-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Юлия_Перевозчикова

 -Интересы

город дети живопись жизнь вокруг меня звери интернет-литература карты таро кино критика крысы любовь магия многое... оригинальные мысли особенно жабы проявления человеческой доброты и достоинства собаки и морские свинки. и вообще... так... ажур театр удачные словесные композиции умные люди

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Страсть_к_худобе

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.02.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 44557


Бессмертник (окончание)

Суббота, 30 Сентября 2006 г. 12:24 + в цитатник
Теперь Ворон и магрибец колесили по дорогам вселенной в прекрасной карете, купленной по случаю у флорентийских Уберти; везли карету изумительные кони, специально доставленные из Каира; управлял конями возница и повар, который прежде три года был христианским аскетом-столпником в Антиохии; вместо выгоревшей красной палатки они разбивали теперь на солнечных площадях роскошный трехцветный шатер, устланный багдадскими коврами, дважды в день меняли рубашки из самшуйского шелка, умащали тела ароматными бодрящими мазями и тибетскими бальзамами, носили сапоги из мягкой разноцветной кожи и не боялись стражников и властительных самодуров, ибо полагали, что имеют достаточно денег, чтобы чувствовать себя независимыми в сем продажном универсуме. Hо однажды, по прошествии пятнадцати лет после бегства из Синопа, – Ворон жил тогда в Кордове, где брал уроки красноречия у местных риторов, – целитель проснулся со странным чувством перемены. Он не сразу понял, в чем дело. А когда понял, когда искусным витиеватым славословием отблагодарил судьбу за то, что нечестивый джинн не вернулся ночью в его чрево, когда хотел разбудить Мервана, чтобы разделить с ним радость, в этот самый миг беспощадно растерзала его счастье жуткая зубная боль. Изнемогающим рассудком Ворон осознал: пятнадцать лет, как в копилку, сыпались в него страдания, сколько их – не считано, и теперь, одно за другим, в кошмарной череде они будут просыпаться в нем, сменяя друг друга, точно инструменты палача в пыточной камере. И так – вечность! Он стал копилкой вечной страдающей жизни! Ворон был настолько удручен болью критского пирата и своей безрадостной вечностью, что отказал в помощи кордовскому халифу, мучившемуся мигренями. За дерзкий отказ Ворона вместе с безвинным Мерваном посадили в мрачную тюрьму, возведенную еще при основателе эмирата Абдаррахмане I; деньги и имущество узников отошли в казну, а возница-повар казенным рабом был отправлен с войсками на север противостоять реконкисте. Просвещенный халиф, покровитель наук и искусств, не стал вырезать зазнавшимся бродягам языки и под пение флейт с живых сдирать кожу. Их бросили в тесную темницу, пропахшую тленом и человеческими испражнениями, с ветхой циновкой на каменном полу и маленьким оконцем, прорубленным выше головы самого высокого человека. Весь день в окно вбивало тонкий луч солнце, весь день стреляли мимо окна ласточки, раз в сутки стражник приносил пищу и менял в кувшине воду. До таких пределов сжался мир узников на долгие годы. Время шло, один за другим просыпались в Вороне скопленные недуги. Порой, когда целитель не испытывал чрезмерных мучений, смотритель тюрьмы приводил в темницу родных и знакомых, отягощенных какой-нибудь хворью, – Ворон, уступая причитаниям Мервана, не отказывал им в помощи, за что узники получали прибавку к скудной пище вином и фруктами. Смотрителей тюрьмы на памяти Ворона сменилось много. Мерван Лукавый, постаревший, растративший в скитаниях жизненную силу, Ворону свои старческие болезни лечить не позволял – он не хотел становиться убийцей собственного будущего. В своем унылом заключении Ворон часто предавался воспоминаниям. Он воскрешал то, что запомнилось ему из опыта прожитых лет. Он вспоминал детские унижения, когда ему, прикованному цепью к гончарному кругу, братья и сестры кидали обглоданные кости, вспоминал горькую свою любовь, гибкую танцовщицу, – и им, и ей он давно простил все, что ставилось в вину много лет назад юношеским умом и неискушенным сердцем, но горечь обиды и плач безнадежного чувства душа воссоздавала отчетливо. Следом приходили светлые картины, однако свет этот шел не из памяти. Воображение строило несбывшееся продолжение сюжетов – перед вольными и невольными обидчиками являлся Ворон в славе бессмертного властителя людских страданий (жертвой своего дара Ворон себя в такие часы не чувствовал), гордый, щедрый, зла не помнящий, стоял он перед бывшими виновниками своих открытых и тайных, горьких и упоительных унижений, и те (виновники) восклицали в отчаяньи: какие же мы были недоумки! какая же была я дрянь! Мервана Лукавого тоже настигала память. Он метался между каменных стен, терзаемый воспоминаньями о девушке, которая была так нежна, так прозрачна и невесома, что могла, точно пушинка, парить в воздухе и, словно призрак, проходить сквозь стены. Hо с его стороны это была всего лишь хитрая уловка – магрибец хотел разжалобить смерть любовными вздохами, чтобы прожить больше отмеренного, но смерть не купилась на его трюк. Одним жарким и неподвижным, как печь, летним днем, когда даже в каменной темнице воздух стал похож на изнуренного путника пустыни, давно выпившего последний глоток воды из последнего кувшина, магрибец начал невероятно потеть. Он корчился на циновке, и над ним поднимался душный пар – жаждущий воздух сразу же выпивал всю влагу, оставляя на желтой коже Мервана белесую соляную корку. Его ломала судорога, как ветку, брошенную на горячие угли, он высыхал на глазах, браслеты и кольца звонко осыпались с его рук, но при этом он не забывал жутко хохотать, обращая зрачки внутрь черепа. Ворону казалось, что от этого дьявольского хохота тюрьма вот-вот рассыплется. К вечеру магрибец затих. Он стал неподвижной мумией, маленькой и твердой, точно сушеная рыба, – к вечеру Мерван Лукавый, великий обманщик и чародей, умер, и если бы его не закопали в общей могиле стражники, то, просоленный собственным потом, высушенный жаром страсти, лишенный при жизни права посмертного смрадного разложения, он смог бы донести свой труп, свой затвердевший образ до грядущих поколений через тысячелетия. Так Мерван Лукавый пытался победить время. Ворон побеждал время по-своему. Он покинул темницу, просидев в заключении чуть больше двухсот лет, покинул после того, как альмохады были изгнаны из Кордовы объединенными силами Кастилии, Леона, Арагона и Hаварры. В то время на вид ему давали лет двадцать. Таким он вышел на солнечный свет – постигшим, что ничего нет совершенно верного в реальном мире явлений, и стало быть, уже в начале всякого дела, всякого пути знающим за собой господское право – остановиться, повернуть, возвратиться. Таким он и будет бродить по земле до скончания времен. И когда вздыбится воспаленная Африка, изворотливая Азия, сморщенная Европа и все остальные тверди мира, когда они взовьются и сбросят с себя города и веси, как осиные гнезда, в пылающую бездну ада, он, Ворон, единственный достигший подобия Великого Мастера, единственный примиривший в себе добро и зло, если и не уцепится за какой-нибудь слабый кустик или не подхватят его ангелы, то, во всяком случае, упадет он в пламя последним.


Мнения? Очень хотелось бы! Или ощущения? Буду ждать и надеяться!
Для меня это очень важно, поскольку этот рассказ невероятно задевает меня
эмоционально.
Рубрики:  Отрывки из книг

Бессмертник (предпоследний отрывок)

Пятница, 29 Сентября 2006 г. 20:23 + в цитатник
Секрет коварного дара Ворона:
Читать дальше,
Рубрики:  Отрывки из книг
Культурные потрясения

Бессмертник (Великолепный отрывок о любви)

Четверг, 28 Сентября 2006 г. 23:04 + в цитатник
Приобретая власть над человеческой слабостью, Ворон терял невинность. В Трапезунде – очередной бусине на шнурке четок – врачеватель и магрибец повстречали акробатов, которые выступали в родном городе Ворона в тот незабвенный день, когда горшечник решился вывести сына на прогулку после цепного сидения. Мерван Лукавый пошел искать богатых деньгами и болезнями горожан, а Ворон присел у повозки акробатов и, отправляя в рот из горсти черные ягоды шелковицы, лениво посматривал на трюки потных силачей и изящных, как шахматные фигурки, канатоходцев.
Читать дальше,
Рубрики:  Отрывки из книг
Культурные потрясения

Бессмертник (продолжение)

Четверг, 28 Сентября 2006 г. 18:17 + в цитатник
Вчера не могла - свалил приступ мигрени - целый день с подушкой на башке и под таблетками, отвлеклась проверить почту и сходить к Диане-Арчер, но потом силы иссякли.
Но восполняю. Вот оно, продолжение:

Мерван Лукавый взялся образовывать Ворона в науках. Познания Мервана были велики: колдун рассказывал юноше о морской миноге четоче, которая одарена такою силой в зубах и мускулах, что способна остановить галеру, рассказывал об огромной птице Рух, кормящей птенцов слонами, о странах, где живут люди с собачьими и оленьими головами, люди без глаз и люди, которые полгода спят, а полгода живут свирепой жизнью, рассказывал о древнем Ганнибале, проделавшем проход сквозь Альпы при помощи уксуса, и об Абу-Суфьяне, который, спасаясь от гнева ансаров, оборачивался гекконом. Он говорил, что в горах нельзя кричать, ибо крик способствует образованию грозовых облаков, что лев боится петушиного крика, что рысь видит сквозь стену, что далеко в Китае живут однокрылые птицы, которые летают только парой, что адамант можно расколоть с помощью змеиной крови и крысиной желчи, что угри – родственники дождевых червей и ночами выползают на сушу, дабы полакомиться горохом, что крокодил подражает плачу младенца и тем заманивает на смерть сострадательных людей. И еще Мерван Лукавый показывал чудеса: изрыгал из уст пламя, выпускал фазанов из рукавов рубахи, выпивал отвар африканской травки и на сорок часов становился мертвым, – а воскреснув, объяснял, как по роговице глаза безошибочно определять супружескую неверность, доставал из уха серебряную цепь и вызывал духов. Hо это умение, говорил он, – благовонный дым, это ловкое знание – не чудо. Душа же его тянется к истинно чудесному. Hо пока из честного чуда он имеет лишь человекогусеницу. Однако он, Мерван Лукавый, видит своими глазами, похожими на солнечные затмения, что ты, Мерван Честный, тоже будешь чудом – человек, чьи слезы побеждают немоту мертвой глины, должен побеждать собственную смерть. – Вот еще что, – сказал колдун, – ты должен мне сто золотых монет – ровно столько золота я пролил над твоим бывшим домом. Пока ты не вернешь мне долг, ты – мой раб. Ворон ощупал на шее заживающую рану. – А разве мышиный король – не чудо? Магрибец расхохотался, браслеты зазвенели на его запястьях, а глаза закатились так, что в глазницах остались одни сверкающие белки. Он рассказал о любимой детской забаве в африканской Барбарии: тамошняя черная детвора сажает беременных мышей в маленькие узкогорлые кувшины, откуда выползает разродившаяся мать, но где остаются сытно подкармливаемые, быстро толстеющие мышата. В тесном пространстве мышата срастаются безволосыми телами, потом покрываются общей шкурой, и из разбитого кувшина извлекается готовый уродец – мышиный король, которого смеха ради может купить проезжий караванщик. – Чудо сродни уродству, – сказал магрибец, – поэтому их часто путают. А человекогусеница взялся ниоткуда. Он молчит о своем рождении, хотя ему ведома быль прошлого и известны тайны будущего. Может быть, его, как камень Каабы, родило небо, или, как Тифона, земля – для человека это все равно «ниоткуда», ибо человекогусеница рожден неподобным. Мерван Лукавый нашел его два года назад в Египте, недалеко от Гелиополя, где магрибец продавал глазные капли, с помощью которых можно увидеть сокрытые в земле клады. Человекогусеница сидел на цветущей смоковнице у дороги и обгладывал с веток семипальчатые листья. Колдун испугался уродца, но фиговый сиделец обратился к нему по имени и сказал, что обладает даром смотреть сквозь время и видит, что путям их до срока суждено соединиться. С тех пор Мерван Лукавый путешествует по плоской земле, по изможденным и благодатным ее краям, вместе с гелиопольским провидцем и получает деньги за свои чудеса и его пророчества, которые неизбежно сбываются . Так обучал своего раба магрибский колдун, разъезжая по свету в повозке, крытой ивовым плетеньем. Hо Ворон оказался бестолковым учеником. Он не мог научиться пускать серую пену изо рта, когда Мерван Лукавый демонстрировал на нем действие снадобья для излечения бесноватых, не мог научиться глотать живого ужа, чтобы изображать преступника, совершившего грех кровосмешения и за это обреченного до скончания дней плодить в своем чреве скользких гадов и до скончания дней выблевывать их наружу, – даже фазаны не летели из рукавов его рубахи. И магрибец до поры отступился. Лишь в одну плутню допускал бестолкового раба Мерван Лукавый: отваром африканской травки колдун убивал Ворона, а через сорок часов при скоплении любопытного народа воскрешал бездыханное тело, окропив его составом, приготовленным из скипидара, уксуса и собственной мочи. Разлитую по склянкам жидкость магрибец продавал желающим, предупреждая, что снадобье возвращает к жизни лишь тех, кто покинул мир, не имея в сердце обиды на родственников, любовников, любовниц, друзей и врагов, желающих мертвецу вторичной кончины, – словом, на тех, кто хотел бы воскресить имеющийся труп. Да, Мерван колдовал, показывал фокусы и продавал открытые им чудотворные снадобья, хотя вполне мог обойтись без обмана, приняв на себя труд лишь собирать плату за предсказания гелиопольской гусеницы. Он говорил, что делает это от избытка легких вод в крови и не видит в своем плутовстве ничего дурного – ведь деньги, уплаченные за зрелище, никогда не бывают последними. В повозке, запряженной быком, магрибец, Ворон и мохнатый провидец колесили по дорогам мира, на которые, как бусины четок на шнурок, нанизывались селения и города, раскидывали на базарных площадях шелковую палатку с расшитым арабеской пологом и под остроты Мервана Лукавого освобождали от лишних денег кошельки праздных зевак. Дела их шли вполне сносно, Мерван купил себе новый плащ – целиком из аксамита, – и у него снова появились золотые монеты. Hо однажды, в глухую ночь, похожую на смерть вселенной, Ворон проснулся от шороха крыльев. Он открыл глаза и в углу палатки, где вечером лежал человекогусеница, увидел невероятную птицу, чье оперение бледно светилось в ночи, как горящий спирт. Ворон зажмурился от испуга и вновь услышал шорох крыльев, а когда осмелился распахнуть веки, в палатке больше не было ни птицы, ни человекогусеницы. Растолкав магрибца, Ворон поведал ему о чудном явлении. Мерван зажег свечу, осмотрел утробу своего жилища, потом выскочил наружу и долго кричал в черноту ночи, умоляя гелиопольского провидца вернуться и обещая впредь кормить его только инжиром и лепестками роз. Hо пространство ночи было безответно. Магрибец вернулся угрюмым, сел на циновку и погрузился в раздумье. Hе сходя с места, просидел он остаток ночи, день и снова ночь, и лишь на второе утро Мерван ожил, повалился на спину и захохотал, звеня браслетами и закатывая глаза так, что в глазницах оставались только мраморные белки. – Я знаю, что случилось с моей чудесной гусеницей! – кричал колдун сквозь смех. Ворон не стал задавать вопросов Мервану, потому что ему не нужно было думать почти двое суток, чтобы догадаться: гелиопольского провидца стащила птица с перьями из бледного огня. Когда лицо магрибца налилось бурой кровью, а живот стало сводить судорогой, Мерван Лукавый выплюнул свой смех вместе с желтой слюной за полог палатки и начал говорить. Кто бы мог подумать, что три с лишним года он разъезжал по базарам и ярмаркам этого грубого, глупого мира со священным Фениксом! Как он, Мерван Лукавый, не понял сразу природу дива, явившегося ему под Гелиополем! Куда смотрели его слепые глаза и где была его глупая голова? Слушай же, бестолковый ученик, слушай, никчемный раб, слушай, владелец дара, закупоренного в хозяине надежней, чем закупоривают в кувшин джинна, слушай, Мерван Честный, слова видавшего виды магрибского чародея! В знойной Аравии, в оазисе, которому в подметки не годится славный Джабрин, живет царь птиц Феникс. Пятьсот лет он блаженствует на райском островке, стиснутом пылающими песками; редкий заблудший караван заходит туда, дивятся купцы пламенному Фениксу, но, покинув оазис, привести к нему караван второй раз еще никому не удавалось. Пытались караванщики ловить невиданную птицу – горят в их руках сети, пытались, глупцы, убить – вспыхивают в руках луки. Феникс вечен. И Феникс смертен. Феникс – вечная и смертная жизнь. Каждые пятьсот лет прилетает он из аравийского оазиса в египетский Гелиополь и собственной огненной силой сжигает себя в своем святилище, в кругу своих жрецов. Hо из небытия жизнь никогда не восстает в прежнем величии – не надо быть Мерваном Лукавым, чтобы знать это. Величие приходит со временем – ведь и солнце за силой ползет к зениту! Из пепла священного Феникса возрождается личинка – гусеница. Сорок месяцев Феникс живет в червячном обличии и лишь затем преображается в дивную птицу и опять улетает в блаженный аравийский оазис. – Ты понял меня, никчемный раб, имеющий горшок на месте головы? – Понял, – сказал Ворон. – Что ты понял? – Я понял, что многие кошельки больше для нас не развяжутся. Мерван Лукавый подступил к Ворону с новой попыткой сделать его вместилищем тайных знаний, ловчилой, колдуном, ярмарочным проходимцем. Вначале он хотел открыть в подопечном призвание к толкованию снов, но для этого занятия у Ворона не хватало красноречия. Потом он хотел сделать Ворона умельцем любовных приворотов и заговоров от мужского бессилия, но ученик был столь непорочен, что у всякого, прислушавшегося к его бормотанию, от смеха осыпались с одежды крючки и пуговицы. Потом магрибец пытался обучить Ворона чревовещанию, но чрево его оказалось еще немногословнее, чем язык. Потом Мерван учил его определять по звездам цену товаров в разных частях света, чтобы купец мог заранее рассчитать исход задуманного предприятия, но Ворон был не в ладах с арифметикой и всякий раз предсказывал нелепицу. Тогда, выронив последние крупицы терпения, колдун плюнул Ворону в глаза и сказал, что продаст его в рабство первому, кто согласится дать за этот сосуд с нечистотами хотя бы половину сушеной фиги, ибо большего существо, владеющее наукой страдания, но лишенное железы благодарности, не стоит. Словно юркие муравьи, разбегались слова из уст магрибца. Закончив речь, колдун встал, запахнул бархатный плащ и откинул полог палатки, расшитый геометрией арабески, – он спешил, он хотел скорее найти Ворону покупателя. Таков был Мерван Лукавый – он мог часами творить мази, лишенные целебной силы, мог с бесстрашной зевотой обыгрывать в шашки греческого архонта, мог успешно доказывать мореходам, будто шторм – следствие брачного танца гигантских морских черепах, но когда линия его судьбы забиралась в глухую тень, душа его каменела. Выйдя из палатки, Мерван споткнулся о суковатую палку, в которую когда-то превратил отца Ворона и которая теперь служила Ворону посохом, упал на оглоблю повозки и сломал себе ребро. Колдун корчился на земле и скулил, как побитый пес. Ворон подошел к этому жестокому, веселому плуту, умеющему различать жадных и щедрых людей по форме ушей, и присел рядом на корточки. Пыль погасила блеск бархатного плаща магрибца, смуглое его лицо подернулось паутиной муки. Ворон смотрел на это лицо и невольно повторял гримасы искажавшей его боли – Ворон проникал в боль Мервана, примерял ее, будто незнакомое платье, искал ворот, нащупывал норы рукавов... и вдруг почувствовал, что разобрался в фасоне и может, если захочет, платье это надеть. Быстро нырнули руки Ворона в рукава... И тут же горячая боль впилась ему в бок, повалила на землю, залила мутью глаза. Сквозь жаркую пелену увидел Ворон, как поднялся на ноги Мерван, распрямился и со счастливым удивлением обратил к своему никчемному рабу глаза, похожие на два солнечных затмения. За два года собрал Ворон сто золотых монет, которые Мервану не был должен. За два года круто изменилась жизнь бродяг. Благодаря прорвавшемуся дару, Ворон заменил гелиопольского провидца – не предсказанием грядущего, но чудом собственным, – и Мерван Лукавый превратился из базарного шарлатана в посредника, поставляющего Ворону богатых страдальцев. Ворон не мог излечивать часто, ибо коварный дар его не просто освобождал больного от недуга, но переносил недуг на целителя, заставляя страдать за больного отмеренный болезнью срок. Только и плата за освобождение от сиюминутной боли не равнялась с платой за приподнятый занавес над смутным будущим. Hо не всякая боль поддавалась Ворону – не лезла на его плечи та хворь, которая неизбежно кончалась смертью. Он понял это, пытаясь однажды утолить мучения любимого пса дамасского вельможи, когда необъезженный скакун копытом перебил собаке хребет. Впервые со времени пробуждения дара Ворон не смог помочь страждущему существу. Пес умер. Вельможа хотел утопить Ворона и Мервана в чане с дегтем, и он исполнил бы задуманное, если бы магрибцу не пришла в голову счастливая мысль предложить хозяину мертвой собаки избавить от страданий одну из его жен, которая как раз собиралась разрешиться от бремени. Ужасной бранью оскорблял Ворон судьбу за ее жестокий дар, он умолял снова приковать его цепью к гончарному кругу, а в обмен на эту милость соглашался отдать любому, кто пожелает, способность помогать роженицам терзанием собственной плоти, за которое не воздается счастьем материнства.
Рубрики:  Отрывки из книг
Культурные потрясения

Бессмертник (продолжение)

Вторник, 26 Сентября 2006 г. 21:46 + в цитатник
Год сидел на цепи Ворон. Дабы не оскудели в нем чудесные слезы, отец кормил его вяленой рыбой и подносил воду ведрами. Спал Ворон тут же, у ненавистного гончарного круга в аммиачном запахе мочи, на старой, прохудившейся дерюге. Глаза его обесцветились и сделались жидкими, немытое тело покрылось вонючей коркой, он искрошил зубы, грызя ночами подлую цепь, выл во сне, как воют наяву псы, цыплячью его шею под железным обручем опоясала гноящаяся кольцевая рана.
Через год такой жизни, на карнавальной неделе, бывший горшечник решил подарить сыну, которого ошейник же научил кусаться, день воли. Намотав на руку цепь, горшечник привел Ворона на площадь – он покупал ему липкие палестинские финики, лидийский изюм, солнечный лангедокский виноград и сладкие орехи из Кордовы; отец не скупился – теперь смеющиеся горшки за звонкую монет скупали у него арабские и генуэзские купцы, знающие настоящую цену любому товару и за любой товар дающие лишь половину настоящей цены.
На площади под высоким выгнутым небом разложили коврики акробаты: татуированная женщина с лапшой мелких косиц на голове обвивала ползучим телом собственные ноги, голые по пояс борцы ударяли друг друга о землю с такой силой, что шатались опоры, растягивающие струну канатоходца, тулузские музыканты щипали струны, дули в свирели и высоко поднимали голосами песню о храбром Оливье, паладине великого Карла; у палатки бородатого рахдонита, торговца человеческим товаром, доставившего в город красивейших женщин мира – желтоволосых славянок, черных нубиек, хазарок с иволистными глазами, - толпились воры и стражники, желающие за серебряную монету купить на час тело полюбившейся рабыни.
Отец водил сына на цепи по пестрой площади до тех пор, пока не возникла на их пути красная, как сидонский пурпур, палатка магрибского колдуна.
- я хочу знать свою судьбу, - сказал Ворон.
- Будь ты послушным сыном, - предложил горшечник, - судьба бы сделала тебя мастером гильдии, но ты – бездельник и мерзавец, поэтому – вот твоя судьба! – И он звонко тряхнул цепью.
- Кто звенит деньгами, вместо того, чтобы купить на них тайны будущего? – послышался из палатки голос магрибца.
- Я хочу знать – сказал Ворон, - долго ли мне суждено делать для тебя горшки.
Горшечник решил, что это действительно полезное знание. Он дал сыну монетку и на цепи впустил за полог палатки.
- А где мышиный король? – спросил Ворон, получив от магрибца капустный кочан и не найдя за ворохом колдовских трав иных чудес, кроме человекогусеницы.
- Он умер в Нике полгода назад, - ответил магрибец и вскинул руки, унизанные браслетами и перстнями. – Все мыши Вифинии сошлись на его похороны. Это было жуткое зрелище – три дня Никея походила на сахарную голову, оброненную у муравейника! Триста тридцать человек было съедено мышами заживо! При этом никто не считал чужестранцев!
- Я вижу на девятьсот лет вперед, - сообщил провидец, насытившись капустой, - я вижу, как гибнут и зарождаются царства, я вижу будущих властелинов мира и их будущих подданных, я знаю о грядущих ураганах, морах и войнах, я вижу коварный дар, скрытый в тебе Ворон, но я не вижу твоей смерти.
- Что ты сказал? – удивился хозяин палатки.
- Я вижу на девятьсот лет вперед, - повторил человекогусеница, - и я вижу его живым.
Магрибец поднялся из вороха своего колдовского хлама.
- Почему на тебе ошейник, оборванец? Ты сторожишь дом своих почтенных родителей?
- Нет, я делаю им горшки, в глину которых подмешены мои слезы. Эти горшки умеют смеяться, потому что огонь превращает глину в камень, а мои слезы - в смех.
Магрибец посмотрел на Ворона глазами, похожими на два солнечных затмения, - вокруг черных зрачков плясало пламя, - но Ворон выдержал его взгляд. Тогда магрибец расхохотался, так что задрожал его плащ с бархатными заплатами, и выскользнул наружу.
- Сколько золота ты хочешь получить за своего сына? – спросил колдун горшечника, который стоял у палатки с цепью в руке и отщипывал кисть винограда.
- Пока он сидит у меня на цепи, я буду иметь столько золота, сколько найдется в округе глины, - усмехнулся горшечник.
- Я превращу тебя в свинью, - сказал колдун, - тебя зажарят на вертеле посреди площади, и твои соплеменники сожрут тебя, потому что ни правоверные, ни даже иудеи-рахдониты такое дерьмо, как ты, есть не станут!
Еще три унизительные смерти предложил на выбор магрибец, он даже показал мазь, которая превратит горшечника в желтую навозную муху, и показал бычью лепешку, на которой его раздавит копыто вороного жеребца королевского глашатая, он хохотал, браслеты звенели на его запястьях, но горшечник разумно выбрал жизнь. Колдун дал ему все, что у него было – тридцать золотых солидов, двенадцать из которых были фальшивыми, - и горшечник ушел прочь, бросив цепь на землю. Под стенкой палатки валялась суковатая палка; магрибец поднял ее, воткнул в землю и повесил на сучок цепь.
- Я превратил твоего отца в сухую палку, - сообщил колдун Ворону. – Ты можешь сжечь ее или изломать в щепки, но даже если ты этого не сделаешь, ты все равно свободен.
- Кто теперь будет кормить мою мать, моих паршивых сестер и братьев? – воскликнул Ворон.
- Я устроил так, что сегодня над твоим домом прольется золотой дождь, - сказал колдун.
Ворон выдернул из земли кривую палку и смерил ее жидким взглядом.
- Я сделаю из своего отца посох, чтобы пройти больше, чем могут мои ноги.
- Меня зовут Мерван Лукавый – сказал магрибец, - а Мерваном Честным будешь ты.
Так, расставшись с жизнью цепного пса, Ворон впервые сменил имя.

Продолжение пока следует...

Никто не написал ни слова в комментах.
Удивительно!
Неужели такое может не нравится или оставить равнодушным?
Вот уж чудеса!
Рубрики:  Отрывки из книг
Культурные потрясения

Немного о любимом авторе

Вторник, 26 Сентября 2006 г. 00:01 + в цитатник
Павел Крусанов: подробнее
Родился в Ленинграде. Окончил ЛГПИ им. А.И.Герцена по специальности география и биология. Работал осветителем в театре, садовником, техником звукозаписи, инженером по рекламе, печатником офсетной печати, редактором в петербургских издательствах.
Рубрики:  Культурные потрясения

"Бессмертник" Павел Крусанов (Ворон)

Понедельник, 25 Сентября 2006 г. 23:55 + в цитатник
Сменив имя сотни раз, настоящего он, разумеется не помнил. Для ясности повествования назовем его Ворон, ибо ворон живет долго.
Он родился в христианской стране, в семье горшечника. Счастье его детства складывалось из блаженных погружений голых пяток в нежную жижу будущих горшков, из путешествий по узким улочкам-помойкам, из забиваний палками жирных крыс в мясном ряду рынка, из забавного сцепления хвостами собак и кошек, из посещений ярмарок, где смуглый магрибский колдун в шерстяном плаще с бархатными заплатами показывал невероятные чудеса вроде пятиглавого и пятихвостого мышиного короля или удивительного человекагусеницы с веснушчатым лицом и длинным мохнатым туловищем, внутри которого, казалось, катаются большие шары. За особую плату гусеницу разрешелась покормить рыхлым кочанчиком капусты, похожим на зеленую розу, и распросить о своей судьбе.
Ворон любил глину за то, что в пытке онем она обретает земную вечность, и годам к четырнадцати выучился делать неплохие горшки - от щелчка ногтем их стенки звенели, будто медный колоколец. Почуяв ввыгоду, отец бросил свое ремесло, посадил за гончарный круг сына, а на себя взял труд торговать звонкими горшками. Дар мальчика сломал счастливое течение его дней. Но по принуждению глину Ворон ласкал без любви, ему было милее воровать на рынке кислые яблоки, и он убегал из дома в пыльный город. Дабы развить в сыне усердие, горшечник позвал кузнеца в кожаном фартуке, и тот заключил цеплячью шею Ворона в железный обруч, скрепив его цепью с кованым кольцом у гончарного круга. Братья и сестры, не имевшие дара к творению тонкостенных горшков,с глупыми лицами прыгали вокруг Ворона и, как собаке, кидали ему кости.
Страшным проклятием ярмарочных цыган Ворон проклинал свои руки, сделавшие его цепным псом, он завидовал неумелым рукам своих сестер и братьев, он плакал над быстрым гончарным кругом, и слезы его вкрплялись в стенки растущих горшков. Эти слезы принесли ему новое горе - после обжигагоршки на удар ногтя по румяной скуле отвечали заливистым детским смехом. Со всего рынка сбегались люди к удивительному товару и не стояли заценой.

Здорово, правда? Ни одного лишнего слова!

Продолжение следует...
Рубрики:  Отрывки из книг
Культурные потрясения

Я решила, что буду приходить по вечерам...

Понедельник, 25 Сентября 2006 г. 01:48 + в цитатник
Не могу больше в изоляции. Даже работа опротивела. Буду ходить в дневник, пусть по ночам, но буду. Нельзя так над собой издеваться. Тем более, что платить за деточкин ВУЗ (подготовительные курсы) оказалось можно в два приема... Так что можно не насиловать себя так... Уф,полегчало...
Сходила на "День открытых дверей". Получила массу полезной информации.
Издатели интересный народ.
Узнала много забавного о проекте под названием "Оксана Робски" и другом "Анти-сами понимаете что" и политике "Эксмо", а также других крупных издательстских монстров. Забавно. Вот Радисту явно покоя не дают тиражи госпожи Робски, а это просто... Нет не буду говорить... Разве, то, что личный талант, интересный сюжет, мастерство автора (писателя, разумеется) не имеет ничего общего ни с подобным проектом... Точнее с созданием "бренда". Да и с брендом тоже. А уж с литературой... Это всего лишь одно из направлений "издательской деятельности", которое уже изучают в ВУЗе. В хорошем ВУЗе, как оказалось.
Мда... Стоит Крусанова цитировать. И Носова. И Улицкую...
Это все-таки ЛИТЕРАТУРА.
И равняться стоит на нее, хоть Носов с Крусановым выходят тиражом 5000 экземляров.
А рассказ Павла Крусанова "Ворон" можно поставить, да что его ставить - уже стоит в ряду шедевров мировой литературы...
А тут какая-то Робски... Впрочем, о вкусах не спорят. О них скорбят.
Сумбурно получилось...
Да и ладно.
Рубрики:  Критика

Нырок из подпола.

Четверг, 21 Сентября 2006 г. 23:58 + в цитатник
В колонках играет - Запрещенные барабанщики "Пикничок"
Настроение сейчас - игривое.

Честно сидела и работала без продыха (ну, в общем, и продолжаю, деваться-то некуда) и не собиралась показывать носа в дневник, чтобы не отвлекаться.
Но не могу.
Я должна ЭТИМ поделиться.
Иначе ЛОПНУ!
Позвонила подруга-редактор, работает в детском издательстве (обучающая литература для детей ДОШКОЛЬНОГО возраста) и давясь от хохота процитировала следующий перл некого автора, КОТОРОМУ ЛУЧШЕ ОСТАВАТЬСЯ НЕИЗВЕСТНЫМ:

ЧИТАЙТЕ ГОСПОДА.

ПРЯМО С НЕБА, ПРЯМО В САД
МУХИ БЕЛЫЕ ЛЕТЯТ.
И САДЯТСЯ К НАМ НА ОКНА.
СМОТРЯТ И МОЛЧАТ!!!

Это стихотворение-загадка. Для детей. Младшего дошкольного возраста. Про Сайнлет-Хилл, как предположила моя дочь, разместив перл в своем дневнике...

А вот еще одно творение, на этот раз САМОГО Маститого автора-методиста, что публикуется в издательстве "...-Пресс" (Вместо точек, надо подставить слово "Детство", но я этого не писала, это не я, не я...

ТУФЛИ НОВЫЕ У ВАЛИ
ИХ ЕЩЕ НЕ ОБУВАЛИ...

Значит и не нае...али?
Всем привет. Надеюсь, повеселила...

 (600x399, 45Kb)
Рубрики:  Насмешило

Ухожу в глубокое подполье.

Вторник, 19 Сентября 2006 г. 11:36 + в цитатник
Очень много работы. Книжку надо срочно дописывать (третью), сценарий делать. В общем меня долго не будет. Если кому-то чего-то срочно надо - пишите в личку. Отвечу. Времени остается только на проверку почты. Исчезаю недели на две точно. А там посмотрим. Привет!

Эмоциональный голод.

Вторник, 19 Сентября 2006 г. 00:01 + в цитатник
Ужасно. Когда тебе не хватает эмоций партнера, не хватает много лет.
Ты миришься с этим год, другой, пятый, девятый... Но иногда тебя пробивает и ты реагируешь на ничтожное проявление интровертности взрывом. Точнее скандалом. Выводит из себя полнейшая ерунда - например, делишься своими наблюдениями о том, какие подарки любят получать представители различных знаков зодиака и понимаешь, что он уже 10 минут слушает радио. "Эхо Москвы". Или вся семья смотрит "Дневник Бриджит Джонс", спрашиваешь его: "Тебе нравится?" "Да"- рассеяно отвечает он и через минуту исчезает в другой комнате, где уходит с головой в интернет. Можно же было ответить: "Нет" и мы посмотрели бы что-нибудь другое? Что нравится нам обоим. Но вместе. "Я не понимаю твоих эмоций"
Я сама их не понимаю.
Но мне хочется делить удовольствие.
Ладно, он не любит импрессионистов. А я равнодушна к передвижникам. Никто никого не подавляет.
Не настаиваю на гармонии вкусов.
Просто хочется обмена эмоциями.
Или дружбы в браке.
Че то не получается...
Ни и хрен с ней!
У меня есть друг - ноутбук и мои книги.
Творчество всегда сублимация чего-то
В моем случае - одиночества.
Пусть.
Каждый взрослый человек по-своему одинок.
Ну вот, утешила себя.
Могу спать спокойно.
И утром работать, работать, работать...
Рубрики:  Любимые люди
Семейные страсти

Магия и я...

Воскресенье, 17 Сентября 2006 г. 23:00 + в цитатник
В колонках играет - Разнотравие "Ее имя"
Настроение сейчас - грустное...

Удивительное дело, часто, когда я начинаю говорить о магии, я начинаю ощущать некое пренебрежение собеседника. Отвороты, привороты – "Ах этим ты занимаешься?» - снисходительные улыбки. Или взгляд в сторону. Поначалу меня это смущало – невольно возникало чувство неловкости, как будто я занимаюсь чем-то неприличным. И совершенно бесполезно объяснять, что приворотом я не занимаюсь – потому что считаю приворот насилием, а отворот делаю тогда, когда человек измучен тяжелым и нездоровым влечением, не приносящим ему (или ей) такое количество страданий, совершенно несоизмеримое с малой толикой радости, что есть в любой любви. Или когда страсть перешла в фазу навязчивой идеи, навязчивые идеи, как известно, не реализуются. И я делаю это не для всех, а только для тех, кому удалось мне понравится. Потому что мне надо любить того, кому помогаю. Хотя бы на время сеанса. Это главное условие того, что моя магия принесет человеку пользу…
Я понимаю, что огромное количество глупых и навязчивых шарлатанов, обещающих «вернуть навсегда» или «безгрешный приворот» превратили
Магию в Сферу услуг или безболезненного отъема денег у населения, но разве есть основания причислять меня к ним?
Разве где-то есть моя реклама с идиотскими слоганами про счастье по сходной цене каждому желающему?
Или я произвожу впечатление двинутой? (Ну, такой, слегка помешанной на магии тетке, которая других способов решений вопросов не видит?
Вроде нет. По-крайней мере те, кто знает меня достаточно близко, ТАК меня не воспринимает.
Впрочем, бессмысленно задавать это вопрос в дневнике, меня мало кто видел лично, а фотографии на аватарках представление не дают… А мнение есть мнение.
А жаль. Потому что магия есть, и тонкий мир есть и вообще мир живой…
Только нет панацеи от страдания, кроме мужества, силы духа, ясности разума и когда их не хватает не грех и помочь. И иногда себе тоже…

 (496x698, 57Kb)
Рубрики:  Эзотерическое
Разное обо мне

Судьба и Выбор.

Воскресенье, 17 Сентября 2006 г. 06:58 + в цитатник
В колонках играет - Дудук.
Настроение сейчас - ночное

Судьба. Странное слово. Я придумала еще более странное - ощущение судьбы. Как вы думаете, что это? И сама не совсем понимаю, но у меня периодически возникает такое странное чувство, сделав определенный выбор, мы долго плывем в потоке этого выбора до следующего островка, разделяющего поток нашей жизни еще на два рукава. И вот пока мы плывем изменения, которые мы можем внести в нашу жизнь, малозначимы. А может, их нет вовсе. Кстати, возможно, мы никаких изменений и не вносим, а только тешим себя иллюзиями на этот счет. Просто плывем и плывем, пока не выбросит на очередной песчаный берег, и надо будет думать: «Куда?» А то, что мы называем изменениями – всего лишь мелкие частички, что отваливаются от нас, пока поток нас тащит и окатывает, будто морскую гальку. К каждому новому выбору мы приходим все более и более гладкими. И, кстати, таких ключевых «островов» в нашей жизни немного. У себя я насчитала всего пять.
1. Выбор ВУЗа. То, что я училась в ЛГПИ, определило очень многое в моей жизни, и не толь круг общения, но и степень занятости в дальнейшем. Если бы по совету матушки, пошла в полиграфический – сидела бы сейчас редактором и в ус не дула. Может книжки и не писала, так стихи в стол, а редактировала бы, редактировала… И не дергалась бы по поводу нестабильности своих доходов. Видит Бог, в школе я спокойно работать не могу. Но зато не увидела бы крепости Старая Ниса, холмов Илгынлы и Ак-тепе, прозрачного неба Самарканда, Бухары, под которыми так безнадежно сладко засыпать, не боясь дождя…
2. Знакомство с одной из безумных подруг, обладавшей редкими особенностями – телепатией и склонностью к манипуляции. Если бы не она, я бы в жизни не догадалась, что может со мной делать хороший маг и экстрасенс. И не научилась бы этому противостоять.
3. 2 аборта – один, который я сделала, один который делать не стала. И первый и второй определяли на много лет мои отношения с мужчинами. В первом случае я обрекла бы себя на семейную жизнь с «не моим» человеком, второй – я бы продлила отношения с тем моим, который… Наличие дочери нас развело окончательно… И я это знала. Ощущение острова возникло после разговора… Когда сказала «Нет». Я знала, на что шла.
4. Когда я сказала моему теперешнему мужу: «А давай заберем Машку от Вики. Она ее погубит». Он спросил: «А ты сможешь?» и я ответила: «Смогу». И смогла, черт побери! Тогда полетело под откос все, что можно – салон, который я открыла, отношения с давними подругами, дом родителей… Зато я вытянула Машу. Оно того стоило.
5. Когда я пила отворот, приготовленный мною же, на кухне подруги-змеи, чтобы не дать новой любви разрушить то, что я строила. И главное забрать меня от Машки… Тогда, с первым глотком, я четко-четко ощутила – меня выносит в другой рукав… В нем оказались мои книги, перемена работы, тоска и вздрагивание при виде фигуры, смутно похожей на ту и моя семья, в том же составе, что и была…
Вот и все. Все мои острова. Может их и больше, но я выделяю ЭТИ.
А ваши?

 (699x395, 85Kb)
Рубрики:  Разное обо всем

Мдя... Мдя...

Суббота, 16 Сентября 2006 г. 09:18 + в цитатник
Что-то уже давно, меня в рассылках ничего нецепляет... Старая что ли?

Печали автора.

Пятница, 15 Сентября 2006 г. 15:31 + в цитатник
Опять навалилась тоска. И я бы даже не сказала, что это депрессия. Из-за денег? Все лето не работала, только писала, а мои питерские издатели не считают нужным мне платить. Говорят: «Нет денег».
Или: «А мы Вас еще не считали». Хотя обязаны платить не позднее двадцатого числа месяца, следующего за отчетным. И отчеты о реализации тиража предоставлять(ну их я вообще не видела). За год заплатили всего один раз – в мае. Дали смехотворную сумму – полторы тысячи рублей. Итого за «Салон мадам Кассандры» я получила всего три с половиной тысячи рублей. Неужели я так мало стою? Как-то давит на меня эта мысль…
О «Городских ведьмах» я вообще не говорю. Аванс – 4 тысячи, а остальное начну получать только в следующем году… И начну ли? Сомневаюсь!
Грустно. Очень грустно. Понимаешь, что пока ты начинающий автор на тебе будут ездить, выжимать тебя, все кому не лень… И это надо принять, но противно, черт побери!
Рубрики:  Разное обо мне

Спектакль.

Среда, 13 Сентября 2006 г. 23:38 + в цитатник
Была на моноспектакле Алексея Девотченко по Оскару Уальду.
Не совпала по энергетике с актером.
Очень разрушительный заряд.
Домой пришла несчастная с больной головой.
Таблетку, чай без сахара и спать.
Сегодня искусство не лечит.
Едва жива.
Рубрики:  Культурные потрясения

Бабья злость

Среда, 13 Сентября 2006 г. 14:04 + в цитатник
Можно конечно этот пост назвать «женская жестокость», но вообще-то слишком красиво для этого явления. Соткано оно из множества оттенков и полутонов негатива, таких как страх, зависть, неуверенность в себе (ну хоть в чем-то), соперничество, стремления выйти на первый план, точнее занять свою нишу. Если постараться быть короткой, бабья злость – всего лишь один из факторов инстинкта выживания для себя и своего потомства. И все что с ним связно. Защитный механизм. Но как у нас это получается изощренно и уродливо! Это песня! «Женщина безжалостна ко всему, кроме своего потомства» - сказал Дон Хуан в «Даре Орла» Кастанеды. И он совершенно прав, более того, и к потомству она может быть так же безжалостна, как и к остальным. Просто не всегда.
Как водится, слабые и убоги злы больше, сильные – меньше, но бывают исключения. Никакой мужик (ах, прошли времена Макиавелли!) не может так тонко спланировать и претворить в жизнь пакость, как женщина.
Приведу пример:
Знакомая девушка, возжелавшая отомстить бой-френду (мерзкому, тут надо быть честной) спланировала хитрую комбинацию, в результате которой молодой человек заболел венерической болезнью. При этом она осталась чиста, как ангел и здорова. Сделано это было так. Девушка сблизилась с одной из знакомых, (гадала ей на картах) и, пользуясь тем, что могла ее шантажировать (болезнью и, что греха таить, приторговыванием телом) вынудила знакомую завести роман с ею же брошенным другом. Получилось легко – все слабости и особенности характера ей были известны, реакция просчитывалась, происходило умелое руководство и манипуляция – и молодой человек клюнул. Причем он не только заболел, он еще и запал на ту, которая его заразила. История имела продолжение… Правда, все вылечились. Почему моя знакомица сплела такую хитрую интригу, мне не понятно – ответ один: «Достал. Раздражал. И, вообще, отстань», но удовольствие она от этого получила.
Я могла бы долго перечислять все те пакости, которые тетки делают другу друг другу, но большей частью они, хоть и смутно, но как-то мотивированы.
Вот, например, жена отца моей старшенькой запретила ему к нам приходить, поскольку: «Он слишком мало дал своим ЗАКОННЫМ детям, чтобы уделять внимание НЕЗАКОННОРОЖДЕННОМУ ребенку». Ну, тут понятно – боится соперничества, хотя раньше надо было спохватиться. Мы год встречались, и год жили вместе в доме моих родителей, и пока я не забеременела, ей не был до этого дела. А когда я разорвала эти отношения устав от вранья любимого и его же желания сидеть на двух стульях, она явилась ко мне все выяснять. Вот тогда и прозвучала коронная фраза о законнорожденных и незаконнорожденных. И еще: «Вашего ребенка могло бы и не быть, в древние времена таких, как вы побивали камнями». Ну, допустим, не таких как я (блудниц камнями не побивали), а неверных жен… И, что ты дорогая делала эти два года, пока твой муж жил со мной в доме моих родителей? А? И вообще, как ты ЭТО ВСЕ ДОПУСТИЛА? Не сама ли дура? На себя, между прочим, надо злиться…
Но тут мотив – все понятно. Дура, дура, а мужика отдавать жалко. Свое ведь.
Самое непонятное в женской злости это подавленная зависть, которая выражается в постоянной критичности к особам своего пола.
Мне пятнадцать. Лежим с подругой на пляже. Мимо нас проходит бронзовая от загара девушка – кожа аж блестит на солнце. Я восхищаюсь:
- Смотри, какой загар!
- Смотри, какие ноги короткие – поправляет меня подруга.

Прошло уже черт знает сколько лет, а я помню два наших комментария. И не могу понять – ей, что действительно легче стало, когда она обосрала девушку с бронзовым загаром?

Я не буду врать, что меня удивляет женская агрессия, и я ищу ее причины. Нет, это не так. И причины ясны (хоть и не все перечислены) и за годы жизни в женском теле и общения с подругами я всякого насмотрелась. Меня удивляет то УДОВОЛЬСТВИЕ, откровенное и неприкрытое УДОВОЛЬСТВИЕ, которые испытывают некоторые бабы от горестей, неудач, или физических недостатков других. А так же от сделанных пакостей.
Ведь тащатся же!

«Сделал гадость – сердцу радость!» Так что ли?
Рубрики:  Разное обо всем

О тщеславии (Странный взгляд)

Понедельник, 11 Сентября 2006 г. 21:50 + в цитатник
Странное это чувство. Ну, казалось бы, что тебе до похвалы незнакомых людей? Однако зачем-то она нужна, если мы стремимся обратить на себя внимание? Иногда даже негативное, но внимание.
Любим хвастаться.
Ну, хотя бы чем-то!
Кто-то деньгами.
Кто-то личной красотой и одеждой.
Кто-то социальным положением.
Кто-то талантом.
А зачем?
Почему мы это делаем?
Однозначных ответов нет.
Всеобщая любовь?
- Многим она не нужна, достаточно любви близких…
Попытка победить в себе комплексы? Ну, допустим…
- Но, у меня, например, внутри сидит жуткий критик. И если мне самой не нравится, что я сделала – никто меня не убедить, что это хорошо. Я просто отмолчусь и останусь при своем мнении. У многих людей так же.
Так в чем же дело? В привлечении внимания? Да, без этого никак. А для чего это внимание?
- Самовыражение? Допустим.
Ну и зачем?
Зачем я пытаюсь выразиться, донести свое видение мира? ДЛЯ ЧЕГО?
Я часто повторяю фразу: «Мудрость мира разбросана по многим людям» Наверное, что-то есть и во мне?
Но зачем я пытаюсь ее выплеснуть?
Чтобы меня похвалили? И ведь мне приятно, черт побери!
Что за радость от похвалы тех, с кем я не знакома?

Мой учитель биоэнергетики говорил, что практически все люди, хоть сколько склонные к публичности сверхтонкие вампиры. Потребляющие энергию благодарности. Мне нужна благодарность – значит я «сверхтонкий вампир»? Может в этом все дело?
Говорят, «сверхтонкие», как медицинские пиявки полезны.
И еще стать им может только духовный человек.
Хорошо бы, оказалось так!
 (648x486, 45Kb)
Рубрики:  Разное обо всем
Разное обо мне

Отличный отчет о книжной выставке!

Воскресенье, 10 Сентября 2006 г. 22:10 + в цитатник
Пятница 8 сентрябя, книжная выставка.
Отличный фотоотчет! Смотрите:
http://www.liveinternet.ru/users/986923/
Рубрики:  Моя проза
Разное обо всем

Приехала...

Суббота, 09 Сентября 2006 г. 21:21 + в цитатник
Ну, вот я немного пришла в себя. Выспалась, съездила в магазин, испекла пиццу. В общем, ощутила себя вполне дома. И мне хорошо. Очень.
Город встретил меня дождем и стремительным ветром. Я вдохнула прохладный воздух, стерла капли с лица и подумала:
«Иногда для того, чтобы соскучится, стоит просто уехать. Хотя бы ненадолго!»
Может, стоит делать это почаще?
Рубрики:  Разное обо всем


Поиск сообщений в Юлия_Перевозчикова
Страницы: 67 ... 11 10 [9] 8 7 ..
.. 1 Календарь