-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Саша_Ухтомский

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.12.2009
Записей: 83
Комментариев: 48
Написано: 181

Выбрана рубрика Боевые искусства.


Другие рубрики в этом дневнике: Стихи и рассказы(45), Ссылки(13)
Комментарии (0)

Адаптация "Книги пяти колец"

Дневник

Среда, 22 Сентября 2010 г. 12:00 + в цитатник

 

 

Победа должна быть легкой.

 

То, что достается с большим трудом, похоже на тяжелый крестьянский труд. Это не победа, а набор периодических действий с целью выжить. Такому труду нет конца. Существует некоторое количество стратегий, основанных на тяжелых периодических действиях, но ни одна из них не является универсальной.

 

То, что достается взамен чего-то, похоже на торговлю. Если необходимо пожертвовать чем-то ради успеха – это торговля. Подобная тактика является уязвимой и зависимой, особенно когда другие участники процесса в чем-то значительнее. Такой успех едва ли можно назвать победой, скорее – удачей и случайностью или некомпетентностью противника. Существует некоторое количество стратегий, основанных на том, чтобы пожертвовать одним и приобрести другое, но ни одна из этих стратегий не является универсальной.

 

Поэтому настоящая победа – результат тактики легкости, бескомпромиссной по отношению к любым проявлениям сложности и тяжести. Такая тактика строится на наблюдательности, стремлении сочетать поражающую мощь с легкостью ее достижения, навыке извлекать безопасность из действий противной стороны. Но в первую очередь – из внутренней уверенности в том, что правильное осуществляется легко, а трудное и сложное приводят к сомнениям и неточностям и в результате граничат с поражением.

 

Читать дальше: http://www.baihe.ru/2010/09/adaptaciya-knigi-pyati-kolec/#more-1016

 

Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  
Комментарии (0)

Влияние боевых искусств на общественное сознание

Дневник

Воскресенье, 07 Февраля 2010 г. 14:40 + в цитатник

 

В этом очерке нам хотелось бы поговорить о том, как влияет распространение и популяризация боевых искусств на менталитет российских граждан.

 

Общеизвестно, что всякое явление, переходящее за определенные критические пределы, перестает волновать людей и привлекать к себе их внимание, в некоторых случаях даже вызывая отторжение и неприязнь. Можно утверждать определенно, что для любой категории новостей и событий справедлива этакая кривая Лаффера, отражающая максимальный интерес к явлению при определенной доле в поле информации среди других категорий.

 

Так, например, стихийные бедствия, катаклизмы, начавшиеся войны вызывают интерес, любопытство или страх у людей, застигнутых обстоятельствами, только в первое время. Дальше человек сосредотачивается на выживании, спасении близких, спасении имущества, поиске вариантов дальнейшего существования.

 

В менее критических и более приятных обстоятельствах внимание к событию также имеет склонность к кратковременности (при достаточном осведомленности) или среднесрочности (при недостатке информации). Интерес к явлению может поддерживаться изменениями в интересующей теме или искусственно, с помощью СМИ. И если событие приняло широкие масштабы, то чем большее количество людей захвачено событием, тем меньшее значение оно имеет для одного конкретного человека.

 

Когда боевые искусства только проникли в нашу страну, и ими занимались единицы, то слух о них распространялся не очень быстро. Затем популярность единоборств выросла, в основном благодаря появлению фильмов-боевиков и видеомагнитофонов в стране. В определенный момент интерес стал угасать, но вскоре получил новый импульс, когда боевые искусства официально запретили в СССР. Показательные судебные процессы, неодобрительные статьи в печатных изданиях, да и сам запрет – всё это, по сути, послужило средством привлечения внимания к явлению. Хаотически возникали подпольные «секции», «залы» и «додзё». Я хорошо помню это время, полное романтики и партизанщины. Коммерческая составляющая тогда сильно пострадала, и на тренировках собирались не платежеспособные мальчики-мажоры, не граждане, дорожащие своим реноме, а близкие по духу люди, братья по оружию, если позволите так выразиться.

 

Отмена запрета практически совпала с перестроечным периодом в России, и многие бывшие бойцы, к сожалению, примкнули к бандитским кругам или сами сколотили криминальные «бригады». Именно тогда понятие «воинского духа» и чести претерпело ряд изменений и окрасилось в темные тона. Вчерашние поборники совести и справедливости нашли новое поле деятельности и применение приобретенным навыкам. И если еще недавно мораль боевых искусств подразумевала защиту достоинства человека, его права на выбор собственного пути, а правилом было ограничение агрессии по отношению к кому бы то ни было и неприметное существование в обстановке нелегитимности занятий восточными единоборствами, то теперь эти аспекты оказались замененными примитивными «понятиями» и уголовными «правилами». Фактически транслировалось положение «кто сильнее, тот и прав», и до сих пор подобные утверждения находят свой отзвук в среде многих приверженцев боевых дисциплин. И поскольку в ситуации постоянно растущей социальной напряженности и снижения роли личности в общественной жизни «правым» желал бы быть каждый, то максимальное распространение и развитие до сих пор имеют направления и школы, так или иначе основанные на данном принципе. Это является причиной, по которой отношение к восточным единоборствам сегодня имеет преимущественно негативный подтекст, и они привлекают не столько своей целостностью, практической и прикладной составляющей, сколько возможностью проявить накопившуюся агрессию и получить дополнительное обоснование ее необходимости («я – боец, поэтому имею право быть агрессивным») при меньшем риске потерпеть поражение. Впрочем, это касается так называемых контактных боевых искусств.

 

Параллельно в нашей стране развивались и бесконтактные и малоконтактные, а также спортивные единоборства, имеющие небольшую практическую ценность, но дающие наряду с регалиями и титулами некоторую уверенность занимающемуся и, в конце концов, прививающие здоровый образ жизни, а также выполняющие социальную нагрузку по занятости подростков. С распространением практики проведения семинаров и стажировок в странах-основателях единоборств (Японии, Китае, Вьетнаме, Корее) эта ветвь боевых искусств стала еще более привлекательной, несмотря на некоторую аттракционность подобных мероприятий. Скажем, знаменитый Шао-линь искусственно развивается как туристический бренд, способствующий популяризации Китая и китайских боевых искусств, а также дающий дополнительные поступления в казну страны. Пребывание здесь в течение небольшого срока (от двух недель до месяца) за относительно небольшую плату гарантирует получение диплома и острые ощущения желающим.

 

Третья составляющая российских единоборств – это компилированные стили, возникшие из традиционных боевых искусств и представлений авторов о них. Не будем подробно рассматривать эти направления, заметим только, что причины их появления, с нашей точки зрения, связаны с неудовлетворенностью традиционными, что, в свою очередь, связано с недостатком усердия или осведомленности в области последних, а также с желанием создать что-то «новое» и исключительное. Впрочем, нет ничего нового, и компиляция известного дает то же известное, но под другим именем. В частности, в этой связи можно отметить так называемые «новые» стили каратэ, которые по сути являются кик-боксингом при японском антураже и традиционной тренировочной одежде, в то время как сам кик-боксинг – уже компиляция и отчасти лайт-версия известного единоборства.

 

Итак, подведем итог отношения к боевым искусствам в нашей стране и его вкладе в менталитет граждан.

 

Во-первых, интерес к единоборствам чем далее, тем более угасает, поскольку они уже прошли пик популяризации и стали не более чем рудиментом общественной жизни. С определенной точки зрения это неплохо: случайные люди остаются под знаменами боевых искусств ненадолго, только по-настоящему целеустремленные и преданные идеям боевых дисциплин продолжают обучение и добиваются, мы надеемся, неплохих результатов.

 

Во-вторых, отношение к единоборствам и их носителям – настороженно-опасливое в силу того, что агрессивная составляющая при занятиях боевыми искусствами, как правило, не регулируется в школах, где преподаются единоборства, а зачастую и поддерживается (реальная прикладная ценность культивации жестокости весьма сомнительна, но, как известно, тешит тщеславие неуверенных в себе людей). В конечном результате настороженность и боязнь часто выражаются в «ответном» агрессивном отношении к боевым дисциплинам и их приверженцам. Известно, например, что один из первых организаторов популяризации единоборств Брюс Ли регулярно получал вызовы на поединок.

 

Заметим также, что боевые искусства, не имеющие четко выраженных аспектов, направленных исключительно на поддержание здоровья, не испытывают по отношению к себе того ошибочного отношения, какое незаслуженно следует за китайскими единоборствами. Известно, что именно они обладают огромным спектром различных прикладных возможностей и явились в свое время основой, на которой «выросли» другие боевые направления, но в силу разных фальсификаций в области преподавания и чрезмерно высокого распространения именно оздоровительных практик, китайские боевые искусства в нашей стране, наверное, менее популярны, чем тайские или японские. Но, как говорится, чем ниже ценность подделки, тем выше ценность оригинала. И тем сильнее желание обладать этим оригиналом.

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в целом боевые искусства в нашей стране, к сожалению, являются одним из катализаторов негативных процессов в системе общественных отношений (некоторое исключение составляют т.н. «спортивные» направления). И создание федераций и союзов, призванных регулировать вопросы преподавания единоборств, не помогло, а даже частично поспособствовало этим процессам, поскольку контроль над деятельностью школ и клубов, занимающихся преподаванием, только увеличивает коммерческую составляющую такого обучения и никак не сказывается ни на его качестве, ни на его моральном аспекте.

 

С другой стороны, у каждого человека есть выбор, и только Вам выбирать и школу единоборств, и то, как распорядиться приобретаемыми навыками, и то, какую смысловую нагрузку Вы вкладываете в Ваши занятия.

 

Источник: www.baihe.ru

Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  
Комментарии (0)

Мягкость, жесткость и этапы обучения в боевых искусствах

Дневник

Пятница, 22 Января 2010 г. 11:29 + в цитатник

 В китайских боевых искусствах принято разделять понятия «мягкости» и «жесткости». Смежными понятиями являются «напряжение» и «раскованность», «уступчивость» и «противоборство», «хрупкость» и «крепость» и т.п. Однако близкие по смыслу, на первый взгляд, они не тождественны первым двум. Причина заключена в традиционном китайском менталитете, где несовместимое вполне может быть совмещено, а устойчивые, с точки зрения европейского сознания, стереотипы оказываются нежизнеспособными. Скажем, если в нашем представлении жесткость соотносится с тяжестью, а легкость – качество, относимое скорее к женским проявлениям, то для традиционного Китая тяжелое соотносится с женским началом, легкость наряду с жесткостью – с мужским. Представление европейца о проявлении силы связано в основном с напряжением и твердостью, в то время как подобные утверждения для мастера китайских боевых искусств будут иметь весьма сомнительную ценность, поскольку для него сила – результат мягкости и раскованности и проявляет себя жестко только по отношению к противнику. По этой причине обучение единоборствам, кроме прочего, развивается в следующем порядке (читать дальше): http://www.baihe.ru/2009/11/myagkost-zhestkost-i-etapy-obucheniya/#more-564

Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  
Комментарии (0)

Влияние традиционного китайского мировоззрения на боевые искусства

Дневник

Вторник, 22 Декабря 2009 г. 08:53 + в цитатник

 (512x352, 20Kb)
В этой статье мы предлагаем Вашему вниманию тему, которая может представлять интерес для тех, кто серьезно занимается боевыми искусствами. Вообще, говоря о любой воинской подготовке в любой стране, нельзя не упомянуть о мировоззрении, бытующем в конкретном обществе, поскольку военные дисциплины имеют непосредственное отношение к традициям, законам, форме правления и социальной структуре, сложившейся в стране. Причем важно отметить, что инициатива в развитии технологий изготовления и применения оружия обычно принадлежит официальной власти, заботящейся об обороноспособности страны и неприкосновенности элиты общества, в то время как способы противодействия вооруженному противнику и изобретение «альтернативных» видов оружия, естественно, принадлежат народной среде. И поскольку официальная идеология всегда и во всех странах несколько отличалась от мировоззрения населения, то такое противоречие наряду с криминальной составляющей только стимулировали (и стимулируют) интерес к единоборствам.

Из сказанного явно следует, что существуют как бы два разных подхода к воинской подготовке. Один – официальный, легитимный, инициируемый властными и олигархическими кругами общества, представленный в армии, органах правопорядка и спецвойсках. Другой подход продиктован необходимостью для населения защищать себя от криминальных элементов, от превышения властных полномочий, в целях отстаивания своих прав, а зачастую и права на существование, когда официальная власть неспособна осуществлять эти функции или намеренно уклоняется от их исполнения. Причем, с одной стороны, «профессиональная» боевая подготовка должна бы иметь более высокий уровень, чем народная и «любительская», с другой стороны, практика показывает, что унифицированный и усредненный подход, узость решения строго определенных задач не могут создать универсального и полноценного бойца, почему заинтересованная власть всегда проявляла интерес к бойцам-народникам и традиционным методам ведения сражения.

Таким образом, мы обратимся именно к народному мировоззрению, как к традиционному, лежащему в основе восточных боевых искусств.

Итак, в чем основы этого явления? Во-первых, традиции Дальнего Востока исторически формировались исходя из сложившегося уклада жизни, местных верований и норм поведения, и эти представления трансформировались со временем и нашли свое отражение в японском синтоизме и китайском даосизме, впрочем, получившем распространение и в Японии, и во Вьетнаме, и в других странах Азии. Заметим, что даосизм (или прото-даосизм) без сомнения имеет более глубокие корни, чем чань-буддизм, привнесенный в упомянутые государства извне, из Индии, и прекрасно ассимилировавшийся в них. В частности об этом свидетельствуют китайские пословицы и поговорки, часто являющиеся цитатами из Дао-Дэ-цзин, или сами вошедшие в этот трактат, в котором собраны основные доктрины сложившегося в древности мировоззрения восточных народов.

Чтобы не уклоняться от темы, предложим читателю, если у него возникнет желание, самостоятельно и более подробно разобраться в философско-религиозных течениях даосского учения. Мы предлагаем в этой статье только слегка коснуться тех тенденций, которые оставили неизгладимый след в мировоззрении и боевых искусствах Востока.

Первое, что вызывает недоумение при столкновении с китайской культурой – это странные понятия о мягком и жестком, причем по каким-то причинам «мягкое» предпочитается «жесткому» даже когда речь заходит о единоборствах. Для западного сознания такое положение вещей выглядит парадоксальным, поскольку вся история Европы – это история непрерывных войн, разделов и переразделов территорий, где, как полагали, побеждает сильный, а слабый обречен на поражение. С точки зрения исторического пути Китая подобные победы равнозначны поражению, поскольку «овладеть миром – не достижение, достижение – его удержать, нет другого способа владеть». В этом смысле агрессивная внешняя политика, любая экспансия выглядят как стратегии, обреченные на провал. Таким образом, вообще в понятие «силы» в Китае вкладывался несколько иной смысл (кстати, и само слово «сила» или «усилие», выражая разные формы проявления, по-разному звучит и записывается).

Благодаря непониманию, возникшему между западным и восточным мировоззрением, неверно трактуемые и преподаваемые «случайными» людьми, плохо разбирающимися в предмете, китайские единоборства часто упрекаются в какой-то излишней мягкости, в миролюбии, мало сопоставимым с воинским делом и т.д. Однако нельзя рассуждать о суши, например, если Вы не попробуете настоящей японской кухни, а не адаптированной для россиянина или европейца. Или глупо навсегда отказываться от гамбургеров, если однажды кто-то неудачно приготовил его для Вас своими руками. И если китайские предприниматели сегодня с успехом подделывают продукцию ведущих мировых производителей, то и в Европе, США и России немало «учителей», занимающихся «подделкой» восточных единоборств.

Для китайского мировоззрения понятие силы – неотъемлемая часть таких понятий, как раскованность, естественность, ловкость и т.д. И почти никак не связано с напряжением и мышечным усилием. Так это описывается в уже упомянутом Дао-Дэ-цзин: «Вода – это самое гибкое и самое раскованное создание в мире, а в преодолении крепкого и твердого ей нет равных. Гибкость побеждает крепость, раскованность побеждает силу. Все об этом знают, но мало кто пользуется». На самом деле, и в Европе постепенно грубая сила сменялась ловкостью и легкостью: на смену тяжелым мечам и доспехам пришли клевцы, потом легкие и быстрые шпаги, длинные ножи в полруки сменились на короткие. В среде бедняков и матросов появились методы противодействия вооруженному противнику, такие как французский сават или английский бокс (не тот его вариант, который сейчас мы можем наблюдать на мировых чемпионатах, а его прототип, где не были запрещены удары головой и коленями и где не было ограничений по весовым категориям и зонам атак). Но если на западе на это потребовались века, то восточная мысль как бы содержала эти мысли в менталитете и передавала из поколения в поколение: «Не воинственность делает бойца умелым, не гнев делает воина опытным, не атака приносит победу, и слишком большая забота делает только хуже. Лучше полагаться не на агрессию, а на мастерство, использующее силу противника в соответствии с изначальным в природе».

Иными словами, для китайского воина сильный человек – не тот, кто сражается тяжелым мечом или наносит удары, вкладывая в них всю мышечную силу, а тот, кто добивается победы наиболее легким, а следовательно, и наиболее эффективным способом. Отсюда такое разнообразие ударных и защитных техник в китайских боевых искусствах. Например, применение кулака более редкое, чем использование ладони, а защита, применяемая в боксе, когда предплечья и локти принимают на себя удары противника, вообще не оправдает себя вне правил поединков, принятых в боксе.

Что касается т.н. «мягкости» китайских единоборств, то это понятие, вопреки бытующему мнению, не означает, что тот или иной стиль у-шу (или, как говорят на Западе, кун-фу) не выдерживает конкуренции с более «жестким». Как раз по-настоящему жесткие техники китайского бокса более всего и настаивают на «мягкости», поскольку эта мягкость означает легкость и естественность движения, которое оканчивается жесткостью по отношению к противнику. А стилевое разнообразие китайских боевых искусств объясняется разными подходами к использованию «мягкого, переходящего в жесткое».

Еще одной отличительной особенностью китайских единоборств является особое понимание героизма и воинского духа. Скажем, на Западе эти понятия означают готовность к самопожертвованию и способность человека настаивать на своем, независимо от ожидаемых результатов. Японское понятие «духа» сложилось исторически и на сегодняшний день означает верность господину или идее, независимо от моральных аспектов этой верности. Иными словами, героическим признается сам факт самоотречения, без оглядки на то, ради чего человек жертвует собой. Для китайского мировоззрения такое положение вещей представляется порочным. В качестве примера приведем еще несколько цитат из Дао-Дэ-цзин:
«Воинственность – худшее средство, ненавистное всеми. Следуя Пути, забываешь о ней. Когда все мирно – не препирайся, когда надо сражаться – побеждай».
«Решительность в ненависти ведет к истощению жизни, решительность без ненависти – к расцвету жизни: одно вредно, другое полезно. Небо искореняет ненавидящих, какая разница почему? Путь Неба – побеждать, а не сражаться; не рассуждать, а давать точный ответ; не звать к себе, а приходить самому; оставаться свободным, а явлениями управлять. Небесные сети редки, но ничего не упустят».
В этой связи также хочется упомянуть о таких привычных мотивирующих факторах, как почет и уважение:
«Почет и позор равносильны из-за страха. Это оттого, что нижестоящие люди, движимые страхом, стремятся к почету, но, движимые страхом, и теряют его».
«В борьбе за существование люди забывают жить. Забыв о смерти, люди борются за жизнь. Мудрый человек не тратит жизнь на это, поэтому он действительно живет».

Вообще, идею естественности и безыскусности можно считать ключевой как для китайского традиционного мировоззрения, так и для китайских боевых искусств. Логика в данном случае простая: если победа в сражении зависит от твоей мышечной силы, значит, ряд сражений ты уже заранее проиграл; если в первую очередь ты думаешь о своей защите и только затем – о поражении противника, то ты наименее уязвим и, следовательно, наиболее близок к победе. Вот еще несколько выдержек из Дао-Дэ-цзин:
«…Веди себя как гость, жди приглашения; даже если атакуют на вершок, отклонись на аршин. Это значит не делать, а сделать: хватают за руку – а руки на месте нет; атакуют – а оружие промахивается; занимают позицию – а враг уже переместился. Неуязвимый противник – самый опасный: он не дает проявиться ни одному из преимуществ. Кто овладел неуязвимостью, тот овладел победой».
«Если человек не боится смерти, чем еще можно ему угрожать? Если ему угрожать смертью, то и самому можно оказаться убитым. Кто на это отважится? Тот, кто живет с неизбежностью смерти, подобен тому, кто мастерски орудует топором: встанешь на пути топора – не избежишь повреждения».
«Здесь сожмешь – там расширится, здесь ослабишь – там укрепится, здесь уничтожишь – там приумножится, здесь отнимешь – там прибавится. Секрет в том, что раскованное и гибкое все равно побеждают сильное и крепкое».

В этом смысле идея естественности практически созвучна идее самоограничения. Не в том смысле, который мы привыкли вкладывать в это слово, а в той части, которая предполагает освобождение от всего лишнего, тяготящего и наносного:
«Не делай, а сделай; употребляй пищу, а не становись рабом ее вкуса: великое основывается на скромном, многое – на малом. Трудное начинай с легкого, великое – с малого: трудное станет легче, большое – меньше. Совершенномудрый не стремится к величию, а совершает великие вещи; он не доверяет многим рассуждениям: в простоте – преодоление трудностей. Дела трудны, а для него все легко».
«… Совершенномудрый – тот, кто освободился от страстей и того, что достается с трудом; тот, кто понимает, а не (постоянно) учится; идет по пути, незамеченном другими; следует естественности вещей, а не занимается (пустыми) делами».
«Сила и воинственность обречены на раннюю гибель».
«Кто знает меру, у того не будет неудачи. Кто знает меру, не подвергается опасности».
«Кто умеет довольствоваться, тот всегда доволен».
«Реки и моря способны заполнить собой любое ущелье потому, что они охотно текут вниз. Так и мудрец: будучи исключительным, должен соприкасаться с обыденным; будучи возвышенным, должен пребывать в простоте».

Еще один аспект, связанный с занятиями боевыми искусствами – это вопрос здоровья. Не секрет, что существует ряд единоборств, имеющих возрастные ограничения, а также негативно отражающихся на здоровье. Подробнее об этом можно прочесть в нашей статье «Вопрос выбора своего пути в боевых искусствах». В то же время известно, что китайские боевые искусства завоевали популярность как раз благодаря тому, что по какой-то причине благотворно сказываются на здоровье своих последователей. Это привело, например, к тому, что у-шу преимущественно воспринимается как оздоровительная гимнастика, не имеющая прикладного, боевого значения. Такая ситуация – результат спроса на оздоровление в больном и подверженном стрессу западном обществе, однако на своей родине, в Китае, у-шу, буквально переводимое как «боевое искусство», воспринималось прежде всего именно как боевое направление, а оздоровительные практики имеют дополнительное и второстепенное значение. Приведем цитату из «18 правил боевой добродетели»: «Заниматься воинским искусством для здоровья такая же ошибка, как заниматься им для того, чтобы быть сильнее других. Озабоченность собственным здоровьем – это тяжелая болезнь. Однако и забывать о нем нельзя, ведь здоровье необходимо для выбранного тобой Пути. Если избегать крайностей в тренировках и в жизни, то здоровья вполне хватит, чтобы пройти этот Путь». Действительно, китайский бокс гораздо многограннее и универсальнее применительно к боевой практике, что доказывает многовековая история Китая, история китайского пиратства (во главе этих могучих союзов стояли люди, которых по масштабам деятельности нельзя сравнить ни с одним из главарей европейских пиратов; с ними вынужден был считаться даже император Китая; подробнее: http://74.125.77.132/search?q=cache:http://zhurnal.lib.ru/a/andrienko_w/piratu8.shtml), ряд народных восстаний, постоянная борьба с маньчжурской династией и т.д.
Вообще, вопрос здоровья, долголетия для китайца – показатель жизнеспособности того или иного аспекта жизни. И если за победу в бою приходится расплачиваться увечьем или жизнью, то такая победа с этой точки зрения мало чем отличается от поражения. По этой причине так разнообразны и направления китайских единоборств, включающих в себя уникальные способы защиты, компилирования защитных и атакующих действий, способы укрепления тела, т.н. искусство «железной рубашки», стратегические и тактические решения. Все перечисленное, безусловно, опирается на те же принципы естественности, безыскусности и результативности:
«Будь честен перед самим собой. Может случиться так, что воинское искусство, неверно понимаемое тобой, станет помехой на Пути; сумей вовремя заметить это и признаться себе в этом. Тренировка тела - лишь отражение тренировки духа, но и о тренированности духа можно судить по качеству движений тела» («18 правил боевой добродетели»).
«Не забывай, что не человек для Воинского искусства, а Воинское искусство для человека» («18 правил боевой добродетели»).
«Путь – не в том, чтобы делать, а в том, чтобы сделать; тогда все совершается как бы само собой». Дао-Дэ-цзин.
«Хороший воин, узнав Путь (ведения боя), старательно сообразуется с ним. Средний воин, узнав Путь, то сообразуется с ним, то нет. Плохой воин, узнав Путь, становится насмешливым. Кто не прошел через это, не достиг и Пути! И вот говорят: узнаешь Путь, если начнешь с низов, погрузишься в Путь, когда станешь выше; взойдешь на вершины Пути, когда достигнешь высот (мастерства); высота мастерства проявляется в простоте, подобно солнцу, просвещающему мрак; мастерство не в том, чтобы сделать шаг, а в том, чтобы продвинуться вперед». Дао-Дэ-цзин.


Идеи даосизма, перекочевавшие из Китая в другие страны Дальнего Востока вместе с миграцией населения, в итоге нашли свое отражение в японском дзю-дзюцу и дзю-до, во вьетнамских, корейских, тайских и прочих боевых искусствах.

О других аспектах влияния традиционного китайского мировоззрения на боевые искусства можно прочитать в статьях «Вопрос выбора своего пути в боевых искусствах», «Мягкое, жесткое и этапы обучения в боевых искусствах», «Спарринговая практика в боевых искусствах» и т.д.

Подготовлено по материалам сайта www.baihe.ru

Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  
Комментарии (0)

Психологические аспекты занятий единоборствами в РФ

Дневник

Пятница, 11 Декабря 2009 г. 08:17 + в цитатник
 (300x410, 22Kb)
В этой статье мы предлагаем поговорить о различных психологических феноменах и клише, получивших широкое распространение в среде практикующих боевые искусства в нашей стране.

В принципе, сложившиеся стереотипы можно условно разбить на три группы: традиции, заблуждения и психологические феномены.

К первой группе предлагаем отнести устоявшиеся годами / веками воззрения, независимо от их практической составляющей в настоящее время, а также привнесенные извне традиционные подходы к предмету, перекочевавшие и ассимилировавшиеся на конкретной территории / в конкретной сфере жизни.

В этой статье мы предлагаем поговорить о различных психологических феноменах и клише, получивших широкое распространение в среде практикующих боевые искусства в нашей стране.

В принципе, сложившиеся стереотипы можно условно разбить на три группы: традиции, заблуждения и психологические феномены.

К первой группе предлагаем отнести устоявшиеся годами / веками воззрения, независимо от их практической составляющей в настоящее время, а также привнесенные извне традиционные подходы к предмету, перекочевавшие и ассимилировавшиеся на конкретной территории / в конкретной сфере жизни.

Вторую группу стереотипов по нашему мнению составляют простые заблуждения (такие, как элементы массового сознания, создаваемые СМИ; ошибочные представления, берущие начало в страхах, панических настроениях, случайном негативном опыте, во владении устаревшей информацией; неоднозначные трактовки, неудачные переводы и толкования и т.п.).

К третьей группе мы отнесли явления, черпающие силу из первых двух групп, но по разным причинам прошедшие ряд изменений и уже затем трансформировавшиеся в новые устойчивые тенденции.

Поговорим о перечисленных стереотипах подробнее и применительно к боевым искусствам.

Традиции

Локальные (местечковые, деревенские, районные) традиции, безусловно, пересекаются с теми, которые основаны на климатических (см. ниже), инфраструктурных, межконфессиональных и межнациональных стереотипах, возникающих в той или иной местности. Например, в нашей стране есть деревни, где конфликтные ситуации в основном принято решать при помощи дрекольев, дубин и прочего подобного. Есть такие, где принято выяснять отношения на ножах и топорах (отчего конфликты становятся более редкими, но и более жестокими) или «на кулачках»; где-то считают необходимым носить тяжелые сапоги, чтобы воспользоваться ими при случае. Подобные явления характерны для всех стран. Скажем, на территории Китая южные направления единоборств имеют множество отличий от северных; один и тот же стиль по-разному применяется (а то и выглядит) в разных местностях. Такого рода ситуация возникает в силу определенных особенностей преемственности, удаленности от прочих населенных пунктов или, наоборот, в силу слияния традиций в густонаселенных городах и областях. Существуют устойчивые армейские традиции (в драке пользуются ремнями или, например, табуретками).

Народные традиции также накладывают свой неповторимый отпечаток на понимание верного пути в боевых искусствах. Скажем, кавказским народам ближе единоборства с элементами борьбы, североевропейским и афроамериканским (афроевропейским) – с элементами английского бокса, южноамериканским ближе капоэйра и т.д. Здесь, очевидно, следует заметить, что, с одной стороны, считается неоправданным и опасным уклоняться от традиционных воззрений на применимость и эффективность тех или иных видов единоборств, а с другой стороны, как раз устойчивые тенденции являются менее гибкими, а следовательно, более уязвимыми. Благодаря этому совсем недавно восточные боевые искусства прочно завоевали внимание Европы и Нового света как возможность взглянуть на сражение с другой, зачастую диаметрально противоположной, точки зрения.

Традиции, основанные на климатических особенностях. Известно, что с древних времен в жарких странах в качестве элементов боевого искусства применяли легкие луки, копья, палки и т.п. – все, что может минимизировать приложение физических сил. В более «щадящих» широтах бойцы использовали как холодное оружие, так и возможности собственного тела, что спровоцировало появление боевых искусств как мы их знаем. В северных странах в рукопашной схватке почти не использовали удары ногами (поскольку тяжелая теплая одежда сильно ограничивала движения, а снег и лед под ногами делали эти техники малоприменимыми). Кроме того, густая населенность той или иной области вынуждала создавать законы, направленные на поддержание общественного порядка и безопасность правящей элиты. Этим объясняются такие особенности, как нераспространение или специфическая трансформация рукопашных единоборств в северных районах: если проживающих немного, то и конфликты возникают реже. При большой плотности населения растет интенсивность жизни, следовательно, становится неудобным и дорогим удовольствием всегда при себе иметь оружие, а законодательство, естественно, запрещает его применение.

В связи с упомянутым фактором легитимности / запрета на практику отдельных видов боевых искусств в разных странах, заметим: там, где действовали или действуют запреты на ношение и применение оружия, на прикосновенность к представителям определенных слоев общества, на сопротивление представителям власти, где сильна криминальная составляющая, интерес к единоборствам безусловно, значительно выше. Так, например, обстояло дело в средневековой Японии, в Китае, а позже – в Латинской Америке и России.

Традиции школ / направлений единоборств. Об этом, наверное, не следует долго распространяться. Заметим только, что любая школа или вид боевых искусств со временем в большой мере формализует методы обучения, что, в свою очередь, имеет как позитивные результаты, так и негативные.

Традиции, основанные на таких понятиях, как: честь, достоинство, «честные» боевые действия, правила проведения схваток и боевых действий, условия победы и поражения. Эти тенденции могут сильно отличаться в разных единоборствах. В качестве примера напомним, что есть стили борьбы, считающие победой падение противника, и есть такие, которые полагают, что продолжать бой в положении лежа не только можно, но и нужно. Где-то запрещается добивать упавшего оппонента, где-то полагают, что вести бой лежа или полулежа – удобно и эффективно (дзю-дзюцу, китайские боевые искусства); где-то считают, что хороший захват – половина победы, где-то утверждают, что захват – путь к поражению (например, в разделе китайских боевых искусств цинь-на) и т.д.

Из сказанного выше напрашивается вывод о том, что не всякая традиция легко переносится на новую почву и «ассимилируется» в новых условиях.

К этому можно добавить и то, что в разных странах и у разных народов веками складывалось представление о эффективности боевой подготовки, во главу угла которой положен основной психологический настрой или принцип. Для японских боевых искусств, например, такой характерной особенностью является понятие «воинского духа» и ответственности перед обществом (которая, к сожалению, в силу ряда причин забыта или пропущена в преподавании чисто японских единоборств на Западе и в нашей стране). В Европе, скажем, всегда существовало мнение о благородстве и достойном ведении сражения, отчего даже европейские версии восточных боевых искусств изобилуют правилами и запретами. Хотя и благородство, и достоинство также забывались, если ситуация этого требовала, почему в рамках Европы стихийно возникали направления, подобные французскому савату, впрочем, сейчас тоже сильно формализованному и как бы выхолощенному. В Китае, напротив, уделяли большое внимание стратегии и тактике боя, которые позволяют малыми силами одолевать большие, что нашло свое отражение в «Искусстве войны» Сунь-Цзы. Упомянутый стратег, например, утверждал, что война – искусство обмана (надеемся, что читатель понимает слово «обман» здесь в более широком, не бытовом смысле). По этой причине китайские боевые искусства в основном опираются на положение, что силу следует одолевать не силой, а умением, что противоборство истощает обе стороны сражения и что, собственно, сама сила – результат не физического тотального напряжения, а как минимум ловкости и взаимной слаженности действий. Если в данном контексте упомянуть о России, то следует напомнить о такой особенности, как массовая идеология, неизменно находящая своих приверженцев и в области единоборств. Россиянину всегда есть с кем (с чем) сражаться, но за неимением средств, возможностей и легитимности подобных сражений, он бьется с первым попавшимся оппонентом: в очереди в кассу, в автобусе, на рынке, на матчах и в ночных клубах, в отдаленном московском районе и т.д., благодаря чему боевые искусства у нас пользуются такой популярностью.

Здесь, естественно, мы переходим ко второй группе стереотипов, описанных выше, а именно – к заблуждениям.

Заблуждения

Как уже указывалось, эту группу составляют суеверия; элементы массового сознания, создаваемые СМИ; ошибочные представления, берущие начало в страхах, панических настроениях, случайном негативном опыте, во владении устаревшей информацией; неоднозначные трактовки, неудачные переводы и толкования и т.п. Частично мы упоминали о заблуждениях в предыдущих статьях («Вопрос выбора в боевых искусствах», «Мягкое и жесткое в боевых искусствах и этапы обучения» и т.д.). Поэтому упомянем только об издаваемой литературе по теме «единоборства». В данной сфере имеются проблемы перевода, проблемы толкования, проблемы издания литературы (некачественные иллюстрации и пояснения, недобросовестный перевод на русский язык, сильная радикальная позиция и субъективность мнения автора / переводчика). Благодаря некоторым изданиям и передачам на телевидении часто реальное положение вещей заменяется вымышленным, а вымысел, приобретая своих последователей, становится частью реальности, предлагая ее в искаженном виде. И если лет двадцать-тридцать назад мы слышали байки о том, что «каратист побеждает двадцать человек», «мауаши-гери пробивает любую защиту» и «кун-фу – высшая ступень каратэ», то теперь мы сталкиваемся с еще более нелепыми утверждениями и суждениями о превосходстве того или иного направления боевых искусств, тех или иных исключительных техник. Впрочем, при всем изобилии предлагаемых единоборств на поверку Россия получает всего как бы восемь основных направлений в широком доступе:
1. борьба во всех ее проявлениях (направления, где не приветствуется ударная техника)
2. так называемые «смешанные стили» (ударная техника в произвольном порядке смешана с бросковой), в т.ч. школы самообороны, опирающиеся на сочетание техники английского бокса с техникой ударов ногами)
3. кик-боксинг, к которому с легкостью можно отнести большинство школ т.н. «тайского бокса»; множество школ каратэ, практикующих все тот же кик-боксинг при японском антураже, символике, терминологии и традиционной тренировочной одежде; и, собственно, сам кик-боксинг в разных версиях
4. бокс в классическом понимании
5. малоприменимые в столкновении техники околобоевых направлений
6. каратэ как таковое, наиболее близкое к традиционному
7. «доморощенные» виды единоборств, созданные недавно и, как говорится, «из того, что было» (заметим: иногда довольно удачные, но в основном сомнительные)
8. т.н. «у-шу», представленное в основном тремя направлениями: оздоровительным, спортивным (у-шу саньда, в котором, как известно, имеется два раздела – таолу (на сегодняшний день практически полностью гимнастический и акробатический раздел) и собственно саньда, как спарринговая дисциплина, по арсеналу и набору технических средств снова относимая скорее к упомянутому выше кик-боксингу), а также боевым разделом (в котором лидирующие позиции сохраняют разные версии вин-чунь, версии Шаолиньского направления и, наконец, прочие стили китайских боевых искусств)
9. школы, использующие холодное оружие (ножи, палки, традиционное восточное оружие и т.п.).

В свете сказанного возникает закономерный вопрос: чем вызвано и чем поддерживается такая унификация и единообразие распространенных направлений боевых искусств в России и на Западе при колоссально широком спектре и выборе единоборств на Востоке? Ответить на этот вопрос мы предлагаем самому читателю. Напомним только, что причины несложно отыскать в современном состоянии общества, основанном на средствах массовых информации, финансовой и политической заинтересованности отдельных лиц и государств, на массовой идеологии стран бывшего СССР и т.д. И, продолжая перечень причин, предлагаем перейти к третьей группе устойчивых стереотипов в области единоборств, к психологическим феноменам и клише.

Психологические феномены

Во-первых, заметим, что всякая массовая тенденция опирается на явное и ярко выраженное проявление какой-нибудь острой эмоции или потребности. Причем и то, и другое можно не только использовать, но и искусственно создать или инициировать. Примерами могут служить рекламные кампании фаст-фуда, производителей бытовой техники, шампуней и т.д., криминальные хроники и сюжеты СМИ и прочее. Подобным образом обстоит дело и в области единоборств. Существуют давно сформировавшиеся клише и стереотипы, поставляющие людей, подверженных внушению (подробнее о внушении – «Психология и бизнес», ссылка: http://www.psycho.ru/library/209), в определенные области социальной структуры и ранжирующие таких людей по признакам социальной, национальной и потребительской принадлежности. В частности, в последнее время получили широкое распространение школы т.н. «ножевого боя», притягательность которых обусловлена отчасти страхом и боязливым почтением перед криминальной составляющей российской культуры наряду с запретом на ношение и использование холодного оружия (а запреты в нашей стране всегда стимулировали ажиотаж вокруг запрещенного явления).

Или другой пример: кик-боксинг в широком смысле (см. выше). Простота освоения базового технического арсенала этой дисциплины привлекает к ней публику. За полгода-год при добросовестном отношении ученик вполне может овладеть предлагаемой ударной и защитной техникой, что, конечно, еще не будет свидетельствовать об ученике, как о хорошем бойце (под хорошим бойцом мы подразумеваем человека, подготовленного не к кратковременному нападению на неподготовленную жертву, а как минимум технически, тактически, эмоционально и морально готовому дать серьезный отпор как раз нападающим независимо от их подготовки, числа, физических данных и наличия холодного оружия). Кроме того, за долгие годы пропаганды бокса в нашей стране и на Западе это направление единоборств заняло прочную позицию «на рынке», и кик-боксинг, как удачное дополнение и развитие бокса, вошел «в нишу» чрезвычайно гладко.

Поясним сказанное, взглянув на явление с другой точки зрения. Известен такой феномен: человек, находящийся в состоянии подавленного страха перед каким-нибудь социальным явлением и порицающий это явление, не имея возможности и времени (а часто и терпения), чтобы правильно оценить угрозу, сам становится представителем и носителем того зла, против которого, казалось бы, пытался выступить. Например, примыкает к хулиганской или криминальной группировке, поступает на работу в отделение милиции, славящееся незаконными притеснениями граждан и т.п. Подобным образом с нашей точки зрения обстоит дело и с «ножевым боем», и с направлениями, сообразными кик-боксингу.

Понятно, что в описанных случаях не может идти речь о высоком уровне подготовки бойца. Во-первых, потому что с самого начала стимулом для него являлся страх (который, соответственно, теперь закреплен занятиями) и отсутствие мало-мальски сознательного и самостоятельно сделанного выбора, во-вторых, по причине все той же унификации преподавания, предложения «единого размера всякому покупателю». Однако в силу различия психических и физических особенностей индивидуумов, просто не всякий способен добиться сколько-нибудь значимых и высоких результатов в общей для всех дисциплине.

Существует и такой феномен, как «равнения на худшего». В качестве иллюстрации приведем давно известный факт: в рабочей бригаде, где все получают одинаковую зарплату, постепенно производительность труда каждого работника стремится к минимальной. Психология простая: стоит надрываться, если сосед работает меньше, а получает столько же? Подобное наблюдается и в среде бойцов: стоит ли тратить время и силы на длительный процесс обучения, когда можно «поставить» один-два удара и с их помощью решать все конфликтные ситуации? Осмелимся возразить: стоит! Поскольку:
а) качество освоения (а даже не преподавания) в указанном случае оставляет желать лучшего, как уже говорилось выше;
б) если боец хочет быть одним из многих, то, конечно, может идти по пути, по которому прошли многие (впрочем, с большим отставанием от них); если Вы, напротив, ставите цель добиться большего, то, естественно, станете искать альтернативные возможности;
в) более-менее ощутимых результатов в конечном итоге добиваются единицы, прочие же покидают школу в разочаровании и искусственно поддерживаемой уверенности, что если нужно, в критической ситуации они проявят себя настоящими бойцами, хотя, думается, многие из них могли бы утверждать подобное и до начала обучения единоборствам;
г) поиск, терпение и намерение попробовать на себе преимущества той или иной школы в конце концов обычно увенчиваются нахождением того направления, которое в наибольшей степени подходит именно Вам в соответствии с поставленными целями.

От вышесказанного легко можно перейти к следующему феномену – следования за лидером. Если кто-то добился высоких показателей, результатов, возможностей, то следует разобраться, сколько кандидатов на это достижение было вначале. Скажем, если олимпийским чемпионом от страны может стать один из восьми тысяч, занимающихся спортом в этой стране, то в мировом масштабе вероятность получения первого места на олимпиаде еще ниже 1 / 8000. Следует искать свой путь, сообразуясь с конкретными прикладными, только Вами определенными целями.

Феномен отставания и, как антипод, феномен следования за модой. Оба эти явления имеют одну основную причину – инертность сознания больших социальных групп. Применительно к занятиям боевыми искусствами можно сказать: мода – материя крайне переменчивая, и принимать решение о начале занятий каким-либо видом единоборств исходя из моды – дело неблагодарное и не дающее практических результатов. Также не следует делать свой выбор на основе устоявшейся тенденции: вы рискуете опоздать и оказаться, как говорится, «в хвосте поезда». Достаточно вспомнить, например, что массовый приток денежных средств в паевые фонды обозначился, когда уже поздно было нести свои скудные сбережения в управляющие компании. Подобным образом поздно, с нашей точки зрения, начинать заниматься боевыми искусствами, чрезвычайно популяризированными в СМИ, поскольку «поточный» метод обучения и «усреднение» подхода к этому обучению реализуются явно не в Вашу пользу. Хотя, конечно, если у школы достаточно средств для проведения PR-компании, то она, очевидно, имеет и хорошее помещение, и «парадное» оборудование.

Продолжая развивать тему феномена инертности сознания, перейдем к частностям. Выше уже говорилось о предубеждении по поводу использования техники ударов ногами в конфликтной ситуации «на улице». До сих пор является устойчивым утверждение, что в нашем климате это малоприменимо по причине ярко выраженного зимнего сезона. Заметим однако, что, во-первых, не весь год у нас стоит зима. Во-вторых, как мы знаем, зимы в европейской части России уже не те и становятся более теплыми менее продолжительными с каждым годом. Кроме того, обильные снегопады редки, а гололед, особенно в городской среде, – вообще нечастое явление. Что касается теплой одежды, стесняющей движения, то сейчас ее производят из современных материалов, легких и тонких. Так что причин для отказа от такого действенного оружия, как удары ногами, не сегодняшний день нет. Кроме того, если обратиться ко временам, когда восточные единоборства только проникали в Россию, мы знали немало примеров того, как бойцы, серьезно практикующие боевые искусства, зимой намеренно занимались на улице, на снегу и льду отрабатывая технику ударов ногами наряду с другими действиями.

Еще одно стойкое предубеждение: в западном мире и России упоминание о конфликтной ситуации неизменно вызывает ассоциацию с применением кулака, в то время как в восточных единоборствах кулак используется реже, чем, скажем, ладонь или другие «технические средства» (исключение, пожалуй, составляют направления, адаптированные под «вкусы» россиян). При этом, как замечено, не всякая школа способна научить своих последователей пользоваться кулаком, не деформируя и не травмируя костей и сухожилий. Применяются перчатки, протекторы, бандажи – всё, чтобы уберечь кисти рук от… укрепления, а занимающихся от умения контролировать свои действия. Бывает, что кулаком пользуются из опасения повредить пальцы (которые, естественно меньше подвержены травмам, будучи сжатыми в кулак), но, как мы видим, при этом сторонники такого подхода готовы пожертвовать всей кистью руки. Не умеют пользоваться ладонью, локтями, пальцами, считая это странным, однако не умеют применить и кулак.

Еще один аспект, достойный внимания – феномен повышения самооценки, который всегда служил поводом для того, чтобы начать тренировки, и желательно в известной школе / направлении боевых искусств. Собственно, сама цель определяет и дальнейший путь такого бойца: известная школа, известный учитель, почетное звание и т.д. Обычная карьера (в лучшем случае), не имеющая почти ничего общего с боевым искусством.

«Строить легче, чем перестраивать». Это известное правило справедливо и для «построения» своих бойцовских навыков. Если кому-то повезло, и они сразу удачно начали обучение единоборствам, оказавшись, как говорят, «в нужное время в нужном месте», то множество бойцов спустя несколько лет занятий начинают жалеть об утраченном времени и возможностях, о том, что если бы они могли «начать всё сначала», то выбрали бы для себя другое боевое искусство. В итоге часто у такого бойца не хватает мужества действительно «начать с нуля», а упрямства и честолюбия всегда достаточно, чтобы попросту «перемешать» и элементы разных боевых систем, превращая уже полученные навыки в хаос и разочаровываясь еще больше (хотя не все настолько последовательны; бывает, что обходится без разочарований, как впрочем, и без значимых результатов).

Ошибочное определение целей. Нередко бывает, что некто делает свой выбор по принципу «боевого и прикладного аспекта», при этом недостаточно хорошо сообразуя свои физические данные и психологические особенности с теми требованиями, которые рано или поздно предъявляет конкретное направление / школа единоборств. Для кого-то важным аспектом на первом же этапе является спарринговая работа, для кого-то такая ситуация неприемлема. В одних школах большое внимание уделяется т.н. физподготовке, в других занимаются исключительно боевой практикой. Где-то зал выглядит, что называется, парадно и нет недостатка в красивом и новом оборудовании, где-то не обращают внимания на перечисленное. Где-то обязательным условием спарринговой работы является наличие защитной экипировки, где-то, напротив, полагают, что подобная амуниция будет препятствием для адекватного представления о реальной боевой ситуации. Отношения между бойцами могут варьироваться в разных школах от дружеского до насмешливо-высокомерного, а между учеником и инструктором – от пренебрежительного или равнодушного до заискивающего. Где-то на тренировке присутствует одновременно большое число учеников, где-то состав групп сохраняется немногочисленным. В какие-то школы обращаться бывает страшно по причине жесткости тренировок, в какие-то идти не хочется, поскольку кажется, что ничему серьезному там не научат. Где-то преподавание осуществляется от лица известного и нашумевшего направления / стиля, где-то – от малораспространенного. Какие-то школы сознательно воспитывают в учениках агрессию, в других миролюбие сочетается с высокой боевой эффективностью. Где-то «лицом школы» является авторитетный и завоевавший популярность учитель, где-то – малоизвестный. В общем, в любом случае выбор остается за самим учеником, однако ему следует в самом начале определиться со своими целями. Мы все хорошо знаем, например, что популярность еще не показатель качества, и наоборот, не получившие широкого распространения и огласки направления легко могут оказаться более эффективными.


В заключении скажем, что перечень подобных психологических феноменов можно продолжать если не бесконечно, то долго. Предлагаем ограничиться перечисленными и сделать основные выводы на их основе.

Выводы

1. Для кого-то традиция – показатель надежности школы боевых искусств, у кого-то это понятие вызывает усмешку или отторжение, а сама традиция представляется чем-то недейственным и малоэффективным. Однако в любом случае следует помнить, что «традиционный» подход претерпевает изменения в стране преподавания единоборств, и мы имеем дело с адаптированной версией (с такой, как суши в Москве или блины в Японии).
2. В современном мире обмен информацией становится все интенсивнее, и сегодня можно по крайней мере составить представление о той или иной традиционной школе боевых искусств не выходя из дома, обратившись к интернету.
3. Стереотипы, бытующие в обществе, в особенности касающиеся боевых искусств, часто возникают и закрепляются в сознании во многом благодаря отсутствию желания у людей владеть полной информацией, благодаря домыслам, слухам, доверию некомпетентному мнению и т.д., а также исходя из особенностей восприятия единоборств в той или иной местности.
4. Прежде чем определиться с выбором того или иного направления / школы боевых искусств, необходимо сформировать:
а) Собственное, независимое представление о них
б) Четко определить свои цели по отношению к предстоящим тренировкам и результатам обучения
в) Побывать хотя бы в нескольких школах на открытых тренировках или семинарах.


От себя можем пожелать состоявшимся и начинающим бойцам успехов и достижений в области изучения боевых искусств.



Подготовлено по материалам сайта www.baihe.ru



Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  
Комментарии (2)

Вопрос выбора в боевых искусствах

Дневник

Пятница, 04 Декабря 2009 г. 18:35 + в цитатник
 (550x365, 42Kb)
Цель предложенной статьи – знакомство и обмен информацией о явлении, ставшем мировым культурным наследием, о всемирно известных боевых искусствах Китая. Вторая причина написания статьи – дать возможность немного лучше разобраться в теме преподавания единоборств и предложить некоторые ключевые аспекты в вопросе выбора школы / стиля для начала обучения. Кроме того, ниже будут рассмотрены наиболее распространенные заблуждения, касающиеся этого вопроса.

Для начала следует заметить: то, что в Европе и Америке называют кун-фу (гун-фу, кунг-фу, кон-фу), в спортивных кругах – ушу (у-шу, ву-шу), в самом Китае называли цюань-шу или цюань-фа (если речь шла о сражении без оружия).

Известно, что в древности китайские боевые искусства послужили фундаментом для создания систем самообороны в дальневосточных странах (Япония, Вьетнам, Тайланд, Корея и т.д.). Есть мнение, что и английский бокс, например, первоначально был заимствован моряками, бывавшими в восточных портах. И в настоящее время на основе традиционных единоборств созданы и продолжают создаваться разнообразные направления армейской подготовки, гражданской самообороны и спортивных стилей.

Китайские боевые искусства чрезвычайно разнообразны, имеющиеся классификации до конца не отражают этого многообразия. С ростом взаимопроникновения культур повсюду в мире появились мастера высокого уровня, в то время как сам Китай переживает сейчас как бы новую волну культурной революции, обезличивающей собственную культуру и приводящей ее в соответствие с потребностями прагматичного западного мира.

Вообще, очевидно, говоря о боевых искусствах, мы разделяем их на категории по следующим признакам:
1. Географический / территориальный
2. Сфера применения
3. Цели освоения
4. Цели развития

По географическому признаку мы можем выделить японские, китайские, вьетнамские, корейские, израильские, бразильские и т.д. боевые искусства.

По территориальному только в самом Китае – т.н. южный кулак и северный кулак, эмейское и шаолиньское направления, локальные / местные / уездные стили, клановые школы и т.п.

По целям развития – государственные интересы, спортивные достижения, коммерческие интересы, интересы частных лиц.

Скажем, китайское правительство уже позаботилось о создании некоего бренда «кун-фу», привлекающего туристов и желающих окунуться ненадолго в тренировочные процессы. И, следовательно, пополняющего казну страны и позитивно влияющего на ее статус в мировом сообществе.

По сфере применения можно выделить армейскую подготовку, подготовку спецслужб, гражданскую самооборону, профессиональную и любительскую спортивную подготовку, профессиональную деятельность телохранителей, каскадеров и актеров, оздоровительную деятельность, направленную на работу с детьми, пожилыми людьми и вообще на здоровье нации.

Таким образом, задумываясь о том, чтобы начать обучаться боевому искусству, следует, прежде всего, соотнести перечисленные выше признаки с теми задачами, которые вы хотели бы перед собой поставить. Например, спортивные единоборства, как известно, не всегда сослужат добрую службу в гражданской самообороне в силу определенных особенностей преподавания и проведения соревнований. И подготовка спецслужб сильно отличается от спортивной подготовки; армейская – от актерской и т.д.

Также если, скажем, кому-то пришло в голову обучиться фехтованию на мечах и владению копьем, то, конечно, не во всяком городе можно отыскать школу, где подобные дисциплины преподаются на сносном уровне. Впрочем, в крупных городах России найдется что угодно, если хорошенько поискать.

Итак, что мы знаем о единоборствах?
Оговоримся, что сам термин предполагает, так сказать, сражение «один на один». По этой причине, видимо, следует отнести его все же к спортивным видам и направлениям. Что касается прочих направлений боевых искусств, то их не всегда можно назвать единоборствами в чистом виде.

Например, армейская подготовка в тех странах, где армия действительно заинтересована в получении более-менее сносного бойца-рукопашника за короткое время, предполагает, что, во-первых, скорее всего, боевые действия будут иметь массовый характер; во-вторых, боевая единица легко заменяется другой; в-третьих, психологическая подготовка сражающегося должна содержать заключение «убей врага, или враг убьет тебя», а это накладывает свой отпечаток и на характерные особенности подготовки. Таким образом, основное внимание по большей части уделяется ударной технике (поскольку это – самая простой и легко осваиваемый раздел боевых искусств), совмещению применения оружия с элементами рукопашного боя, отработке слаженной работы бойцов одного подразделения.

Эта тенденция – норма для всякой армии во всякое время. Например, даже в средневековом Китае бойцов, состоящих в армии, не считали воинами сколько-нибудь высокого уровня. Разве за редким исключением.

О спортивных единоборствах уже говорилось выше. Добавим только, что, выбирая это направление, необходимо помнить о следующих его особенностях:
Вопрос здоровья. Не всегда спорт соотносится с этим аспектом. Чем ближе он к фитнесу, тем, наверное, ближе и к здоровью, чем ближе к спортивным достижениям – тем, очевидно, дальше от рассматриваемой темы.
Что касается практической стороны, прикладного аспекта, применимости в гражданской жизни, то, с одной стороны, конечно, такого спортсмена нельзя назвать неподготовленным бойцом. С другой стороны, очевидно, он – спортсмен, а не воин, в буквальном понимании. Для ясности это можно пояснить следующим образом. Чем больше времени, труда и усилий я трачу на забивание гвоздей, тем большим преимуществом обладаю перед тем, кто занимается этим от случая к случаю или вообще не занимается. Но становлюсь ли я хорошим плотником?

Предложенную тему можно развивать если не бесконечно, то долго. Вернемся к цели дискуссии. Интересно, что в основном боевые искусства привлекают именно прикладным аспектом, возможностью постоять за себя, дать отпор предполагаемому противнику и т.д. Но, как мы убеждаемся, эти цели часто остаются в области умозрительной, желаемой, виртуальной. Приобретенные регалии, сертификаты федераций, клубов, организаций, т.н. «степени мастерства», возможно, вызывают уважение (а равно и самоуважение владельца), но не дают в действительности представления о настоящей боевой эффективности их обладателя. Известны случаи, когда дипломированные специалисты в этой области оказывались беспомощными перед менее подготовленными бойцами.

В этой связи нужно отметить, что система присвоения степеней мастерства в боевых искусствах (пояса, даны, медали, грамоты, почетные степени и т.д.) во все времена носила прежде всего поощрительный характер. Причем, поощрительный не столько для обладателя, сколько для его окружения, являясь для этого окружения неким мотивирующим фактором. И там, где такая мотивация не требовалась (скажем, в узкой семейной или клановой школе, сохраняющей тонкости искусства от посторонних глаз), подобные системы поощрения, естественно, отсутствовали. В настоящее время ценность таких регалий с практической стороны, пожалуй, обладает одним достоинством: имеющий соответствующую степень или сертификат может преподавать освоенное боевое искусство от лица своей школы, стиля, федерации или направления, а не от себя лично. Впрочем, отметим и еще один плюс: иногда документ может быть дополнительным бонусом при трудоустройстве в органы правопорядка (спецподразделения) или на должность актера, каскадера и т.п., как уже указывалось выше.

Кроме того, бытует мнение о возрастном цензе, характерном для отдельных видов единоборств. Скажем, считается, что тайским боксом лучше заниматься в молодом возрасте, поскольку он требует больших энергетических затрат и высокой мотивации, готовности к тяжелым травмам и долгому их лечению. Известно, что профессиональные тайские боксеры на родине этого боевого искусства присутствуют на ринге в течение трех-пяти лет, после чего покидают «большой спорт», чтобы далее жить на накопленные средства и поддерживать здоровье лекарствами. Подобные явления можно обнаружить и в других направлениях. Есть свои возрастные категории и для т.н. боев без правил, английского бокса и т.п.

Безусловно, существуют и, что называется, вневозрастные боевые искусства, начинать заниматься которыми не рано в детстве и не поздно в зрелом возрасте. И практиковать которые можно всю жизнь, если есть желание.

Также существуют направления, которые требуют от ученика долгих лет тренировок, и такие, которые за относительно короткий срок подготовят хорошего бойца.

Еще один аспект, достойный внимания – наличие специального оборудования и экипировки в выбранной школе / стиле / направлении. Например, боец, привыкший к протекторам на руках и / или ногах, к перчаткам, шлему, кирасе, различным щиткам и т.п., перестает адекватно оценивать ситуацию. Известны многочисленные случаи, когда стихийные «уличные» столкновения оканчивались в лучшем случае травмами кистей рук (в травмпункт едут двое: один жалуется на сломанную челюсть, другой – на переломанные руки), в худшем – сломанной голенью, пробитой головой и т.д., поскольку в зале боец не получил адекватного представления о необходимости и методах защиты без применения специнвентаря.

Здесь сразу возникает вопрос: насколько правомерно называть боевым искусством умение нанести несколько сильных ударов в ответ на не менее мощные атаки оппонента? Ведь в конечном итоге искусство воспринимается, как чрезвычайно развитое мастерство в определенной области. Можно ли назвать мастерством элементарную позицию «стоять до последнего, чего бы это ни стоило» под градом ударов, пытаясь вовремя и не вовремя отвечать противнику своими атаками и постоянно ощущая наносимый оппонентом ущерб?

Таким образом, мы замечаем, что человек, принявший решение начать обучаться боевым искусствам, сталкивается с множеством вопросов, и не находя на них ответа, часто отказывается от своего намерения. А если все-таки решится, делает выбор в пользу первого попавшегося направления, и еще чаще – по принципу территориальной близости к месту проживания или удачно проведенной маркетинговой кампании какой-нибудь школы. А также часто полагается на мнение знакомых или просто некое среднее распространенное общественное мнение.

Если говорить о предмете нашего обсуждения как об аспекте самозащиты, то, делая свой выбор, следует, очевидно, остановиться именно на его прикладном значении. Насколько рассматриваемое направление боевых искусств соответствует вашему представлению о возможных / предполагаемых / ожидаемых конфликтах конкретно в вашем городе, в вашем районе, в месте, наиболее вероятного проявления агрессии? Какие последствия ожидаются в случае благоприятного исхода ваших действий в подобных местах, ситуациях? Скажем, можно несколько месяцев (лет) заниматься фехтованием, ножевым боем, сражением на палках и мечах, но, как известно, перечисленные предметы неудобно и не всегда законно носить с собой повсюду, а применять и вовсе запрещено (за исключением отдельных случаев, предусмотренных УК; впрочем, эти случаи легко оспариваются). Таким образом, из законопослушного гражданина вы быстро превращаетесь в преступника (еще раз напомню: с точки зрения действующего законодательства). Провозглашаемый принцип, извините за криминальное отступление, «лучше плохо сидеть, чем хорошо лежать», думаю, устроит немногих. И, скорее всего, меня поддержит большинство: лучше не сидеть в местах заключения и не лежать в месте столкновения с обидчиком. Иными словами при выборе своего пути в боевых искусствах, наверняка не следует поддаваться панике, когда распространенное общественное мнение предлагает «выбор без выбора» и возможность занять одну-единственную позицию – позицию несправедливо (а зачастую и справедливо) пострадавшего «за правое дело».

В конечном итоге, как говорили мастера, «кун-фу должно давать жизнь, а не отнимать ее». Сказанное, естественно, касается самого носителя такого мастерства.

Продолжая начатую тему предпочтения места и направления будущих занятий боевыми искусствами, также могу посоветовать сосредоточиться на том факте, что, в принципе, никто не обязан выбирать школу боевых искусств как жену – одну и на всю жизнь. Тем более, в реальности этот принцип не выдерживает проверки временем: люди женятся, люди разводятся. Исходя из этого, проведя хотя бы какой-то анализ предложенных возможностей и остановившись на каком-нибудь варианте занятий, любой из нас всегда может изменить свой выбор в сторону улучшения. Главное, пожалуй, не оставлять самого желания учиться и, не побоюсь этого слова, научиться.

Теперь несколько слов о меркантильном, о вопросе стоимости обучения тому или иному виду единоборств в той или иной школе. Думаю, ни для кого не секрет, что цена почти ничего не сообщает о качестве продукта. Бесплатное, дешевое, приемлемое и дорогое обучение может оказаться и качественным и некачественным. И если вы уже определились с теми целями и задачами, которые ставите перед собой, то, естественно, имеете и представление о том, какие требования предъявлять к самому вопросу обучения, независимо от его стоимости.

По вопросу ценообразования в области преподавания боевых искусств в нашей стране, очевидно, следует заметить, что основные составляющие стоимости здесь следующие:
o цена аренды помещения, где проводятся занятия
o доход инструктора / организации; замечу, что этот доход редко бывает высоким
o количественный состав группы (чем многочисленнее группа, тем дешевле стоимость ее посещения, но и тем ниже уровень внимания, которое инструктор может уделить каждому присутствующему; и наоборот, чем меньше учеников в группе, тем больше внимания уделяет инструктор лично каждому, но и цена в этом случае выше; например, самыми дорогими, естественно, являются индивидуальные тренировки).



И, наконец, в заключении считаю необходимым напомнить: принимая решение по поводу своего пути в боевых искусствах, постарайтесь учесть и собственные индивидуальные особенности: состояние здоровья, свойства характера, занятость на работе, платежеспособность и прочее. Скажем, об имеющихся травмах следует заранее предупреждать инструктора вначале обучения.

Определившись с выбором, отнеситесь к новому увлечению, как к одному из образующих факторов вашей жизни, не прогуливайте тренировки под разными предлогами (такая позиция выражает низкую удовлетворенность сделанным выбором и невысокую мотивацию), уверенно продвигайтесь вперед, замените напрасно проводимые часы просиживания перед экраном телевизора или перед монитором компьютера на что-то, что может стать и вашей жизненной позицией, и стержнем вашего характера.

Подготовлено по материалам сайта www.baihe.ru
Рубрики:  Боевые искусства

Метки:  

 Страницы: [1]