-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в makarych

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.03.2012
Записей: 218
Комментариев: 282
Написано: 3268

  


Обезьянки мультфильм для детей

Пятница, 12 Августа 2016 г. 16:01 + в цитатник




Метки:  

Мультик для детей Hola Llamigo

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:58 + в цитатник



Метки:  

Смешной мультфильм - "Хельга"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:57 + в цитатник



Метки:  

Чудесный мультик: "Невидимый"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:55 + в цитатник




Метки:  

Друг детства - мультфильм для детей

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:51 + в цитатник



Метки:  

Интересный мультик для детей: "Монстербокс"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:48 + в цитатник



Метки:  

Короткий мультик для детей - "Остерегайтесь монстра"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:46 + в цитатник




Метки:  

Смешной мультик для детей - "Полнота"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:43 + в цитатник




Метки:  

Интересный мультик для детей - "Джинкси Джекинс, Лаки Лу"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:39 + в цитатник




Метки:  

Мультфильм "Любовный рецепт"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:35 + в цитатник




Метки:  

Мультфильм "Похудение"

Пятница, 12 Августа 2016 г. 15:29 + в цитатник




Метки:  

Видео-запись: Бесплатная программа для раскрутки просмотров на YouTube

Понедельник, 01 Февраля 2016 г. 14:32 + в цитатник
Просмотреть видео
10 просмотров

Лучшая бесплатная программа для раскрутки просмотров на YouTube с мировым трафиком!.
Форма регистрации здесь


Метки:  

Прикольная инструментальная мелодия "Bring it up"

Воскресенье, 15 Марта 2015 г. 07:23 + в цитатник




Метки:  

Причины неудач сил АТО

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 10:51 + в цитатник

Причины неудач сил АТО

Обстановка в зоне АТО остается максимально напряженной — боевики укрепляют свои позиции в захваченных городах, накапливая силы на юге Донецкой области и в Луганской области. СНБО в своих сводках открыто заявляет: на востоке воюют солдаты российской армии, некоторые маскируются под флагом ДНР. Оппозиционные российские СМИ пишут о том, что на Украину закидывают целые подразделения российских десантников и они несут большие потери — десятки, а то и сотни бойцов. Их семьям запрещают об этом говорить под страхом потери матпомощи.

Впрочем, официально в России наличие войск на Украине отрицается, а рассказы о множестве погибших называют происками пятой колонны и национал-предателей. Сепаратисты тоже говорят, что регулярных частей из РФ у них нет, только «добровольцы», а историю с российской армией, мол, в Киеве выдумали, чтоб оправдать поражения. К слову, во вторник лидеры сепаратистов еще раз уточнили, что на переговорах в Минске их неправильно поняли и они, мол, не хотят вообще ни при каких условиях оставаться на Украине (напомним, в понедельник прошла информация, что ЛНР и ДНР хотят автономию в составе Украины). Впрочем, учитывая сигналы из Москвы, что Россию как раз автономия Донбасса вполне бы устроила, все эти заявления могут быть игрой сепаратистов, чтобы потом сделать вид, что идут на компромисс.

Тем временем в Донбассе боевики продолжают атаки по всей линии фронта, оттесняя силы АТО от Луганска и постепенно приближаясь к Мариуполю.

Бои на юге

Ожесточенные бои велись у населенных пунктов Комсомольское и Староласпа. По сообщениям СНБО, военным удалось удержать Раздольное, Васильевку и Староласпу, а также стратегически важный мост через реку Кальмиус. Эти населенные пункты находятся между Донецком и Новоазовском. Но сепаратисты сообщают, что под их контроль перешел ряд населенных пунктов, в частности, поселок Тельманово в Донецкой области. В дальнейших планах сепаратистов — взятие Мариуполя, этот пункт имеет ключевое значение.

«Я не могу подтвердить информацию о взятии Тельманово», — сказал нам спикер АТО Леонид Матюхин. Но местные жители рассказали «Вестям», что поселок действительно под контролем ДНР: «Да, днровцы в поселке, ставят блокпосты в сторону Мариуполя. Боев пока нет, все спокойно». Судя по всему, сепаратисты готовят новое кольцо для сил АТО, которое сожмется возле Мариуполя. Несмотря на то, что в городе пока все спокойно, в понедельник были слышны выстрелы в районе Новоазовска. Об этом сообщили в СНБО, а местные жители подтвердили информацию. Мариуполь усиленно готовят к обороне. Как заявил мэр города Юрий Хотлубей, в ближайшее время будет построена вторая защитная линия на расстоянии 15–20 км от города.

Луганск

Не лучше ситуация для украинских войск в Луганске, куда, по сообщениям силовиков, подходят подкрепления РФ. В частности, скопления российских военных были замечены в районе Хрящеватой и Новосветловки. Местные жители, правда, говорят: эти населенные пункты под контролем сепаратистов, но российских военных они не замечали.

«В нашей местности русских точно нет — только сепаратисты, но их силы не особо значительны, ведь Нацгвардия давно отступила, — рассказал нам житель Новосветловки Иван. — Силы ЛНР колоннами выдвинулись на Луганск. У нас избрали временного главу поссовета, уже решают дела с руководством ЛНР».

Во вторник 30-й мехбригаде удалось вырваться из Лутугино, о взятии которого еще в понедельник заявили сепаратисты. Об этом у себя в «Фейсбуке» написал журналист Роман Бочкала: «Это был ад. Сначала по ребятам били «Градами», сгорело все, что было. Во время движения накрыли авиацией — кассетными бомбами».

По факту, сейчас под контролем ЛНР почти весь юг Луганской области и идет наступление на позиции АТО к северу от Луганска.

Иловайск

Работа по выводу украинских войск из Иловайска продолжается. Как рассказали «Вестям» в батальоне «Донбасс», очередную партию вывели из окружения, сейчас стоит вопрос о возврате раненых и пленных. Сколько еще остается под Иловайском, неясно — о потерях не знают даже в батальонах, которые там оказались. Как уже писали «Вести», по предварительным данным СНБО, под Иловайском в плен попали около 200 украинских военных; по данным генерала Рубана, почти 700.

В СНБО пообещали, что все виновные в провале под Иловайском будут наказаны. В дело уже включилась прокуратура. Как сообщил на брифинге спикер ГПУ Юрий Бойченко, расследуется уголовное производство по факту дезертирства военнослужащих батальона «Прикарпатье». «26 августа, несмотря на боевые задания в зоне проведения АТО, более 300 военнослужащих отказались от несении обязанностей военной службы в боевой обстановке, самовольно оставили боевые позиции и отбыли к месту постоянной дислокации в Ивано-Франковской области», — заявил Бойченко.

Эксперты считают, что последние неудачи сил АТО — результат стратегических просчетов. «Просчеты допущены в проведении разведывательных мероприятий в отношении выявления новой стратегии России, боевиков в этом регионе и концентрации сил на ведущих направлениях. Это Луганск, Донецк, Иловайск и Новоазовск. Эти просчеты привели к тому, что мы имеем потери и ряд населенных пунктов оставили», — говорит экс-руководитель службы внешней разведки Украины Николай Маломуж.

Украину готовят к партизанской войне

Масштабные наступления боевиков на позиции украинских военных вынудили штаб АТО изменить тактику ведения боевых действий: силовики переходят к обороне позиций. «Мы выстраиваем оборону от России, которая пытается не только закрепиться на территориях, ранее оккупированных террористами, но и осуществлять наступление на другие территории Украины», — заявил министр обороны Валерий Гелетей.

Спикер СНБО Андрей Лысенко заявил, что Генштаб разрабатывает планы по созданию партизанского движения. «Партизанское движение есть в мобилизационных планах Генштаба. Есть определенные командиры партизанских отрядов, они знают своих людей, которые будут в этих отрядах», — заявил Лысенко в эфире одного из телеканалов. Правда, он признает: сделать это на востоке очень трудно из-за скудности лесов: «Есть, как говорят, маленькая «зеленка» — парки, посадки, где пока прячутся люди, но организовать полномасштабное партизанское движение на востоке Украины — это сверхбольшая проблема».

Политологи считают, что Генштаб скорей готовится к созданию партизанского движения в случае наступления российской армии за пределы Донбасса. «Создать подполье можно и в Донецкой области, но социальная база поддержки там будет намного меньше, чем в центральных областях, не говоря уже о западных, — говорит Владимир Фесенко. — Ключевое значение имеет само решение о создании партизанских отрядов: будут создаваться предпосылки для разворачивания партизанского движения в случае продвижения российских войск за пределы Донбасса».

Ранее сообщалось, что взлетно-посадочная полоса Луганского аэропорта была подорвана украинскими военными. После того, как военные покинули аэропорт Луганска, наши взрывники подорвали взлетно-посадочную полосу, тем самым сделали невозможным ее использование.

В то же время руководство непризнанной Донецкой народной республики настаивает на ее независимости от Украины. Сейчас в рамках консультаций контактной группы по Украине ведется диалог, который в итоге должен привести к перемирию между сторонами. При этом лидеры ДНР по-прежнему не приемлют формат прямого диалога с официальным Киевом.

Читать далее...

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 8 пользователям

Зачем Путин воюет с Украиной?

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 10:50 + в цитатник

Зачем Путин воюет с Украиной?

На первый взгляд, с точки зрения психически здорового человека, война России и Украины — это какой-то кошмар, безумие, несущее сплошное горе, конфликты и проблемы для всех.

Еще полгода назад такой сценарий казался абсолютно нереальным. Сделать врагами два народа с многовековой общей историей может только враг русских и украинцев.

Однако текущие события показывают, что развивается самый кошмарный, самый кровавый сценарий братоубийственной войны. Это не наша война, это не ваша война, это не война отправленных двадцатилетних десантников. Это война Путина.

Зачем она ему нужна? Так он уже сам прямо ответил на этот вопрос: »Нужно приступить к переговорам о политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины».

Он сделал это заявление только сейчас, но действия по заброске диверсантов-сепаратистов, поставка оружия, настойчивое желание Путина заставить Порошенко сесть за стол переговоров с пропутинскими боевиками, многие из которых граждане России — все это выдавало его намерения задолго до публичного признания.

Слова Пескова, сказанные вслед за Путиным, что Путина не так поняли про государственность востока Украины, всерьез воспринимать не надо. Он постоянно несет околесицу. Типа, Путин женат на России... Читать по-русски мы умеем и без него.

Еще раз. Путин: «Нужно приступить к переговорам о политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины». Конец цитаты.

До последнего времени задача расчленение Украины публично как цель не ставилась, а заменялась идеей так называемой федерализации.

Лицемерие Кремля в том, что он пытается навязать Украине и украинскому народу то, чего лишены граждане России, поскольку никакого федеративного государства в России уже давно (с 2004года) не существует. Робкие попытки отстаивать интересы регионов, в первую очередь, финансовые, жесточайшим образом подавляются.

Итак, Путин добивается расчленения Украины и создания на востоке страны марионеточного государства Новороссия с полным экономическим и политическим контролем из Кремля.

Для его клана крайне важен контроль над металлургией востока Украины а так же военно-промышленным комплексом. Кроме того юго-восток Украины богат запасами сланцевого газа, добыча которого создает реальную конкуренцию бизнесу путинской компании «Газпром».

Провальный сезон в Крыму — резкое сокращение потока туристов, неслыханный рост цен на услуги и продукты, дефицит пресной воды — толкает режим на аннексию юго-востока Украины с целью обеспечить наземный коридор на полуостров.

Ради этих целей Путин ввел войска, включая десантников и кадыровцев, поставляет на восток оружие и боевую технику, ради этих целей обрек Россию на изоляцию и санкции.

Ради этих параноидальных целей гибнут русские и украинцы. А Россия погружается в ложь, насилие, мракобесие и имперскую истерию.

Все это легко объяснить тем, что он тяжело психически больной человек. Так порой думают многие, включая автора. Но есть и другое объяснение.

В его кровавых действиях, в разжигании братоубийственной войны прослеживается главная цель — удержание личной власти и денег любой ценой. До начала войны его рейтинг медленно, но верно снижался.

Общество, несмотря на цензуру, мало-помалу стало понимать, что у власти находятся алчные, аморальные люди, главная цель которых — личное обогащение. Партия воров теряла свои позиции и нужна была крупномасштабная встряска, которая бы развернула этот тренд и восстановила популярность и доверие.

Украина дала пример антикриминальной революции, свергнувшей вора-президента. Ах, вы посмели выйти на улицу и свергнуть президента? За это Украину надо наказать! Что б не дай Бог русским мысль о революции не пришла в голову.

Кроме того, Украина выбрала европейский путь, предполагающий верховенство закона, демократию и сменяемость власти. Успех Украины на этом пути — прямая угроза власти Путина, который выбрал прямо противоположный курс, — режим пожизненной власти, произвола и коррупции.

Теперь, чтобы не угодить за решетку за нарушение Конституции РФ — из-за ввода войск в другую страну без согласия Совета Федерации РФ и международных обязательств России о нераспространении ядерного оружия — из-за нарушения Будапештского меморандума, Путин не оставил себе другого маневра, как быть президентом до смерти.

Так что внешне его поведение — безумие, а на практике холодная стратегия пожизненной деспотии.

Часто сторонники «Русского мира» объясняют агрессию Путина к Украине тем, что постсоветские республики, включая незалежную, являются зоной жизненных интересов России. Вместо того, чтобы показывать пример законности, безопасности, развития, высокого уровня жизни, в сознание граждан внедряется концепция грубой силы и угроз. При этом достигается прямо противоположный результат.

Украина уже стремится в НАТО, хотя до войны имела внеблоковый статус. Сам Североатлантический альянс окреп, союз Америки и Европы стал гораздо прочнее, чем раньше. Кроме того агрессия Путина консолидировала украинский народ, а борьба за независимость и территориальную целостность стала национальной идеей.

То есть ни одна из целей, заявленных Путиным, не достигнута. Происходит все ровно наоборот.

Читать далее...

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Газовые санкции потопили бы Россию

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 10:50 + в цитатник

Газовые санкции потопили бы Россию

Европа готовит новые санкции против России, и возникает вопрос о том, каким будет ответ Москвы. Может ли Владимир Путин сократить поставки газа в Европу? Дело в том, что Россия не только использует газ как рыночный товар, но и связывает с ним политические инструменты интервенции. Приведу несколько примеров: в 1992 году «Газпром» без предупреждения остановил поставки газа в Прибалтику, чтобы пресечь эмансипационные усилия Литвы, Эстонии и Латвии, а в 2009 году он прекратил поставки газа на Украину, в том числе транзит газа другим странам-потребителям. В 2014 году Россия опять остановила поставки Украине, причина – стремление сделать эту страну участницей евразийского проекта.

Учитывая подобную логику, теперь можно ожидать, что ограничение или остановка поставок газа в Европу на самом деле могут стать следующим санкционным шагом Москвы. Тем более что в «противостоянии» санкций пока намного большие потери мы наблюдаем с российской стороны. В Европе российские меры ударили, в первую очередь, по сельскому хозяйству и пищевой промышленности, но по совокупности все это экономический ущерб небольшого масштаба, поддающийся локализации. В России все принципиально иначе: их «продовольственные» санкции влияют сильнее на российских потребителей, чем на европейских производителей. Так что единственным, кто на собственной шкуре ощущает эти санкции, а также санкции евроатлантического пространства, является российский потребитель. Однако как раз это в России может работать как инструмент «мобилизации российского народа», который обижают империалисты. И с народом, настроенным таким образом, можно предпринимать большие ответные шаги – например в виде закрытых газовых вентилей для Европы.

Но здесь есть один тормозящий аспект: 50% российского государственного бюджета формируется из средств от продажи углеводородов, 80% экспорта составляет углеводородное топливо. Россия не располагает другими альтернативными рынками, на которые можно было бы выйти с нефтью и газом. Высокий уровень российских валютных резервов на самом деле бесполезен в ситуации, когда из-за санкций им нельзя воспользоваться на международной арене. Вывод очевиден: без экспорта нефти и газа российская экономика быстро окажется на дне. Остановка или ограничение поставок имели бы и еще одно, более долгоиграющее, последствие – потерю бизнес-доверия. При этом в течение следующих трех лет Евросоюз способен серьезнейшим образом вытеснить российские поставки газа. Речь идет не только об американском или европейском сланцевом газе, но и о форсировании энергосбережения. С точки зрения Путина, газовые санкции могут быть привлекательны, так как поспособствуют краткосрочному или среднесрочному укреплению его внутриполитической позиции. Но в реальной долгосрочной перспективе они могут навредить самой России больше, чем Европе.

Автор является консультантом по вопросам энергетики.

Читать далее...

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 3 пользователям

Руслана: Поездка в Донецк развернула мою жизнь

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 10:49 + в цитатник

Руслана: Поездка в Донецк развернула мою жизнь

Трагедия под Иловайском закончилась многочисленными смертями и сотнями раненых. Какую-то часть раненых украинцев обменяли на пленных «потерявшихся» российских десантников, многие продолжают самостоятельно выходить из окружения. Пленных украинских бойцов группами отпускают благодаря работе украинского центра по обмену военнопленными. В субботу 16 украинских пленных были отправлены к родным, благодаря Руслане и этому центру. О том, как это было, мы поговорили с самой Русланой.

— Руслана, что заставило вас поехать на Донбасс спасать солдат?
— Это все очень спонтанно получилось. Был запланирован визит в Днепропетровск. Я увидела перед собой не то что Днепр, а увидела такой уверенный город Львов начала 90-х, когда только-только начиналась независимость.

То есть, патриотизм зашкаливает. Днепропетровск всегда был, наверное, патриотичным городом, но в данном случае я увидела вообще другой Днепр. Я как-то так прониклась, мы все обнимались-целовались, так громко все это происходило — «Слава Украине!», гимн…

Видно было по всему, что у людей сейчас ничего нет дороже этой темы, ничего нет дороже того, чтобы сохранить страну, мы все чувствуем этот острый момент.

И когда я уезжала, мне предложили организаторы — у нас еще планируется День авиации, мы соберем летчиков и т.д., приедешь выступить бесплатно? Я говорю: «Да, конечно, приеду, без проблем».

И я приехала в Днепр, мы поехали в госпиталь, к раненым. Я была в реанимации, видела ребят, которых только привезли, они еще были в коме. Мне все показали. Конечно, видеть обгорелые тела и ребят без рук, без ног — честно скажу, это не совсем спокойно. Кстати, я с Семеном Семенченко там познакомилась, пришла к нему в палату, мы с ним поговорили.

А потом я спустилась в холл, там меня ребята ждали. И я посмотрела на их лица и поняла, что они меня сейчас убьют. Я говорю: «Почему вы на меня смотрите волком?». Они говорят: «Руслана, то, что мы пережили… Мы пошли на фронт в шлепанцах. Теперь еще, не дай Господи, нас будут называть дезертирами». У нас был очень непростой разговор, очень честный.

Вообще в стране ситуация непростая. Любой разговор, который начинается — неизвестно, чем он закончится. Не начинать разговор — неправильно, умалчивать ситуацию — неправильно, бояться сказать себе правду — неправильно, а начинаешь говорить, и действительно не понимаешь, когда и чем это закончится…

С чего начался поход под администрацию президента? 28-го, в четверг, мне звонят мои ребята с «Ночной варты», с Майдана, и говорят: «Слушай, тут под администрацией президента большой митинг, приезжай… Семен Семенченко написал в «Фейсбуке», что надо быстро помогать, потому что ребята оказались в кольце. И родственники их собрались под администрацией президента и просят конкретной помощи».

Мы приехали. Вышли переговорщики, сказали: «Президент так озабочен… все нормально, 90% информации мы не можем вам сказать». Представляете, митинг стоит, 2-3 тысячи народу, а переговорщики берут микрофон для того, чтобы сказать, что им нельзя ничего сказать людям.

Состояние родных я не могу передать, потому что их и так колбасит, им звонят, им говорят: «Мы уже прощаемся с жизнью, скорее всего, нас уже до утра не будет». Матери, в обморок падают, плачут и кричат: «Помогите, сделайте что-то». И в этот момент выходят переговорщики после разговора с Порошенко и говорят: «Ну, за всех переживают, все будет нормально, вы не волнуйтесь, там отличная операция».

Потом мы все узнали, что операция была действительно «отличная». Я вышла тогда и сказала: «Не просто нужно дать поддержку батальонам, нужно срочно вводить военное положение, потому что это ненормально, когда одни идут жизнь отдавать, а другие гуляют с собачкой по парку».

Все должны оказаться сейчас в равных условиях, тогда сразу все поймут, что страна в опасности. Потому что сидеть возле телевизора, щелкать новостями и спрашивать: «Сколько у нас там еще областей осталось?» — это тоже ненормально.

Короче, я приезжаю в Днепр, встречаюсь с Владимиром Рубаном, это генерал-полковник, который возглавляет центр по обмену военнопленными. Он говорит: «Руслана, нам готовы дать 16 наших военнопленных. По разговору с Захарченко я понял, что он считает победу Русланы на Евровидении действительно настоящей победой Украины». Я, понимая, что есть контакт, говорю: «Я сажусь, еду, даже не думая». Он не ожидал, что я соглашусь.

— Куда он предлагал ехать? В Донецк?
— В Донецк, сразу напрямую. Захарченко был готов отдать наших 16 пленных, но чтобы приехали матери, родственники. А Рубан позвонил и говорит: «Со мной приедет Руслана». Музыкантов и маму я запихнула в самолет и сказала: «Все, летите в Киев, мне здесь надо остаться». И даже не сказала никому — не знал ни муж, ни родители, вообще никто. Мы просто сели с Рубаном в машину и поехали в Донецк.

— Но Захарченко давал какие-то гарантии? Мало ли что…
— Ну какие гарантии? Мы просто поехали забирать наших ребят.

— Но ты же певец Майдана, певец «хунты» в их понимании!
— Я почувствовала, что ко мне не относятся, как к «хунте», а как к нормальному человеку. Приехали… Разговор с Захарченко меня просто потряс. Я, конечно, понимаю, что у людей сейчас много возникнет вопросов, но почему я должна врать, если я обязана передать ту информацию, которую я увидела?

Захарченко мне очень четко сказал: «Я не хочу больше этого кровопролития, я не могу смотреть, как убивают лучших моих ребят и лучших ваших ребят, это надо останавливать». Говорили мы втроем — я, Захарченко и Рубан.

Он говорит: «Я не враг Украине, передай это, пожалуйста. Я не хочу стрелять, я не хочу, чтобы в меня стреляли. Я не переступлю границы Донецка, и пусть из меня не делают монстра. Не надо мифов. Мы в свое время боялись Львова. Почему вы сейчас боитесь Донецка? Мы вам не чужие».

Вот это я услышала. Ты представляешь, как мне крышу снесло после этого текста?

— А может быть, он просто врал тебе?
— Хорошо, давайте искать в этом логику. Ищите сами, анализируйте сами. Я вам просто передала то, что мне сказали. Я не преследую никаких конкретных целей, я просто вам передаю информацию.

— А насколько, как тебе показалось, он был искренен в своих словах?
— Абсолютно, потому и передаю. Если бы я почувствовала какую-то фигню или модерацию, я бы, наверное, притормозила. Но поскольку я увидела, что там что-то не то…

Значит, Путину было выгодно приделать им рога и копыта, так же, как и нам. А что, если нас просто сталкивают? Хотя мы знаем, что возле него ходит постоянно ФСБшник…

Он меня посадил в машину, где-то час мы ездили по Донецку, он мне показывал город, жаловался, что надо поднимать инфраструктуру, жаловался, что нет поставок продовольствия, жаловался, что ему нужно то-се, он пытался выглядеть таким полноценным хозяйственником.

— Его позиция понятна, хотя Пургин, деятель ДНР, в понедельник заявил, что они не видят себя в составе Украины, и никаких других вариантов не рассматривают. ( У же после интервью, во вторник, Захарченко тоже подтвердил эту позицию. Он заявил, что ДНР не хочет «оставаться в пределах Украины ни территориально, ни в политическом, ни в финансовом векторе» — прим. ред.) .
— Странно про выход из Украины... Очень странная ситуация. У них у всех тогда, получается, разные мессиджи…

Как они не в составе Украины? Мне он такого не говорил. Мне он сказал: «Я такой же украинец. Я считаю себя украинцем, я не враг Украине». Получается, идут разные послания.

Захарченко очень пытался дать мне понять, что он такой настоящий патриот своей земли: чужого не надо…Мне это было сказано напрямую. Я тоже, наверное, рискую, что в эту историю влезла, мягко говоря.

Он говорит: «Ты не представляешь. Я же услышал твое послание на Майдане. Мы подорвались, мы были готовы вас поддержать. Ты не представляешь, сколько людей здесь, стоя возле телевизора, тебе хлопало, когда ты говорила: «Очистим Украину от Януковича». Здесь, на Донбассе, куча народу мечтала, чтобы мы все от Януковича уже куда-то делись. Потому что он здесь похоронил минимум 3 тысячи людей, только чтобы отобрать бизнес и т.д.».

Все это он мне рассказывал. Если бы это была какая-то выстроенная сказка, я бы тоже это почувствовала. Он как-то так спонтанно все это говорил, у нас все было сплошной импровизацией — и наша встреча, и наш разговор, это все было стихийно. Никто не ожидал, во-первых, что я соглашусь приехать. Ну как можно было какие-то сделать заготовки перед этим? Его ребята, конечно, сначала все смотрели косо, потом привыкли. То есть, никто меня там не собирался убивать, не пристрелил, не повесил, как какую-то красную тряпку с Майдана.

Давайте все сядем и поедем вместе в Донецк. Вы увидите, наверное, то же самое. Я говорю Захарченко: «А ты готов это все повторять на камеру, что ты мне говоришь?». Он говорит: «Да».

Если это технология, то в чем? У меня начал очень жестко ломаться предыдущий стереотип. Меня колбасило очень долго, у меня был шок, полетело в голове все, что было перед этим.

Я не ожидала это все увидеть. Мне было тяжело все это осознать, а еще тяжелее было все это высказывать на пресс-конференции. Но я слово в слово сказала все то, что он попросил.

— То есть, он ездил с вами по Донецку?
— Он меня возил в своей машине. Причем нашу машину обстреляли, его охранника ранил в шею снайпер. Российские медиа сразу же подняли шум, что было покушение на Захарченко, и даже не знали, что в этот момент с ним в машине сидела я вместе с Рубаном.

— А когда вы ездили по Донецку, вы видели какие-нибудь российские войска?
— Нет. За все время я увидела один раз триколор — какую-то несчастную будку, в которой все это было покрашено. Я вообще нигде не видела триколора, по всему Донецку. Я еще удивилась, когда увидела, что где-то еще остались остановки, покрашенные в желто-голубой и подумала: «Ничего себе, они еще не закрасили».

Город очень чистый, подчеркнуто чистый, людей немного. Я спросила: «Сколько там людей?». Он говорит: «Не знаю. Наверное, тысяч 600-700 осталось».

— И каковы его планы?
— Он хочет подымать инфраструктуру. Он хочет, чтобы с той стороны прекратился огонь. Он хочет, чтобы его услышали. Он считает себя украинцем и не считает себя врагом Украины.

Он говорит: «Скажи им, пожалуйста, пусть они меня услышат». Причем он очень рассчитывал, что у меня получится это донести. Я видела по нему, что он очень рассчитывает на то, что я это не побоюсь сказать.

— Чего же он тогда хочет?
— Вот то, что я передала. Мне ничего больше он не передал, только это, я это и передаю. Пускай уже наши тогда соображают, что это означает. Пускай и Порошенко думает, и наши все ребята, пускай садятся и соображают, что с этим делать.

— Что было дальше, как вы забрали пленных?
— Мы забрали наших ребят, посадили их в автобус. Я спросила: «Как с вами обращались? Вас обижали?». Они говорят: «Нет». Они были шокированы, потому что их было 150, а осталось 16. Их российские войска просто размазали.

И мне интересно, как наше Минобороны будет объяснять все, что случилось с нашими батальонами. Я посчитала, что 200-300 ребят там полегло, минимум. Просто за пару часов они улетели на небо. Очень «успешно» была операция спланирована, зашибись.

— Где вы забирали ребят? По фотографии — возле какой-то церкви..
— Нет, мы забирали прямо возле гостиницы, где у нас была встреча. Где-то возле набережной. Я просто не очень хорошо знаю Донецк. А потом мы уже приехали к церкви. Мы сфотографировались возле церкви, потому что стали там на перекур.

Они вообще всю дорогу молчали. Я ехала с ними в автобусе, чтобы с ними ничего не случилось по дороге.

Позже Рубан сказал, что это был самый большой обмен. Говорит, что по 5 человек отдавали, по 3-4, но 16 — это первый раз. И опять же, это был не обмен, нам их просто отдали. Не было условий. Захарченко просто отдал 16 человек. А потом, когда мы уехали, он еще 10 отпустил.

Сейчас мне позвонили девочки из Ужгорода, говорят: «Странно, мы звоним своим, их отпускают тоже». Они тоже попали в плен, и им говорят: «Пускай за вами приезжают родственники. Единственное условие — что вы больше не будете брать оружие и против нас воевать».

— А что рассказывали эти солдатики, которых ты везла?
— Они были в ах…е. Они молчали, им было так хреново… Один пацан так и не мог прийти в себя. Естественно, как ты можешь прийти в себя, если у тебя брата на глазах разорвало? Они вообще не понимали, кто они теперь...

— Откуда были эти бойцы? Внутренние войска?
— 93-я была механизированная, в основном. У меня список на Фейсбуке лежит. Они были очень обломаны, разбиты, уставшие, они были никакие, если честно. С одним мальчиком я разговорилась, он говорит: «Руслана, я не знаю, что тебе сказать. Слово «спасибо» — это ничего. У меня жена через 3 месяца рожает сына».

И когда я их привезла родителям, ты не представляешь, что это были за эмоции! Ты не представляешь их встречу! Мы привезли их в Днепропетровскую ОГА. Эти эмоции надо было видеть! Там одна девочка еще была, которой сообщили, что ее мужа убили… Она упала на асфальт и так орала, это был кошмар какой-то…

— Что было по дороге? Все было спокойно?
— Мы ехали через блокпосты. Когда мы выезжали, в Донецк была очередь из машин километров на 10. Мы подозревали, что это либо возвращаются за вещами, либо едут за пленными, за ранеными, либо трупы забирать.

— Очередь гражданских машин?
— Да, это все гражданские, легковые — дети, мамы, все в кучу. Конечно, ехали и грузовые, наверное, с продовольствием, какие-то фуры, потому что железной дороги же нет.

— То есть, в твоем сознании что-то изменилось?
— Очень сильно. Кстати, я прекрасно понимаю, что они недавно провели еще и парад наших военнопленных. Мы ничего со счетов не снимаем. Но то, что произошло — я не знаю, как это объяснить. Я просто констатирую факт: это я услышала. Давайте теперь все вместе думать, что это означает. Есть возможность остановить мясорубку — значит, ее надо останавливать. Молотить людей — это не выход.

— Сколько там еще примерно осталось пленных? Почему отдали 16, потом 10?
— За все время, я думаю, 600.

— А все пленные — они у Захарченко содержатся или там есть другие группировки, которые контролируют других пленных?
— Он мне сказал, что у него есть мародеры, и сказал, что есть группировки, которые всех замучили. Он говорит: «Я признаю, что есть мародеры и неконтролируемые люди. Это не мы, это не наши. Мы сами не знаем, куда и как от них избавиться».

— А вы говорили о русских, про русскую армию? Он говорил что-то об этом?
— Как мне показалось, он понимает, что надо защитить Украину. Может быть, я неправильно его поняла. Но мне показалось, что все понимают, что внешний враг — это российская агрессия. Они четко понимают, что есть понятие своей земли и есть люди, которые должны защищать свою землю. И он уважает людей, которые защищают свою землю. Поэтому он со мной говорил как с человеком, который тоже патриотично защищал свою землю и свои идеи.

— У него в окружении есть российские солдаты?
— Я не видела россиян, я видела только донецких. Все, с кем я общалась, все, кто его окружал — это были исключительно донецкие.

— Каковы твои дальнейшие планы? Ты собираешься с ними поддерживать контакт или еще туда возвращаться?
— Я не знаю, надо посмотреть, настоящее все это, либо превратится в очередную игру.

Я хочу понимать — это все искренне или это манипуляция. Если это будет манипуляция, меня там не будет. Если люди действительно хотят, чтобы остановилась кровь — я буду полностью этому содействовать.

— Те ребята, которых ты вывезла, что они теперь будут делать? Какие у них планы?
— Не знаю. У них было очень подавленное состояние. Им нужна будет особенная реабилитация, это очень тонкий момент. Я не знаю, кто ими будет заниматься. Там и ранеными не особо кто-то занимается, там раненые на поле боя пооставались. Надо просто спросить у министерства обороны, они собрали раненых и трупы?

Надо задавать прямые вопросы министерству обороны или тем, кто за это отвечает. Они разбегаются, они где-то сидят, пересиживают. Мне постоянно смс-ки приходят: «Нас оттуда заберите, нас отсюда, мы там, мы сям». Ну что это такое? Что это за война такая? Рекогносцировки нету, координации нету. Те пошли, те побежали, этим сказали стоять, а те, наоборот, пошли в атаку.

Ну как можно это все комментировать? Это не патриотично, надо бы наверное молчать об этом. А как молчать? А чего они тогда гибнут такими пачкам, сотнями? Нет, надо правду говорить.

— Это за эти последние несколько дней столько жертв. До этого же вроде были успехи…
— Я не знаю, наверное, но я попала именно в эти последние пару дней, я до этого не лезла вообще в тему военных, мы им только передавали медикаменты, покупали аптечки, лекарства, помогали собирать средства на бронежилеты, каски. Я не особо лезла в эту тему. Я знала, что волонтеры работают, а я занималась беженцами и международным направлением. И тут вдруг «бабах!» и прямо жизнь мою развернуло!

— То есть, вы сами в шоке пока?
— Мои друзья в шоке, они за меня переживают, говорят: «Мы еще понимаем, героизм и безбашенность на Майдане, но тут лезть прямо в самое-самое…». Я говорю: «А у меня не было вариантов — 16 жизней того стоят». Тем более, я ехала с Рубаном, я ему доверяю полностью.

— Ты на этих выборах пойдешь в какую-то партию, в какой-то список?
— Нет. Я всегда буду вне политики. Вообще отношение к сегодняшним выборам у меня очень странное, потому что сейчас самое главное, по-моему, это страну защитить. Мы должны сначала убедиться, что стране ничего не угрожает.

Я, конечно, понимаю, что выборы — это актуально, но выборы явно на втором, если не на третьем месте. Сейчас ничего не может быть актуальнее…

Надо всегда держать фокус на самые главные вопросы, самые главные мессиджи. Если нас кто-то сбивает с дороги вправо-влево, значит, мы не умеем держать главную линию. Наша самая главная линия сейчас — что бы нам ни рассказывали новости, пресса, соцсети или тролли, куда бы нас в сторону не относили, самое главное сейчас — это сохранить Украину, ей действительно угрожает опасность.

Вот Днепр это чувствует, мы это должны чувствовать. Мариуполь это чувствует — они вышли живой цепью с плакатами. Сейчас Юг немного просыпается, они очень остро переживают. Сейчас надо держать это ощущение, помогать югу, Днепру четко сохранить Украину.

Читать далее...

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Чубайс не отвертелся от проверки

Четверг, 04 Сентября 2014 г. 10:47 + в цитатник

Чубайс не отвертелся от проверки О том, что в трех компаниях «Роснано» начались налоговые проверки, «Известиям» рассказал высокопоставленный источник в правоохранительных органах. По его словам, под налоговый контроль попали ООО «Роснано Капитал», ЗАО «Пластик лоджик» и ООО «Усолье — сибирский силикон» (УСС).

Читать далее...

Метки:  

Понравилось: 6 пользователям

Поиск сообщений в makarych
Страницы: [11] 10 9 ..
.. 1 Календарь