Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 2085 сообщений
Cообщения с меткой

отходы - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Ivanov_I

Там Фредди Крюгер живет! (продолжение)

Среда, 12 Мая 2021 г. 23:34 (ссылка)


 



       1510438831178886639 (700x542, 341Kb)



МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



Краснокаменский край, Город Красный



15.50 понедельник, 26 июня 1994 года



           +26, пасмурно, сильный ветер



   



 



             - Раз, два, Фредди заберет тебя! – Ромка в своих сапогах прыгал в середине огромной лужи уйдя, наверное, на добрых тридцать метров вперед, и наслаждаясь созерцанием картины как Надька в своих дырявых раздолбанных шлепанцах выискивает дорогу почище, перепрыгивая с кочки на кочку словно заяц у деда Мазая и всякий раз к его наслаждению все равно ступая в грязь!



            Они только-только свернули с усыпанной гравием дороги на эту разбитую грунтовку и идти, по его прикидкам было еще больше километра до насыпи, а потом... потом там еще через заросший пустырь и... Котельная!



            Вообще Ромка мечтать боялся, поначалу не веря своему счастью когда, шлепая шлепками Надька, как послушная собачонка поспешила за ним.



            Это было просто невероятно! Он проклинал себя что не решился раньше, что был таким трусом – сидеть за стенкой и слушать! Еще утром это казалось таким интересным, а сейчас... сейчас он шел и смотрел как перед ним в трех шагах мелькали девичьи пятки а организм наполняло неизвестно ранее чувство.



            Со двора Ромка – а за ним и Надька – выбежали! Его сердце стучало отбойным молотком и глаз на затылке не было, а если бы были, то он бы увидел, как бабка Казимировна сидит и смотрит на него из окна квартиры.



            Да ну ее к черту, эту старую каргу! Все равно родителей не будет, а эту старую ведьму он не боялся. Ромка вообще никого не боялся – разве что отца, отца что мог одним ударом кулака в стену утихомирить соседей.



Стоило ли сейчас думать об этом? Конечно же нет! Все его мысли были об одном – как сделать дорогу до Котельной нескончаемой и... максимально мучительной для Надьки.



Он хотел чтобы она страдала при каждом шаге! Еще лучше – чтобы поранилась!



Он хотел чтобы всю дорогу ее пятки были перед ним!



Он очень хотел чтобы Надькина мать узнала что она была на той стороне и высекла ее за это!



Еще больше Ромка хотел чтобы ее мать узнала что Надька была на запретной Котельной и высекла еще ее за это.



И еще за что-нибудь высекла, а он... он все это слушал.



Видел? Нет! Зачем? Ромке больше нравилось откровенно и радостно желать зла Надьке чем видеть то самое зло в живую – вдруг оно не дотянет до желаемого? А так... так можно вжаться в стену и...



Когда они миновав гаражи углубились в яблоневый сад что был за их домом – там конечно же после дождя была грязища! – Ромка, что так и бежал первым, перемахнув пару луж и разбрызгивая грязь, остановился, обернулся, увидев остановившуюся в нерешительности Надьку, даже прикрикнул на нее «Ну что же ты! Быстрее!» и собравшись было побежать дальше увидел как эта дура собралась разуваться он крикнул так что сам удивился и, даже немного испугался, своего вдруг ставшего грубым и чужим голоса.



- Нет!



- Но... – начала было Надька



- Тебя Фредди Крюгер за пятку схватит и утащит в свой черный-черный подвал! – скорчив гримасу просипел он, но решив закрепить успех, добавил, - Стиморола тогда не дам! И ты сдохнешь от голода в грязной страшной Котельной!



Вот это похоже подействовало на девчонку – с тех пор они шли уже долго и Надька больше не пыталась разуться или как-то спорить.



Ей вообще было очень страшно. Просто невероятно страшно! Если бы она задумалась хоть на минутку, то тут же остановилась, но Надька была наивна, глупа и благодаря побоям и крикам матери ее мир держался исключительно на страхе.



Сейчас самым главным был страх что Ромка не даст ей заветную подушечку, что можно будет долго-долго жевать, жевать как он, чавкая и проглатывая кусками – в ее воображении рисовалась большааааааааааая-пребольшая, как подушка на их просиженном диване и очень вкусная подушка! Наверное, она так и лежит в ларьке или у Ромки дома – ведь Ромка богач! – в красивой обертке и от нее отрезают, как от буханки хлеба куски и ведь такой ведь кусок пообещал ей Ромка, ведь так ведь!



Сосущее ее чувство голода перебивало все, но чем дальше Надька убегала от дома, тем все сильнее и сильнее становился всепоглощающий страх наказания – она очень боялась что мать узнает где она была и изобьет ее как часто обещала «до полусмерти».



Что это такое Колычихина не знала, но это было очень страшно.



Перекрикивающие друг друга страхи заставляли ее бежать все быстрее и быстрее вперед. Надька очень хотела скорее добраться до Котельной и, получив свой Стиморол... или Сникерс – она уже забыла как что называется – поспешить назад, чтобы мамка не заругала.



И Надька бежала.



Если не бежала то очень спешила чтобы не отстать от Ромки – тот с деловым видом в самом начале был впереди нее, а потом как они миновали сад где Надька раз десять теряла в грязи шлепанцы, шел позади нее или рядом с нею, распевая громовым голосом «Раз-два Фредди заберет тебя!».



Ей было очень неудобно и даже больно идти – лопнувшая подошва при каждом шаге больно упиралась в ступню, тем более на левом шлепанце где отсутствовал со вчера кусок подошвы и внутрь постоянно попадали камешки и мерзко чвакала набранная ею в саду грязь. Шлепки при каждом шаге норовили сорваться с ее ножек – она удерживала их как могла от чего уже после первого получаса у нее болели икры и похоже... похоже она уже натерла на левой ступне мозоль.



Она боялась спросить Ромку долго ли им еще идти, как боялась разогнуться вчера на грядке или на кухне или когда мыла полы – всякий раз оборачиваясь, она бессознательно втягивала голову ожидая удара или во всяком случае резкого бранного окрика, сжималась вопреки своей воли.



Однажды, устав от нескончаемого бега по усыпанной большими и мелкими камнями дороге, она уже собралась было задать вопрос, но проревевший мимо них здоровенный чадящий грузовик заглушил ее слова. За ним последовал еще и еще один – Ромка потянув ее за руку утащил на обочину, по которой они шли еще... еще долго.



Именно там на обочине она и попробовала разреветься – идти было очень, очень неудобно и больно! Очень много мелких камней острыми иглами впивались в ее едва защищенные ступни, набивались внутрь и Надьке приходилось чуть ли не через несколько шагов останавливаться и вытряхивать нежданных гостей, а Ромка казалось был только рад ее страданиям и тянул и тянул все дальше и дальше.



Он всякий раз так смотрел на нее... так странно на нее смотрел и продолжал тащить, пугая страшным подвалом Фредди.



Наконец они свернули с дороги и пошли вдоль поля – Ромка вновь то убегал то возвращался безудержно шлепая по грязи сапогами, однажды даже показал ей куда наступить чтобы не провалиться, но как только она попробовала туда шагнуть, тут же нога провалилась в жидкую холодную грязь.



Надька пыталась искать дорогу сама, шла медленно и уже очень устала, а идти было... было еще долго, да?



И вот сейчас, в очередной раз Ромка стоял и смотрел как она отчаянно пыталась найти дорогу почище, не уставая ее подгонять, запугивать...



            - Три, четыре, запирайте дверь в квартире! – Мартынов с нескончаемым наслаждением отметил как после очередного неудачного прыжка Надькина нога провалилась в грязь по щиколотку, а свалившийся шлепок остался торчать сбитой ракетой в полуметре позади. – Потеряла Надька шлепок! Потеряла! А мамка тебя и за это высечет?! Больной высечет, скажи! Ну скажи!



- Ром... а Ром... ну помоги достать! Ты же в сапогах, а? – прыгая на одной ноге взмолилась Колычихина, - и долго нам еще идти? А?



- Не скажу! Не скажу! – паясничал и кривлялся ее кавалер глядя как девчонка палкой старается поддеть и вытащить свою измазанную грязью обувку из плена.



Они уже шли больше часа.



Мартынов повел ее самой дальней, самой грязной дорогой которую только смог придумать. На самом деле до «Котельной» можно было дойти минут за тридцать если напрямки через лес и, вынырнув около насыпи, бочком-бочком по камешкам пройти в проезд под путями и, вот он! Разрушенный забор «Котельной»! Именно этой дорогой они и ходили с пацанами, там и дырка в заборе была чтобы пролезть и...



Но это же было слишком просто и не интересно.



Поэтому Ромка, и наговорив кучу небылиц, застращав Колычихину так что она уже и есть не просила, вел ее «через Камчатку».



И прошло еще с полчаса когда они – размазывающая по щекам сопли Надька шла босой, держа в руках перемазанные, облепленные грязью вконец разорвавшиеся шлепки думая как же сильно ей попадет дома но... она не знала дороги, а знала бы... и что? – перебравшись через долгожданную насыпь, перейдя через пути увидели забор «Котельной» до которого оставалось метров сто, не больше.



            - Девять, десять, никогда не спите, дети... – прохрипел, имитируя движение воображаемой перчаткой Фредди, Ромка с удовольствием наблюдая за девчонкой. – вон там! Там он живет! Пойдем! Пойдем покажуууууууууууууууууууууууууу!



            - Ром... а Ром... ты теперь дашь мне... подушечку, правда? – взмолилась она глядя как Ромка отправляет в рот новую порцию «жвачки».



            - Нееа! Вот прийдем туда, вот заглянешь в окно тогда дам! А... вдруг его там нету, за что тебе давать тогда?! – выбрасывая пустую упаковку заявил Мартынов. – да ты трусиха! Ты трусиха! Ты трусиха!



            - Нет! Нет! Пойдем! Пойдем быстрее, Ром... мамка меня точно высечет, - от этих наполненных таким детским отчаяньем слов Мартынов вновь ощутил щекочущий прилив и мурашки побежали у него по всему телу.



            - Ну пошли. Ты же все равно боишься! Ты же... тссссс! – сделав таинственный вид, прижав палец к губам, прошептал Ромка, - вдруг Фредди услышит! Пойдем тихо...  Пять, шесть, Фредди хочет всех вас съесть...



            Он уже сам запыхался, да и... страшно становилось!



Страшно было оказаться тут... одному, без друзей – он и с ними-то боялся, а теперь вот так... и обстановка... и тишина и черные тучи на горизонте, эти зияющие пустыми глазницами окон здания... эта высоченная труба, эти здоровенные цистерны... покосившийся, увитый колючей проволокой забор и начинающиеся за ним брошенные постройки...



            У Ромки заурчало в животе когда он, осторожно просунув голову в пролом в заборе, осторожно словно босиком по битому стеклу или как Индиана Джонс по кишащему жуками полу, ступил на территорию страшного объекта.



            Обогнув какой-то сарай, протиснувшись вдоль другой стены красного кирпича, миновав еще один угол и едва не задев большую ржавую бочку, он выглянул за угол здания... увидев то самое низкое закопченное здание с большими баками и выбитыми окнами, стоявшее в стороне от других.



            У него за спиной стояла по-прежнему босая Надька что, похоже, от страха и дышать боялась.



            - Вон! Вон там живет Фредди Крюгер! – и ткнул в черное зияющее окно. – иди туда! Загляни туда... будешь дочерью Фреддии... аааааааааааааа.



            - Не пойду! – вдруг заявила, делая шаг назад Надька.



            - Нет пойдешь! Пойдешь! Пойдешь, я сказал! – завопил в ответ Ромка.



            - Я боюсь! Там страшно, Рома пойдем! Я ногу поранила я... – она вновь чуть не рыдла, - я шлепки порвала, я... меня мамка итак изобьет... я кушать хочу! Мне домой надо...



            - А не пойдешь, – крикнул ей Мартынов, - я мамке твоей скажу, что ты сюда бегала! Что играешь тут часто! Я скажу что ты меня заставила! Что ты сама хотела – она высечет! Высечет тебя!



            - Ромочка нет...



            - Иди! – заверещал как безумный Мартынов и, выхватив из рук Надьки превратившиеся в два комка грязи шлепки в приступе ярости швырнул их в черный проем окна! – Иди!!!!!! – его просто трясло.



            Надька, разрыдавшись, не видя не слыша ничего побежала, побежала по камням, по колючкам, по траве – она рыдала, рыдала в голос так ей было страшно! Она хотела лишь скорее убежать и больше никогда никогда не появляться тут! Здание действительно одним своим видом вселяло ужас но... но она должна, должна была найти свои шлепочки, должна с ними вернуться домой ведь мамка... мамка будет так ругать! Так ругать...



            Перед ней оказалось окно.



            И Ромка... и Сникерс и.... душащий девичью душу страх заставили ее сделать невероятное – прыгнуть, как во дворе в догонялках через лавочки, прыгнуть в окно очутившись в холодном и сыром черном брюхе здания... ее босая нога коснувшись ледяного холода пола поскользнулась, что-то хрустнуло и она полетела куда-то глубоко в черную черную темноту...



            ...Едва не сорвав голос, запустив вдогонку Надьке пару обломков кирпича – что просвистели мимо девчонки – Ромка принялся пинать ваявшиеся на земле камни и камушки используя в качестве мишени большие железные ворота.



            Ярость, страх, дикое ожидание сегодняшнего вечера, аромат приключения, великолепнейшие картины унижения этой мелкой дуры, его придумка рассказать все ее матери, ее пятки, его подвиг кипели фонтаном в нем, и он пинал, пинал камни под дикий грохот разбивающиеся о железки, стены... когда грубые черные грязные крепкие пальцы схватили его за плечо и хриплый жесткий голос спросил «Что ты тут делаешь?!».



            Ромку прошиб ледяной пот и, с ужасом обернувшись, подняв глаза он столкнулся лицом к лицу с ожившим кошмаром из фильмов!



На него смотрел не отводя взгляда мужик с изуродованным обожженным лицом, в старой шляпе и грязном красно-зеленом свитере и из пальцев руки что пребольно сжимала его плечо торчали четыре остро заточенных, блистающих на солнце ножа...



Его живот подвел его в ту же секунду...



            Он смотрел в лицо ожившему ужасу, в лицо Фредди Крюгеру, Кошмару на улице Вязов...



            - АААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!! – завопив во всю глотку Ромка дернулся, вырывался и, вопя от ужаса с перекошенной мордой бросился бежать!



Бежать со всех ног!



           



            4



 



            17.10



 



            - Ёще раз тут поймаю тебя, паршивца,  уши оторву!  - проорал ему в след Сергеев Игорь Сергеевич по прозвищу Краснокожий. Вспомнив свое хулиганское детство, матеря весь белый свет, начальство, правительство, бл*дей, да соседей, вернулся к ожидавшему его у ворот «двести пятьдесят восьмому» КрАЗу с огромным полуприцепом-бочкой и аккуратно, не торопясь въехал задом во двор, остановившись как раз у заброшенного закопченного здания.



            Сергеев давно приметил эту заброшку, приметил и огромные баки, облазил и нашел заброшенные подвалы куда можно было сливать не доезжая до официальной «свалки» вывозимую им с завода отработанную технологическую срань, значительно экономя и топливо и время на дорогу. Куда, в какие там «центры земли» после уходила дрянь, в какие там подземные воды ему было совершенно плевать!



Его дом отсюда далеко, да и по нынешним временам было не до какой-то там экологии: не было ни денег, ни жратвы, ни перспектив на улучшение, долги росли как на дрожжах дерьмо, и эта англичанка везде совала свой длинный нос, смея указывать им, что и как делать!



Одно хорошо, что на «стройке века» платили, кормили, развлекали – нужно было только впахивать двадцать четыре часа в сутки.



Они и впахивали семь через три, а недовольных выгоняли сразу вон: от желающих «зашибать» отбоя не было.



Игорь «зашибал» за рулем КраЗа. Сдав смену, считал деньгу, в зависимости от прибытка или убытка бухал, драл кабацких шлюх, от коих отбоя не было, потом дальше бухал, чтобы проспавшись опять впахивать за баранкой.



Поэтому экология, как и все прочее в этом мире ему было совершенно чуждо.



У него был руль, была дорога, был его «КраЗ».



Да и какая к черту экология когда пыхтящий за городом завод и без того коптил небо, а строители по указанию – начальства, правительства, бл*дей - неподалеку от завода вот уже третий год рыли «Котлован». Говорили, что строят огромный могильник, куда во благо процветания Европы вскоре повезут на утилизацию и захоронение ядохимикаты!



Им же там, на этом гнилом Западе, не хотелось гробить свою экологию – лучше заплатить грошь и возить ее к черту на рога! В их милый городок!



Козлы!



И ведь кто-то на этом должен был хорошо заработать, а раз так, то нужно было успеть запустить лапу в карман дяди. Тем более кроме как на «Котловане» своевременно оплачиваемой работы в округе не было.



            Так что всем было на все насрать – лишь бы платили!



            А ему было тем более насрать: он не вникал и его интересовал исключительно собственный карман.  



            Желая заработать и украсть побольше, накручивая километры, Сергеев своим глазом давно приметил эти заброшенные постройки, решив их использовать в собственных целях. То, что заброшка не была огорожена и там шастали все, кому вздумается, его не волновало.



            Одним меньше – одним больше. Не повадно другим будет – а искать и разбираться от чего кто помер все равно никто не станет.



            Сдав назад еще пару метров, остановив машину так, чтобы сливная труба цистерны могла достать до проема окна, хлопнув дверью, вышел, протащив слив уже внутри здания до ведущей в подвалы провал в полу, оглянувшись еще раз – нет ли еще какого мальчишки? – водила принялся сливать груз.



            Он не знал что там, внизу, совсем рядом, провалившись в подвал лежала, медленно приходя в себя окровавленная Надька.



            А заманивший ее туда Ромка бежал.



            Бежал что есть сил!



            Бежал прочь от страшного дядьки с красной мордой.



            Ему тоже было плевать на Надьку, особенно было плевать на то, что станет с ней если вдруг ее найдет тот уродливый, похожий на Крюгера мужик!



            Плевать.



            Он хотел убежать подальше, спрятаться, укрыться!



            Никогда в жизни Ромке не было так страшно! Хорошо что отделался только намоченными штанами, благо что не обделался – во позору то было бы!



Когда чужая рука легла ему на плечо, а перед глазами замаячила коричневая рожа, он едва не обделался от страху но... но, как же лихо он вырвался!



Прямо как в кино!



Вот это прямо как на экране ва-ва-кияяяяяяяяяяяяяя и только его старый козел видел! Жаль не успел дать пинка ему, в зад, да сорвать с башки шляпу – вот это был бы трофей! Вот это был бы он прямо как супер-пупер киногерой!



Да он круче! Это они там, слабаки в телевизоре – а он тут!



Так от Фредди Крюгера никто и на улице Вязов не убегал – йееееееееееееееее!



Он крут!



Он суперкрут!



А Надька как была так и осталась трусихой!



И даже пережеванной жвачки он ей не даст не говоря уже о Сникерсе!



Он победитель Крюгера!



Да! Жаль что он ему не наподдал! Но это же знает только он а... во дворе расскажет что... как наподдал ему по жопе!



Как тот летел и брыкался!



Обрадованный столь внезапно посетившими его мыслями о «проявленном героизме» Ромка остановился. Погони не было. Он убежал и без того далеко от Котельной так что теперь можно и нужно было приводить себя в порядок.



Себя и мысли.



Нужно было хорошо подумать про что и кому врать но в голову все настойчивей лезли другие, более приятные и интересные мысли.



Он вновь подумал о Надьке. Ему стало дико интересно что с ней?



Нашел ли ее этот страшный дядька, а если нашел то, что сделал?



Может тоже высек или заставил босиком бегать и...



Дурак! Нужно было далеко не убегать!



Нужно было остаться и посмотреть, что там будет!



На Надьку посмотреть. Послушать, как она рыдать будет, как просить и умолять «Дяденька, пощадите! Пощадите!». Но краснолицый не должен был ее пощадить а наоборот, всыпать мерзавке! Всыпать по первое число! Всыпать, а потом украсть утащить к себе в логово, в черный страшный дом где-то на окраине и там...



Ссыкун! Елы-палы какой же он все же ссыкун! Упустить такую возможность! Дурак! Полный дурак, так еще и штаны намочил...



Нужно было очень быстро придумать новый план! Но слишком была сильна досада на себя самого, слишком сильны переживания и разочарования по упущенной возможности увидеть, как Фредди Крюгер издевается над этой мелкой и прошло еще не меньше получаса, прежде чем у Ромки родился новый хитрый план.



И, напустив на себя привычный деловой вид, он поспешил к дому: Мартынов-младший не хотел пропустить возвращения с работы Надькиной матери, тем самым испортив себе столь долгожданный вечер...



 Freddy-Revenge-03 (700x393, 328Kb)



5



 



18.00



 



            Неудачно прыгнув в окно, поскользнувшись на какой-то черной мерзкой на ощупь гадости, закричав, норовя удержаться руками за воздух, упала куда-то вниз, скатившись кубарем по горке битого кирпича, несколько раз больно-больно задев бедром что-то острое, в итоге стукнувшись головой о каменный пол, замерла, лишившись чувств.



            Надя не сразу пришла в себя. Вокруг было темно, сыро и холодно – по всему выходило, что она куда-то... куда-то скатилась, упала, провалилась! И жуткий, просто дробящий кости и зубы страх, сковал ее сердце – ей отсюда не выбраться!



            Она умрет здесь от страха и голода! Но страшнее будет другое – именно здесь ее найдет мать. Мамка обязательно ее найдет ее здесь! Здесь же мамка ее изобьет и оставит умирать!



            От этой дикой мысли ее затрясло и зажав грязными руками рот, она тихо беззвучно плакала сидя на холодном полу. Ей было очень страшно – очень, просто невероятно как очень крутило живот, после удара болела голова, а левое бедро пересекали наискось четыре глубокие параллельные царапины. И платье... разорванный подол платья свисал грязными лохмотьями, но главное... главное она потеряла свои единственные шлепки – и за это мать ее точно убьет!



            На глазах навернулись горькие слезы – никому она не нужна!



            - Ты знаешь, бестолочь, как мне все тяжело достается! – зазвучал в голове голос мамки, - Ты знаешь, сполячка, как мне на работе тяжело?! Ты знаешь, идиотка, сколько приходиться терпеть и сколько пахать чтобы тебя, соплячку мелкую одевать, кормить, лечить тебя?! Знаешь, овца?! Ведь нихера ты, дура, не знаешь, а только умеешь требовать! Требовать себе, эгоистка ты проклятая! Тебе бы только жрать, жрать и жрать! – всегда орала мамка, стоило лишь ей увидеть голодный взгляд Надьки. – Да когда же ты нажрешься что наконец сдохнешь!»



Девчонка  лишний раз боялась попросить мамку «кушать» зная, что в ответ она получит на первое крики матери, на второе несколько раз ремнем или чем придется, а на сладкое обязательно влезет в разговор бабка, что вспомнит ей все грехи «за что ей жрать давать, когда она ничего сделать хорошо не может! Вот сегодня...» а после, забыв про кроху, мать сцепиться с бабкой «о своем, о женском».



Из вещей что-то просить было вообще запрещено – мать слетала с катушек сразу. Поэтому Надя так просила, так умоляла Ромку позволить ей разуться, позволить ей идти босиком лишь бы сберечь свои единственные шлепочки но... тот лишь нагло лыбился, смеялся над ней и угрожал не дать подушечку.



А она так хотела кушать, что ради обещанной подушечки была готова идти на край Земли!



Ромка ведь обещал!



А где он, Ромка?



Ромочка - ее мечта, ее принц... такой со всех сторон хороший, Ромка, что так внимательно всегда на нее смотрел!



При мысли о нем, Надя встрепенулась. Как она могла не подумать! Он же где-то там! Там на верху! Он же ждет ее, он же не может просто так взять и уйти, оставить ее одну, тут в этой черной дыре, он же просто обязан ее ждать!



Или... от этой мысли у нее прямо сильнее забилось сердечко, отпустило голову и появилась сила в руках и ногах: сейчас Ромка там, наверху, пока она тут – трусиха! – сопли на кулак наматывает, он пытается ее спасти!



Лихорадочно – как и всегда -  затравленным полным непонятной вины взглядом Надя осмотрелась вокруг, словно стараясь предугадать откуда, с какой стороны не нее из темноты наброситься мать, пьяный сосед из семнадцатой квартиры или жуткий Крюгер из Ромкиных рассказов.



Она находилась в каком-то черном, непонятном и от того особенно жутком пространстве, куда не проникали солнечные лучи и царил вечный мрак. И наверху что-то ужасно гудело, а там, вроде совсем рядом, за стенкой черноты и тьмы что-то лилось, словно она сильно открыла краны и... Надя даже инстинктивно втянула голову в плечи – мать всегда вбегала и орала не нее не своим голосом, крича «ты знаешь, сколько вода стоит?! Ты знаешь как это дорого?!».



Отсюда нужно было выбираться. Но... но куда было идти? Босая испуганная девочка стояла не в силах пошевелиться, покуда наверху не зарычал, не издал страшный рычащий звук непонятный, но очень, очень страшный зверь, а из темноты, из пола после его рыка начала сочиться черная, леденящая душу дурно пахнущая кровь...



Переполняемая ужасом и страхом нежели здравым смыслом и какой-то логикой, подгоняемая мечтами о Ромке, о спасении, о большой – очень большой – вкусной подушечке Надя, цепляясь за кирпичи, за палки, за какие-то обрывки веревок, за выступы чего-то там лезла вверх по наклонной, изуродованной обломками стене, лезла, в отчаянье не замечая боли от новых и новых порезов, не замечая слез, не чувствуя крови, ни обращая внимая ни на что!  карабкалась отчаянно и дерзко ведь там, на верху ее ждал он!



Ее колени были сбиты в кровь, ее голени были расцарапаны, ее ступни горели огнем и даже на них кое-где выступала кровь, Надя тяжело дышала, но все равно! Все равно она выбралась! Она стояла наверху, тяжело дыша среди грязи, смрада и запустения, но она выбралась!



Пора было идти – нет! – бежать домой.



Оставалось только найти Ромку и... шлепки.



Надя сколько не кричала, не плакала, не заглядывала во все дальние закоулки – не заходя в здания – так и не смогла найти Ромку. Она отказывалась верить что ее принц, такой идеальный и правильный Ромка, оставил ее тут одну!



Скорее это она подвела его... подвела как и всегда. Подвела как и всех, ведь не даром мать говорила что она совершенно бесполезное животное...



Погода начинала портиться и вечер постепенно готовился сдать свои права ночи. Найдя, кое-как отмыв от грязи свои тапки, Надя обувшись – «босиком только нищие ходят! Мы не нищие» кричала мать - понуро опустив голову, побрела назад, к дому, едва-едва вспоминая дорогу.



Сейчас ее не испугал бы даже появившийся из темноты ужасный страшный человек; она даже бы не заплакала, а только попросила бы «Дяденька, дайте покушать».



Надя знала одно: сегодня с нее точно спустят шкуру.



Этого же ждал и благополучно вернувшийся домой Ромка. Уже переодевшись, он сидел на лавке возле подъезда, рассказывал мелюзге и подружкам о своих геройских похождениях в котельной "где Фредди Крюгер живет" жевал, чавкая «Сникресом» с «Марсом» изводясь от нетерпения когда же из-за угла дома появиться Надькина мамка: у него было что и ей рассказать.



 


Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
smitriltoge73

Без заголовка

Воскресенье, 25 Апреля 2021 г. 11:44 (ссылка)

Посвящение в космоэнергетику Киев - https://vk.com/wall-200941657_1351

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
purkek

Без заголовка

Воскресенье, 18 Апреля 2021 г. 15:05 (ссылка)

Гидрошпонки Аквабарьер Тюмень - https://vk.com/wall-200808690_933

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
pafosee2000

Без заголовка

Пятница, 27 Марта 2021 г. 00:40 (ссылка)

Кованые лестницы дома цена в СПб - http://vk.com/wall-200856753_403

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
unmenrojou70

Без заголовка

Вторник, 17 Марта 2021 г. 01:08 (ссылка)

Получить лицензию на отходы Екатеринбург
подробнее тут - http://www.e-c-g.ru/
Получить лицензию на отходы Екатеринбург

Компания ECG
г. Москва, ул Брестская 2-я, д 46 стр 1

8 800-511-43-06

8 495-201-91-48

E-mail: euro545@gmail.com




http://www.e-c-g.ru/

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
caraconza31

Без заголовка

Вторник, 16 Марта 2021 г. 22:35 (ссылка)

Лицензия на отходы 1 4 классов Самара
подробнее тут - http://www.e-c-g.ru/
Лицензия на отходы 1 4 классов Самара

Компания ECG
г. Москва, ул Брестская 2-я, д 46 стр 1

8 800-511-43-06

8 495-201-91-48

E-mail: euro545@gmail.com




http://www.e-c-g.ru/

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<отходы - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda