-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в lj_kvarkus

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.11.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 0

Тень моих тараканов - LiveJournal.com


Добавить любой RSS - источник (включая журнал LiveJournal) в свою ленту друзей вы можете на странице синдикации.

Исходная информация - http://kvarkus.livejournal.com/.
Данный дневник сформирован из открытого RSS-источника по адресу /data/rss/??8ef01000, и дополняется в соответствии с дополнением данного источника. Он может не соответствовать содержимому оригинальной страницы. Трансляция создана автоматически по запросу читателей этой RSS ленты.
По всем вопросам о работе данного сервиса обращаться со страницы контактной информации.

[Обновить трансляцию]

Чудо - А. С. Серафимович (VI, М., ГИХЛ, 1959)

Четверг, 14 Января 2016 г. 13:52 + в цитатник

В январскую стужу, привалившись к задку саней, ехал казак Наумыч в станицу.
Заиндевевшая лошадь бежит споро. Кругом пустая степь, занесенная снегом. Наискосок, через дорогу, тянет злая поземка. Верст семнадцать осталось.
Вдруг Наумыч натянул вожжи. Лошадь стала.
— Что за притча?..
Шагах в десяти от дороги пар шел. Слез Наумыч, идет, проваливается по сугробам. Чудеса! В ложбине чернеет живая вода, снег кругом мокрый, а в воде лягушонок плавает — оттаял.
— Али наваждение?..-- перекрестился Наумыч.
Знает — кругом верст на двадцать капли воды нет, степь сухая, как кирпич, и от мороза даже воздух оледенел.
Побежал назад, ввалился в сани и погнал лошадь. А в станице — прямо к попу.

— Так и так, батюшка, нонче мне наваждение в степе было, благословите. Двадцать годов езжу по этому самому месту, капли-росинки никогда там не бывало, и называется Сухой Лог, кругом мороз, а тут прямо живая вода, а в ей лягушонок плавает.
Поп сунул ему в губы волосатую руку, выслушал да как заревет боровом:
— Мать, дай ему стакан водки! Да вели Николаю запрягать вороных. Пошли за дьяконом, за дьячком, приготовьте облачение... Аты, мать, полезь на подловку, там в углу навалены иконы, выбери какую постарей божию матерь, почерней какую. Да сама полезь, а то Палашка не сумеет. Да не забудь... того...-- крикнул он вдогонку,-- энтого... бутылочку в сани поставить,-- мороз больно здоров.
Попадья, вся в паутине, слезла с подловки и подала почернелую доску.
— На вот. Только нос у ней маленько сколупнут.
Через полчаса поп в новой енотовой шубе, с ним здоровенный, похожий на быка дьякон — в волчьей, и в пальтишке не попадавший зуб на зуб дьячок — быстро ехали на паре сытых вороных в степь.
Вот и ложок, и пар от него идет. Глядь, а с другой стороны на паре гнедых тоже трое жарят: поп с дьяконом и с дьячком из хутора,-- пронюхали, канальи.
Подскакали разом; выскочили попы да к воде с иконами. И стали друг дружку пихать.
— Ты что же это в чужой приход, сивый мерин! А?
— Врешь, бабьятник, наш, хуторской тут юрт.
Вцепились друг другу в бороды. Дьяконы из саней на помощь поспешают. А у дьячков свое — кадило в сторонке раздувают.
Станичный дьякон скинул с правой руки волчину да, не крестясь, не молясь, ка-ак ахнет хуторского батюшку,-- тот и ушел головой в снег.
Взревел по-бычьи хуторской дьякон:
— А-а, так ты нашего!..
Скинул тулуп, размахнулся — господи благослови. И задрал ноги станичный поп, зад весь в снегу показал. Сошлись дьяконы, оба ражие, откормленные, с бычьими шеями, и голоса рыкающие,-- быть бы большому бою, да бегут кучера, кричат:
— Батюшки!.. Батюшки!.. Народ едет...
А народ действительно ехал: со всех сторон зачернели сани. И как это быстро весть о чуде облетела станицу и хутора!
Попы, кряхтя, поднялись, и пошло: "господи помилуй", и "аллилуйя", и "радуйся, невесто неневестная"...
На другой день народу привалило еще больше. Везут безруких, хромых, слепых, иссохших, измученных, падучих, порченых, кликуш. И все с умилением, со елезами пьют святую воду и прикладываются к явленным, быстро стынущим на воздухе: морозно — прилипают губы, больно отдирать. А кругом вздохи, крики, плач, визг. Кликуши голосят:
— Матушки, царицы небесные! Да как же вы нас сподобили, недостойных?! Хучь бы одна, а то сразу две — преподобная Одигитрия ды Казанская божая матерь...
А около попов растут кучи денег, печеного хлеба, яиц, сала, овчины, мешки с пшеницей. Пара вороных и пара гнедых не успевают отвозить.
Так тянулось целых четыре дня. Измучились попы, до седьмого пота трудятся. По области, по станицам, по хуторам слава пошла о двух явленных и как они исцеляют болящих. И те, кто приезжал, своими глазами видели явленные иконы в живой воде, как для болящих царицы небесные воду все прибавляют,-- стало уж маленькое озерце и не мерзнет.
Удивляется народ, в страхе и умилении пьет воду, набирает в пузырьки, в бутылки и развозит по всей области.
На пятый день приехали на двух санях рабочие, хмурые, черные от въевшегося металла и масла. Вылезли, достали инструменты, подошли.
— Ну, будет вам тут турусы разводить.
Вскинулись попы и молящиеся:
— Вам чего надо? Тут явленные матушки, царицы небесные — Одигитрия да Казанская...
— Ма-атушки!.. По матушке бы вас всех... Ишь сколько воды нашло. В станице, почитай, водопровод стал, без воды все сидят. Труба лопнула, а вы воду лакаете, да еще с водосвятием.. Ну, пущайте, некогда нам тут с вами...
И принялись за работу. Развели костры, оттаяли землю, вырыли колодцы; открыли водопроводную трубу, заменили лопнувшую часть новой, опять засыпали землей и уехали.
Вскоре поднялась метель, все бело сравняло, и опять в степи стало тихо, безлюдно

https://kvarkus.livejournal.com/304035.html


Метки:  

Чудо - А. С. Серафимович (VI, М., ГИХЛ, 1959)

Четверг, 14 Января 2016 г. 13:52 + в цитатник

В январскую стужу, привалившись к задку саней, ехал казак Наумыч в станицу.
Заиндевевшая лошадь бежит споро. Кругом пустая степь, занесенная снегом. Наискосок, через дорогу, тянет злая поземка. Верст семнадцать осталось.
Вдруг Наумыч натянул вожжи. Лошадь стала.
— Что за притча?..
Шагах в десяти от дороги пар шел. Слез Наумыч, идет, проваливается по сугробам. Чудеса! В ложбине чернеет живая вода, снег кругом мокрый, а в воде лягушонок плавает — оттаял.
— Али наваждение?..-- перекрестился Наумыч.
Знает — кругом верст на двадцать капли воды нет, степь сухая, как кирпич, и от мороза даже воздух оледенел.
Побежал назад, ввалился в сани и погнал лошадь. А в станице — прямо к попу.

— Так и так, батюшка, нонче мне наваждение в степе было, благословите. Двадцать годов езжу по этому самому месту, капли-росинки никогда там не бывало, и называется Сухой Лог, кругом мороз, а тут прямо живая вода, а в ей лягушонок плавает.
Поп сунул ему в губы волосатую руку, выслушал да как заревет боровом:
— Мать, дай ему стакан водки! Да вели Николаю запрягать вороных. Пошли за дьяконом, за дьячком, приготовьте облачение... Аты, мать, полезь на подловку, там в углу навалены иконы, выбери какую постарей божию матерь, почерней какую. Да сама полезь, а то Палашка не сумеет. Да не забудь... того...-- крикнул он вдогонку,-- энтого... бутылочку в сани поставить,-- мороз больно здоров.
Попадья, вся в паутине, слезла с подловки и подала почернелую доску.
— На вот. Только нос у ней маленько сколупнут.
Через полчаса поп в новой енотовой шубе, с ним здоровенный, похожий на быка дьякон — в волчьей, и в пальтишке не попадавший зуб на зуб дьячок — быстро ехали на паре сытых вороных в степь.
Вот и ложок, и пар от него идет. Глядь, а с другой стороны на паре гнедых тоже трое жарят: поп с дьяконом и с дьячком из хутора,-- пронюхали, канальи.
Подскакали разом; выскочили попы да к воде с иконами. И стали друг дружку пихать.
— Ты что же это в чужой приход, сивый мерин! А?
— Врешь, бабьятник, наш, хуторской тут юрт.
Вцепились друг другу в бороды. Дьяконы из саней на помощь поспешают. А у дьячков свое — кадило в сторонке раздувают.
Станичный дьякон скинул с правой руки волчину да, не крестясь, не молясь, ка-ак ахнет хуторского батюшку,-- тот и ушел головой в снег.
Взревел по-бычьи хуторской дьякон:
— А-а, так ты нашего!..
Скинул тулуп, размахнулся — господи благослови. И задрал ноги станичный поп, зад весь в снегу показал. Сошлись дьяконы, оба ражие, откормленные, с бычьими шеями, и голоса рыкающие,-- быть бы большому бою, да бегут кучера, кричат:
— Батюшки!.. Батюшки!.. Народ едет...
А народ действительно ехал: со всех сторон зачернели сани. И как это быстро весть о чуде облетела станицу и хутора!
Попы, кряхтя, поднялись, и пошло: "господи помилуй", и "аллилуйя", и "радуйся, невесто неневестная"...
На другой день народу привалило еще больше. Везут безруких, хромых, слепых, иссохших, измученных, падучих, порченых, кликуш. И все с умилением, со елезами пьют святую воду и прикладываются к явленным, быстро стынущим на воздухе: морозно — прилипают губы, больно отдирать. А кругом вздохи, крики, плач, визг. Кликуши голосят:
— Матушки, царицы небесные! Да как же вы нас сподобили, недостойных?! Хучь бы одна, а то сразу две — преподобная Одигитрия ды Казанская божая матерь...
А около попов растут кучи денег, печеного хлеба, яиц, сала, овчины, мешки с пшеницей. Пара вороных и пара гнедых не успевают отвозить.
Так тянулось целых четыре дня. Измучились попы, до седьмого пота трудятся. По области, по станицам, по хуторам слава пошла о двух явленных и как они исцеляют болящих. И те, кто приезжал, своими глазами видели явленные иконы в живой воде, как для болящих царицы небесные воду все прибавляют,-- стало уж маленькое озерце и не мерзнет.
Удивляется народ, в страхе и умилении пьет воду, набирает в пузырьки, в бутылки и развозит по всей области.
На пятый день приехали на двух санях рабочие, хмурые, черные от въевшегося металла и масла. Вылезли, достали инструменты, подошли.
— Ну, будет вам тут турусы разводить.
Вскинулись попы и молящиеся:
— Вам чего надо? Тут явленные матушки, царицы небесные — Одигитрия да Казанская...
— Ма-атушки!.. По матушке бы вас всех... Ишь сколько воды нашло. В станице, почитай, водопровод стал, без воды все сидят. Труба лопнула, а вы воду лакаете, да еще с водосвятием.. Ну, пущайте, некогда нам тут с вами...
И принялись за работу. Развели костры, оттаяли землю, вырыли колодцы; открыли водопроводную трубу, заменили лопнувшую часть новой, опять засыпали землей и уехали.
Вскоре поднялась метель, все бело сравняло, и опять в степи стало тихо, безлюдно

https://kvarkus.livejournal.com/304035.html


Метки:  

Поиск сообщений в lj_kvarkus
Страницы: [2] 1 Календарь