-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в kompletion

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Чортова_Дюжина

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.12.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 26


Выгодный обмен

Четверг, 15 Мая 2014 г. 19:07 + в цитатник
Выгодный обмен.
(Стенограмма. Секретно)

Звонок по закрытой линии секретной международной связи:
- Хэллоу! Это начальник службы безопасности господин Семёнов?
- Так точно!
- Говорит шеф национальной безопасности Мак Грегор. Мы взяли вашего агента «Мотыгу», а у вас находится наш агент «Весёлый Роджер» давайте меняться?..
Из трубки телефона слышно отдалённое приглушённое бульканье, короткий выдох и что-то вроде: «Дай Бог не…» Далее отчётливо:
- Давайте.
Через некоторое время опять звонок:
- Здравия желаю! Это господин Мак Грегор?
- Уес!
- У вас там сидит наш агент «Муся», а мы взяли вашего агента «Лобстера», давайте меняться.
Слышен шум отдалённого совещания, еле уловимый запах хорошей сигары и дорогого виски. Далее отчётливо:
- Обмен не равноценный.
- Ну, тогда, в придачу к «Лобстеру», агента влияния «Шендеровича» и «Пасюка».
- Уес!
Новый звонок:
Хэллоу! Мистер Семёнов?
- Так точно!
- Вы арестовали наших агентов «Гризли» и «Томагавка». Мы предлагаем обмен на агента «Ципу» и «Линь Хуана». К последнему прилагаются пятьдесят его связных.
Слышно отдалённое бульканье, короткие, но ёмкие возгласы, шелест бумаги. Далее отчётливо:
- «Линь Хуан» не наш агент.
- Мы знаем. Обменяете потом на кого-нибудь при случае.
Опять слышны звуки совещания и бульканье.
- Договорились. Но в придачу к «Гризли» и «Томагавку» будет генерал Карапузиков.
- Уес!
Опять звонок по линии с ограниченным контингентом прослушивания:
- Здравия желаю! Господин Мак Грегор? Семёнов на связи. Вы взяли нашего агента «Соню костяную ножку» предлагаю поменять на агента «Эммануэль».
Из трубки еле слышны реплики на совещании, лёгкий запах дорогих духов и покашливание контингента прослушки.
- Господин Семёнов, вместе с агентом «Соня костяная ножка» мы предлагаем забрать и генерала Карапузикова.
- Нет! Лучше верните агента влияния «Шендеровича»
- Уес!
Прошло не так уж и много времени. Новый звонок:
- Господин Семёнов?
- Так точно!
Слышен глубокий вдох и выдох, доносится учащённое сердцебиение, и лёгкий аромат кофе.
- Мы снимаем с вас санкции первого и второго уровня, выводим свои войска из Лумумбии и Бабастана, сужаем Нато, если вы заберёте генерала Карапузикова обратно.
Чуть слышны: приглушённое бульканье, очень ёмкий возглас, хруст малосольного огурчика и тонкий аромат родины.
- Обмен не равноценный.
- Господин Семёнов, могу я узнать, чем вам так генерал Карапузиков не угодил?
- Он нам армию развалил.
- Так посадили бы его в тюрьму.
- Садили. Он нам и тюрьму развалил.
- Господин Семёнов, я требую! Я настаиваю! Я прошу…
В ответ слышно, как мягко положили трубку телефона. Включился автоответчик: - «Обмен не равноценный, обмен не равноценный…»

Сплит. 15.05.2014

Все в Росмаст!

Вторник, 14 Мая 2013 г. 21:14 + в цитатник
Все в Росмаст!

В прошлую пятницу, в главном зале для больших собраний, прошёл учредительный съезд Российского Мастурбационного движения или по-простому - Росмаст. Движение было организовано активистами разных однотипных сообществ сексуального большинства, в пику различным организациям сексуальных меньшинств и для активного противодействия последним.
Как заявлено в коммюнике съезда: - «Большинство должно быть организованным, чтобы не оказаться аморфной массой против сплочённых коллективов всяческих непотребных сексуальных меньшинств».
Собранием было принято постановление об образовании самого движения с различными внутренними секторами и отделениями. Также был выпущен манифест, утверждённый большинством голосов собрания, с определением основной идеи движения, целей, задач, подборкой характерных и действенных лозунгов, и рекламных слоганов.
С докладами выступили представители Минздрава, Минкультуры, Минобразования и правозащитных организаций: - «За здоровый образ жизни, с самим собой», «Против насилия над собственным организмом», «За чистоту органов и окружающей среды», «Большинство – право» и других. А также делегаты от разных общественных объединений: - «Одиночное плавание», «Курс молодого бойца», «Всегда на вахте», «Союз одиноких домохозяек», «Бобыль» и других неофициальных групп. Важные темы затронул представитель пенитенциарного сообщества «Трухни без страха».
Жёсткая дискуссия развернулась по религиозным вопросам. В секторах прошли прения по темам: - считать ли мастурбацией «оргазм с вечностью», «любовь с Богом» и «ночные поллюции». Не менее оживлённый разговор случился по определению понятий: - «политическая мастурбация», «научная мастурбация» и «протестная мастурбация».
Многими интеллектуалами были высказаны мысли о повышении духовного содержания в представлениях членов движения, а также озабоченность о нравственно этическом воспитании в молодёжном секторе.
На съезде были представлены новейшие научно-технические разработки – «в помощь, нуждающимся в помощи» и выставочные образцы серийного производства резинотехнической и электронной промышленности. А также соответствующие зарубежные аналоги. Из которых, особой популярностью, пользовался японский тренажёр – «говорящая по-русски, кукла - гейша»
Весь собранный за время съезда биоматериал, был безвозмездно передан в «Фонд Улучшения Российской Демографии».

Религия и культура

Вторник, 07 Мая 2013 г. 19:10 + в цитатник
Религия и культура

Всё больше и больше появляется публикаций, характеризующих религию, как основу культуры. С этой позиции основы религии преподносятся, как обязательный фактор приобщения человека к культуре в процессе получения образования и воспитания. Конечно, для религиозного человека, для которого вера основа всего вообще, как бы и говорить не о чем. Но вот в чём выявляется проблема. Поскольку религиозных конфессий много и каждая считает культуру своим внутренним делом, проистекающую из своих накопленных традиций, то и строит внешние отношения по своему разумению. То есть вне общекультурного пространства, а в пространстве политики, то есть по закону джунглей. Кто кого сожрёт, тот и прав. Естественно, культурные нормы, в различных конфессиях, имеют сходство и на этом сходстве можно строить хоть какие-то более – менее культурные отношения. Что и пытаются делать наиболее гуманные представители религий.
Гуманизация всего человеческого общества возможно, только через понимание культуры, как общечеловеческого фактора, более базового, чем конфессиональные религиозные традиции. И соответственно построение этических норм не на основе чьих-то религиозных традиций, а на основе гуманизма, как общего принципа. Конечно, всякий компонент общечеловеческой гуманистической культуры можно проследить в тех или иных религиозных нормах. Но если этическая норма закреплена какой-либо религией, это вовсе не значит, что она и появилась благодаря этой религии.
Религии, как более архаичный и синкретический способ организации общества, впитали и использовали в своём существовании многие социумно - организационные системы, такие, как политика, военное дело, искусство, образование, наука, инженеринг, и конечно, этику и мораль.
Признание общечеловеческой культуры на основе гуманизма, выводит сами взаимоотношения между конфессиями, как друг с другом, так и с другими разделами социумной конфигурации, в русло общих этических норм. И соответственно появляется возможность обще признаваемой этической оценки различных проявлений деятельности религиозных или гражданских организаций и сообществ. Собственно, это уже во многом и происходит в реальности.

Метки:  

Греховное сомнение

Воскресенье, 05 Мая 2013 г. 14:39 + в цитатник
Греховное сомнение

Впал как-то я в грех – усомнился в воскресении. Решил проверить. Рядом как раз синагога была. Зашёл, спросил. Сказали: - «Да вы что!? У нас, таки, ещё никто не воскресал»
Пошёл дальше, вижу - мечеть. Зашёл, разувшись, конечно. Там ответили, мол, был такой, точно помним – среди пророков, но чтобы воскресать из мёртвых... В общем, нет у них таких сведений.
Дошёл до буддистов. Они меня просветили насчёт перевоплощений и бодхисатв разных, но воскресать – никто не воскресал, говорят, а только перевоплощался. Один у них вот недавно засох – медитируя. Думали, что очнётся, солью на всякий случай присыпали. Но нет, точно помер, и воскресать не хочет. Говорили ещё, почему де у своих не спрошу. Дак, про своих, я и так всё знаю. Хотелось послушать, что со стороны люди говорят.
Со стороны коммунистов, опять же, нынче ничего не поймёшь… То ли у них Иисус, теперь - первый коммунист, то ли всё по прежнему – «опиум для народа»…
Нет, думаю, надо у самых, что ни на есть учёных спросить. Зашёл к соседу – профессору. Он врач – реаниматолог. Умный… и речи ведёт, исключительно по научному.
- На счёт высшего промысла, - говорит, - ничего не скажу, а вот сам - воскрешаю из мёртвых почти каждый день. Если они, конечно, не до конца померли.
- Так, - думаю, - какой-то половинчатый ответ. И вашим и нашим получается.
Пошёл к физику знакомому, тот целый час мне объяснял про эксперимент, статистические данные и научный консенсус. Даже про «бритву обоюдоострую» и «красоту теории» зачем-то наплёл. А про воскресение ничего толком так и не сказал.
И математик тоже хорош. На мой прямой вопрос, исписал три листка формулами, вручил мне, и всё, главное – молча!
Иду, бреду, по-прежнему, весь в сомнении. Листочки с формулами в руках мусолю. Вижу красивая вывеска – «Народная академия вселенских наук» Принимает посетителей сам ректор – академик и совсем не дорого.
Я всё по форме заплатил, поделился сомнением, сижу, слушаю. Уж, какие красивые книжки он стал доставать, показывать, да расхваливать. Все с формулами, цветными графиками, пространными пояснениями с красивыми картинками. Бог – как он есть, и из каких информационных энергий состоит. Как творит, как воскрешает. Где всё это хранится и как нужно жить праведно и в полном здравии – согласно его науке.
До конца, правда, рассказать всё он не успел. Арестовали его за фальшивые дипломы и махинации с недвижимостью.
Так и остался я без всякого духовного просветления. Зашёл в церковь, понюхал благовоний, успокоился, умиротворился. Решил – «А чего собственно мыслями-то шубуршить?.. Поел, попил, говори - «спасибо!» - вылась из-за стола. Меньше думаешь – меньше проблем видишь»
Так что не надо тут сомнения всякие разводить лишний раз. Самим же хуже будет.

Сказка про политкорректность

Воскресенье, 05 Мая 2013 г. 11:03 + в цитатник
Сказка про политкорректность

Уж сколько лет – лихолетий минуло с тех пор, как Иван Царевич нашёл свою Лягушку Царевну. А она всё в прежнем образе. Оборачивалась как-то пару раз в девичий облик, да на том всё и закончилось. А Иванушка лягушонку свою лелеял, ласкал – целовал, всё пытался ей опять человечий облик вернуть. Да и, в общем, привык уже и так жить, как есть. Заботился о своей суженой Ваня хорошо. Бывало, найдёт какую мушку или червячка, сразу к ней бежит с новым подарочком.
Надо заметить, что у Королевича Гвидона такая же проблема была, но уже с Царевной Лебедью.
Тем временем, надоумила царя боярская дума, обогнать заморские страны в политкорректности и в демократии обскакать. Раз в другом ни в чём не выходит. Стали судить да рядить, что, мол, и как.
Конечно, заморские дела напрямую копировать, резона нет. Статус у нас не тот. Что-то своё, отечественное надо изыскать. А там, в странах заморских, далеко уже продвинулись по стезе демократической. Гномам разрешили жениться на Белоснежке, витязям всяким на мёртвых царевнах, снежным Королевам на мальчиках. Королям голым не возбранялось шествовать в соответствующем виде на парадах. Вампиры переженились на оборотнях, и создали общественную организацию – «за права кровососущих!». Зомби объединились с мумиями и отстояли своё право участвовать в выборах. А Мальчик с Пальчик был признан вполне совершеннолетним, хотя и жил в ухе у коровы. И кое-где, даже шли дебаты о возможности резервирования квот в руководящие органы для Бременских Музыкантов.
Задача для отечественных думских бояр оказалась сложная. Долго они головы ломали, чем бы таким конкурентов заморышных уделать, пока не вспомнил кто-то про Царевича Ивана и его лягушку. Идея всем понравилась. Рубить, так уж сплеча, решили мудрые бояре и издали указ – «женить не переженить, не сорганизовавшихся – заорганизовать, а не выдвинувшихся - задвинуть к чертям собачьим. Всем – всё, согласно того, кто сколько успеет упереть к едрёной матери!» Царь, не долго думая, отхлебнул медовухи, да всё и подписал к исполнению.
Народ зажил, согласно указа, пуще прежнего, но упереть толком ничего не смог, так как Царь с думой всё упёрли первыми. Царство наше тут же приняли в заморышный торговый союз, а царя батюшку назвали продвинутым демократом и присвоили ему почётное членство в членоводческом клубе.
Заморско – заморышного народу приехало к нам не меряно. Все крупные демократы, по части того - где что плохо лежит. А у нас и своих умельцев на это дело хватало. Пока заморышных из царства выталкивали, свои совсем распоясались, аж народ весь присел под их тяжестью. Куда бежать, что делать?.. То ли лягушек разводить, то ли лебедей…
Царь, видя народное нежелательное кряхтение, затеял показательную казнь. Приказал боярам найти из себя кого-нибудь виноватого, да на кол и посадить. Часть бояр, тут же подалась в бега, от греха подальше, а оставшиеся начали бурную имитацию общественной деятельности и радения за народные нужды. Так как они народные нужды знали плохо, а свои хорошо, то и радели в основном соответственно своим знаниям.
Так можно было бы ещё долго нашу сказку продолжать, кабы не Шамаханская Царица. Она теперь у нас за главного рулит. Долго сказки не даёт рассказывать, заставляет идти оброк отрабатывать, да на дань, для неё родимой собирать.
А ведь, как было всё хорошо… Дак, нет же, нашёлся на нашу голову этот Царевич со своей лягушонкой.

Демьян Богатырь

Среда, 01 Мая 2013 г. 00:56 + в цитатник
Демьян Богатырь

Сказка. Хулиганская. Детям до шестнадцати лет читать строго запрещается. А если всё-таки прочитали, то тут же надо забыть и идти спать. А если не спиться и не забывается… то значит, настала пора и вам идти ратный подвиг совершать.


Давно ли недавно это было я уж и не припомню, но прошёл слух, что явился в наши края Демьян Богатырь. Бабы судачат, мужики призадумались - закручинились.
- Ой, бабаньки, что я вам расскажу… сейчас, попадаете все тут, прямо у колодца - штабелями. Пришёл к нам, сказывают, сам Демьн Богатырь! Подвиг ратный совершать.
- Ох, ужас-то, какой! А я ведь неделю в бане не была…
- А мой, ещё, в командировку не уехал, что делать-то?..
- Не переживайте бабаньки, не про нашу честь счастье привалило. Богатырь сей саму нашу Царевну Нехочуню приехал брать и отвлекаться по мелочам, ему резона нет. На великий подвиг идёт Демьян.
- Так уж прям, и саму Нехочуню?.. А хватит ли силёнок у Богатыря этого?.. Царевна-то ух, какая разборчивая. Приезжали, подкатывались, говорят, к ней богатыри заморские, ни чета нашим. Хан Исмаил из-за Кавказского хребта, Королевич Збышек из-за дальних полей.
- А вот, давечась, был Лорд Джон какой-то, видный мужчина, сама видела.
- Помню ещё Де-Жульен богатырь, всё захаживал, а шутник-то какой – не приведи Господи! То ущипнет кого, то гадость, какую непристойную на ушко пошепчет, так ноги сами и подкашиваются…
- И ведь ни на кого наша царственная зараза, даже не взглянула с вожделением… Как же с Демьяном будет-то теперь?..
- Да прогонят его в шею, и делов – всего ничего… нам, же и достанется.
- Ой, дай-то Бог! А где поселился богатырь этот, никто не знает?
- Сказывают у деда своего – Топтуна Шептуновича.
А и, правда, Демьян-то напролом не полез, зная крутой нрав Царевны. Решил основательно подготовиться с дедом своим – наставником. Сидели они, попивали настойку виагровую, для лучшего самочувствия и многоопытный дед Топтун рассуждал:
- Вот, что я тебе Демьяша скажу, великое и трудное дело ты задумал. Многие богатыри на этом поприще погорели. Самому тебе и не справиться вовсе, но есть у меня задумка одна… На такую строптивицу, как Царевна Нехочуня надо с другом хорошим идти. Призову как я должника одного своего – Волчару не позорного вида.
Тут же и явился Волчара. Хорош собой, шерсть блестит, зубки белые, оттремингован по моде, ухоженный такой весь. А ласкучий… просто «собака убийца» - залижет насмерть! Не стыдно с таким в солидном обществе показаться.
В общем, сделал Демьян первый заход к царевне. В базарный день, в самый разгар тусовки, начал он с Волчарой перед Царевной маячить. Туда пройдёт, сюда прошвырнётся, то словом, каким шутливым обмолвиться, а то и загнёт чего по-научному. И Волчара тоже не отстаёт. Помогает понравиться всем, чем может.
Но нет, не обращает Нехочуня на них внимание. Так и возвратился Демьян ни с чем.
Сидят снова с дедом планы строят, стратегию разрабатывают.
- Ну что же, будем брать со второй попытки. Не переживай Демьша, зацепим эту задаваку на гламур! Ты вот что, иди-ка, позагорай, возле печки, стрижечку усов помодней сообрази опять же. А я тебе смотри, какую помощницу вызову.
Посвистел дед, и явилась тут же Сивка Бурка. А гламурная какая… просто глаз не отвести. Ресничками длинными хлоп – хлоп, глазки ясные – призывные, грива вся в косичках с ленточками, в хвосте бисер вплетён цветной, а попона-то вся золотом вышита. Спинка ровная, круп округлый и гарцует так забавно, ну просто звезда, да и только.
- Эх! – крякнул Дед Топтун, - сам бы увлёкся, да тебе оно нужнее видать.
На следующую тусовку появился Демьян уже с Сивкой. Люди внимание обращают. Многие завидуют. Царевна тоже было клюнула, ан нет, всё равно, что-то не то…
Вернулся домой Демьян совсем опечаленный.
- Ну что же внучок, коли по-научному не выходит, воспользуемся ка мы знахарской бабской мудростью. Пойдёшь завтра утречком к приятельнице одной моей – Бабке Ёшихе. Она сейчас с котом возле мельницы живёт.
В каком смысле «с котом живёт» Демьян не стал выяснять, а отправился по указанному адресу, как и было велено.
Бабка оказалась ничего так – бойкая, шустрая и не дряхлая совсем.
Выслушала она Демьянину проблему внимательно, напоила гостя ореховой настойкой, угостила пряником заговоренным.
- Вот что Демьянушка я тебе скажу, помочь тебе помогу, только и ты уж меня одинокую уважь.
Делать нечего уважил Демьян бабушку… два раза. Правда, кота пришлось на улицу выпроводить, чтобы от ревности в тапки не нагадил.
Довольная жизнью Ёшиха, начала готовить Демьяна на ратный подвиг. Ворожить стала, колдовать, флюиды тайные испускать и духов запредельных морочить. Натёрла Демьяну щёчки свеколкой, губки брусничкой подкрасила, бровки угольком подвела. Лишние волоски повыщипывала, косичку из козьей шерсти пристегнула, сарафан красивый на Демьяна натянула, косынкой расписной повязала. Принял, в общем, Демьян женскую личину, да такой к Царевне и припёрся. Будь, что будет, решил, а шанс всё же есть.
Царевна, как Демьяна такого увидала, так вся и замлела. И была ему покорна до самого утра. И всё-то у него получилось и состоялось.
Однако, встал утром Демьян, подошёл к зеркалу, посмотрел на себя, на спящую Царевну… Из русских слов – одни матерные. Решил он, что жениться ему всё-таки рановато ещё, да и слинял по-тихому в неизвестном направлении. Искать себе Царевну Лягушку.
Нехочуня, проснувшись, поначалу было разнервничалась, потом вызвала Бабку Ёшиху, да и женилась на ней.
Дед Топтун, с тоски перепил настойки и женился на Сивке. Волчара не позорного вида, тоже не пропал. Подобрали его сердобольные тётки, и обогревают его теперь - по очереди.
С богатырями – женихами Царевны тоже всё хорошо сложилось. Лорд Джон встретил Де-Жульена и женился на нём. Хан Исмаил купил себе гарем и закатил свадебный пир на весь Ближний Восток. Один Королевич Збышек никого не нашёл и женился сам на себе… два раза в день.
Так они все и жили - поживали, да добра наживали. Добра нажили много, а с рассказчиком не поделились. Видать жаба заела. Тут и сказке вроде конец… ах да, забыл, встретил всё-таки Демьян свою Лягушку. Но это уже совсем другая сказка.






Война за Ленинград

Суббота, 20 Апреля 2013 г. 23:31 + в цитатник
Война за Ленинград
Деду моему – Леониду Павлову, погибшему в боях под Сталинградом, посвящается

Генрих развернул машину после очередного бомбометания по заданным целям большого северного города. Задание было выполнено более-менее удачно. Напоследок Генрих приберёг одну мощную бомбу, чтобы сбросить её, как «сюрприз» на цель, выбранную им самим, а не высшим командованием.
Отделившись от группы, он плавно ушёл вниз и, не отходя далеко от заданного маршрута, стал подыскивать подходящую цель. Неподалёку от железнодорожного моста, на окраине посёлка, он заметил строения, похожие на казармы, во дворе правильной прямоугольной планировки. По периметру высокий забор и как показалось Генриху, во дворе замаскированный грузовик. Точный и опытный лётчик сбросил свой «сюрприз» прямо на главное и видимо штабное здание этого стратегического комплекса.
Удовлетворённый содеянным, Генрих набрал высоту и устремился вдогонку своей группы.
«Стратегическим комплексом» оказалось специальное лечебное учреждение для душевнобольных под попечительством Васкеловского районного профкома. Мощный взрыв разворотил контору и пищеблок, похоронив двух кухонных работников и скудные остатки продуктов. Незадолго до взрыва врач с медбратом отправились на поиски съестного, воспользовавшись случайно подвернувшейся попуткой.
Для эвакуации лечебницы райпрофкомом была выделена старенькая полуторка, которая основательно сломалась и главврач, без особой надежды, доверил её починку пациенту – бывшему механику, поволжскому немцу Шнейдеру. Активные военные действия на Карельском перешейке прекратились, а эвакуироваться в обстреливаемый и голодный Ленинград смысла уже не было.
Мастер Шнейдер, как и подобает немцу, был аккуратен и скрупулезен, только немного не в себе уже последние два года. Тем не менее, он с удовольствием принялся за любимое дело и начал разбирать автомобиль на запчасти. На обратную сборку аппарата, умственных ресурсов у механика уже не было и он, всё продолжал и продолжал разбирать агрегат. Впрочем, делая это очень профессионально и качественно.
Рядом со Шнейдером неустанно и неусыпно находился Моня. Кем он был в здоровом состоянии духа теперь уже никто и не знает, а сейчас он согласно высшему голосу, то есть голосу самого товарища Сталина, был борцом с внутренним и внешним врагом. Голос он слышал обычно ближе к вечеру, когда становился секретной радиостанцией. Большим разнообразием заданий «голос» не отличался и как всегда Моня, согласно установке, следил за внутренним и внешним врагом Шнейдером. Причём следил Моня не, просто так, а старательно всё записывал на замусоленные листочки старых квитанций, которые он аккуратно «получал», изымая их, тайком из мусорного бака. Писал Моня, кусочком карандаша, тщательно обгрызая его, в силу невозможности воспользоваться каким либо режущим инструментом.
По сведениям Мони у них в учреждении был ещё один внутренний враг – работник столовой Куперский, который недокармливал больных всё больше и больше. Следить сразу за двумя врагами как-то не получалось, к тому же из пищеблока Моню постоянно прогоняли. И ему приходилось довольствоваться одним Шнейдером.
Не далеко от работающего механика, возле забора с восточной стороны двора топтался на одном и том же месте Грек. Так этого человека называл почему-то главврач, ну а остальным было как-то всё равно. Грек был одержим страстью идти на восток. Он всегда и везде стремился идти только на восток. Причём, очень страстно пытался убедить всех следовать за ним. Обращался же Грек ко всем исключительно словами: – «мой господин, ваше благородие и милостивый государь» За территорию лечебницы никого не выпускали, и Грек ограничивался топтанием у забора с восточной стороны двора.
Остальной контингент был также предоставлен сам себе, кроме, буйных, которые были сильно ограничены в передвижении. Самым буйным в учреждении был Дрынкин, по кличке Бугай. Его вообще никуда и никогда не выпускали в силу его безудержной агрессивности и неимоверной силы. Когда были в наличии успокаивающие средства, с ним можно было ещё как-то сладить, а теперь он голодный и озлобленный представлял крайнюю опасность.
За этими занятиями и застал всех неожиданный страшный взрыв в пищеблоке. Взрывной волной разбросало кого – куда, смело забор и перекосило крышу барака. Перепуганные и оглушённые больные бродили потерянно вокруг руин. На территории, из начальства, не осталось никого, и все сразу почувствовали себя осиротевшими.
Постепенно больные стали приходить в себя, конечно в рамках своих диагнозов и разбрелись в разные стороны.
У Шнейдера взрывом вышибло «установку на полуторку» и он отправился вслед улетевшему самолёту с новой целью починить эту интересную машину. Моня естественно последовал за ним. Второй враг народа был мёртв, и для него оставалась только одна задача – следить за Шнейдером. Грек вышел к лесу вместе с ними, но пошёл на восток.
Оберштурмбанфюрер Нейзельберг, прикомандированный во вновь созданную танковую дивизию Эрнста Рубена Лагуса теперь значился, как рянрикки Нейзельберг и это слово «рянрикки», обозначающее по фински его звание звучало для офицера как-то не по-военному. И вообще у этих финнов главнокомандующим был бывший русский офицер, что преданного Рейху офицера, сильно возмущало. Не в восторге он был и от не желания финнов ввязываться в активные боевые действия, и от трофейных русских Т-26, которыми была укомплектована его штурмовая колонна. Тем не менее, спорить и высказывать открыто своё недовольство было не в его характере. Приказ есть приказ и его надо выполнять.
Рянрикки Нейзельберг поправил мягкий танкистский шлем, и стал сверяться с новенькой картой, недавно переданной ему в штабе. Свежая насыпь дороги уходила в сторону трассы на Ленинград. По ней и предстояло прорваться танковой колонне прямо к железнодорожному мосту. Мост этот, по секретным сведениям разведки был построен с учётом возможности проезда по нему танков. Здесь и предстояло осуществить прорыв танковой колонны к заветной цели.
Для захвата моста, проверки дороги на мины и подстраховки колонны в зону действия был сброшен десант из двадцати отборных опытных финских и шведских воинов под командованием Нансенкоомпфа, известного в этой части фронта, по своим дерзким вылазкам в тыл русских.
По старому питерскому обычаю, дорогу, по которой предстоял прорыв немецко-финской танковой колонны, стали строить перед самой войной и с двух сторон одновременно, да немного не состыковались. Метров на пятьсот всего. Но между промахнувшимися концами оказалось болотце неопределённой глубины. Приказ был обходить болото с правой стороны, вот каждый и обходил со своей правой стороны. Потом болото пытались засыпать, да так и не сумели. Началась война. Правда, кто-то всё-таки успел отрапортовать об окончании строительства насыпи, и на финских и немецких картах появилась вполне себе приличная дорога к мосту.
На старенькой потрёпанной карте капитана Решетникова болотце было на месте, а дороги никакой не было и с той стороны танков не ждали. Не дураки же немцы переть через болото. Поэтому батарею из пяти потрёпанных «сорокопяток» развернули к старой асфальтовой трассе, прикрывая главным образом, большой автомобильный мост. По флангам прикопали два лёгких танка и ждали развития дальнейших событий.
Со стороны Ленинграда железнодорожный мост никто не оборонял, кроме двух охранников – пенсионеров, из рабочих путейцев и те измождённые бесконечной голодухой. Не стали защищать мост, потому, что забыли о танковой проходимости этого сооружения, да и затишье было почти по всему финскому фронту.
Господин Нейзельберг следовал в своём Т-26 третьим по счёту в колонне и уже представлял себя героем, прорвавшимся победителем к великому городу. Первый танк колонны, сходу решивший преодолеть небольшую насыпь на дороге, с шипением, бульканьем, чваканьем и руганью по-фински, быстро ушёл в беспросветную глубину болота. Колонна остановилась.
Оберштурмбанфюрер - рянрикки заметно нервничал. Пиная щебёнку в бурую тину, добротными, подкованными ботинками, он обдумывал дальнейшие действия. Дороги дальше не было. Финские солдаты из танка выбраться не смогли и сгинули в страшной холодной трясине. Связи со штабом не было. Сутки возвращаться ни с чем обратно, когда цель так близка, казалось не возможным. У Нейзельберга было хорошее чутье, и он им чувствовал, что дорога где-то рядом есть. Нужно было поймать кого-то из местных и это выяснить. А пока что он отправил один танк из конца колонны вернуться на расстояние, где заработает рация и сообщить о происшествии в штаб, а также получить новый приказ. Нескольких танкистов он направил в разные стороны в поиски дороги.
У Илмари Хейкиннена – молодого командира последнего танка день не задался с самого утра. Обожравшись украинских помидор, он чувствовал себя очень неважно. Его прохватил понос и он вынужден был постоянно выбираться из машины по нужде. А этот мерзкий Олави – водитель танка всё время над ним подшучивал. Говорил, что в машине воняет говном и наверняка кто-то измазался. Онни – стрелок хоть и молчал, но тоже хихикал исподтишка.
Теперь вот предстояло одним возвращаться в этом мрачном лесу, в то время, как другие будут триумфально врываться в город. Танк Илмара трясся обратно, а он сам каждые десять минут безуспешно пытался выйти на связь со штабом.
Уже в сумерках вернулись танкисты Нейзельберга. Дорогу они не нашли, но нашли языка. Им оказался продирающийся по лесу на восток, опьянённый свободой движения Грек. Оберштурмбанфюрер немного знал русский язык и брезгливо начал допытывать пленного.
- Ты, русский, местный здесь?
- Так точно ваше благородие! – отрапортовал воодушевленный Грек.
Ему было приятно, что с ним разговаривает такой важный человек. И возможно даже ему дадут поесть…
- Дорогу к мосту знаешь? – недоверчиво поинтересовался немец. Однако ему понравилась чёткость ответа и готовность сотрудничать.
- А как же мой господин! На восток, только на восток! Я проведу вас. Вы пойдёте со мной на восток?
- Наша задача идти на восток. Как это по-русски?.. мы есть попутачки! – слегка исковеркав слово, усмехнулся Нейзельберг.
- А не соизволит ли милостивый государь дать своему новому попутчику покушать?
- Что, оголодал на советских хрычах… храчах?.. – никак не мог подобрать нужное слово немец. Русский ничего не отвечал, а только слегка покачивался и шевелил руками, как будто пытаясь поймать что-то в воздухе.
- Дайте ему хлеба, - распорядился Нейзельберг уже по-немецки, - а то помрёт ещё до утра от голода, - и расхохотался.
Грек получил огромный, по его представлениям, кусок мягкого ароматного ржаного хлеба и тут же его быстро съел. Впервые за последний год он был полностью сыт. Идти пока что никуда не хотелось, он прилёг под лапами большой ёлки, да и заснул.
Финские танкисты ещё долго смотрели на спящего, почти раздетого русского. Вокруг было холодно и сыро. Дело шло к зиме, а этот спал, скрючившись под ёлкой.
- Какой всё-таки это дикий народ, - заметил Нейзельберг своему водителю шведу, - спит на холоде, в лесу и ничего ему не делается…
- Может брезент на него накинуть, а то сдохнет ещё до утра и дорогу не покажет, - отозвался водитель.
- Да, пожалуй… - согласился командир. – Там чехол от бака набрось на этого русского.
Капитан Решетников, так и не дождавшись на своей позиции танковой колонны, отправил разведчиков на её поиски. Старшим разведгруппы был сержант Никитин. Ребята надёжные, сработавшиеся и не один раз бывавшие вместе в жёстких переделках.
- На рожон, Никита, не лезьте, танки увидите и обратно. Хорошо бы языка ещё притащить. Что там эти фашистские финны надумали уточнить бы надо. – Напутствовал разведчиков капитан.
- Сделаем, - согласился Никитин, по прозвищу Никита. И группа растворилась в холодной ночи.
Илмари Хейкиннен после ещё одной попытки связаться со штабом, опять начал маяться животом. Под противные ухмылки своих сослуживцев он выбрался из танка и отбежал в кусты.
Моня немного завозился с очередной записью – донесением и потерял из вида Шнейдера, который торопился в поисках нового интересного дела. Голоса с очередным заданием пока что слышно не было, и Моня решил действовать в рамках заданного ранее. Хорошенько осмотревшись, он не обнаружил вокруг ни одного подходящего врага. На ёлке сидела белка и шелушила шишку. Моня стоял в растерянности. Можно ли считать белку внутренним врагом или внешним он не знал. На всякий случай он подобрал увесистую дубину и взял белку на прицел. Как раз в это время он услышал приближающийся грохот. Слева на насыпи появился и остановился танк. Из него вылез человек и убежал в кусты. На танке была надпись не по-русски, значит, это был внешний враг, так определил его Моня.
- Эй! Если враг не сдаётся, то его уничтожают! - громко прокричал Моня и постучал дубиной по танку.
Илмари, услышав, неожиданно, из за кустов, такую наглую русскую речь, немного испугался. Он быстро присел и, наконец, уже точно, измазался в собственном говне. Бежать и залазить в танк, не было никакой возможности, хотя он видел, что у танка один какой-то абориген с палкой. Взбешённый и окончательно расстроенный танкист начал расшнуровывать ботинки, чтобы снять испачканные штаны.
Пока водитель танка - Олави пытался рассмотреть в своё окошечко наглых русских, решительный Онни, не долго думая, достал небольшую противопехотную гранату, сдёрнул чеку и бросил через открытый люк в ту сторону, с которой стучали.
- Мне от вас подачек не нужно! – возмущённо отозвался Моня, схватил гранату и забросил обратно в люк. Моня был против взяток и всякой внутренней коррупции, тем более вещь была совершенно не съедобная.
Рвануло так, что лес вздрогнул. Башня улетела вверх и возвратилась в метрах десяти, уткнувшись дулом в мягкую почву. Моня, повторно контуженный и почти оглохший, отлетел метров за пять.
Илмари, без штанов, сломленный, подавленный и совершенно разочарованный в жизни увидел в остатках танка своих разорванных приятелей и понял, что его война закончилась.
Моня встал, отряхнулся, отчётливо услышал голос «великого кормчего», призывающий к борьбе с врагами народа и начал действовать. Он подобрал своё оружие, взял его наперевес и, подойдя к танкисту, потыкал его палкой легонько в бок.
- Если враг не сдаётся, его уничтожают, - сообщил он внешнему врагу.
- Гитлер капут! – отозвался танкист, поднял руки и пошёл вбок от дороги. Про себя же пробурчал: - «Везёт же дуракам…»
Моня побрёл сзади, продолжая держать палку, как ружьё. Всё это нужно было быстро и точно записать в донесении, но руки были заняты и Моня не знал, как их освободить.
Такую картину и увидела группа разведчиков Никитина, привлечённая взрывом. Никита смотрел в бинокль, пытаясь осмыслить ситуацию.
- Ну, что там? – зашептал ему, подползший сбоку боец Шестаков.
- Какой-то придурок в пижаме взорвал танк и теперь с палкой взял одного танкиста без штанов - в плен. – Ответил Никита передавая бинокль и перевернулся на бок. Сорвал засохший стебелёк и стал его жевать. Никита привык больше руководствоваться собственной интуицией, чем долгими рассуждениями.
- Всем тихо! Я пойду встречу, - скомандовал сержант и пополз наперерез, идущим по полянке.
- Всё, пришли! – не громко сказал Никитин, появившись внезапно из-за берёзки, перед Илмари и Моней.
- Если враг не сдаётся, его уничтожают! – весело сообщил Моня появившемуся разведчику.
- Это точно. Кто такие?
- Илмари Хейкиннен, командир танка, третий танковый батальон рянрикки Нейзельберга, - представился танкист.
- Моня всегда знает, где внутренние и внешние враги, а в Васкеловской больнице совсем плохо кормили. – Сообщил с обидой Моня.
- Пошли, - тихо скомандовал Сержант, легонько сдвигая автомат с плеча. Потом, всё-таки вытащил из кармана шнурок и связал финну руки.
С рассветом, в основном от холода и снова оголодав, первым проснулся Грек. Быстро оправившись, он стал будить своих новых попутчиков, заглядывая в глаза и повторяя:
- На восток, на восток, милостивые государи, господа мои. Там стольный град, там тайное беловодье, кисельные берега и молочные реки…
Финны, не обращая внимания на бормотание русского, с недовольным видом выбирались из тёплых спальников и собирались в дорогу.
Грек опять получил кусок хлеба и довольный был готов продолжать путь на восток.
- Русский, мы тебя расстрелять, если ты не показать нам дорогу, - ещё раз напомнил Греку оберштурмбанфюрер и дал команду продолжать движение.
Грек побрёл в обратном направлении, и колонна развернулась за ним. Увидев слева какую-то просеку, Грек понял, что восток именно там и восторженно призывая за собой попутчиков, поторопился свернуть. Радостный и главное сытый он снова мчался к своей заветной цели, опять на свободе и не ограниченный никаким мерзким забором. Он ничего больше не хотел ни видеть и не слышать, опьянённый единственным желанием идти на восток он двигался, прыгая с кочки на кочку, только повторяя:
- На восток, милостивые государи, на восток!
Не увидел он, как, разогнавшись по его следам, в «замаскированное» болото провалился ещё один танк, и не слышал он, как по нему самому началась беспорядочная стрельба. Только руке было почему-то очень больно, и лилась кровь, но нужно было торопиться, и идти только на восток!
Танковая колонна финнов, откатившись к концу дня порядочно назад, наткнулась на свой же десант поддержки. Разобравшиеся к тому времени в местности десантники, сообщили Нейзельбергу, что мин впереди нет и где собственно нужно искать дорогу к мосту. Вместе с десантниками колонна опять покатилась в сторону Ленинграда.
Разведчики всё не возвращались и капитан Решетников, с сожалением подумывал уже о новой группе. Танков никаких не было и не было. К вечеру на трассе вместо танков показалась бабка на древней телеге с какими-то узлами и двумя малышами. Телегу тащила измождённая лошадёнка, а за телегой периодически упираясь, тащилась коза.
- Куда и откуда путь держим бабуля? - остановил телегу ближайший к дороге караул.
- Из Васкелово до Осельков бы нам, сынки, от финнов бежим, сгоняют они нас в сараи за колючую проволоку и там морят голодом.
- Бабушка, а танки не видала ли, - решил уточнить на всякий случай подошедший капитан.
- Как не видала?.. Видала окаянных, на Ленинград, к паровозному мосту через протоку они сволочи попёрли. Да поди уж и до Парголово добрались. Быстро нехристи ездят.
- Ты что бабушка говоришь? Там же болото и дороги нет. – Возмутился Капитан.
- Как это дороги нет?.. – теперь уже недовольство высказала бабка.
- Да перед самой войной и построили. Я сама тама рабочим самогонку возила. Как раз до моста и довели.
Звучало вполне убедительно. Капитан побежал к рации выяснять у начальства ситуацию с дорогой. Выясняли часа три, пока совсем не стемнело. Оказалось, в конце концов, что дорога точно есть и был даже приказ об её минировании.
Разобравшись с положением дел, капитан, добившись соответствующего приказа, сразу же снял батарею, танки и ночью, быстрым маршем направился в сторону моста. Как «пердячим паром» по буеракам тащили пушки, снаряды и помогали пробираться неуклюжим танкам – отдельная история, но в нужное время, к нужному месту всё же успели.
Финская танковая колонна не стала ночью пробиваться на мост и расположилась до утра на привал. Десант ушёл в лес проверить один секретный объект, о котором сообщали лётчики, а затем переправиться через мост и занять оборону с той стороны.
Иннокентий и Гаврилыч грелись у небольшого костерка возле разрушенной ещё в тридцать девятом, конторы путейцев. Место это было немножко на высоте, и мост хорошо просматривался.
- Гаврилыч, а вот ты и ни хрена не знаешь, зачем это повдоль рельсов на нашем мосту балки бетонные. – Задиристо и ворчливо продолжил неторопливо разговор Иннокентий.
- И зачем же позвольте у вас узнать товарищ коммунист?
Гаврилыч всегда так подначивал партийного Иннокентия, скорее из зависти, чем по политическим мотивам.
- А вот затем, чтобы по мосту танки наши могли проехать! – убедительно сообщил Иннокентий.
- А ты-то, откуда знаешь?
- Вспомнил, вот… нам лет десять назад про это на политинформации рассказывали.
Действительно, выглядело логично. Оба замолчали на некоторое время.
- О, смотри, какие-то хмыри через мост бредут, - встрепенулся обладавший дальнозоркостью Гаврилыч.
Оба начали всматриваться сквозь предрассветную дымку в сторону моста. Там, печально перебираясь по шпалам, медленно двигалась группа в пижамах.
- Двадцать человек насчитал, - сообщил Гаврилыч.
- Из госпиталя какого-то сбежали, что ли солдатики… - предположил Иннокентий.
- Да не… на солдат не похожи, вроде. Ранений с перевязками-то нет никаких…
- Может финны? У тебя патронов штук пять наберётся? – встревожился Иннокентий.
Оба забрали старенькие свои ружья и заковыляли поближе к мосту. Когда странная группа приблизилась, Гаврилыч громко крикнул по-немецки:
- Хэнд э хох!
Бредущие испуганно остановились. Двое повернули обратно, а один закричал:
- Не кормят, совсем не кормят в Васкеловской больничке!
- В Васкелово дурдом вроде был, а больницы там отродясь не было, один медпункт только, - начал что-то припоминать Иннокентий.
- Во дела… финны-то видать Васкеловский дурдом разорили, а эти придурки теперь без присмотра и шарашутся.
Гаврилыч поднялся, кряхтя, и помахал больным рукой, приглашая нехотя их к себе. Группа продолжила движение по мосту.
- Мы, там, в больничке, а тут бах! – пытаясь объяснить что-то, округлял глаза один из гостей, разместившихся вповалку вокруг костра.
- Не кормят Санчика, не кормят… - жалобно сообщил другой.
- Несчастные люди, а тут ещё война, будь она не ладна… - расстроено высказался Гаврилыч.
Что с ними бедолагами делать ума не приложу… В городе-то и нормальным жрать нечего, а тут ещё эти…
Немецкий десант тихо и незаметно прокрался в разрушенную больницу. Разделились на несколько групп и стали осматривать помещения.
Бугай Дрынкин впервые за сутки учуял людей и затаился в углу. Один из десантников отодвинул засов и опрометчиво заглянул в комнату. Бугай метнулся на жертву и быстро её задушил. Такого удовольствия, когда в руках судорожно бьётся живая плоть он не испытывал уже давно. Забрав у солдата большой нож, он вышел в коридор и наткнулся ещё на троих. Этого подарка судьбы он никак не ожидал и даже зарычал от восторга.
Двоих он успел зарезать, прежде чем третий начал стрелять. Прошитый пулями, но совершенно не чувствуя боли, он всё-таки достал и третьего.
Так он и стоял, привалив собой мёртвого финна, когда в коридор ворвались остальные, и дострелили несчастного, но удовлетворённого Бугая.
Проходящая невдалеке от лечебницы группа разведчиков Никитина услышала стрельбу и направилась к больнице.
Финны, опрометчиво столпились в кучу перед бараком, вытаскивая так нелепо убитых своих товарищей.
Никита не раздумывая, сходу вступил в бой. Первым же залпом половина оставшихся десантников, включая и доблестного Нансенкоомпфа была уничтожена. Остальные привычно рассредоточились, отстреливаясь. Но силы были уже равны, а значит финнов через пятнадцать минут ожесточённой перестрелки с элементами рукопашного боя, не осталось совсем. Никита был ранен в ногу, и убиты были двое из солдат его группы.
Пленный Илмари Хейкиннен, привязанный наспех к берёзке, робко надеялся, что после боя его освободят свои, но в блёклом свете луны увидел, в конце концов, ковыляющего с помощью палки Никитина, с перетянутым ремнём бедром и замотанным какой-то белой рубашкой. С ним были ещё двое русских, обвешанные немецким добротным вооружением десантников.
Моня, честно охранявший пленного и рассказывающий ему, как важно бороться с внутренними и внешними врагами, получил за свои геройства, в награду, почти весь захваченный у финнов трофейный шоколад. У него даже слёзы потекли от удовольствия, когда он схрумтел первые три плитки. Такого наслаждения от жизни он не испытывал никогда. На какое-то время он даже забыл про голос и свою борьбу с врагами.
К рассвету мощная танковая колонна оберштурмбанфюрера – рянрикки Нейзельберга была выстроена и готова к прорыву через мост. Остался небольшой бросок вперёд и вот она – долгожданная победа.
- Вперёд, с нами Бог! – скомандовал, наконец, Нейзельберг и оказался не прав, потому, что Бог был, по крайней мере, с механиком Шнейдером, которому он послал замечательный подарок в виде небольшой бронированной машины, спешащей из штаба на поисках потерявшейся танковой колонны. В машине что-то сломалось и водитель, изнеженный штабной жизнью за величественной линией обороны Маннергейма, и не особо смыслящий в моторах пытался устранить проблему. У него над душой стоял нервный офицер и тоже не мог ничем помочь.
- Могу ли я чем-нибудь помочь доблестным солдатам? – на чистом немецком языке, радуясь возможности поработать закричал механик, подбегая к машине.
Офицер выхватил пистолет, но увидев перед собой измождённого, в какой-то тюремной робе, безоружного немца, стрелять, не стал.
- Кто такой, откуда? - резко спросил он Шнейдера.
- Механник Шнейдер! Был заключён в спец-изоляторе, но бежал. – Отрапортовал чётко больной механик.
- Могу ли чем-то помочь? Я умею хорошо чинить машины, - снова спросил Шнейдер.
- Приступай, - кивнул офицер, - но смотри мне, если что - расстреляю.
Водитель, довольный, что пришла подмога, отстранился от мотора и присел рядом. Некоторое время он наблюдал, за Шнейдером и, поняв, что тот мастер своего дела задремал. Офицер, решивший, что водитель всё сам проконтролирует, растянулся в танкетке на заднем сидении и тоже уснул. Один Шнейдер с удовольствием продолжал работать. За час он разобрал в моторе всё, что можно было разобрать. Вытаскивать сам мотор в данных обстоятельствах было несподручно, и он решил, идти на поиски специального крана, но тут пролетели немецкие самолёты, после бомбёжки советских объектов и Шнейдер подумал, что нужно срочно идти чинить эти прекрасные машины.
Будить никого он не стал, аккуратно сложил инструменты в сундучок, захватил его с собой, на всякий случай, добавил ещё несколько шлангов, других симпатичных деталей от мотора, с мыслью «починить» их по дороге, и отправился в неизвестном направлении.
Офицер проснулся первым, но было уже слишком поздно. Следы механика затерялись в сыром и холодном лесу. Отдав сам – себе водителя под трибунал офицер не придумал ничего лучшего, как двигаться на поиски танковой колонны пешим строем. Понурый водитель шёл первым. Так они и брели, пока не наткнулись на взвод наших сапёров.
Это в сапёрную роту майора Шевцова, наконец, завезли противотанковые мины, а приказ заминировать новую дорогу к мосту у них был уже давно. Сапёры ошибаться не любили и на всякий случай крепко связали обоих финнов, предварительно их обезоружив.
Пока ветераны охранники вместе с беспризорными больными грелись у костерка, Иннокентию пришла одна мысль.
- Гаврилыч, а ну как не наши, а финские танки через мост полезут?..
- Да откель им знать про мост-то?.. Что он для танков проходной.
- А помнишь, сколько у нас финнов до войны в управлении шныряло? И в депо заходили… А один даже немец в форме, видать офицер ихний.
- А у нас тут ни танков, не артиллерии, до самого Парголово, задумчиво добавил Гаврилыч.
- Вроде гул какой-то с той стороны, - с трудом поднимаясь на затёкшие ноги, проворчал Иннокентий.
- Вот, нагнал страху, теперь и будет всякое мерещиться... – буркнул Гаврилыч, тоже с трудом приподнимаясь.
Сильно не высовываясь из своего убежища, пенсионеры начали всматриваться в противоположный берег протоки. Мост был не большой, всего в один пролёт, но протока между озерками была глубокая и для танков не проходимая.
Через несколько минут из-за деревьев показался танк и остановился.
- Видать берег осматривают, - заметил Иннокентий. – А может наши енто?.. Танк-то наш.
- Да какой наш? – не согласился с ним Гаврилыч.
- Что я своих танков, не знаю что ли?.. – обиделся Иннокентий.
- Да сколько их целёхоньких в тридцать девятом у финнов сгинуло, забыл уже? Можа теперь это финны на наших танках с нами же и воюют…
- Не будем пока высовываться, а там посмотрим, - предложил Гаврилыч.
- Дрезина со сменой часа через четыре прикатит, а пешком мы и за день не доберёмся… как же наших предупредить, если финны на прорыв пошли?.. – размышлял вслух Иннокентий.
- Пушек бы, каких или бронепоезд… а так мы вдвоём ведь не справимся…
- Бронепоезд, бронепоезд, - затараторил один из больных, указывая на старенький паровоз, гниющий уже много лет на запасных путях.
- Да уж бронепоезд… на этом пердюжнике я ещё двадцать лет назад лес в Питер возил, - пробурчал Иннокентий, - дак, он и тогда уже еле шевелился.
- Теперь его только руками толкать, - добавил он, потирая занывшую коленку.
- Руками говоришь?.. – переспросил Гаврилыч, пытаясь ухватиться за проскользнувшую мысль. – А рук-то у нас тут много… Помнишь, всегда подтормаживали, когда к мосту подъезжали, наклон же тут небольшой.
- Ну? – Заинтересовался рассуждением Иннокентий.
- Мы что, его растолкаем и нападём на нём, с двумя ружьями, на танк?
- Нет, мы подождём, пока танк поедет, да и пустим на него паровоз твой. – Довольный задумкой сообщил Гаврилыч.
- А если танк наш?
- А чего он в обратную сторону поехал?
- Может дела у него тут, какие… вот мост оборонять, например.
На этом перепалка закончилась и оба засопели, обдумывая ситуацию.
Пока они размышляли, от группы больных отделились двое самых непоседливых, или может быть самых голодных и пошли через мост навстречу танку. Подойдя к нему поближе, они стали махать руками и просить поесть.
В танке был рянрикки Нейзельберг, осматривающий в бинокль ситуацию за мостом. Заметив двоих русских, одетых так же, как и предатель «попутчик» он с наслаждением дал по ним очередь из пулемёта.
- Не, наши по своим придуркам стрелять не будут, - сделал вывод Иннокентий и вопрос о том, чей это танк был разрешён.
- А ну ка, пойдём, с паровозом разберёмся, - засуетился Гаврилыч, - вставай ребята, вставай, дело есть, айда в паровозики играть. – Начал звать он больных, подталкивая их слегка прикладом.
Тем временем, Нейзельберг отправил, ближайший к нему танк проехать по мосту первым. Заметив у танка между баками два больших металлических ящика с провиантом, он, было, решил остановить его, но передумал. Танк спокойно проехал мост и занял позицию к обороне. Ничего не происходило. Танкисты, видя, что тут вообще никого нет, беспечно вылезли на танк, и замахали своим.
- Вот зараза, как приржавела-то, - ругался Гаврилыч, перетаскивая стрелку для проезда паровоза. Потом они ещё помучались с Иннокентием, снимая паровоз с тормозов и, наконец, всё было готово к пуску.
- Вы енто, толкайте, а я вас пойду от танка, прикрывать, который проехал уже. – Распорядился Гаврилыч и заковылял, пригибаясь к подходящему укрытию.
- Давайте ребятки, дружненько, ну, ещё немного и сама пойдёт, - подбадривал измождённых больных Иннокентий. Надо сказать, что больные толкать технику умели. Почти каждый день, пока полуторка была живая, её приходилось толкать. Они сопели, чмокали, что-то бурчали, но упирались и паровоз сдвинулся.
Танки выехали из леса и выстроились для прохода через мост. Увидев, какое количество танков, Гаврилыч решил, что всё равно помирать и стал стрелять в танкистов. Стрелять он умел и двоих уложил сразу. Третий, не понимая, откуда палят, попытался забраться в танк, но тоже получил пулю.
Нейзельберг первым въехал на мост, когда начали стрелять и тут же остановил танк, пытаясь понять, что происходит, он разглядывал обстановку впереди и тут, наконец увидел, что к мосту вывернул старенький паровоз на ручной тяге. Паровоз уже катился сам, и больные отстали.
Рянрикки Нейзельберг среагировал быстро. Он приказал стрелять по паровозу бронебойным снарядом, что тут же и было выполнено. Паровоз уже въехал на мост, когда его остановил снаряд. Он подпрыгнул от взрыва и обрушился на бок, проламывая под собой кусок моста, и сполз весь искорёженный в воду. Дыра в мосту получилась метров в пять, и танкам проезд был закрыт. Нейзельберг дал задний ход, и тут начали стрелять пушки. Это батарея Капитана Решетникова, наконец, развернула орудия и начала бить прямой наводкой по танкам.
Танки из колонны стали маневрировать и отстреливаться, но это им не очень помогало. Смело вступили в бой два наших лёгких танка, пытаясь отрезать колонну от леса. Один вскоре был подбит, а второй продолжал мешать отступлению.
Нейзельберг понял, что это засада и дал приказ отходить. Впрочем, прорваться в лес на дорогу удалось только ему одному. Остальные, после сорока минутного ожесточённого боя, были подбиты. Два наших орудия остались, исковерканы, пятнадцать бойцов получили ранения, шесть солдат были убиты. Три финна танкиста сдались в плен, трое оказались сильно ранены. Тех, кто, выпрыгивая из горящего танка, начинал стрелять добили.
Озлобленный оберштурмбанфюрер Нейзельберг пытался вернуться к своим, но мины на дороге были уже расставлены и его последний танк подорвался.
Вот так вот, - резюмировал события Иннокентий, - кто с танком к нам придёт…
- От паровоза и погибнет, - закончил мысль Гаврилыч.
Оттащив подальше трупы финских танкистов, старики принялись рассматривать свой трофей. Нужнее всего оказались ящики под завязку забитые провиантом. Пенсионеры заслуженно одарили больных по банке тушенки и булке хлеба. Приехавшая вскоре дрезина, забрала всех больных с собой, и пенсионеров оставили на посту, на второй строк. А они особенно и не жалели, потому что припрятали себе трофейную фляжку с финской водкой и закусить тоже было чем.

04. 2013 г.

Метки:  

Окрестности Сплита - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 01:36 + в цитатник

Окрестности Сплита - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 01:28 + в цитатник

Окрестности Сплита - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 01:25 + в цитатник

Окрестности Сплита - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 01:22 + в цитатник

- новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 01:19 + в цитатник

Инфология

Четверг, 03 Декабря 2009 г. 00:43 + в цитатник
Инфология
(иллюстрация к теме http://sites.google.com/site/masterskaamyslej/shema-1)

Трёхлетняя попытка господ Универсологов, Когнитологов и Эпистемиологов выделить некоторый сгусток универсальных знаний о мироздании, завершилась признанием Универсума – Мультиверсумом. Желающие проверить могут сами покопаться в соответствующих темах. Хотя, несомненно, были показаны чудеса логики, аналитическая мощь и бесконечная эрудиция.… Балансируя на грани схоластики господа, слегка увязли в титаническом труде по сопоставлению и унификации терминов и понятий.
И это попытка выделения обобщённых знаний в рамках естественнонаучного подхода. А как же быть с остальными видами деятельности сознания? С Религией? С Искусством?
То, что все виды деятельности сознания, являются способами освоения, мира красиво написал А. Болдачёв. (http://www.boldachev.com/)
«Следовательно, рассматривая искусство, науку, религию как способ познания мы, прежде всего, должны иметь в виду не внутренний мимолетный акт прозрения, а процесс его внешнего закрепления, фиксации в форме, доступной для передачи другим людям. Поэтому точнее было бы говорить об искусстве, религии, науке как о формах общественного познания. Этим уточнением подчеркивается не только необходимость внешней реализации внутреннего чувствования, но и констатируется обязательная социальная значимость формы закрепления индивидуального познавательного порыва. Ни пророчество, ни поэма, ни теорема произнесенные на неведомом языке не имеют познавательной ценности, то есть не являются элементами религии, искусства, науки. Ни реликвия, ни картина, ни научный метод до общественного признания их таковыми являются лишь частными предметами, хотя и имеют форму реликвии, картины, научного метода»
Приведём ещё одно высказывание. «Но наряду с психологией, социологией и культурологией художественное познание человека представляет особый интерес для философии — потому что в отличие от всех конкретных отраслей знания и подобно философии искусство познает человека не односторонне, а в целостном его бытии, более того, в органической его связи с миром и в недоступной ни наукам, ни философии воплощённости общего в единичном, социального в индивидуальном, общечеловеческого в личностном.» Каган М. С.( http://www.philosophy.ru/library/kagan/kagan.html)
Итак, возможен ли вообще, некий неосинкретический подход ко всем формам проявления общественного сознания? Возможно ли сопряжение этих разбегающихся областей познавательной деятельности человеческого сознания?
Нам представляется, что одним из шагов в этом направлении, возможно, является информационный и паттерно-сетевой, системный взгляд на всё мироустройство.
Фритьоф Капра даёт такое пояснение к понятию паттерн в своей книге «Паутина жизни»
( http://book.ariom.ru/txt601.html) :
«Росс Харрисон, один из ранних представителей органицизма, исследовал концепцию организации, которая постепенно вытеснила старое понятие функции в психологии. Этот сдвиг от функции к организации знаменует сдвиг от механистического к системному мышлению, поскольку функция, по своей сути, есть понятие механистическое. Харрисон определил конфигурацию (форму) и взаимосвязь как два важных аспекта организации, которые впоследствии были объединены в понятие паттерна как конфигурации упорядоченных взаимоотношений»
В дальнейшем мы во многом будем опираться на то понимание мира, которое предлагает Фритьоф Капра. Но более того считаем, что принципы сетевой иерархии восходят к базовым принципам всего мироздания, а не относятся толька к уровню жизни.
Понятие «информация» выросло, из узко специального и бытового, до глобальной и всеохватывающей категории. Об информационном содержании материи говорят многие современные учёные. Например, так, как В. Ю. Винник » (http://www.ref.net.ua/work/det-35338.html):
«Теория информации — одна из наиболее бурно развивающихся отраслей современного научного знания. За полвека с момента возникновения она насчитывает почти столько же работ, сколько и теория относительности — один из фундаментальных разделов современной физики. В настоящее время формула количества информации К. Шеннона, наверное, известна не менее, чем формула взаимосвязи массы и энергии А. Эйнштейна. К тому же если теория относительности применяется только физиками, то теория информации проникает во многие науки о живой и неживой природе, обществе и познании, ее используют и физики, и биологи, и экономисты, и ученые многих других специальностей»
Или вот совсем близко к нашей теме пишет Михаил Сухарев
«"Никакая наука не может быть свободна от понятия, говорил Гегель, сейчас можно добавить - никакая наука не может быть свободна от информации и законов ее передачи. Поэтому неверно считать теорию информации частной теорией. Она неизбежно должна входить в ядро будущей философии - метаязыка, выражения которого смогут быть интерпретированы различными видами интеллекта - человеческим, машинным или внеземным. Элементы этой философии уже создаются, поскольку невозможно создавать интеллект, не создавая философию, а создание искусственного интеллекта не менее неизбежно, чем возникновение естественного, ибо является продуктом одного и того же процесса движения по узловой линии качественных переходов при росте сложности систем, отражающих мир и действовать в нём»
И в завершение Новая парадигма в Организмике Тюняева А. А. (http://www.organizmica.org/archive/103/popv.shtml)
«Научная картина мира, принятая Организмикой, заключена в трех постулатах Организмики: всякий организм состоит исключительно из информации о взаимодействии информаций [1.1.], при этом, одна матрица определяет один организм [1.2.], так, что всякий организм является составной частью организма более высокого уровня [1.3.].
Следствия постулатов устанавливают дополнительные особенности картины мира: ни один организм не может находиться вне взаимодействия хотя бы с одним другим организмом [2.2.], естественно, являясь структурной частью организма более высокого уровня. Отсюда и так называемая «неживая материя» не может существовать вне какого-либо организма, всегда найдется организм, частью которого является данный объем «материи» [2.5.].
Организмика устанавливает информационно-организационный подход к описанию картины мира, исключая фундаментальную научность таких понятий как «время», «пространство», «энергия», «материя», «вещество» и т.п. Их исключение состоит лишь в том, что эти привычные для нас понятия не могут более считаться базовыми, а являются лишь понятиями для расширения терминологии определенных научных дисциплин.
Эти, «старые», понятия возможно использовать в Организмике, но только в пределах определенных организмических уровней, занимаясь решением внутриуровневых конкретных задач. Однако позднее, с развитием Организмики, «старые» понятия и определения будут заменены новыми – что вполне естественный процесс.»
(Тюняев А. А.)

Итак, информация, как феномен, можно сказать состоялась. А её ноуменальный и субъективный характер, вроде бы и раньше не вызывал ни у кого сомнений. Осталось определить об одном и том же идёт речь или это различные сущности. В этом вопросе, как нам кажется, помогает разобраться видение мироздания, как глобальной иерархии сетевых уровней. От условно простого состояния к условно сложному. Почему «условно», потому, что нам никогда наверняка не известно, что стоит за простотой первобитов. (Первобит – условно простейший целостный элемент системы на своей ступени иерархии и в своём измерительном контексте. Или попросту простейший элемент системы) Фактически, в зоне нашей информационной досягаемости, мы наблюдаем пять условных ступеней или зон градации, по степени организации, или информационного насыщения. Различающиеся, очень существенным образом. Обозначим эти зоны, как довещественный уровень, уровень до жизненного состояния информации или вещественный мир, мир жизни, мир сознания и мир сети сознаний. Ограничимся пока пятью, потому, как, они рядом и выражены явно. (Никто не спорит, что их может быть больше, предположим наличие по краям ещё двух и того всего семь) Мир до жизненного состояния системной организации и мир жизни обозначается, материалистически ориентированными философами, как материя. Ленин В.И. в своих философских исследованиях задал достаточно широкое определение для материи, как объективной реальности, данной нам в ощущениях. С последующим высказыванием, что в мире нет ничего, кроме движущейся материи. (8) Согласно этому определению мир сознания должен войти в информационное поле понятия материя. Но в дальнейшем произошло некоторое «огрубление» понятия материя, возможно из-за сильного сближения с понятием вещество и использованием понятия в политических целях. И на данный момент оно (понятие материя) не может вместить всё многообразие проявлений сущностных форм их взаимодействий, качеств и отношений. Одним из аспектов этой проблемы является излишнее или даже, направленное не в лучшую сторону, идеологическое влияние понятия материя. Как обращает внимание известный психолог Станислав Гроф и с ним соглашаются Эрвин Ласло и Питер Рассел в своём знаменитом «Трансатлантическом диалоге» (http://www.koob.ru/grof_stanislav/grof_revoljuciz_soznania):
« В человеческой истории всегда доминировали необузданное насилие, «злобная агрессия» - по определению Эрика Фромма – и ненасытная жадность и стяжательство, постоянное желание иметь всё больше и больше. На протяжении столетий мы наблюдаем расовую, культурную, политическую и религиозную нетерпимость, время от времени взрывающуюся в войнах и кровавых революциях, нашествиях, завоеваниях и господстве.
В наши дни эта ситуация усугубляется вкладом материалистической науки и её глубокого идеологического воздействия. Господствующее научное мировоззрение в некотором смысле поддерживает жизненную стратегию, основанную на индивидуализме и соревновательности, а не на синергии и сотрудничестве. В контексте дарвиновского и фрейдистского мышления вполне естественно, законно и приемлемо преследование эгоистических целей за чужой счёт. Это отражает нашу истинную природу, основанную на примитивных инстинктах, и полностью согласуется с дарвинистским принципом: «выживает сильнейший».»
Таким образом, нам кажется вполне правомерным и даже необходимым использование понятие информация, как первоосновное, базовое, фоновое, по отношению ко всем другим понятиям. Мироздание информационно. Многие материалистически ориентированные философы видят в таком расширении понятия информация отход на позиции идеализма и поэтому считают такой подход безосновательным. Но это не совсем так. Информационное понимание мироздания не противоречит и не исключает никакую теорию и никакое мировоззрение, оно их включает в себя. Всякая теория заслуживает уважения, уже как продукт труда. Всякое понятие является элементом сознания и потому необходимо. И поскольку общественное сознание породило и сохраняет, какую либо теорию в памяти, и не отказывается от неё, не забывает её, значит это необходимая часть человеческого сознания, элемент конструкции этого сознания. Но даже если какая-то теория или мировоззрение будет забыто общественным сознанием, она (теория) войдёт в структуру, каркас архитипических, подсознательных или внесознательных конструкций и в каком то виде сохранится там. (Тут можно сослаться на основной естественный доказательный принцип – выживаемость)
Наше понимание информации очень похоже на понимание паттерна и мы считаем эти понятия в определённой степени синонимами. И всё-таки, почему информация? Необходимость вообще, какого либо фонового, первоосновного понятия диктуется, видимо способом нашего мышления. Нам удобнее наблюдать, что-либо или мыслить о чём-либо на фоне некоторой всеобщности. В роли этой всеобщности, некоторым, достаточно понятия материя, другие используют понятие Бог, Абсолют, энергетическая субстанция Ци, мультиверсум, Атман и т. п. И, наконец, информация. Как нам видится, человек вправе сам выбирать фоновую понятийную «заставку» по своему усмотрению. И сознательно или бессознательно он выбирает ту, которая удобнее, по каким либо причинам на данное время. В чём же преимущество информационного подхода? Самое главное, что даёт информационный фон, это возможность выделения общих принципов и закономерностей для всех пяти миров глобальной иерархии, которые мы упоминали выше. Возможность целостного восприятия мироздания в обход неустранимого противоречия духа и материи. Материальных мыслей и духовной материи.


Системные миры. Информационные первобиты.
Принципы и закономерности.
Используя информационный, системный подход и информацию, как фоновое понятие, мы можем попытаться выделить некоторые основные, базовые категории взаимодействия или принципы, которые выражают максимальную степень общности сущностей одного рода. Эти принципы выявляются при рассмотрении взаимодействия, как основы порождения или проявления объектов.
Есть сложная система, она состоит из некоторых изначальных условно простейших объектов - первобитов, которые взаимодействуют и своим взаимодействием порождают новые, более сложные объекты. Рассматривая подробно взаимодействие можно выделить некоторые характерные его этапы. Каждый из приведённых принципов порождается или обуславливается совокупностью остальных принципов. Базовые принципы формируются организацией функционирования нашего сознания, а наше сознание организацией всего мироздания. Так же необходимо подчеркнуть, что базовые принципы являются первичным расширением или раскрытием, фонового понятия - информация. Последовательность этих принципов является определённой простейшей иерархией сложности структуры взаимодействия. Эти принципы характеризуют и процесс развития и информационные агрегатные состояния. Несколько лет назад мы предположили, что агрегатные состояния характерны не только для уровня вещества, но также характерны для всех иерархических сетевых уровней информации мироздания. И сама по себе агрегатность связана с информационной насыщенностью, сложностью структуры взаимодействия. Мы приведём примерное распределение объектов по агрегатным состояниям на разных уровнях сетевой иерархии сложных систем. На уровне жизни у одноклеточных, агрегатность проявляется как распределение живых объектов на бактерии; риккетсии; простейшие; синезелёные водоросли; вирусы. На уровне организмов: насекомые, беспозвоночные; рептилии, рыбы, птицы; млекопитающие; растения; грибы, плесень, лешайники. На уровне сознания, а под сознанием мы, рассматриваем весь комплекс взаимоотношений людей, включая семиотическое пространство и преобразованную среду, явно проявляются структурно обособленные неоднородности: крестьянско-ремесленное сознание ручного труда со своей семиотикой и атрибутами; искусство, инженеринг, инновационная деятельность; бизнес-организация, наука; религиозная и милитаристская сфера; пенитациарная и криминальная структуры, дно. Это деление достаточно условно, ибо в реальности всё переплетено и смешано. Составив таблицу в виде ярусов уровней, мы заметили, что существует серединная агрегатная линия, проходящая, через жидкость на уровне вещества, через простейших на уровне жизни, через млекопитающих на уровне организмов, через науку, бизнес и управление на уровне сознания.
Первый и седьмой принципы, это как бы разорванный один, а все остальные являются его внутренним содержанием. Также любой из этих принципов определяется остальными шестью. Эта принципиальная система перекликается с принципами «Организмики» Тюняева А. А. (http://www.organizmica.org/archive/103/popv.shtml) Элемент – организм - завершённая система есть близкие понятия.
1. Первое это конечно принцип объективизации или организационности, выделение некоторого объекта, сущности, объектно-системно-объектное преобразование. Или проявление неоднородности. Если объект проявил себя, в каком либо виде, значит, он существует. Сама по себе объективизация случается или определяется, благодаря нижеследующим принципам.
2. Принцип множественности. Объектов много. Как минимум три. Даже такой объект, как мироздание в своей совокупности, является элементом системы НАБЛЮДАТЕЛЬ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ-МИРОЗДАНИЕ. Всякий единичный объект, рассматриваемый, как система содержит множество элементов. Всякий обнаруживаемый единичный объект является частью множества таких объектов или элементом системы.
3. Принцип качественности. Всякий существующий, обнаруживаемый, выделяемый, создаваемый объект обладает некоторыми внутренними качественными признаками или свойствами, хотя бы одним (он есть). (Например, центр тяжести физического тела. Мы знаем, что он есть, что он позиционируется с размерностями тела). Внутренние и внешние свойства объекта образуют смысловое ядро объекта, центром которого является точка объективизации или источник событийности объекта.
4. Потенциальность или внешняя сторона качеств объекта, позволяющая вступать объекту во взаимодействие с другими объектами
5. Событийность. Принцип, выявляющий область взаимодействия внешних качеств объектов. Эта область воспринимается и выделяется нашим сознанием, как категория – пространство, масштабируемость, иерархичность. В случае положительной событийности, а именно тенденции к возникновению устойчивой структурной связи между объектами, не ведущей к разрушению внутренней структуры объектов, эта область является образом будущей системы, образованной взаимодействующими объектами.
6. Относительность. Выявляет кибернетический характер всех взаимодействий, то есть изменение внутренних качеств объекта в результате его внешних взаимодействий с другими объектами. Выделяется нашим сознанием, как категории - время, цикличность, причинность, последовательность. В случае положительной событийности усиливается информационное насыщение образа нового объекта, в случае отрицательного, начинаются деструктивные процессы внутри данных объектов.
7. Новационность. Объективизация нового объекта или системы устойчиво взаимодействующих данных объектов. В новом объекте система данных взаимодействующих объектов, как бы претерпевает сжатие (если оставаться в прежнем масштабе), а область взаимодействия данных объектов приобретает точечный характер и становится источником событийности нового объекта. Появляется новый уровень организации, событийности, возникает новое пространство взаимоотношений новых объектов.
Подобную схему, только уже динамического распределения этапов эволюции системы мы обнаружили в работе Александра Блинкова «Внутри хаоса» (http://www.liveinternet.ru/users/2603571/blog#post76596601)
Эти этапы он обозначил, как подъём, развитие, надлом, инерционный и мемориальный этап. С максимальным всплеском пассионарности предшествующим переломному моменту. По составленным автором графикам отчётливо видно, как энергия проходит волной по агрегатно-распределённым формам сознания. Энергия, или энергетическая форма информации, явно преобразуется всей системой в мемориальную форму информации, образуя культурные слои во всех возможных смыслах.
Реализация этих принципов представляет собой замкнутый паттерн первичной организации. Замкнутый, потому, что первый и седьмой это как бы одно и то же, но на разных уровнях. Первый и седьмой принципы содержат внутри себя некоторую область завершения, которая является масштабным перепадом (скачком) к образованию нового пространства взаимодействия и нового масштаба наблюдений этого взаимодействия.
Пожалуй, самый сложный для восприятия – это принцип множественности. Почему объектов много? А правомерна ли вообще такая постановка вопроса? Оставим пока этот вопрос без ответа. Единственное, что чётко прослеживается в связи с этим вопросом, так это то, что чем объекты проще, тем их больше. Возможно, для нашего мира существует некоторое конечное число первобитов. Под нашим миром я подразумеваю всю область нашей информационной досягаемости. В системе естественных наук, на дожизненном уровне в направлении уменьшения масштаба измерения, первобитами, возможно являются элементарные частицы и фотоны. Возможно построить объяснение множественности и вытекающего из него разнообразия, наличием в мироздании не одного источника событийности, а некоторого множества. Вообще представление мироздания в виде открытого информационного потока обладает большей объяснительной потенцией, нежели другие традиционные мировоззренческие взгляды. Конечное число первобитов вроде бы должно ограничивать разнообразие и развитие. Но заметим, что мироздание не математическая модель, а первобиты возникают в зоне нестабильной неопределённости и к тому же, сам поток является целостной и развивающейся сетевой системой. Математически конечное число первобитов может компенсироваться качественной цельностью, так конечное число может быть относительно конечным только для цикла от первобита до бобита (за неимением подходящих терминов, пришлось применить бобит – как максимум организационной системной сетевой сложности в заданном цикле. Бо – от слова Бог) Заданный цикл будем считать зону нашей информационной досягаемости.
 (699x495, 598Kb)
Рубрики:  Философия

Метки:  

Дневник kompletion

Среда, 02 Декабря 2009 г. 23:25 + в цитатник
Всем привет! Живу последнее время в Сплите. Это в Хорватии. Интересуюсь фото-графикой, философией. литературой, пишу стихи. http://sites.google.com/site/masterskaamyslej/ Это мой сайт, где я складываю своё творчество.
 (198x239, 18Kb)


Поиск сообщений в kompletion
Страницы: [1] Календарь