Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 12174 сообщений
Cообщения с меткой

герои - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Camelot_Club (Автор -Galyshenka)

Легенды Гражданской: Баневур

Вторник, 26 Сентября 2017 г. 08:42 (ссылка)

И опять о "той, единственной, Гражданской", о её героях и событиях, огненным мостом перекинувшихся в современность. Да, увы, гражданские войны повторятся со всеми свойственными им атрибутами и даже мифами.
Да, можно констатировать, что мифотворчество, призванное воодушевить на борьбу - обязательный элемент пропаганды, также по- всей видимости необходимой во время войн. Нужен людям очень положительный пример - несгибаемые герои, непоколебимые в своей правоте и вере в правое дело, а главное, готовые отдать жизнь за него. Когда-то, в эпоху становления христианства эту роль исполняли мученики.
«Мученик» в переводе означает «свидетель». Но свидетель не бездейственный, а проповедующий открытую ему истину. Если рассказы о мучениках, страстотерпцах и являлись мифами, то за ними всё равно стояли реальные события, иначе разоблачение было бы неминуемым.
Так произошло с "Распятым мальчиком" из Славянска, появившегося из-за непроверенных данных.
Но сам факт всеобщей жестокости в обществе после глубокого раскола со времен Евромайдана на Украине никто и не опровергает, поскольку люди рассматривают представителей противоположного лагеря как врагов и поэтому оправдывают и даже приветствуют как массовые убийства ( 2 мая 2014 года в Одессе), так и убийства отдельных "врагов народа". Увы, несколько сместился и знак героизма - восхищение и интерес к палачам - это пожалуй новая черта современных войн.

Герои-мученики той Гражданской. Один из них герой-комсомолец Виталий Бонивур, сердце которого вырвали белогвардейцы, палачи, которые по законам этой гражданской вполне могли бы стать героями, как это не ужасно - сняли бы видео, сэлфи - распространили в соц.сети, на ютубе. И все же поневоле становишься на сторону мученика - Боневура. Но не фантом ли он, не "Распятый ли мальчик", выдуманный той, советской пропагандой?
Ведь и книга есть «Сердце Бонивура» писателя Д.Д. Нагишкина, выпущенная впервые в 1953 году по заказу ЦКВЛКСМ, и телесериал «Сердце Бонивура» (1969) с молодым Львом Прыгуновым в главной роли.

PQFjgQKuygk.jpg
Актер Лев Прыгунов

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Хвиртка

Павел Казарин: Бандера не мог не воскреснуть в Украине

Суббота, 23 Сентября 2017 г. 21:27 (ссылка)


6209540_Kazarin_Pavel (190x85, 12Kb)



 23 сентября 2017, 12:50



6209540_Kazarin (672x320, 181Kb)



Бандера и Шухевич не могли не воскреснуть в Украине.Но это ровным счетом ничего не значит.



У тех,кто способен найти Украину на глобусе,есть свое представление о том,какой страна должна быть.Проблема лишь в том,что это представление чаще всего не имеет ничего общего с реальной Украиной.Именно это роднит Москву и Варшаву,украинских левых и украинских ультраправых.



 



Камнем преткновения для всех стала символика новой страны.Проспекты Романа Шухевича и памятники Степану Бандере,уличные лозунги и новая эстетика.Из "левого" лагеря звучит недовольство новыми штандартами.А из "правого" – веет недоумением,потому что обилие "правого символического" сопровождается проигрышем "правого электорального".



Это яркий пример того,как перемены опережают рефлексию.Хотя в новой ситуации нет ничего удивительного.



Потому что исторически Украина была полем конкуренции двух проектов.



По одну сторону был русский имперский,а позднее – советский.По другую – украинский этнический.



Майдан обнулил оба.



Именно тогда им на смену пришел украинский политический проект.



Тот,который про ценности и идеологию.Который во главу угла ставит патриотизм действия.



На войне и не может быть иначе: твоя идентичность определяется тем,чьей победы и чьего поражения ты желаешь по итогу противостояния.И тем,что ты готов ради этого делать.



Но собственного набора символов у нового проекта попросту не оказалось.


А потому в своей битве с империей новая Украина на штандарты стала водружать наследие украинских националистов.Потому что другой эстетики под рукой не было.



Именно так на украинских улицах оказались Степан Бандера и Роман Шухевич.Их реинкарнация была неизбежна – хотя бы потому,что они символизировали идею вооруженной борьбы за независимость.



Но все разговоры о реинкарнации "этнонационального" или "протофашистского" – лучший маркер (не)адекватности дискуссии.



Наследование символического вовсе не означает наследование инструментального. Проводить параллели стоит лишь с точки зрения общности цели – обретения независимости – но не с точки зрения методов.



Украинские левые,которые требуют героев в белоснежных одеждах,не хотят понимать того,что война – это еще и эмоции.



Если бы российская пропаганда делала упор не на Степана Бандеру,а на,допустим,Евгения Коновальца – то вполне возможно,что проспект его имени сегодня оказался бы в Киеве.



Потому что сила действия равна силе противодействия.



Потому что смена топонимики порой напоминает водружение флага.И если твой противник сражается против какого-то символа,то именно этот символ может оказаться в центре твоего пантеона.



Примерно так же,как снос памятников Ленину в Украине обеспечил монументальное долголетие Владимиру Ильичу в самой РФ.



А украинские этнонационалисты оказались в другой ловушке.



Новая Украина приватизировала у них эстетику,отказавшись при этом брать на вооружение этику.



И тот же лозунг "Слава Украине – Героям слава!",который еще в 2013-м был закреплен за носителями этнического проекта,внезапно стал общегражданским.И стал звучать из уст людей,фамилии которых совершенно не обязательно заканчиваются на украинские окончания.



В этой же ловушке непонимания оказались и те западные соседи Украины,для кого сегодня двадцатый век оказался важнее двадцать первого.


Протесты официальной Варшавы по поводу старых-новых имен и флагов – это ведь ошибка оптики.Потому что часть польского общества никак не поймет,что воюющая страна всегда сосредоточена на настоящем.А прошлое может использовать лишь в качестве символического донора.



Но Украина не ищет в собственном прошлом набор готовых рецептов для государственного строительства,а потому попытка подменить разговор о будущем спорами о прошлом в ней вызывает недоумение.



Символы перестали быть равны идеологии.



Тождественность формы не означает тождество содержания.Роман Шухевич и Степан Бандера для современной Украины перестали быть реальными историческими персонажами. А стали "сферическими" и "в вакууме".



Скорее всего,через несколько десятилетий символический пантеон Украины пополнят новые имена.Те,кто останутся моральными авторитетами,выдержав испытание временем.И те, чьи имена сегодня страна читает в мартирологах.



Это неизбежно для страны,которая занимается нацбилдингом в режиме прямого эфира.



Но для этого нужна самая малость.Выиграть войну.



6209540_logo_Obozrevatel (120x23, 5Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lenov_ru

Fabled Heroes v 2.2.2 Мод (weak enemies/1-hit kill) » Клуб пользователей планшетов на ANDROID / Lenovo IdeaTab A2109 8GB / Samsung Galaxy Tab 2 7.0 / Asus Transformer TF700T / NVIDIA Tegra 3

Вторник, 19 Сентября 2017 г. 07:28 (ссылка)
lenov.ru/games/30469-fabled...-kill.html


Fabled Heroes - симпатичный ролевой проект с красивой графикой и интересным геймплеем. Он предлагает геймерам не только захватывающие сражения с монстрами, но и прочувствовать всю важность подготовки

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_kilativ

Были же люди!

Понедельник, 18 Сентября 2017 г. 14:25 (ссылка)

Оригинал взят у pp_13879 в Боевой ботаник

Иосиф Абрамович Рапопорт (1912–1990), член-корреспондент Академии наук СССР, Герой соцтруда, лауреат Ленинской Премии,
1. 1938 год: защита кандидатской диссертации по генетике
2. К началу войны: свободное знание английского, немецкого и шведского языков. К концу жизни Иосиф Абрамович, на разном уровне, владел 20-ю языками.
3. 22.06.41: в действующей армии (защита докторской диссертации, которая планировалась на 28.06.41 была сдвинута на неопределенное время)
4. Прошёл путь от командира взвода до начальника штаба 184-го гвардейского полка 62-й гвардейской стрелковой дивизии (а в конце войны – комбат 1 пдб, 29 пдп 7-й вдд) , дважды был тяжело ранен, потерял левый глаз. На фото встречи с американцами, 1945, Рапопорт уже с глазной повязкой.
5. Награжден восемью боевыми орденами (в том числе, полководческим орденом Суворова и 2 ордена Красного Знамени и американский орден "Легион чести")
6. Трижды (!) представлялся к званию Героя СССР. Выписка из наградного представления, с сохранением орфографии и стилистики оригинала: "Рапопорт Иосиф Абрамович, гвардии капитан, командир стрелкового батальона 29 гвард. воздушно-десантного стрелкового полка 7-й гвард. воздушно-десантной черкасской краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии представляется к награждению орденом Ленина с присвоением звания Герой Советского Союза. Не имея задачи овладеть переправой через канал Саваш, но учитывая, что последний соединяет озеро Балатон с Дунаем, Рапопорт проявил разумную инициативу. На плечах у противника перебрасывает пехоту через минированный мост, атакует командные высоты противника на северном берегу канала, с хода захватывает крупнейший пункт обороны немцев гор. Мозикамаром… В этих боях батальон Рапопорта уничтожил 1000 немцев, подбил 12 танков, 8 бронетранспортеров, 16 огневых точек противника, захватил 220 пленных. Во всех перечисленных боях тов. Рапопорт, беспрерывно находясь в боевых порядках, умело обеспечивал взаимодействие пехоты с приданными средствами, в критические моменты боев лично руководил приданной артиллерией, действовавшей на прямой наводке. 25.12.44 г., будучи тяжело ранен, не ушел с поля боя до отражения батальоном всех контратак. Личной храбростью, бесстрашием в борьбе с противником, воодушевлял бойцов на выполнение всех боевых задач. Достоин высшей правительственной награды — звания "Герой Советского Союза". Командир 29 ГВДСП гвардии майор Шинкарев, 27 декабря 1944 г."
7. В 1943-году, находясь в Москве, в период восстановления после тяжелого ранения и слушании курсов в Академии им. Фрунзе, защитил отложенную докторскую диссертацию "Феногенетический анализ независимой и зависимой дифференцировки". Отказался от должности в АН СССР и в Академии им. Фрунзе, после защиты диссертации отбыл на фронт.
8. Первое неполучение ГСС: "После форсирования Днепра завязались тяжелые бои на правом берегу. Немецкая армия была еще очень сильна. В трудном положении ввиду угрозы окружения командир полка бросил свои батальоны. Будучи начальником штаба, Рапопорт принял на себя командование оставшимися подразделениями, и они без потерь вышли из окружения. Командир полка "воссоединился" со своим войском и, построив все батальоны, потребовал рапорт командиров. Первым докладывал Рапопорт, он подошел и врезал комполку в морду". Короче, "Золотую Звезду" за Днепр не дали.
9. 25 декабря 1944 г. Рапопорт должен был принять полк, но получил тяжелое ранение: пуля снайпера выбила глаз и задела мозг. Чудом выжив, месяц спустя он снова был в батальоне. Охренеть.
10. При планировании и проведении операций отличался крайней дерзостью и совершенно нестандартными решениями, которые позволяли минимизировать потери при достижении максимальной эффективности. Пример: форсирование батальном Рапопорта Днепра, где его батальон практически не понес потерь. И это притом, что в среднем по войскам, погибли две трети советских бойцов, форcировавших Днепр.
11. "За пару недель до того десантники захватили склад "фаустпатронов" и двух немецких солдат, чехов по национальности. Рапопорт скрупулезно изучил инструкцию, перевел ее с немецкого и раздал в роты. А пленных не отправлял в штаб дивизии до тех пор, пока назначенные солдаты под их руководством не освоили незнакомое оружие и не произвели учебные стрельбы на кукурузном поле."
12. За боевую операцию по соединению с американскими союзниками в районе Амштеттина уже в звании гвардии майора был в третий раз представлен к званию Героя Советского Союза, вместо этого был награждён орденом Отечественной войны I степени[2], также получил американский орден "Легион Почёта"."В нескольких сотнях метров за Амштеттеном наш передовой отряд натолкнулся на танковую роту из состава 11-й бронетанковой дивизии США, которой командовал, насколько помню, Юджин Эдварде, до войны студент Висконсинского университета. Мы доложили командованию о встрече, которая произошла в 13.00 8 мая 1945 года". Американцы были поражены, они также не ожидали встретить советского офицера, свободно разговаривающего на английском языке."
13. После войны – продолжение научной карьеры. Один из основателей химического мутагенеза.
14. На "августовской сессии ВАСХНИЛ" 1948 года Иосиф Рапопорт, будучи приверженцем генетики, противостоял воззрениям академика Т. Д. Лысенко. В 1949 году за несогласие с решениями этой сессии и "непризнание ошибок" Рапопорт был исключён из ВКП(б)[3] (в партию вступил на фронте в 1943 году).
15. "7 августа происходило последнее заседание сессии, на котором с заключительным докладом выступил Т. Д. Лысенко. Попросили слово и покаялись П. М. Жуковский, С. И. Алиханян, И. М. Поляков. Выступил И. А. Рапопорт и снова стойко защищал генетику. Во время выступления кто-то из зала крикнул: "Откуда этот хулиган Рапопорт?" Иосиф тут же парировал в ответ: "Из 7-й воздушно-десантной дивизии"."
16. Когда главный идеолог Лысенко, Исай Презен заявил: "Когда мы, когда вся страна проливала кровь на фронтах Великой Отечественной войны, эти муховоды…", Рапопорт, надевший все свои восемь боевых орденов, рванулся к трибуне и, схватив Презента за горло, страшно заорал: "Это ты, сволочь, проливал кровь?"
17. "В 1949 году Рапопорт был исключен из партии, куда вступил на фронте в 1943 году, и уволен. С 1948 по 1957 год Рапопорт устраивался на работу в далекие от биологии учреждения, участвовал в геологических экспедициях, работал палеонтологом, но при первой кадровой проверке его отовсюду изгоняли". "Сначала доктор наук Рапопорт пытался устроиться в метро, потом на временную работу в геологические партии, под чужой фамилией делал переводы для Института научной информации. Существовал без постоянной работы, только на пенсию по инвалидности. В Средней Азии, в геологической партии, он разработал способ определения нефтеносных пластов, которым геологи пользуются до сих пор. Без защиты получил степень кандидата геологических наук"
18. "В 1962 году Нобелевский комитет сообщил советским властям о выдвижении[5] кандидатуры Рапопорта (совместно с Шарлоттой Ауэрбах) на Нобелевскую премию за открытие химического мутагенеза. Рапопорт был вызван в отдел науки ЦК КПСС, и ему было предложено подать заявление о вступлении в партию для того, чтобы власти не возражали против присуждения ему премии. Однако Рапопорт настаивал на том, чтобы его исключение из партии было признано неправомерным, и он был восстановлен с сохранением стажа, а не принят заново. В этом ему было отказано, и в результате премия за открытие химического мутагенеза не была присуждена вообще".
19. "В 1975 году Рапопорт был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1979 году избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1984 году получил Ленинскую премию за цикл работ "Явление химического мутагенеза и его генетическое изучение". В тот же день всю премию он распределил между работниками своей лаборатории, в том числе и свою часть".
20. Погиб под колесами грузовика, который двигался со стороны выбитого на фронте глаза.



https://kilativ.livejournal.com/2479386.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Путешествуя_Украиной (Автор -Наталья_Ивушка)

ПАМ'ЯТІ ВАСИЛЯ СЛІПАКА

Воскресенье, 18 Сентября 2017 г. 00:54 (ссылка)

Это цитата сообщения Людмилка56 Оригинальное сообщение

ПАМ'ЯТІ ВАСИЛЯ СЛІПАКА











 




















Сьогодні сонце з розчерком гармати,

сьогодні небо впало від жалю,

сьогодні ти пішов у вічність, брате,

я свічку у дорогу запалю.

Не перший, не останній, мій герою.

Хіба війна зрахує своїх жертв

в нерівному скаженому двобої,

як кличе за собою тільки смерть?

Востаннє заспівай мені, герою.

Так щиро, так сердечно заспівай.

Так, ніби ми зустрілися з тобою

і не існує жодного "прощай".

Лиш не співай мені про болі-втрати,

про жах війни, як ти її страждав,

а заспівай мені, як стрінуть ка́ти

і свою смерть, яку ти пострічав.

Сьогодні сонце з розчерком гармати,

сьогодні небо впало від жалю,

сьогодні ти пішов у вічність, брате,

я свічку у дорогу запалю.

29.06.2016

© Злата-Зоряна Паламарчук







память чорна роза і свічка (247x247, 9Kb)





Людмилка56















 



 



D1opY.gif


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Хвиртка

Юрий Гудыменко: Антигерои Советского Союза

Суббота, 16 Сентября 2017 г. 22:01 (ссылка)


6209540_Gydimenko_Urii (190x81, 13Kb)



 15 сентября 2017, 18:05



6209540_gydimenko (671x450, 158Kb)



Советское государство,да и вообще коммунисты всех стран,имеют поразительную способность всегда и везде ставить ложь важнее правды.Если можно соврать — соври,если есть выбор между правдой и ложью — то ложь впереди.Наиболее ярко это заметно в советской пропаганде,а затем и в российской,которая так и осталась коммунистической по духу.



Итак,условия задачи.Дано: идёт Вторая мировая война,советской пропаганде нужна история о самопожертвовании,желательно массовом,и ещё более желательно — героическом (заметьте,о правдивости в условиях задачи речь не идёт).Порывшись в закромах,пропагандисты раздувают историю "28 панфиловцев" из числа личного состава 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И.В.Панфилова (отсюда,собственно,и "панфиловцы"),пишет Юрий Гудыменко для Петр и Мазепа.Суть подвига,согласно советской пропаганде,заключалась в том,что двадцать восемь человек без противотанкового вооружения совершали чудеса героизма в обороне Москвы,и все дружно погибли,задержав наступающего противника и периодически бросаясь с гранатами под вражеские танки,уничтожив их аж восемнадцать штук.Слова погибшего политрука "Велика Россия,а отступать некуда – позади Москва" попали в учебники истории и на газетные полосы.



 



Правда,чуть позже вылезли наружу некоторые,хм,нелицеприятные факты об этом подвиге. Главным таким фактом стало то,что практически всё в этой истории — ложь.И было "панфиловцев" не двадцать восемь,а целая,на секундочку,укомплектованная личным составом рота — 140 человек плюс-минус.В щепетильно заполняемых немецких документах нет ни слова о потере такого количества танков в том районе.Многие из "героев-панфиловцев",награждённых,между прочим,званиями Героя Советского Союза (посмертно), оказались не просто живыми-здоровыми,но и вполне себе сдавшимися в том бою немцам (а один и вовсе пару лет оттрубил в немецкой полиции на благо Рейха).И в конце концов, непонятно,откуда описавший историю пропагандист узнал о ней столько подробностей — если,по его же собственным словам,все участники того боя погибли?..



(Лирическое отступление.Согласно версии того самого корреспондента газеты "Красная звезда",который первым рассказал о "панфиловцах",он эту историю услышал в госпитале от умирающего участника боя.Однако по всем документам тот самый боец умер за два дня до того легендарного сражения,а советские корреспонденты в спиритических сеансах и общении с мёртвыми замечены не были.Конец лирического отступления.)



…После войны — небывалое дело! — советской прокуратурой было проведено официальное, хоть и закрытое расследование (а по сути,два отдельных расследования — сразу после войны и в 1988 году).Результаты вкратце выглядят так,цитирую: "Материалами расследования установлено,что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев,освещённый в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева,редактора "Красной звезды" Ортенберга и,в особенности,литературного секретаря газеты Кривицкого".Никаких двусмысленностей. "Вымысел".Точка.



С другой стороны,в распоряжении советских пропагандистов имеются другие подвиги, демонстрирующие массовый героизм и самопожертвование.Об одном из них недавно писал на ПиМ Serg Marco: речь о целиком реальном десанте Ольшанского.



Десант Ольшанского — это знаковая десантная операция,проведённая 384-м отдельным батальоном морской пехоты 26 марта 1944 года в порту города Николаева.Если вкратце, то менее сотни бойцов-добровольцев (в массе своей,кстати,украинцев) провели самоубийственную операцию,высадившись ночью в торговом порту и заняв там круговую оборону — то есть вытягивая на себя крупные силы противника,сковывая их,чтобы отвлечь немцев от точки основной атаки советских войск.Морпехи на старых,протекающих рыбацких лодках добрались до порта,сняли часовых,укрепились в районе зернового элеватора в нескольких зданиях и до самого взятия Николаева,то есть два дня,отбивали атаки немцев,превосходящих их по численности на порядок (немцы были полностью уверены,что морпехов минимум в пять раз больше,чем было на самом деле).



Все участники десанта стали Героями Советского Союза.Почти все — посмертно,включая харьковчанина Константина Ольшанского,командовавшего операцией.Это,кстати, редчайший случай массового награждения участников одной операции званиями Героя — первыми были всё те же "панфиловцы".Но…


…Но несмотря на официальное расследование 1946 года,никто и не думал останавливать машину пропаганды."28 панфиловцев" продолжили получать,как сказали бы сейчас, массированную пиар-кампанию за счёт бюджета.О них упоминали в гимне Москвы,называли их именами улицы,возводили монументы,открывали музеи.В их честь названы парки и аллеи,школы и горные перевалы.О них написаны песни и книги.О них и до сих пор в России снимают фильмы,а министр культуры на полном серьёзе называет этот миф "святой легендой".И это всё после того как два — два! — расследования,не каких-то там америкосовских или гейропейских,а советских же,доказали ложность этого мифа.



О десанте Ольшанского же слышали в основном морпехи да жители Николаева.Их,конечно, тоже не забывали — но,как бы помягче выразится,без энтузиазма.В основном,на местном уровне.Там — бюстик,там — аллейку.Никакого сравнения с размахом "панфиловцев".



Хотя никто не мешал вместо лжи говорить о правде — по крайней мере,после войны.В стране,где из учебников и с улиц вычёркивали уже неудобных вождей (см. "десталинизация"), не было никаких проблем в том,чтобы забыть о "панфиловцах".А раз нужны герои — можно было вспомнить об "ольшанцах" (или,например,"широнинцах" — выбор был).



Но – нет.В выборе между ложью и правдой Советский Союз,как и Россия,всегда выбирает ложь.Однако теперь вы хотя бы знаете ещё одну крупицу правды.А кое-кто — нет.



6209540_logo_Obozrevatel (120x23, 5Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Стертая память

Суббота, 16 Сентября 2017 г. 14:38 (ссылка)



Документальные подробности о мемориале погибшим красноармейцам http://www.ntv.ru/novosti/1925622/, который был варварски уничтожен в Польше.

Акт о передаче мавзолея и мемориального комплекса в Тшчанке польским властям

Уважаемые Друзья,
мне удалось найти копии Акта от 25 сентября 1945 года.

Выложил их один польский специалист.
Дабы не навлечь на него неприятности со стороны польских органов, не буду называть его имени. Но скажу огромное спасибо этому человеку.
Благодаря ему мы знаем, что именно взорвали вчера жители г. Тшчанка (нем. Schönlanke).

Мавзолей был воздвигнут над могилой 56 красноармейцев, погибших в боях за городок и в окрестностях.
Там лежат и двенадцать танкистов, сгоревшие в танке. Восемнадцатилетние, двадцатилетние парнишки...

Помянем Героев.

И пусть те, кто осмелился нарушить их покой, заплатят дорогую цену.
И в этом мире, и в том.

Мавзолей
Мавзолей в Тшчанке в 60-х гг.
Фото: fotopolska.eu

АКТ

25 сентября 1945 г. гор. Шенланке

Мы, нижеподписавшиеся Военный комендант района Шенланке, майор Рубцов Борис Константинович – с одной стороны, и уполномоченный Польского Правительства по району Шенланке Комарницкий Славомир Иосифович с другой стороны, составили настоящий акт о нижеследующем:

  1. Военная Комендатура района Шенланке передает Староству района Шенланке мавзолей, под сводами которого похоронены офицеры, сержанты и рядовые Красной Армии, павшие в борьбе с немецкими захватчиками за свободу и независимость славянских народов (мемориальная записка о похороненных прилагается к настоящему акту);

  2. Вместе с этим Староству р-на Шенланке передается памятник – танк, бассейн с фонтаном, размещенный между памятником-танком и мавзолеем, а также две озелененные, украшенные и обставленные садовой мебелью площадки, построенные террасами (уступами), на передней из которых воздвигнут мавзолей, и нивелированная, оформленная, озелененная, украшенная и обставленная садовой мебелью площадь, названная с 15 августа 1945 г. – "Площадь Красной Армии". (памятная записка о строительстве и оформлении мавзолея, памятника-танка и площади Красной Армии прилагается к настоящему акту; кроме того, к экземпляру акта, вручаемого Староству района Шенланке прилагается схема проводки электро-кабеля и труб водопровода);

  3. Староство района Шенланке в ознаменование нерушимости дружбы и братства польского народа и народов Союза Советских Социалистических Республик обязуется поддерживать все принимаемые сооружения (мавзолей, памятник-танк, электроосвещение, водопровод, бассейн с фонтаном, площадки, детский песочник, мебель, изгородь, вазы и пр.) в чистоте и полном порядке, сохранять и улучшать эти сооружения, поддерживать и увеличивать зеленые насаждения (деревья, кусты, цветы и траву) и превратить ныне созданный парк в подлинный ботанический сад, который стал бы базой обучения подрастающего поколения;

  4. Староство района Шенланке создает постоянно действующий опекунский комитет, на обязанности которого должно быть:

а) создание общественной заботы и бережливого отношения населения к мавзолею, памятнику-танку, парку и всем прочим сооружениям;
б) создание общественного мнения с целью дальнейшего укрепления польско-советской дружбы;
в) поддержание памяти о тех, кто отдал свою жизнь за свободу, независимость и процветание славянских народов;
г) помощь Староству района Шенланке и городским властям в осуществлении пункта 3-го настоящего акта.
5. Настоящий акт за надлежащими подписями и печатями составлен в шести экземплярах на русском языке, три экземпляра вручаются старосте района Шенланке и Военной Комендатуре района Шенланке. Схема электро-кабеля и водопровода прилагается к одному из экземпляров, вручаемых Староству.

Военный комендант района Шенланке Рубцов

Уполномоченный Польского Правительства района Шенланке Комарницкий

Приложение к пункту № 1

МЕМОРИАЛЬНАЯ ЗАПИСКА О ПОХОРОНЕННЫХ ПОД СВОДАМИ МАВЗОЛЕЯ
В ГОР. ШЕНЛАНКЕ НА ПЛОЩАДИ КРАСНОЙ АРМИИ.

Всего похоронены 56 человек. Имена сорока павших воинов Красной Армии установить не удалось; имена остальных шестнадцати следующие:

Звание Фамилия Имя Отчество Год рождения Дата смерти
1. Гв.Майор Андросюк Иосиф Иванович 1916 1945
2. Ст.Л-нт. Михайлец Михаил Григорьевич 1914 1945
3. Гв.Мл.Л-нт Черноконь Иван Адамович 1919 25.2.1945
4. Ефрейтор Наумович Семен Иванович 1909 1945
5. Рядовой Рассулов М. 1913 30.1.1945
6. Гв. Лейтенант Шумилов Петр Петрович 1921 27.1.1945
7. Лейтенант Егоров Николай Алексеевич 1907 27.1.1945
8. Сержант Пристяжник Александр Яковлевич 1925 27.1.1945
9. Ст.Сержант Андреев Сергей Митрофанович 1918 27.1.1945
10. Гв.Сержант Фофанов Яков Николаевич 1906 27.1.1945
11. Гв.Сержант Спиридонов Иван Артемович 1926 27.1.1945
12. Гв.Сержант Фролов Алексей Никифорович 1925 27.1.1945
13. Гв.Сержант Башкинов Григорий Яковлевич 1925 27.1.1945
14. Гв.Мл.Серж. Черкашин Иван Филиппович 1912 27.1.1945
15. Гв.Старшина Семочкин Иван Федорович 1909 27.1.1945
16. Гв.Сержант Андрюхин Виктор Александрович 1924 27.1.1945

Павшие товарищи были собраны, как правило из безызвестных могил, находившихся как на территории города, так и в его окрестностях. Многие вовсе не были похоронены и находились в подбитых и сгоревших танках.

Лишь на могилах гв.майора Андросюк И.И.; Ст.лейтенанта Михайлец М.Г., гв.мл.лейтенанта Черноконь И.А., ефрейтора Наумович С.И. и рядового Рассулова М. были доски с надписями. Все эти доски были упакованы и сложены в чердачном помещении мавзолея.

Из текста на бронзовой доске, снятой с надгробия на могиле гв.майора Андросюка, известно, что он командовал подразделениями, которые взяли 27.1.1945г. гор. Шенланке, и что он, Андросюк И.И., первым вышел на р. Одер, которая теперь стала западной границей Польской Республики. Далее, - известно, что Рассулов М. родом из гор. Ташкента.
Все погибшие 27.1.1945г. – танкисты.

Военный комендант р-на Шенланке майор Рубцов
25 сентября 1945 г.
гор. Шенланке (Тщанка)

мемориальная доска
Фото: Василий Сеньковский


Приложение к пункту № 2

ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА
о строительстве и оформлении мавзолея, памятника-танка и площади Красной Армии в городе Шенланке.


  1. Строительство мавзолея было начато 26 апреля 1945 г. по инициативе Военной Комендатуры р-на Шенланке. Все строительство (мавзолея, памятника-танка и пр.) и оформление площади было произведено по проекту майора Рубцова Б.К. Художественные работы – оригинальны и не являются компиляцией.

Открытие мавзолея состоялось 15 августа 1945 г.
Сооружение мавзолея, площадок, разбивка и насаждение парка, строительство бассейна с фонтаном, постановка памятника-танка, установка садовой мебели и все остальные работы по оформлению площади длились четыре с половиной месяца.
За это время было завезено 2350 кубометров чернозема, до 10 тысяч кубометров земли было переброшено на месте, привезено до 250 тонн песка, щебенки и гравия, израсходовано свыше 175 тонн цемента, около 20 тысяч штук кирпича, более 300 кубометров дикого камня и много других материалов.
Количество рабочих временами достигало 600 чел. В среднем же работало до 120 чел. Рабочая сила целиком состояла из немцев, местных жителей. Все работы проходили исключительно вручную, так как никакой механизации не имелось. Тягловая сила достигала в начале строительства (май месяц), когда были земляные работы, 170-180 лошадей (85-90 повозок).


  1. Техническая помощь в строительстве мавзолея была оказана со стороны польского техника-строителя Станислава Казимировича Поляк. Он же был производителем работ по строительству двух площадок – террас и самого мавзолея до тех пор, пока не был отлит фронтон мавзолея.

  2. Главным организатором рабочей силы и ближайшим помощником Военного коменданта района Шенланке майора Рубцова Б.К. во время строительства мавзолея, памятника-танка и оформления площади был заместитель Военного коменданта района Шенланке по политической части майор Кочет Павел Григорьевич.

  3. На строительстве мавзолея 23 июня 1945 г. работниками магистрата поляками впервые в Шенланке был проведен "субботник", чем оказана существенная помощь строительству.

  4. Для памятника-танка был использован танк (Т-34), подбитый на этой же площади 27 января 1945г.; во время боя за овладение городом Шенланке. Танк перемещен с того места, где был подбит, на 26 метров и установлен на пьедестале. Танк до верхних люков залит цементом, чем срощен с пьедесталом.

На танке сохранены его прежние знаки и наименования (Советская Львовщина), написаны два лозунга и помещены даты Великой Отечественной войны советского народа против немецких захватчиков (22.6.1941 – 8.5.1945) и дата взятия гор. Шенланке Красной Армией (27 января 1945 года).
Под танком брошен немецкий раздавленный орел. Этот орел взят с разрушенного немецкого памятника в гор.Шенланке.

  1. Площадь, на которой сооружен мавзолей, до строительства была грязной, вымощена булыжником-кругляком, волнистой и резко покатой. Она была выровнена, оформлена и озеленена. В устроенном парке было посажено до 8 тысяч разных деревьев и кустов, были разбиты дорожки, клумбы цветов, расставлена садовая мебель (34 скамьи, 10 ящиков для мусора), сделан ящик с песком для маленьких детей.

Мавзолей освещается внутри 5 лампами (три – сверху и 2 – снизу, всего тысяча свечей), а снаружи – двумя фонарями (по четыре лампы на каждом; каждая лампа двести свечей). Кроме того, на фонарях установлены рефлекторы, - два из них освещают мавзолей (четыреста свечей) и два – памятник-танк (четыреста свечей). На площадь проведен водопровод для поливки парка (четыре отростка).
Фонтан бассейна дает струю при полном напряжении до 15 метров.

  1. Площадь до 15 августа 1945 года называлась "Рыночной площадью", а с 15 августа получила название – "Площадь Красной Армии".

Военный комендант района Шенланке майор Рубцов
25 сентября 1945 г.

https://marubeni.livejournal.com/1986534.html - цинк

Вот в том числе и для этого снимают подобные опусы https://colonelcassad.livejournal.com/3682143.html

https://colonelcassad.livejournal.com/3683530.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Путешествуя_Украиной (Автор -Наталья_Ивушка)

ОСЬ ЯКА ВОНА , УКРАЇНСЬКА ДУША..........

Суббота, 16 Сентября 2017 г. 11:30 (ссылка)























 

















21192242_1067503290053109_5998447868446598235_n (640x425, 301Kb)



Тоді, коли вона живе на лінії фронту, в зруйнованому селищі, в напівзруйнованому будинку, коли хліб і воду приносять солдати і двічі на тиждень перекривають дах, пошкоджений мінометними обстрілами – з посмішкою і обіймами зустрічає гостей (вони тут рідкість), пригощає своїми запасами з городу:



кавунами і динями, а ще виноград вродив…..



18402769_1635592166470071_7103887616813310375_n (640x425, 199Kb)


Читать далее













 





 





Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Путешествуя_Украиной (Автор -Наталья_Ивушка)

Самій старшій волонтерці ВІВАТ!

Суббота, 16 Сентября 2017 г. 09:00 (ссылка)























 

















18402769_1635592166470071_7103887616813310375_n (525x700, 314Kb)

І не кажіть мені що всі втомились.



Баба Настя в свої 95 років не втомилась!



Вона и на далі буде збирати допомогу нашим бійцям. 18447237_1635592179803403_50590790051196577_n (525x700, 439Kb)



Ми домовились що продукти поїдуть добробатам, тім що не забезпечуються державою.

Картопля, морква, буряк, яблука, перець, консервація. Дякуємо!!!!!!!!!



21192242_1067503290053109_5998447868446598235_n (525x700, 372Kb)

Самій старшій волонтерці ВІВАТ!















 











Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lenov_ru

Medal Heroes: Return of the Summoners v 2.0.2 Мод (High Attack/Defense) » Клуб пользователей планшетов на ANDROID / Lenovo IdeaTab A2109 8GB / Samsung Galaxy Tab 2 7.0 / Asus Transformer TF700T / NVIDIA Tegra 3

Четверг, 14 Сентября 2017 г. 07:07 (ссылка)
lenov.ru/games/30408-medal-...fense.html


Medal Heroes: Return of the Summoners - сайд-скроллер RPG в которой речь пойдёт о традиционном для фэнтезийных вселенных нашествии безжалостных монстров. Армии не справляются, доблестные рыцари

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Путешествуя_Украиной (Автор -Наталья_Ивушка)

Ми пам'ятаємо!!

Вторник, 12 Сентября 2017 г. 21:44 (ссылка)









 




















1.


21751536_1383808411732349_3507750199815052648_n (250x350, 31Kb)





2.



Суприкін Олег Олегович – розвідник 131-го окремого розвідувального батальйону Сухопутних військ Збройних Сил України, старший солдат

 



Народився 11 вересня 1987 року в селі Зелена Волочиського району Хмельницької області. Через деякий час разом з родиною переїхав до селища міського типу Наркеничі Волочиського району.



Закінчив 9 класів загальноосвітньої школи селища міського типу Наркеничі, потім – Волочиський промислово-аграрний професійний ліцей.

Проходив строкову військову службу у 302-му зенітному ракетному полку Повітряних Сил Збройних Сил України (військова частина А1215, місто Харків; з 31 грудня 2013 року у складі 138-го зенітного ракетного полку).



Читать далее


9DAC1F9D-AD1E-4EFE-8132-4BF587E80D21_mw800_mh600 (700x525, 213Kb)



 




Ми пам'ятаємо!!















 



 


D1opY.gif


 
Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Путешествуя_Украиной (Автор -Наталья_Ивушка)

Ця війна забирає кращих

Вторник, 12 Сентября 2017 г. 18:24 (ссылка)









 


















Ця війна забирає кращих...

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,


21557892_152004485387488_1910219184538186131_n (504x700, 462Kb)Зовсім ще юний..



Світла та Вічна Пам'ять Герою! Царство небесне!



Велике горе... мамі Максима, всім його рідним та близьким, друзям та побратимам щирі співчуття...





Дуже сумно…



Дуже прикро…



Україна у боротьбі з російською ордою щодня втрачає своїх кращих синів…





10 вересня 2017 року, внаслідок обстрілу позицій сил АТО з міномета калібру 82-мм. неподалік м. Красногорівки Донецької області, загинув наш земляк, справжній патріот – Кривиденко Максим Ігорович, 1994 року народження.



Читать далее















 



 


D1opY.gif




 

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Только_для_мужчин (Автор -Настоящие_мужчины)

Семь человек, которые спасли миллионы жизней

Вторник, 12 Сентября 2017 г. 15:28 (ссылка)

Люди всегда совершали героические поступки и делали выдающиеся открытия, без которых жизни на Земле могло бы и не существовать. В этой статье речь пойдёт о семи настоящих героях, которые спасли мир и подарили жизнь миллионам. К сожалению, большинство людей о них совершенно не знают.
006-15 (700x680, 86Kb)

Читать далее >>>

Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
vissarion

ГЕРОИ

Среда, 08 Марта 2017 г. 08:03 (ссылка)

Вячеслав Иванов
ДИОНИС И ПРАДИОНИСИЙСТВО
IV. Герои-ипостаси Диониса

1.

Героями называли эллины смертных (обычно, впрочем, родных по крови богам, если не прямо от богов рожденных смертными женами «сынов божиих» — θεών παίδες), прославленных необычайными деяниями и участью, на земле претерпевших страдание, по смерти же не утративших индивидуальной силы воздействия на живых, особенно на ближних своего рода и племени и своей страны, имеющих свою сферу владычества в подземном царстве и умноживших собой неопределенно-огромный сонм подземных царей.

В легионе сошедших в недра земли «богоравных» (ἰσόθεοι, ἡμίθεοι), «благородных» (γενναίοι), «огромных» (πελώριοι), «благообразных» (εὔμορφοι, — Aesch. Ag. 454), «сильных» (ἰσχυροί, δυνατοί, κρείσσονες), «священных» (σεμνοί) смешались, без сомнения, забытые демоны и развенчанные по недоразумению боги, чье местное имя, прозвание и обличие не выдержало соперничества шире распространенных ознаменований того же или родственного религиозного понятия, — с возвеличенными непрерывным стародавним почитанием родовыми и племенными пращурами, какими помнило их былинное и обрядовое предание заповедных урочищ. Но так как под героями в собственном смысле общенародное словоупотребление разумело именно живших на земле смертных, а не богов бессмертных, то вторая из названных двух категорий определительна для всех героев вообще; ибо существа божественные, утратившие свою божественность, во всем должны были уподобиться освященным предкам и, если даже притязали некогда на олимпийские обители и соответствующие жертвы (θύματα), довольствоваться отныне дарами, ниспосылаемыми в жилища усопших, и жертвами только героическими (ἐνάγισματα), т.е. надгробными.

Хотя многосмысленное и таинственное имя ἥρως («герой») часто было равносильно δαίμων («божество», «дух») в неопределенности своего применения к предметам темных народных вер, все же оно неразрывно сочеталось с представлением, что данный объект хтонического культа жил в свое время среди людей, чего нельзя было, однако, утверждать о всех обитателях преисподней, отчего демоны хтонические и герои никогда и не были окончательно отожествлены у эллинов, вопреки мнению Узенера, ни даже в сельских религиях с их εὐήθεις θεοί. И каковы бы ни были в VII-VI веках до н.э. догматические и литургические видоизменения исконного культа героев, как бы ни субтилизировались понятия о загробной иерархии и о степенях героической канонизации, основы верования остались искони те же во все эпохи эллинства. Обоготворение же предков, только затемненное у Гомера, отрицать невозможно, — хотя еще менее основательно было бы выводить весь героический культ из этого обоготворения, ввиду подавляющего большинства героических имен и образов божественного происхождения, — что свидетельствует, впрочем, лишь о большей живучести религиозной памяти сравнительно с памятью исторической. Мир в глазах древнего человека полон душ разного качества, разной силы; душа и при жизни человека может временно покидать его тело, и в это тело может вселяться другая душа; живущий смертный бывает носителем души сверхчеловеческой; по смерти человека место такой душе в сонме подземных сильных, а не в толпе безликих теней. Пусть в переходную эпоху относительного скепсиса и в предрасположенной к нему общественной среде, — когда денежная вира (штраф за убийство) взамен кровавой мести временно заглушает голос пролитой крови, а об очищении от крови еще ничего не слышно, — незавидным представляется живому могущество бесплотных, и Ахиллу приписывается предпочтение рабской доли на земле господству над призраками: все же и тогда остается душа Ахиллова в Аиде душой подземного сильного, в противоположность бледному множеству подчиненных ему слабейших душ.

Но древнейшее представление об этом загробном сонме могучих неотделимо от почитания могилы боготворимого еще при жизни вождя и владыки — и тускнеет по мере удаления от отеческих курганов. Гомеров эпос был оторван от родимой почвы. Неудивительно, что развитие новой колонизации повело за собой оживление героического культа: последнее стало естественной задачей религиозной политики, стремившейся к укреплению племенных связей и к оздоровлению корней национального самосознания. Как отличительным признаком в понятии «героя», при всем обоготворении его, служит именно его смерть, так истинной основой героического культа — вещественная наличность могилы, со всем, что отсюда следует, до употребительного уже в VI веке перенесения священных останков. «Многие души могучие славных героев низринул в мрачный Аид» — в этом стихе, несмотря на всю отчужденность создавшей его эпохи и среды от загробной мистики, изначальной в эллинстве и вскоре пышно расцветшей, правильно выражена общая и постоянная основа и культа почивших, и культа героев. Та же черта — смерть героя — с особенной резкостью запечатлевается и в предании. Ибо эта смерть все же нечто большее, чем неизбежный конец любого смертного: недаром герой — полубог; за ним были права на бессмертие, которого ценою стольких трудов достигает один Геракл. Если бы мы сказали: смерть героя «трагична» сама по себе, то выразили бы современной фразеологией подлинно античное переживание героического «пафоса»: ведь затем, в сущности, и создали эллины свою трагедию, чтобы в религиозно-художественном творчестве дать исход и воплощение именно этому чувству.

Впрочем, то же по существу наблюдение можно представить осязательнее и нагляднее. Поминки — плач по усопшем; героическое предание естественно сосредоточено на скорбной стороне поминаемой участи, поскольку носителем его служит френос (θρῆνος), обрядовый плач; а таковой долго был единственным хранилищем и проводником былинной памяти. «Много было богатырей до Агамемнона, — замечает весьма точно Гораций, — но они забылись, не оплаканные, затем что не нашлось про них вещего певца». В самом деле, место позднейшего эпоса занимала до Гомера поминальная эполира, плачевные «славы» (κλέα ἀνδρῶν) и уже своды таковых. В певцах «слав», поминальщиках и плакальщицах, недостатка, правда, не было; но выселение в чужие края отлучило и мало-помалу отучило переселенцев от отеческих могил с их поминальными обрядами, и перезабылись старинные славы, а те, что еще помнились, изменились до неузнаваемости во всем, что не относилось к существенной характеристике героя и его участи, в устах поколений, родившихся на чужбине. И все же Гомерова Илиада — одна из таких laudationes funebres («поминальные славословия»), чем и объясняется ее «эпизодичность»: замысел поэта вовсе не представить войну с Троей, но лишь Ахиллову обиду с ее последствиями — гибелью Патрокла и гибелью Гектора, как роковыми поводами к гибели самого оплакиваемого героя, Ахилла; Илиада — только первая часть похоронной песни об Ахилловом роке. Итак, даже в ионийском эпосе, столь отдалившемся от староотеческого быта, поминальные славы еще сохраняют свой первоначальный смысл и строй. Эти сказания, по своему общему заданию, — распространенный плач (γόος), они родились из печали и сетования. По содержанию, они — страстные были (παθητικά), повествующие о «страстях героических» (ηρωικά πάθη). Неслучайно Аристотель определяет Илиаду как поэму «патетическую», т.е. страстную (в противоположность «этической», т.е. бытоописательной Одиссее), и Малая Илиада начинается с упоминания о «страстях»:

«Град Илион я пою и Дарданию, пажитей конских
Край луговой, где много страстей претерпели Данаи»...

А Одиссей так определяет дело певца Демодока:

«Музой ли, дочерью Зевса, наставленный иль Аполлоном,
Ладно и стройно поешь ты страдальную участь ахейцев.»

Религиозно-историческая особенность отношения к герою — именно скорбь и плач по нем: особенность его участи — «страдания», или «страсти». Оба рода объектов религиозного служения тем и разнятся между собой, что бессмертные, «вечно блаженные» боги по существу не подвержены страданию и бесстрастны (ἀπαθείς), герои же, будучи из рода смертных, по необходимости страстям причастны (εμπαθείς), они — страстотерпцы, лик их — страстной.

Прадионисийские культы искали синкретической формы, объединяющей обе религии — олимпийскую и хтоническую. Это был долгий период смутных поисков, глухого брожения умов, алчущих религиозной гармонии, миросозерцания целостного и утешительного. Рождались причудливые сказания, возникали иррациональные «могилы богов». Бывали, без сомнения, случаи (какие мы подозреваем в религиозных новообразованиях, вроде «Зевса-Агамемнона», «Зевса-Амфиарая», «Зевса-Трофония», «Зевса-Аристея» и им подобных), когда культовое прозвище бога, обособившись, давало начало самостоятельному героическому и прадионисийскому по своей природе культу, впоследствии же этот последний примыкал обратно к богопочитанию, его породившему, оставляя, однако, росток, коему суждено было позднее привиться к стволу Дионисовой религии, в качестве подчиненного культа героической Дионисовой ипостаси.

Когда имя и почитание Диониса было всенародно утверждено, понятие страстей героических перенесено было на обретенного, наконец, в его лице истинного «бога-героя», что по существу значит: бога и человека вместе (ἀνθρωποδαίμων, как в трагедии «Рес» именуется ее герой, праведный Дионисов прообраз). В какое же отношение должен был стать новый бог, герой κατεξοχήν (κατ΄ἐξοχέν, более рельефно прявленный), к другим героям? Нигде у древних, даже в орфическом «богословии», мы не найдем на этот вопрос догматически определенного ответа. Но явно обнаруживается склонность религиозной мысли к признанию каждой отдельной героической участи как бы частным случаем единой универсальной героической судьбы или идеи, представленной Дионисом. Его патетическое божество обобщает, объемлет, содержит в себе все страстные доли, все лики и души поминаемых страстотерпцев. По многообразным историческим причинам, по условиям возникновения отдельных героических служений в эпоху прадионисийскую, некоторые герои приводятся в ближайшую с Дионисом связь, другие остаются от него поодаль; но все они — общники его страстей, он — верховный владыка их подземных обителей, куда нисходит к ним всем, как свой к своим присным, со светочем и вестью возврата, палингенесии (παλιγγενεσία, «новое рождение»). Неудивительно, что уже на ранних изображениях героизации мы встречаем, кроме исконной хтонической змеи, собственно дионисийские символы: венки вокруг головы сидящего на троне героя и Дионисов сосуд с вином — канфар — в его руках. Следуют изображения героических загробных вечерей, иногда с участием самого возлежащего Диониса. Но что значат слова Геродота о сикионцах, что они «чтили (героя) Адраста и славили страсти его трагическими хорами, Диониса не чтя, но Адраста, Клисфен же (тиран сикионский) отдал хоры Дионису, а остальное служение (герою, противнику Адраста) — Меланиппу»? Не свидетельствует ли этот случай о сепаратизме местных героических культов, об их сопротивлении дионисийской универсализации страстных служений? Впрочем, последние в своей чисто обрядовой сфере оставались неприкосновенными: становящаяся трагедия одна, по-видимому, выступает прямым органом начавшегося объединения. Это религиозно-политическое назначение проливает на ее развитие неожиданный свет. Но стародавняя традиция плачей по любимому герою, очевидно, глубоко коренилась в народной жизни, и присловие: «при чем тут Дионис (Οὐδέν πρός Διόνυσον)?» — служит доныне памятником недоумения и ропота, с каким в эпоху возникающей трагедии толпа встречала вторжение дионисийского обряда в обряд героического страстного действа и, обратно, внесение последнего в обрядовый круг Дионисовой религии.

Между тем, несмотря на указанное сопротивление, развитие, нашедшее свое естественное русло, не могло остановиться; трагедия вырастала, верная преданию героических страстей, в лоне религии бога душ, бога страстей, и живое мифотворчество непрестанно видоизменяло всю героическую легенду в дионисийском духе. Идея пафоса повсюду представляется настоятельно выдвинутой и развитой по определенным категориям (каковы, например, преследование и укрывательство ребенка, ранняя смерть, бегство, роковое безумие, поиски, обретение и разоблачение, ревность богов, гибель от героя-двойника, таинственное исчезновение, метаморфоза и т.д., откуда вырабатываются типические схемы положений, признаваемых «трагическими»), — по категориям, заимствованным из круга дионисийских представлений то очень древней эпохи, то сравнительно поздних, в зависимости от времени и условий соприкосновения данного героического культа с религией Диониса.

Густота дионисийской окраски, однако, различна, и там, где она значительна, мы можем прямо говорить о «дионисийских» героях или «героических ипостасях» Диониса; причем первое обозначение уместно по отношению к тем героям, предание о которых приведено в прагматическую связь со священной историей бога или иначе отразило ее, под ипостасями же Диониса следует по преимуществу разуметь иноименные обличия самого бога, его местные подмены героическим двойником, прадионисийские мифообразования из периода поисков лика и имени, пытающиеся впервые воплотить искомую величину религиозного сознания. Нижеследующие сопоставления преследуют цель только иллюстративную: в ходе всего исследования мы постоянно встречаемся с дионисийскими героями и ипостасями, — умножим их число несколькими новыми и показательными примерами.

2.

Введению Дионисова культа предшествует по местам почитание безыменного Героя. Подле храма Диониса Колоната (Διονύσου Κολωνάτα ναός) в Спарте был, по словам Павсания, священный участок «героя», и жертвы приносились ему фиасами менад раньше, чем Дионису, потому что, — как толковала этот обычай молва, — он был вождем (ἡγεμών), приведшим бога в Спарту. Мы полагаем, что герой этот отнюдь не Геракл, с которым пытались отожествить его, ибо тогда он не мог бы остаться неназванным, — но ипостась самого Диониса: на это указывает соответствие его очага (ἐσχάρα) пригородным героическим «очагам» божественного пришельца (например, в Сикионе или на о.Фере), которые продолжают считаться ему принадлежащими и после того, как в городском кремле жертвуют ему уже на высоком алтаре (βωμός), как богу. В Афинах Дионис Элевтерей чтится на южном склоне Акрополя как бог, в предместье же — как герой; и когда возвращается к своему хтоническому жертвеннику, именуется «вождем вниз» (καθηγεμών).

Это не сделало, однако, излишней отдельную местную ипостась Элевтерея-героя как «вождя вверх», т.е. в город (ἄστυ), — в лице элевтерейца Пегаса, приведшего в Афины бога (ὥς Ἀθηναίοις τόν τέον εἰσήγαγε) и чтимого совместно с Дионисом, как показывают описанные Павсанием (I, 2) древние изображения Амфиктионовых гостин. Да и сам Амфиктион, как все гостеприимцы Дионисовы, — дионисийский и, следовательно, страстной герой; его страсти (πάθος) состоят в низвержении с престола и изгнании (преследовании) со стороны Эрихтония, другого божественного двойника, некогда младенца в корзине (κίστη), наводящего безумие на нимф Акрополя, и вместе змия, — ипостаси афинского пра-Диониса и героя миметических действ в эпоху Лукиана (de salt. 39), вероятно весьма древних по происхождению. Дионисийским героем афинской старины является и последний по легенде царь Кодр, не имеющий прочного места в генеалогической традиции сын того Меланфа, что при помощи Диониса победил на поединке Ксанфа, — сын, следовательно, героя-ипостаси киферонского Диониса Меланайгида. Кодр претерпевает πάθος «перед городом» (πρό τής πόλεως); но гроб его оказывается потом в окрестностях Дионисова театра, т.е. участка Диониса Элевтерея, близ Лисикратова хорегического памятника. Уподобленный Дионису самим перемещением культа, он нужен был афинянам (особенно в эпоху орфической реформы) для обоснования дионисийского характера сакральной власти архонта-царя, живущего в Буколии и уступающего на празднике Анфестерий жену свою Дионису.

Что касается безыменного Героя, он мог уцелеть в отдельных местностях, как герой κατεξοχήν, «добрый герой» (ἥρως χρηστός), «герой-господин» (κύριος ἥρως), бог-герой — напр., в лице фракийского и фессалийского «всадника», повторяющегося в длинном ряде загадочных изображений. Там же, где было придано ему собственное имя, он должен был, в эпоху торжества Дионисовой религии, быть узнан как ипостась Диониса, как его двойник-предтеча, и зачислен в разряд героев, чья близость к Дионису ознаменована и характерными чертами мифа, и обрядом. В Элиде, напротив, герой был, по-видимому, рано отожествлен с Дионисом, но все же предшествовал ему в виде оргиастически призываемого хтонического быка.¹
___________________________
[1] В оргиастическом призывании (точнее, вызывании — ἀνάκλησις) элейских женщин, сообщаемом Плутархом: ἐλθεῖν ἥρω Διόνυσε ktl., с припевом: ἄξιε ταῦρε, — первоначальной представляется нам формула: ἐλθεῖν, ἥρω ἄξιε ταῦρε, ἐλθεῖν βοέωι ποδί θύων.


3.

В качестве всадника близок фракийскому и фессалийскому герою аргивский конник, наездник черного коня Арейона, двойник и предтеча Диониса — Адраст. «Трагические хоры», славившие в Сикионе его «страсти», по словам Геродота, были «отданы» тираном сикионским Клисфеном Дионису, — возвращены богу, как его исконное достояние. В Аргосе остатки Адрастова дворца показывались близ Дионисова храма; гроб его, как подобает дионисийскому гробу, — Дельфы здесь были прообразом, — оказался в храме Аполлоновом; в Дельфах была воздвигнута аргивянами Адрастова статуя. Культ его в Сикионе, по Геродоту, заменен был, по соображениям политическим, другим героическим и дионисийским культом, составлявшим, очевидно, его эквивалент: это был культ фиванского Меланиппа. Итак, владельцу черного коня противопоставляется «черноконный», двойнику — враждебный двойник. Оба — ипостаси Диониса-Аида, оба — герои страстей, причем πάθος Меланиппа носит специфически-дионисийский характер: он обезглавлен.

С другим, одноименным только что рассмотренному, страдальческим обликом Диониса-Аида встречаемся мы в лице прекрасного юноши Меланиппа, античного Ромео эпохи романтических переделок и украшений мифологического предания. Он влюблен в юную жрицу патрской Артемиды-Трикларии, по имени Комето, и проводит с ней ночь в храме ужасной богини. История погибших любовников должна была служить этиологическим объяснением человеческих жертв обоего пола, которые приносились сопрестольникам, древнему Дионису и Артемиде, до «нового завета» Диониса-Эсимнета (т.е. устроителя, умирителя), получившего свое имя от нового и примирительного закона, им данного через фессалийца Эврипила. Последний также лик Диониса-Аида, как это доказывают и его имя «привратника широких врат», и принесенный им из взятой ахеянами Трои ковчег с идолом другого Диониса, как бы удвоивший собою его собственный гроб в Патрах.

Но мало того, что всадник на черном коне находит двойника-соперника в лице Черноконного, Меланиппа: имя «Черноконный» (μελάνιππος), но уже в другой форме — Кианипп (Κυάνιππος), — носят и сын, и внук его; могильное имя матери последнего также Комето. Мы видим, что основная идея Адрастова культа — почитание героя-всадника. Кианипп в Фессалии оказывается охотником, убивающим своих собак, растерзавших его жену, на костре погибшей, и потом лишающим себя жизни: такова, по крайней мере, поздняя сентиментальная новелла, первоначальное обрядовое значение которой прозрачно. Жена Кианиппа — Левкона, белая, — жертва и ипостась лунной Артемиды-Гекаты; двойник Адраста, преследователь служительниц Артемидиных, собак Гекаты, — страстнόй дионисийский герой, лик фессалийского подземного пра-Диониса, служение коему было связано с кровавыми обрядами тризн.

Другой пример растерзания дионисийской героини (срв. мифы о Дирке, размыканной быком, и о Минфе, растерзанной Персефоной) представляет собою доля нимфы Эхо: гневаясь на нее, Пан привел в безумие пастухов и козоводов, которые разорвали ее, как псы или волки. Миф принадлежит к буколическому кругу, где Дионис почитается под именем Дафнида, юного товарища охот Артемидиных, героя страстнόго, и обличает верность буколической песни коренной оргиастической традиции. Пан здесь заместитель самого Диониса, он частично отожествляется с Дафнидом, и приписание убийственного деяния ему было обусловлено несовместимостью такового с нежной маской буколического полубога.

4.

Дикий горный охотник со сворой хтонических собак жил в героических культах, то как безыменный герой, — например, герой (горы) Пелиона, которому в области фессалийских магнетов еще во II в. до P.X. или даже позднее некий Пифодор, сын Протагора, воздвигает по обету эдикулу с рельефом, изображающим юного копьеносца и лань, и с посвящением «Герою» — то под случайными местными наименованиями, как Кинорт (Κυνόρτας) или Кинна (Κιννής) на аттическом Гимете. Не только сам «борзятник» (Кинорт) — предмет культа, но и его «собаки» и «доезжачие» (κυσίν καί κυνηγέταις), что указывает уже на общины служителей ловчего бога, ибо религиозные общины часто означались тотемом священного животного (каковы: «медведицы», «быки», «козлы», «пчелы» и т.п.). Естественно, что эти местные, почти или вовсе безыменные, мелкие культы тяготеют к слиянию с культами большими и общепрославленными, и мы видим, что Кинорт сливается с Аполлоном Малеатом, Кинад с Посейдоном, а «псари» приживаются к святилищу Асклепия.

Итак, пра-Дионис Загрей не был достаточно могуществен, чтобы объединить под своим именем все родственные культы; он становится «высочайшим из богов» лишь после того, как отожествляется с Дионисом. Оргиастическая жизнь анонимных общин его поклонников так и не нашла своего естественного русла. Его иноименный двойник Актеон был низведен на ступень второстепенного героя. Страстной герой (о чем свидетельствует и утвержденное Дельфами почитание его гроба в Орхомене), он был некогда богом страстей, Великим Ловчим, пра-Дионисом Аидом, и блуждал по горным дебрям и каменистым вершинам в оленьей шкуре (Nonn. V, 413), ища кровавой добычи. Имена Акусилая, Стесихора, Полигнота ручаются за его первоначально независимое от Артемиды значение: он ипостась Омадия-Загрея, во имя которого растерзывались олени (или люди, изображавшие оленей), чтобы напитать причастников кровью самого бога. Медный кумир Актеона, прикованного к скале в Орхомене (Paus. IX, 38, 5), — то же, что древний идол Эниалия в оковах, виденный Павсанием в Спарте, или Диониса-Омадия в оковах на Хиосе. Тем не менее, связь Актеона с Артемидой исконная: это связь Ловчего Омадия с охотницей Агрионией, — общение культов и в то же время оргиастический обрядовый антагонизм. У Еврипида мы встречаем мотив соревнования обоих:

«Ты видишь злую участь Актеонову.
Он псиц живой добычей откормил; они
Его же растерзали. Лучшим быть ловцом,
Чем дева Артемида, похвалялся он.»
²
___________________________
[2] В мотиве похвальбы героя и его состязания с божеством, мы вправе подозревать в герое полузабытый лик бога-соперника. Таковы, например, дионисийские типы лирников Лина и Фамиры и флейтиста-сатира Марсия, страсти коих и гибель в состязании с Аполлоном знаменуют подчинение представляемых ими родов энтузиастической музыки Аполлонову культу.


Бешенство Актеоновых собак — другая форма того же представления о растерзании менадами. Чьи же эти менады — Дионисовы или Артемидины? Миф представляет собак то собственной сворой Актеона, то сворой Артемиды: дело идет об оргиастических сопрестольниках и о жертвенном лике оргиастического бога, умерщвляемого женщинами, его служительницами и жрицами; преследование здесь знак культового слияния, а не разделения, обмен жертв, а не вражда культов. На кратере (Рубо) неаполитанского музея Актеон, с оленьими рогами на голове, в присутствии Артемиды, подземного Гермия (Ἑρμῆς) и Дионисова спутника — Пана, убивает священную лань.

В противоположность дикому Актеону, охотник Ипполит, сын амазонки Антиопы и дионисийского Тесея, — дружественная Артемиде ипостась ее сопрестольника; его страсти, однако, подобны Актеоновым и носят чисто дионисийский отпечаток: только не собаками разорван он, а размыкан — герой-конник — конями.

5.

Орест — одна из определенно выраженных прадионисийских ипостасей. «Сын отчий» — (Aesch. Ch. 1051) и столько же маска Диониса-Аида, сколько Агамемнон — Зевса, недаром приходит он гостем на навьи гостины афинских Анфестерий, безмолвный в круг безмолствующих, как и подобает гостю с того света. «Горец» по имени, пришелец с парнасских предгорий, он — подобие «горного скитальца» (ὀρειφοίτης), Великого Ловчего.³ Его гонит, как Актеона, охотничья свора Ночи и, обреченный Аиду обетным постригом, он одержим безумием: вот отличительное в его страстнόм обличии.
___________________________
[3] Фанокл (по цитате у Плутарха):
«Горный скиталец, узнал Дионис, как прекрасен Адόнис:
Шествует, быстрый, на Кипр, и похищает его».


Дельфийской Орестии предшествовала дионисийская, как дельфийскому Аполлону парнасские менады Ночи. Эта Орестия оставила явные следы в Аркадии, где он отожествлен был с Орестеем, сыном Ликаона (Paus. VIII, 3, 1. 2), — и, по-видимому, не случайно: не в силу только общности имени, но и в силу внутренней связи местного хтонического и фаллического (δάκτυλος) Орестея-Ореста с аркадским оргиастическим культом Эриний, богинь Ночи, вдыхающих в человека безумие (μανίαι). Первоначально матереубийство — убиение жрицы двойного топора — мыслилось содеянным в безумии, как и Алкмеоново матереубийство, по некоторым вариантам мифа, непредумышлено и бессознательно. Безумие как последствие матереубийства — уже аполлонийская версия. Певцы Гомеровой школы, вообще чуждающиеся оргиастического мифа, предпочли вовсе умолчать об этом темном деле. Очищение, во всяком случае, было совершено, согласно аркадскому преданию, «черными» богинями, превращающимися в «белых»: так дионисийский Меламп очищает обезумевших от Диониса Пройтид. Эсхилово действо в некотором смысле реакция против аполлонийского видоизменения легенды и частичный возврат к более древней ее форме: Аполлон опять оказывается немощным очистить Ореста; очищает его, конечно, и не Ареопаг, чье решение только улаживает договор с Эвменидами; последнее слово и завершительное снятие недуга остается за ними.

Пилад (Πυλάδης), «вратник» по своему имени,⁴ одноименный, как с Пилаохом-Аидом (Пυλάοχος), так и с Гермием-Пилием, и явно лик последнего, т.е. подземного Гермия, с имени которого начинается Эсхилова трагедия, которого не напрасно же призывает, стоя на отцовском кургане, Орест, и не напрасно дает Оресту в спутники Аполлон, — молчаливый Пилад составляет с ним такую же чету, как с Дионисом хтоническим и фаллическим юный Просимн.
___________________________
[4] Напрасно имя это сближают с Фермопилами, когда Πύλαι значит по преимуществу πύλαι Ἀΐδαο (Theognis, 427), Ἅιδου πύλαι (Aesch. Ag. 1291), πύλαι εἰς Ἀΐδαο (h. Orph. XVIII). Из этого гомеровского (напр. Il. IX, 312) образа, а не наоборот, развивается представление о δόμοι Ἀΐδαο, ибо порог и ворота служили местом погребения (Eitrem, Hermes und die Todten, S. 38). Πύλαι встречается в хтонических именах, как Эврипил (Εὐρύπυλος).


Орест умирал не раз: он был растерзан собаками и, как кажется, размыкан конями (уже Одиссея учит, что обманы, к которым прибегают герои, суть — версии истинного мифа, и потому неспроста выдумана заговорщиками повесть о смерти Ореста на ристалище); он, наконец, пал жертвой Артемиды таврической. Мало того: еще младенцем погиб он от Телефа, — героя, конечно, дионисийского, — потом от Эгисфа, — и старцем — от укуса змеи (как змием, сосущим грудь матери, привиделся он, по Эсхилу, во сне, накануне рокового дня, Клитемнестре). Tριστίς Ορέστες (по Горацию), он постоянно выходец из могилы, из недр того кургана, на котором стоит со своим неразлучным и безглагольным спутником, блюдущим вход и выход безмолвного царства, — стоит, возглашая свой чудесный возврат и укоряя в неверии живых, которые глядят на него — и глазам своим не верят. Историзирующая легенда по-своему спаяла разрозненные части таинственного мифа о вечно сходящем в могилу и из нее возвращающемся боге-герое в суховатую и отталкивающую биографию, которую она не умеет достойно закончить. Орест неразрывно и вместе антагонистически связан с Артемидой как Дионис: отсюда его дружба с Электрой, и противоположность Ифигении, и роль жертвы в Тавриде, и похищение кумира Ταυτοπόλος, несомненный знак сопрестольничества. Это похищение, как было правильно отмечено Рошером, находит параллель в мифе о критском Кнагее, бледном, но явно дионисийском отражении Ореста.

6.

Аристей — широко распространенное и по отдельным местностям разноокрашенное олицетворение плодоносящей силы подземного (как это явствует из эвфемистического имени) пра-Диониса. В качестве ипостаси Аида, он преследует Эвридику, супругу Орфея, и вызывает пчел из тления. Его сыновья Харм (Услад) и Калликарп (Красноплод), как сам Дионис, по Гомеру, «услада смертных» (χάρμα βροτοίσιν) и, по надписям, «Плодовик» (Κάρπιος) и «Красноплод» (Καλλίκαρπος). Культ Аристея несомненно древнее имени и лица Дионисова; примечательны воинственные пляски в честь его на Кеосе, подобные пляскам критских куретов. Торжество Диониса низвело Аристея в герои. В Сицилии он был сопрестольником (πάρεδρος) Дионисовым. Сыном Аристея-охотника оказывается Актеон. Женский Дионисов коррелят представлен в цикле Аристея — матерью Киреной (Артемидой) с одной стороны, с другой — супругой Автоноей, сестрой Семелы и матерью Актеона. Дочь Аристея угощает Вакха вином. Более того, он с Макридой, дочерью, воспитывают младенца Диониса, по поручению Гермия; Макрида, по имени которой дионисийский остров Эвбея, где младенец был вскормлен, именовался вначале Макридой, — одна из дионисийских нимф-мамок (τεθῆναι). Спасая ребенка от преследующей его Геры, Макрида бежит с Эвбеи на остров феаков, Коркиру, также именуемый Макридой; там она таит бога в пещере «с двойным входом» (δίθυρος; отражение в мифе культовой этимологии имени «Дифирамб»). Соперничество Аристея с Дионисом как покровителем виноделия, в защиту дара пчел и елея — не противополагает его Дионису, но именно с ним сближает.

Будучи древнее Диониса, бог Аристей не необходимо должен претерпеть, как собственно герой, трагические страсти: πάθος Дикого Охотника перенесен на Актеона; уход с земли божественного отца мыслится как ἀφανισμός — взятие в горные недра. Ἀφανισμός самого Диониса рассматривался, впрочем, все же как род «страстей». Рес восхищен в недра горы после претерпенного мученичества; Салмоксид, пра-Дионис фракийских гетов, Радаманф, брат Миноса, божественный сын прадионисийской Ио — Эпаф, также взятые в гору, страстной доли не имели, подобно Аристею, тогда как поглощение землей дионисийского Амфиарая носит характер героических страстей. Менее известно исчезновение Эвтима (Εὔθυμος), несомненно дионисийского героя италийской Локриды, который освобождает жителей Темеса от безыменного Героя, требовавшего ежегодно в жертву девы, одолев его в посвященном ему храме (как Тесей Минотавра в Лабиринте), после чего Герой исчезает в море: легенда отражает, по-видимому, утверждение кроткой религии Диониса на месте человекоубийственной прадионисийской; Герой здесь предшествует Дионису, как Ἀμείλιχος («суровый») в Патрах Дионису-Эсимнету. Что до Реса, племенного бога-охотника дионисийских эдонов, религиозное значение которого во Фракии доказывает сама интерполяция Долонии в Илиаде, — повесть у Парфения о любви охотницы Аргантоны (ипостаси Артемидиной) заставляет предполагать, что он был объектом женских плачевных вызываний (ἀνάκλησις) как бог исчезнувший: узнав о смерти Реса, Аргантона блуждает по местам прежних свиданий, громко зовет возлюбленного по имени, потом исчезает у речных струй, как нимфа-менада.

Параллелен Аристееву мифу миф о Мелитее (Μελιταῖος), вскормленнике пчел и основателе пчелиного города — Мелиты фтийской (Μελίτη). Его принадлежность миру подземному обнаруживается в предании о деве Аспалиде. В Мелите царствует уже не Мелитей, а Тартар (итак, вот кто был Мелитей),⁵ — ибо пчелиное царство (как явствует из знаменитого мифа об Аристее, рассказанного Вергилием, Georg. IV, 315 sqq.), возникает из смерти.⁶ Тартар покушается овладеть Аспалидой, но его убивает брат девы, Астигит, надевший на себя одежду сестры. Аспалида повесилась; тело ее не могут найти; взамен тела Артемида дает изображение, перед которым с того времени девы города приносят в жертву козлят, как перед кумиром богини, искупая тем собственную жизнь. Все предание — яркий пример сопрестольничества Диониса и Артемиды. Аспалида — Эригона; превращение повешенного на дереве женского тела в кумир — αἴτιον («причина») обряда эоры (αἰώρα), в котором человеческие жертвы были заменены подвешенными к ветвям куклами. Как в мифе об Икарии и Эригоне, культы обоих оргийных божеств неразрывно слиты; жертвенные девы мыслятся охваченными самоубийственным безумием. Переодевание юношей в женские одежды — черта общая обоим культам и запечатлевающая их связь. Аспалида как ипостась Артемиды родственна критской Диктинне. По Гесихию, ἄσπαλος — рыба, ἀσπαλιευτής — рыбарь. «Рыбарь» — одно из обрядовых именований островного Диониса, как на островной обрядовый круг указывает и переодевание. Аспалида — «рыбица» — быть может, одно из имен Артемиды низин (Λιμνῆτις, «болотная»), ибо Диктинна — «мрежница» — бегает, охотясь, по болотистым зарослям (φοιταί διά λίμνας, Eur. Hipp. 145). Ее преследует Минос, критский пра-Дионис двойного топора; она кидается в море и попадает в рыбачьи сети (δίκτυα, Callim. h. III), — как рыбачьими сетями вылавливаются кумиры Диониса и тела дионисийских героев.
___________________________
[5] Срвн. Мелитода (Μελιτώδης) — эпитет Персефоны, соправительницы Аида.
Μελιτώδης ἡ (sc. θεά) «Медовая богиня», т.е. Персефона (которой приносились медовые лепешки) Theocr.
[6] Мученическая смерть царя Онесила на Кипре повела за собою его провозглашение героем из Дельфов и установление его культа, потому что сопровождалось чудом: в его отрубленной голове, выставленной на городской стене, завелся пчелиный рой (Deneken, «Heros», Roscher's Myth. Lex. I, 2520). Чудо с пчелами и πάθος, были, следовательно, мотивами его сопричтения к сонму дионисийских мучеников.


7.

Древнейшая история Геракла в эллинстве — история неудавшейся попытки объединить элементы будущей Дионисовой религии вокруг этого «героя-бога», как именует его Пиндар (Nem. III, 22: ἥρως θεός) наименованием, собственно подобающим одному Дионису. Много причин обусловило неудачу: и печать доризма, которую, постепенно застывая и каменея, принимает его уже только подвижнический образ, — и его отчужденность от жизнемощных корней материкового, фракийско-парнасского оргиазма, — и, наконец, сама устойчивость представления о нем, исключающая ту не героическую, но божественную легкость превращений, какая прежде всего оказалась необходимой для владыки смерти и возрождения, для бога нижнего и вышнего вместе, для небожителя и внезапного стихийного демона в одном лице. В свою раннюю пору Геракл (по-видимому — Сандон хеттского Тарса) был прадионисийским сопрестольником оргиастической богини, умирающим на костре и воскресающим, увенчанным виноградными гроздьями, грозным своими рогами и обоюдоострой секирой. Он был тогда и навсегда остался своего рода богочеловеком, претерпевающим страсти. В свою позднейшую пору он непрерывно сближается в свойствах, судьбах и деяниях с Дионисом, во всем ему уподобляется, но при этом остается себе верен так, что черты сходства кажутся проистекающими из его самобытной природы: всегда эллины чувствовали его исконную независимость от Диониса и не забыли в нем своеобразного предтечи Дионисова.

В самом деле, герой из героев, но уже не бог, Геракл, искони Дионису подобный, встретив на пути своем истинного героя-бога, не мог остаться ему чуждым, но и затеряться в сонме его спутников не мог: возможно ему было только как бы удвоиться божеством Дионисовым, что и случилось. Кажется, что лишь путем такого удвоения достигнуто было полное обожествление героя-страстотерпца, ибо Геракл страждущий, умерший и возведенный на Олимп,⁷ предполагает утверждение Дионисовой религии как предварительное условие. По Виламовицу, миф о безумии Геракла создан для мотивации Гераклова ухода к Эврисфею, в дионисийских Фивах. Но вероятнее, что безумие, налагающее на героя дионисийскую печать (Беллерофонт, Алкмеон, Орест, Эант), было простым следствием усмотрения одноприродности Геракла и Диониса. Переодевание Гераклова жреца в женские одежды на о.Косе и этиологическое объяснение обряда, известного, по-видимому, и в других местах, мифом об Омфале свидетельствуют не только о факте распространения на Геракла островного дионисийского культа, но и о внутренней возможности этого распространения в силу исконных особенностей культа Гераклова, как явления производного из религиозного круга малоазийской Великой Матери, Реи.
___________________________
[7] При описании амиклейского трона Павсаний (III, 18, 11) говорит об изображении младенца Диониса, несомого на Олимп Гермием, и Геракла, ведомого туда же Афиной для сожительствования с богами.


Геракл и Дионис воистину братья. Боги не могут победить Гигантов без помощи двух героев, рожденных Зевсом от смертных матерей — Семелы и Алкмены. Запрет клясться именем Геракла и равно именем Диониса под кровлей дома (υπό στέγη) также указывает на одинаковое чувствование обоих как носителей какой-то грозовой, безумно и разрушительно высвобождающейся силы. Оба служат мистическим звеном, соединяющим мир живых и мир загробный: ибо Геракл более древний посетитель Аида, чем дионисийские Тесей и Пирифой, — он укротил Кербера, он и на земле одолел бога смерти (Θάνατος); поэтому мисты нисходят в подземное царство под общим покровительством обоих братьев. Стремление в теснейшем сближении представить обоих, равно воплощающих собою религиозный идеал бога-сына, страдальца и спасителя (ἀλκτήρ, σωτήρ), сказалось в следующей, поздней эпохи, надписи (Anthol. Pal. II, p. 682):

«Оба из Фив, Громовержца сыны, и воители оба:
Тирсом ужасен один; палицей грозен другой.
Смежны обоих столпы; и оружия сходны обоих:
Шкуры оленя и льва, систр с бубенцами, кимвал.
Гера обоим враждебна. Бессмертными землю покинув,
Оба взошли на Олимп. Оба питомцы огня.»

Этолийский цикл дионисийских легенд и дионисийская генеалогия этолийских героев восполняются преданием, что мать Мелеагра, Алфея (Ἀλθαίη), супруга Энея, родила от Диониса Деяниру (Δηιάνειρα): так Геракл связывается со своим божественным братом и через роковую виновницу страстной своей смерти. Мелеагр, напротив, рожден Алфеей (по версии, обработанной Еврипидом) от Арея. Эней (Οἰνεύς)⁸ — вместе ипостась Диониса и Арея, существенное тожество коих было уже выше показано. Он связан с Дионисом, как винодатель и гостеприимец Диониса и Геракла (убившего у него в доме, очевидно — в дионисийском безумии, отрока-виночерпия) — как сыноубийца, как беглец от Агрия (подобно Дионису, беглецу беотийских Агрионий), как страстотерпец, по Аполлодору (I, 8, 6), и герой гробницы в аргивской Эноэ (Οἰνόη), — наконец, как сын Фития (Φύτιος) и внук Орестея, родоначальника озольских локров, обретшего виноградную лозу как песий дар, т.е. дар летнего зноя. С Ареем же сближает Энея, прежде всего, происхождение от воинственного бога, намеченное уже Гомером, считающим его не за сына дионисийского Фития, а за сына Порфея и Ареева внука. По-видимому, в этолийском цикле оба божества были нераздельны: первоначально оргиазм племени был мужески-воинственным, и позднее узнанный Дионис явился лишь обособленным аспектом древнего бога этолийских куретов. Этолийский пра-Дионис соединял в себе черты влажного Диониса (Ὕης Οἰνεύς)⁹ и Арея; женским коррелятом его была Артемида, виновница калидонской охоты.
___________________________
[8] οἴνη, дор. οἴνα ἡ
1) виноградная лоза Hes.
2) вино Anth.
[9] Ὕης, Ὑῆς (-ου) ὁ приносящий дождь (эпитет Вакха и Сабазия) Arph., Plut.


8.

Чем грознее рисуются образы прадионисийской старины, — каков Эней, — тем неожиданнее и ярче выступают, преломленные в героических ипостасях, очертания иного типа: лики пра-Диониса кроткого, благостного, жертвенно страдающего. Тут мысль невольно обращается к Орфею: но мы воздержимся от уже испробованного в науке анализа трудной темы, не надеясь со своей стороны способствовать точному выяснению первоначальных черт этого, во всяком случае, хтонического и оргиастического бога. Мудрый и праведный воевода ахейского воинства под стенами Трои, жертва предательства и невинный страстотерпец, Паламед, стал для эллинов, подобно Гераклу, религиозно-нравственным идеалом героя «пассий» и не был забыт как таковой даже в византийской поэзии. По словам Ксенофонта (Cyneg. I, II), «без вины убиенный, он столь великой чести удостоен был от богов, как никто иной из смертных; пал же не от руки тех, кому приписывают это дело (т.е. Одиссея, Агамемнона, Диомеда), но от руки злодеев». И Ксенофонт, конечно, прав: страсти Паламеда древнее, чем историко-драматическая мотивация гибели героя. Аполлоний Тианский, по Филострату, находит гроб его на месте страстей, где не прерывалось издревле его почитание, — а над гробом его статую, с надписью: «Божественному Паламеду», — и молится ему так: «Древний гнев забудь, о Паламед, и дай родиться мужам многим и мудрым, ты, через кого в людях разумение, чрез, кого Музы, чрез кого я сам». Примечательно, что Паламед из подземного царства покровительствует (по Филострату, Her.) и виноградникам.

Коварно загублен и камнями завален, подобно побитому камнями Паламеду, Анфей (Parthen. 15). Культовое имя «Анфей» (Ἀνθεῦς, «цветущий») носит Дионис в Патрах, где бог в священной ограде (τέμενος) некоей героини почитался одновременно в трех ликах — как Μεσατεύς, Ἀνθεῦς, Ἀρόεις.¹⁰
___________________________
[10] ἀερόεις, эп.-ион. ἠερόεις (-όεσσα, -όεν) туманный, темный; ex. (Τάρταρος Hom., Hes.).


Анфей, сын Антенора, также, по-видимому, в качестве одного из героев страстного цикла, нечаянно убит Парисом. Ахейский Анфий (Ἀνθείας) — вариант патрского Диониса Анфея: этой отроческой ипостаси Диониса придан характер страстного Триптолема (как Фаэтонту — страстного Гелия), он падает со змеиной колесницы сеятеля, спящего в доме Анфиева отца, Эвмела; всем троим усвоены черты дионисийские. Одноименный Анфа (Ἄνθα, Ἄνθης), герой Трезены, исчезает отроком: его похищает Адраст и делает своим виночерпием (срвн. миф о Ганимеде). Младенческий облик страстного бога, напоминающий амфиклейскую легенду, — немейский Архемор, он же Офельт и — как это ни неожиданно — Амфиарай, жизнь которого таинственно связана с его жизнью.

Итак, этот прадионисийский тип варьируется от младенца до мощного хтонического бога, благ подателя, покровителя произрастаний земных и чадородия; оргиастический культ, ему посвященный, связан с сельскими празднествами и надгробным плачем, вероятно и вызываниями (ἀνάκλησις); предметом плача служат божественные страсти. Такой младенческой или отроческой ипостасью еще не обретенного Диониса является Лин (Λίνος), чье имя служит обозначением одного из древнейших действ.

«В круге пляшущих, отрок по звонко-рокочущей лире
Сладко перстами бряцáл, припевая голосом тонким:
«Лин прекрасный!» Они же, кружась в хороводе, запеву
Пеньем и вскриками в лад и топотом ног отвечали.»

(Илиада XVIII, 569)

Эту сельскую сцену выковал на Ахилловом щите Гефест. Мальчик изображает в обряде того бога или героя, которого хор оплакивает. И если плач зовется по припеву «лином» (λίνος), то и сам отрок — Лин (в действе), и круговой хор правит страсти Лина,¹¹ как сикионский круговой хор правил страсти Адраста. «Жалобная заплачка, заимствованная, по-видимому, у финикиян, сочеталась, как оргийный момент экстатической скорби, с восторгами веселых празднеств виноградного сбора и с представлением о безвременно погибшем некоем боге-младенце, чье имя и чей образ мы встречаем в собственной Греции в местных аргивских легендах», по которым он разорван собаками; френетическое междометие дало имя безыменному ребенку, герою страстей. Аналогию Лину составляет египетский Манерос (μανέρως);¹² родственны и страстные участи отроков Борма и Гилла.
___________________________
[11] Возможно праздник связан с уборкой льна (λίνον). Либо перекликается с афинскими Ленеями (Λήναια).
λίνεος — льняной; ex. ὅπλα λίνεα Her. — льняные канаты.
Ληναῖος ὁ Леней (бог виноделия, т.е. Вакх-Дионис) Diod., Anth.
Λήναια τά (sc. ἱερά) Леней (афинский праздник виноделия в 8-11 дни месяца Γαμηλιών в честь Вакха; к нему приурочивались состязания драматургических произведений) Arph., Arst.
Λῆναι (-ῶν) αἱ лены, т.е. вакханки Anth.
[12] μανέρως, μανερῶς ὁ (dat. μανέρωτι, acc. μανέρωτα) погребальная песнь у египтян Her.
Μανέρως, Μανερῶς — имя рано умершего сына первого егип. царя.


Засыпан камнями в Аргосе, подобно упомянутому Анфию, и некий Меланхр (Μέλανχρος), которого сближают с дионисийским циклом, кроме его пафосa, и имя, и культ гробницы. Лидийский Ампел (Ἄμπελος, «виноградная лоза», «виноград»), тожество коего с Дионисом виноградников означено самим именем, — любимый богом отрок, умерщвленный быком, т.е. самим Дионисом в исступлении. Хтонический характер амиклейских Иакинфий и употребление на празднике плющевых венков являют их как дорический аналог ионийских Анфестерий и позволяют подозревать в юном Иакинфе (Ὑάκινθος), страсти и могила которого типичны для дионисийских героев, одну из отнятых Аполлоном у Диониса добыч, тем более, что культ выводится в предании из Фив и что неизменный женский коррелят героя не отсутствует — в лице Иакинфовой сестры Полибои (Πολύβοια), носительницы имени (срв. Εὔβοια, имя Дионисова острова и менады), свойственного Артемиде, либо Коре-Персефоне.

Что страстные герои цветения принадлежат дионисийскому кругу как демонические ипостаси Диониса-Анфея, показывает и миф о прекрасном Нарциссе, охотнике и брате неразлучной с ним и совершенно ему подобной сестры-охотницы (Paus. IX, 31:6), встречающем в своей жизни дионисийскую нимфу Эхо (растерзанную потом безумными пастухами в волчьих шкурах) и двойника с мечом (Αμεινίας), чтимом у своей гробницы в Оропе глубоким молчанием, как Орест на празднике Анфестерий, и именуемом, как божество подземное, «молчаливым» (σιγηλός).¹³ Бог Адонис, самостоятельный прадионисийский страстной лик, является дионисийским героем, как мы выше (§ 5) видели, через «похищение» Дионисом-Охотником.
___________________________
[13] και Σίγηλος μεν κύριον ὄνομα Ναρκίσσου, σιγηλός δε ο σιωπηλός. (по Евстафию ad Οdyss. p. 1967, 36).


9.

Многие общие черты сближают с Паламедом другого страстного героя из троянского цикла — Протесилая. Последний — явная ипостась пра-Диониса подземного, и Еврипид настойчиво приводит его в связь с Дионисом. Лаодамия совершает перед его статуей вакхические служения, что подтверждается и изображениями на саркофагах. Протесилай владеет дионисийским оракулом и, подобно Паламеду, покровительствует виноградникам.

Радаманф справедливый, светлокудрый брат Миноса критского, ипостаси бога двойной секиры, начальник блаженных душ, обитающих в Элисии, милостивый лик подземного Зевса, кроткое солнце глубин, куда он перенесен с лица земли, — не отожествляется, но сопоставляется с Дионисом-Аидом, родственное сходство с которым отличает всех богоравных героев, взятых в земные недра, как Реса, Салмоксида, Аристея и отца Алкмены — Амфиарая. Отсюда соседство святынь Радаманфа и Диониса близ Галиарта, вокруг гробницы Алкмены, супруги Радаманфа в Элисии, а на земле — матери, от Зевса зачавшей «спасителя», близкого и родного Дионису, — Геракла. Радаманф, родоначальник царей дионисийской Эвбеи, одно из звеньев, смыкающих эллинский культ Диониса с его предтечей, культом критского Зевса.

Перенесение отдельных дионисийских черт на издревле прославленных страстями героев можно видеть на примере Ахилла (Ἀχιλ(λ)εύς). Дионисийский обряд переодевания отроков в женские одежды отразился одинаково в мифе о пребывании Ахилла среди дочерей Ликомеда и в мифе об укрывательстве Афамантом и его женою, Ино, их воспитанника Диониса в девичьем наряде. Дионис помогает Ахиллу, — как впоследствии македонский Александр — «Ахилл» — подражает Дионису и признается его эпифанией (νέος Διόνυσος, «юный Дионис»): по Киприям, Телеф, борясь против Ахилла, запутывается в виноградную лозу, подобно фракийскому преследователю Диониса, Ликургу. Согласно второй песне о мертвых (младшей Nεκυία) в Одиссее пепел Ахилла смешан с Патрокловым в золотой урне, подаренной Фетиде Дионисом; по Диктису, Ахилл сам, умирая, завещает сложить в эту урну свой прах вместе с прахом Патрокла и Антилоха. Ахилл, несомненно, один из древнейших (восходящих к эпохе до выселения эолийцев из Фессалии в Малую Азию) объектов героического плача и laudationis funebris («поминальные панегирики») на праотеческих курганах, откуда и возникла эпическая οἴμη («песнь, сказание»). Ибо песнь о нем есть песнь о несравненной славе, незаслуженных бедствиях и роковой безвременной гибели народного любимца, богоравного смертного, преследуемого горем-злосчастием, потому что так написано ему на роду. Не значит ли потому и имя его то же, что Пенфей (ἔχω-πένθος)? Как бы то ни было, религиозное сознание народа естественно искало сблизить, насколько возможно, этих ранних героев френоса с обретенным после долгих поисков всеобщим богом страстей, «страдающим богом». В ином отношении к Дионису был счастливец Тесей; но его принадлежность местности, насыщенной влияниями прадионисийских и дионисийских культов, и исконная связь с Критом имеют последствием то, что в длинном ряде наиболее ярких выявлений своей религиозной сущности он оказывается не подобием только, а как бы непосредственной эпифанией Диониса: вот почему сын Эгея — юноша в женской одежде — побеждает Минотавра, добывает венец Амфитриты, сочетается с Ариадной, а потом с Федрой, нисходит в Аид, хоронит на своей земле изгнанников — великодушный гостеприимец, и прославляется Бакхилидом в дифирамбах.

Как некие языческие святцы, проходит перед нами героическая «золотая легенда» эллинской древности, и в ее пестром многообразии неожиданно выступает основная однородность, почти схематизм. Религия Диониса как бога-героя и героя-прообраза налагает на нее общую печать. Позднейшие мифообразования эту печать закономерно принимают. Так, выдержан в дионисийском стиле роман Панфеи в Ксенофонтовой «Киропедии»: верная жена слагает в порядке разрубленное тело мужа, рука которого, когда Кир пожимает ее, остается в его руке, — а потом закалывается на мужнином могильном кургане. Тесей в трагедии Сенеки также складывает вместе собранные части растерзанного Ипполита. В обоих случаях представлено обрядовое сложение дионисийски разорванного тела (διαμελισμός, σπαραγμός) «по составу его согласия» (κατά σύστασιν αρμονίας), что, как учили под египетским влиянием орфики и позднее герметики, служит условием возрождения (палингенесии) умершего. Но наиболее, быть может, показательно проявилась упомянутая стилизация героической легенды по прототипу мифа о Дионисе в греческой обработке чужеземного предания о Ромуле: эллины и героизировали, и обожествили римского героя-эпонима на свой лад. Ему приписаны и могила (τάφος), и страсти (πάθος), — притом последние в форме σπαραγμός («разрывание»). Правда, римляне вообще игнорировали эту чуждую им версию; однако, греческое представление о «похищении» (ἀφανισμός, ἁρπαγμός) на черных Ареевых конях лежит в основе Горациева образа: «Quirinus Martis equis Acheronta fugit»¹⁴ (Carm. III, 3).
___________________________
[14] hac Quirinus Martis equis Acheronta fugit — этот Квирин (т.е. Ромул) на лошадях Марса избежал смерти (Квинт Гораций Флакк, «Оды 3.3.16. К Цезарю Августу»).


_______________________________
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Фёдор_Иванович_Сухов

13 ДНЕЙ ДВА БОЙЦА ДЕРЖАЛИ ОБОРОНУ В ЗАСТРЯВШЕМ Т-34.

Среда, 06 Сентября 2017 г. 12:52 (ссылка)


4003916_20170906_124611 (599x323, 41Kb)


 


«В это невозможно поверить», - почти единодушная реакция всех, кому рассказывали о подвиге двоих танкистов. Из наградного листа: «...В таком положении они находились 13 суток, истекая кровью, голодные, в холоде, продолжали оборонять свой танк. 30 декабря 1943 года в результате наступления наших частей территория, на которой находился танк, была освобождена, Соколов и Чернышенко были вынесены из танка и отправлены в медсанбат...»
Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Lenavolgina

Вспомним их поименно..

Воскресенье, 03 Сентября 2017 г. 21:52 (ссылка)


Цитата сообщения ал888




Вспомним их поименно!



13 лет назад в последний день беды в Беслане погибли 10 настоящих Мужчин с большой буквы. 10 Героев с большой буквы.

Это были бойцы спецподразделений "Альфа" и "Вымпел", погибшие при спасении детей.

Десять человек - это потери для спецназа немыслимые. Обычно даже если один человек в операции спецвойск гибнет - это уже беда.. Но здесь и ситуация была немыслимая.

Когда в 13.05 3 сентября раздался взрыв и обрушилась одна из стен спортзала школы, через пролом бросились дети. А детей начали из школы поливать из автоматов и другого оружия подонки, державшие их три дня в плену.

И была поставлена задача спасти как можно больше детей и уничтожить мразей, их убивающих.

И бойцы справились с этой задачей. Правда действовать пришлось необычно для спецназа. Пришлось своими телами прикрывать ребят. И бойцы это делали. Делали, в очередной раз доказывая, что русский воин может быть героем в любые эпохи и времена.. Большинство детей было спасено и большинство упырей было уничтожено. Единственный выживший захваченный в плен сейчас отбывает пожизненный срок..

Но десять Героев погибло..

Вспомним их поименно..

Читать далее...
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
barbossi

В одиннадцатилетнюю стратегию вернули мультиплеер

Суббота, 02 Сентября 2017 г. 15:43 (ссылка)

­­­­­­­­­­­­­­­­­­
Студия Petroglyph выпустилa новый патч для стpатегии Star Wars: Empire at War, котоpая вышлa еще в 2006 году

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<герои - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda