-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Kristiania

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.01.2016
Записей: 133
Комментариев: 1745
Написано: 2059

Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Главы 4 и 5.

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 13:40 + в цитатник

Глава 4. Посольство

 

Спинка кресла была обита чем-то мягким, вроде бархата, но это улучшало дело не сильно: её деревянная верхушка впивалась мне меж лопаток, как пыточный прут. А сидеть всё время прямо – тоже не вариант, спина затекала. Вот я и ёрзала потихоньку, стараясь выбрать момент, когда адмирал не смотрел.

Вблизи, кстати, он не казался таким уж суровым – а может, тогда, на приёме в честь юбилея освоения космоса, я была ещё зелёным кадетом, вот и тряслась. Зато сейчас разглядела и морщины, бугрившие лоб и бронзовые щёки, и косой шрам на подбородке, так и не поддавшийся полной регенерации, и усталость в уголках глаз.

- Вероятнее всего, это задание покажется вам неожиданным, старший лейтенант Зайцева, - глуховато, веско ронял слова адмирал. – Мы понимаем, что вы не дипломат и у вас нет времени проходить соответствующую подготовку. Но вы давали присягу и, надеюсь, не отступитесь от неё. Стол переговоров – это то же поле сражения, сами знаете. Вам не придётся вести его в одиночку: вашими помощниками будут ведущие специалисты Комитета по внешним связям. Но именно вам придётся представлять Землю. По вас будут судить о нас всех.

- Я понимаю, товарищ адмирал, - сдержанно произнесла я.

- И вы согласны отправиться на Лар-Ласс?

Не очень-то у меня богатый выбор, если вдуматься. Хотя службу бросить и уехать мне вряд ли кто-то помешает. Не те сейчас времена, когда за отказ на расстрел вели.

Но… увидеть чужой мир. Изучить его, понять его жителей. Пообщаться на равных с правителями, побыть в шкуре посла – да разве от такого отказываются? 

- Да, я согласна. Сколько времени мне там предстоит пробыть?

- Минимум – год. Дальше уж, если будет невмоготу, мы вас постараемся вызволить, - уголки обветренных губ слегка приподнялись.

Год – это по лар-лассийскому исчислению? У нас он и вовсе идёт за семь месяцев с небольшим.

- Отбудете через неделю, для вас подготовят судно класса «Континент».

Серьёзно? Их всего-то пять штук. Лови, Машка, удачу за хвост, пока не упорхнула.

- Я полагаю, у вас есть какие-то пожелания по подбору персонала дипломатической миссии?

- Эмм… Наверное, да, - я улыбнулась.

- Запишите и покажите мне, - адмирал протянул мне служебный планшет. – Сразу же и согласуем. А после можете быть свободны – до пятницы. В пятницу в девять ноль-ноль у вас инструктаж.

О, так я всё-таки успею домой слетать!

Придвинув к себе планшет со списком должностей, я озадаченно потёрла лоб. Наверное, самое ответственное – состав охраны. Но кого бы предложить? Знакомых моих по Академии я уже давненько не видела. А многие ли из тех, кто служат на «Королёве», согласятся уйти с насиженного места в неизвестность?

Зато с медиком никаких вопросов: в нужную графу я бодро вписала капитан-лейтенанта медицинской службы Гуревич Валентину Марковну. Мечтала же она лар-лассов повидать?

Кстати, если поедет Валя, то как раз в охрану неплохо было бы записать Вульфа. А то стоскуется. Да и дело своё он знает… Интересно, ничего, что Вульф из Западного сектора, или это придётся как-то дополнительно улаживать?

Если проблем не будет, можно ещё Ивену предложить место. Я видела несколько раз, как он стреляет: даже капитану фору даст. Лучше Ивена, наверное, ультралазером владеет только старпом Баркович.

Да и потом, Ивен не скандалист, в отличие от многих своих сослуживцев.

От резкого звука, донесшегося из динамика, моя рука со стилусом дрогнула.

- Вызывает Синий дом по каналу один, - прощебетал беззаботный электронный голос. Адмирал надел наушники и скомандовал:

- Соединяйте.

И повернулся к экрану.

- Колотов слушает. Добрый день, коммодор… И вам того же… Нет, не ожидал я вашего звонка. А в чём дело? О каких нарушениях вы говорите?

Английский у него, конечно, был явно не лучший, акцент так и резал слух. Но голос звучал твёрдо, уверенно, и проскальзывала в нём едва уловимая издевка.

- Разумеется, я помню о наших договорённостях: первая делегация – из Восточного сектора, посол – из Западного. Но вы же читали письмо Верховной Ассамблеи. Или вы готовы ради своих политических амбиций рискнуть будущим планеты?

Коммодор с того конца спутникового канала, видимо, что-то втолковывал ему. Колотов и бровью не повёл:

- Разумеется, у вас будет возможность с ней встретиться, и она выслушает все ваши соображения. Но вот команду свою она наберёт сама. Нет, сэр, не по принципу равенства, а по принципу полезности… Разумеется, никакого давления. Мне жаль, что пришлось так поступить, но вы всё сами понимаете… Конечно, передам. И вам всего наилучшего.

Горошинки наушников стукнули по настольной панели. Адмирал крутанулся в кресле:

- От имени Верховного командования Западного сектора коммодор Нордгрэм передаёт вам пожелания удачного полёта и успешной, плодотворной работы.

- Спасибо, - я хмыкнула, и Колотов подмигнул мне в ответ.

- Хотите совет? В состав миссии надо бы включить нескольких западников, чтобы заткнуть рот нашим заокеанским коллегам. Но не переборщите с этим, а то они могут здорово вам малину подпортить.

 

Мыльные струйки щекотали лоб и уши, скатывались вниз, к шее. Кое-как выпрямившись, я снова заглянула в зеркало. Отлично, почти как раньше – ещё немножко осталось.

- Маш! – Оксанка снова подёргала ручку. – Ну что ты там, застряла?

- Сейчас выйду, - отозвалась я.

- Красишься, что ли? – любопытная сестрёнка притопнула ногой.

- Пол влажный, Оксан, не свались, - я снова выдавила в ладонь прозрачный, остро пахнущий гель. – Наоборот, краску снимаю.

Осторожно пропуская сквозь пальцы короткие прядки, принялась втирать вязкую жидкость.

- А зачеем? – заскулила Оксанка из коридора. – Тебе очень шло.

Вот так, ещё немного на затылке. Теперь пять минут подождать… Оксанке, похоже, надоело стеречь меня под дверью, и она зашлёпала в гостиную. Головизор истошно взвыл: «Попробуйте новую краску для волос «Ред Флейм» от Миллениум – этот цвет бросит весь мир к вашим ногам!»

Рекламисты, вообще, головой думают, когда сочиняют слоганы для очередной коммерческой ерунды?

Открыв кран, я зажмурилась и сунула голову под тёплые струи. Быть посланницей богов, конечно, круто, но я не хочу, чтобы под окнами у меня стояли лар-лассы в ожидании чуда… а потом разорвали бы меня на тряпочки, когда оное чудо мне не удалось бы им продемонстрировать.

Отфыркавшись и вытерев лицо мягким полотенцем, я вновь подошла к зеркалу. На голове стояли торчком спутанные волосы моего родного коричнево-русого цвета.

 

Мама качала головой, придвигая ко мне тарелку с блинчиками:

- Тебя, Маш, даже космос аккуратности не научил.

- А что такое? – я дёрнула плечом.

- Да в ванной после тебя как будто кровавое побоище: всё в багровых пятнах. Аж сердце кольнуло, когда вошла.

Я легонько пнула под столом хихикнувшую Оксанку. 

- Это от краски. У нас на корабле роботы всё убирают, вот я и привыкла.

Сестрёнка повернулась ко мне, подперла подбородок ладошками. В глазах-подснежниках светилось любопытство:

- Неужто ты правда на Лар-Ласс полетишь, да ещё послом?

- Ага. Тоже хочешь?

- Хочу, - чистосердечно вздохнула Оксанка. – Я фотки видела. Лар-лассы такие няшные…

Я вспомнила Нардалла и чуть не поперхнулась чаем: уж он-то под определение «няшный» не подходил никак.

- Что ты говоришь! – возмущённо воскликнула мама. – Они уродливые, у них кожа синяя и чешуя на лице.

- Всего-то навсего вот здесь, - я провела подушечкой пальца вдоль скулы с внезапной досадой. Внешность у них, конечно, своеобразная, но почему сразу «уроды»?

- На себе не показывай!

Поспешно проглотив отпитый чай, я ткнулась лицом в ладони и захохотала. Не показывай – а то что? В лар-ласса превращусь, чешуя вырастет?

Оксанка тоже заливалась. Мама только рукой махнула, глядя на нас.

- Ты варенья, варенья черпай побольше, Маш, - она придвинула ко мне вазочку. – Ох, чем же ты там, на Лар-Лассе этом, питаться будешь?

- Нашей дипмиссии три молекулярных биопродуцента выделили, - похвасталась я. – Не заголодаем. 

- Да это ж всё искусственное, пользы никакой.

Вот так. Тащи не тащи в дом научные журналы, объясняй не объясняй, хоть профессора с собой приводи. Мама всё равно никогда не поверит, что продуцированная еда ничем от натуральной не отличается.

- Ты, главное, осторожна будь: мало ли, что они захотят…

Из прихожей донеслась мелодичная трель, повествуя о приходе отца, и я первая выбежала в коридор.

- Космонавтка прилетела! – он сгрёб меня в объятия, похлопал по спине. – Ну, здорово! Надолго к нам?

- На три дня, - мой рот расплылся до ушей.

- Молодец! А потом – вперёд, надери этим инопланетянам задницы.

- Пап, да я, вообще-то, туда для поддержания мира лечу.

Забросив ботинки под тумбочку, он сунул ноги в шлёпанцы. Рубашка, сброшенная через голову, крылатой птицей опустилась на кресло.

- Или мы их, или они нас, Машук. По-другому никак не получится.

Иногда мне кажется, что это папе, а не мне, надо было становиться военным.

 

Сумка застегнулась легко: я давно научилась брать с собой вещей по минимуму. Правда, не факт, что на сей раз сработает старое правило «куплю на месте» или «на месте выдадут», но всё равно лучше не тащить за собой пол земного шара.

Папа тряхнул мою руку на прощанье так, что аж локоть заломило. Мама… Ну, плакала, конечно. И у меня в глазах щипало – я в конце концов не выдержала и достала платок. Оксанка – та, наоборот, хихикала, повисая у меня на шее, и просила прислать побольше фотографий с лар-лассами.

Усевшись на переднее сиденье служебного флаера, высланного за мной, я долго-долго махала рукой – пока крыша дома не слилась с другими точками в серо-зелёном море внизу. Развернулась, наконец, откинулась на спинку.

- Шея затекла? – пилот сочувственно улыбнулся мне. – У этого кресла не самая удобная конструкция для прощаний. Испытал на себе.

- А вы тоже с нами летите на Лар-Ласс? – полюбопытствовала я. Парень мотнул головой:

- Удалили из списков из-за неблагонадёжности.

Вот вам и принцип полезности. А впрочем, разве это в первый раз?

Пилотом мой спутник был отменным, мы домчались за сорок минут до начала инструктажа. В ожидании начала я слонялась туда-сюда по стеклянному замку Генерального штаба. Красотища, ничего не скажешь: огромные, от пола до потолка, окна, светлые стены в золотисто-коричневых тонах, настоящий паркетный пол.

На скамейке возле одного из мраморных фонтанчиков я увидела своего знакомого – посла Симонова. С трудом подавила досадливый вздох, кивнула:

- Доброе утро.

- И вам доброе утро, Мария Сергеевна, - посол поднялся с любезной улыбкой. – Полагаю, вы здесь для того, чтобы пройти инструктаж?

- А что же, вы будете меня инструктировать?

Вот песец.

- Мне поручено подробнее ознакомить вас с дипломатическим этикетом, - Симонов развёл руками. – Увы, я и сам иногда допускаю в нём досадные промахи. Вы простите меня, Мария Сергеевна? Я был расстроен своей внезапной болезнью и очень невежливо повёл себя тогда, на корабле.

- Забудем, - улыбнулась я. – А с чем ещё меня хотят ознакомить?

- Фрау фон Розендорф проводила исследования в области лар-лассийских обычаев. Разумеется, очень неполное, по материалам, выложенным в сеть, но в нашей ситуации и крохи информации могут пригодиться. Петер Ларсен покажет вам новую модификацию он-лайн переводчика: очень важно справиться с языковыми трудностями. Ах да, - слабая улыбка коснулась его губ. – Я слышал, ещё из Западного сектора прибыл коммодор Нордгрэм. Он хочет подарить вам новейший ультралазер.

- Подарить? – я подняла брови. – Зачем?

- В знак дружбы и сотрудничества, - весело сказал Симонов. – О, похоже, внизу все уже собираются… Пойдёмте и мы?

Он пропустил меня вперёд, и я направилась вниз по укрытой ковром лестнице.

 

Ой, голова моя… Чудо ещё, что не лопнула, бедная, от того количества знаний, которое в неё пытались сегодня запихнуть.

Впрочем, спасибо адмиралу Колотову: если бы он растянул курс на неделю, я всё равно ничего бы не запомнила и даром потратила бы время. Все файлы мне скинули на планшет – если что, просмотрю.

Ну, что теперь? Сумка при мне, телефон со спутниковой связью – тоже, парадная форма сидит как влитая, и даже волосы не торчат в разные стороны: Валька постаралась. Самой Вальке форма идёт изумительно, аж жаль, что из-за должности она надевает её максимум раз в год. А чёрная коса до пояса – и вовсе загляденье, любой лар-ласс позавидовал бы.

- Готова? – смуглые пальцы крепко жмут моё запястье. Киваю:

- Всё хорошо, только затылок ломит. А при переходе на постсветовые скорости совсем, наверное, будет кошмар.

Да, это всего-то пара секунд. Но их бы ещё вытерпеть.

Валя с безмятежным видом лезет в сумку, выуживает оттуда лечебный биопластырь.

- Повернись-ка… Вот так, - она осторожно пригладила мою чёлку. – Почти не видно, но ты особо не тряси головой: сейчас тебе от президента напутствие выслушивать.

Красная дорожка, ветер, солнце в глаза. Невысокий седой мужчина в тёмной рубашке жмёт мне руку, что-то говорит и доверительно смотрит в глаза. Ах да, это же он, президент Восточного блока. 

Адмиралы… К каждому нужно подойти, козырнуть, выслушать то, что они имеют сказать мне. К счастью, почти все сегодня немногословны. Ещё несколько мужчин в штатском – хоть убейте, не помню их имена и должности – и я поднимаюсь на борт сияющего белого корабля с красной надписью «Солнечный ветер» по боку.

Сейчас доберусь до своей каюты и завалюсь спать. Всё равно до Лар-Ласса трое суток лететь.

 

- А-семь, - Валя перегнулась через меня, тянясь за чашкой кофе. Я скосила глаза на планшет.

- Мимо. Е-два.

- Ранен, - вздохнула она, поднесла чашку к губам. – Слушай, а не знаешь, какая на Лар-Лассе погода?

- Говорят, сейчас тепло. Е-три.

- Убит.

С досадливой гримаской Валя кинула планшет на подушку.

- Опять твоя взяла. Какой счёт?

- Двадцать три – семнадцать.

- Никогда не думала переквалифицироваться в военного стратега?

Я передёрнула плечами:

- Боже упаси. К тому же, «Звёздный бой» - это, скорее, тактика.

Закинув руки за голову, Валя упала спиной на кровать и сладко потянулась, отводя стройные плечи назад.

- Скорей бы долететь уже. Машка, а ты знаешь, как меня Михайлов отпускать не хотел? Носился по каюте, руками размахивал. Не подпишу, говорит, и всё.

- А ты?

- А я говорю: вы не подпишете – адмирал Колотов подпишет. Ну, тут он на тебя перешёл: и такая, и сякая, лучшие кадры у меня уводит. Ой, Машка, - Валины руки оплели меня за плечи, - спасибо тебе большущее! Если бы не ты, я бы так и сидела на «Королёве».

Я подмигнула:

- Всегда пожалуйста.

- Вот только Михайлова жалко. Загнётся без меня, чего доброго. Пришлют на моё место какую-нибудь блондинку с ногами от ушей, она и синяк-то залечить не сможет.

Улегшись рядом с ней на живот, я скрестила лодыжки и подперла подушкой подбородок.

- Я тебя удивлю, но есть блондинки и с мозгами.

- Тем хуже для Михайлова, - философски рассудила Валя. – Ой, смотри-ка!

Вскочив, она подбежала к иллюминатору, прижалась щекой к стеклу.

- Вон она, планета! Машка, да подними ты пятую точку, иди сюда!

Я встала, сунула ноги в тапочки и подошла к ней. Ух ты… Это… Это как… мыльный пузырь. Кто-то выдул большой-большой мыльный пузырь в космос, и он переливается всеми цветами радуги.

- Класс? – в карих глазах Вали плескался восторг.

- Класс! Я уже хочу тут жить.

Из динамика над дверью послышался негромкий перезвон.

- Можно, мисс Зайцева? – спросил голос Вульфа.

Я одёрнула футболку.

- Заходите.

Дверь отъехала в сторону, лейтенант даже не переступил порог:

- Капитан просил передать, что через три часа мы прибудем на Лар-Ласс.

- Отлично. Надо бы кликнуть робота, узнать, что там с нашей формой.

Вульф вытянулся по струнке:

- Разрешите, я узнаю?

- Ох, лейтенант, вы же всё-таки начальник моей охраны. Совестно гонять вас по поручениям.

У него аж уши заалели – не иначе, из-за глубокого выреза на Валькином топе.

- Так вы же меня не гоняете. Я, это… добровольно.

- Пусть сходит, Маш, - Валька пихнула меня в бок. – Инициатива должна поощряться.

- Ну, сходите, Вульф. Мы вам будем очень признательны.

- Что вы! – он совсем налился багрянцем. – Это я вам благодарен за то, что включили в состав.

Козырнул и метнулся за дверь. Мы с Валькой одарили друг друга насмешливыми взглядами.

- Ну, и что ты планируешь делать? – поинтересовалась она.

- Я? Я всего-навсего посол и глава миссии, в меру сил заботящаяся о чужом счастье. А вот что будешь делать ты?

Валька недоумённо пожала плечами:

- Погоди, я-то здесь при чём?

- Ты разве не видишь, что Вульф…

Мои слова были прерваны деликатным стуком в дверь: робот форму принёс. Отглаженную.

 

За дверью шлюза что-то негромко шипело: выравнивалось давление. На табло бледно-фиолетовым отсчитывались секунды до открытия. Я стояла, сложив руки под грудью, и переминалась с ноги на ногу – просто для того, чтобы они не одеревенели.

Валька заняла место где-то в середине нашего многочисленного отряда, а рядом со мной стояли Симонов и Вульф.

На Симонова было любо-дорого посмотреть: само спокойствие и доброжелательность. Вот что значит опыт. Вульф улыбался мне краешком рта. Похоже, сейчас он чувствовал себя намного уверенней, чем перед Валей в каюте.

Табло подмигнуло мне нулями, и створки дверей поехали в стороны. Я шагнула вперёд, жадно вдыхая свежий воздух.

Огромное малахитово-зеленое небо расстилалось над головой шатром, тёплый ветер щекотал ноздри какими-то пряными ароматами. Я медленно спускалась по тропинке вниз с холма, а снизу накатывало море огней. Невнятные возгласы сливались в торжественный, грозный гул.

От блестящей, искрящейся толпы отделилась высокая худощавая фигура, неторопливо двинулась мне навстречу. Я разглядела три алые полосы на мундире, чёрные волосы, уже слегка спутанные ветром. Разглядела знакомые резкие черты.

Командира войск Звёздной обороны Нардалла я не очень-то ожидала здесь увидеть.

 

Глава 5. Игры

 

Коснувшись груди рукой, он протянул её мне – на сей раз ладонью вверх. Я осторожно повторила его жест, отчаянно надеясь, что всё делаю правильно. Кончики наших пальцев чуть соприкоснулись, и толпа у подножия холма замерла. Только ветер свистел да позади меня неуверенно топтались мои спутники.

- Дочь Четверых, посланница Земли, - громко, отчётливо произнёс Нардалл, - от имени моего народа я приветствую тебя на Лар-Лассе!

Восторженный вопль, вырвавшийся из сотен глоток, едва не оглушил меня. Лар-лассы внизу махали руками, что-то кричали, а я растерялась совершенно и даже не сразу нашла под воротником кителя вшитую кнопку усилителя голоса.

- Я и мои спутники… счастливы оказаться здесь, на вашей гостеприимной планете.

Я невольно покосилась на Симонова, и он одобрительно наклонил голову.

- Мы благодарим народ Лар-Ласса за столь тёплый приём, - удалось мне произнести уже увереннее.

Нардалл улыбнулся, его золотистые глаза смотрели на меня с оценивающим любопытством. Так наши корабельные программисты изучают новый опасный вирус, попавший в систему.

- Прошу вас, - он слегка согнул руку в локте, и моя ладонь опустилась на его тонкий рукав. Мы направились вниз, к площадке, где уже подрагивали на своих стойках флаеры, готовые к полёту.

К моим ногам – такое может только во сне присниться! – летели гроздья цветов, белых и ярко-зелёных. С меткостью у лар-лассов явно всё было в порядке: в нос мне ни один не угодил.

- Вероятно, вы помните Имеса Орли, - тихо сказал Нардалл, указывая взглядом на выступившего вперёд лар-ласса в серебристой мантии. – Личный секретарь Высокого служителя Наамо, его ближайший помощник.

Ещё бы я не помнила, к кому первому пришла эта дикая мысль – назвать меня Дочерью Четверых…

Очередное церемонное приветствие – на сей раз я даже нашла в себе силы на улыбку. Орли говорил долго, не упуская случая блеснуть изящным оборотом. У нас в штабе тоже есть такие говоруны. Главное – смотреть на них и делать вид, что весь внимание.

Интересно, а почему же сам Наамо не пришёл?

-…И мы верим, что сегодняшний день послужит началом долгого и плодотворного сотрудничества, - Орли поклонился и вновь коснулся моих пальцев своими. Что ж, к искоркам под кожей я уже начала привыкать. – Сегодня в двадцать два часа в доме Высокого служителя Наамо состоится приём. Вы окажете нам честь своим присутствием?

- С большим удовольствием, служитель Орли.

Двое лар-лассийских солдат в чёрных мундирах с жёлтыми пунктирными полосами на груди распахнули передо мной дверцы флаера. Ух ты, на вид он не особо больше, чем наши, земные, а просторней намного. Я забралась на переднее сиденье справа, за пульт управления сел Нардалл. Сзади разместились Вульф, ещё один охранник и Орли. 

У меня была мысль позвать к нам Валю, но я передумала: вряд ли стоит сразу показывать хозяевам, к кому в нашей делегации я больше всего привязана.

- Не возражаете, если мы полетим низко? – поинтересовался Нардалл, набирая на пульте комбинацию кнопок. – Все хотят на вас хоть одним глазом взглянуть. Кстати, пристёгиваться не обязательно: силовое поле полностью исправно.

Я пожала плечами.

- Если крыша откидывается, я могу даже встать, чтобы лучше видно было.

- А это идея, - в глазах лар-ласса блеснули довольные огоньки. Он щёлкнул по белой клавише, и панель крыши беззвучно поехала назад. Флаер с едва ощутимым толчком оторвался от земли, начал набирать высоту.

Убедившись, что нас не трясёт и что пилот из Нардалла более чем приличный, я поднялась, развернула плечи. Внизу кричали, смеялись синеволосые ребятишки, их почтенные родители, пожилые люди. А вон, рядом с нами, флаеры журналистов – наверное, фотографировать будут.

Лучше бы не мелькал никто в воздухе, не заслонял вид. Вон там, впереди, светящиеся башни города. Справа от нас – серебристая ленточка реки, деревья в облачно-белом цвету.

Нардалл поставил флаер на автопилот, тоже поднялся.

- Как офицер Звёздной обороны, не имею права сидеть в присутствии высокой гостьи.

Я невольно усмехнулась и понизила голос:

- Могу я поинтересоваться, эрхес, что побудило вас лично встретить меня? Во время нашей последней беседы вы не казались заинтересованным в моём приезде.

Лёгкая улыбка скользнула по его губам, он поднял открытую ладонь:

- Потому и решил вовремя исправить ошибку. Народ обожает вас – как я могу противопоставлять его желаниям личные амбиции?

Внизу показалась площадь, усыпанная огнями фонариков. Ох, сколько народу…

- Индустрия развлечений выполнит план по выручке на год вперёд, - со смешком сказал мне на ухо Нардалл. Я осторожно перегнулась через борт – поле полем, а из кабины всё же лучше не вываливаться – и помахала собравшимся. Нардалл тоже вскинул руку над головой.

- Скорость нормальная? – спросил он у меня. – Голова не кружится?

- Всё отлично.

- Через семь минут… - он покосился на экран, - через шесть с половиной мы будем на месте.

 

Забавно: роботов здесь, похоже, делают под растения. Растянувшись на высокой, просторной кровати, я наблюдала за лианой на колёсиках, укладывающей мои вещи в шкаф многочисленными отростками, а Валя скользила пальцами по экрану планшета.

- Как тебе лаборатория, понравилась?

- По высшему разряду. На «Королёве» мне такое и не снилось. Кое-какие аппараты ещё исследовать надо, но в целом освоилась.

Придвинувшись ближе, она протянула мне планшет.

- Жаль, что у нас на Земле их Паутинка не ловится. Мы бы сразу куда больше о них узнали.

- Паутинка? Это аналог нашего интернета?

- Угу. Я в лар-лассийском профан полный, но, похоже, ты у них героиня дня.

- Кто бы сомневался-то после такой встречи, - я повернулась на бок. – Надо бы с Симоновым поговорить. Может, что полезное скажет про приём этот.

Валька пожала плечами:

- А чего тут говорить? И так понятно: ты будешь рассыпать лучи славы на всех, кто окажется рядом с тобой.

Она перелистнула страничку, и я увидела фотографию превосходнейшего качества: моё изумлённо-радостное лицо в зеленоватых отблесках закатного неба – и энергичный профиль Нардалла.

На следующей фотографии мы стояли во весь рост, почти соприкасаясь руками. «Долат Нардалл, командующий войсками Звёздной обороны, кандидат на пост Верховного стратега, встречает посланницу Земли Марию Зайцеву, Дочь Четверых», - прочла я.

- Вот сволочь.

Выругалась я, впрочем, без особой злобы. Уж больно красиво сработано. Да и потом… Если честные военные мне ещё попадались, то честные политики на Земле вымерли значительно раньше странствующих голубей. Вряд ли на Лар-Лассе дело обстояло иначе.

- Интересно, когда у них выборы? И как это всё, вообще, проходит?

Валька мотнула головой:

- Я лично сделаю всё, чтобы держаться от политики на расстоянии торпедного выстрела. Имей в виду, если захочешь поиграться: я простой корабельный врач и в интригах ни бум-бум.

- Я тоже ни бум-бум, - засмеялась я. – Всё, что мне поручено – представлять Землю. 

 

На лица у меня память плохая, и, конечно, я не запомню ни одного из бесчисленных военных и служителей, с которыми меня знакомили. Вот разве что у Верховного стратега, помимо яркого мундира, очень приметная внешность: ястребиный нос, густые нависшие брови, выдающийся вперёд подбородок. Сказав мне несколько любезных слов и о чём-то перемолвившись с Наамо, хозяином приёма, он уехал, не дожидаясь начала празднества.

Сидела я между Наамо и молодой лар-лассийкой, представившейся заместителем советника по здравоохранению.

- Мы специально выбрали для сегодняшнего вечера только такие блюда, которые, по нашим данным, не вызовут у организма землянина негативной реакции, - щебетала она. – Но, разумеется, здесь есть и подлинно земные кушанья… Не хотите грибной салат?

Валя подмигнула мне через стол, и я с трудом удержалась от хихиканья: старания – это похвально, но грибной салат с сахаром… Как такое вообще могло в голову прийти?

Зато пюре из листьев паррилати и впрямь очень вкусное, нежнее нашего яблочного.

Судя по тому, что я читала, за столом у лар-лассов не принято говорить о делах. Так что со своим любопытством мне пришлось подождать до того момента, когда мы встали и Высокий служитель Наамо повёл меня на галерею – осмотреть его собрание редких картин.

- Как красиво… Знаете, портрет эрхеса Орейла чем-то похож на «Наполеона на Аркольском мосту». Особенно взгляд.

- Я обязательно посмотрю на эту картину, Мария Сергеевна, - улыбнулся служитель. – Как приятно убедиться, что в земном и лар-лассийском искусстве есть общие истоки.

- Скажите, Наамо, - я помнила его просьбу обходиться без званий, - кому я должна быть благодарна за своё назначение на эту прекрасную планету? Не вам ли?

Он тихонько рассмеялся.

- Хотите знать, кому вам в первую очередь следует отвернуть голову? Признаюсь, я был в числе тех, кто голосовал за ваше прибытие. Но, смею вас уверить, я не стану склонять вас на свою сторону. У вас ведь, как у посланника Земли, и без того достаточно забот.

- Склонять на свою сторону – в чём? – поинтересовалась я. – Не похоже, чтобы вы стремились занять пост Верховного стратега.

Наамо благодушно улыбнулся.

- Вы, как это у вас говорится, зрите в корень. Разумеется, я служитель, а не воин… но это не значит, что мне безразлична судьба моей планеты. Вы слышали о ниффинах?

Я нахмурилась:

- Кажется, они тоже гуманоиды. Земля с ними ещё ни разу не контактировала: их планеты слишком далеко.

- Наверное, это к счастью, - грудь Наамо тяжело приподнялась. – У нас с ними постоянно вспыхивают конфликты, и только чудом удаётся не довести до полномасштабной войны. Я стараюсь использовать всё моё влияние, чтобы убедить Верховную Ассамблею подписать с ниффинами постоянный договор и прояснить, наконец, спорные вопросы. Но, к сожалению, в войсках Звёздной обороны многие думают иначе.

Он подвёл меня к следующей картине, на которой трудно было разглядеть что-то, кроме перечёркивающих друг друга разноцветных полос.

- Иала Коннант, «Последняя война». Иала – изумительно талантливая художница, мало кто из современников с ней может сравниться… Так вот, многие мои знакомые полагают, что мы должны поставить Ниффию на колени и превратить её в колонию Лар-Ласса. Оправдывают они это целями безопасности и экономической выгоды.

Янтарно-карие глаза Наамо остановились на моём лице.

- Скажите, Мария Сергеевна, неужели деньги стоят той крови, которую из-за них проливают?

Я энергично тряхнула головой:

- Конечно, не стоят.

- Рад, что земные военные так считают.

У меня перед глазами всплыло тестовое задание с третьего курса: «Составьте план воздушно-космических ударов по Западному сектору. Примечание: старайтесь выбирать наиболее уязвимые точки противника».

- Не все так считают, и не всегда.

- Во всяком случае, такие люди есть, - Наамо тепло улыбнулся мне. – А вот этот пейзаж тоже Иала Коннант писала: «Когда мороз отступит…»

 

Никакого алкоголя в шипящей минералке быть не могло, но возле столика меня шатнуло, и я едва не сбила рукавом бокалы. Всё-таки не привыкла ещё к низкой гравитации.

Добравшись до дивана, я расправила складки белого шёлкового платья и присела. Длинноволосый лар-ласс, сидевший с краю, подвинулся, вопросительно глянул на меня:

- Вам плохо, эрхеи?

- Нет, всё в порядке. Просто акклиматизация.

- Сидели бы лучше на Земле, - буркнул он себе под нос. – Не морочили бы нам голову.

Я подняла брови:

- Вы о чём?

- Думаете, я хоть на секунду поверю, что Дочь Четверых существует и что это вы? – тонкие губы скривились в злой усмешке. – На Земле решили нас оболванить. Что ж, поздравляю: отчасти вам это удалось. Вот только очень скоро нашим надоест скакать вокруг вас. Всю вашу компанию посадят в шаттл и придадут ускорение пинком под зад.

Откинув голову, я расхохоталась.

- Очаровательно. Как вас зовут, эрхес?

- Нелит Суан. И не обращайтесь ко мне, как к военному: я всего-навсего учитель биологии.

Скромный учитель попал на приём к Высокому служителю? Интересно.

- И как же на Лар-Лассе принято обращаться к учителям?

- Как и к прочим смертным, - хмыкнул он. – По фамилии. Это военные у нас вечно на особом счету.

- Поняла, Суан, - я улыбнулась. – Между прочим, я ни разу не называла себя Дочерью Четверых. Окружающие пусть относятся ко мне, как хотят, а я считаю себя тем, кто я есть.

- И кто же вы? – в жёлтых совиных глазах мелькнуло любопытство.

- Старший лейтенант Космического флота и посланница Земли.

Суан кивнул.

- Очень удобно. Пока положение вас устраивает, надо пользоваться им, а когда ситуация выйдет из-под контроля – «я здесь ни при чём». Мало чем вы, земляне, отличаетесь от нас.

- А вы ко всем так строги или только к землянам?

Изумительно красивая девушка с золотыми косами подошла к нам с подносом. Суан взял бокал, я, поблагодарив, отказалась.

- Понимаю вас, эрхеи. Люди редко любят слышать правду.

- Особенно учитывая, что понятие о правде у каждого своё, - механически отозвалась я, провожая взглядом девушку.

На землянку она не похожа: блестящая кожа синеватого оттенка, чешуйки вдоль скул. Но волосы… У маленьких лар-лассов волосы голубые, потом, с возрастом они чернеют, а к старости становятся фиолетовыми. Валька мне давным-давно что-то про смену пигментов объясняла – я, разумеется, не запомнила.

Лар-лассы с золотистыми волосами мне не встречались ни разу.

- Какой же вы прыткий, Суан! – с добродушной усмешкой служитель Орли подошёл к нам. – Похитили у нас королеву вечера. Эрхеи Зайцева, вы не окажете мне честь станцевать со мной?

- С удовольствием, служитель Орли, - я поднялась. – Вот только я и в земных танцах не сильна, а лар-лассийские и вовсе не знаю. К тому же меня до сих пор немного шатает от смены гравитации. Если вы готовы рискнуть…

- Положитесь на меня, - он улыбнулся.

Что ж, почему бы и нет?

Серия сообщений ""Огни чужих кораблей" - повесть":
Часть 1 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Глава 1. Подмена
Часть 2 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Главы 2 и 3.
Часть 3 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Главы 4 и 5.
Часть 4 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Глава 6
Часть 5 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Главы 7 и 8
...
Часть 19 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Глава 25
Часть 20 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Глава 26
Часть 21 - Огни чужих кораблей (повесть, любовная фантастика). Главы 27 и 28




Алина_Горделли   обратиться по имени Суббота, 13 Февраля 2016 г. 19:03 (ссылка)
Очень интересно! Сложный сюжет, много сюжетных линий.
Да, Нардалл у вас очень хитер и гибок. У меня такое впечатление, что он продумывает многоплановые ходы!
Дукат этого, к сожалению, не умел, ему все время на это Гарак указывал. Дукатовские козни более просты, а этот ведет хорошую шахматную партию.
Самолюбив, но, в отличие от прототипа, это хорошо скрывает. Поэтому и, скорее всего, останется в выигрыше.
Как говорил Сиско, Дукату нравится звук своего голоса (ну, положим, нам он тоже нравится :-)), никак не мог он удержаться от павлиньей показушности. Она его и погубила, хоть она же и была частью его обаяния.
Нардалл менее обаятелен, потому, что скрытен, но магнетическая сила на месте, просто ее надо лучше разглядеть.
Интересно, что несмотря на безграничный эгоизм, я больше бы доверилась Дукату, чем Нардаллу, так как второго трудно разгадать.
Посмотрим, что будет дальше! :-))
А вот почему мне кажется, что Суан чем-то сродни Гараку, не знаю.......... мимо?
Жаль, что земляне по-прежнему разделены, я как-то привыкла к унифицированной федерации, но, к сожалению, это более реалистично.
Ответить С цитатой В цитатник
Kristiania   обратиться по имени Суббота, 13 Февраля 2016 г. 19:17 (ссылка)
Алина_Горделли,
Большое спасибо:))
Да, интриги Нардалл уже затевает:)
В самом деле, военный из Дуката был лучше, чем политик... Что получится из Нардалла - увидим:)
Одно могу сказать уже сейчас: звук своего голоса нравится ему не меньше:))
Суан и Гарак - ох, какая интересная параллель!
Землянам придётся находить какие-то компромиссы, точки соприкосновения друг с другом - ведь теперь у них такие... непредсказуемые соседи:)
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 19:47ссылка
военный из Дуката был лучше, чем политик

Это мне и нравится! Наверное у меня зов генов, ни тем делом занимаюсь!

Ага, вы тоже умеете секреты не разглашать! :-))
Мне кажется из вас получился бы следователь, не хуже адвоката...... :-))
Почему-то радушность Лар-лассов кажется более зловещей, чем военная хунта Кардассии.
Kristiania   обратиться по имени Суббота, 13 Февраля 2016 г. 20:16 (ссылка)
Алина_Горделли, ой, спасибо за комплимент:)
Одно время я и впрямь раздумывала над тем, чтобы в следственные органы пойти, но отказалась от этой мысли. Всё-таки это постоянная конфронтация с людьми, эмоциональное напряжение...
Так что не стала я сотрудником Обсидианового Ордена:))
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 21:03ссылка
Мне кажется обзидановый орден - это тайная полиция, не уголовное следствие.
Я уже заметила, что вы избегаете конфронтацию, но позиции не меняете, это очень хорошее свойство.
У меня все больше - наших бьют, шашки наголо, вперед!!! :-))

Мне как-то подумалось, а не написать ли вам книгу воспоминаний Одо - он ведь столько лет работал начальником безопасности у Дуката - сколько интересных детективных историй можно написать от его имени, ну и Дукат, Напрем и Зиял где-то поблизости. У вас талант к поворотам сюжета - детективные новеллы должны хорошо получиться.
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 21:17ссылка
Да, мне тоже так кажется. Просто я вспомнила слова Гарака о том, какая тяжелая нагрузка на психику - допросы:)
Есть такое:) Мне кажется, дискуссии интересны именно как обмен мнениями, но едва ли есть смысл кому-то что-то доказывать - всё равно у каждого в голове своя Вселенная, и для каждого именно она истинна...

О, это очень интересная идея. И Одо мне очень нравится:) Когда я ещё была студенткой юрфака, я не раз пыталась писать детективные повести - у меня даже фанфик был про маньяка в Академии Звёздного флота:)
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 21:29ссылка
Да, допросы - это ужасно, надо иметь какой-то особый вывернутый характер, чтобы это нравилось.

Я в горячие споры вступаю только защищая дорогих мне людей или персонажей :-)), причем становлюсь совершенно необъективной :-)), в остальных случаях - с удовольствием воспринимаю чужую точку зрения!
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 21:34ссылка
Ну, те, кто нам дороги, стоят нашей защиты:))
Перейти к дневнику

Суббота, 13 Февраля 2016 г. 21:36ссылка
Значит будем ждать детективов! :-))
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку