Больше ничего не скажу. Одно скажу – там все от Бога, все по молитвам, ничего черного нет, как люди по незнанию болтают…

В нашей встрече было еще два эпизода, которые уместно упомянуть. Я заметил стопку книг на тумбочке у телевизора, и мне бросилось слово “магия” на одном из корешков. Испросив разрешения, я перебрал стопку. Моя хозяйка пояснила – это так, всякие книжки принесли люди, смотрю иногда, тут все книжки “белые”, “черные” я не смотрю. Я не упомнил названия ни одной из книг, но это были издания того рода, что в изобилии продаются на привокзальных лотках, о приворотах и отворотах, приемах белой магии и прочее.

Мне трудно описать субъективные ощущения от нашей беседы, на всем ее протяжении у меня оставалось чувство, что передо мной личность гораздо более сложная, или сложносоставная, чем мне хотят представить. Моя собеседница, несомненно, играла определенную роль, видимо, интуитивно избираемую, как наиболее приемлемую для данной ситуации беседы со священником. Она хотела казаться проще, простодушнее, чем была на самом деле. Она с готовностью встречала почти все мои вопросы и сама их отводила в удобное русло, которое заканчивалось примирением ее занятий с Церковью, с Богом. Она то и дело ссылалась на священнослужителей из других городов и Троице-Сергиевой лавры, которые благословили ее занятие как богоугодное.

И все же, при всем благообразии нашей беседы, мне становилось все очевиднее одно качество, определенное и симптоматическое для данного лица. Помимо или сквозь тщедушное существо этой целительницы, как она себя именовала, или колдуньи, как ее именовали местные жители, порой сгущалась необыкновенная надменность. Я бы сказал, что она была воспаленно и невыносимо горда. Недоброе качество этой гордости проявилось следующим образом. Когда все мои вопросы были исчерпаны, я попросил ее перед началом таинства примириться с Церковью, покаяться, если имеются на то основания, в отречениях от Бога, в отрицании церковной благодати и так далее. За все годы, сказал я ей, вы ни разу до болезни не искали помощи в церкви, не посетили ни один праздник, при этом, по вашим же словам, вы лечите людей церковной молитвой и обращением к Богу. Здесь явное противоречие, объяснение которого мне хотелось бы от вас услышать.

– Я в Бога верую и Бога никогда не отрицала! – Так она отвечала, затем добавила, – а церковь я не ходила и не пойду. Кто у вас в церковь ходит? – отвечала она вопросом на вопрос, – одна вон N. матом ругалась, а теперь у вас в помощницах ходит. А другая (она назвала имя) – была коммунисткой, активистка такая, что покою никому не было, а теперь главная у подсвечников! – Какая же это церковь? Разве там святые люди? – Там грешницы все, нагрешили, а теперь к Богу все побежали. Нет, не пойду никогда в такую церковь, где там среди них святость! Это притон, вертеп, там нечего мне делать!

Ее монолог, впервые за время беседы столь эмоциональный, мог бы произвести забавное впечатление, если бы не один существенный момент. Я уже упоминал, что ей свойственно было говорить быстрой речью, почти скороговоркой, что видимо было следствием занятий, где немалую роль играет внушение. Собеседник подпадает под воздействие голосовой волны и потоком речи вовлекается в сферу воли говорящего, наговаривающего (в нашем случае и заговаривающего), где контрапунктом набивается опреде­ленный трафарет внушения. Упоминалась и повышенная кинетическая активность, жестикулятивное излишество, также являющееся вспомогательным средством внушения. И между тем эта пожилая женщина мне все время кого-то напоминала. Ассоциации никак не сплетались в ощутимую форму, пока не воспоследовал приведенный ответ. Когда он прозвучал, то невольно на нас с Галиной дохнуло чем-то холодным и ужасным – с больной, действительно немощной женщины слетела, как пыль, как прозрачная обертка, ее сыпучая речь, и она, подобно затормажи­вающей пластинке, заговаривала все более низким и более густеющим, вязким басом. И сама она была подобно марионетке в этот момент – наконец это слово всплыло у меня памяти. Так же внезапно, как и схватило, отпустило, и по ее глазам было видно, что уже ничего не поправить. Ей было нужно не соборование. Ей требовалось простое и такое непосильное раскаяние, но прорвавшаяся столь неожиданно чужая воля питала и поддерживала источающую ее душу гордыню. Своим видом она дала понять, что ни в чем исповедоваться не намерена и не желает. Поэтому я попрощался и ушел. Похоже, и она провожала, или скорее выпроваживала нас с облегчением.
Позднее, через несколько месяцев, эта женщина скончалась в больнице от болезни печени.


Священник Александр ШАНТАЕВ окончил Киевский художественный институт. Рукоположен во священника в 1994 году. Десять лет прослужил на сельских приходах в Ярославской епархии. В настоящее время – настоятель Спасо-Преображенского собора в Угличском кремле. Писатель, автор книг “Асина память”, “Между небом и Львами”, “Священник. Колдуньи. Смерть” и других.

Священник Александр ШАНТАЕВ
Источник: журнал «Фома»

http://sueverie.net/lichnyie-istorii/pohod-k-koldu...nika-aleksandra-shantaeva.html
 (150x182, 13Kb)



Процитировано 1 раз

Святые места Омской области

Четверг, 06 Августа 2009 г. 08:53 + в цитатник
Анна АТЯГИНА — 24.10.2007

Испокон веков душа любого человека стремится к святыне. Для того чтобы приложиться к мироточащей иконе или окунуться в святой источник, совсем не нужно ехать куда-то далеко. Святые места можно посетить, не покидая пределов нашей области.

Ачаирский женский монастырь во имя Животворящего Креста Господня, с. Ачаир
Одним из самых почитаемых мест для верующих стал Ачаирский монастырь - жемчужина Омско-Тарской епархии. Его история уходит своими корнями в конец XIX века, она началась с общины, которая по соседству с казачьим поселком Ачаир появилась в конце 1890-х годов. В начале ХХ века сам Иоанн Кронштадтский освятил построенную в общине каменную церковь в честь архангела Михаила.

С приходом советской власти монастырь прекратил свое существование и стал колонией ГУЛАГа. Однако в 1991 году было принято решение о строительстве монастыря. На территории воздвигнуты 7 храмов и 5 часовен, трапезная, монастырская гостиница для паломников. Святой минеральный источник забил на территории монастыря в 1996 году. Его освятил Святейший Патриарх Алексий II во время визита в Омск.
Своим великолепием и благодатью монастырь привлекает не только омских, но и иногородних паломников.

Свято-Серафимовский монастырь,с. Татьяновка
Свято-Серафимовский женский монастырь - еще одно место, которое особенно любят омские паломники. Существует он не так давно, как Ачаирский, но строят его всем миром. Скоро в монастыре станет 17 приделов.

Более тридцати лет назад настоятельница монастыря матушка Варвара ушла в марьяновские леса. Она вырыла в лесу землянку и тринадцать лет прожила в отшельничестве и молитве. Своими руками матушка Варвара срубила первую деревянную часовню, которую позже освятили в честь святой Варвары. Верующие узнали о делах матушки и не оставили ее без помощи. Годы спустя вокруг этой часовни выросли другие. Есть на территории Свято-Серафимовского монастыря и большой храм - храм Святого Серафима Саровского. Матушка Варвара стала бессменной настоятельницей монастыря, она продолжает трудиться на этой святой земле и по сей день.
Приехать сюда из праздного любопытства не получится - ведь монахини все время в трудах. Зато можно посетить эти места и поработать вместе с ними на общее благо.

Свято-Никольский мужской монастырь, с. Большекулачье
Первый храм в селе Кулачинском был построен в 1751 году, когда Иван Круглов вместе с односельчанами поставил деревянную церковь во имя святителя и чудотворца Николая. Каменная церковь здесь была выстроена в начале ХХ века, но простояла она недолго: в советское время ее закрыли и разрушили.

Только в 1988 году началось восстановление храма. Уже в это время здесь стали собираться послушники, которые позже составили основу будущего монастыря. И в 1995 году Свято-Никольский монастырь был утвержден. Теперь верующие называют монастырский храм намоленным и приезжают сюда издалека.

- За последние годы в нашем храме обновились две иконы, - рассказывает инок Евгений. - Икона Святого Георгия Победоносца была совсем темной, но начала проявляться - и теперь на ней можно разобрать даже отдельные детали. А несколько лет назад мироточила икона Божией Матери.

Многие паломники посещают Свято-Никольский монастырь, чтобы окунуться в Животворящем Богородичном источнике. Он находится в полутора километрах от монастыря. Говорят, большое облегчение приносит вода из этого источника тем, кому трудно ходить, людям с болезнями опорно-двигательного аппарата. А на Крещение в Большекулачье приезжают так много верующих, что здесь строят настоящий временный городок для приезжих. Тысячи людей набирают в источнике крещенской воды и окунаются в проруби.

Обитель в честь святого Блаженного Василия, Христа ради юродивого, с. Вятка, Усть-Ишимский район
Приход в селе Вятка образовался еще до постройки церкви, которую воздвигли во время столыпинских реформ. Вятская церковь не закрывалась дольше других: говорят, древнечтимая икона Святителя Николая Чудотворца, явленная в Усть-Ишиме, в последнее время находилась в Вятке. Местные жители помнят большую икону, но где она сейчас - неизвестно.

В 1929 году в село Вятка переехали священник Алексей Камнев и псаломщик Калистрат Глуховцев с семьями. Жители села до сих пор вспоминают об их доброте и приветливости, стремлении помочь, несмотря на собственную бедность. В 1937 году храм в Вятке был закрыт большевиками. Отец Алексей был расстрелян, так и не согласившись признать вину и отречься от веры. Та же судьба постигла и его сподвижника Калистрата Глуховцева.

Возрождение Вятской обители началось только в 1996 году: в то время на месте села осталось только несколько домов и полуразрушенная красавица-церковь. Теперь это намоленное место снова несет людям благодать: за последние годы здесь освящено несколько церквей, например церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, церковь в честь Новомучеников омских, явленных и неявленных, деревянная часовня в честь преподобного Серафима Саровского. С 2005 года Вятская обитель - северный скит Свято-Никольского монастыря.

Часовня им. Владимирской иконы Божией Матери, с. Тамбовка
Часовня имени Владимирской иконы Божией Матери построена в селе Тамбовка на месте явления Пресвятой Богоматери монахине Евгении. С тех пор на это место приходят поклониться многие омские паломники.

История о явлении Божией Матери - это повествование о спасении молодой девушки Екатерины (в монашестве - Евгении) от смертельной опасности. Монахиня Евгения поведала ее, когда уже была на смертном одре. В юности, в 1942 году, Кате пришлось идти через лес из одной деревни в другую. Дорога была опасной, и ее мать молилась все утро. Навстречу девушке из леса вышла молодая женщина в старинной одежде. Она стала Катиной спутницей и провела ее через лес. Как оказалось позже, эта женщина спасла девушке жизнь: в лесу скрывались трое дезертиров с оружием, которые не гнушались грабежами и убийствами. Несколько лет спустя Катя увидела икону Владимирской Божией Матери и узнала в ней ту женщину, которая провела ее через лес. Были в жизни Евгении и другие случаи спасения от грозившей ей опасности, о которых она поведала митрополиту Омскому и Тарскому владыке Феодосию перед смертью. После этого на месте явления монахине Евгении Пресвятой Богородицы основали часовню в честь Владимирской иконы Божией Матери, которой и молилась мама семнадцатилетней девушки.
В этой часовне и теперь продолжают происходить чудеса.

- Во время строительства часовни одна из женщин, помогавших нам, купила черную доску. Про эту доску сказали ей, что это икона, но никакого изображения на ней видно не было, - рассказывает священник отец Валерий. - Но после того как мы часовню построили и поставили туда эту черную доску, она вдруг начала проявляться. Постепенно мы увидели, что на доске есть изображение Николая Чудотворца. Она и сейчас продолжает проявляться - на глазах у жителей Тамбовки и приезжих.

Храм Петра и Павла, с. Серебряное
Село Серебряное знаменито на всю область своими целебными источниками. Их здесь более ста. Три из них освящены: это источники в честь Святой Троицы, в честь иконы Божией Матери Почаевской и в честь целителя Пантелеймона. Воды этих источников помогают исцелиться от болезней.

Первая церковь в селе Серебряном была построена еще в дореволюционной России. С приходом большевиков ее решили взорвать. Старики рассказывают, что в ночь перед тем как храм должны были уничтожить, он ушел в землю на метр: благодаря этому, уцелели подвальные помещения.

Храм Петра и Павла обрел вторую жизнь в начале девяностых годов. Есть здесь старинные иконы: Святого Целителя Пантелеймона, Господа, спасающего младенцев, убиенных во чреве. С 1995 года икона Божией Матери Благодатное Небо источает драгоценное миро.

Несмотря на то, что храм довольно новый, все паломники говорят: когда заходишь в храм Петра и Павла, появляется чувство причастности к старине, будто этот храм стоит здесь веками.

Храм Рождества Иоанна Предтечи, Тюкалинск, Тюкалинский район
В 1946 году, в сложное время сталинских репрессий, была разрушена последняя церковь Тюкалинска. Но жители района не смогли жить без своего храма, и уже в 1947 году своими силами поставили рубленую церковь. Как рассказал нынешний настоятель храма, отец Дмитрий, в советское время тюкалинский храм был одним из семи, действующих на территории области. В 1982 году на месте деревянного здания построили каменную церковь, в которой с тех пор регулярно идут службы. Недавно к храму пристроили новую колокольню.

Среди реликвий храма Рождества Иоанна Предтечи - старинная икона Иоанна Крестителя работы XVIII века. В прошлом году она была приложена к мощам святого. Есть в храме и другие старинные иконы, например, икона Николая
Чудотворца, тоже написанная в XVIII веке.

Церковь Ильи Пророка, г. Тара
Церковь Ильи Пророка - самая старинная в Омской области. В ней немало старинных икон, есть и недавно написанные, которым приходят поклониться люди.
- Около трех лет назад прихожанка храма подарила икону Пресвятой Богородицы
Неупиваемая чаша, - рассказал настоятель храма отец Роман. - Беда пьянства настигает многие семьи, но молитвы помогают. Вот и муж этой женщины, который сперва и до дому дойти сам не мог - так напивался, скоро стал меньше пить. А через два года устроился на работу лучше прежней. Теперь помолиться иконе Неупиваемая чаша приходят многие люди, у которых та же беда.

Храмы города Исилькуля
Сейчас в Исилькуле два действующих православных храма: на две части города, разделенного железнодорожным полотном. Апостольско-Светительскому храму уже 170 лет. Деревянная церковь появилась сразу после основания станции Исилькуль и с тех пор не прекращала своей работы.

Новый храм построили в 90-е годы на месте бывшего детского сада: чтобы пожилые люди, которым трудно подниматься на железнодорожный мост, могли чаще посещать храм в своем городе. Построили его усилиями всех верующих Исилькуля и освятили в честь новомучеников и исповедников российских.
В новом храме немало реликвий. Есть здесь частицы Животворящего Креста Господня, попавшие сюда из нательного крестика одного из царских детей (в семье Романовых была традиция: каждому рождавшемуся наследнику в нательный крестик вкладывали эти частицы). В храме три раза мироточило бумажное распятие «Голгофа», причем миро стекло до самого подножия Креста.

- Удивительный случай произошел в нашем храме перед праздником святителя Николая, - рассказал настоятель храма отец Митрофан. - У нас не было иконы Николая Чудо-творца, и мы не знали, что же делать. Вечером перед праздником темная икона святителя Николая сама вывалилась из мусора в подсобном помещении. Со временем она обновилась и стала гораздо светлее. Народ очень почитает эту икону.

Свято-Казанский храм, с. Надеждино
Свято-Казанский храм хорошо известен омским паломникам. Он находится возле Иртыша, и не так давно здесь пробурили источник с очень чистой водой. Глубина источника - 40 метров, и, говорят, воды здесь хватит на все Надеждино. Был построен и баптистерий - купель, в которую верующие могут погружаться целиком. Колокольня равноапостольного князя Владимира наполняет округу перезвоном шести колоколов. В этом году перед храмом поставили поклонный крест высотой 2,5 метра.

Славен Свято-Казанский храм и своими иконами. Несколько лет назад здесь произошло чудо: сама обновилась старинная икона архангела Михаила. А молитвы храмовой иконе Казанской Божией Матери исцелили неходящего пятилетнего ребенка.
- К нам приносят очень много сохраненных икон, - рассказал настоятель храма отец Евгений. - Их приносят родные и близкие репрессированных священников. Прихожане случайно находят спрятанные много лет назад иконы и тоже отдают в храм.

Свято-Никольский храм, пгт Черлак
В черлакской церкви хранятся мощи новомученика архиепископа Омского и Тарского Сильвестра, захоронение которого обнаружено при раскопках Успенского собора. Здесь же есть частицы мощей вифлеемских младенцев. Немало в Черлаке и старинных икон.

- Одна из самых старых - икона Святого Пантелеймона Целителя. Она у нас оказалась почти чудесным образом, - вспоминает отец Михаил, настоятель храма. - Много лет эта икона была столешницей в мастерской. И только недавно один из работников этой мастерской обнаружил ее и принес в храм. А ведь икона старинная, написана в XVIII веке.

Еще одна из принесенных в церковь икон - Воскресение - служила ступенькой в одном из домов Черлака. А ведь написана она была еще во время правления Петра Первого! Теперь ее реставрировали - и она снова доступна верующим.
Сейчас в Черлаке строят новый большой храм, который вместит растущее число прихожан.

Храм Святого Николая Чудотворца, рп Саргатский
Первая церковь в селе Саргатском была построена в 1836 году, однако ее история была прервана с приходом советской власти: в 30-е годы храм разрушили и переоборудовали под клуб. Только после перестройки появилась возможность восстановить храм. Построили его на месте районного Дома культуры. Строили храм всем миром: кто деньгами помогал, кто материалами. А кто-то вкладывал свой труд.

Колокола церкви отлили московские специалисты на заводе ЗИЛ - там же, где отливали колокола для храма Христа Спасителя. Купол пожертвовали добрые люди из Челябинска.
В саргатском храме проводится большая работа. При храме есть православный просветительский центр «Благовещение», цель которого - вести беседы с женщинами, решившимися на аборт. Благодаря беседам отца Серафима с этими женщинами они передумали обрывать зарождающуюся жизнь.

Церковь Преподобного Серафима Саровского, пгт Русская Поляна
Церковь в Русской Поляне новая, стоит в районном поселке всего десять лет.
- В нашей церкви старинных икон немного, - рассказывает отец Иоанн. - Есть иконы Божией Матери и Преподобного Серафима Саровского, обе работы 1903 года. Они у нас мироточащие, но мироточению мы уделяем не так много внимания: это не редкость в российских храмах. Мироточила у нас и икона Спасителя.

Самым необычным стало то, что не так давно в храме замироточила не икона, а портрет патриарха Алексия II, купленный отцом Иоанном в Москве. Батюшка привез фотографию в рамке и поставил ее среди икон в одной из комнат церкви. А в начале лета на портрете стали проявляться пятна.

(из интернета - КП)
 (180x258, 21Kb)

Праведный Иона, Одесский чудотворец

Четверг, 06 Августа 2009 г. 08:44 + в цитатник
Память — 30 мая

Протоиерей Иона Моисеевич Атаманский родился 14 сентября (27 н. ст.) 1855 года (1852 г. — по данным протоиерея В. Чемены) в день Воздвижения Честнаго Креста Господня в г. Одессе на Слободке Романовке. Отец его, Моисей Фролович Атаманский, был диаконом городского храма Рождества Пресвятой Богородицы. Моисей Фролович умер, когда мальчику было 3 года (7 лет — по данным митрополита Вениамина). Вскоре умерла и его мать Гликерия. Она желала, чтобы сын пошел по пути отца, поэтому с раннего детства отдала его прислуживать в храме. Умирая, мать благословила его следующими словами: «Хочу, чтобы ты был добрым пастырем».

Оставшись круглым сиротой, отрок многие дни и ночи проводил на кладбище у могилы родителей. Мальчик собирал цветы и плел венки для украшения их могил. Голодный ребенок не имел приюта, кроме кладбища, но жестокий сторож избил его и прогнал. Мальчик стал скитаться по улицам у моря, питался остатками пищи, которые находил в ящиках для мусора. Ночевал где придется, пока не нашел приюта на одной из колоколен Одесской церкви, но и оттуда прогнали его жестокие люди.

Наконец над ним сжалился его дядя, а потом и бывшая няня, которые приютили беспризорного ребенка и отдали в школу. Опекуны не смогли заменить ему родителей, и отрок не переставал чувствовать себя сиротой. Мать часто являлась ему во сне и утешала его. Однажды во сне она запретила ему плыть пароходом из Одессы. Мальчик послушал мать и остался в городе, а пароход в этот день затонул.

После окончания школы мальчик продолжал обучение в духовном училище. Преподаватели отмечали его хорошие способности и прекрасный голос, которым он украшал церковный хор.

Отрок рос богобоязненным и религиозным. Никогда не переставал молиться Богу, иногда даже засыпал во время молитвы. Известен случай, когда изнуренный мальчик заснул с горящей свечой в руках. Ребенок проснулся, на нем горела куртка. Пострадавшего от ожогов мальчика отвезли в больницу.

После окончания обучения благочестивый юноша вступил в церковный брак с девицей Анастасией. За их совместную жизнь было у них девять детей: три сына — Иосиф, Аркадий, Иоанн и шесть дочерей — Вера, Надежда, Любовь, София, Мелания, Мария.

В 1884 году отец Иона был рукоположен во диакона, а через два года за благочестие и добрую жизнь — во священника.

Преосвященный архиепископ Никанор (Бровкович), рукополагавший отца Иону, говорил окружающим: «Берите благословение у отца Ионы, это будущий добрый пастырь, и я чувствовал на нем особенную благодать. Душа его горит священным пламенем…»

Святитель Никанор назначил отца Иону сельским миссионером. 8 лет он служил в селе Кардашовка, население которого состояло преимущественно из штундистов.

Беседы пастыря с сектантами и молитвы о них принесли плоды: 200 штундистов вместе со своим руководителем присоединились к Православной Церкви.

С 1897 года начинается его служение в Свято-Успенском храме г. Одессы (ныне кафедральный собор). Отец Иона своими добродетелями заслужил преданную любовь паствы, поэтому все стремились прийти на раннюю литургию, которую он обычно служил. Прихожане ловили каждое его слово. Он вдохновлял всех своим служением и проповедью. Верующие чувствовали в нем великого молитвенника. Для них он был и отцом, и наставником, и духовником. Дом о. Ионы был открыт для всех скорбящих и обездоленных, и никто не уходил от него неутешенным. Он прекрасно знал людей, читал их мысли, проникал в их души. Всех своих чад духовных праведник знал по имени. Всех умело направлял к добродетельной жизни, к искреннему раскаянию в грехах. Особенно о. Иона покровительствовал сиротам, многих кормил, одевал. Был со всеми ласков, внимателен.

В церкви благочестивый пастырь неустанно служил и произносил поучения за каждой службой. Дома молился непрестанно. Особенно была сильна его молитва в полночь. Во время бури о. Иона всегда был в храме и молился за плавающих в море. Ночью совершал полунощницы, читал акафисты. Тот, кто бывал на этих ночных молитвах, никогда не мог забыть эти трогательные богослужения.

3 июня 1901 года отец Иона отслужил последнюю литургию в Успенском храме, после которой обратился к прихожанам со словом прощания: «Промыслом Божиим, судьбы которого неиспытаны и неисследованы, указан мне новый жребий пастырского служения в Свято-Николаевском Портовом храме. Совершенно неожиданно совершилось для меня таковое назначение… Прощай, храм святой, где так хорошо мне было молиться с духовными детьми моими! Прощайте, дети. И не забывайте своего духовного отца в молитвах! Благодарю вас, и да благословит вас Господь за ваше усердие к молитве, которой вы так много утешали меня в скорбной моей жизни…».

После прощальной беседы еще долгое время его слова передавались из уст в уста.

Став настоятелем Портовой Свято-Николаевской церкви, отец Иона раскрыл всю полноту своей боголюбивой души. Он был удивительно милосерден.

Как-то ксендзы, услышав о чудесных делах о. Ионы и об изгнании им бесов, пришли к нему в храм, желая убедиться в истинности ходивших о нем слухов. С сомнением и любопытством ждали они случая проявления благодатной силы о. Ионы. Привели бесноватых. Вдруг они бросились на ксендзов, стали их бить и кричать: «Зачем пришли смотреть, что с нами делает и как нас изгоняет Иона?»

В другой раз привели к о. Ионе бесноватого. Больной стал кричать. Батюшка после молитвы сказал духу: «Выйди из него!»

— Я страшный, — отвечал бес.

— Праведник тебя не боится, а грешный не увидит! — говорит опять о. Иона. И так три раза. После третьего раза бес вышел. За изгнание бесов враг жестоко мстил семье о. Ионы.

Стоило ему изгнать беса, как в доме происходил пожар без всякой видимой причины. Измученная семья не любила, когда приводили бесноватых для исцеления, зная, что снова будут беды.

Враг мстил о. Ионе и через его родных детей. Почти всю жизнь они терпели скорби: их изгоняли из школы, у них были несчастливые браки и др.

Много горя принесла ему его родная дочь София. Скорбя о ее душе, перед своей смертью он сказал: «Я вымолю тебе у Бога мучительную смерть для покрытия твоих грехов и для спасения». Впоследствии она сошла с ума и попала в дом умалишенных. Когда пришли немцы, они расстреляли ее вместе с другими психически больными.

Отец Иона умел удивительно чувствовать все прекрасное.

Убранство храма, красота облачений и предметов утвари, которые его окружали, свидетельствовали о его любви к прекрасному, к церковному благолепию.

Он прекрасно пел и сам сочинял умилительные, трогательные напевы на многие духовные песнопения. Им были написаны ноты к службе Успения Божией Матери. Особенно хороша была мелодия к словам светильна: «Апостолы, совокупльшиеся зде! В Гефсиманийстей веси погребите тело Мое». Ему принадлежит распев панихиды «Благословен еси Господи…».

Но особенно неизгладимые впечатления оставляли его очень благолепные и необыкновенно благодатные богослужения. Во время служб о. Ионы стояла необычайная, глубокая тишина. В это время присутствующие благоговейно молились, увлеченные горячей молитвой о. Ионы.

Проникновенная вера слышалась в молитве батюшки. Он с Господом говорил, как древние праведники.

Однажды его духовная дочь была свидетельницей силы его молитвы. В день праздника Нерукотворенного образа Спасителя по окончании обедни батюшка в облачении сошел с солеи, подошел к большому образу Нерукотворенного Спаса, стоявшему в храме с правой стороны, и опустился пред ним на колени со словами: «Пречистому образу Твоему поклоняемся, Благий!». В этот момент лик Христа Спасителя сделался совершенно живым, сияющим. С такой силой и верой произносил слова молитвы о. Иона!

Святую Четыредесятницу батюшка проводил очень строго. Не вкушал ничего, часто причащался. Никуда не отлучался из церкви, даже домой. Изредка только выходил в находившуюся рядом с алтарем комнату, в которую никто не имел доступа, кроме него. В ней помещался громадный, во всю стену, образ преп. Серафима Саровского, которого о. Иона очень чтил.

Духовные дети батюшки, с его благословения, также вели строгий пост — в понедельник и вторник ничего не вкушали, в среду причащались и вкушали хлеб, который батюшка раздавал по окончании обедни, в четверг ничего не вкушали, в пятницу причащались и вкушали хлеб с чаем, в субботу причащались и вкушали вареное без елея, в воскресенье причащались и вкушали вареное с елеем. И таким образом проводили пост.

В конце поста, как передавала одна его духовная дочь, проводившая так пост, она перестала ощущать вес своего тела. Такая была в ней легкость и радость духовная, по молитвам пастыря.

Наступала Пасха, самый радостный праздник. Накануне во двор храма въезжало 4–5 подвод с провизией. После торжественного праздничного богослужения отец Иона христосовался с каждым, кто был в храме, и раздавал пасхальные подарки.

Сохранились воспоминания одного паломника из Москвы. Вот как он описывает богослужение батюшки во св. Четыредесятницу: «С трепетом и радостью переступил я порог маленькой Свято-Николаевской церкви. Было еще рано, около половины седьмого утра, а людей в храме было много. После я узнал, что во всю св. Четыредесятницу двери храма не закрываются ни днем, ни ночью. Народ остается в церкви на всю ночь. Ночью в храме читается псалтирь. В 12 часов ночи о. Иона совершает полунощницу и читает коленопреклонно акафист Страстям Господним, в субботу читает акафист Божией Матери, а в воскресенье — Пресвятой Троице. Служба оканчивается в два часа ночи. Народу бывает полный храм. Батюшка Иона всем молящимся раздает по куску черного хлеба. Приезжие бедняки только и питаются этим благословенным хлебом, остатки хранят как святыню, дорожа благословением дорогого батюшки. Когда я переступил порог храма, на меня повеяло чем-то небесным, святым. Я чувствовал себя, как среди древних христиан, которые собирались по ночам в катакомбах или подземных храмах на молитву. Вот вышел из алтаря о. Иона и стал прикладываться к иконам, изображая на себе крестное знамение широким крестом, с глубоким поясным поклоном. Приложившись к святым иконам, о. Иона стал совершать проскомидию. На клиросе чтец начал читать утренние молитвы. С благоговением я смотрел на батюшку. Я не мог отвести глаз от его кроткого, изможденного подвигами лица. Мир и небесный покой, необыкновенная сила и мощь души отражалась в каждой черте его лица.

По окончании утренних молитв о. Иона вышел на амвон и стал читать канон Пресвятой Троице, который он читает каждое воскресенье. Умиление, надежда, вера, упование, глубокое благоговение слышались в этом трогательном чтении. Читая, о. Иона как бы беседует, разговаривает с Пресвятой Троицею и Божией Матерью, как бы Они здесь перед ним находятся, а не там, где-то в недосягаемой для нас выси, в надземных заоблачных мирах. В спокойном, тихом голосе слышится глубокая искренняя вера. Сам он при этом всецело сосредотачивался на читаемом.

На клиросе певчие пели ирмосы канона. Хорошо спетые певчие пели стройно, искренне, с воодушевлением. Никогда не забуду я охватившего меня молитвенного чувства, когда певчие, выйдя из клироса на середину храма, стали петь после Троичного канона: «Достойно есть, яко воистину, славити Тя, Бога Слова, Его же трепещут и трясутся Херувимы и славословят силы небесные, воскресшего тридневно из гроба Христа Жизнодавца страхом прославим». И что это было за пение! Чувство страха Божия, чувство торжества и победы над грехом слышалось в этом дивном, торжественном пении. Вместе с певчими пел и о. Иона, пели многие, стоящие в храме. Все как бы слились сердцем и устами в славословии Господа. Мне хотелось слушать это чудное славословие без конца. Но вот пение окончилось. Все певчие подходят к образу Божией Матери, вместе с о. Ионой преклоняют колена и поют: «О, Всепетая Мати…» Отец Иона, как и все люди, угодившие Богу, питает особую любовь к Божией Матери и заповедует всем прибегать к Ее всесильному предстательству. После канона начали звонить к литургии. На проскомидии просфор было так много, что их приносили сюда большими подносами. И подумал я: «Здесь у о. Ионы научишься, как надо христианину подавать просфоры на проскомидию о здравии и о упокоении». Я смотрел, как о. Иона долго-долго вынимал частицы и поминал о здравии и о упокоении. Душа моя ощущала здесь что-то особое, великое, святое. Я ощущал духом, что предо мною стоит и молится праведник. Вся жизнь моя, во грехах и лености проведенная, предстала предо мною во всей наготе. Душа жаждала чего-то лучшего, святого, небесного. Так этот дивный муж молча говорил мне, назидал меня, и столь глубоко и чувствительно, что я не мог удержаться от слез. Проскомидию о. Иона совершал вслух. При призывании Спасителя, Божией Матери и святых в каждом слове слышалась такая вера, что, казалось, призываемые здесь находятся и внемлют молитвенным словам. Сердце мое наполнилось священным страхом и благоговением.

Началась литургия. Молитвенный дух о. Ионы передавался и проникал в сердца певчих и всего народа. В храме была такая тишина, как будто весь народ замер для здешней жизни, как будто его не было совсем в храме, а слышались только возгласы о. Ионы и пение певчих. Постепенно молитвенный дух все усиливался. Не забуду никогда молитвенного чувства, охватившего меня под влиянием великого молитвенника — о. Ионы. Стоя в алтаре, мне казалось, что здесь небо соединилось с землею и вместе с находящимися в храме людьми славословят Господа ангелы и все святые. Вспомнил я тогда слова о. Иоанна Кронштадтского, который говорил: «Священник есть звено, соединяющее небо с землей». Во время пения «Тебе поем», когда бывает преложение Даров, душа моя наполнилась священным страхом и вместе с тем неизреченной радостью и умилением, и у меня из глаз полились покаянные слезы.
О
дин афонский инок говорил мне об о. Ионе следующее: «Случилось раз мне быть вместе с о. Ионой. Сердце мое наполнилось при его присутствии неизреченным миром и неизъяснимой радостью».

Подобно этому иноку и все, значительно преуспевшие в духовной жизни, ощущают радость и великий подъем духа при встрече с человеком, находящимся в благодати Святого Духа. Вот почему так легко, отрадно и радостно было молиться вместе с о. Ионой. У него всегда причащалось много народа. Он, подобно Иоанну Кронштадтскому, и сам очень часто приобщался Св. Таин. Приезжавшие к нему всегда говели по его благословению, подобно древним христианам, которые причащались очень часто. Во время причащения я увидел, как к Чаше подводили больных, так называемых бесноватых, которые во время литургии изрыгают страшные и богохульные слова и кричат на всю церковь. К о. Ионе привозят бесноватых очень часто, иногда их бывает по несколько. Вот ведут к Чаше бесноватую женщину, она упирается и не идет, ее подносят на руках. После причащения она умиротворилась, успокоилась. «Дивны дела Твои, Господи!»— подумал я. Потом подвели бесноватого мужчину, еще не старого. Он не хотел идти и говорил разные нелепости. Пред святой Чашей он присмирел и причастился. По окончании литургии о. Иона стал раздавать всем антидор. На клиросе в это время пели очень протяжно и умилительно 33 псалом «Благословлю Господа на всякое время…». Когда о. Иона раздавал антидор, подвели страждущую беснованием 18-летнюю девицу Елену Мазур, приехавшую с глубокой верой к о. Ионе из Минской губернии, Новогрудского уезда, деревни Заполье, Кореличской волости. Она не хотела брать антидор. Отец Иона говорит ей: «Посмотри на меня». Как только она взглянула в лицо о. Ионы, то, по ее словам, почувствовала, как некая сила осенила ее, и внутреннее томительное и мучительное чувство исчезло. После сего она несколько раз причащалась у о. Ионы и совершенно выздоровела.

Раздав антидор, о. Иона вышел на середину храма и стал совершать освящение воды, которое он совершал каждое воскресенье и даже по будним дням. Молящиеся стали подавать массу записок. Сколько глубокой веры слышится в каждом молитвенном слове о. Ионы! Во время освящения воды впереди держали одну бесноватую женщину, которая выкрикивала страшные богохульные слова. Отец Иона оборачивается к бесноватой и говорит: «Замолчи». — «Не замолчу», — отвечает бесноватая. — «Я тебе говорю, замолчи». — «Не замолчу», — отвечает бесноватая. —«Я тебе приказываю, замолчи — в третий раз говорит о. Иона. — «Не замолчу», — повторяет бесноватая. После сего больная притихла.

Кончился молебен. Отец Иона погружает крест в воду и из креста льет воду в рот и на голову бесноватой. И — чудное дело!— бесноватая успокоилась, присмирела и встала в сторону. Я заметил, что крест у о. Ионы из кипарисового дерева, обложен по сторонам каким-то вызолоченным металлом, в подножие вставлена частица Животворящего Креста Господня. В середине креста есть пустота, в которую набирается вода и маленькими струйками льется чрез нижний конец креста. Богомольцы раскрывают рот, и о. Иона льет воду из креста в рот и на лицо всем присутствующим в храме. После этого все прикладываются к кресту, и о. Иона окропляет их святой водой.

После всех подошла к кресту и успокоившаяся страждущая бесноватая. Когда о. Иона окропил ее святой водой, она воздела вверх руки и проговорила: «Слава Тебе, Господи Боже мой, слава Тебе!» Когда все приложились ко кресту, о. Иона сделал пред царскими вратами у образа Божией Матери земной поклон, а певчие громогласно запели: «Владычице, приими молитвы раб Твоих, и избави нас от всякия нужды и печали!» К певчим присоединились голоса многих молящихся в храме, и вся церковь, как бы едиными устами и единым сердцем, слилась в молитву. Не могу передать благоговейного чувства в этот момент, только скажу, что даже закоренелый грешник придет в умиление от такой молитвы всей церкви. Недаром говорят, что нигде так не помолишься, как у о. Ионы. Да, в церкви у о. Ионы нет равнодушных к вере, нет неверующих. О сем свидетельствует сам о. Иона. «Я благодарен Богу, — говорил он, — что не встречался с неверующими и равнодушными к религии, о чем так скорбно слышать в последние дни в жалобах пастырей Церкви. Здесь и богатый, и бедный, и знатный и простолюдин — все и всегда молились с глубокой верой, с чувством благоговения и с большим вниманием выслушивали мои поучения».

Окончилась служба, но молящиеся не расходились, несмотря на то, что было уже половина первого (иногда служба оканчивалась гораздо позже). Не хотелось выходить из храма, так было отрадно на душе. Меня пригласили в странноприимницу, где был приготовлен обед. Странноприимница находилась тут же с правой стороны храма. Это длинный одноэтажный каменный дом. Внутри по обе стороны устроены в два ряда нары. Посреди, немного справа, через всю комнату стоят длинные столы, где помещается более сотни богомольцев. Другой стол стоит впереди, поперек комнаты, за которым обыкновенно помещается о. Иона и певчие. Впереди, возле стены, стоит огромная икона святителя Николая в большом позолоченном киоте. Меня о. Иона пригласил сесть вместе с собой. Пред трапезой пропели «Отче наш…» Во время трапезы пели духовные песни, например: «К Тебе, о Боже, я взываю, Ты не оставь, Благий, меня» и другие. Такие трапезы о. Иона устраивает каждое воскресенье и в праздничные дни. Здесь можно видеть и священника, и иеромонаха, и купца, и простолюдина. Нечто подобное было в первые века христианства, когда устраивались так называемые «вечери любви», когда у множества уверовавших было одно сердце и одна душа и все у них было общее (Деян. 4, 32).

Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе со своим отцом пела победные, священные, великие гимны. По окончании трапезы и молитвы я вышел вслед за о. Ионой во двор. По дороге о. Иону останавливали богомольцы с разными просьбами. Вот мать подводит дочь и просит благословения на поступление в монастырь. Далее поджидает вдовица с сиротами. Там стоят с письмами какие-то дальние приезжие. Всех выслушивает батюшка, никого не оставляет без слова утешения. Я после узнал, что без благословения о. Ионы никто из его почитателей не начинает никакого важного дела или предприятия.

Мне не хотелось уходить отсюда. Казалось, я бы остался здесь навсегда, до конца дней моих.

На дворе я увидел толпу в несколько сот нищих, так называемых босяков, поджидающих милостыни. Мне рассказывали, что о. Иона является для босяков родным отцом. Он не только помогает им материально, но приучил их к говению, многих спас от неверия и обратил на путь спасения. Отец Иона стал раздавать им билеты на обед. Получив билет, они бегом отправлялись в столовую, находившуюся где-то в городе. И где берет о. Иона средства на хлеб, который он раздает всем присутствующим в храме во всю св. Четыредесятницу, и на трапезу по воскресеньям, и на прокормление сотни босяков?

На эти вопросы отвечает нам слово Божие, которое говорит: «Дающего рука не оскудеет». У о. Ионы все напоминает древние времена первых христиан. Это чувствуют все, кому приходилось хоть раз побывать у о. Ионы. Скажу о себе, что я был несколько раз в церкви о. Ионы и всегда выходил с обновленной душой, с чувством и жаждой лучшей, святой жизни».

Пастырское служение о. Ионы Атаманского выпало на тяжелый период отечественной истории: русско-японская война 1905 года, восстание на броненосце «Потемкин», Февральская революция и Октябрьский переворот 1917 года, гражданская война 1918-1920 гг., голод, разруха, автокефальный и обновленческий расколы в Церкви, воздвигнутое советской властью гонение на Православие.

В начале Японской войны 1905 года одесскому праведнику было следующее видение: он увидел Крест, на Кресте — Распятый Христос, а под Крестом сидел японский микадо.

Победа была у японцев. Даже стихии помогали им: ветер дул в ту сторону, куда летели их снаряды, и проч.

Во время бунта на броненосце «Потемкин» погиб матрос Вакуленчук. Градоначальник Одессы похороны его запретил. Все священнослужители отказались совершать над ним православное отпевание. Тогда матросы броненосца направили жерла пушек на город и послали делегацию к отцу Ионе. Он, несмотря на болезнь, отправился к городскому главе и уговорил его разрешить похоронить матроса. Затем совершил отпевание над телом погибшего. Однако земле предали его за оградой кладбища, как бунтовщика.

После Октябрьского переворота и установления советской власти в городе о. Иона продолжал свое служение в Свято-Николаевской церкви. Он призывал своих прихожан не поддаваться духу времени, сохранять веру в Бога, быть верными чадами Православной Церкви.

В это время, как и в прежние годы, Господь по молитвам праведника творил чудеса для укрепления верных и для посрамления безбожников.

Раба Божия Л. (Райкова Л. К. «Воспоминания о семье о. Ионы» О., 1996 г., 1 стр.) свидетельствует: «Это было в 20-е годы. Отец моего мужа Райков Федор Сергеевич был болен эпилепсией. Ни один врач не смог вылечить его. Маме посоветовали обратиться к о. Ионе. Когда о. Иона посмотрел на него, то сказал ей, чтобы она оставила его на некоторое время в храме. По молитвам о. Ионы свекор был исцелен».

Однажды в Одессу приехала крестьянка и привезла с собой двухлетнего сына, слепого от рождения. До нее дошли слухи, что проф. В.П. Филатов делает глазные операции и многим возвращает зрение. Она обратилась к нему. Но Филатов, продержав ребенка у себя в клинике, объяснил матери, что излечить ребенка он не может и что наука вообще в данном случае бессильна. Огорченная мать пошла к о. Ионе и просила его помощи. Батюшка обещал помолиться. Девять ночей простоял на молитве, служил непрерывно молебны и акафисты, а на 10-й день ребенок на руках матери прозрел. Случай этот наделал в городе много шума. Дошло до профессора Филатова, и он был поражен. Советская власть устроила следствие и показательный суд. На суд вызвали Филатова. Отцу Ионе инкриминировали обман и шантаж, но профессор Филатов твердо заявил, что это именно тот ребенок, которого он не брался излечить, и признал наличность чуда. Судьи порочили Филатова, стыдили его и говорили: «Как можно допустить здесь чудо?». Но профессор твердо стоял на своем, и суд окончился ничем: никого не осудили, никого не наказали и веру религиозную не только не убили, но, даже наоборот, укрепили.

У одного крестьянина был слепорожденный ребенок. Мальчику было 12 лет. Услышав, что о. Иона исцеляет слепых, крестьянин привез сына к нему. Батюшка отправил их к Филатову. «Только чудо может ему помочь», — сказал профессор. Родители вернулись к о. Ионе. Батюшка предложил оставить мальчика у себя. Дело было в Великом посту. Отец Иона начал молиться о слепом и причащать его. Через две недели мальчик прозрел. После этого случая Филатов стал посещать о. Иону и сделался его другом. Когда спрашивали его, как он нашел способ пересадки тканей, он отвечал: «При помощи молитв о. Ионы».

Наверное, за всю историю Одессы не было более известного приходского священника. К о. Ионе за помощью и советом шли не только жители Одессы и окрестностей, но и многих других мест. Когда южане приезжали к о. Иоанну Кронштадтскому, тот говорил: «Зачем вы трудитесь приезжать ко мне? У вас есть свой Иоанн Кронштадтский — отец Иона». Между ними, этими двумя светильниками, были взаимная любовь и почитание. Отец Иоанн батюшке Ионе прислал в подарок чудное белое облачение с отделкой василькового цвета. Отец Иона очень любил это облачение.

Особенно настоятеля Свято-Николаевского храма любили его родные прихожане — портовики и их семьи. Ни один пароход не отходил от причала без благословения о. Ионы, ни один таможенный досмотр не производился без него. Только о. Иона мог дать разрешение на вывоз икон.

В первые годы советской власти ее органы не трогали о. Иону. Потом стали делать обыски в его доме и храме, вызывали на допросы.

В эти годы Церковь постигает еще одно бедствие — обновленческий и автокефальный расколы.

Накануне обновленческого раскола отцу Ионе явилось видение, когда он стоял у престола за всенощной. Он вдруг умолк, застыл и через некоторое время, подняв руки, стал восклицать: «Хвалите имя Господне, хвалите имя Господне! Аллилуиа, Аллилуиа». Так, с поднятыми вверх руками, всего в слезах, увели его, неокончившего службу, из церкви домой. Присутствующие поняли, что батюшке было видение.

Старшая его дочь Вера видела только, как огнем наполнился весь алтарь. А позже о. Иона рассказывал, что он видел: шел Христос, за Ним священники, раздирающие на Нем ризы. Рядом с Господом шел преп. Серафим Саровский и горько плакал. А Господь сказал ему: «Не плачь, они покаются!»

Отец Иона и еще несколько священников не поддались диавольскому прельщению и во все годы гонений, несмотря на угрозы, твердо были верны Святейшему патриарху Тихону. Вразумляя своих малодушных собратьев, о. Иона говорил: «Держитесь Богом посланного в наше смутное время второго Ермогена — Святейшего патриарха Тихона, и не идите за наемниками и за теми, которые «прелазят инуде», ибо они «татие суть и разбойницы» (Ин. 10, 1–8). Много бед, горя и скорбей причинили ему обновленцы. По их навету его хотели выслать. Но Господь охранял о. Иону как Своего избранника. Однажды недоброжелатели в день Ангела преподнесли ему отравленный пирог. Отец Иона по своей прозорливости им сказал, чтобы пирог забрали обратно: «Я его не съем, а сколько людей отравятся…». И, как было предсказано в видении, позже, убедившись в своей ошибке, обновленческие священники приходили к о. Ионе каяться. При этом они кланялись ему в ноги и просили прощения. Батюшка им говорил: «Кланяйтесь не мне, а народу, который вы ввели в заблуждение!» Кающиеся священники выходили на амвон, становились на колени и кланялись людям, прося прощения. Только тогда о. Иона воссоединял их с Православной Церковью.

В это время в городе появился некто, объявивший себя антихристом, будораживший умы легковерных людей, в народе было немалое смятение. О. Иона призвал своих прихожан к молитве о том, чтобы человек этот сам пришел к нему в Церковь. Тот не заставил себя долго ждать. Придя на литургию и растолкав людей, он вошел прямо в алтарь и просил разрешения выйти к народу в качестве «антихриста».

На это батюшка сказал, указывая на главную святыню храма: «Вот Престол, и на нем восседает Царь Славы, поэтому ты, бес, молчи, а ты, Андрей, говори». Во время этой необычной исповеди о. Иона несколько раз запрещал бесу и, наконец, совсем изгнал его. Выйдя из храма, человек этот, измученный и утомленный, поплелся вверх по Потемкинской лестнице и, сев на одну из верхних ступенек, долго еще вытирал пот с лица. Он снова стал прежним Андреем, ушедшим от родных несколько лет назад и молитвами о. Ионы возвращенным в лоно родной Православной Церкви. «Я уверен, — говорил батюшка, — что этот человек станет серьезным подвижником».

Отец Иона окормлял женский Свято-Михайловский монастырь, в котором у него мною было духовных чад. Однажды фельдшер монастырской больницы монахиня Галина, будучи чем-то очень взволнована, допустила ошибку: вместо 0,06 г какого-то ядовитого вещества взяла 6 г. Дав выпить больной монахине это лекарство и увидев проявление на ней признаков отравления, монахиня Галина бросилась в Портовую церковь, где служил о. Иона. Увидев о. Иону, выходившим из храма, она упала к его ногам со словами: «Батюшка, я отравила сестру!» — и стала просить его молитв. Выслушав объяснение и просьбу, о. Иона стал молиться, сказав лишь кратко: «Молитесь и вы». Вернувшись в монастырь, м. Галина увидела больную в добром здравии. «Напрасно ты ходила за врачом, — сказала она, — мне минут через 40 вдруг стало совсем хорошо». По времени это был момент молитвы о. Ионы.

И другой случай исцеления. Служил в Свято-Михайловском монастыре молодой священник отец Никанор. Жил он там вместе с семьей и болел скрытой формой туберкулеза. В ту суровую осень он простудился. После долгой болезни туберкулез перешел в открытую форму. Началось сильное кровохарканье, больной метался в жару, и окружающие ничем не могли ему помочь. Опытный врач, осмотрев больного, сказал: «Поднимается температура. Если дойдет до 40 и выше, знайте, что наступает агония». Услышав такой приговор и видя уже грозные признаки наступающего конца, матушка Галина снова спешит за помощью к отцу Ионе. Праведник, несмотря на усталость после Богослужения, обещал прийти. Пока больного готовили к Таинству, о. Иона не замедлил приехать. Молча вошел он с надвинутой на глаза скуфией. Ни на кого не глядя и не здороваясь, он тихо шептал про себя молитву: «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат». Когда окончилась исповедь, все присутствующие, стоявшие в коридоре у двери, явственно услышали громко произнесенные слова: «Отче, брате и чадо: прощаю, разрешаю, и… исцеляю!». Эти слова произвели на всех потрясающее впечатление. Ушел праведник так же молча, ни с кем не попрощавшись. А у больного прекратилось кровохарканье, упала температура. Через короткое время он уже поднялся, стал ходить. И на первом же после смертельной болезни богослужении ему сослужил его спаситель и молитвенник отец Иона Атаманский.

Отец Иона окормлял не только Свято-Михайловский монастырь, находящийся в городе, но и Благовещенский, стоявший в 25 верстах от Одессы. Батюшка любил его и называл «мое Благовещенское чадо». Монахиня этого монастыря м. Онуфрия (в мантии Антония (Журова) рассказывала: «Однажды приходит в монастырь женщина и спрашивает: «А кто здесь о. Иона?» Когда ей объяснили, она рассказала свой сон. Явилась ей покойная мать и сказала: «Все забыли о нас, никто не молится, не посещает. И только о. Иона проездом навестил нас, и мы получили великое утешение».

Оказывается, действительно о. Иона, проезжая мимо старого заброшенного кладбища, был тронут жалким его видом и остановился там помолиться.

Бывая в Благовещенском монастыре, батюшка часто предупреждал сестер не подходить к нему, если внезапно увидят его присутствующим на Богослужении. В эти моменты он непостижимым образом, «в теле или вне тела», посещал любимую свою обитель.

В последние годы жизни, предвидя будущие скорби, праведный Иона в храме Благовещенского монастыря сказал: «Я вижу 200 венцов мученических над сестрами». Во время гонений 200 монахинь были замучены.

Великосветское общество города также находило духовное окормление в лице отца Ионы. Одна из женщин, духовная дочь о. Ионы, муж которой занимал большой пост, вспоминала: «Мы сидели в театре, когда того требовало служебное положение мужа, — в парижских шляпках, но творили молитву Иисусову».

В 1921 году советская власть под видом помощи голодающим провела акцию изъятия церковных ценностей, которая имела своей целью лишить Церковь богослужебной утвари и подорвать ее жизнеспособность. Во время ее выполнения Свято-Никольский храм лишился многого из своего имущества, а настоятель подвергся вскоре и аресту. Но в защиту своего пастыря выступило большое число людей. На Маразлиевской улице собралось такое множество его заступников из числа рабочих и крестьян, поднялся такой шум, что власти вынуждены были его выпустить. Слишком велика была любовь к нему народа, слишком популярен был образ отца Ионы, и это удерживало атеистическую власть от расправы над батюшкой. Тяжелая болезнь — уремия приблизила кончину старца, и 17 мая 1924 года праведник отошел к Господу.

Похороны его были грандиозными. Отдать последний долг почившему пастырю в порту собралась вся верующая Одесса. Рабочие, несмотря на объявление этого воскресного дня рабочим днем, крестьяне, нищие, так называемые «босяки», благодетелем которых был отец Иона, а также множество людей из окрестных сел и городов съехались хоронить своего молитвенника и благодетеля. Желая как-то уменьшить число людей, желающих присутствовать при погребении, власти перенесли день похорон с воскресенья на понедельник. Но в понедельник съехалось еще больше народа. Вся громадная Потемкинская лестница, внизу которой находилась церковь св. Николая и дом, где батюшка жил, была густо запружена многочисленной толпой народа. Рабочие просили задержать вынос тела до 4-х часов вечера, когда оканчивается их трудовой день. После соборного отпевания и обнесения почившего вокруг храма с пением ирмосов «Помощник и Покровитель» погребальная процессия отправилась на кладбище. Толпа народа плавно поднималась за гробом по каменной лестнице на Ришельевскую улицу, на которой все балконы и окна были заняты людьми. Вблизи церквей и на перекрестках улиц служились литии.

С 16 часов до позднего вечера грандиозная похоронная процессия двигалась через весь город к православному кладбищу на Слободке, где со слезами, молитвой и пением многочисленным хором «Вечной памяти» тихо опустили в землю тело чтимого пастыря. Гроб, крышку и дубовый крест портовые рабочие, несмотря на дальнее расстояние, несли на руках от Свято-Николаевского храма до могилы.

Выбор места захоронения сделал сам о. Иона. Он запретил хоронить себя в Портовой церкви, предвидя ее разрушение. «Церковь разорят, храма этого не будет», — говорил священник и заповедал похоронить себя у могилы родителей, среди природы, которую он очень любил. «Храма не стройте, похороните около родных, чтобы птичка могла пропеть надо мной».

После смерти особым почитанием стала пользоваться комната, где о. Иона провел последние дни своей жизни Это была маленькая узенькая спальня, где стояли кровать, кресло, в котором скончался о. Иона, и простой деревянный шкафчик, в котором под стеклом находилось много икон.

На 20-й день после смерти, во время посещения этой спальни почитателями, ребенок одного из них, указывая на кресло, сказал: «Дедушка сидит».

Когда похоронили о. Иону, приехал издалека один священник и опоздал. Тогда он решил пойти на могилу о. Ионы и проститься с ним. Было уже позднее время, совсем темно, и когда он подошел к могиле, то увидел над ней двух Ангелов.

Могила о. Ионы до сих пор является местом молитвы для всех, хранящих память о нем. У иконы теплится лампада. Почитатели о. Ионы в дни его именин, смерти, праздничные и поминальные дни стекаются к его могиле, ища здесь молитвенной помощи у покойного батюшки и получая ее. Вот лишь некоторые случаи: в 1947 году женщина, больная припадками, пришла на могилу батюшки, плакала здесь и молилась и упала около могилы, испуская пену. Очнувшись, она почувствовала себя здоровой. Припадки с той поры прекратились.

Другая женщина, врач-стоматолог, опасно заболела. Доктора советовали ей делать операцию, так как ее положение было серьезным. Верующие соседи посоветовали ей сходить на могилу о. Ионы. Тяжело страдая, она с трудом добралась до могилы. По возвращении домой из больного места стал истекать гной, и она поправилась.

Одна женщина, похоронив своего мужа, решила продать его вещи и сделать ему памятник. Перед этим она пошла на могилу о. Ионы помолиться, чтобы он помог ей осуществить задуманное. Ночью ей снится о. Иона и говорит: «Ты не делай памятник своему мужу, он уже мертв, а пойди по адресу (он указал ей адрес), там пропадает человек, и ты должна его спасти». Так она и поступила, отнеся все вещи покойного мужа по указанному адресу. Там от пьянства пропадал человек, не имея уже никакой одежды. Женщина отдала все вещи ему. С тех пор он преобразился, стал здоровым человеком.

Одна из духовных дочерей о. Ионы сохранила целую коробку хлеба, который по окончании обедни обычно раздавал о. Иона. Однажды с ее родственницей произошло несчастье: вспыхнула бензинка, женщину залило бензином, и она превратилась в горящий факел. Ожоги были признаны смертельными. Узнав об этом несчастье, духовная дочь о. Ионы отправилась в больницу и дала больной съесть кусочек хлеба о. Ионы. По молитвам батюшки она осталась жива и поправилась.

Как в прошлые десятилетия, так и ныне совершаются дивные чудеса по молитвам святого Ионы. Для всех сегодня ясно, что на Слободском кладбище в Одессе лежит праведник.

Праведный Иона, Одесский чудотворец — один из величайших подвижников XX века. Он явил в своем житии много различных образов святости. Он одновременно был обличителем обновленческого раскола и прекрасным проповедником, ревностным миссионером и питателем бедных, суровым аскетом и любящим отцом. Он принадлежал к белому духовенству и имел много детей и внуков, но о нем говорили великие киевские подвижники того времени: «Мы, монахи, его не стоим, он намного выше нас». Он получил от Бога власть целить раненые души и недугующие телеса. Проникая за завесу времени и пространства, он мог читать мысли людей и отвечать на них прежде, нежели они выражали их.

Непрестанная молитва и строгое воздержание делали его подлинным святым, подобно его современнику праведному Иоанну Кронштадтскому.

Ныне на небесах он продолжает молиться за призывающих его и посещать их, как показывают творящиеся на его могиле чудеса и исцеления.

Пусть это житие вдохновляет православных христиан, чтобы не овладело ими малодушие в трудах благочестия.

Пусть оно покажет, что вопреки всем нашим слабостям и недостаткам «Иисус Христос вчера и днесь, Тойже и во веки» (Евр. 13, 8), и что нет ничего угоднее Богу и спасительнее для человека, чем праведная жизнь во Христе, образцом которой был праведный протоиерей Иона Атаманский.

Православие.Ru

Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ»
http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=944
 (230x325, 34Kb)

Видео-запись: Belinda Carlisle Vision of You

Среда, 05 Августа 2009 г. 04:12 + в цитатник
Просмотреть видео
58 просмотров

музыка..

Метки:  


Процитировано 1 раз

Видео-запись: Double "The Captaine of Her Heart"

Среда, 05 Августа 2009 г. 03:57 + в цитатник
Просмотреть видео
17 просмотров


Метки:  

монастырь

Среда, 05 Августа 2009 г. 02:47 + в цитатник

поездка в монастырь

Источник Пресвятой Богородицы Свято-Никольского мужского монастыря
храм св. Николая
Размещено с помощью приложения Я - фотограф

Аудио-запись: celtic dreams, busindre reel

Среда, 05 Августа 2009 г. 02:32 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации музыка, что в генах..зов крови..

Метки:  

Аудио-запись: Midnight, Anuna

Среда, 05 Августа 2009 г. 02:23 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации

Аудио-запись: Blackthorn, Anuna

Среда, 05 Августа 2009 г. 02:17 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации кельтика, хорал..

Метки:  

Аудио-запись: The sea, Anuna

Среда, 05 Августа 2009 г. 02:14 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации кельтика, любимая музыка
 (252x252, 16Kb)

Метки:  

роза Лили Марлен

Среда, 05 Августа 2009 г. 00:02 + в цитатник
моя роза-первогодка флорибунда Лили Марлен
 (700x525, 45Kb)

Без заголовка

Вторник, 04 Августа 2009 г. 23:23 + в цитатник
Это цитата сообщения ПростоБелка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Партнерские программы



Вот сегодня случайно наткнулась на несколько партнерских программ!
Думаю стоит попробовать!

Вот 1: (самая прикольная) :FoolGame.ru - Карточная онлайн игра Дурак переводной.
можно играть в переводного дурака он-лайн! Так прикольно! Там столько людей рубятся)))

2: Для любителей футбола!

3: Ru Clicks
тоже интересно!

4: -еще не совсем разобралась, но сейчас начну)))

=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-
Наша компания - единственный представитель в России такого ноу-хау, как звуковое оборудование для отпугивания птиц и диких зверей "ГРОМПУШКА". Прибор применяется там, где необходима защита от диких птиц и зверей (сельское хозяйство, рыбоводство, аэродромы и т.д.). Мы занимаемся продажей и консультацией по применению двух видов оборудования - механическая и электронная звуковые пушки.

* ГРОМПУШКА - это защита вашего хозяйства от нежелательных диких птиц и зверей, без непосредственного участия человека.
* Работает на жидком газе (пропан, бутан).
* Легко устанавливается и проста в использовании.
* Минимального газового баллона в 5 кг - хватает до 12500 выстрелов.
«Подробнее о ГРОМПУШКЕ»
 


Без заголовка

Вторник, 04 Августа 2009 г. 22:29 + в цитатник
Это цитата сообщения Anna_Livia [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Петер Северин Кройер



Петер Северин Кройер (23 июля 1851 - 21 ноября 1909) - норвежско-датский художник-импрессионист, скульптор и график. Один из самых известных и дорогих скандинавских художников из галереи Скаген (художественное сообщество Дании), особенно в последние десятилетия 19 века. Родился в Ставангере, в Норвегии. Детство его прошло в приемной семье, которая, когда он был еще ребенком, переехала жить в Копенгаген. В 1870 году он завершил обучение в Королевской датской Академии Искусств, а в 1873 ему были присуждены золотая медаль и стипендия. В период 1877-1881 гг. Кройер много путешествовал по Европе, общался с разными художниками и изучал историю искусств. Живя в Париже, он попал под влияние французских импрессионистов Бонна, Сислея, Дега, Ренуара и Мане. Всю жизнь Кройер продолжал путешествовать, постоянно черпая вдохновение в иных культурах. В 1882 году он возвращается в Данию, где пишет в основном пейзажи и портреты художников и знаменитых людей, живущих в Скагене. В 1888 году в Париже он встретился с Мари Трипке, с которой познакомился еще в Копенгагене. Они поженились в июле 1889 года в доме ее родителей в Германии. Мари Кройер, тоже художница, вступила в художественное сообщество Скагена. В 1905 они разошлись. В последние годы жизни здоровье Кройера резко ухудшилось, но он до последнего дня продолжал писать картины.

Чтобы ничего не напутать, даю названия картин в оригинале. Первая - моя любимая!..


Tarde de verano en la playa (1893)
 (699x458, 27Kb)
more

Пламенные младенцы

Вторник, 04 Августа 2009 г. 22:11 + в цитатник
Ежегодно в нашей стране истребляются миллионы ни в чем неповинных нерожденных младенцев. Убиенные младенцы наполняют нашу жизнь проклятием. Это преступление губительно отзывается на судьбах совершивших его: не омытая покаянием душа детоубийцы становится мертвой еще при жизни. Так среди нас появляются люди с сожженной совестью, способные на любое беззаконие, любую низость.
Мало кто знает, что на Руси, в богоспасенном Вятском крае, существовал пеший крестный ход к месту трагической гибели трех малолетних братьев. Верующие шли до деревни Подгорено из Вятки, Слободского, Белой Холуницы через Климковку, поэтому раньше кресный ход назывался Климковским.
История гибели трех малолетних братьев такова. 2/15 февраля 1883 года в починке Подгорском Петропавловского прихода (Центр — село Елево) отец многодетного семейства Георгий Воронин, не вынеся голодного плача детей, в помутнении рассудка зарубил в подполе топором, а затем бросил в огонь своих младших сыновей: Димитрия 7-ми лет, Илюшу 4-х лет и двухлетнего Василия.
Страшное зрелище! Но не менее чудовищными убийцами являемся и мы, избавляясь от своих затрепетавших под сердцем детей! Старожилы сказывают, что в момент сожжения младенческих тел из печи выпорхнули три голубя, указывая на знамение Божие.
Убиенные мальчики стали почитаться как святые мученики.
крестный ход к «Пламенным младенцам» будет налагаться духовниками как епитимия для делавших аборты женщин и советчиков к этому богопротивному делу: мужей, врачей и других «доброжелателей», чьими «благими» советами вымощена дорога в ад. А также для тех, кто принимал противозачаточные таблетки, потому что это то же детоубийство, только на первых часах беременности.
Наша вина перед нерожденными младенцами огромна, это преступление вопиет к Небесам об отмщении. В видении святого праведного Иоанна Кронштадского преподобный Серафим Саровский показал ему сонмы пострадавших за Христа мучеников и исповедников. Среди них были и младенчики. Старец сказал, что это 14 тысяч Вифлеемских детей, которые пострадали от Ирода, «а также и те младенцы получили венцы от Царя Небесного, которые истреблены во чреве матери своей и безымянные». «Я перекрестился: какой грех великий и страшный матери будет — непростительный»,— пишет святой праведный Иоанн Кронштадский.
Святой старец Серафим открыл Кронштадскому праведнику, что убиенные во чреве дети будут иметь венцы мучеников, как Вифлеемские младенцы, которые первыми на свете пострадали за Христа. Но если евангельским малышам их матери всетаки успели дать малую толику любви и ласки, то мы не дали своим нерожденным детям ничего. Мы даже не допустили их в жизнь. Мы не разу не держали их на руках, не целовали, не подносили к Чаше Христовой.
За такой грех нужно много молиться, и покаяние должно быть не только на словах, но и на деле. Начало положено — возобновлен спасающий от геенны огненной матерей-преступниц крестный ход к «Пламенным младенцам»..
Дни памяти «Пламенных младенцев» — 2/15 февраля (день гибели) и 20 июля/2 августа, когда Святая Церковь празднует Пророку Илии (по имени одного из детей). Начиная с 2001 года, крестный ход, как в прежние времена, выходит в путь не в Петров, а в Ильин день.
Святые угодники Божий Василий Великий, Димитрий Солунский, Илия Пророк, призрите милостивно на остаток людей христианских. Не гнушайтесь нашими немощами, нашим слабым произволением, нашим маловерием. Мы, недерзновенные, просим вашего дерзновения; да спасемся не нашими подвигами, а вашими молитвами. О, светильники Царя Небесного, осветите нам мрачный путь нашего греховного жития. Без ваших молитв нам не спастись. Если это еще возможно, если чья-то любовь еще может быть подвигнута на умоление о нас, преступивших все заповеди, не карай нас, Человеколюбче Господи, даруй еще немного времени на покаяние.

Молитва матери к Пламенным младенцам

О, блаженнии младенцы «Пламеннии», пострадавший в огне безумия родительскаго, агнцы непорочнии: Димитрие, Илие, Василие, жертва Богу чистая за грехи наши. Испросите чрез угодников Божиих: Димитрия Солунскаго, Василия Великаго и Илию Пророка слезнаго покаяния и сердечнаго сокрушения до конца дней наших нам, подобно отцу вашему по бесовскому наущению, детей своих во утробе убивающим и оправдания злодейсвам своим творящим. Помяните пред Престолом Вожиим вы, трие, знамением Пресвятыя Троицы являющиеся, невинных младших братьев и сестер во Христе ваших страждущих, чрез жестокосердие матернее Света Божия в царстве тьмы лишенных. Да спасение получим вашими молитвами и предстанем на Суде помилованными, мы и дети наши. Аминь, аминь, аминь.

Молитва для искупления греха аборта.

молитва для исскупления греха аборта В книге «Грешников спасение» в главе «Не убий» написано следующее: «В заповеди этой подразумевается убийство душевное и физическое, т.е. если ты толкнешь ближнего своего на занятие проституцией или на убийство кого-либо, или на какое другое греховное дело, или если ты помог ближнему своему и он сделал, совершил эти действия, ты считаешься убийцей брата своего духовного». О теле сказано: «Если убил, если побил женщину или бросил ребенка, или вкусил растение, чтобы убить зародыш или чтобы не вызвать беременность, все это и другое подобное считается убийством и строго наказуется». На совершивших такого рода преступления накладывалась самая строгая епитимья.

Вот одна из молитв, которые читались на искупление греха аборта.

«Во имя Господа нашего Иисуса Христа! Милосердствуй надо мной, грешной рабой твоей (имя), дай мне в слезах искупить грехи великие за загубленных детей моих. Святой Иоанн Креститель, перекрести детей моих, убиенных мною во чреве, и выведи их из тьмы вечной, и нареки им имя ангелов небесных, и введи их в царство Господнее нашего Иисуса Христа. Святая великомученица Варвара, приобщи детей моих, убиенных мною во чреве. Святой Иоанн Креститель, избавь меня, мать-убийцу плода моего, от страшного суда Христова, и помоги мне, грешной, ответ нести пред Господом нашим Иисусом Христом. Будь мне заступником и свидетелем на Страшном Суде! Господи, не откажи мне, рабе твоей (имя), услышь молитву мою. Во имя Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и вовеки веков. Аминь».

Читать 40 дней подряд с поклонами, после чего необходимо причаститься и отслужить молебен.

Льется кровь нерожденных младенцев, и кровь вопиет к нему.
Христос-Спаситель ждет от нас покаяния за грех детоубийства.
Пока не поздно — услышьте его зов!..
(из интернета)
 (421x600, 21Kb)



Процитировано 5 раз

Дивное чудо в Зейтуне

Вторник, 04 Августа 2009 г. 22:08 + в цитатник
В разгар «холодной войны», на рубеже 60–70-х гг. мир облетела ошеломительная весть о явлении Богородицы тысячам людей в египетском Зейтуне (пригород Каира). Были сделаны многочисленные фотографии, запечатлевшие Деву Марию с младенцем Иисусом на руках, светящихся голубей, огромные вспышки света. В СССР, за «железным занавесом», эти чудеса были восприняты верующими как знамение скорого конца безбожного режима. Однако даже сейчас об этом удивительном историческом явлении у нас мало кто знает.

Русского пилигрима, забравшегося в горы близ Дамаска, чтобы посетить монастырь Св. Феклы, может удивить почтение, с которым православные монахини относятся к «коптской» иконе «Чудо Богородицы в Зейтуне». Ее иконография может показаться православному человеку очень необычной. Пресвятая Дева в нимбе из золотых звезд парит над куполом храма, из ее распростертых ладоней бьют снопы света. Такие же иконы вы увидите в греческих храмах Святой Земли и, конечно же, в самом Египте. Почитание «коптской» иконы Богородицы Зейтунской широко распространено на православном Ближнем Востоке.

Небольшая пятикупольная церковь Богородицы в каирском пригороде Зейтун стоит в тени громадного современного собора. Три десятка лет назад здесь произошли события едва ли не самые впечатляющие за всю историю христианства. 2 апреля 1968 года рабочие-мусульмане автобусного парка, находившегося рядом с храмом, увидели странное зрелище — на крыше церкви стояла полупрозрачная женская фигура, от которой исходило свечение. Сначала они не поняли, но затем ужаснулись. Прибежавшие люди увидели на крыше Богородицу — такой, как Ее изображают на иконах в деисусном чине иконостаса, молящуюся перед крестом храма, от которого тоже исходило сияние. Пришедшие фотографы сделали первые кадры. Весть о явлении облетела коптские кварталы.

Люди шли и шли к храму, быстро наименованному Явленным (Apparition church). В некоторые дни Явление повторялось. Начали приносить больных, и стали происходить чудесные исцеления от рака, туберкулеза. В храме ежедневно молились. В некоторые дни над фигурой Девы был виден светящийся голубь, в небе — образ Креста.

Коптский народ, изрядно приунывший от тягот недавней войны, воспрял духом. Люди знали, Кто за них молится.

О чудесных событиях скоро узнал весь мир. Очевидцами явлений, продолжавшихся непрерывно в течение трех лет, были сотни тысяч людей, среди которых немало фотокорреспондентов и журналистов. Однако в нашей стране, находившейся тогда за большевистским «железным занавесом», обо всех этих событиях практически ничего не известно. Показания многочисленных свидетелей обобщил журналист Фрэнсис Джонсон в своей книге «Когда миллионы видели Деву Марию», выдержавшей пять переизданий.

Автор обращает внимание на то, что явления совершались над и вокруг церкви в Зейтуне, деловом пригороде Каира, лежащем в непосредственной близости от маршрута, по которому следовало Святое Семейство во время бегства в Египет. Земля, на которой стоит церковь, первоначально принадлежала семье копта по фамилии Халил. В 1920 году одному из членов его семьи во сне явилась Богородица и велела построить храм на этом месте. Храм был воздвигнут в 1925 году и после этого переулок стал называться Халил Лэйн (переулок Халила). И вот, 50 лет спустя, Пресвятая Дева как будто благословила храм таким образом.

Предыдущее явление Богоматери было в 1962 году в советской Литве. Пресвятая Дева сказала тогда, что в следующий раз Она придет в Египет.
.
Первое видение в Зейтуне, как уже было сказано, случилось вечером 2 апреля 1968 года, в 20.30. Вот что рассказали рабочие-мусульмане, прибывшие на обычную пересменку к воротам своего гаража, что напротив церкви Святой Марии. Час пик уже прошел, и в наступающей темноте на улице были только одна машина и несколько женщин, идущих на освещенной фонарем стороне. Внезапно какое-то движение над средним куполом храма привлекло внимание женщин. Двое рабочих отставили свои чашки чая и застыли в изумлении — коленопреклоненная «белая леди» стояла рядом с крестом на верхушке купола. Один из рабочих, по имени Фарух, указал перевязанным пальцем (который ему должны были ампутировать на следующий день) и закричал из всех сил, думая, что девушка хочет броситься вниз: «Леди! Не прыгайте! Не прыгайте!» Движимый чувством отчаяния, он бросился вызвать пожарных и полицию, а несколько его товарищей — позвать священника отца Константина.

В этот момент «Леди», облаченная в мерцающую светом одежду, встала на ноги. Одна из женщин внизу закричала по-арабски, внезапно осененная: «Наша Богоматерь Мария!». Едва с ее губ сорвался этот возглас, как неизвестно откуда появилась стая белых голубей, и стала парить рядом с видением. Через несколько мгновений необычное видение поблекло в потемневших небесах, оставив зрителей ошеломленными и безмолвными.

На следующее утро, когда рабочий-очевидец Фарух прибыл в госпиталь на операцию, хирург был поражен, увидев палец абсолютно здоровым. Это было первое известное чудо исцеления в Зейтуне.

Краткий рассказ о первом видении был помещен в выпуске каирской газеты Wantani. Неделю спустя произошло второе видение, затем еще и еще, в быстрой последовательности. Они всегда происходили ночью и сопровождались таинственным светом, сиянием и блеском вокруг церкви, которые образовывали как бы балдахин из звезд. Один из свидетелей описывает это как «ливень из бриллиантов». Минуты спустя появлялась стая сияющих голубей и летала вокруг залитой потоками света церкви. Очевидцы описывают их как странных птиц, — будто бы сделанных из света, которые летали с поражающей скоростью, но не махали крыльями. Иногда семь или более птиц летали в форме креста. Потом они сбивались в стаю и внезапно исчезали, будто таяли снежные хлопья.

Вскоре слепящая вспышка света будто всасывалась в церковную крышу. Уменьшаясь, свет приобретал форму Богоматери. Она всегда была в длинной одежде и покрывалом на голове из голубовато-белого света. Складки одежды трепетали на теплом ветру. Вокруг головы было ослепительное сияние в виде нимба. Оно было таким сильным, что делало практически невозможным различить черты лица. Видение без усилий скользило сквозь купола и приветствовало толпу внизу. Неожиданно Она могла появиться над или между пальмовыми деревьями во дворе церкви, или являлась как шар света на одной из 4 угловых глав, или у поддерживающих их каменных арок. Частота видений варьировалась. В первые дни явление Богородицы происходило почти каждую ночь, иногда по несколько раз в ночные часы. Поэтому многие сотни наблюдателей могли быстро сбегать домой и привести сюда своих родственников или соседей. С течением времени видения, однако, стали появляться менее часто. Время от времени Пресвятую Деву можно было видеть с младенцем Иисусом на руках, или со святым Иосифом вместе со Христом — ребенком лет 12-ти.

Новости о видениях распространялась с быстротой пламени, вызывая волну сильного воодушевления невероятного множества христиан, мусульман, иудеев и даже неверующих. Толпы собиравшихся по ночам достигали 250 тысяч человек. Каждое появление Богородицы сопровождалось оглушительными криками, плачем огромного количества людей, осаждавших со всех сторон церковь: «Мы верим в Тебя, Святая Мария! Мы свидетельствуем о Тебе, Святая Мария!» Множество мусульман, стоя на коленях на своих циновках, цитировали вирши из Корана в честь Святой Марии (ислам испытывает определенное почтение к Деве Марии и признает Непорочное зачатие Христа). Другие молились в унисон с католиками, коптами и протестантами. Впервые в истории христиане и мусульмане молились вместе в таком большом количестве.

В ранние часы фотограф Вагих Ризк Матта впервые успешно сфотографировал видение. «Явление — говорит он — было таким резким, что слепило мне глаза. Я был словно поражен ударом тока. Я щелкнул камерой несколько раз и неожиданно обнаружил, что моя больная рука исцелена». Растущее количество других исцелений подвигло коптские церковные власти даже организовать специальный Медицинский комитет, чтобы расследовать случаи исцелений.

Епископ Григорий, руководитель Академии коптской культуры и научных исследований: «Эти события не имеют равных в прошлом ни на Востоке, ни на Западе. Однажды я видел отверзшиеся небеса, и Святая Мария появилась в этом разрыве. Она выглядела больше ростом, чем обычная человеческая фигура, молодая, прекрасная и сияющая. У Нее на голове было что-то вроде покрывала. Она смотрела в направлении креста на куполе главного храма. Она выглядела как скорбящая Мать. Она не выглядела счастливой. Она стояла там в течение 2 или 3 часов. Иногда Она медленно двигалась. Временами у Нее в правой руке была оливковая ветвь, а иногда Она поднимала обе руки в молении. Иногда Богородица являлась с Младенцем Христом на руках — тогда она выглядела счастливой, иногда улыбалась. Она всегда была милостивой. Затем Она возвращалась к куполу, фигура превращалась в светящийся шар и таяла в темноте».

Епископ Афанасий из Бени Зуиф: «Было трудно стоять все время прямо перед церковью, так как волны людей толкали меня со всех сторон. Богородица была в 5–6 метрах над куполом, высоко в небе, в полный рост, как фосфорицирующая статуя, но она не была безжизненная. Было заметно движение тела и складок одежды. Она сделала жест рукой, благословляя народ. Это было что-то сверхъестественное что-то очень, очень небесное».

5 мая 1968 года специальный комитет иерархов Коптской Церкви обратился к своему папе Кириллу VI:

«Мы имеем большую честь представить Вашему Преосвященству эти исследования, касающиеся появления Благословенной Девы в нашем коптском православном храме в Зейтуне (г. Каир). 27 апреля 1968 года после того, как Вы нас направили, мы выехали на место, где находится церковь, и стали беседовать с очевидцами. В итоге опроса рабочих гаража, населения Зейтуна — христиан и мусульман — мы пришли к заключению, что появление Пресвятой Богородицы было несколько раз на куполах церкви со 2 апреля по сегодняшний день (5 мая). Множество людей из разных частей страны видели Богородицу и подтвердили это письменно. Многие с энтузиазмом посылали нам свои письма со свидетельствами. Мы представляем Вам эти показания с собственными свидетельствами того, что видели своими глазами».

Вот что сказал о Зейтунском чуде о. Николай,настоятель церкви Николы Чудотворца в городе Видное: «Чтобы случайно не отвергнуть явленное нам свыше чудо, нужно смотреть по плодам. То есть на то, какие последствия имели зейтунские события. Привели ли события, произошедшие в Коптской Церкви, к укреплению веры среди людей? Нужно, не отвергая, внимательно изучить все, что связано с этими явлениями, иначе мы рискуем вместе с водой выплеснуть и ребенка».

По сообщению бенедиктинского монаха Джерома Палмера, который также написал книгу о видениях в Египте, христиане и нехристиане свидетельствовали, что то, что они видели в Зейтуне, приводило их к вере в Бога. «Люди — пишет он — начали думать, что Христианство — это новый путь, особенно те, кто раньше был неверующим. Определенно, вера в Бога, в сверхъестественное усиливалась». Вместе с тем, «в этих явлениях не заключалось никаких посланий, да ведь и сотни посланий не смогли бы сделать того, что сделали видения в Зейтуне», — резюмирует автор.

Чудо в Зейтуне — не единственное, происходившее в Коптской церкви. Уже в 80-х годах чудный свет стали видеть по ночам в храме св. мч. Дамиана в еще одном каирском районе Шубра. А в одной из самых древних коптских церквей во имя свв. мчч. Сергия и Вакха, построенной над пещерой, где по преданию останавливалось Святое Семейство, мироточит Крест на каменной колонне.
* * *

Своими размышлениями и восспоминаниями о Зейтунских явлениях поделился видный правозащитник, узник советских лагерей и борец за свободу Церкви — игумен Варсонофий (Хайбулин):

«С недавних пор чудеса в Египте стали возобновляться. В 2000 году наблюдались явления Богородицы в Асьюте. По описанию очевидцев, в Праздник Преображения Господня, 19 августа примерно в 11.35 из разных мест — над куполом и на колокольнях храма — появились светящиеся голуби, и стал источаться сильный аромат. После этого над средним крестом началось явление Девы Марии в виде звезды, излучающей яркий свет. Объем и сила этого света стали увеличиваться, пока не вырисовалась фигура Божией Матери. Она стала двигаться по направлению к северной колокольне, обошла ее вокруг, и затем снова направилась к кресту. На Богородице было головное покрывало голубого цвета. Из Ее пречистых рук исходил свет. Явления повторялись многократно и, как и в случае с явлениями в Зейтуне, их наблюдали тысячи верующих. Также в 2002 году при большом стечении народа и полиции (которая была стянута во избежание волнений) наблюдались чудесные видения Девы Марии в городе Омрания, округ Гиза.

Наши единославные греки, точнее Александрийский Патриархат в Египте, отвернулись от этого чуда. Потому что копты — «монофизиты». В России же, где в 1968 году господствовал атеизм, к чудесам в Зэйтуне с самого начала отнеслись совсем иначе. Как мне говорили, даже сам Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, узнав об этих событиях и подразумевая приниженное положение Церкви в СССР произнес: «Слава, Богу, значит, у нас еще есть будущее!». И это мнение разделяли и продолжают разделять многие среди духовенства, включая епископат. Так по моим сведениям митрополит Смоленский Кирилл с большим почтением относится к Зейтунским событиям».

Чудо это стало неотъемлемой частью жизни Коптской Церкви, что отражено в тысячах издаваемых книг, фотографий и икон. На одной из таких икон Богородица изображена с нимбом из звезд в окружении парящих над ней белых голубей. Из ладоней Девы Марии исходит свет.

Зейтунские явления являются, возможно, наиболее впечатляющим и лучше всего документированным «чудом» нашего времени. Как к нему относится, ответить непросто, ибо мнения ведущих богословов современности и иерархов Православной Церкви разнятся. Святые отцы Церкви в подобных случаях советовали принимать не принимая, то есть и не принимать, и не отвергать, оставаясь осознанно в состоянии неведения, в стороне от ажиотажа и шума, вне построения своих теорий и мнений, чтобы не ошибиться. Ведь духовный мир для всех нас по-прежнему непостижим и загадочен...

При подготовке статьи использованы материалы
Сергея Путилова, Виктора Сударикова, сайта Седмица.Ru

НАША СПРАВКА:

Коптская церковь — колыбель восточного монашества

Египет был одной из первых стран, где воссиял свет христианства. Труды апостола Марка, который в Египте принял мученическую кончину, принесли богатые плоды: церкви быстро вырастали по всей стране. Множество церквей было в долине Нила, старинные коптские монастыри и церкви сохранились до наших дней.

Коптская Церковь принадлежит к семье древних восточных Церквей, к которой относятся также Армянская, Эфиопская, Сиро-Яковитская и др. Эти Церкви называют «дохалкидонскими», поскольку в период богословских споров они не приняли решений IV Вселенского собора, имевшего место в Халкидоне в 451 году. Первоначально Коптская Церковь входилась в состав Александрийской патриархии, но после избрания первого коптского Патриарха Феодосия (536–53 окончательно отделилась от нее и стала самостоятельной национальной Церковью.

Само название «Коптская Церковь» говорит о ее древности. Слово «копт» происходит от арабского «кубт» — это искаженное греческое название Египта — Aiguptos. А оно, в свою очередь, восходит к «Ха-Ка-Птах» — древнему культовому наименованию Мемфиса. Как отмечал в начале ХХ века выдающийся отечественный востоковед Борис Александрович Тураев, «около миллиона потомков подданных древних фараонов, единоплеменников св. Антония и Пахомия Великих, до сих пор с гордостью называют себя «египтяне православные». В настоящее время число коптов, живущих в Египте, по разным оценкам достигает 5–7 млн. человек. Копты живут по своему собственному календарю, который повторяет календарь фараонов. Год состоит из 12 месяцев по 30 дней и одного месяца, состоящего из 5 дней (6 дней в високосный год). Рождество празднуется 7 января, Крещение — 19 января. Празднование Пасхи не имеет фиксированной даты.

Использован материал
архим. Августина (Никитина)

Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ»
№47, декабрь 2006
 (222x280, 12Kb)



Процитировано 6 раз

Поиск сообщений в elatior
Страницы: 33 ... 7 6 [5] 4 3 ..
.. 1 Календарь