-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Andrej_Bondi

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 1) Царство_Кулинарии

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.06.2013
Записей: 4051
Комментариев: 18
Написано: 4077




Родился за 3 дня до поступления в продажу альбома The Beatles REVOLVER.
Пошёл в школу одновременно с выходом первого альбома Suzi Quatro.
Получил диплом экономиста в год выхода первого альбома Deep Forest.
Трижды побеждал в футбольном конкурсе, который проводила газета СЕВЕРНЫЙ ФОРУМ.
Стихи пишу, сколько себя помню.
В конце 2009 года вышел альбом "Ангел хранитель" с песнями на мои стихи в исполнении Натальи Сорокиной
10 ноября 2010 года принят в Союз Писателей.
17 декабря 2010 принят в Академию русской словесности и изящных искусств имени Г.Р. Державина и награждён медалью "Ф.М. Достоевский. За красоту, гуманизм, справедливость".
31 июля 2011 года Эдита Станиславовна Пьеха исполнила на концерте в БКЗ "Октябрьский" песню на мои слова.
Расту, одним словом...

Другая история

Воскресенье, 13 Января 2019 г. 22:57 + в цитатник
Казалось, день совсем прошёл,
Расставив все приоритеты.
Нам было вместе хорошо,
Сегодня мы встречали лето.

Пора настала разойтись,
Поставив точку в разговоре.
Но звёзды хором звали в высь,
И с этим трудно было спорить.

Нам уготован был приём
Ночной безветренной прохладой.
Мы в новый мир вошли вдвоём,
Под звуки лунной серенады.

А ведь могли бы упустить
Тот шанс, что редко выпадает.
Но раз на правильном пути,
То и история другая.

18.05.2016

Подскажи

Суббота, 12 Января 2019 г. 23:15 + в цитатник
От невинной шалости
До игры с огнём
Не хватает малости, -
Встреч, где мы вдвоём.

Ходишь ты с подругою
Вечером гулять.
Я б тебя, упругую,
Положил в кровать.

Заласкал до крика бы,
Всю расцеловал.
Мудрость не великая,
Я не жду похвал.

Только ты, красавица,
Не даёшься, нет.
Как тебе понравиться,
Подскажи ответ...

16.05.2016

Время цвета апельсина глава тринадцатая

Суббота, 12 Января 2019 г. 12:13 + в цитатник
ГЛАВА 13
Вот я и кладовщик
Моя последняя смена началась под проливной дождь. Небо тоже оплакивало мой уход с этой должности. Утренний развод проходил в коридоре. Мне выпало по графику дежурить на транспортной проходной. Александр Макарович дежурил на главном посту. Он мне сказал, что перед полуночью он придёт меня проводить, а говоря попросту, мы с ним выпьем. Старший смены, Валерий Иванович был поставлен нами в известность. Тяжело вздохнув, он высказал только одно пожелание, - Вы только меня не подводите.
Никто подводить его не собирался. Я купил маленькую бутылочку коньяка. Мне казалось, что чисто символически будет достаточно отметить мой уход. Со мной вместе на посту дежурила Надя, она ушла спать в полночь. Александр, увидев, что я приготовил на прощальный ужин, недовольно поморщился, и заметил, что этого явно недостаточно. Я ему возразил, что мне терять нечего, утром я собираю вещи, и ухожу отсюда навсегда. А ему ещё здесь работать, да и просьбу Валерия Ивановича нельзя игнорировать. Макарыч меня заверил, что всё будет нормально, взял у меня деньги, и вышел на улицу в магазин.
Хорошие были времена! Алкоголь продавался круглосуточно, и воздух вокруг был просто пропитан романтикой. Когда Александр стал доставать содержимое пакета на стол, у меня полезли на лоб глаза. Александр купил пол литра коньяка, два литра сока, и консервы для закуски. А ведь ему надо было каждый час меняться по графику. Но Макарыч меня заверил, что он лично обо всём со всеми договорился, и что мы можем сидеть спокойно до тёх часов утра, когда Надя проснётся. При таком раскладе я бы Надю вообще не будил, но она не будет спать сама.
Александр оказался старым рокером. Мы перебрали с ним почти все известные широким массам слушателей альбомы зарубежных рок-групп. Постепенно перешли на наших авторов, но тут закончился коньяк, и проснулась Надя. Александр с тоской посмотрел на опустевшую бутылку, пожал мне руку, и, шатаясь, пошёл на место своей работы. Утром мне передали, что он пришёл на пост, и сразу же завалился спать. Всё закончилось хорошо, никто из проверяющих нас не посетил, и наше мероприятие нигде не было запротоколировано.
Жизнь преподносит каждый день свои уроки,
И забавляется проблемами людей.
Но положил на них гитару старый рокер,
И кроме блюза никаких других идей.

Заря рождается обычно на востоке,
И постепенно просыпается страна.
Об этом часто забывает старый рокер,
Когда накроет блюзом новая волна.

У человечества есть тайные пороки,
О них не любят каждый день напоминать.
Но не об этом вспоминает старый рокер,
Когда на сцене продолжает блюз играть.

Есть у всего начало и свои истоки,
Свою дорогу, может кто-то не найти.
И это точно понимает старый рокер,
Ему по жизни с блюзом каждый день идти.
Шутки шутками, а мне надо было теперь находить новые источники для заработка. Поэты-песенники по-прежнему нигде не требовались, и поэтому я продолжил искать вакансию кладовщика. Теперь, когда трудовая книжка была у меня на руках, это было делать проще. Однако мой возраст, а именно 45 лет, давал о себе знать. Это была та самая граница, за которой уже на работу не приглашают. Был ещё один неприятный момент. Половина записей в моей трудовой книжке не соответствовала действительности. Что у меня там только не было записано. Что я и директор, и инженер, и менеджер отдела сбыта. И тут же, на одной странице записи о том, что я лифтёр и аппаратчик. При этом запись о том, что работал кладовщиком, отсутствовала. И, как оказалось, это послужило серьёзным препятствием для вступления в должность.
Я позвонил в одну из фирм, которой требовался кладовщик на склад алкогольных напитков. Я уже видел себя, ходящего мимо ящиков с пивом, как аккуратно у меня будут выстроены упаковки с напитками. Но разговор наш оборвался, как только выяснилось, что у меня нет записи в трудовой книжке.
- Извините, но без этой записи, мы не можем принять вас на эту должность.
- То есть, если я вас правильно понял, если я такую запись в книжке сделаю, то вы меня обязательно возьмёте?
- Молодой человек, глупости не говорите!
- Почему я сказал глупость? Я всего развил вами высказанную мысль. Для вас важно, чтобы было документальное подтверждение моего опыта работы кладовщиком, и когда оно у меня будет, я могу снова к вам обратиться.
- До свидания! – в телефонной трубке раздались гудки, как при занятом номере.
Идти подделывать трудовую книжку я вовсе не собирался. Не потому что я боялся ответственности, а потому что это были зря потраченные деньги и время. Можно было найти работу и без этих хлопот.
Апельсинка каждый день уезжала в 10 утра, и возвращалась после семи часов вечера. Мой распорядок дня был совершенно ненормированный. С утра я просматривал объявления о приёме на работу. Потом звонил туда, где меня что-то привлекало. Или зарплата, или местоположение, или род занятий. Потом я ездил на собеседование, или в этот же день, или тогда, когда мне назначат. Везде меня принимали приветливо, я постоянно заполнял какие-то анкеты. Они были разные. Только один пункт меня всё время раздражал, - это последние три места работы.
Даже когда я работал охранником, у меня запись в трудовой не соответствовала действительности. С апреля по август у меня не было лицензии, и поэтому я работал неофициально. И запись в трудовой книжке была сделана только в сентябре. Объяснить такое несоответствие на словах было не сложно. Люди кивали головами, но, чувствовалось, эта история не внушает им доверия. Про остальные записи и говорить нечего. Одним словом, я везде получал отказ. Иногда мне говорили, что я не справлюсь с такой работой. На просьбу взять хотя бы на испытательный срок так же отвечали отказом.
Апельсинку такая ситуация с моей работой стала потихоньку раздражать. Она в последние дни вообще ушла в себя, придя домой, она ела, после чего утыкалась в телевизор, или читала книгу. Книг она читала много по-прежнему, я так быстро читать не умею, и не могу. Тем более, что в последнее время мне больше нравилось самому писать, чем читать написанное другими.
Число мест, в которых я получил отказ, приближалось к десяти. Отметить такой грустный юбилей мне никак не улыбалось. В тот день я созвонился с двумя фирмами. Одна называется «Парфюм», и занимается большими оптовыми поставками, причём не только парфюма и бытовой химии, но и продуктов. Название другой фирмы я забыл, помню только, что они находятся на Лесном проспекте, и занимаются изготовлением пирожных.
«Парфюм» находится на проспекте Салова, в промышленной зоне. Я добрался до метро «Волковская», и пошёл дальше пешком по рельсам. Неделю назад я уже был на этом месте. Меня забраковали на одном складе, который находился с другой стороны железнодорожного моста от «Парфюма». Так что место было для меня знакомое.
В отделе персонала всё было так, как обычно. Мне дали заполнить анкету. Но тут я не стал её заполнять сразу, а обратился с вопросами к милой женщине, которая вела со мной переговоры. Внешне она выглядела лет на двадцать пять, вот только глаза её были слишком мудры для такого возраста.
- Вы знаете, записи в моей трудовой книжке не соответствуют действительности, - честно признался я, - не подскажите, как правильно мне заполнить анкету?
- А вы пишите, где вы работали на самом деле, наша служба безопасности проверит, - с улыбкой на лице ответила она.
- Отлично, ну хоть у вас с этим полный порядок, - я выдохнул, и стал писать про то, как, где, и кем работал.
- А что, у вас с этим трудности? – поинтересовалась сотрудница.
- У меня нет. Трудности у потенциальных работодателей. Для них запись в документе важнее самого человека. Сейчас сделать липовую запись в трудовой книжке очень просто, ведь так?
- Запись можно. А вот финансовые документы так просто не подделаешь, - продолжала улыбаться девушка, - ну, что, заполнили?
- Да, вот, можете посмотреть, - с этими словами я протянул ей свою анкету.
- Я смотреть её не буду, - просто ответила мне она, - сейчас вы пойдёте к начальнику службы безопасности, он находится вот в том здании, - она показала мне его на схеме территории, - и после его одобрения возвращайтесь ко мне.
- А если он не одобрит, - глупо спросил я.
- Ну, тогда у вас шансов найти у нас работу не останется, - девушка подвела итог нашей встречи.
Итак, моё будущее зависело от одобрения начальника службы безопасности. Как-то мой прежний начальник, Валерий Иванович, признался мне, что бывшие менты на порядок умнее и порядочнее бывших военных, когда дело касается охранной службы. Кем был в прошлой жизни начальник безопасности «Парфюма» мне и предстояло узнать.
Первым, кто встретил меня у дверей, был сторожевой пёс. Он встал с коврика, который лежал перед входом в здание, и обнюхал меня со всех сторон. После чего зевнул, и характерным движением мордочки попросил, чтобы я открыл ему дверь. Я впустил пса вперёд, и вошёл следом внутрь.
В кабинете начальника службы безопасности было очень тепло. Пёс сразу же ушёл в угол, где ему была приготовлена лежанка. Свернувшись калачом, пёс положил голову на передние лапы и закрыл глаза. У меня на душе потеплело.
Поздоровавшись с начальником, я протянул ему свою анкету. Начальник нацепил на нос очки, и сразу стал похожим на учителя математики из фильма «Приключения Электроника». Прочитав анкету, он стал ударять пальцами по клавишам компьютера, внимательно читая информацию, которая появлялась на мониторе. Постепенно его лицо стало хмурым, и я забеспокоился.
- Что же это, у вас в трудовой написано, что вы работаете в одной фирме менеджером, а по отчётам в налоговую, вы числитесь генеральным директором в другой? - задал мне вопрос начальник.
- Я понял, это 2001 год, правильно? – переспросил я.
- Да, именно так!
- Ситуация сложилась такая, - начал я свой рассказ, повернувшись лицом к начальнику, чтобы он мог видеть моё лицо, - мы тогда занимались поставками из Москвы декоративных заборов. Можно сказать, что мы были их представителями. Первые партии товара мы оформляли от их имени. Из Москвы нам передали печати и бланки. А на следующий год было принято решение, что лучше в Питере и области поставки делать от питерской фирмы. Поэтому наш юрист купил чистую фирму с нулевым балансом, в которой меня оформили директором. Про трудовую книжку я в тот момент и не вспоминал. Никто запись в неё не вносил, потому что в новой фирме был только я оформлен. И бухгалтером и директором. Бухгалтер у нас был приходящий, она вела документацию, а я как занимался поставками, так и продолжал.
Начальник службы безопасности молча кивал головой, продолжая смотреть в монитор.
- А что так мало в охране проработали? – не поворачивая головы, и не меняя своего положения, продолжал изучать мою трудовую биографию главный охранник.
- Тут история такая, - я подвинулся на стуле немного вперёд, - работать я начал в фирме с 1 апреля. Но, поскольку у меня не было лицензии, то я работал неофициально, получая на тысячу рублей меньше, и без записи в трудовой книжке. И только, когда я получил лицензию, они меня оформили, - с этими словами я вынул из кармана удостоверение охранника, и протянул его начальнику.
Лицо у него просветлело, после того, как он сверил даты в трудовой с датой, указанной на лицензии.
- Так вы работали в «Аресе»? – скорее самого себя вслух спросил начальник.
- Да, в «Аресе» - просто ответил я.
- Много про неё наслышан, много, - усмехнулся главный охранник, и откинулся на стуле.
- Наверняка не очень хорошее, верно, - уточнил я.
- Верно, жалоб на них много, - согласился он, и протянул мне моё удостоверение. После чего притянул к себе мою анкету, поставил на ней свою резолюцию, и словами, - идите, оформляйтесь, - протянул её мне.
Я сказал спасибо, и вышел на улицу. Пёс проводил меня, повиляв хвостом на прощание. Наконец-то закончился период ожидания и безденежья. На творчество время я найду всегда, а вот на что хлеб покупать? И уже с хорошим настроением я вернулся в отдел персонала.
Женщина взяла мою анкету, положила её в сторону, и посмотрела мне в глаза.
- Как вы относитесь к тому, чтобы работать на продуктовом складе?
- Нормально отношусь, - удивился я сначала, - а чём подвох?
- Дело в том, что для работы на продуктовом складе необходима санитарная книжка. У вас она есть?
- Нет, но я могу её получить, если это необходимо.
- Тогда сейчас вы сходите на собеседование с заведующей продовольственного склада, и в случае положительного исхода я вам расскажу, как мы будем действовать дальше.
- Отлично, - я был заранее уверен, что получу должность на этом складе, - где мне её найти.
- Пойдёмте, я вам покажу.
Женщина повела меня уже знакомой дорогой мимо пункта охраны на эстакаду, и показала рукой на соседнее здание.
- Вот там, где дальний козырёк над воротами, располагается её кабинет. Её зовут Ольга Владимировна. Переговорите с ней, и возвращайтесь ко мне, как бы ваш разговор не закончился. Я её предупрежу по телефону.
Я взял свою анкету, и пошёл в указанном направлении. Между зданиями была большая заасфальтированная площадка, размерами с футбольное поле. На ней стояло несколько фур, ожидающих разгрузки. Со всех сторон слышались голоса водителей, погрузчиков, простых грузчиков, и кладовщиков. Иногда среди мата проскакивали и цензурные слова. Возле широких закрытых тяжёлых стальных дверей стояла высокая женщина с короткими ярко-рыжими волосами, и курила тонкую сигарету. Узнать в ней заведующую мне не составила труда.
Я поздоровался, и протянул ей свою анкету. Она быстро пробежала по ней глазами, и посмотрела на меня в упор. Мне почему-то стало смешно, но я сумел не расхохотаться.
- Опыт работы на складе есть, - как бы невзначай спросила меня заведующая.
- На таком большом нет, но что такое накладная и счёт фактура, это я хорошо знаю, - ответил я.
- Ну, это вряд ли тебе понадобится, - Ольга Владимировна докурила сигарету, и выбросила окурок в урну, - пойдём, поговорим подробнее.
Мы прошли внутрь. Склад представлял собой длинный ангар, где на трёх ярусах стояли паллеты с товаром. Вся это называется адресная система хранения. В течении 10 минут Ольга Владимировна рассказывала, чем именно мне придётся заниматься. Я слушал с одной стороны, внимательно, с другой, мне было всё равно. Потому что с первого раза запомнить всё было невозможно, с другой, я не видел причин, по которым я не смогу справится с этой работой. Так что мы расстались, договорившись о том, что мне позвонят на тот случай, если меня берут на работу. Тогда я приеду уже с набором необходимых документов, включая трудовую книжку и военный билет.
Я был настолько уверен, что меня возьмут, что не поехал на второе собеседование. И даже не стал туда звонить. В конце концом, ну, не пришёл там кто-то, кто хотел, и что? Возьмут другого. Не высшей же математикой занимаются.
Как только я доехал до станции метро «Проспект Ветеранов», как у меня зазвонил телефон. Звонила женщина из отдела кадров.
- Андрей, для вас у меня хорошие новости. Вас приняли на работу, так что ждём вас в понедельник со всеми документами.
- Спасибо большое, буду обязательно!
У меня упала гора с плеч. Я тут же позвонил Апельсинке.
- Привет! Наконец-то я работу нашёл, меня взяли!
- Куда? – судя по шуму голосов, и звону посуды, Апельсинка шаманила в винном отделе магазина.
- Фирма называется «Парфюм».
- Ты будешь заниматься косметикой?
- Нет, там есть продуктовый склад.
- Как интересно! Ну, ладно, потом расскажешь, извини, мне сейчас некогда.
Я подошёл к одному из стеклянных павильонов возле метро, вошёл внутрь и заказал шаверму на тарелке с пивом. Голоден я не был, но очень хотелось отметить это событие, как устройство на новую работу.
В понедельник я снова сидел в том самом кабинете отдела персонала, возле той самой красивой и милой женщины.
- Вот, пожалуйста, я всё принёс, - сказал я, и выложил перед ней перечисленные мне документы.
- Хорошо, - женщина взяла лист бумаги, и стала на нём что-то писать, - вот адрес, где находится поликлиника, которая нас обслуживает. Два раза в год они приезжают к нам для медосмотра наших сотрудников. В этом случае осмотр бесплатный. Но вам придётся самому оплатить осмотр.
- Оплачу, не вижу в этом никаких проблем, - с готовностью согласился я.
- Прекрасно, - широко улыбнулась она, только не затягивайте с осмотром.
- Не затяну, - уверенно пообещал я.
- Ну, тогда мы занимаемся вашим оформлением, вы, скорее всего, начинаете работать с первого декабря, потому как у нас именно с первого числа открыта вакансия, но вам лучше всего уточнить это у заведующей, с вас медицинская книжка в течение недели, ну, вот, в общем, и всё.
- Замечательно, - я был искренен в своём высказывании, - значит, я сейчас иду к Ольге Владимировне, и уточняю дату своего выхода на работу?
- Да, именно так! - ответила мне милая работница кадров, и добавила, - вы хорошо знаете, как до нас добираться?
- Я обычно доезжал до метро «Волковская», а оттуда на маршрутке.
- Понятно, - она кивнула головой, - но знайте, что у нас ходит каждый день развозка от метро «Московская», её график висит на каждом складе, вы можете сейчас с ним ознакомиться, и лично вам я могу посоветовать маршрутку номер 344, она идёт от рынка «Юнона» до «Волковской».
- Здорово! – мне очень захотелось спросить у неё, не этой ли маршруткой пользуется она сама, но удержался.
- Всё, если будут какие-нибудь вопросы, то обращайтесь.
- Обязательно! – я встал с места, попрощался со всеми, сидящими в комнате, и вышел.
Ольга Владимировна сидела в своём кабинете. Точнее сказать, она делила свой кабинет ещё с двумя операторами. Это были две женщины, Наталья Алексеевна, и Татьяна. Татьяна только что устроилась на работу, за неделю до меня. Наталья Алексеевна работа по графику обычной пятидневки, а Татьяна работала только в нашей смене. В другой смене работала девушка, имени которой я не знаю до сих пор.
- Добрый день, - поприветствовал я всех, кто оказался в этот момент в комнате, - меня оформили, и сказали, что, скорее всего, мне выходить на работу первого декабря.
- Кто это тебе такое сказал? – вместо приветствия обрушилась на меня Ольга Владимировна. Позже я узнал, что для неё это была обычная реакция на происходящее. Энергии у неё было много, к своей должности она относилась более чем ответственно, и считала свои долгом влезть в любую ситуацию, даже если её вмешательство обстоятельства не требовали.
- В отделе персонала. Там у них официально должность с перового числа открыта, если я их правильно понял.
- Официально, с перового, у меня людей не хватает, а они бюрократию разводят, - заведующая схватила телефонную трубку, и набрала трёхзначный номер, - что вы там за бюрократию развели у себя, а? Мне человек нужен уже завтра. Что? Оформляйте его как хотите, а он уже завтра на работе будет! Договорились!
- Значит так, - повернулась лицом ко мне Ольга Владимировна, - выходишь на работу завтра. Есть во что одеться, потому что холодно, будет ещё холоднее, а на тебя сейчас одежду мне никто не выпишет.
- Найду.
- Молодец! Значит так! Смена начинается в 7.30 утра, но ты завтра приходи на час позже. Я прихожу к девяти часам, и сама тебя поставлю на место, объясню конкретно, что делать. График такой, завтра и послезавтра, то есть вторник и среда, полный рабочий день, с 7.30 до 22.00. Потом два выходных дня, в субботу до 17.00. Воскресение всегда выходной. Потом выходишь в понедельник, вторник и среда выходные, работаешь в четверг и пятницу. Затем три выходных, и снова выходишь во вторник. Всё понятно?
- Да, меня это и устраивает, что только три дня в неделю я здесь работаю, у меня ещё есть занятия.
- Что ты будешь делать в выходные, меня не волнует, - подвела итог нашей встречи заведующая, - до завтра!
- До свидания! – я вышел на улицу в хорошем настроении.
На самом деле, при всех положительных моментах, была и масса неудобств. Например, если моя смена охранника начиналась в 8.00, и для меня это было очень рано, то тут смена начиналась ещё раньше. То есть, вставать на работу надо было не в шесть часов утра, а на час раньше, в пять. Я с трудом представлял себе, как у меня это получится. Но деньги подходили к концу, и надо было думать о хлебе насущном. Но даже при всех этих неудобных для меня моментах, я не переставал сочинять. Конечно, в этих стихах уже не было летнего оптимизма, но всё равно, с поэзией я не расставался, ни на один день.
Заждался первый снег зимы,
Не отпускает осень лето.
Как всё причудливо, но мы,
С тобой не думаем об этом.

Играет память нашу роль,
Листая писем прошлых строчки.
В них живы и любовь и боль,
А мы как будто одиночки.

Закончен был ли наш роман,
И стоит ли искать ответа?
Как сладок может быть обман,
В случайных поисках сюжета.

Но прошлое не будет ждать,
Есть что сказать о том, что было.
Найдётся старая тетрадь,
И в ней про то, как мы любили.
Апельсинка удивилась тому, что мне выходить на работу уже завтра. Но с другой стороны, ей было приятно, что я закончу бездельничать, и займусь, наконец-то делом. Она приготовила для меня завтрак вечером, чтобы я его утром только разогрел в микроволновке. Звонок будильника она всё равно не услышала бы. Как Апельсинка просыпалась в моё отсутствие, для меня так и осталось загадкой.
Я звуки будильника слышу хорошо. В данном случае роль будильника исполнял мой мобильный телефон. Я не любитель ставить на звонок разные мелодии. Меня вполне устраивает обычный зуммер.
За завтраком я прочитал свежий номер «Спорт-Экспресса». Газету эту я не люблю. В ней работают наглые зажравшиеся москвичи, которые считают, что все должны перед ними пресмыкаться, и что московские команды должны всегда быть первыми, а остальные им обязательно проигрывать, а судьи подсуживать. Но другой такой же газеты, равной по объёму материала, в нашей стране нет. В маленькой Италии три газеты о спорте, а вот в России одна. Монополия…
Минут сорок я ел, поглощая информацию со страниц электронной газеты. Потом запил всё это чаем и стал собираться на улицу. Свою рабочую одежду я вчера сложил в два больших полиэтиленовых пакета. Там были ботинки, брюки, свитер, шапочка, и фуфайка. Фуфайку мне как-то давно подарил мой хороший знакомый, автомеханик Сашка. Откуда она у него появилась, я не знаю, но мне он её отдал, сопровождая голосом, не терпящим возражений.
- Бери, Андрон, она словно на тебя сшита.
Действительно, фуфайка подходила под мою фигуру идеально. Сашка в ней просто напросто тонул.
Выход за территорию был возможен только после открытия любой их трёх калиток магнитным ключом. Я пошёл по направлению к остановке на проспекте Ветеранов. Людей в это время суток на улице практически не было, в основном хозяева собак выгуливали своих питомцев. Маршрутка подошла сразу же, и вскоре я уже стоял возле станции метро «Московская», где у меня была пересадка. Развозка в это время уже не ходила, так что я добрался до работы на другой маршрутке.
На работу с Ольгой Владимировной мы пришли почти одновременно. Я только успел поздороваться с моими новыми коллегами по работе. Это были молодые парни, каждый из которых был вдвое младше меня. Я тут же вспомнил себя восемнадцатилетнего, каким пришёл работать на ЛОМО. Тогда я ко всем обращался на вы, пока мне не объяснили, что это лишнее.
Теперь уже меня парни, здороваясь со мной, называли меня на вы, но я сразу пресёк эти попытки. Контакт был налажен, я переоделся, и Ольга Владимировна отвела меня к старшему смены, которого зовут Стас.
- Стас, объясни ему принцип хранения товара, и покажи, как правильно заполнять адреса, - с этими словами заведующая протянула Стасу распечатанную таблицу.
- Ну, вот, смотри, - Стас развернул таблицу ко мне лицом, вот здесь идёт название товара, вот его адрес, а вот его штрих-код. Пока ты ничего не запомнил, всегда смотри на штрих-код, он у каждого товара свой, как бы они не были похожи.
- Я правильно понял, что вот это номер стеллажа, это номер ряда стеллажа, а это номер, под которым в ряду стоит товар, - спросил я Стаса, вглядевшись в таблицу.
- Ну да, видишь, ничего сложного. Пошли, я покажу, как товар ставить правильно.
И Стас отвёл меня в стеллажи, где на полу стояло много паллетов со стеклянными банками.
- Берёшь одну единицу товара, - Стас вынул из упаковки банку, - смотришь, какой у неё штрих-код, находишь адрес по этому штрих-коду, и аккуратно ставишь товар в адрес. Если что-то не помещается, то оставляешь на паллете, только, чтобы оставался ровный ряд. Остатки надо подписать, вот как тут они подписаны, - Стас вынул лист бумаги, на котором была надпись «Огурцы маринованные», а внизу стояли какие-то цифры, - но ты пока ничего не пиши. Расставляй с этих паллет товар в адреса, что не влезет, выставляй на линейку, я потом сам подпишу.
Сказав всё это, Стас удалился по своим делам. Я взял стоящую неподалёку рохлю, и стал освобождать себе пространство для манёвров. Работа была совсем не сложная, трёх классов образования для неё вполне хватало. Но что делать, винить в том, что я занимаюсь именно этим, а ни чем ни будь другим, было некого, кроме себя.
В процессе работы я и не заметил, как подошла Ольга Владимировна, и молча смотрела на то, как я расставляю товар по адресам. Когда я всё-таки её увидел, она кивнула мне головой, и пошла дальше. Судя по всему, я делал всё правильно, как мне и объяснял Стас.
Около десяти часов утра мне позвонила Апельсинка.
- Привет, что делаешь? – глосс у неё был весёлым, чего я не наблюдал давно.
- Я работаю, - машинально ответил я, пользуясь небольшой паузой, чтобы передохнуть.
- Я понимаю, что ты работаешь, но что ты конкретно делаешь? – Апельсинке было всё интересно, что со мной происходит на новом месте.
Я конспективно изложил её то, чем занимаюсь. Мне было понятно, что не только расстановкой буду я заниматься здесь, на складе, но всему своё время, есть приход товара, есть отгрузки, причём утренние и вечерние, но меня они коснутся позже. Пока я привыкал к обстановке, знакомился с людьми, а они знакомились со мной.
У Стаса оказалось здоровое чувство юмора. В первый же день работы он мне доверил подписывать паллеты, на которых надо было указать название товара, и я решил пошутить. К известному названию «Баклажаны в аджике» я добавил одну букву, и получилось «Баклажаны в таджике». Стас смеялся очень громко, но попросил меня переписать название. По его словам, руководство не любит такие шутки.
Днём я пошёл обедать. На территории склада находятся три питательные точки, и я решил дегустировать все по очереди. Начал я со столовой, вход в которую находился на второй эстакаде нашего склада. Там работникам «Парфюма» полагалась скидка при предъявлению пропуска. У меня такого пропуска на период испытательного срока не было, так что мне пришлось бы платить полную стоимость обеда. Но я там поел всего один раз. Столовая напоминала мне своим интерьером придорожное кафе Новгородской области, у поворота на Малую Вишеру. Было уютно, чисто, но как-то безвкусно. Через полчаса после обеда хотелось съесть не меньше.
Кафе возле въезда на территорию было маленьким и грязным. Сюда приходили все, кому не лень, и все были одеты в спецодежды. Рядом помещались боксы для ремонта автомобилей, за забором база стройматериалов «Петрович». Все голодные ремонтники и строители ходили сюда обедать. Посуда тут была одноразовая, но зато тут был телевизор, и вечерами можно было смотреть футбол или хоккей.
Но я выбрал третий вариант. Это было кафе, находящееся в здании, которое сдавалось в аренду многим организациям. В том числе, и «Парфюму». Коротко его все называли «канцигрушка», из-за названия одной фирмы, арендовавшей тут помещение. Это кафе тоже походило на придорожное, но оно было чуть меньшего размера. Здесь в обед подавали бизнес-ланч, стоимостью 120 рублей. Однако порции здесь были почти в два раза больше, и во столько же раз сытнее. Апельсинка дома одобрительно кивнула, когда я ей рассказал об этом.
Второй день работы мало отличался от первого. Позже стало понятно, что большого разнообразия тут ждать не приходится. Отгрузка утром, расстановка, приём товара, расстановка, вечерня отгрузка. Раза два в день можно было поесть. Большинство парней возили еду с собой из дома, и потом разогревали её в комнате, где стояла микроволновка. У меня язык не поворачивается назвать её столовой.
В общем, жизнь моя вошла в новую стабильную колею, чего нельзя сказать про наши отношения с Апельсинкой. Проще сказать, что в декабре уже никаких отношений не было.

Таким, как есть

Пятница, 11 Января 2019 г. 21:42 + в цитатник
Не знаю, сколько бы я дал,
Чтоб знать, насколько я свободен.
Меня никто не держит вроде,
И не удержит никогда.

Что мне дано и не дано,
Что заслужил и что не принял.
Что значит собственное имя,
И как заслужено оно?

Вопросов много, их не счесть,
Да и нужны ли мне ответы?
Но если я и нужен где-то,
То принимай таким, как есть.

15.05.2016

Прелесть вечной женственности

Четверг, 10 Января 2019 г. 23:21 + в цитатник
Земля прогреется, наверное, не скоро,
До дней июньских тёплых всё же далеко.
О чём мечтаете сегодня Вы, синьора?
Ответьте честно, будто я вам не знаком.

Загадки Ваши разгадать мне не под силу,
И в этом прелесть вечной женственности, но!
Синьора, Вы меня ни разу не спросили,
Вам, видно, право, есть я, нет ли, всё равно.

О! Как, однако, Вы галантно возмутились,
Ну, что же, я хотел лишь убедиться в том,
Что Вы, синьора, ну совсем, не изменились,
Не оставляете беседу на потом.

Но вот уже закат украсил Ваши плечи,
Накиньте шаль, сейчас прохладно по ночам.
Синьора, мне приятны наши с вами встречи,
И поцелуем тоже можно отвечать.

12.05.2016

Не утаён

Среда, 09 Января 2019 г. 22:36 + в цитатник
Искать, найти, потом расстаться,
Таких историй миллион.
Необратимость ситуаций, -
Никто совсем не удивлён.

В свой мир пустить совсем не просто,
Ещё труднее удержать.
Слова, бывает, режут остро,
И шрам в душе, как от ножа.

Уход не значит, что потеря,
Нельзя терять, что не твоё.
Раз не закрыты в сердце двери,
То путь к нему не утаён.

11.05.2016

Пройдя

Вторник, 08 Января 2019 г. 23:52 + в цитатник
Стекает нежной фразой шёпот,
Что делать дальше намекнув.
И как подсказывает опыт,
Идти мне надо в глубину.

Однако всё ещё не быстрым,
Войти движением руки.
Твой крик ответил мне, как выстрел,
И пальцы ставят синяки.

А я в изнеженном бутоне
Ласкаю круглый лепесток.
Во влаге кисть моя утонет,
Такой навстречу ей поток.

Ну вот, и ты уже готова
Принять меня во всю длину.
Я захожу и выйду снова,
Пройдя по трепетному дну.

10.05.2016

Да и она

Понедельник, 07 Января 2019 г. 21:33 + в цитатник
Шальной усладе в плен я сдамся на корню,
Своё орудие из ножен обнажая.
За искушение и дерзость не виню,
Да и она повелевать не возражает.

От жажды влаги родниковой я напьюсь,
Словами можно прикасаться лучше тела.
Мне удивительно приятен этот вкус,
Да и она проделать это же хотела.

Насколько долго может длиться западня,
В которой мы подарим радостные пытки?
Я б это время ни на что не променял,
Да и она лимит не ставит на попытки.

09.05.2016

Равнодушен

Понедельник, 07 Января 2019 г. 00:47 + в цитатник
Майской ночью тепло и не страшно
Перечитывать книги друзей.
Ты увидишь людей не домашних,
А достойных представить музей.

Не изменится мира картина
За один только вечер, но всё ж,
Не такая уж жизнь и противна,
Ты немного попозже поймёшь.

Ничего не бывает напрасно,
Не случаен любой эпизод.
Не всегда, что красиво, то красно,
Хочешь спорить? А есть ли резон?

Безысходность, - отсутствие духа
И неверие в силы свои.
Лично я равнодушен ко слухам,
И не строю свой храм из руин.

08.05.2016

Укрощение строптивого

Суббота, 05 Января 2019 г. 22:44 + в цитатник
Укротить строптивого не просто,
Тут не ум поможет, - красота.
От бедра чувствительная поступь,
Что тревожит мышцы живота.

Плюс к тому же ласковые речи
Тронут струны раненой души.
В первый день, конечно, не излечат,
Но избранник вовсе не спешит...

К Вам потом вернутся бумерангом
Поклонение, внимание, слова.
Ну, а ночью, - пламенное танго,
От которого в восторге голова.

06.05.2016

Время цвета апельсина глава двенадцатая

Суббота, 05 Января 2019 г. 13:05 + в цитатник
Глава 12
Октябрь
Октябрь настоящий осенний месяц, потому что в сентябре стоит лето, а в ноябре начинается зима. Октябрь же начинается листопадом, а заканчивается проливными дождями. «Унылая пора» - как заметил классик почти 200 лет тому назад. И вот в эту унылую пору мы с Апельсинкой готовились к свадьбе. Надо сказать, что, как говорила Апельсинка, конфетно-букетный период давно прошёл. И закончился он совсем не так, как хотелось бы нам обоим. Вместо самостоятельного пребывания на нейтральной территории мы вынуждены были сначала находиться там, где все были рады Апельсинке, и меня не видели в упор, а потом нам пришлось обосноваться на маминой квартире, выслушивая каждый день замечания.
Апельсинка в эти дни нигде не работала, за исключением разовых вызовов на халтуру. Я понимал, что охранником работаю тоже последние дни. Прожить на такую зарплату было нереально. Поисками новой работы я собирался с ноября месяца. К тому времени мы должны были определиться с жильём. Апельсинке после свадьбы пришлось менять документы, потому что она брала мою фамилию. И искать работу она собиралась после этих бюрократических проволочек.
Настроение было если не скверное, то очень грустное. Я ловил себя на мысли, что всё делаю как-то на автопилоте, мой внутренний голос иногда мне говорил, что я делаю вовсе не то, что хочет моя душа. Но услышать его тогда я не смог.
В один из свободных дней мы встретились с нашей тамадой. Встреча была назначена в кафе у метро «Озерки». Лицо девушки показалось мне знакомым. Чуть позже я вспомнил, что видел её в одном из питерских сериалов. Она сказала нам, что училась у Ильи Олейникова, что это была хорошая школа, что работа актёром не всегда приносит хороший доход, и что свадьбы и корпоративы, - это тоже для артиста хорошая школа, особенно для молодых. Мы с ней не стали спорить, и стали обсуждать программу.
В основном пожелания высказывала Апельсинка. Мне ещё с детства свадьбы не нравились своим содержанием, поэтому я сидел рядом и скромно молчал. Кто будет говорить, в какой последовательности, мне было это глубоко безразлично. Только когда мы стали обсуждать перечень приглашённых артистов, то тут я вынужден был вступить в разговор.
Понятное дело, что настоящих артистов на свадьбе не будет. Будут молодые дарования, возможно студенты, которые будут изображать знаменитостей. Список состоял из десятка фамилий, и была среди них одна, которую я терпеть не могу.
Речь идёт о Верке Сердючке. По моему глубокому убеждению, такой персонаж может нравиться только двоечникам, и недоучившимся ПТУшникам. Такое примитивное существо у меня вызывает ненависть, и если я где-то слышу песни в его исполнении, я тут же ухожу, чтобы ничего не слышать. А Апельсинка как раз любила этот персонаж, и кроме него, никого не хотела другого. Фактически вопрос стоял так, или Верка Сердючка, или свадьбы не будет! Я пытался себе представить, как будут выглядеть лица моих знакомых, приглашённых на свадьбу. Все они выросли на качественной музыке, и попсу не переносят совершенно. Ещё ничего не произошло, а мне уже было стыдно перед ними. Но отменить свадьбу я тогда не решился.
Сам я выбрал Михаила Боярского и Эдиту Пьеху. Мы рассказали нашей собеседнице, что не так давно Эдита Станиславовна записала песню на мои слова. Девушка обрадовалась этому событию, и пообещала, что на нашей свадьбе прозвучит именно эта песня в исполнении Эдиты Станиславовны. После чего мы заплатили аванс, и разъехались по домам.
А ещё через пару дней мне позвонила менеджер, отвечающая за банкетный зал, и предложила нам посмотреть новое место. Недавно открылся новый ресторан на берегу Невы, в нём всего два зала, но их можно было объединить, поставив столы большой буквой П. Я предложил Апельсинке съездить посмотреть. Она согласилась, и мы поехали на просмотр.
Ресторан помещался в здании, которое находилось слева от проезжей части, если смотреть по течению Невы. Примечательно то, что других зданий по этой стороне набережной нет. Мы не сразу сообразили, где находится разворот, потому как освещение оставляло желать лучшего. Однако Апельсинка нашла нужную нам разметку, и мы, не нарушая правил движения, припарковались возле ресторана.
Хозяином ресторана был азербайджанец. Он проводил нас за столик, а вскоре к нам подошла девушка – менеджер, и повела нам показывать ресторан. Она показала, где будем сидеть мы, где родители, где гости. Оказалось, что в ресторане есть небольшой балкон, над Невой. С дороги его совершенно не видно, но как место, чтобы уединиться, и покурить, очень даже красивое.
Затем мы вернулись за столик, и стали обсуждать меню. Еда была за рестораном, а вот алкоголь мы должны были закупать сами. Деньги с нас сейчас не взяли, мы должны были завести выпивку за день до свадьбы, и тогда рассчитаться с рестораном. Если кто-то из гостей захотел бы что-нибудь заказать ещё, то ему это быстро бы приготовили. За отдельную, разумеется, плату.
После этого разговора мы отправились в Народный универсам за алкоголем. Возле этого заведения всегда полно народа и найти место для стоянки было непросто. Но Апельсинка справилась. Внутри было очень душно и очень сильно напоминало муравейник, если хоть кто-нибудь видел, как он устроен. Мы подошли со своим списком к скромному юноше в среднеазиатской тюбетейке, и он, спустя пару минут, выкатил наш заказ на тележке. Мы решили, что нам нужен ящик водки, ящик шампанского, четыре бутылки белого вина, и четыре бутылки красного. На тридцать человек должно было хватить.
Весь этот груз мы отвезли ко мне в гараж, и положили в багажник моей копеечки. Я должен был отвезти его за день до свадьбы в ресторан. Оставались ещё две формальности, - костюм жениха, и белое платье невесты.
Что себе на свадьбу придумала Апельсинка, - я не знаю до сих пор. Мне лично это было всё равно, кроме цены. Её платье стоило в два раза дороже моего костюма. Иногда у меня складывается впечатление, что женщины выходят замуж только потому, что хотят повыпендриваться в белом платье перед подругами. Я проблему с костюмом решил в одном магазине. Сказав продавщицам, что женюсь, причём впервые, я обеспечил себе повышенное внимание. Сразу две продавщицы предлагали мне костюмы, и когда я остановил свой выбор на одном, мне тут же подобрали рубашку, а чуть позже и галстук. Мне на секунду показалось, что я просто обязан жениться на одной из них, настолько она тщательно меня одевала. Но я дал слово жениться на другой, а свои обещания я всегда выполняю. Ну, почти всегда.
Итак, всё было готово для свадьбы. Всё приглашённые оповещены, маршрут движения обозначен. Ровно в 14.00 13 октября 2011 года я со своим другом и свидетелем Пашей, отъезжал на лимузине от его дома. Наш курс лежал к дому свидетельницы со стороны невесты, Ани. Там мы сажали в лимузин их обоих, и вихрем, то есть со скоростью 40 км/ч, неслись в ЗАГС на Английскую набережную, где в 17.00 должна была состояться торжественная церемония нашего бракосочетания. После юридических формальностей, типа поставить подписи и поцеловаться, мы отправлялись в мини-путешествие по городу. В 20.00 нас должен был принять в объятия уютный ресторан на набережной, где мы должны были весело отметить нашу свадьбу. Из ЗАГСа нас должно было поместиться в лимузин уже восемь человек. Добавлялись родители и фотограф. Оставалось пережить одну мою смену с 10 на 11 октября. 12 октября приезжали родители Апельсинки, она должна была их встречать, пока я отвожу алкоголь в ресторан. Однако ничего этого не случилось.
Апельсинка задумала устроить девичник, попрощаться с девичьей фамилией. На самом деле это был просто повод ещё раз выпить. Мне не нравилось, что вся сумма денег, которую мы взяли у родственников на свадьбу, оказалась в её руках. Тем более, что три четверти суммы были с моей стороны, с её стороны только четверть. Я ещё с утра просил её всё не пропивать, и вообще закончить это мероприятия как можно раньше. Она сказала, что сама знает, как ей себя вести. Вечером она мне стала звонить, с каждым звонком её голос становился всё пьянее, и пьянее. Я наивно пытался достучаться до её разума, и просил перестать пить. На вопрос, что же ей тогда делать, я попросил идти домой и не пропивать деньги, что мы взяли на свадьбу, тем более, что это были не её деньги. Апельсинка пригрозила мне не указывать, как ей себе вести. Мне пришлось повысить на неё голос. Тогда она пригрозила мне своим приездом на работу.
Было около трёх часов ночи. Я был на обходе, на территории. Мне по рации передали с главной проходной, что ко мне пришли. Я догадался, кто это.
Апельсинка стояла нетвёрдо. Её шатало. В глазах ярким огнём светилась злость. Она прошла в комнату для отдыха. Я закрыл за ней дверь.
- Зачем ты приехала? – я пытался говорить спокойно, хотя меня тоже начинала бить дрожь, - почему ты не можешь просто поехать домой?
- А кто ты такой, чтобы мне указывать, что мне делать, - пьяные ноздри Апельсинки пылали гневом, и я бы не удивился, если бы оттуда повалили огни чёрного дыма, как у Змея Горыныча.
- Я твой будущий муж, забыла? – я повысил голос, хотя и не хотел этого. За стеной отдыхал старший смены. Будь это Иванов Валерий Иванович, всё могло пойти как-нибудь иначе. Но он поменялся со старшим следующей смены. Это был единственный старший, которого я не уважал. Его мне было совсем не жаль.
- Ты ещё не стал моим мужем, и никогда им не станешь, если не перестанешь указывать, что мне делать, ты понял это? – в словах Апельсинки прозвучала угроза.
- Перестать тратить не свои деньги, а ещё лучше, отдай мне их, - ответил я таким же тоном.
- Ах так! – Апельсинка раскрыла сумочку, вытащила оттуда смятые купюры, и кинула их в мою сторону. Деньги мягким скольжением опустились на пол.
Это была последняя капля, которая переполнила мою чашу терпения. Я схватил Апельсинку за руку, притянул к себе, и ударил.
Если бы я ударил её по-настоящему, то, как минимум, что-нибудь ей повредил. Но уже в процессе движения руки я постарался смягчить удар. Кулак разжался, и на голову Апельсинки обрушился подзатыльник. Правда, не с тыльной стороны, а сбоку. Не снизу вверх, а сверху вниз. Но Апельсинку это моё дествие отрезвило.
- Ты меня ударил? – её глаза были полны удивления.
- Заслужила, потому что слов не понимаешь! – я был вне себя от бешенства.
- Ах ты, скотина, - Апельсинка подошла к столу, на котором стоял чайник с кипячёной водой, и взяла его в руки, - вот тебе!
С этими словами моя невеста запустила чайник в стену рядом с моей головой. За стеной спал старший, и у меня не было никаких сомнений, что он от такого удара проснулся.
- Ты что, совсем сдурела, - я подошёл к Апельсинке, и отвесил ей уже настоящего тумака. Апельсинка вскрикнула, и села вдоль стены на пол.
- Старший, старший!! – завопила она не своим голосом, пытаясь ударить меня ногами. Я попытался скрутить её, но алкоголь добавил ей сил. Теперь она молотила руками и ногами, стараясь попасть по мне. Так нас и застали, не выспавшийся старший, и охранник с первого поста.
- Сдайте его в милицию, он меня ударил, - сказала в слезах Апельсинка старшему смены, как только он появился на пороге комнаты отдыха. Я молчал, пытаясь осмыслить происходящее.
- Какая милиция, о чём ты? – старший был любезен, несмотря на сложность ситуации, - он находится на службе, и никаких нарушений, согласно внутреннему распорядку, не совершал. А тебя здесь вообще не должно быть. Уж если кого и забирать в милицию, так это тебя. Тебе это надо?
Апельсинка вытерла слёзы, резко вскочила на ноги, и двинулась к выходу. По дороге она пнула ногой валяющиеся на полу деньги. После чего громко хлопнула дверью. Я понял, что никакой свадьбы не будет.
- Это она чайник разбила, - привёл меня в чувство старший, поднимая с пола осколки.
- Она, - машинально ответил я.
- А зачем? Что ты ей сказал?
- Попросил не тратить не свои деньги на выпивку.
- И вот за этим она и приехала? – старший обвёл взглядом комнату отдыха. Он стоял среди валяющихся банкнот и луж холодного кипятка.
- Она приехала качать мне свои права, - ко мне стала возвращаться речь, - чайник я куплю новый обязательно.
-Уж будь так любезен, Андрей, - вздохнул старший, - возьмите мой чайник из комнаты. Ещё пять часов до конца смены. Возвращайтесь на свой пост согласно графику.
Старший ушёл к себе. Он так и не лёг спать в эту ночь. Я должен был спать последним. Как я досидел до конца смены, я не помню. Но после своего сна я долго плакал. Хотя, говорят, что мужчины не плачут, мужчины расстраиваются. Я расстроился и плакал. Разрушился тот мир, которым я очень дорожил, и ничего нового построено не будет. Это я понял сразу же, как только Апельсинка захлопнула за собой дверь.
У ангелов бывает выходной,
Им тоже надо отдохнуть когда-то.
Сложив покорно крылья за спиной,
Не забывают, что их дело свято.

Но обходиться принято без них,
Хотя поверить в это, право, сложно.
Когда под утро сильный ветер стих,
Назвать причину не всегда возможно.

Ничто не происходит просто так,
За всё, что сделал, - только сам в ответе.
Заранее известен каждый шаг,
И был дан знак в надежде, что заметят.

И как-то так случается подчас,
Что голос неба не всегда услышан.
И чтоб увидеть, не хватает глаз,
А вот уже гроза и дождь на крыше.

Они придут, когда уже не ждёшь.
А может быть, настало это время?
Сказав тебе, где правда и где ложь,
Как только дом твой не закроет двери.
Вместо торжественной поездки на лимузине я обзванивал приглашённых гостей и объяснял им, что свадьбы не будет. Все отнеслись к этому событию философски, и говорили мне добрые слова. В какой-то момент и я поймал себя на мысли, что совсем не огорчён. Штамп в паспорте мне был не нужен. Скорее всего, я реально понял разницу между женатым мужчиной и холостым, и быть женатым мне понравилось. К тому же, а это было самым главным, никаких Верок Сердючек на моей свадьбе не будет. Эта новость перевесила все остальные.
Пришлось мне собирать нерастраченные авансовые выплаты. Девушка-тамада предложила кинуть мне эти деньги на телефон, но резко этому воспротивился. Пришлось снова ехать к ней в Озерки, но другого выхода не было. За ресторан мы ничего не заплатили, а вот вернуть деньги за лимузин не представлялось возможным. По условию договора я мог перенести поездку на лимузине, но никак не получить деньги обратно. Наоборот, за отказ от прогулки с клиента полагался штраф. Поэтому я написал заявление, чтобы нам перенесли прогулку на полгода. Веры в то, что Апельсинка захочет выйти за меня потом, не было, но надо было как-то выходить из ситуации. Иметь запасной аэродром никогда было не поздно.
Проще всего было с ЗАГСом. Не приехали, и не приехали. Заранее мы ничего не заказывали, а платили только госпошлину. На память осталась открытка, где золотыми буквами нам напоминали о нашем бракосочетании. Какое-то время я её хранил, а потом выкинул. Хранить напоминание о том, чего не было, мне стало не интересно.
Первый разговор с Апельсинкой получился очень тяжёлым. К ней приехали родители, мама и отчим. Мама спокойно отнеслась к происходящему, а вот отчим собирался со мной разобраться кулаками. Я не возражал, но поединок не состоялся. Апельсинка сделала так, что наши пути не пересеклись. Хотя дальние родственники, у которых остановились её родители, жили через две улицы от меня.
Первым делом Апельсинка мне сказала, что никогда мне этого не простит. Я ей ответил, что она заслужила, но не по голове, а по заднице, и не рукой, а ремнём. То, что она расколотила чайник об стену, стало для неё новостью. Она была так пьяна, что этого момента не помнила. Собственно говоря, она поняла, что сделала что-то неправильно, но объясняла своё поведение одной фразой: - Мне это надо!
Что делать дальше? Где, и как жить? Пока эти вопросы мы оставили на потом. А 13 числа, как раз в день несостоявшейся свадьбы, певица Наталья Сорокина пригласила меня, и моих родных, на один концерт, в котором она сама принимала участие. Отчим Апельсинки категорически отказался идти, поэтому нас было четверо. Я, Апельсинка, и наши мамы.
Концерт проходил в одном из концертных залом, находящимся на Невском проспекте, возле одноимённой станции метро. Апельсинка водила маму по городу и к началу концерта мы должны были встретиться возле входа. Апельсинка представила меня своей маме, я в свою очередь представил маму несостоявшейся тещё. После чего мы прошли внутрь.
Билеты на моё имя были отложены у администратора. На лице мамы Апельсинки появились признаки удивления. Оказывается, она не знала, что я занимаюсь творчеством. Или не придавала этому факту какого-либо значения. По-крайней мере, я не стал уточнять.
В буфете концертного зала мы столкнулись с Ириной Евгеньевной Таймановой, которая меня узнала, и наговорила много добрых слов в мой адрес в присутствии Апельсинки. Мамы наши сидели в это время за столиком, и, попивая коньяк, о чём-то интересном говорили.
После концерта, который всем понравился, мы добирались домой на одной маршрутке. В это время у Апельсинки зазвонил телефон. Звонил её брат из Канады, и сказал, что у него родилась третья дочка. Мама Апельсинки взяла у неё телефон, и поговорила со своим сыном, поздравляя его. В общем, у всех было хорошее настроение.
В эту ночь Апельсинка ночевала у нас. А на следующий день я пошёл искать съёмную квартиру.
Апельсинка предлагала найти её через авито, но я хотел сначала переговорить со всеми своими знакомыми. Знакомых у меня много, все они или хорошие, или очень хорошие люди, и сдать мне жильё по сходной цене никто бы не отказал. Вопрос был только во времени, которое уйдёт на подготовку жилья к сдаче.
Апельсинке понравилась первая же квартира. Это была студия, в которой стеной отгородили кухню от спальни, чем уменьшили площадь комнаты. Зато в ванной комнате стояла настоящая стиральная машина, что очень порадовало Апельсинку, при этом самой ванной не было. Была душевая кабина, и не очень просторная. Мне в ней было тесно, но всё это было вторично. Специально для нас был куплен раздвижной диван, который я помог хозяину привезти и поставить на место. Располагалась наша квартира на четвёртом этаже пятиэтажного дома, который находился на территории строительного комплекса. Территория была ограждена от внешнего мира высокой толстой решёткой, и попасть внутрь можно было, только приложив магнитный ключ. Внутри подъезда постоянно сидела консьержка, а с лоджии открывался вид на парк. Одним словом, мы сюда переехали жить в последнюю неделю октября.
В очередной раз с нами поехал стол и компьютер. Интернета в квартире не было, но хозяин его быстро заказал и оплатил за три месяца. Сумму я ему тут же вернул.
Проживал в квартире и телевизор. Апельсинка теперь могла смотреть свои любимые американские сериалы, в свободное от работы время. Работу Апельсинка нашла для себя на «Ливизе». Нет, она не встала на ликёро - водочный конвейер, она стала мерчендайзером.
Я такие слова запоминаю далеко не с первого раза, но на это раз смог. Что именно толкнуло Апельсинку на эту должность, не берусь судить, но мне она сказала, что ей это очень нравится. Она должна была объезжать торговые точки, где продаётся водка Ливиза, смотреть, как выставлен товар, проверять количество проданного товара с суммой, выплаченной торговой точкой фирме, фотографировать выставленный товар в торговом зале. Коротко говоря, скучать ей на новой работе не приходилось.
У неё на компьютере появилась специальная папка, куда она заносила результаты своего дневного похода, и каждый день отправляла эти таблицы и фотографии по электронной почте в офис. Сидя перед компьютером в очках, и тыкая одним пальцем в каждую буковку, беззвучно шевеля при этом губами, Апельсинка мне напоминала жену индейского вождя на пенсии. Смотреть на неё было очень забавно, и почти каждый день ей нужна была грамотная консультация. Моих навыков владения компьютером уже не хватало, и Апельсинка просила меня соединить со своим приятелем, который знал о компьютерах намного больше, чем я. Разговаривая с ним, она называла себя моей женой, что было далеко от действительности, но в то же время очень приятно.
Я на своей работе дорабатывал последние дни. Жить на зарплату охранника было совершенно нереально, да и сама работа мне порядком надоела. В ноябре я собирался найти себе новую, хотя толком и не представлял себе, что буду искать. Лет мне уже было много, в объявлениях 45 лет был крайним сроком почти на любую должность, за исключением охраны, куда я идти совершенно не собирался. Поэты не требовались совершенно, так что шансы найти что-либо стоящее были не очень велики. Из всего того, чем мне приходилось заниматься раньше, я выбрал должность кладовщика. Это было не сложно, а аккуратности в отчётах мне было не занимать. Так что я стал искать свободные вакансии для кладовщиков.
Но пока большую часть времени дома я занимался тем, что разрабатывал маршруты движения для Апельсинки. Ей на работе каждый день выдавали адреса торговых точек, которые она должна была посетить. Руководству было совершенно не важно, в каком порядке она будет их объезжать, но составить маршрут ей самой было проблематично. Ей давали точки, расположенные не далеко от места проживания, но эти районы города Апельсинка знала плохо. Она прекрасно знала Петроградскую сторону и северные район, в то время как мы проживали на юго-западе Питера. Я помогал ей прокладывать маршрут с таким расчётом, чтобы расстояние, пройденное за день, было минимальным. Мне уже приходилось решать такие головоломки, когда я работал курьером. Апельсинка, приезжая вечером домой, всякий раз говорила мне, что её коллеги по работе критиковали мои маршруты. Они ей предлагали другие, отталкиваясь от важности торговых точек с точки зрения их финансовой выгоды. Я же такой информацией не располагал.
В свободное время перед сном мы с Апельсинкой подсели на сериалы, которые постоянно шли по телевизору. Сначала их смотрела Апельсинка одна, но, поскольку мне никуда не было деться из-за маленького метража квартиры, то я волей – неволей стал прислушиваться к тому, что говорят на экране, и мне захотелось это посмотреть. Было ли это преимуществом семейной жизни перед жизнью холостяцкой, не знаю, судить не берусь. Может, ещё и потому, что больше нас с Апельсинкой уже ничего не связывало. Сексом мы за два месяца проживания на этой квартире занимались всего один раз, за сентябрь всего дважды, при том, что, живя на квартире моего приятеля композитора Михаила, этому занятию мы предавались ежедневно. И не один раз.
Первый сериал, на который меня подсадила Апельсинка, называется «Кто в доме хозяин?» Он вышел на экраны телевизоров почти сразу за няней Викой. Но если Вика пошла на «ура», то этот сериал на меня никак не подействовал, и я про него просто забыл. Зато теперь я стал смеяться над ситуациями, которые возникали на экране, и любопытство взяло верх. Я решил посмотреть серию от начала и до конца. Их показывали ежедневно, по две серии подряд. В тот день, когда мы с Апельсинкой улеглись на диван для просмотра, показывали последнюю серию, а вслед за ней первую. Я впервые в жизни увидел, чем история закончилась, а именно свадьбой, и только потом стал смотреть, с чего же всё началось. Интереса к сериалу это ничуть не убавило. К тому же все серии можно было переставлять местами, и смотреть с любого места. Этим сериалы и хороши, что пропустив одну или несколько серий, ты ничего не теряешь. Прямо как в мультфильме про Тома и Джерри.
Второй сериал был американский, он называется «Касл». Апельсинка уже заранее рассказала мне историю про главных героев, когда мы легли его смотреть. Я говорю легли, потому что сидячих мест в квартире было всего одно, маленькое кресло, и если кто-либо его занимал, то другому невозможно было смотреть телевизор. Поэтому кресло отодвигалось в сторону, и пространство перед телевизором было расчищено. Сидеть же на разложенном диване было бессмысленно, поэтому все наши киносеансы проходили в горизонтальном положении.
Сериал про Касла, писателя, автора детективов, так меня заинтересовал, что я поискал о нём информацию в интернете. Оказалось, но на осень 2011 года было снято три сезона, и как раз третий должен был стартовать на российском телевидении. При этом шли съёмки четвёртого сериала, и писался сценарий для пятого. Апельсинка радостно потёрла руки от полученной информации, а я купил все три сезона на ДВД дисках. Правда, мы не стали их смотреть, потому как экран телевизора был больше, и потому, что компьютер использовался для других целей.
Теперь у нас вечера проходили одинаково. Я проводил дома большую часть времени. Апельсинка уходила на работу ежедневно, и возвращалась не раньше семи вечера. Я же уходил на работу только каждый четвёртый день, но на целые сутки. Впрочем, из этой квартиры на охрану я ездил всего дважды, а потом уволился. Остальное время я или писал, или искал работу, или готовил еду.
Не скажу, что готовить я научился, но Апельсинка хвалила, как я готовлю. Лучше всего у меня получалось делать салат их свежих овощей, и чистить картошку. Апельсинка варила супы, и жарила мясо. Постепенно и я научился его жарить, правда, не так, как это делала она. Я резал мясо большими кусками, и дольше его обжаривал. Мне нравится мясо, у которого толстая хрустящая корочка. И большие куски люблю тоже. Дуремар, поедающий мясо с куска, который надо держать на вытянутых руках, - мой любимый момент из фильма «Приключения Буратино».
Такой большой кусок, мне, конечно, было не пожарить. Я жарил кусочки поменьше, и меня согревало чувство, что я делаю доброе дело. Нет, меня не грызла совесть за то, что случился конфликт с Апельсинкой. Нет. Я просто почувствовал удовольствие от того, что готовлю еду для кого-то, кто придёт ко мне домой. Наверное, для кого-то это мелочь, которая даже не заслуживает внимания. Соглашусь. Но для меня это было очень важно. За те два месяца, что мы с Апельсинкой прожили на этой квартире, она только один раз приготовила обед. Поскольку готовила она большими порциями, то мы его уничтожали почти неделю.
Постепенно становилось холодно, зима в том году пришла рано, и пришлось запасаться зимними вещами. Я привёз пуховичок, который купил на новогоднюю премию, работая лифтёром на заводе, а Апельсинка, кроме тёплой одежды, привезла Грина. Он меня узнал, и стал искать палочку, чтобы поиграть со мной. Но в квартире палочек не оказалось, и мы с ним отложили эту забаву для прогулок. Места для выгуливания собак было предостаточно. Рядом протекает речка, берега её не застроены, речка петляет, в общем, простор для собак. Другое дело, что их много, и все на поводках. Отпустить тут своего питомца, - это навлечь на себя гнев остальных хозяев. Апельсинка привезла не только специальную подстилку для Грина, но и его верхнюю зимнюю одежду. Это был старый свитер, у которого были отрезаны рукава. Передние лапы просовывались в отверстия для рук, а задние были свободны. Грин не возражал против такого одеяния. Он, собственно говоря, никогда ни против чего не возражал.
Вот так подошёл к концу октябрь, месяц, в котором мы должны были обрести счастье, а получили проблемы. Конечно, проблемы появились намного раньше, только мы их не замечали. Теперь же наши разногласия бежали по улице впереди нас, но мы как-то пытались примериться с этим. По крайней мере, я. Апельсинка вела себя как обычно, хотя чувствовалось, что ей всё то, что с нами происходит, порядком надоело. Ей не нравилось место нашего жительства, территориально, она хотела жить на Петроградской стороне. Ей не нравилось моё решительное неприятие её знакомых, что было взаимно. Ей не нравилось, почему я занимаюсь тем, чем занимаюсь. У нас произошёл длинный откровенный разговор о нашем прошлом, в результате которого Апельсинка сказала, что знай бы она раньше обо мне всё, то не стала бы со мной жить. Я ей резонно заметил, что никто не мешал ей узнать об этом, во-первых, и, во-вторых, нельзя жить одним только прошлым. Апельсинка ушла в себя, а когда вернулась, то больше к этой теме мы уже не возвращались. Апельсинка с головой ушла в работу мерчендайзера, а я занялся поиском новой работы, как так моё охранное настоящее подошло к концу.

Очевидно

Пятница, 04 Января 2019 г. 22:34 + в цитатник
В полночь время осеннего блюза,
Даже если весна на дворе.
Мысли грустные станут обузой,
Никого в этот час не согрев.

Звуки музыки разом умолкнут.
Тишине дадут шанс прозвучать.
Тёплый дождь нападает на окна,
Он привычно не спит по ночам.

Бессловесная эта картина
Год за годом рисуется мне.
Где же тот, кто сюжет мне подкинул,
Или та, что приятней вдвойне?

Но остался вопрос без ответа,
Майской ночью под шёпот дождя.
Я грущу в ожидании лета,
Очевидно, себя не найдя...

05.05.2016

Взрыв

Четверг, 03 Января 2019 г. 22:28 + в цитатник
Страсть не измеришь, и надо ли это
В тот самый миг, когда чувствуешь плоть?
Тело от ласковых рук разогрето,
Надо лишь робость в себе побороть.

Только ведь ей и не справиться с нами,
Губы развязаны крепостью слов.
Мы не сдаём друг для друга экзамен,
Каждый из нас делать сладко готов.

Волны одна за одной нас качают,
Это экстаза знакомый мотив.
Взрыв! ...и мы мысленно в самом начале,
Делать всё молча себе запретив.

02.05.2016

Не мне одному

Среда, 02 Января 2019 г. 23:23 + в цитатник
Сколько людей, не узнавших о счастье,
Тихо ушло, не оставив следа?
Кто виноват в заблуждениях, власти?
В жизни возможно, в любви, - никогда!

Если ты любишь, то просто обязан
Участь любимой своей разделить.
Смысл доходит порою не сразу,
Только меж нами незримая нить.

Чувства проверить возьмётся лишь время,
Искренность в этом подмога ему.
Долгий ли срок разобраться в проблеме?
Знать бы хотелось не мне одному.

01.05.2016

Можно

Вторник, 01 Января 2019 г. 23:47 + в цитатник
Не привыкай к постоянным нападкам,
Это завидуют те, кто не смог.
Многим сегодня живётся не сладко,
Не по зубам им изысканный слог.

Не принимай близко сердцу тревоги,
Это сомнения в том, что права.
Рано ещё подводить нам итоги,
И подбирать напоследок слова.

Не забывай обо всём, то, что было,
Это поможет в далёком пути.
К той, что когда-то меня полюбила,
Трудно конечно, но можно дойти.

30.04.2016

Пора бы

Вторник, 01 Января 2019 г. 01:02 + в цитатник
Свобода мысли недоступна нам, как вера,
Свободу действий предоставит лишь полёт.
Кто неподвластен ни приказам, ни манерам,
Тот сможет сделать шаг, когда никто не ждёт.

Плыть по течению, - удел довольно слабых,
Остаться сильным сможет верящий в себя.
А всем незнающим я лишь скажу, - пора бы,
Найти свой путь, пока зарницы не трубят.

28.04.2016

Время цвета апельсина глава одиннадцатая

Понедельник, 31 Декабря 2018 г. 10:37 + в цитатник
Глава 11
Фермерская жизнь
Последний день лета дождливый и грустный,
Прощаться с теплом никому не охота.
Ночами нет света, безлюдно и пусто,
И вид за окном отменяет полёты.

Наш дом для двоих небольшой и уютный,
Согласен на всё, лишь бы только быть с нами,
Вот ветер затих и мы ежеминутно,
Глядим на костёр, согревающий камень.

И тёмная ночь, холодов не скрывая,
Покажет дорогу, где прячутся звёзды,
Сходить я не прочь, но так долго до мая,
Ведь время итогов, потом будет поздно.
Как нам этого не хотелось, но пришлось покидать нашу съёмную жилплощадь. В последних числах августа мамина знакомая порекомендовала нам своего дальнего родственника, у которого три года назад умерла родная тётя, оставив тому двухкомнатную квартиру в наследство. Этому дедушке было уже за пятьдесят, он не был женат, жил где-то в центре Питера, а в этой квартире создал нечто вроде музея свой родственницы. Сама квартира находилась на юго-западе города, напротив рынка «Юнона». Этот район Апельсинке совершенно не нравился, хотя рынки она любила. Но, поскольку, сама предложить варианты с жильём не могла, то молчала. Мамина знакомая обработала родственника на предмет сдачи квартиры внаём. Тот долго сопротивлялся, но всё-таки согласился с нами встретиться.
Квартира выходила окнами во двор дома, на четвёртом этаже. После семнадцатого этажа это было совсем невысоко. Нас встретил невысокий сухой человек с испуганными глазами. Было видно, что ничего он не хочет делать, но раз дал слово, то его надо держать. В квартире было чисто для того количества мебели, которое в ней находилось. Когда я говорил о музее, то нисколько не преувеличивал. Книги, часы, портреты, статуэтки, - все они была аккуратно разложены по шкафам и полкам. Если бы не современные размеры комнаты, то можно было подумать, что мы находимся в жилье девятнадцатого века. Только телевизор и большая двуспальная кровать были из века двадцатого.
Кухня была очень маленькой. Двум людям тут было не развернуться. А в ванной комнате не было стиральной машины, её вообще в квартире не было. Апельсинка стирала наши вещи в маленькой переносной машине «Малышок». В случае нашего сюда переезда, нам пришлось бы снова ей воспользоваться.
Мы изложили нашу ситуацию. 31 августа мы должны были освободить съёмное жильё. Дедушка ответил, что ему надо будет перенести из большой комнаты в маленькую те вещи, которые будут нам не нужны. Да и для того, чтобы мы их не повредили. При этом ударение в предложении упало именно на это слово. Меня уже терзали смутные сомнения, что жильё нам этот дедушка ни за что не сдаст. Но на словах мы договорились так, что он в течение месяца подготавливает для нас комнату, а числа 25 сентября мы с ним созваниваемся. На самом деле, ни мне, ни Апельсинке, жить в таких условиях не хотелось. Был только один плюс, - плата за жильё. Мы сюда въезжали за обычную квартплату.
Выходило так, что нам надо было где-то месяц перекантоваться. И Апельсинка предложила пожить этот месяц у Ани, на её ферме. Мне было сказано, что Аня с мужем уедут в город, а мы останемся одни ухаживать за животными. Мы не только не будем ничего платить за проживание, но нам ещё и будут приплачивать десять тысяч рублей в месяц. Отказаться от таких условий было невозможно.
31 августа я попросил Пашу подъехать к нам, помочь спустить вещи вниз. По плану Апельсинка должна была находиться внизу, и заносить лёгкие вещи по машинам. А мы с Пашей будем спускать их вниз на лифте. Дело осложнялось тем, что лифтом постоянно пользовались жильцы подъезда, и мы долго ждали, пока грузовой лифт освободиться, либо нас останавливали, пока мы спускались вниз.
Холодильник мы готовы были выбросить на помойку, но его у нас перехвалил шустрый дворник. Он подкатил свою тележку, помог нам положить его не неё, и довольный своей добычей, побежал в обратную от помойки сторону.
Всё остальное наше барахло разместилось в двух машинах. Время было десять часов вечера, а нам предстояло проехать весь город, плюс 60 километров за Питером. Апельсинка ещё хотела заехать на свою старую квартиру, что-то там взять ещё из одежды. Всё-таки лето закончилось, да и жить нам предстояло в полевых условиях. Поэтому я поехал сразу на Анину дачу. Каменноостровский проспект, Садовая улица, Московский проспект, Пулковское шоссе, и вот я еду прямо в Гатчину. Потом я буду по этой же дороге ездить на работу до кольцевой, а там, в Рыбацком, спускаться на проспект Обуховской Обороны. Апельсиинка в середине августа уволилась из охранников. Ей очень понравилась работа мерчендайзера, и, как только мы вернёмся в город, она сразу будет искать себе подходящее место.
Я подъехал к дому около полуночи. Дом не был заперт, и внутри горел свет. Надо сказать, что входная дверь так распухла от сырости, что могла быть закрыта только на навесной замок. Чуть позже Анин муж подтесал порог, и дверь стала плотно закрываться, по крайней мере, ночью не дуло, но на ключ её всё равно нельзя было закрыть.
Я вышел из машины и сел на пень возле крыльца. Переносить вещи сейчас не было никакого смысла. Всё равно ничего не видно на улице, да и спать было пора. Но спать рано у нас не получилось. Апельсинка приехала минут пятнадцать спустя и предложила отметить переезд. На столе появилась бутылка водки и закуска. Я возражать не стал.
Когда мы проснулись, было уже около одиннадцати утра. Из курятника раздавался крик возмущения. Они проснулись в шесть утра и давно должны были быть накормлены. Апельсинка потянулась к телефону, чтобы получить от Ани инструкции по кормежке. Аня была в шоке от того, что мы до сих пор не кормили животных, и сделала нам замечание. Пришлось нам забыть о том, чтобы завтракать самим, и исправлять положение.
У несушек корм был, так же, как и питьевая вода. Однако по графику, им уже было положено гулять по территории. Я подошёл к двери, закрытой на щеколду, и распахнул её. Курицы выбежали из большой клетки, ругая меня на ходу. Последним гордо вышел петух, и, проходя мимо, клюнул меня в кроссовку на правой ноге. Я не стал ему отвечать, он имел на это право.
В сарае, где жили бройлерные курицы, стоял шум и гвалт. Я открыл дверь, и чуть было не был сбит с ног шумной толпой злых голодных куриц. Пришлось расчищать себе дорогу к кормушке лопатой. Как только я стал сыпать корм, как курицы напролом, толкая друг друга, прямо по моим ногам бросились поглощать корм. С одного раза наполнить кормушку не удалось. Пришлось выходить на улицу, и снова возвращаться. За это время несколько бездумных существ вырвались из сарая. Я их переловил по очереди, и вернул в среду обитания. Для бройлерных куриц прежде всего нужен температурный режим. Они должны жить и набирать вес при определённой температуре.
Накидав им корма столько, чтобы им хватило на завтрак и обед, я налил в поилки воды и пошёл заниматься кроликами. Апельсинка всё это время сидела на крыльце и приходила в себя. При всей своей любви к выпивке, Апельсинка никак не могла приучить свой организм быстро трезветь. А уж по утрам она отходила очень долго. У меня же наоборот, чем быстрее я двигаюсь, и что-либо делаю, тем быстрее организм восстанавливается. Поэтому Апельсинка приходила в себя, чтобы потом заняться обедом, пока я спасал животных от голодной смерти.
Кролики очень любили свежескошенную траву. Запас её лежал сразу за сараем, в котором они помещались. Я взял небольшую охапку, и вошёл внутрь. В летках было подозрительно тихо. У меня мелькнула мысль, что кролики уже умерли от голода. Чтобы это проверить, я положил маленький пучок травы сверху на ближайшую клетку. Тотчас же из домика выскочили два зверька, и стали наперегонки тянуть вытянутыми губами травинки. Они выглядели так мило и забавно, что я ими залюбовался. Но тут из соседних клеток выскочили другие, не менее голодные кролики, и стали бить лапками по стенкам, требуя своей доли. Я отошёл от первой клетки, и стал обходить все подряд, как официант на официальном ужине. Кролики выскакивали в таких количествах, что у меня возник вопрос, - как они там внутри все помещаются? Но они не жаловались на тесноту, только на отсутствие еды вовремя.
Весь первый день у нас ушёл на привыкание к обстановке. Одно дело приехать сюда гостем, и совсем другое, быть тут хозяином положения. Мы вынесли из машин наши вещи. Я собрал стол, и в бане стало тесновато, хотя и добавилась при этом новая рабочая поверхность. Подключил компьютер в сеть, включил музыкальный центр. Однако этого было мало, чтобы тут работал ещё и интернет. Надо было подключить флешку. У Ани такая флешка была, но они с мужем умудрились её погнуть, во-первых, а во-вторых, на неё надо было положить деньги. Но самое главное заключалось в том, что они забыли, какой у неё пин-код. Поэтому я поехал в Волосово, чтобы эту проблему решить.
Купить флешку было просто. Я выбрал того же оператора, что был у меня, - Мегафон. Паша мне сказал, что получать почту и передавать файлы такой флешкой будет просто, а вот смотреть кино проблематично. Но Паша ошибся. Кино мы смотрели без всяких проблем, да и скачивать музыкальные файлы у меня получалось очень хорошо. Так что жаловаться на жизнь с этой стороны не приходилось.
Вода в доме была привозная. Она хранилась в пятилитровых прозрачных канистрах. Ехать за ней было недалеко, метров двести. Тут находилась общественная колонка, где местные жители набирали воду. Как раз в первый день нашего пребывания меня остановил председатель местного кооператива и грозно спросил, почему я тут воду набираю. Я ему объяснил, кто мы с Апельсинкой такие, но мой ответ его не удовлетворил, и он связался с Аниным мужем по телефону, чтобы проверить эти данные. Всё это время я набирать воду не мог, поэту молча стоял рядом, и посмеивался над шпионскими играми председателя.
В магазин тоже надо было ездить на машине. Или в Волосово, или в Елизаветино. В Елизаветино было ближе, в Волосово ассортимент больше. Так же в Волосово можно было купить комбикорма для животных. Бройлеры ничего другого не ели, несушкам его давали для разнообразия, кроликам, как замену сочной травы. Замена была явно неравноценной. После комбикормов кролики хотели пить. В каждой клетки стояли поилки, сделанные из консервных, или стеклянных банок, но до них ещё как-то надо было добраться. Как правило, поилки находились в самом углу клетки, и тот, кто находился ближе всех к ней, тот мог напиться легко, а остальные? Не говоря о том, что очень часто звери опрокидывали поилки, и долгое время сидели без воды. Мы трижды в день внимательно осматривали каждую клетку на предмет еды и питья, и почти каждый раз где-нибудь не было воды, даже если мы не давали комбикорм.
Комбикорм давать приходилось потому, что уже был сентябрь, а травы вокруг было не такое большое количество. Большая поляна возле дома была отдана под строительство, и на её территории велись работы. Правда, в субботу и воскресенье там никого не было, но и территория была растоптана рабочими и машинами. Так что добыть траву было не просто, потому как на месте скошенной новая уже практически не росла, исходя из времени года. Я старательно обходил все маленькие островки зелени, добывая еду для маленьких пушисткиков, но одной травой их было уже не прокормить.
Через два дня у меня была рабочая смена. Накануне Апельсинка приготовила завтрак, мне оставалось его только разогреть в микроволновке. Проснулся я в шесть утра по звонку своего мобильника. Апельсинка не слышала этих звонких сигналов, и продолжала спать. Я включил компьютер, чтобы прочитать свежий номер Спорт - Экспресса за завтраком. Это был мой ежедневный утренний ритуал. После чего я поцеловал Апельсинку, и пошёл заводить машину.
По моим расчётам, добраться до работы я должен был где-то за час. Так оно и получилось, при этом после Гатчины образовалась пробка, длиной около пяти километров, пока не закончились деревни.
На работе меня уже мало что интересовало. Период романтики давно закончился, сама работа не доставляла никакого удовольствия, по ночам было уже темно, и писать стихи было крайне неудобно. Так что ни один день в голове никак не отложился, не запомнился. Надвигалось радостно событие, - День Рождения Апельсинки. Отмечать его мы решили на природе, то есть на Аниной ферме.
Апельсинка не стала приглашать много гостей. Да, и гостями их было сложно назвать, поскольку это были Аня с мужем. Со своей стороны, я позвал своего друга Пашу, и мою маму. Мама должна была приехать днём на автобусе из Волосово, благо расстояние было небольшим, а Пашу я забирал из Питера сразу после своей смены.
Сразу, - это всё-таки не совсем точно. После смены я добирался по пробкам до центра города, пока не нашёл свободное место, чтобы припарковаться. Место нашлось в пяти кварталах от Пашиного подъезда. Я набрал его номер, и он попросил объяснить ему, где я нахожусь. После чего сказал, чтобы я ждал его появления. Пока Паша добирался до машины, я заснул. Неудивительно, учитывая, что до этого я спал всего два с половиной часа.
Разбудил меня сладкий аромат цветов. Это Паша купил по дороге огромный букет, и уселся рядом на пассажирское сидение, пока я спал. Я, честно говоря, о цветах не думал вообще. Пришлось теперь мне выйти из машины до ближайшего цветочного киоска, чтобы не ударить в грязь лицом перед будущей женой. Наши букеты были чем-то похожи, но всё-таки главное в подарке, - это внимание! Мы оба были уверены, что Апельсинке они понравятся.
Мы не ошиблись в своих ожиданиях. Апельсинка обрадовалась каждому букету и пошла их куда-нибудь пристраивать, так как вазы походящей для них не было. А мы с Пашей приступили к готовке, так как на стол ставить было пока нечего. Да и гости должны были появиться часа через два.
Но они появились раньше, Аня и её муж. Аня тут же стала готовить своё фирменное блюдо, Паша готовил мясо для шашлыков, Анин муж расчищал площадку под мангал, и готовил дрова, Апельсинка занялась приготовлением печёночного торта, а я стал делать свой любимый салат, - апельсины под майонезом.
Такое название придумал я сам, хотя, кроме апельсинов и майонеза, в нём присутствуют и другие овощи и фрукты. Меня научила его готовить одна хорошая знакомая, с которой я расстался лет десять назад. Сначала берётся свежий огурец, и режется вдоль на узкие полозки. Потом эти полоски режутся поперёк, так, чтобы получились маленькие огуречные квадратики. Готовые геометрические фигурки сваливаются в специально приготовленную большую посудину. Затем режутся помидоры. Нож должен быть очень острым, чтобы помидоры были нарезаны такими же квадратиками, как и огурцы. Скорее всего, так не получится, но это не столь важно. Главное, чтобы размер кусочков помидора не был больше, чем у огурца. Нарезанные кусочки помещаются в ту же посуду, где уже лежат огурцы. Обязательно надо слить туда весь сок, который остался на разделочной доске. Всё это имеет значение для вкуса.
Затем мы берём яблоко. Лучше всего сорта Семеренко. Они и режутся легко, и достаточно сочные. С ними проводится та же процедура, что и с помидором. Только яблоко режется намного проще. Наполнив содержимое посуды кусочками яблока, мы приступаем к самому сложному, - нарезаем апельсин.
Апельсин можно, конечно, поделить на дольки и резать потом каждую дольку. Но тогда общая площадь, с которой выделяется сок, будет раза в два меньше. Поэтому, как только апельсин освобождается от кожуры, его режут так же, как и помидор. Сока выделяется при этом ещё больше, и сохранить его сложнее. Поэтому надо сразу сок слить в посуду, где уже лежат нарезанные раньше заготовки. Затем, нарезав апельсин на мелкие кусочки, поместить их в ту же посуду.
Теперь самое простое, - открыть баночку сладкой кукурузы и высыпать её на заготовки. Сок из банки не надо выливать отдельно. Он тоже войдёт в состав салата. Было бы здорово, если бы все нарезанные кусочки оказались размером с одной долькой кукурузы. И, наконец, мы поливаем наше месиво майонезом провансаль, 67% жирности. После чего тщательно всё перемешиваем. Жидкость имеет свойство стекать вниз, поэтому салат надо есть быстро, как только его приготовили. Долго держать его не рекомендуется. Смесь сока помидора, апельсина и майонеза создают неповторимый вкус, который долго будет помнить ваш язык.
Все эти махинации с фруктами и овощами я и проделывал, отвлекаясь на всякие мелочи, типа помочь что-либо сделать, или накормить животных. Я охотно откликался на любую просьбу, благо салат надо было всё равно подавать на стол последним. Я его закончил делать уже после того, как приехала моя мама.
Стол был накрыт на улице. В этих краях комары не водятся, так что трапеза на свежем воздухе добавляла аппетит. Всё было изумительно вкусно, так что мы быстро объелись. Говорили в основном о нас, о том, как мы собираемся дальше жить. У меня никогда не бывает далеко идущих планов, я просто получаю удовольствие от того, что со мной происходит, от того, какие люди меня окружают. Апельсинка смотрела на мир более практично. Она хотела съездить в Канаду к своему брату, который готовился этой осенью третий раз стать отцом. Я должен был сопровождать её в этой поездке в качестве мужа.
Шашлыков было много, и с первого раза мы их все не съели. Вторая порция готовилась намного быстрее. Водка без шашлыков пилась плохо, поэтому был объявлен небольшой перерыв в трапезе. Мама им воспользовалась, чтобы поехать домой. Ей, честно говоря, совершенно не нравилось, что я живу в таком месте. Мне же было важно не где жить, а с кем. Мама уважала моё мнение, но при всяком удобном случае эту мысль свою высказывала. Не обошлось и на этот раз. Пока я её провожал до остановки автобуса, мама прочитала мне небольшую лекцию о вреде, который я наношу сам себе, живя в таких условиях. Я маму успокоил, что это только до конца сентября. У нас была договорённость, что мы будем снимать жильё в Питере.
Мама уехала, и мы продолжили наш праздничный вечер. Паша заснул, сидя на стуле, и его проводили ночевать в фургончик, где обычно ночевали приглашённые на ферму гости. Курицы и кролики давно заняли свои спальные места, и только Аня и Апельсинка не могли наговориться. Казалось, что пить водку и говорить, они могут бесконечно.
Утром, когда я проснулся, то первым, кого я увидел, был Паша. Он скромно сидел на стуле, и ждал, когда же мы отвезём его в город. На самом деле должен был его отвезти я. Апельсинке хватало дел и без этого. Чистой посуды у нас не осталось совсем. Будить Апельсинку я не собирался. Мне достаточно было умыться и одеться, чтобы потом отвезти Пашу в Питер. Однако я умудрился порвать одну линзу. Возможно, я её порвал накануне вечером, но это было уже не так важно. Без линзы я не могу водить машину, да и вообще без неё я вижу очень плохо. Пришлось будить Апельсинку, и просить её отвезти нас с Пашей до Волосово, где мы пересядем на автобус до Питера. Апельсинка долго пыталась понять, чего я от неё хочу. А когда поняла, то попросила сварить ей кофе. Пока я его готовил, она кое-как поднялась с постели и села на стул, пытаясь собраться с мыслями. Потом она медленно и с удовольствием поглощала свой любимый напиток. Всё это время Паша сидел на одном месте, ничем не выдавая своё нетерпение, хотя внутри у него бушевал вулкан.
Покупка линзы ломала все планы на день. Апельсинка должна была уехать в город по делам, и кормить животных днём было некому, кроме меня. А мне предстояло пулей долететь до центра на Литейном проспекте, купить линзы, и тут же назад. Раньше двух часов дня я никак не мог успеть, но выбора не было.
Апельсинка высадила нас возле автобуса на стоянке уже в хорошем настроении, Паша тоже приободрился, и дорога в Питер пролетела, как одно мгновение. Назад я тоже добрался быстро, так что животные не сильно заметили моё отсутствие.
А вот дальше стали происходить события, которые я отменить не мог, но и присутствие моё на них никак не входило в мои планы. На нашу ферму пожаловали Анины родные.
Они были знакомы с Апельсинкой, и приехали её поздравить. Я для них был по большому счёту никем, так как оценить меня они были не в состоянии. Кроме разведения животных, выделывания из них меховых изделий и выращивания конопли, они мало что умели делать, а про занятия литературой и говорить нечего. Анин брат работал заведующим отделом обуви в универмаге и рассказывал об этом с таким восторгом, словно делал доклад на научном симпозиуме. Говорить с этой семейкой мне было не о чем. Впрочем, как и им со мной.
На этой почве и начались конфликты между мной и Апельсинкой. Получалась такая картина. По договорённости, на этот месяц именно мы с Апельсинкой являемся хозяевами этого маленького сельского участка. И именно мы должны были решать, кто будет здесь находиться, а кто нет. А на практике нашего мнения никто не слушал, точнее, никто и не спрашивал, потому что Апельсинка была только за. Я был против категорически.
Именно в эти три дня и стали видны наши расхождения в образовании, в интересах, во взглядах на жизнь. Когда мы жили одни, то этого не ощущалось, мы просто получали удовольствие друг от друга. Теперь же мы сталкивались с действительностью, которая мне очень не нравилась. Апельсинка согласилась с моими доводами, но не сразу, когда уже срок нашего пребывания на этом месте закончился.
Всё-таки осень, а осенью ночами бывает холодно. Поэтому мы стали топить котёл. Он был предназначен, чтобы кипятить воду для бани, но в нём была дыра, поэтому его использовали только, как печку. Анин муж распилил длинное толстое бревно на чурки, которые я разрубил топором на дрова. И каждый вечер, как только начинало темнеть, растапливал котёл. Пары охапок хватало на одну ночь. В постройке было тепло постоянно.
Вопрос, что делать с животными, каждый день обсуждался между Аней и Апельсинкой. Бройлерных куриц превратят в тушки, это было понятно. Но вот кролики не могли жить в таких спартанских условиях, им нужно было тепло. Так же, как и курицам несушкам. Корма на земле становилось всё меньше, дожди шли всё чаще, я ездил за комбикормами через день. Надо было как-то решать эти вопросы до того, как мы уедем отсюда в город. У нас с Апельсинкой тем временем шли приготовления к свадьбе.
Нам захотелось покататься в такой день на лимузине. Фирм, сдающих лимузины напрокат, в Питере много. Мы выбрали ту, где цены оказались самыми гуманными. Позже оказалось, что в этой фирме самые большие штрафы. А штраф брался за каждую мелочь, например, за открытие бутылки шампанского в машине. Понятное дело, что без такого атрибута ни одна поездка на лимузине во время свадьбы не обходится. Так что теоретически мы могли попасть на большие деньги.
Однако ничего этого мы тогда не знали. В состоянии эйфории мы приехали в офис фирмы. Там длинноногие красавицы предоставили нам буклеты с внешним видом авто и каталогом возможных нанесённых надписей на дверях лимузина. Из всего предложенного мы выбрали лозунг «А мы женимся!» Почему-то именно он нам понравился больше всех.
Выбирать помещение для свадьбы Апельсинка доверила мне. Я в одной из своих бесед поговорил на эту тему с Валерием Ивановичем Ивановым и он предложил мне обсудить сложившуюся ситуацию с одним из менеджеров, работающих на заводе. Эта милая девушка занималась культмассовой работой. Я её видел сам неоднократно, когда работал на транспортной проходной. Она всегда приезжала на небольшой красной спортивной машине, которую я, согласно должностной инструкции, должен был тщательно осмотреть. Машина была мне до лампочки, чего не могу сказать о фигуре её владелицы. Вот её я осматривал тщательно, и с удовольствием.
В ближайшую смену я как раз работал на транспортной проходной. И как только красная спортивная машина остановилась возле проходной, я вышел, чтобы не только открыть ворота, но и договориться о возможном сотрудничестве. Договориться удалось сразу же. Девушку очень порадовал тот факт, что на территории завода из служебного романа может возникнуть крепкая дружная семья. Мы обменялись телефонами.
Через пару дней она мне позвонила и предложила устроить свадьбу в столовой завода. Дело в том, что заводская столовая в особых случаях легко превращалась в банкетный зал. Во время следующего дежурства я был приглашён для осмотра на место действия. Как выглядит столовая, я знал и так. Но тут мне наглядно показали, как будут стоять столы, где будет происходить действие, как много будет места для танцев, и т.д. Меня всё устраивало, оставалось услышать мнение Апельсинки. Она нашла это символичным, если мы отметим нашу свадьбу именно здесь.
После чего мы стали составлять список потенциальных гостей. Были у нас гости общие, с работы, мои знакомые, и знакомые Апельсинки. Всего у нас получилось тридцать человек. Для современной свадьбы цифра вполне приемлемая. Я лично был на четырёх свадьбах, и все они собирали приблизительно такое количество участников.
Оставался один главный вопрос, - кто будет нашу свадьбу вести? Мне порекомендовали тамаду за двадцать тысяч рублей, но, исходя из нашего бюджета, это были большие деньги, и такую сумму мы выделить никак не могли. Помощь пришла со стороны девушки-менеджера, которая нашла для нас зал. Она нам предложила свою знакомую, профессиональную актрису, которая занималась тем, что проводила корпоративные вечера, и свадьбы в том числе. Я связался с ней, и она нам предложила свои услуги за пять тысяч рублей. Нам это было по карману.
Встретиться с тамадой мы договорились в октябре, в один из моих выходных дней. Сейчас же нам надо было готовить жилище на зимнюю консервацию. В холода жить здесь было нереально. Наши вещи с Апельсинкой собирались в течение часа, а вот животных так быстро было не эвакуировать. Кур несушек согласилась кормить соседка, кроликов продали оптом на ферму, а бройлерных куриц надо было превратить в тушки.
Первыми этим занялись Анины родственники. Я в тот день уехал на работу. Никогда не уезжал на работу с радостью, как в то утро. Когда же я вернулся через сутки назад, то бройлерное куриное поголовье уменьшилось наполовину. Вторую половину должна была зарезать мама Аниного мужа.
Насколько я понял, отношения между роднёй у супругов не сложились. Ситуация банальная, но даже поздравлять Аню с Днём Рождения никто из родных мужа не приехал. Когда же мама мужа появилась у нас, Аня в этот момент была в Питере. Я этому был только рад.
Эта женщина мне понравилась сразу. Никаких понтов, мало слов, больше дела, и никакого алкоголя. Она провела у нас один день и кроме слов благодарности, мне про неё нечего сказать. Она помогла Апельсинке по хозяйству и в конце дня зарезала куриц на свою долю. Работала она ловко и быстро, хотя работа, на мой взгляд, требует определённых усилий над своей психикой. Люди, которые держат домашний скот, со мной не согласятся, и будут правы, но я всего лишь высказал своё мнение, и только.
За день до того, как кроликов увезут на новое место жительства, я накормил них последней раз свежескошенной травой. Её уже почти не осталось, кое-где виднелись небольшие островки зелени, и чтобы накосить небольшую охапку, мне пришлось потратить много времени. Но мне было жалко этих маленьких прожорливых пушистиков, и я не смотрел на часы. Стемнело быстро, и когда я стал разносить траву по клеткам, уже совсем стемнело. Кролики забились по своим домикам, есть комбикорм им порядком надоело, это читалось в их грустных глазах. Но как только я положил траву на первую клетку, как проснулись все обитатели питомника. Они бросились на проволоку, и стали стучать по ней лапками, и кусать зубами. Строения заходили ходуном. Как только трава ложилась ровным слоем сверху на клетку, как тут же стук в ней прекращался, и начиналось громкое хрумканье. Раздав всю траву по клеткам, я остановился в дверях. На меня никто не обращал внимания, все были заняты поглощением корма.
Утром к зданию бани подкатил автомобиль с прицепом. В прицепе были размещены перевозные клетки для животных. В машине были хозяин кроличьей фермы и его жена. Начался процесс переселения. Кроликов по одному вытаскивали из клетки, в которой он жил, и переносили в клетку для перевозки. Кролики, несмотря на свою трусость, обладают большой силой, и могут одним движением лапки оставить довольно глубокий порез на теле. С ними надо очень аккуратно обращаться. Но к нам приехали профессионалы, и они сделали всё грамотно. Никто из нас не пострадал, да и из кроликов тоже. Без них пребывание на этой территории лично для меня теряло всякий смысл.
Но главный удар по нашим планам нанёс тот самый пожилой юноша, с которым у нас была договорённость о том, что он сдаст нам квартиру. Мы думали, что съедем отсюда прямо к нему, но в телефонном разговоре со мной он буквально завизжал, что не будет никому ничего сдавать, что эта квартира, - память о его тётушке, и никто не посмеет жить тут и осквернять её память. Я не стал выслушивать его до конца, и прервал наш разговор. Получалось так, что жить нам в Питере с Апельсинкой пока негде.
Апельсинка предложила спросить у моей матушки, а не пустит ли она пожить у неё какое-то время. 13 октября у нас свадьба, а потом мы найдём себе жильё. Я знал заранее, что матушка нас, конечно, пустит, но будет очень недовольна этим обстоятельством.
В день отъезда шёл сильный холодный дождь. Подъехать к крыльцу не было никакой возможности, не позволяла узкая тропинка, поэтому вещи и сумки изрядно вымокли, пока мы их укладывали по машинам. Апельсинка хотела взять с собой Грина, но против него была категорически моя мама. Она любит животных, и собак в частности, но для их содержания должны быть подходящие условия. У мамы дома было тесно двум людям, а тут нас получалось трое, и место для собаки уже не находилось.
Я выехал первым, показывая Апельсинке дорогу. За Апельсинкой двигалась Аня с мужем. Они закрыли баню на большой амбарный замок и отключили электричество. Мы прожили месяц в доме, который не закрывался на ключ, и где днём иногда никого не было. И, тем не менее, из дома ничего не пропало. Для нашего времени случай просто удивительный.
Осень бродит с задумчивым взглядом,
Не решаясь ночами уснуть.
Она молча меняет наряды,
И не знает, куда её путь;
То прольётся дождём полноводным,
То прижмёт листопадом к земле.
От каприз её мы не свободны,
Нам бы дома побыть, да в тепле.

Осень пишет картины с натуры,
С каждым днём добавляя огней.
Мёрзнут в парках из гипса скульптуры,
Дальше будет ещё холодней.
Первый снег, - тоже осени дело,
Нарисует мороз на стекле.
Мы и сами так сможем, но мелом.
Нам бы дома побыть, да в тепле.

Осень лучшее время для свадьбы.
Год кончается, скоро зима.
Ждёт ли счастье кого, как узнать бы?
Ждать любви ли, и есть ли она.?
Эта осень оставит вопросы,
И растает к рассвету во мгле.
Мы от осени ходим без спроса,
Нам бы дома побыть, да в тепле.

Хитра

Воскресенье, 30 Декабря 2018 г. 23:31 + в цитатник
Ночь не может быть вечной, как нежность,
И придётся нам руки разнять.
На подушке, такой белоснежной,
Я бужу тебя, лаской дразня.

Ты глаза открываешь, моргая,
Поцелуй подарив мне в ответ.
Ты всё та же, и вроде другая,
Появляешься утром на свет.

Щёки залиты алым румянцем,
Им по вкусу любовь до утра.
Не хотелось и мне просыпаться,
Только ночь оказалась хитра.

Нам она разрешила безумства,
Мы про время забыли, и вот
В нас ещё не остывшие чувства,
А уже белый день настаёт...

28.04.2016

Обречён

Воскресенье, 30 Декабря 2018 г. 00:53 + в цитатник
Я от своих желаний не свободен,
Я от твоих объятий не остыл.
Но день любви волнительной уходит,
Не дожидаясь майской темноты.

Я не хочу тебя терять ночами,
Я не могу тебя не отпустить.
Свет у луны сегодняшней печален,
Как между звёзд серебряная нить.

Я до тебя дотронуться не смею,
Я до сих пор не в силах осознать,
Что каждый раз боль чувствую острее,
И самому себе не надо лгать.

Я как в бреду распахиваю окна,
Я как никто сегодня обречён.
От слёз твоих рубашка не промокнет,
Но поцелуя след хранит моё плечо.

26.04.2016

От того, что ты есть

Пятница, 28 Декабря 2018 г. 23:13 + в цитатник
В женском слове "нельзя" где-то прячется "можно",
Эту истину я до тебя ещё знал.
Оказалось, вдвоём, легче справиться с ложью,
И придумать для нас, нашей встречи финал.

Разрушать ни к чему, что создали другие,
Мы построим свой мир, так, как нравится нам.
Мы хотим пожелать оставаться благими,
Всем, кто рядом живёт, и кто строит свой Храм.

Расстояние, - миф, у любви нет границы,
Нет безумия в том, что нельзя быть святым.
От того, что ты есть, мне так сладостно спится,
И не стану рабом городской суеты.

24.04.2016


Поиск сообщений в Andrej_Bondi
Страницы: 203 ... 100 99 [98] 97 96 ..
.. 1 Календарь