-ТоррНАДО - торрент-трекер для блогов

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Я - фотограф

Різні фото


1 фотографий

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в yury_108

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 3) Искусство_войны Nenka_Ukraine Photoshopinka

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.09.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 543

Diariusz yury_108



    

 

 

 

 

 

 

 


Иран: геостратегия и геополитика

Понедельник, 31 Января 2011 г. 12:57 + в цитатник
hvylya.org/index.php?option...&Itemid=10

Иран – одна из самых обсуждаемых стран в мировом информационном пространстве, вокруг которой вертится куча мифов, домыслов, слухов, словом всего, что является неизбежным следствием информационной войны. Дезинформацией активно обмениваются с обеих сторон, но поскольку информационные ресурсы «мировой прогрессивной общественности» и Ирана несопоставимы, то естественно, что восприятие Ирана в общественном сознании, мягко говоря, несколько искажено.

Метки:  

Без заголовка

Понедельник, 31 Января 2011 г. 02:20 + в цитатник
Это цитата сообщения RadioHeads [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Северное сияние [21 фото]

Полярное сияние (лат. Aurora Borealis, Aurora Australis) — свечение верхних слоёв атмосфер планет, обладающих магнитосферой, вследствие их взаимодействия с заряженными частицами солнечного ветра. Снимки собранные в этом выпуске были сделаны фотографом Фрэнсисом Андерсоном на северо-западной территории Канады, Туктояктук.


1. Полярные сияния возникают вследствие бомбардировки верхних слоёв атмосферы заряженными частицами, движущимися к Земле вдоль силовых линий геомагнитного поля из области околоземного космического пространства, называемой плазменным слоем.

+ 20 >>>



free counters
Получать новые посты дневника на почту:
 

Урок сучасним українцям

Понедельник, 31 Января 2011 г. 00:32 + в цитатник

 


Урок для современных украинцев

Владислав Мусиенко (фото), «Главред», 29.01.11 20:24

В Украине отметили День памяти героев Крут.

Память киевских юношей, отдавших жизнь за независимость Украины, почтили и власть, и оппозиция. «Сегодня мы вспоминаем подвиг украинских юношей, которые погибли, защищая свое государство. Отвага и самопожертвование нескольких сотен военных курсантов, студентов, гимназистов стали подлинным примером для грядущих поколений борцов за независимость, - отмечается в обращении к украинскому народу Президента Виктора Януковича. - События далекого 1918 года – важный урок для современных украинцев. Это и урок мужества, но и урок того, насколько внимательными мы должны быть в своих решениях, как крепко нужно думать, когда речь идет о жизни молодых людей».

Глава украинского правительства Николай Азаров в сопровождении первого вице-премьера Андрея Клюева, вице-премьера Сергея Тигипко, министра иностранных дел Константина Грищенко, руководителя Киевской горгосадминистрации Александра Попова, других должностных лиц, а также роты почетного караула под залпы пушек и музыку военного оркестра Вооруженных сил возложил цветы и венки к памятному знаку у Аскольдовой могилы в столице и зажег свечу у Церкви Святого Николая.

После действующего главы правительства к Аскольдовой могиле прибыли экс-премьер Украины Юлия Тимошенко и ее соратники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Юлия Тимошенко возложила цветы к памятному знаку и кресту погибшим у Аскольдовой могилы и помолилась в Церкви Святого Николая. Богослужение провели представители Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской греко-католической церкви. Общий молебен отслужили епископ УПЦ Киевского патриархата Евстратий, протоиерей Агапит, а также настоятель храма Святого Николая на Аскольдовой могиле отец Игорь Онискевич (УГКЦ).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Сегодня мы на этом святом месте вспоминаем молодых ребят – студентов, гимназистов, которые 29 января 1918 года восстали против мощного войска, против 6 тысяч вооруженных людей, хотевших просто ворваться в Украину и уничтожить наш шанс на независимость. Триста молодых ребят – против шеститысячного войска! Они знали, что их силы не равны, но они шли, боролись и положили свою жизнь», - сказала Юлия Тимошенко во время церемонии.

 

 

 

 

 

 

 

 

По словам лидера «Батькивщины», мужество и верность своей Родине, которую продемонстрировали герои Крут, должны послужить примером для украинских политиков и всех граждан Украины в отстаивании суверенитета и национальных интересов Украины.

 

 

 

 

 

 

Цветы к памятнику героям Крут возложили также участники марша, организованного Конгрессом украинских националистов и Украинской народной партией.

Акцию в память о героях Крут провели и представители ВО «Свобода».


© «Главред-Медиа»
Рубрики:  Історія



Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

"Оплот" поїхав в Абу-Дабі

Суббота, 22 Января 2011 г. 15:05 + в цитатник

 [04.01.2011 19:01]  

«Оплот» поїхав в Абу-Дабі (фото)


Харків. 4 січня. УНІАН. Україна вперше представить на міжнародну виставку озброєнь новітній вітчизняний танк «Оплот».

Як передає кореспондент УНІАН, перший зразок цієї машини, створеної Харківським конструкторським бюро ім. Морозова, в рамках української експозиції буде показаний на 10-й Міжнародній виставці озброєнь IDEX-2011 в Абу-Дабі (Об’єднані Арабські Емірати), яка проходитиме з 20 по 24 лютого 2011 року.

Танк «Оплот», а також новий колісний бронетранспортер БТР-4, створений харківським військовими конструкторами, вийшли з виробничого цеху КБ ім. Морозова і транспортуються для участі у виставці IDEX-2011.

Коментуючи подію, генеральний конструктор зі створення бронетехніки та артилерійських систем, генерал-лейтенант Михайло БОРИСЮК сказав в інтерв’ю УНІАН, що танк «Оплот» і БТР-4 «це сучасні машини, які є конкурентоздатними на світовому ринку і користуються попитом у іноземних замовників».

За його словами, танк «Оплот», зокрема, є принципово новою машиною, яка створена на рівні сучасних світових аналогів. «За основними характеристиками – бойовою міццю, мобільністю та захистом – танк «Оплот» перебуває на рівні кращих світових зразків», - сказав М.БОРИСЮК.

Він зазначив, що ця бойова машина у 2009 році прийнята на озброєння української армії. Техніка замовлена Міністерством оборони України, і «серійне виробництво танка «Оплот», – повідомив генеральний конструктор, – розпочате на заводі ім. Малишева у Харкові».

Характеризуючи бронетранспортер, М.БОРИСЮК відмітив, що «вдала компоновка БТР-4 дозволяє створити на його базі сімейство легкобронних машин різного призначення, що забезпечує йому вискоку конурентноздатність на світовому рину озброєнь».

Як повідомляв УНІАН, Міністерство оборони України розмістило на заводі ім. Малишева замовлення на виготовлення перших 10 танків «Оплот». Вартість контракту, який був укладений в 2009 році, становить 295 млн. грн.

У 2009 році Україна підписала з Іраком контракт, згідно з яким має поставити Багдаду до березня 2012 року 420 одиниць БРТ-4. Співвиконавцем контракту виступає Державне підприємство «Завод ім. Малишева» (Харків). Вартість контракту, яким передбачено, зокрема, поставки з України в Ірак літаків Ан-32 та ремонт авіатехніки, становить 2,4 млрд. дол.

На знімках: Конструкторське бюро ім. Морозова відвантажує танк «Оплот» і БТР-4 для транспортування техніки на виставку IDEX-2011 в Абу-Дабі.

Фото Андрія КРАВЧЕНКА


постiйна адреса статтi: 
http://kharkiv.unian.net/ukr/detail/196915
Рубрики:  Інше


Понравилось: 1 пользователю

Аудио-запись: Оооофигенная музыка,спер у Интресс:)

Музыка

Среда, 05 Января 2011 г. 23:40 (ссылка) +поставить ссылку

Комментарии (0)Комментировать

Цена холодной победы

Пятница, 31 Декабря 2010 г. 14:35 + в цитатник

 

Цена холодной победы

Представив СССР в качестве «абсолютного тоталитарного врага», Соединенные Штаты смогли довести холодную войну до победы. Но отход от реалистичной политики сыграл с триумфаторами злую шутку
эксперт 1 735
Джордж Кеннан нашел слово, ставшее на полвека синонимом американской мировой стратегии. «Сдерживание» предполагало третий путь между «умиротворением» СССР и большой войной
East News

В феврале 1946 года советник-посланник в посольстве США в Москве Джордж Кеннан получил запрос из Вашингтона: объяснить, почему Сталин отошел от риторики сотрудничества с западными союзниками и вернулся к большевистским лозунгам и почему СССР отказался участвовать в международных соглашениях о торговле и финансах, разработанных в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гэмпшир. Эти соглашения стояли тогда в центре внимания в США как инициативы, обещающие более прочный мир без мировых войн.

В ответ Кеннан послал «длинную телеграмму», рекомендуя перейти от сотрудничества с СССР к его сдерживанию. «Длинная телеграмма» характеризовала СССР как имманентно агрессивный режим, а не как великую державу со своими легитимными интересами. Кеннан нашел слово, ставшее на полвека синонимом американской мировой стратегии. «Сдерживание» предполагало третий путь между «умиротворением» СССР и большой войной.

Кеннан не связывал экспансию СССР с коммунистической идеологией. «В своей основе, — писал он, — невротическое мировоззрение Кремля является традиционным и вытекает из инстинктивного русского ощущения небезопасности». К тому же, утверждал Кеннан, деспотические правители Кремля испытывают постоянную потребность в образе внешней угрозы, а главное, должны осуществлять экспансию. Достаточно поставить пределы внешним амбициям Москвы — и советский режим вынужден будет вариться в собственном соку и будет поглощен глубокими внутренними проблемами. Если США будут осуществлять сдерживание достаточно последовательно и долго (Кеннан предусмотрительно не говорил о сроках), советский режим неминуемо станет жертвой внутренних противоречий и саморазложения. Без имперской экспансии СССР не имеет смысла. «Нормализация» Советского Союза означает его неминуемый конец.

В Вашингтоне анализ Кеннана встретили как долгожданный ответ на мучительную дилемму. Военный министр (позднее министр обороны) Джеймс Форрестол размножил «длинную телеграмму» в сотнях экземпляров и раздал ее читать коллегам, сотрудникам и друзьям. Неудивительно, что один из экземпляров оказался в руках советской разведки и попал на стол Иосифу Сталину.

Разные подходы

Впрочем, среди американских политиков не было единства в том, как можно осуществлять сдерживание. Главные творцы внешней политики США — Форрестол, Пол Нитце и Дин Ачесон, а позднее генерал Джордж Маршалл — толковали смысл сдерживания каждый на свой лад. Для Форрестола и его протеже Нитце сдерживание означало прежде всего развертывание американской военной мощи в мирное время. Их беспокоило, что Сталин вел себя так, будто американской атомной монополии не существовало. СССР оказывал давление на Иран и Турцию, устанавливал просоветские порядки в странах Восточной и Центральной Европы. Форрестол с 1946 года инициировал разработку оперативных планов атомной бомбардировки советских объектов — на случай вооруженного конфликта с СССР.

Ачесон и Маршалл трактовали сдерживание иначе. Они знали, что СССР обескровлен недавней войной, и считали, что самым эффективным методом будет использование экономической и финансовой мощи США для возрождения либерально-капиталистической Европы. Последняя станет барьером против советской империи.

Поначалу точка зрения Ачесона—Маршалла одержала верх. В июне 1947 года администрация Гарри Трумэна объявила о «плане Маршалла» — технологической и финансовой помощи по экономическому возрождению европейских стран, прежде всего Германии. Но с конца 1949 года, после испытания атомной бомбы в СССР и перехода в коммунистический лагерь Китая, начал брать верх подход Форрестола—Нитце. (Форрестол, правда, был уже не у дел. Летом 1949 года он покончил жизнь самоубийством от душевного расстройства.)

Страх перед коммунистической идеологией и ее проникновением в американское общество почти отсутствовал в сознании и расчетах архитекторов сдерживания. Но вскоре сенатор Джозеф Маккарти и другие демагоги на правом фланге внушили американцам страх перед распространением «коммунистической заразы». Маккартизм обрушился и на архитекторов сдерживания (Ачесон и Маршалл подверглись самым яростным атакам). Горячие головы в США требовали «отбросить коммунизм», использовать силу для выдавливания СССР из Восточной и Центральной Европы. На обложке журнала Collier’s за 27 октября 1951 года был изображен американский солдат на фоне карты поверженного Советского Союза. Над Москвой развевался флаг Объединенных Наций. Прибалтика и Украина значились как «оккупированные» территории.

В годы маккартистской истерии сдерживание прогнулось, но устояло.

Христианский реализм

Политическая система и традиции США мало подходят для осуществления долговременной стратегии. В 1946 году многие в США считали, что лучше всего отсидеться в «американской крепости» за атомным зонтиком и за двумя океанами (на эти настроения, похоже, рассчитывал Сталин). С началом холодной войны некоторые американцы полагали, что надо «разбомбить русских» и установить вечный мир. А уже в недавнее время, после распада СССР, можно было наблюдать, как проваливаются одна за другой попытки США сформировать новую мировую доктрину и стратегию. Постоянные разборки республиканцев и демократов друг с другом мешают созданию «двухпартийной» внешней политики.

Однако сдерживание оказалось исключительно живучей доктриной. Американцы закрепились в Западной Европе и начали строить свою империю «свободного мира» на всех континентах. Несмотря на нападки маккартистов и изоляционистов, архитекторы сдерживания смогли сформировать внешнеполитический истеблишмент, представители которого занимали ведущие посты в сменявших друг друга администрациях демократов и республиканцев. Этот истеблишмент вел США через перипетии холодной войны, отсекая экстремизм любого толка.

Важнейшей установкой людей, входивших в этот истеблишмент, был «христианский реализм». Он вытекал из религиозного мировоззрения приехавших в США из Англии протестантов (пуритан, пресвитериан и прочих), считавших, что их «явное предначертание» (manifest destiny) — построить страну на «христианских основаниях». Долгое время протестанты, составлявшие костяк американского общества, были враждебны самой идее активной внешней политики, идее империи. Эта идея связывалась в их представлении с погрязшей в грехе и цинизме «старой» Европой, из которой бежали их предки. Русский большевизм американских протестантов ужасал, но многие из них надеялись с помощью миссионерской деятельности (а также бизнеса и торговли) вернуть «заблудшую паству» в России на «путь истинный».

Но в 1946 году, после двух мировых войн, протестантское мировоззрение в США начало избавляться от наивности и стремления к изоляционизму. Большая роль в этом принадлежит теологу-протестанту немецкого происхождения Рейнгольду Нибуру (1892–1971), по сей день мало известному в России. Нибур нашел выход для американских миссионеров: он предложил «реалистичную» альтернативу и беззубому пацифизму, и близорукому изоляционизму. В 1944 году Нибур писал, что США призваны обустроить весь мир, а не только собственное общество, на «христианских основаниях». По выражению Нибура, американцы являются «детьми света», которые должны противостоять «детям тьмы», которые «паразитируют на наивности их зачастую слабоумных оппонентов».

«Христианский реализм» Нибура перекинул мостик между религиозным мировоззрением протестантской Америки и политической философией «реализма», который уже давно предлагала американцам «греховная Европа», — с ее набором силовых стратегий, баланса сил и технологий построения империй.

 

эксперт 1 735
Джон Фостер Даллес, сын протестантского священника и внук госсекретаря, сам ставший госсекретарем в администрации Дуайта Эйзенхауэра, превратился в ведущего практика «сдерживания»
East News

 

Джон Фостер Даллес, сын протестантского священника и внук госсекретаря, сам ставший госсекретарем в администрации Дуайта Эйзенхауэра, превратился в ведущего практика сдерживания. Даллес читал и уважал Нибура, но до многого дошел своим умом и на собственном опыте. В молодости он участвовал в Версальской конференции 1919 года, когда США в первый раз и неудачно пытались переустроить Европу и мир на «христианских началах», на принципах свободной торговли и самоопределения наций. Последующие годы революций, катастроф, агрессии и войн убедили Даллеса, что идеалистические планы должны опираться на силу и стратегический расчет.

Даллес не употреблял слов «американская империя», но по сути действовал в духе строительства такой империи — «свободного мира» под руководством США, противостоящего безбожному и опасно динамичному советскому коллективизму. Если у Нибура была борьба света и тьмы, то у Даллеса «христианский реализм» становился игрой на мировой арене с нулевой суммой. Сужение американской зоны влияния означало автоматическое расширение советской зоны. Tertium non datur.

Историк Р. Иммерман отмечает, что Даллес, несмотря на свой миссионерский пафос, зачастую действовал предельно прагматично и шел на компромиссы. Он также не боялся, если надо, использовать грязные силовые приемы, вплоть до свержения неугодных США режимов. Вместе с братом Алленом, директором ЦРУ, Джон Фостер формировал политику сдерживания вплоть до своей смерти летом 1959 года. Братья Даллесы без устали строили военно-политические блоки и военные базы на периферии вокруг СССР, стремясь взять его в кольцо.

Образ врага: тоталитаризм

Коммунизм в интерпретации Кеннана и других архитекторов сдерживания считался временной «болезнью» европейской цивилизации, которая, как и всякая болезнь, отступит, когда организм Европы и всего «свободного мира» окрепнет. Но маккартизм показал, что метафора «болезни» опасна.

Так, Маккарти утверждал, что госаппарат США поражен, инфицирован скрытыми коммунистическими агентами. Тезис же Кеннана о СССР как реинкарнации российского империализма был недостаточно убойным. Для осуществления сдерживания внешнеполитическому истеблишменту требовался образ врага нового типа — образ абсолютно враждебного Другого.

Такой образ помогли создать дискуссии о тоталитаризме.

Слово «тоталитаризм», как известно, употреблялось с 1922 года Бенито Муссолини и теоретиками итальянского фашизма в качестве альтернативы прогнившим и «плутократическим» либеральным демократиям. В 1930-е годы этот термин стал использоваться (в частности, одним из отцов европейского «реализма» Эдвардом Карром) в отношении гитлеровской Германии и СССР — но еще с оттенком почтения, как синоним динамичного национализма, конструктивного и волевого начала.

После поражения Третьего рейха и начала холодной войны «тоталитаризм» стал использоваться в американском политическом языке как антипод «свободного мира». Идеологическую заостренность этому термину придали публикации американских левых интеллектуалов-антикоммунистов, в том числе бывших троцкистов. Они считали СССР тоталитарным, поскольку сталинская бюрократия «предала революцию», а террор уничтожил революционеров. Американские либералы, которые после 1946 года стали массово переходить на антисоветские позиции, начали обличать тоталитаризм, чтобы спасти наследие «Нового курса» Франклина Рузвельта от нападок справа. В странах Западной Европы многие социалисты и бывшие коммунисты пошли на союз с либералами и даже с католическими кругами во имя борьбы с коммунистическим тоталитаризмом.

Американский историк Д. Энгерман пишет, что период между 1947-м и 1952 годами был по любым меркам апофеозом употребления термина «тоталитаризм». Трумэн в марте 1947-го сформулировал свою знаменитую доктрину следующим образом: «Тоталитарные режимы, навязанные свободолюбивым народам методами прямой и косвенной агрессии, подрывают основы международного мира, а следовательно, и безопасность Соединенных Штатов». С этого момента «сдерживание» и «тоталитаризм» стали неразделимой парой в американском лексиконе холодной войны.

Однако с концептуальным наполнением термина вышла неувязка. Первую серьезную концепцию предложила Ханна Арендт. Ученица основателей Франкфуртской школы философов Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса, происходившая из еврейской семьи, Арендт была вынуждена эмигрировать из нацистской Германии в США. В 1951 году она опубликовала книгу «Истоки тоталитаризма», ставшую настольной для американских интеллектуалов.

Арендт видела причины тоталитаризма в кризисе европейского просвещения и либерализма, в размывании иерархических структур, во вторжении масс в политику. О СССР она знала понаслышке. Почти все «родовые признаки» тоталитаризма она вывела из опыта нацистской Германии, где она некогда жила. Арендт видела в гитлеровском тоталитаризме прежде всего реакцию немецкой мелкой и средней буржуазии на время войн и кризисных потрясений. В современном бюрократизированном обществе Запада, писала она, люди «атомизированы», их традиционные связи разорваны. В результате толпы мелких буржуа пошли за фюрером-мессией и его партией.

На Арендт произвела большое впечатление кампания по борьбе с космополитизмом в СССР. Она пришла к выводу, что антисемитизм роднит нацизм и сталинизм.

И все же тоталитаризм в толковании Арендт мало подходил для характеристики СССР. Политолог Карл Фридрих, эмигрант из Германии и профессор Гарварда, взялся исправить этот недочет. Он сформулировал пять «родовых черт» тоталитаризма, которые якобы объединяли нацистскую Германию и СССР: наличие официальной идеологии; наличие одной партии, спаянной железной дисциплиной и слепой верой ее членов; монополия партии на государственные средства массовой информации и на инструменты насилия; система террористического полицейского контроля.

В 1956 году Фридрих и еще один профессор Гарварда, выходец из Польши Збигнев Бжезинский, написали книгу «Тоталитарная диктатура и автократия», где добавили шестую «родовую черту» — монопольный контроль над экономикой. Авторы заимствовали у Арендт важный тезис: если государство и общество становятся тоталитарными, их невозможно реформировать, поскольку они существуют лишь за счет насилия и террора. Из этой концепции проистекал вывод о характере советской угрозы — она существует, пока существует СССР.

Эта концепция абсолютизировала черты системы, которую выстроил Сталин, а также игнорировала многие факты советской истории и разительные перемены в СССР, где полным ходом шел демонтаж террора и ГУЛАГа, начались реформы в обществе и экономике. Кеннан и другие знатоки России выступили против концепции тоталитаризма (хотя он использовал само слово), как не подходящей для характеристики СССР ни в прошлом, ни в настоящем. Подавляющее большинство американских политологов, историков и советологов с 1956 года по конец 1960-х перестало использовать даже само слово «тоталитаризм». Бжезинский под воздействием аргументов коллег выбросил термин «тоталитаризм» из своих сочинений. Но это слово было уже намертво припаяно американскими СМИ к Советскому Союзу.

 

эксперт 1 735
Даже Збигнев Бжезинский под воздействием аргументов коллег выбросил термин «тоталитаризм» из своих сочинений
East News

 

Уравнение СССР = тоталитаризм оказалось весьма живучим и очень важным для эволюции доктрины сдерживания.

В США возникала новая сила, представленная военными и разведывательными структурами, мощными корпорациями — производителями вооружений, сетью научных лабораторий и военных баз. Эта сила требовала гигантских бюджетных средств и создавала миллионы рабочих мест — ее интересы представляли многие политики, аналитики, газетчики, конгрессмены и сенаторы. В 1961 году, уходя из Белого дома, Эйзенхауэр назвал эту коалицию военно-промышленно-научным комплексом. Концепция тоталитаризма оправдывала существование этой силы, огромные расходы на ее содержание. Кроме того, такая концепция оправдывала неразборчивость в средствах на международной арене. В борьбе с тотальным врагом все средства хороши.

СССР же при Брежневе стремительно превращался в авторитарно-бюрократическую империю, в «большой собес» с дорогостоящими социальными программами, связанный гигантскими государственными субсидиями и умирающей ленинской идеологией. Но именно в 1970-е годы многие диссиденты в СССР (правда, далеко не все) стали применять в отношении брежневского режима концепцию тоталитаризма, причем зачастую в устаревшей интерпретации Фридриха—Бжезинского. По мнению этих диссидентов, СССР оставался тоталитарным, покуда существовал КГБ и не соблюдались права человека. Их не смущало, что в целом ряде стран, от Гватемалы до Чили, США свергали «марксистские» режимы или поощряли политические убийства и насилие.

Возник альянс между инакомыслящими «борцами с тоталитаризмом» и западными СМИ. Он был поддержан мощными силами в Республиканской и Демократической партиях, не заинтересованными в разрядке с Советским Союзом. В свою очередь влиятельные круги, поддержавшие в 1980 году на выборах Рональда Рейгана, взяли на вооружение уравнение СССР = тоталитаризм, использовав его для обоснования своего «крестового похода» против «империи зла».

Политэкономия сдерживания

В 1944–1945 годах американские и британские экономисты и политики создали Бреттон-Вудскую систему — всемирные институты финансово-валютного обращения и безтарифной торговли. Доллар США и американские товары в этой системе доминировали. СССР отказался участвовать в бреттон-вудских институтах, таких как Всемирный банк и МФВ, чтобы ни в чем не зависеть от США и западного капитала. В итоге эта система стала политэкономическим ресурсом сдерживания.

Она существовала до конца 1960-х и успешно связала в едином пространстве рынки и капиталы США, Западной Европы, Японии и других капиталистических экономик. Тем самым были заложены основы современной глобализации.

Но в первые годы сдерживания никто не мог предвидеть такого успеха. Несмотря на все свое богатство и экономическую мощь, США боялись увеличивать военные и другие расходы. Многие в протестантском истеблишменте опасались, что слишком высокие государственные расходы на холодную войну приведут к дефициту бюджета, к инфляции, а в итоге — к расстройству финансов или к резкому повышению налогов. Сказывался страх перед очередной Великой депрессией.

«План Маршалла» (12 млрд долларов) стал первым дорогостоящим мероприятием по осуществлению сдерживания. С началом Корейской войны администрация Трумэна и Конгресс выделили огромные средства на армию и вооружение, а также на помощь антисоветским силам, пропаганду «западных ценностей» и другие компоненты сдерживания. Администрация Трумэна усвоила идеи британского экономиста Джона Мейнарда Кейнса, одного из главных архитекторов Бреттон-Вудской системы. «Неокейнсианцы» в администрации отвергли страхи бюджетного дефицита и не боялись, что большие расходы приведут к высоким налогам. Напротив, доказывали они, каждый потраченный государством доллар будет генерировать новые технологии и большее потребление. В конечном итоге на выходе будет не дефицит, а профицит бюджета.

В Республиканской партии долгое время с подозрением относились к выкладкам «неокейнсианцев». Еще была жива традиционная протестантская этика — надо жить по средствам, расходы не должны превышать доходы, лучше сокращать налоги, чтобы стимулировать бизнес. Президент Эйзенхауэр и госсекретарь Даллес скрупулезно придерживались принципа сбалансированного бюджета. В результате, несмотря на продолжавшийся в 1950-е годы рост американской экономической и финансовой мощи, администрация Эйзенхауэра после окончания Корейской войны значительно сократила военные расходы и численность армии. Вместо обычных войск и вооружений Эйзенхауэр и Даллес сделали ставку на стратегические и тактические ядерные силы, которые, как считалось, будут «дешевле».

Отказ от экономии

К началу 1960-х, однако, выяснилось, что подобная «экономия» завела сдерживание в тупик. СССР при Никите Хрущеве испытал термоядерное оружие, создал ракетные силы стратегического назначения, стремительно расширял зону своего влияния в странах Азии и в Африке, бывших европейских колониях. Выстроенные Даллесом проамериканские блоки распадались, а Москва заключила

Рубрики:  Інше

Война, как катализатор человеческого развития

Среда, 29 Декабря 2010 г. 11:03 + в цитатник

 

Война, как катализатор человеческого развития Печать

В киевском Клубе дилетантов прошло заключительное заседание 2010 года, которое было посвящено войне и ее место в развитии человеческой цивилизации. Представляем вашему вниманию доклад Юрия Проценко, сделанный в ходе заседания.


 

 

Вопросы:
1. Возможен ли человеческий мир без войн?
2. Является ли война платой за развитие?
3. Какие типы войн сегодня актуальны?
4. Какие новые типы войн можно выделить?
5. Что есть человеческий мир между войн или без войн?


1. Возможен ли человеческий мир без войн?

Что есть война? Карл Клаузевиц писал о войне, как о продолжении политики другими средствами.
В самом общем виде война есть вооруженная борьба государств. Кроме того, слово «война» употребляется еще и в переносном смысле, где оно также обозначает борьбу в какой-либо из сфер человеческой деятельности, так же как правило, не обремененную моральными нормами. Итак, война – одна из форм борьбы, точнее самая крайняя форма борьбы, ибо прямо предполагает уничтожение представителей вида homo sapiens.
Какие цели ставят перед собой люди, развязывающие (начинающие) войну? В соответствии с концепцией британского историка сера Безила Лиддел-Гарта такой целью является мир, лучший, нежели довоенный.
Опять-таки, понятие лучшего мира достаточно условно, т.к. может предполагать и полное физическое уничтожение противника, включая и потенциального.
Если рассматривать человечество исключительно с позиций натуралиста, изучающего некий биологический вид, то можно сделать вывод, что истребление некоторого количества представителей человечества идет на пользу популяции homo sapiens. В результате войн выживает сильнейшее государство. А военная мощь такого государства - есть универсальный и одновременно интегральный показатель его жизнеспособности. Исключения из этого правила существуют, но они лишь подтверждают правило.
Поскольку государства являются субъектами борьбы, то возникает вопрос: возможно ли наступление всеобщего мира на планете Земля вследствие образования единого государства? Да, теоретически должен был бы наступить мир, но на практике, вследствие недостаточной гомогенности населения планеты (отсутствие единой нации) этого бы не произошло.
Возможно ли создание единой нации на планете? Теоретически это представляется возможным, если какое-либо государство завоюет или иным способом навяжет в свою волю другим государствам и сможет проводить такую политику в течении 3-4 поколений людей.
Добровольный отказ от собственной идентичности возможен лишь вследствие культурного превосходства донора над реципиентом. Но культурное превосходство является лишь следствием превосходства экономического и военного. Богатая страна просто может себе позволить большие инвестиции в гуманитарную сферу. Бедная экономит на всем, включая и культуру.
Восприятие (рецепция) достижений культуры выражается в подражании или иначе в моде. На нашей памяти увлечение советской молодежи американскими джинсами. Но и до этого подобное явление также имело место. Сравните одежду турецкого янычара и запорожского казака. Сходство – довольно большое.
Как видим, создание единой нации представляется достаточно сложной задачей. Страна-победитель должна покорить весь мир, а затем в течении 60-80 лет быть способной «переварить» завоеванное и не распасться вновь на независимые государства.
При этом следует учитывать, что данную задачу сегодня решить сложнее, чем во времена Александра Македонского или Римской империи. Знаменитый американский «плавильный котел» перестал работать: национальные меньшинства в США уже не ассимилируются.
Римлянам или грекам было легко навязывать варварам свою превосходящую культуру. То же самое можно было сказать и об американцах в отношении мексиканцев. Но сейчас у мексиканцев уже есть своя нация с определенным набором культурных кодов и стереотипов, работающих на защиту национальной идентичности. Иначе говоря, Хулио Иглесиас так же популярен, как и Майкл Джексон.
Принято считать, что этнос объединяется в нацию исключительно при капитализме. Реально этнос всегда превращается в нацию при достижении некоего порога коммуникации. Для этого обычно требуются газеты и некоторый уровень грамотности населения, что бы их читать. Применительно к отечественной истории можно говорить о создании украинской протонации еще во времена, предшествующие Хмельниччине. Идеологическая борьба между православием и католицизмом в Украине первой половины XVII века имела следствием широкое распространение грамотности, а политическое давление способствовало консолидации украинцев. Братства, как религиозные центры и владельцы типографий, и выпускники Могилянки, как бродячие проповедники, заменяли газеты. В странах III мира, избавившихся от колониализма, роль коммуникатора перешла от газет к радио и телевидению.
Создание единой нации представляет большую проблему и в плане экономики. Значительное количество конфликтов имеют экономическую природу: неравенство получаемых населением доходов в региональном разрезе. Выход видится в выравнивании доходов, что возможно лишь путем их перераспределения между метрополией и колонией. Вряд ли подобная политика будет положительно воспринята населением метрополии. Но если супердержава будет проводить политику колониализма, то это рано или поздно окончиться крахом такой политики.
Можно рассмотреть и другой сценарий: единого государства на планете не существует, но имеется одна сверхдержава с зависимыми от нее сателлитами. В этом случае период ассимиляции населения планеты может занять и пару столетий. Но просуществует ли столько наша сверхдержава?
Существует масса факторов, влияющих на темпы экономического развития и, в конечном итоге, на мощь государства. Вот лишь некоторые из них:
 Открытие (разработка) новых полезных ископаемых;
 Появление новых технологий и источников энергии;
 Появление новых эффективных приемов управления страной на макро- и микроуровнях.
Все эти факторы могут на короткий период времени изменить баланс сил. И государство может воспользоваться таким изменением для дальнейшего упрочения своих позиций уже путем войны.
Наконец на проблему возникновения войн можно посмотреть еще с одной неожиданной стороны. Любая нация стремиться к созданию своего государства, т.к. государство – это та форма, в которой существует современная нация. Нации-государства пребывают в постоянной конкуренции и борьбе. Поэтому единственным реальным путем образования единого на планете государства и формирования единой на планете нации, есть путь физического уничтожения остальных наций нацией-победительницей.
В настоящее время история не знает примеров выделения одной нации из другой, гомогенной. Были лишь случаи формирования наций из одного суперэтноса. Скажем, норвежцы «выделились» из шведов. Но норвежцы всегда отличались от шведов, просто последние этого не замечали. Такая же история с украинцами и белорусами. До революции 1917г. и тех, и других относили к т.н. «русскому племени».


2. Является ли война платой за развитие?

Войны являются ускорителями исторических изменений в судьбах человечества и, одновременно, палачами над отжившими формами человеческого жизнеустройства. Миром движет разность потенциалов. Вода бежит с гор в долину, электроны - с катода на анод, разноименные заряды притягиваются, одноименные - отталкиваются.
Сложно дать определение процесса развития или иначе прогресса, в особенности в социальной сфере. «Молодим – весілля, а курці – смерть!» - говорит украинская поговорка. В грубой прикидке прогресс можно свести к понятию «повышение производительности труда». Если сегодня за единицу времени или на душу населения, продукции производиться больше, чем вчера, то это есть хорошо. От качества и полезности такой продукции абстрагируемся. Считается, что нам нужно все, что производиться и качество этого «всего» не ухудшается. 
Можно эту методику развить с учетом качественных характеристик. Создадим некий интегральный показатель, представляющий набор некоторых характеристик, и назовем его «качество жизни» или «конкурентоспособность». У нас получиться что-то наподобие индекса Доу-Джонса, только вместо показателей котировки акций некоего пула компаний, допущенных на биржу, будем иметь наши характеристики.
Создание такого индекса является методологически очень сложным делом, т.к. оный должен учитывать не только текущее «качество жизни», но и способность страны сохранить его в будущем. Иначе говоря, страна с низким жизненным уровнем и высокими расходами на вооружения может оказаться более жизнеспособной, а значит в нашем понимании и более прогрессивной, чем страна с высоким жизненным уровнем и низкими расходами на вооружение.
Одной из упомянутых характеристик, несомненно, будет производительность труда. Европейцам в течении XVI-XIX веков удалось покорить или сделать зависимым от Европы весь неевропейский мир. Причина - в появлении в Европе производственного капитала, сделавшего ставку на технический прогресс, как способ минимизации затрат. Техническое и любое иное изобретение должно быть полезным, т.е. должно снижать затраты. Для этого сначала нужно это изобретение сделать, а потом внедрить. 
Вряд ли креативность человеческого мозга существенно улучшилась за последние две тысячи лет. Герон Александрийский изобрел паровую турбину, использовавшуюся в качестве детской игрушки. Он же изобрел и торговые автоматы для продажи в храмах святой воды. Китайцы изобрели порох, использовавшийся для фейерверков. Это были великие изобретения, но они практически никак не влияли на жизнь изобретателей и их современников. Ситуация радикально изменилась, когда внедрение новшеств превратилось в вопрос жизни и смерти для данного государства (этноса, нации).
Для внедрения новшеств необходимо наличие обратной связи, когда изобретение кто-то заметит и оно будет внедрено в жизнь. При этом автор получает за свое изобретение некоторые материальные или нематериальные блага. Назовем прохождение идеи от изобретателя к инвестору вертикальным распространением идеи. Но реализованная идея начинает распространяться и территориально. Назовем это горизонтальное распространение идеи.
Для нас здесь важно то, что война стимулирует и вертикальное, и горизонтальное распространение идей. Поскольку судьба элиты страны во время войны опосредованно зависит от технического прогресса, то изобретательство и внедрение изобретений получают режим наибольшего благоприятствования. Ну а распространение изобретений на планете часто происходило на копьях и штыках победителей. Так победы Александра Македонского в значительной степени объясняются применением «фаланги» - нового построения пехотинцев на поле боя, изобретенного отцом Александра, македонским царем Филиппом. Наполеон внедрил атаки колоннами, Нестор Махно – тачанку (передвижной пулемет), а Генри Форд – автомобильный конвейер.
Вертикальное движение идей было бы абсолютно беспроблемным, если бы всякое внедрение идеи не приводило к изменениям в социальной структуре общества, иначе говоря, в иерархическом положении отдельных людей. Но в результате таких изменений положение одних людей может улучшаться, а положения других – ухудшаться. В последнем случае вертикальное движение идей тормозиться. Прогрессивность руководства страны определяется его способностью такие сопротивления преодолевать.
Элита любой страны неоднородна и по-разному реагирует на исторические вызовы. Тем не менее, считается, что период без войн ведет к «застою», а войны ускоряют развитие человечества. Объяснить это можно тем, что в мирное время нужны люди с одними навыками, а в военное – с другими. Но, один раз дорвавшись до власти, «штатские» стремятся в ней закрепиться навсегда. И когда вспыхивает война, то страна к ней оказывается не готовой. Не готовы оказываются не только гражданские, но и военные. Отсюда следует вывод, который Мао Цзедун сформулировал так: «Каждое поколение должно иметь свою войну!»
Данное правило универсально и действует во всех сферах человеческой деятельности. Если новшество противоречит интересам отдельной личности или «корпорации», оно игнорируется. А когда в другом месте идея все же внедряется, то в столкновении с этими другими странами/корпорациями наша личность/корпорация/страна терпит поражение.
Пример с «застоем» хорошо иллюстрирует судьба Уинстона Черчилля в межвоенный период. Сразу после окончания І мировой войны неординарного политика «затерли» и вспомнили о нем только после нападения Гитлера на Британию. А если бы Гитлера не было?
История человечества после 1945г. изобилует множеством войн на периферии великих держав, но сами великие державы между собой уже не воевали. Это привело к почти полной остановке технического прогресса на магистральных направлениях развития человечества, особенно усилившейся после распада СССР в 1991г.
В космос летаем на тех же ракетах, что и во времена С.Королева. Современные авиалайнеры летают с той же скоростью, что и в 1960-ые годы. Автомобили за последние пятьдесят лет стали немного экономичнее, но скорости также не прибавили. Прогресс виден в электронике, но и здесь создание суперкомпьютеров идет путем механического наращивания элементов.
Отсюда следует вывод: человечеству нужна большая война. Ибо только большие войны, в которых участвуют великие державы, по-настоящему стимулируют технический прогресс.

3.Какие типы войн сегодня актуальны?

Однако, рассматривая войну, как борьбу государств, можно сделать вывод, что существуют и иные формы такой борьбы, на которые можно распространить термин «война». Разумеется, речь идет об употреблении этого термина в переносном виде.
Старейшей формой таких «войн» есть экономическая конкуренция. Она существовала всегда, но на фоне войн обычных была незаметной. Существенную роль здесь играло и то, что в древности и Средневековье экономика обычно представляла собой натуральное хозяйство, которое очень слабо участвует в конкурентной борьбе. Хотя и тут бывали исключения.
Экономика рабовладельческого периода знала крупные производственные предприятия, именовавшееся эргастериями, где широко применялось разделение труда. Древний мир знал колоссальные стройки и ирригационные сооружения, тысячекилометровые дороги с твердым покрытием и оборонительные стены и валы.
Феодализм прекрасно соседствовал с крупным торговым, финансовым и банковским капиталом Северной Италии. Флоренция была ее мастерской. Существовали даже государства-транзитеры с непомерно большим влиянием торгового капитала, как Хазарский каганат и Золотая орда. Наконец, первая «глобализация» в истории человечества наступила при Чингисхане и его потомках, объединивших большую часть Евразии в одно государство.
В современном мире существуют три основных центра экономической мощи и, соответственно, три центра, ведущих между собой и по отношению к третьим странам конкурентные войны. Это США, Западная Европа и Япония. Примечательно, что эти центры имеют уже длительную историю, существуя более ста лет.
До 1991г. еще одним таким центром был СССР. Вторую категорию составят государства-сателлиты мировых центров: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Восточная Европа, азиатские «тигры». Еще далее находятся бывшие колонии великих держав в Азии и Африке. Промежуточное положение между вторыми и третьими занимают страны Латинской Америки. И наконец, особое положение занимают - страны СНГ, ЮАР и КНР. И связано это именно с особенностями развития этих стран. Первые от социализма перешли к капитализму, претерпев радикальную трансформацию элиты, а ЮАР - от апартеида к господству черного большинства, но также с радикальной трансформацией элиты. В обоих случаях процесс трансформации элиты сопровождался падением производства и ухудшением управляемости страны. 
В Китае, наоборот, была создана уникальная экономическая и политическая система, объединяющая в себе элементы капитализма и социализма. Некоторая трансформация элиты также присутствует, но о полной трансформации элиты говорить нельзя, т.к. Китаем, как и во времена Мао, правит Политбюро ЦК КПК.
Все три центра мировой мощи входят и входили в т.н. «западный мир» под эгидой США, хотя употребление слова «западный» по отношению к Японии звучит не очень корректно. 
После ІІ мировой войны у правящих кругов США появилась уникальная возможность скроить мир, не входящий в орбиту Советского союза, в соответствии со своими пожеланиями. Вполне возможно, что в условиях однополярного мира эти пожелания были бы другими, но в конкретных условиях «холодной войны» США нуждались в крепком тыле и надежных союзниках. Поэтому Германия и Япония, вчерашние противники США во ІІ мировой войне, получили от Америки политическую структуру англо-саксонского типа, кредиты на восстановление экономики и режим наибольшего благоприятствования в торговле. Т.е. получили доступ, с ограничениями, естественно, к американскому внутреннему рынку. Позднее, в 1990-ые годы, но уже в существенно ограниченном варианте, подобную процедуру ЕЭС проведет в отношении стран Восточной Европы.
Трагично сложилась судьба Британской империи. Неизбежность ІІ мировой войны вытекала из обделенности Америки по результатам І мировой войны. США Версальский мирный договор подписали, но не ратифицировали из-за разногласий по вопросу о роли Лиги Наций. Поэтому германские колонии были разделены между победителями в соответствии с мандатами Лиги Наций и США колоний не получили.
После этого правящие круги США взяли курс на развал Британской империи, как своего важнейшего геополитического противника. Делаться это должно было усилиями Германии, Японии и, возможно, СССР. С этой целью они кредитовали восстановление экономики Германии (план Дауэса, план Юнга) и поддерживали агрессию Японии в Китае. Сталинский СССР имел возможность закупать в США любые станки и оборудование, а американские специалисты участвовали в проектировании и строительстве почти всех важнейших строек «сталинских пятилеток». Результатом ІІ мировой войны стало крушение Британской колониальной системы, а следствием – фактическое превращение Британии в доминион США. Сейчас британцы вынуждены участвовать на стороне США во всех крупных международных военных конфликтах.
Контроль США над Европой и Японией многогранен. Господство США над Западной Европой и Японией держится на использовании американского доллара, как средства международных расчетов и международного средства резервирования. В Германии и Японии находятся американские войска. Часть высокотехнологического оружия, как, например, ракеты и бомбардировщики, не производятся в этих странах и закупаются в США. Полностью американской является система навигации GPS.
Специфическим видом современных экономических войн являются валютные кризисы, периодически устраиваемые в разных странах Джорджем Соросом. Наиболее известные соросовские операции это «черная среда (16.09.92г.)», рекордно обесценившая британский фунт, и атака на валюты стран ЮВА (1997г.).
Стандартная валютная атака выглядит, как реализация следующих шагов:
1. Создание пула валютных спекулянтов;
2. Аккумуляция пулом денежных средств в сумме нескольких миллиардов долларов и передача их инвестиционному фонду Сороса;
3. Создание в стране-жертве инвестиционного бума путем скупки активов и осуществления портфельных инвестиций;
4. Получение структурами Сороса кредитов в национальной валюте;
5. Последующая конвертация полученных кредитов в доллары и вывоз долларов из страны;
6. Свертывание деятельности инвестиционных фондов в стране, продажа активов и ценных бумаг, конвертация полученной выручки в доллары и вывоз их из страны;
7. Девальвация нацвалюты нацбанком страны из-за невозможности обеспечить паритетный обмен вследствие уменьшения валютных запасов;
8. Погашение структурами Сороса ранее взятых кредитов обесцененной нацвалютой;
9. Получение страной-жертвой кредитов МВФ на стабилизацию нацвалюты под политические условия;
10. Скупка отечественных предприятий западными ТНК.
Атака экономик стран ЮВА была полностью неожиданной для их правительств, т.к. все они считались верными союзниками Вашингтона. Предательский «удар в спину» со стороны банкиров США был вызван тем обстоятельством, что США после развала СССР больше не нуждались в этих странах, как союзниках.
Ну и уже традиционным видом войн можно назвать войны информационные. Возникли они не вчера, и даже не во времена доктора Геббельса. Пожалуй, первой информационной войной следует считать пропагандистскую подготовку к Крестовым походам. У Папы римского были талантливые идеологи-пропагандисты, как Петр Пустынник. Был и пропагандистский аппарат в лице белого и черного духовенства, присутствие которого ощущалось в любом селе. Был и мощный стимул для крестоносцев: прощение грехов. А кто у нас без греха, пусть кинет в Папу камень.
Из современной «классики» следует назвать пропагандистское обеспечение двух американских войн в Ираке (1991г., 2003г.). В армии США для этого имеются специальные подразделения, занимающиеся радиоразведкой и дезинформацией. Кроме этого, в последней войне американцы координировали свою информполитику с союзниками по НАТО, в результате чего иракские военные и гражданское население были лишены возможности слышать иную точку зрения, кроме как американскую.

4.Какие новые типы войн можно выделить?

Опять-таки, рассматривая «войну», как борьбу государств, можно выделить специфическую деятельность по «перепрограммированию», если можно так выразиться, цивилизационной матрицы целых стран. Если обычная пропаганда ставит своей целью внести раскол в мировоззрение населения потенциального противника, обострить противоречия в его стране и в конечном итоге всеми способами страну ослабить, то «перепрограммирование» ставит своей целью сделать так, что бы потенциальный противник вообще не видел своего врага, принимая его за друга и союзника.
Разумеется, всегда действует рузвельтовское правило, что «нельзя все время обманывать весь народ», но «Поки сонце зійде, роса очі виїсть!»
«Классика» здесь - развал Советского союза в 1991г. и опыт управления Восточной Европой и странами СНГ с 1990-ых годов и до настоящего момента. Слабость Советского союза заключалась, во-первых, в том, что он был многонациональной страной и национальный вопрос коммунисты хотели решить путем ассимиляции нерусских народов, и во-вторых, в сталинском наследии.
Поясню свою мысль. Государство, построенное Сталиным, не имело механизмов саморегуляции, не считая самого тов. Сталина. Т.е. эффективность государственного менеджмента основывалась на таланте Сталина-кадровика и на страхе исполнителей перед контролерами, опять же назначенными Сталиным. Но со смертью диктатора исчез и страх. Во главе страны оказался не самый лучший, а самый пронырливый из членов Политбюро – Никита Хрущев, сумевший организовать дворцовый переворот и устранить своего конкурента Лаврентия Берию. Но и сам Хрущев был смещен за «волюнтаризм», т.е. за попытку править сталинскими методами. Ситуацию довершило то, что в стане советского руководства начался идеологический кризис, выразившийся в забвении идей Сталина и в неспособности выработки новой идеологии, отвечающей современным вызовам. После чего падение СССР стало лишь делом времени.
Все послевоенное время (1946-91гг.) страны Запада вели подрывную работу против СССР и его союзников, главным образом средствами радиопропаганды. Но и в самом Западном мире, и прежде всего в его цитадели – США, произошли большие перемены, вызванные тем обстоятельством, что элите этих стран реально ничего не угрожало. «Застой» на Западе выразился в росте влияния идей либерализма, являющегося идеологической оболочкой власти финансовой олигархии.
Банковский капитал превращается в финансовую олигархию, как только политическая сила, его представляющая, становится в стране доминирующей. Тем самым страна, сохраняя все формальные признаки демократии, де-факто становится олигархической республикой.
В демократической стране разные группы элиты уравновешивают друг-друга, но все же, доминирующими являются те, что представляют интересы производственного капитала, даже если он объединен в финансово-промышленные группы. Ибо только производственный капитал, как указывалось выше, заинтересован в техническом прогрессе. Новшества в банковской сфере за последние 60 лет свелись к внедрению пластиковых карточек и «изобретению» хедж-фондов. И все.
ІІ мировая война была международным конфликтом производственного капитала за рынки сбыта и лишь во вторую очередь – борьбой банкиров за приложение капитала.
Строго говоря, либерализм является не идеологией, задача которой - структурирование системы ценностей, а псевдоидеологией, задача которой - выдать за истинные ложные цели и задачи.
Любая страна на этапе подъема и развития руководствуется идеями национализма, как единственно правильными идеями, ставящими своей целью экспансию нации в пространстве и сохранение ее во времени. Задача любого правительства заключается в отстаивании национальных интересов, т.е. интересов нации.
Нация понимается нами в иррациональном «шевченковском» ее понимании, как совокупности живых, мертвых и нерожденных (…і мертвим, і живим, і не рожденним землякам моїм, в Украйні, і не в Украйні живущим). Аналогичное определение имеется и у Бенито Муссолини. Подобные критерии не позволяют современникам предавать отцов и воровать у детей (не родившихся).
Именно манипуляция сознанием и применение либеральных идей позволило провернуть в странах Восточной Европы, а потом и в СНГ приватизацию – передачу кучке олигархов общенародной (до 1991г.) собственности. Разумеется, ни один нормальный человек в здравом уме и памяти на подобное не согласиться. Но были внушены ложные ценности, вроде свободы, конкурентной среды, рынка, который все расставит на свои места и сделает экономику эффективной. 
Как-то обманутые люди не предполагали, что «эффективная экономика» означает, тотальные сокращения и что именно ты станешь безработным. Что «конкурентной среды» давно уже нет и на самом Западе, где существует жесткое госрегулирование, но басни про то, как секретарь райкома командовал в колхозе, что сеять и убирать, сердцу милее. Давно уже нет и колхозов, а украинские чернозёмы – лучшие в мире, зарастают бурьяном. Любой малый предприниматель понимает, что смешно ему конкурировать с транснациональными корпорациями, но студентам в вузах преподают либеральные теории.
Всякому грамотному человеку понятно, что страной правит компрадорская буржуазия, хранящая свои деньги в западных банках и поэтому всецело от Запада зависимая. Но сколько еще должно пройти времени, пока эта мысль станет господствующей.
Но есть, по крайней мере, две страны, где либеральные идеи в политике не прошли, это Китай и Беларусь. И есть страны, именуемые «азиатскими тиграми», которые добились потрясающих результатов в экономике, вопреки рекомендациям МВФ. Анализ ситуации в этих странах выходит за пределы ответа на вопрос, но сам факт существования этих стран дает нам, украинцам, надежду, что мы сможем преодолеть все трудности.

5.Что есть человеческий мир между войн или без войн?

Честно говоря, вообразить мир между войн (interbellum) достаточно легко – это подготовка к новой войне. А вот мир без войн – однозначно застой. Может быть, с точки зрения абстрактного гуманиста, войны следовало бы заменить чем-то другим, ну хотя бы экономической конкуренцией. Однако, нет уверенности, что это будет гуманней. Экономическая война тоже штука достаточно жестокая. Валютные кризисы, организованные «дядюшкой Соросом», тоже ведут и к голодной смерти сотен тысяч людей, и к росту самоубийств, и к безысходности и тотальной бедности.
Двадцатилетие «демократии» в Украине привело к деиндустриализации страны, когда наши заводы были порезаны на металлолом, а металлолом отправлен в Турцию. Или когда были вырезаны «на шкуры» колхозные коровы, а шкуры отправлены в страны Средиземноморья. Из страны выехало 5-7 млн. гастарбайтеров и трудятся они теперь на благо стран пребывания. Наши самые красивые в мире девушки промышляют по всей Европе проституцией. «І нема на те ради!» - как говорят в Западной Украине.
Но рада есть! Позавчера видел на каком-то сайте соцопрос: 45% украинцев ожидают наступления гражданской войны. На этой оптимистической ноте и заканчиваю свой доклад.

Юрий Проценко, для "Хвилі"

 
Рубрики:  Інше

Насилие, Власть и Собственность: три табу постсоветских интеллектуалов

Вторник, 28 Декабря 2010 г. 16:26 + в цитатник

 

Насилие, Власть и Собственность: три табу постсоветских интеллектуалов Печать

Сегодня есть основания говорить о возврате постсоветских обществ к формам, которые имели место самое позднее в первой четверти ХХ века. По сути к рубежу 19 и 20 столетий. Фактически мы наблюдаем регресс. Это очень важный факт, который должен быть отражен в дискурсах, которыми пользуются интеллектуальные элиты. Однако этого не происходит. Попытаемся ответить на вопрос "почему".


 

Автор настоящего доклада является вполне дилетантом. У него нет специальных подготовки и образования, публикаций, других формальных подтвержденийкомпетентности в тех сферах гуманитарного знания, которым посвящен доклад. Свои выводы и умозаключения он основывает на успешном практическом опыте. Это сопровождение различных конфликтов: имущественных, регуляторных, корпоративных, трудовых. Публичная экспертиза некоторых областей общественной жизни и экономики, а также связанные с этим гражданские инициативы.

 

Речь пойдет о предметах давно и хорошо изученных. Причина, по которой я решил-таки предложить их вашему вниманию заключается в том, что в силу неких обстоятельств эти предметы, кажется, систематически ускользают от внимания слоя профессионалов, усилиями, которых и происходит интеллектуальный процесс в обществе. И это драматически снижает его эффективность.

Доклад посвящен критике дискурса, в рамках которого происходит обсуждение актуальных для постсоветского пространства, Украины и России в первую очередь, вопросов социально-экономических, социально- гуманитарных преобразований, развития и трансформации этих обществ.

Доклад состоит из нескольких частей. В первой будет сформулирована проблема. Во второй предложен анализ популярных концепций и взглядов, на основании которого сделан вывод о существовании проблемы. В третьей части будут предложены некоторые умозаключения и наблюдения по вопросу. Наконец, в-четвертых, будут предложения пути разрешения проблемы.

Постановка проблемы

Итак, в чем заключается проблема, о которой пойдет речь? Глубокий системный кризис, который переживают постсоветские страны, провоцирует интеллектуальное сообщество этих стран искать и предлагать пути выхода из него. Некоторые из них получают институциональную поддержку в виде государственных стратегий, концепций, программ, и т.п.

Я утверждаю, что все, без исключения, рассмотренные мною концепции модернизации, социально-экономических и социально-гуманитарных преобразований постсоветских обществ отличает общий недостаток: в них обходятся стороной три очень важных аспекта – отношения власти, отношения собственности и, особенно, тема насилия как фактора общественных отношений. Причем если первый аспект – Власть, - пусть фрагментарно и очень непоследовательно, но становится предметом обсуждения, то тесно связанный с ним аспект Собственности, ее распределения среди различных общественных групп практически игнорируется.

Наконец, тема Насилия как широко распространенного и де-факто общепринятого инструмента достижения имущественных и властных интересов полностью табуирована и, как мне кажется, вытеснена из пространства не только публичной, но даже индивидуальной рефлексии интеллектуалов.

Прежде, чем перейти к анализу доминирующего дискурса, сформулирую ряд положений, которые считаю не требующими доказательств, и, при этом принципиальных для анализа, существующего в Украине, России политического строя и, более широко, уклада жизни. Все тоже самое, насколько могу судить по доступным источникам, касается и других странах, которые принято относить к постсоветскому пространству. Я настоятельно советую ознакомиться с материалом “Закон Цапка” в Русском Репортере.

Посвященная трагедии в станице Кущевской, эта статья описывает, на самом деле, вполне обычную картину имущественных и властных отношений, социально-гуманитарных процессов на постсоветском пространстве. Включая и тему насилия как общеизвестного аспекта все тех же имущественных и властных отношений.

1.Происходит формирование сословного общества как особой формы организации общественной жизни. В данном контексте под сословием понимается социальная группа, члены которой отличаются по правовому статусу от остального населения. Если не де-юре, то де-факто. Полагаю, всем известно, что в постсоветских обществах уже вполне сложилась особая прослойка, принадлежность к которой обеспечивает либо иммунитет, либо особый максимально благоприятный порядок правоприменения в случае широкого спектра правонарушений.

Учитывая демонтаж социальных лифтов и явную тенденцию на самоизоляцию этой прослойки и ее установку на самовоспроизводство, мы получаем именно отдельное сословие, принадлежность к которому уже сейчас определяется по праву родства (крови), но не личных заслуг. Социальная структура этой прослойки требует отдельного рассмотрения, которое выходит за рамки настоящего доклада. Ограничусь тем, что введу понятие привилегированных или правящих классов, совокупность которых, судя по всему, и составляет обсуждаемую прослойку.

2. Параллельно с расслоением общества в части отношения к нормам публичного права в плоскости отношений собственности наблюдается восстановление характерных черт феодального уклада жизни. Это возрождение и распространение неэкономического принуждения как инструмента отчуждения прибавочного продукта и собственности в пользу представителей привилегированных классов, а также система “кормлений”, при которой государственная служба рассматривается в качестве инструмента реализации имущественных интересов чиновников и их клиентов.

3. Содержанием экономического интереса представителей привилегированных классов является изъятие ренты: административной, сырьевой, монопольной. Политический заключается в сохранении, воспроизводстве, укреплении институциональной среды, в рамках которой они могут реализовывать свои имущественные интересы.

4. Насилие является обыденным и популярным инструментом реализации имущественных интересов. Для этого, среди прочего, используется насилие легитимное, осуществляемое от имени государства “силовиками” и высшим чиновничеством руками “силовиков”. С другой стороны свои инструменты принуждения поддерживает крупный бизнес: в любой крупной ФПГ имеются структуры, подготовленные для силовых и оперативных мероприятий, которые традиционно считаются прерогативой государства.

Еще раз –приватизация насилия уже состоялась, у государства давно нет монополии даже на вооруженное и организованное насилие. Казалось бы, парадокс – считается, что одним из атрибутов и признаков эффективного государства является монополия на насилие. Та же РФ является вполне себе субъектом внутренней и внешней политики, безусловным сувереном. Как может сосуществовать массовое приватное насилие и дееспособное государство? Это мнимое противоречие поясняют два следующих тезиса

5. В постсоветских обществах право на насилие принадлежит только и исключительно привилегированным классам. Типичный пример это имущественные конфликты из-за крупных объектов. Спорящие стороны повсеместно используют силу для установления физического контроля над спорным имуществом. Присутствующие при этом представители власти обычно сохраняют нейтралитет. При этом любая попытка трудового коллектива выступить в качестве самостоятельной силы немедленно пресекается. Другой характерный сценарий это конфликт крупного бизнеса и аффилированных с ним госслужащих и криминалитета с фактическими владельцами придомовых территорий, которые повсеместно изымаются в пользу застройщиков. Нанятые бизнесом боевики имеют право калечить пенсионеров, защищающих свои имущественные интересы, а пенсионеры боевиков - нет.

6.Постсоветские государства, украинское и российское, являются инструментом защиты интересов именно привилегированных классов. Поэтому представители последних вправе использовать насилие в рамках сложившегося внутри них консенсуса относительно реальных, а не декларативных норм и правил. Поскольку, напомню тезис номер один, в настоящее время сфера применения публичного права все больше сводится к регулированию отношений простых смертных.

7. Отчуждение основной массы граждан от собственности и властных механизмов. Отчуждения не от декларативного права выбора себе хозяина из той или иной партии, а от реального влияния на решения, связанные с их, граждан, имущественными и прочими правами и интересами. Имеет место намного более неравномерное распределение собственности среди членов постсоветских общества по сравнению с обществами даже Восточной Европы.

Таким образом, есть основания говорить о возврате постсоветских обществ к формам, которые имели место самое позднее в первой четверти ХХ века. По сути к рубежу 19 и 20 столетий. Фактически мы наблюдаем регресс. Это очень важный факт, который должен быть отражен в дискурсах, которыми пользуются интеллектуальные элиты. Однако этого не происходит.

Материалы для анализа

Давайте посмотрим на популярные теории и концепции трансформации, модернизации, перехода к новой инновационной экономике, которые выдвигаются интеллектуалами на постсоветском пространстве.

Как справедливо указывает профессор ВШЭ Эмиль Паин, “в российской политической практике закрепилось представление о модернизации как о проекте преобразования общества в сторону повышения его конкурентоспособности в мировом хозяйстве за счет новых источников развития, связанных с инновационной экономикой высоких технологий. Это необычайно узкое технократическое толкование модернизации. Оно само по себе содержит преграды для нее, поскольку выхолащивает социально- культурный смысл модернизационных процессов. В то же время у узкого представления есть и преимущества – оно приемлемо для большинства политических сил. Ведь цель повышения конкурентоспособности страны в мировом хозяйстве за счет новых источников развития … мало кем оспаривается. Дискуссии ведутся лишь о выборе пути движения в этом направлении”

Примером подобного узкотехнократического подхода является проект “Тысяча новых городов для России”. Его идеологи одной из основных, если не самой главной проблемой России считают неадекватную градостроительную политику. Так и пишут: “Главный дефицит сегодня в стране – неспособность политиков мыслить городами”.

Формулируются три стратегические цели страны: структурный переход промышленности в седьмой технологический уклад; переход к новым стандартам качества жизни и смена за счет этого демографических процессов с вымирания на рост населения; обеспечение каждой российской семьи домом в современном высокоорганизованном городе.

Необходимым условием достижения этих целей провозглашается строительство в течении десяти лет тысячи новых городов. Очень тщательно, в подробностях расписывается устройство этих городов, их специализация и классификация, вопросы развития новых, непременно инновационных и наукоемких производств. Как и в случае с другим родственным направлением - организацией инноградов (Сколково, новосибирский Академгородок и т.п.), - предполагается, что правильным образом организованная и благоустроенная территория способна сама по себе привлечь квалифицированный персонал, финансовые потоки, обеспечить появление новых центров развития экономики и общества.

Ознакомление с подобными концепциями вызывает несколько вполне практических вопросов. Во-первых, как именно будут обеспечиваться в инноградах защита имущественных и личных прав? Если так же, как и везде, то возникает следующий вопрос - кто будет обеспечивать “крышу” всем этим инноваторам и модернизаторам? Бандиты? Чекисты? МВД? Если речь идет о том, что в инноградах “крыши” не будет, то это предполагает принципиальное иное устройство органов власти в них, включая порядок ресурсного обеспечения, прохождения госслужбы и судопроизводство. Это возможно теоретически, но требует честного ответа на еще один важный вопрос: кто должен стать источником политической воли для создания в границах одной страны множества анклавов, на территорию которых не распространяется общепринятый уклад жизни?

Наиболее зрелой представляется система взглядов, представленная в независимом

экспертном докладе “МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ как построение нового государства”. Доклад был представлен в 2009 году, среди авторов депутат Госдумы Илья Пономарев, председатель подкомитета по технологическому развитию Комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи; Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии и другие.

В этом докладе предложен ясный и внутренне непротиворечивый взгляд на существо модернизации как явления. Вслед за упомянутым Эмилем Паиным указывается, что ключевым является «…вопрос о существовании общественной среды, способной к воспроизводству, внедрению и использованию технологий. … Главным предметом модернизационной концепции является само общество. Точнее, определенный тип общества – общество модерна… Модернизация в указанном смысле представляет собой процесс формирования в рамках данного государства и в заданных исторических обстоятельствах общества модерна».

В докладе приведен обширный перечень типологических характеристик общества модерна. Упомянуты рационализация общественного сознания и линейно-историческое мышление, урбанизация и массовое товарное производство, увеличение связности общества за счет новых коммуникаций.

И еще многое другое. Однако ни слова не сказано о двух фундаментальных характерных чертах: равенстве всех граждан перед законом и экономических свободах. А экономические свободы это не только неприкосновенность частной собственности, но также свободный доступ к рынкам труда и капитала, и, само собой разумеется, защита от внеэкономического принуждения.

Это примечательное упущение оказывается не случайным и получает свое развитие в ходе предпринятого авторами доклада анализа мировой истории модернизации. Так, например, говоря о ситуации, сложившейся на начало ХХ века в России, упоминаются два серьезных противоречия: социальное и национальное. Причем если существо национального противоречия раскрывается, то вот для социального, субъектами которого названы а) верхи, б) модернизированные группы населения и в) крестьянство, возникает фигура умолчания. Что же это за такое загадочное противоречие, которое не позволило великой стране успешно завершить создание общества модерна? Разногласия по вопросам развития национальной инфраструктуры? Дискуссия по женскому вопросу?

Давайте вспомним, что на момент начала первой мировой войны Россия оставалась единственной из великих держав, в которой абсолютное большинство крестьян не имели в собственности основного средства производства – земли, кормилицы. Согласившись на расширение индивидуальных прав крестьянства, дворянство, те самые «социальные верхи» почему то не пожелали обеспечить его средствами к существованию. В результате не то что благосостояние, пресловутые стандарты потребления, но даже физическое выживание огромных масс населения всецело зависело от воли кучки крупнейших землевладельцев. Именно вопрос о земле взорвал, в конце концов, Россию, положив конец целой эпохе ее истории.

Дальше – больше. Говоря об истории модернизаций прошлого, авторы доклада среди прочего утверждают, что для традиционных обществ, которые вступали на стезю трансформации, было свойственно «отсутствие завышенных потребительских запросов». В этом-де одно из кардинальны отличий того опыта от задачи, которую предстоит решать современной России. «Именно приоритет потребительских ценностей и форм мышления (при отсутствии органически усвоенных традиционалистских стереотипов, унаследованных от прошлого) представляется главным культурным препятствием российской модернизации», делают вывод авторы доклада.

Это очень важный момент, про «отсутствие завышенных потребительских запросов». Бесконечные крестьянские бунты, которые были фоновым процессом для всей истории Европы, были обусловлены простым и страшным выбором, в котором регулярно оказывались массы людей – сдохнуть вместе со своей семьей от голода сейчас или от пули, петли или топора – но попозже. Ни о каком самоограничении потребительских запросов не могло быть и речи в обществе, где верхи имели неограниченную возможность изымать в свою пользу такую часть общественного достояния, сколько посчитают нужным. Фраза про пирожные стоила кое-кому головы.

Приходится констатировать, что авторы и этого труда последовательно игнорируют несколько известных фактов: для масс, которые вступали в борьбу, приведшую к появлению обществ модерна, основными мотивами были более чем прозаические вещи. Это прекращение произвола господ в части покушений на их жизнь и достоинство, равенство всех перед законом, во-первых, и защита плодов своего труда от аппетитов всѐ тех же благородных людей. Иными словами, демонтаж сословного общества и феодальных отношений собственности и власти является, скорее всего, обязательными пунктами повестки дня любой модернизации. Движущей силой любых трансформационных процессов за редким исключением являются противоречия, связанные с отношениями собственности. Конечно, не только они, но без них не бывает ничего серьезного.

Вместо этого и Эмиль Паин, и авторы доклада в качестве и первоочередных и центральных выдвигают задачи социально-культурные. По их мнению, речь идет о задаче выращивания общества, его подготовке к экономической модернизации. Каковая, опять-таки, трактуется как изменение средств производства, но не связанных с ним имущественных отношений.

Каким же образом предлагается решать задачу модернизации России?

Стоит отметить, что российские интеллектуалы признают принципиально антимодернизаторскую сущность российских элит, отсутствие у них интереса, а то и враждебность необходимым изменениям. И, тем не менее, именно элиты предлагаются в качестве действующего субъекта модернизации. Только элиты не старые, «плохие», а новые, «правильные». Провозглашается необходимость обновления правящего слоя во-первых и формирование в ядре элиты некоего «авангарда модернизации».

От этого авангарда ожидают крайне необычных вещей: внутренней мобилизации, включая добровольный отказ от неприкосновенности частной жизни и других прав частного лица, снижение потребления, повышение инвестирования внутри страны, открытости для ротации «снизу». На возникающий моментально и очевидный вопрос кто или что может принудить привилегированные классы к вегетарианскому существованию, добровольному отказу от своих вольностей и привилегий, мы получаем такой ответ: «исторически сложившаяся природа российской власти позволяет Президенту РФ как некоронованному монарху осуществить модернизацию элит в качестве предпосылки модернизации страны в целом».

Очевидно, авторы доклада действительно верят в автоматическое наличие у первого лица страны некоей особой административно-политической благодати. Поскольку обычному человеку не по силам превратить, например, разложившуюся и давно уже перешедшую на самоокупаемость корпорацию силовиков в действенный инструмент реализации общественного, а не корпоративного интереса.

Не будучи уверенными в том, что даже президент сможет превратить этотмусор в золото, в разделе, посвященном политическому реформировании страны озвучивается еще более экзотическая идея: создание «параллельной вертикали власти, подчиненную непосредственно Президенту и отвечающую за реагирование на наиболее острые вызовы, а также за стратегию развития России. Тогда как функция регулярной бюрократии сводится поддержанию и обслуживанию уже существующих, сложившихся социальных систем».

Ровно тот же изъян отличает популярную теорию некоего креативного класса как основного субъекта модернизации. С одной стороны, ее адепты прямо указывают на паразитические элиты как главный тормоз развития. С другой – признают отсутствие у той аморфной массы, обозначаемой как креативный класс, ресурсов для преодоления сопротивления антиэлит. Выходом из тупика им видится вмешательство некоей верховной власти, которая защитит креативных модернизаторов от беспредела правящих классов.

Самоочевидные вопросы об источнике этой самой верховной власти, ее социальной опоре, целях и приоритетах полностью опускается.

Отходя в сторону от темы сегодняшнего доклада, позволю себе еще одно замечание в адрес концепции креативного класса. Насколько я понимаю существо креативности, речь идет об особенностях психических процессов индивида. Креативность - есть явление того же порядка, что и коммуникабельность, лабильность или ригидность. На мой взгляд, особенности душевной организации не могут быть адекватным основанием для классификации социально-экономических явлений.

Заканчивая с критикой популярных концепций модернизации, еще раз акцентирую внимание на одной из общих черт: источник политической воли для модернизации так или иначе ищется внутри существующих элит. Возможность эффективного понуждения к изменениям со стороны остальной части общества не обсуждается. Тем самым прочие классы и социальные группы рассматривается в качестве пассивного объекта, не способного ни явить собственную волю, ни навязать ее элите.

Табуирование или фактическое игнорирование ключевых вопросов – отношений собственности, отношений власти и фактического характера отношений между социальными группами, - приводит к замалчиванию одних возможных сценариев трансформации и акцентировании других, заведомо ущербных и неадекватных.

Фрагментарный и априори неполный взгляд на существо стоящих перед обществом проблем заставляет задаться вопросом об успешности основанных на нем предприятий.

Гипотезы относительно причин умолчания

Каковы же причины этих примечательных лакун в картине мира, которой руководствуются превосходно образованные, всесторонне подкованные люди? В конце концов, марксову политэкономию изучали все. А там ведь что ни слово, то Власть, Собственность и Насилие, посредством которого сплошь и рядом разрешаются противоречия.

В процессе осмысления проблемы у меня возникли несколько гипотез.

В условиях постсоветского общества платежеспособным заказчиком подобных концепций за редки исключением являются представители истеблишмента. Учитывая шаткость оснований, на которых базируется их право на огромную массу некогда коллективной (государственной, коммунальной) собственности, сама постановка вопроса о целесообразности сохранения существующих имущественных отношений не может не вызывать у них реакцию категорического неприятия. Иными словами, сложившийся порядок вещей не может не трактоваться как несовершенный, но единственно приемлемый. Вопрос о целесообразности перераспределения ресурсов для решения задач общества, не может не быть безусловным табу.

Да, несправедливо, да часто преступным путем, но это свершилось - забудьте. Поскольку постсоветские интеллектуалы в массе своей являются или хотели бы стать клиентами крупного капитала, им приходится учитывать подобные табу. Заниматься самоцензурой.

Вторая гипотеза о причинах подобных умолчаний подсказана коллегой Полтавцом и связана с коллективной травмой, которую постсоветские общества получили в результате отчуждения в чью-то частную собственность практически всего, что некогда считалось собственностью коллективной, общенародной. Чтобы преодолеть эту травму нужны специальные усилия, в чем, кажется, мало кто заинтересован.

Что касается темы насилия, то она может быть табуирована по причинам, связанным уже с самими интеллектуалами. Насколько я могу судить, в массе своей это люди, не имеющие опыта организации и осуществления эффективного насилия, типологически иного склада, нежели трибуны, уличные лидеры и бойцы. Имея хорошо известную претензию на роль поводырей, которые выведут страну в светлый новый мир, постсоветские интеллектуалы на эмоциональном и бессознательном уровне могут воспринимать проблематику насилия как инструмента достижения политических и экономических задач в качестве угрозы своей позиции пророков и мудрецов, неформальных лидеров преобразований.

В этой связи нельзя не вспомнить популярную в среде интеллектуалов концепцию просвещенной монархии как оптимальной среды для успешных реформ. В этой схеме себе они отводят роль наставников и советников, серых кардиналов, исподволь и ненавязчиво подталкивающих государя в нужном направлении, просвещающих и окучивающих его как легитимный источник Воли и Власти. Будучи практикующим интриганом, озвучу пару замечаний к этой схеме.

Причины интереса к самой подобной схеме очевидны: наличие в ней монарха как носителя ничем не ограниченной и легитимной воли освобождает интеллектуалов от необходимости искать ответы на ряд принципиально важных вопросов. Это вопросы выгодополучателях реформ и социальных группах, чьи интересы будут в их результате ущемлены, о поддержке преобразований и о преодолении сопротивления им. Одним словом, вся черная работа по проведению изменений в жизнь перекладывается на государя. Позиция советника и наставника есть позиция комфортная, но безответственная и, уже в силу этого, слабая. Советник ни за что особо не отвечает и мало чем рискует. В худшем случае отлучат от тела. Претендуя на место возле уха государя, человек заявляет себя как манипулятор. Поскольку, так или иначе, рассчитывает влиять на ценности и взгляды своего конфидента. В идеале - подменить их своими. Манипулировать первым лицом – серьезная заявка, которая предполагает наличие соответствующих навыков. Которые встречаются куда реже, нежели мечтающие о них интеллектуалы.

Наконец, претендуя на манипулирование государем, человек неизбежно оказывается среди внушительной компании тех, кто также ищет возможности влиять на решение первого лица. Различие в мотивах – шкурные они или возвышенные, - абсолютно несущественно. Чтобы попасть к августейшему уху и нашептать туда план спасения страны, необходимо вступать в конкуренцию, демонстрируя активность и волю к победе.

Настоящим откровением стала для меня история, рассказанная Владимиром Африкановичем Никитиным некоторое время назад. Вполне возможно, в ней и содержится ответ на вопрос, почему постсоветские интеллектуалы избегают разговоров про Насилие, Власть и Собственность. Речь шла о некоем кружке, в котором молодые советские ученые обсуждали вопросы социльно-гуманитарных преобразований. Обязательным участником этих встреч был офицер КГБ, который все фиксировал, в том числе на кинопленку, и по окончании сдавал «куда надо». Естественно, ни о каких разговорах про власть, собственность и насилие не могло быть и речи. Поскольку обсуждались пути преобразований именно советского общества. И в той же ситуации, насколько я понимаю, пребывало абсолютное большинство молодых энергичных людей, которые сейчас определяют интеллектуальное лицо постсоветского пространства.

Такая гипотеза прекрасно объясняет все: постсоветские интеллектуалы просто не привыкли говорить о некоторых вещах. Их становление как ученых пришлось на времена, когда некоторые темы действительно были табуированы. Невозможность говорить постепенно привела к неспособности мыслить о некоторых предметах. Не говоря уже об отсутствии опыта в соответствующих практиках.

Что делать?

Происходящее прямо здесь, за окнами, в Украине, России, Кыргызстане, других постсоветских странах, вынуждает искать ответ на давно назревшие вопросы: кто же всѐ таки, является источником власти в постсоветских обществах? Какова реальная, а не декларативная модель управления и принятия решений? Как распределяются внутри общества ресурсы власти?

Например, где пролегает грань, когда конфликт интересов истеблишмента и

основной массы граждан может быть решен в пользу первых, а когда уже

нет? Достаточно ли тех экономических ресурсов, которые после хищнической приватизации остались в распоряжении общества, для решения стоящих перед ней задач? Или их уже принципиально не хватит? А если таки имеет дефицит, то как его покрывать?

Понятно, что поиск ответов на эти и подобные вопросы невозможен при наличии барьеров в сознании – разных табу, зон умолчания, тем не для обсуждения. Убедив, как я надеюсь, в наличии проблемы, в заключение своего доклада предложу свой взгляд на ее разрешение.

1. Осмыслить причины подобных умолчаний в публичном дискурсе.

2. Определить границы этих зон умолчания.

3. Выявить адекватный существующим на постсоветском пространстве условиям аппарат для анализа имущественных и властных отношений. Среди прочего, необходимо исследовать следующие принципиально важные вопросы: Распределение собственности и фактическое устройство власти

4. Исследовать вопрос о социальной структуре обществ, выявить классификации, которые позволят выявить группы, занимающие особые позиции относительно, например, модернизации

5. Интеллектуалам стоит определиться, чью именно сторону, какой социальной группы они занимают, и уже исходя из этой позиции определить конкретные цели социально-экономических, социально- гуманитарных технологий.

6. Исходя из характерных для конкретного общества традиций, целей, условий и т.п. исследовать вопрос о допустимой мере и формах принуждения в отношениях между различными социальными группами, включая и насилие.

Завершая доклад, упомяну важные аспекты проблемы, которые остались не раскрыты:

Объем и содержание терминов «насилие» и «принуждение»

Как соотносятся между собой власть, собственность и насилие

Формы и роль принуждения в общественных и властных отношениях современных постсоветских обществ

Роль и место насилия в социально-политических и экономических процессах

Первые два аспекта предполагаю раскрыть в отдельной публикации.

Данный текст был прочитан 14 декабря на заседании Киевского Дискуссионного Клуба Дилетантов (http://club-seminar.livejournal.com)

Роман Химич, для «Хвилі»

Обсуждение доклада будет опубликовано позже

16-12-2010 14-25

 
Рубрики:  Інше


Понравилось: 1 пользователю

Наследие Мао для радикалов сегодняшнего дня

Понедельник, 27 Декабря 2010 г. 21:46 + в цитатник

 

Наследие Мао для радикалов сегодняшнего дня Печать

Мы можем говорить о двух основных достижениях Мао Цзэ-дуна, которые сохраняют свою ценность и актуальность и представляют безусловный интерес для политического радикала сегодня, если этот радикал намерен сохранить себя как личность в противостоянии с враждебным ему миром и если этот радикал нацелен на победу.

Случай с Мао Цзэ-дуном интересен тем, что нужные нам сегодня элементы его идейного наследия обладают в меньшей степени теоретической, но в большей степени практической ценностью.

Таких достижений у Мао два: опыт создания революционной теории, адаптированной для отсталого крестьянского населения азиатской страны, и теория революционной партизанской войны в сельской местности.


 

1. Революционная теория, адаптированная для местных условий

Как известно, мировоззрение Мао долгое время было объектом ожесточенных дискуссий в международном коммунистическом движении. Советские профессора от «марксизма» доказывали, что Мао сплошь и рядом извращает учение Маркса и является «мелкобуржуазным уклонистом». Западные же маоисты, напротив, утверждали, что Мао – «последовательный продолжатель традиций подлинного марксизма-ленинизма». И те, и другие ошибались. И в первую очередь это говорит о дремучести обеих сторон.

Неверно в принципе говорить, что то, что принято называть «идеями Мао Цзэ-дуна», можно отнести к марксизму и, говоря шире, вообще к европейской рационалистической философской традиции, восходящей к классической немецкой философии и французскому материализму. Мао был создателем оригинальной концепции, базировавшейся на традиционной китайской философии. В созданной им революционной теории соединились на первый взгляд несоединимые вещи: конфуцианская система с ее почитанием родителей и начальства, с порожденной ею особой ролью чиновничества, уважением к обряду, ритуалу, этикету и традиции – с одной стороны, а с другой стороны – бунтарский дух книг Кропоткина, Бакунина и китайских анархистов начала века, которых Мао начитался в ранней юности (другой революционной литературы тогда в Китае просто не было). Пожалуй, даже если бы кто-то специально задался целью осуществить подобный синтез несоединимых идеологий, это оказалось бы невозможным. Но Мао и не был кабинетным ученым, у него теория рождалась непосредственно из практики революционного движения в Китае. С тех пор, как Мао стал «профессиональным революционером» (и очень быстро после этого – партийным функционером, а затем – политическим комиссаром в армии), он был поставлен перед необходимостью решать чисто практические вопросы выживания революционной организации в военных кампаниях, выживания собственного и своих сторонников в условиях борьбы фракций внутри партии, – и он решал эти задачи, опираясь на уже имевшийся у него к тому времени идейно-теоретический багаж. А из воспоминаний многих мемуаристов и позднейших обмолвок самого Мао следует, что с основными работами классиков марксизма-ленинизма он ознакомился лишь в начале 50-х годов – после завершения многолетней гражданской войны. И позже, когда Мао вел борьбу против советской линии, то хотя внешне это выглядело как спор сталинистов с антисталинистами, сторонников и противников «культа личности», но в действительности прагматик Мао просто-напросто действовал исходя из вывода, что появилась реальная возможность освободиться от какой бы то ни было опеки со стороны Советского Союза и попытаться играть на международной арене совершенно самостоятельную роль. И в курсе ХХ съезда КПСС Мао нашел великолепный повод для того, чтобы выйти из-под советского контроля, уведя за собой заметную часть мирового коммунистического движения. Если бы Мао просто сказал: мы не хотим быть «младшим братом» Советского Союза и копировать советский опыт, мы хотим строить свой, специфически китайский вариант социализма, то «бунт» замкнулся бы в границах Китая. Но благодаря тому, что Мао громко заявил Москве: «Вы – ревизионисты! Мы с вами не согласны, мы – истинные продолжатели дела Ленина – Сталина!», ему удалось создать подконтрольные идеологические структуры – параллельные компартии по всему миру. То есть Мао показал себя выдающимся тактиком.

Позднее для европейцев было загадкой, зачем Мао понадобилось устраивать «культурную революцию». Сами европейские революционные левые воспринимали ее как народную антибюрократическую революцию, но статусные политики и на Западе, и на Востоке были в недоумении. Ну зачем, скажите, высшему руководителю страны, сосредоточившему в своих руках всю полноту власти, вдруг ни с того ни с сего натравливать толпы бесчинствующей молодежи на чиновников, – ведь есть риск, что потом эта же неуправляемая масса пойдет против него самого (поскольку авторитет власти уже подорван!). Пронафталиненным советским номенклатурным работникам казалось непостижимым: как это можно – в «социалистической» стране целиком уничтожить аппарат государственного управления и по сути распустить «святая святых» – коммунистическую партию, не создав ничего взамен. Как это могут управлять всем в стране бегающие по улицам с ножами у пояса юнцы и нижние чины армии, единственным указанием к действию для которых служат вольно трактуемые цитаты из «маленькой красной книжечки»? Зачем человеку, олицетворявшему верховную власть, устраивать смуту в собственном государстве? Никто за пределами Китая не мог таких вещей понять, а потому (кроме ветеранов Коминтерна и студентов-леваков) все относились к «культурной революции» с опаской и настороженно.

На самом деле Мао Цзэ-дун, впитавший с юности антигосударственные идеи анархистов, не боялся разрушения государственных структур как таковых, он не делал из государства фетиша. Никакого пиетета перед государственной машиной у него не было, он рассматривал государство как нечто вторичное и необязательное, как инструмент, за который не нужно цепляться, как механизм, который всегда можно разломать и заменить новым.

Ключ к пониманию подобных воззрений Мао на политическую практику следует искать в его основных философских работах «Относительно практики» и особенно «Относительно противоречия». Считается, что эти статьи были написаны Мао Цзэ-дуном для того, чтобы донести до масс рядовых коммунистов основы гегелевской диалектики. Но дело в том, что в 1937 году, когда эти работы увидели свет, Мао еще не читал ни Гегеля, ни даже основных философских произведений Маркса. У Мао просто на это не было времени, работы эти писались в промежутках между боями и в условиях крайне запутанной внутрипартийной борьбы. И потому при написании своих философских трудов Мао опирался на то теоретическое наследие, которое знал, – на классическую китайскую философию, на историю династий Древнего Китая (необходимый элемент традиционной конфуцианской образованности), на революционные доктрины анархистов, с изложением которых он ознакомился в юности, и, наконец, на те азы марксизма, которые он почерпнул из внутрипартийной полемики 20-х – 30-х годов.

Это вовсе не говорит о недостатках Мао Цзэ-дуна как теоретика, скорее, наоборот – опираясь на столь пестрый и случайный набор знаний, ему удалось сформулировать оригинальную революционную концепцию, которая, как показала история, для практических нужд революционного движения тогдашнего Китая подходила лучше, чем классический марксизм, прямо говоривший, что социалистическая революция невозможна без достижения высокого уровня развития производительных сил и высокого удельного веса в обществе класса промышленных рабочих.

Вступая в прямое противоречие с европейской рационалистической традицией в вопросе о прогрессе общества, Мао ввел теорию «равновесия и отсутствия равновесия». Он полагал, что события социальной истории развиваются следующим образом: вначале существует равновесие, затем из-за накопления внутренних противоречий происходит кризис – нарушение равновесия, вследствие которого «верх» и «низ» социальной системы меняются местами, затем наступает новое равновесие, внутри которого вызревают новые противоречия, которые станут причиной новых кризисов и общественных переворотов. И так без конца. Ясно видно, что подобная концепция куда ближе к классической китайской философии, к концепции вечной борьбы двух начал "инь" и "ян", смене двух стихий по замкнутому циклу, чем к гегелевско-марксистской спирали общественного развития. Для XX века это скорее позитивистская, чем диалектическая точка зрения. Похожую теорию о равновесии и нарушении равновесия как основных формах существования общества сформулировал в конце прошлого века философ-позитивист Герберт Спенсер. Количество кризисов не влияет на целостность системы, рано или поздно она все равно достигнет состояния равновесия, но зато чем дольше затягивается период равновесия, тем сильнее будет надвигающийся кризис. И для того, чтобы в результате кризиса не быть отброшенным на дно социальной системы, желательно самому спровоцировать надвигающейся кризис, чтобы иметь возможность манипулировать его ходом в нужном тебе направлении. Вот какая философия стояла за событиями «культурной революции».

Итак, мы знаем, что в ранней молодости Мао начитался анархистов, а в период существования партизанской базы в Яньани он читал в основном традиционный китайский роман, китайскую классику. В конфуцианской традиции человек, не знавший классическую китайскую литературу, не мог считаться образованным. Вот Мао ее и изучал. А разные товарищи по партии и наблюдатели из Коминтерна видели, что Мао Цзэ-дун все что-то читает и читает, и наивно полагали по простоте душевной, что он занимается марксистским самообразованием. А вот ничего подобного! Маркса он начал читать только в 50-е годы – и как только начал читать, то сразу пришел к выводу, что он умнее Маркса и гораздо лучше все понимает. Году где-то в 1957 Мао стал говорить об этом открыто. До этого, естественно, побаивался.

Другое дело, что при этом Мао активно пользовался марксистской терминологией. Он понимал, что это – необходимые «правила игры»: если их не соблюдать, могут возникнуть всякие сложности и неприятности, и тогда помощи от Советского Союза не жди. А главное, Мао раньше других понял, что основное правило – это громко хвалить товарища Сталина, как хвалишь товарища Сталина и почаще на него ссылаешься, так все нормально.

Поэтому, когда Мао писал свою основную философскую работу «Относительно противоречия», он, видимо, инстинктивно понимал (или подозревал), что пишет явно что-то не то, что-то, не укладывающееся в традиционный марксизм, – и поэтому специально постарался, чтобы эта работа была написана языком, понятным китайскому крестьянину, но совершенно непонятным для наблюдателей из Коминтерна.

Скажем, по основному положению марксистской диалектики Мао говорил следующее: «Одно на два делится, а два в одно не соединяются».

Для товарищей из Коминтерна это была в буквальном смысле слова «китайская грамота». В философском языке Мао они разбирались примерно как свинья в апельсинах. Ведь у Мао вместо «единства и борьбы противоположностей» получилось, что единства противоположностей не существует, а борьба – абсолютна. Отсюда естественным образом вытекает и извечная крайняя революционность маоизма. Если бы Мао написал это тогда же, в 1937-м, в открытую, то есть понятным европейцам языком (а в 1962-м, когда он уже ни от кого не зависел, он приблизительно так и высказался), на него немедленно поступили бы доносы в Коминтерн, что Мао Цзэ-дун в свободное от партизанской борьбы время занимается ревизионизмом – и противники Мао в руководстве партии получили бы реальный шанс отстранить его от власти. Мао был не дурак, он прекрасно понимал, что во внутрипартийной борьбе нельзя давать ни малейшего шанса противнику. Зачем же он тогда вообще устно и печатно высказывал такие «крамольные» взгляды? Затем, что Мао нуждался в революционной теории, приспособленной для понимания рядового красноармейца-крестьянина.

Мао ясно осознавал, что осуществляет у себя в стране именно крестьянскую революцию, и, хотя он и пользовался марксистской терминологией и говорил о «диктатуре пролетариата», но уже в 1940 году он в работе «О новой демократии» дал понять всем желающим, что китайская революция – революция крестьянская и что новая культура будет культурой крестьянской, а политический строй – властью крестьян. Он подробно и тщательно обосновал это ссылками на китайскую специфику, на многовековые традиции крестьянской антифеодальной борьбы, на то, наконец, что партизанская война – это крестьянская война. И все это было чистой правдой.

Иначе говоря, председатель Мао взял и приспособил достаточно традиционные идеи, близкие и понятные преимущественно крестьянскому населению, для решения задач социальной и политической революции. Конечно, он обставил это необходимым марксистским антуражем, но из той же конфуцианской традиции все китайцы хорошо усвоили: чтобы считаться человеком ученым, необходимо просто зазубрить определенное количество терминов, а вникать в их смысл необязательно.

Надо иметь в виду, что Мао на свой лад повторил исключительный социальный опыт большевиков по адаптации марксистской теории к нуждам революции в отсталой стране. В России большевики совершили революцию именно в экономически отсталой, аграрной стране, посягнув на один из фундаментальных постулатов марксизма. Но для мобилизации масс они, в отличие от Мао, воспользовались понятным для крестьянина языком представлений православного христианства: мы строим царство божие на земле, царство всеобщего равенства. Они создали язык и систему образов, понятные массам, которые апеллировали к предыдущему идеологическому опыту этих масс. А какой опыт у этих масс мог быть, если к 1917 году 80–90% сельского населения было неграмотно? Опыт единственный – опыт проповедей в церквях.

Поэтому, обращаясь к крестьянской массе, большевики пользовались единственным доступным ей языком – языком Библии, языком Евангелия. Они в своей пропаганде объясняли марксистские истины на языке Евангелия. Это было блестящим пропагандистским шагом, поскольку обезвреживало идеологического противника и соответствовало стихийному пониманию крестьянином христианства как уравнительнойидеологии в духе ранней общины последователей Христа и в духе народных ересей Средневековья. Впрочем, европейская социалистическая мысль вообще выросла из этой «неофициальной», «крамольной», «еретической» раннехристианской традиции – традиции религии (идеологии) рабов и угнетенных народов окраин Римской империи.

Задача же Мао Цзэ-дуна была в некотором отношении сложнее: с одной стороны, ему необходимо было сохранить поддержку Советского Союза, а для этого необходимо было пользоваться марксистским языком, а с другой стороны – создать работоспособную революционную теорию, подходящую для местных условий.

Мао умудрился-таки создать эту теорию. Она была абсолютно понятна рядовому китайцу (в том числе крестьянину), поскольку у нее было два основных источника. С одной стороны, это было конфуцианство – то есть то, к чему китаец привык с самого раннего детства. Даже не воспринимая конфуцианство как философию, он впитывал его из обыденной жизни как образ поведения. Во-вторых, это анархистская мелкобуржуазная крестьянская традиция. Иначе говоря, Мао – это своеобразный китайский вариант Махно. Только в России Махно разбили, а Мао Цзэ-дун в Китае победил. И победил он отчасти потому, что у нас Махно с большевиками в конце концов не поладил, а Мао решил, что не стоит воевать из-за терминов. Нужно спрятаться за ширмой марксистской терминологии и втихую проводить свою линию. Если бы он не пошел на такой компромисс, то скорее всего китайская революция в том виде, в каком мы ее знаем, не произошла бы. Возможно, что тогда Мао во главе КПК заменили бы теоретически подкованные марксисты, которые, однако, не смогли бы выработать язык, привлекательный для китайского крестьянства, – и в результате в Пекине после разгрома Японии утвердился бы Чан Кай-ши, а вместо КНР мы имели бы Китайскую республику, то есть гоминдановский Китай.

Мао сумел подойти к вопросу создания понятной массам революционной теории как стихийный диалектик. С гегелевской (и тем более марксистской) диалектикой, как уже отмечалось выше, у него было плохо – борьбу противоположностей Мао предпочитал их единству. И в 1967 году, когда уже можно было ссориться с Советским Союзом и говорить подобные вещи, в разгар «культурной революции», Мао Цзэ-дун очень показательно однажды обмолвился на заседании ЦК КПК, заявив, что «борьба противоположностей – это диалектика, а единство противоположностей – это ревизионизм».

Мао умудрился создать теорию, привлекательную для того класса, который только и мог быть массовой основной революции в тогдашнем Китае, – для крестьянства. Революция в Китае была, безусловно, проявлением классовой борьбы и социальной революцией, с точки зрения марксистской методологии, выбор Мао был абсолютно верным выбором, основанным на анализе китайских реалий. Другое дело, что это ни в коем случае не была социалистическая революция, и «марксизм» Мао ни в коем случае не был марксизмом.

В специфических китайских условиях Мао Цзэ-дун противопоставил государству армию.

В тот период марксисты исходили из представления, что необходимо захватить государственную машину и обратить ее против классового врага. В этом сущность диктатуры пролетариата. Мао исходил из совершенно иной схемы: таким орудием разгрома классового врага, согласно его учению, является армия. Государство находится по отношению к армии в подчиненном состоянии. Отсюда и возник знаменитый афоризм, за который в период советско-китайской полемики советские идеологи постоянно словесно пинали Мао ногами: «Народ учится у партии, а партия учится у армии». Мао рассматривал армию так, как марксизм рассматривает государство: как машину. Армия – это реальная, грубая материальная сила, способная решать поставленные перед ней сугубо практические задачи.

В классической марксистско-ленинской схеме все иначе: она оперирует понятиями «класс» и «партия». Субъект революции – революционный класс, у этого класса имеется авангард – партия, а армия – это нечто временное. Пока идет революционная война, армия играет значительную роль, война закончилась – значение армии падает, она выполняет третьестепенные задачи.

У Мао Цзэ-дуна все иначе – его подход к армии был сугубо рациональным. Мао опирался на понимание крестьянского характера революции и того, что революционная борьба в Китае – это борьба партизанская. Он был не первым, кто понял, что крестьянская война – это партизанская война. Для Китая это вообще было характерной традицией, ведь Китай может похвастаться тем, что это – страна, в которой крестьянская война окончилась победой, и победители создали новую династию.

Мао Цзэ-дун – в отличие от обыкновенных диктаторов, которым достаточно лишь захватить власть в стране и ее удерживать, – был социальным мыслителем. Он исходил в своих действиях из понимания, что развития без кризисов не бывает. Если налицо слишком длительный период бескризисного существования общества, это значит только одно: это значит, что кризис рано или поздно разразится, но чем дольше тянется бескризисный этап – тем глубже и продолжительней будет грядущий кризис. Чтобы кризис не стал неуправляемым, необходимо спровоцировать кризис самому. Чтобы развитие шло поступательно и подконтрольно, необходимо создавать и разжигать противоречия, считал Мао. Если противоречия не проявляются, значит, надо их спровоцировать. В ходе кризиса все скрытые враги неизбежно проявят себя и будут уничтожены. В этом и был главный смысл «Великой пролетарской культурной революции». Потом появятся, конечно, новые противники, полагал Мао, ибо противоречия все равно остаются – но в процессе следующего кризиса, если его правильно организовать и вовремя спровоцировать, они снова всплывут и будут уничтожены. Даже Сталин, несмотря на его учение об усилении классовой борьбы по мере построения социализма, считал вслед за основоположниками марксизма, что в результате пролетарской революции в конце концов будет построено бесклассовое общество. Мао Цзэ-дун думал совершенно по-другому. Он полагал, что в процессе революции эксплуататорский класс должен превратиться в эксплуатируемый, и наоборот. У него так и записано, что революция – это когда эксплуатируемые классы приходят к власти и делают эксплуататоров эксплуатируемыми. И если затем пустить дело не самотек, то в ходе следующей революции бывшие эксплуататоры, а ныне эксплуатируемые проведут свою «революцию» – и вернут все назад. Все это соответствовало традиционному китайскому взгляду на историю. Это – классическая восточная схема движения по кругу, борьбы двух начал «инь» и «ян». Это не гегелевско-марксистское диалектическое развитие по спирали, а циклический круговорот: «черное» становится «белым», а «белое» – «черным», и они находятся в постоянной борьбе. Поэтому Мао регулярно устраивал «большие потрясения». Иначе руководящие кадры «слишком зажираются». Это ведь именно Мао Цзэ-дуну принадлежит знаменитая фраза: «Бедность – это хорошо». «Бедный человек, – учил Мао, – самый революционный человек».

 

2. Теория партизанской войны председателя Мао

Мао Цзэ-дун сформулировал теорию партизанской войны в середине 30-х годов. Но востребована она была в странах «третьего мира» уже после II Мировой войны. И вплоть до создания теории городской партизанской войны в середине 60-х Карлосом Маригеллой и «тупамарос», все практики герильи ориентировались на разработки Мао.

В 1936 году у Мао вышла работа «Стратегические вопросы революционной борьбы в Китае», а в 1938-м – «Вопросы стратегии партизанской войны против японских захватчиков». В этих работах как раз и сформулировано то, что мы сегодня называем теорией партизанской войны председателя Мао.

Мао еще раз четко и ясно сказал, что партизанская война – это война сельская, война крестьянская, и основная движущая сила ее – крестьянство. Это – война, понятная крестьянину, привычная для крестьянина. Крестьяне стихийно вели именно такую войну на протяжении многих столетий. Когда в ходе классового противостояния дело доходило до оружия, крестьяне на протяжении многих поколений переходили именно к партизанской войне. Речь идет только о том, чтобы поставить эту форму борьбы на более или менее систематическую, научную основу.

Мао Цзэ-дун разложил успешную партизанскую войну на три этапа.

Первый этап – это создание партизанской базы. Или, говоря языком самого Мао, «деревня выступает против города». Учитывая, что перед Мао стояла задача непрерывно вести пропаганду среди отсталого, неграмотного и не-европейски мыслящего крестьянства, он постоянно пользовался подобными яркими и афористичными, но некорректными, с точки зрения научного подхода, определениями. Понятия «город» и «деревня» означали, соответственно: «начальство, государственных чиновников и праздных бездельников», с одной стороны, и «трудовое население забытого богом уголка, которого это начальство постоянно обирает» – с другой.

Первый этап партизанской борьбы предполагает создание партизанской базы или очага (в латиноамериканской практике именуемого "foco") в удаленном труднодоступном неконтролируемом (или плохо контролируемом властями) горном или лесном районе.

Партизанский очаг представляет собой микросхему будущей народной власти. Здесь всё подчинено распространению движения вовне. При этом ведется массированная пропаганда в самых доступных формах. Мао Цзэ-дун, приходя в новый район, всегда начинал с того, что объяснял: наша задача здесь, в районе партизанского очага, заключается в том, чтобы разделить землю, ликвидировать помещиков и пока еще не трогать кулака. И всем говорить, что это пример того, что мы хотим сделать: всем крестьянам дать землю, по возможности освободить всех крестьян от налогов, и дать всем крестьянам в руки винтовки, чтобы они превратились в «вооруженный народ». Поскольку на нас нападают, то мы должны наши завоевания защищать. Пропаганда говорила: это – не попытка создать идеальный строй, «царство божие на земле». Все административные и социальные изменения, которые производятся в очаге, – это не схема того, что будет после всеобщей победы, всё это делается лишь для того, чтобы наше партизанское движение сейчас выжило и победило. А после победы все будет организовано совсем по-другому. Гораздо лучше.

Эта тактика «умеренных преобразований» в зоне партизанского очага чрезвычайно прагматична и плодотворна, поскольку, как показывает опыт партизанских движений 60-х годов, попытки партизан создавать в зоне очага органы Советской власти, или проводить кооперирование, или коллективизацию крестьянских хозяйств, или наладить промышленное производство и провести локальную индустриализацию неизменно приводили к поражению этих партизанских движений или, в лучшем случае – к краху подобных явно преждевременных экспериментов.

Мао Цзэ-дун же был сугубым практиком и прагматиком. Он проводил в зоне очага ряд мероприятий, которые обеспечивали партизанам-коммунистам популярность среди местного населения и поддержку большей части сельских жителей. Но при этом населению постоянно разъяснялось, что все это лишь полумеры, а полностью-де осуществить свои прогрессивные преобразования мы не можем, поскольку вынуждены вести постоянную войну с правительственными войсками. А вот когда мы победим, тогда и вы заживете так, как никогда прежде еще не жили. Это была психологически и пропагандистски очень правильная линия потому, что население в партизанском очаге все свое недовольство тяжелой судьбой (понятно, что жизнь при разрушении привычных хозяйственных связей там была нелегкая) преобразовывало в ненависть к «проклятым гоминдановцам» или японцам, которые никак не дают осуществить партизанам долгожданные преобразования.

Второй этап партизанской войны Мао назвал так: «деревня окружает город». На этой стадии партизанские действия выходят за границы партизанской базы и создаются партизанские районы. Не следует думать, что партизанские районы – это районы, полностью контролируемые партизанами, районы, где установлена новая народная власть. Это всего лишь районы, где партизаны проводят свои боевые операции. Они эту территорию еще не захватили, они продолжают действовать партизанскими методами, но на территории этих районов они постоянно проводят свои походы, рейды и вылазки. При этом сфера действия партизанских соединений распространяется далеко за пределы первоначальной базы. Таким образом партизаны не дают возможности противнику постоянно атаковать саму базу, противник вынужден гоняться за ними по окружающим территориям, во-первых, а во-вторых, эта тактика дезорганизуют жизнь и нарушает коммуникации противника во всем этом районе. Задача второго этапа: измотать силы противника, создать атмосферу неуверенности и неустойчивости.

Как показала практика, эта тактика была абсолютно верной. Во Вьетнаме бойцы Фронта национального освобождения Южного Вьетнама применяли именно такую тактику. Нельзя было сказать, что вьетнамские партизаны полностью контролировали ту или иную территорию. Там не был создан аппарат новой власти, не собирались налоги, не проводилась коллективизация. Все выглядело совершенно иначе. В принципе территорию партизанских районов контролировали сайгонские марионетки и американцы. Они ее плохо ли, хорошо ли, но контролировали. Но из-за того, что основные коммуникации в районе были нарушены, невозможно было поддерживать этот контроль постоянно. А в борьбе с вооруженным противником необходим постоянный контроль над местностью.

Представьте: в деревню в партизанском районе прилетают из Сайгона или из провинциального центра американские «джи-ай» на вертолетах. Они высадились, установили пост, назначили старосту, попробовали собрать налоги, кого-то арестовали и улетели. Тут же из джунглей выходят партизаны, ликвидируют пост (это плевое дело – на каждую деревню гарнизонов не напасешься), вешают старосту и предателей – и американский контроль заканчивается. Смысл такой тактики в том, чтобы продемонстрировать местному населению, что формальное начальство – далеко и летает на вертолетах. Ему хорошо – оно прилетело и улетело, а вам здесь жить. Ведь партизаны – все время где-то здесь, под боком. Только «начальство» улетело – они вышли и кого надо наказали и, если им надо, ушли назад. До «начальства» далеко, его власть эфемерна, а власть партизан близка и реальна. Официальная власть связана формальными процедурами. У нее – рутина, писанина, бюрократия. Любое решение требует согласования. А здесь неизвестно кто ночью вышел из джунглей, убил, приклеил на дверь записку с приговором – и жаловаться некому. Какая власть реальная, какая формальная? Формальная власть – в центре, реальная – в лесу.

Смысл такой тактики в том, что противник, силы которого во много раз превосходят силы партизан, бесплодно расходует свои материальные и людские ресурсы, постоянно раз за разом устанавливая контроль над одной и той же точкой, одним и тем же населенным пунктом.

Третий этап партизанской войны Мао Цзэ-дун назвал «деревня захватывает город». К тому моменту, когда официальные власти начинают выдыхаться в бесконечной борьбе с герильей, они пытаются сосредоточить все свои силы в крупных городах, в стратегических центрах, на важнейших военных базах. Противник полностью утрачивает стратегическую инициативу. В партизанской войне самое главное – это не утрачивать инициативу. Вы создали базу – инициатива в ваших руках, поскольку до этого момента на данной территории очага сопротивления не было, и власти были уверены, что все в порядке. Выход за территорию базы и создание партизанского района – опять овладение инициативой. При этом желательно сначала создать несколько баз, чтобы при потере одной базы иметь возможность отходить на другую. Противник может сосредоточить крупные силы, окружить базу и ее разгромить. Чтобы сохранить инициативу, нужно отходить на другую заранее подготовленную базу. В этом случае потеря базы не станет поражением. Мао Цзэ-дун называл это «стратегическим отступлением».

Отступление в партизанской войне не является поражением. Партизан действует по принципу: «появился – ударил – отступил». Если вы потеряли базу и отошли на другую базу – это совершенно нормальное явление, будни герильи. Стратегическое отступление в герилье это не то же самое, что потеря крупного стратегического рубежа в нормальной позиционной войне. Там это означает поражение, а для партизан основной задачей является не защита базы, а максимальное изматывание противника, нанесение врагу максимального урона и сохранение собственных сил. Пока противник доберется до следующей базы, куда вы отвели значительную часть своих сил, пока он очистит этот второй партизанский район от ваших «бандформирований» – за это время можно подготовиться к следующему стратегическому отступлению (или, наоборот, наступлению). К перемещению на третью (а возможно, и назад – на первую) базу. Пока правительственные силы готовятся захватить вторую базу, можно вернуться на ту базу, которую они уже захватывали.

Таким образом, по логике Мао, партизанская война – это бесконечная игра в поддавки. Которая партизанам в кайф, а для правительства – вечная головная боль. Потому что у правительства отчетность, формальный подход, если армейский генерал отрапортовал о взятии населенного пункта, а там вновь появились партизаны, то с генерала начальство, конечно, спросит – за то, что он мается дурью и не может никак захватить одну эту несчастную партизанскую базу. И вот, когда на третьем этапе партизанской войны правительственные войска тотально утрачивают стратегическую инициативу, города начинают «самозамыкаться» и постепенно терять связь друг с другом. Тогда основная цель партизан сводится к максимальному разрушению коммуникаций между этими правительственными анклавами, чтобы они не могли общаться друг с другом, перебрасывать воинские соединения на помощь друг другу и вообще проводить согласованные действия. После чего партизаны начинают давить поодиночке территории, контролируемые врагом. Партизанские силы переходят к крупным стратегическим операциям по захвату укрепленных пунктов противника. Как правило, это означает, что в начале гибнут наиболее удаленные от столицы гарнизоны правительственных войск, а в конце партизаны занимают столицу.

Именно по такой схеме действовали все победившие партизанские движения после окончания II Мировой войны. Если обратиться к конкретным примерам, то мы увидим, что, скажем, на Кубе боевые действия полностью соответствовали описанной выше схеме. Вначале был создана база в Сьерра-Маэстре. Потом – две базы. Затем – партизанский очаг в соседней провинции. Таким образом, возник партизанский район. Затем был открыт «второй фронт» – новая база в Камагуэе, а вокруг нее сформировался второй партизанский район. После чего были проведены два стратегических похода в сторону Гаваны. По той же схеме действовала и победоносная сандинистская герилья. Вначале на севере страны на границе с Гватемалой были созданы последовательно одна, две, три партизанские базы. Затем весь север был превращен в партизанский район. После чего сандинисты попытались перейти к третьему этапу – стратегическим походам и захвату города Масая. Из Масаи сандинистов, как известно, выбили. Оказалось, захватывать города на этом этапе еще слишком рано. Тогда сандинисты открыли «второй фронт» на юге, создали партизанский район на границе с Коста-Рикой. И таким образом взяли Сомосу в клещи. И лишь вслед за этим перешли к стратегическому наступлению на Манагуа.

И наоборот: там, где случались отступления от классической схемы, разработанной председателем Мао, – там герилья терпела поражение. Например, в Колумбии после создания партизанского очага был создан партизанский район – Республика Маркеталия, который был целиком превращен в «освобожденную территорию», то есть по сути в самостоятельное государство. Там партизанами была установлена местная революционная администрация, проведена аграрная реформа, введено новое законодательство и т.д., и т.п. Все это было хорошо, но преждевременно, поскольку партизанская армия была вынуждена защищать весь этот район по периметру – как в современной позиционной войне. Кончилось это тем, что правительственные силы при поддержке американцев смогли прорвать оборону партизан и рассечь Маркеталию на несколько частей. А после этого правительственным войскам удалось вновь загнать партизан в сельву и отбросить герилью до уровня нескольких мелких очагов, то есть на первую стадию.

Таким образом, очевидно, что непонимание стратегии партизанской войны, разработанной Мао, неизбежно ведет к поражению сельской герильи – даже если партизан поддерживает местное население, даже если успешно удалось провести аграрную реформу и крестьяне поголовно готовы воевать на стороне повстанцев. Поддержка местного населения – это еще не все. Как правило, у партизан постоянно не хватает технических средств и сил для ведения современной войны. У партизан нет авиации, как правило, нет тяжелой техники и артиллерии, партизаны ограничены в мобильных людских ресурсах, в то время как перемещение из очага в очаг, с базы на базу означает, что ты постоянно можешь набирать новых бойцов вне зоны непосредственных боевых действий.

До середины 60-х годов, до обновления тактики партизанской войны, до создания Карлосом Маригеллой теории городской партизанской войны, учение председателя Мао о «народной партизанской войне» оставалась последним словом в теории герильи. И лишь в 60-х, в Бразилии, в Уругвае («тупамарос») и Аргентине ("монтанерос"), а затем уже и в Европе (РАФ, «Красные бригады» и т.д.) на практике был опробован новый тип революционной войны – городская герилья. Фактически никаких принципиальных новаций в стратегии ведения сельской партизанской войны со времен Мао Цзэ-дуна сделано не было. Во Вьетнаме развитие теории партизанской войны Во Нгуен Зиапом заключалось в основном в приспособлении ее к местным условиям. Во Нгуен Зиап исходил из того, что Вьетнам – это страна, узкой полосой протянувшаяся вдоль побережья, где вдоль всей страны проходит всего одна стратегическая шоссейная дорога. Только на крайнем юге страны стратегические дороги расходятся нормальной сетью. Поэтому достаточно перерезать эту стратегическую дорогу лишь в одном месте, чтобы вызвать серьезные нарушения в жизнедеятельности государственного организма.

То, что было сделано у нас чеченцами в 1994–1996 годах, – это та же классическая тактика сельской герильи Мао. После того как базы в горах были в основном разбиты российскими правительственными войсками, чеченские партизаны, не стремясь удержать эти базы, рассредоточились по партизанскому району. Вся Чечня, кроме северной части, фактически представляла собой один большой партизанский район, который ночью власти не могли контролировать. После этого чеченцы сконцентрировали силы и провели поход – стратегический рейд по захвату Грозного. Совершенно очевидно, что потом они этот Грозный могли бы с боем уступить правительственным войскам. А потом повторить операцию еще раз. Смысл этой тактики в том, чтобы создать у правительственной стороны впечатление полной бессмысленности боевых действий: «Ну сколько же можно без конца захватывать один и тот же город!»

У партизан всё сводится к чисто военным задачам, в то время как противостоит имгосударство. А государство, как известно, к одной только армии не сводится. Государство – это бюрократический аппарат, суды, полиция, юстиция, средства пропаганды и, наконец, социальные структуры. Государство вынуждено заниматься сразу многими вещами. Если оно зацикливается на чем-то одном (например, на войне с партизанами) – страдают другие его цели и функции, армия отбирает деньги у прочих частей государственного механизма. И эти части, естественно, выступают против чрезмерных расходов на войну. По этой причине, например, Батиста не мог сосредоточить все ресурсы на уничтожении партизан в Сьерра-Маэстре. При Батисте Куба была сильнейшим образом криминализована, он сам был тесно связан с мафией. Мафия по сути и была кубинским государством. Но мафии нужно было «отстегивать». Если бы Батиста попробовал отнять деньги у мафии, мафия этого Батисту попросту убила бы. У мафии деньги вложены в конкретный бизнес и они должны приносить прибыль, гангстерам всё равно, что где-то в горах бегают какие-то партизаны с автоматами. Тронуть мафию значило открыть против себя новый фронт – на этот раз в самой Гаване – и вступить в конфликт с такими людьми, которые шутить не любят. Фактически: устроить конфликт между разными частями одного государственного механизма, то есть еще одну гражданскую войну вдобавок к уже идущей.

Мафия же теорию партизанской войны Мао не изучала, поэтому она просто не предполагала, чем для нее может кончиться герилья в далеких горах.

Александр Тарасов, лекция из цикла "Общественная мысль XX века: практически ценное для политического радикала наших дней", прочитанного в Свободном университете им. С. Курёхина в 1996-1997 годах

26-12-2010 01-06

"Хвиля"

 


Бедная бедная Германия

Среда, 22 Декабря 2010 г. 01:19 + в цитатник
hvylya.org/index.php?option...&Itemid=10

Трансформация рынка труда и реформа системы социального обеспечения вызвали в Германии рост числа бедных. Экономический кризис лишь ускорил процесс демонтажа знаменитого немецкого социального государства.
Рубрики:  Психологія

Метки:  

Уроки китайського

Понедельник, 20 Декабря 2010 г. 12:59 + в цитатник

Уроки китайского. Экономические наблюдения путешественника

 

«Он был глубокий эконом 

То есть умел судить о том, 

Как государство богатеет, 

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет».

А. С. Пушкин. ЕвгенийОнегин

 

 

 

 

«И только никаких аналогий!» — твердо сказал наш преподав  атель по страноведению перед курсом лекций о КНР  в начале 80-х годов уже прошлого века. Иочень скоро мы вполне осознали смысл его предупреждения. Перед нами стала открываться страна, как в зеркале отображающая СССР. Структура партийно-политического устройства,  принципы экономики, ее организации, государственная идеология, роль профсоюзов, молодежные и детские союзы,  вплоть до стилистики и риторики партийно-хозяйственного актива — все,  до мельчайших деталей, было похоже на нашу страну. Какой-то брат-близнец с раскосыми  глазами...

Можно былобрать передовицу из газеты «Жэньминь жибао», переводить ее на русский язык, замещать китайские названия и имена нанаши и смело отправлять в газету «Правда». Никто бы не заметилподмены.

Но несмотря на практически полную социально-политическую идентичность,в то время, как известно,  китайско-советскиеотношения были крайне враждебными, и мы, по сложившейся в СССР практике в отношении «врагов»,  должны быликритиковать их образ жизни вместе с государственным устройством,  наравне с  «нормальными» капиталистическими странами. Сначала было несколько неловко, все-таки критикуешь практически самого себя, а потомдаже забавно. Берешь материалы о своей стране, наводишь «критику», а потом заменяешь имена и географические названия на китайские... и реферат готов.

Уже тогда, в начале 80-х годов прошлого века, в Китае были объявленыреформы, которые нам показались обычным идеологическим «трепом», очередной «передышкой» перед будущими социалистическими экспериментами типа политики «трех красных знамен» или «большого скачка» с целью отвлечения людей от повседневной безысходности и ужасающей бедности. Отметим, что на тот период  ВВП Китая на душу населения не превышал 580 юаней (при официальном курсе 1:2,8 к доллару США, реальном — где-то 1:4). 

Более того, никому,  даже в самых страшных кошмарах, не пришло бы на ум, что наша страна (на тот момент одна из двух «супердержав») через 20 с небольшим лет станет импортировать автомобили, станки, оборудование, системы связи, промышленные технологии из КНР — полного экономического аутсайдера того времени.

 

 

Почему «младший брат-близнец» (не по возрасту, а по вступлению на дорогу социализма) вышел из абсолютно одинаковой социально-экономической парадигмы развития с такими ошеломляющими результатами, а мы превратились в примитивную «сырьевую базу», где амбиции руководителей и уровень жизни людей напрямую зависят от цен на нефть, газ, лес и другие  первичные материалы?

 

При всем обилии рассуждений, статей, исследований на эту тему сложно найти в российских изданиях вменяемый ответ. Все ссылки на «клондайк дешевой рабочей силы», «особое трудолюбие китайского народа»,«благоприятные климатические условия», «руководящую роль коммунистическойпартии» могут убедить только людей или очень далеких от китайских реалий, илипреднамеренно желающих «обманываться», чтобы отмахнуться от ненужных вопросов, пробормотав что-то несуразное про «рисовую цивилизацию». Давайтепосмотрим на Китай...

В Китае действительно проживает очень много людей (свыше 1,3 миллиарда человек). При этом территория Китая в несколько раз меньше нашей, да и та только на 1/4 пригодна для проживания, так как  большую часть страны занимают горы и безводные пустыни. Практически все население сосредоточено на Великой китайской равнине (вдоль восточного побережья) и в немногочисленных горных долинах, оазисах внутри континента.  Так что на момент начала реформ  можно констатировать, что Китай обладал следующими «преимуществами» перед другими странами социализма:

невероятной скученностью народа;

истощенностью земли многотысячелетним земледелием;

низким образовательным уровнем;

беспросветной  бедностью, доходящей до повсеместного физического голодания;

отсутствием какой-либо современной инфраструктуры;

крайне отсталой промышленностью;

низкоэффективным сельским хозяйством (где «трудолюбивые» китайские крестьяне занимались всем, только «не пахали»);

засильем от произвола невежественных «ганьбу» (кадровых работников);

практически полным искоренением представителей «китайской интеллигенции» трудовым «перевоспитанием» в деревне во времена культурной революции.

Прибавьте к этому историческую склонность к бюрократии, коррупции, тайным обществам в виде «триад», вернее, к системному бандитизму и вымогательству при малейшем ослаблении центральной власти, и вы поймете  только небольшую часть тех проблем, перед которыми стояло тогдашнее китайское руководство во главе с Дэн Сяопином, только-только вышедшее из политического противостояния с «бандой четырех» под предводительством Цзян Цин (вдовы Мао Цзэдуна).

С объемом ВВП 1/3 от нашего и населением в три раза большим, чем в СССР, Китай плелся далеко в хвосте мировой экономики без видимых надежд на изменения к лучшему. Вот такие «преимущества» были у когда-то «братского народа Китая».

А сейчас мы можем уже констатировать, что реформы состоялись. Причем за каких-то 30 лет, что и для простого человека является средним сроком, не говоря уже об исторических периодах в развитии страны с миллиардным населением. Как за этот сравнительно короткий, можно сказать, «смешной» с точки зрения истории период положениеКитая в современном информационном мировом поле из раздела  курьезов про «хунвэйбинов» и «охоты на воробьев» переместилось на первые полосы ведущих мировых политико-экономических изданий. Практически любая аналитическая статья о  проблемах мировой экономики не обходится без упоминания «китайского фактора». А во многих областях (если пока не во всех) он стал определяющим. Вот и Сорос в своей  колонке в  Financial Times (см. «Ведомости» от 08.10.2010)  признает за континентальным Китаем первенство во влиянии на мировую валютную систему.

Попробуем во всем этом разобраться. Начнем с теории...

Экономическая наука нас правильно учит, апрактика подтверждает, что единственным известным способом  преодоления бедности и укрепления благосостояния населения являетсяэкономический рост. Причем рост не столько физический (хотя и он имеет значение), выраженный объемом производства на душу населения (стали, тракторов, нефти, компьютеров, обуви, чемоданов и т. д.), а в первую очередь стоимостной, т. е. подтвержденный мировым рыночным спросом.

 

Не является исключением в этом вопросе и Китай. Подъем благосостояния граждан этой страны напрямую связан с этим самым экономическим ростом.ВВП на душу населения за последние 30 лет с 200 долларов США увеличилось почти до 10 тысяч долларов США (если рассчитывать по паритетной покупательной способности).

 

 

Конечно, при определенных условиях можно добитьсяэкономического роста, а вслед за ним и роста благосостояния граждан, на основе хорошей конъюнктуры накакой-либо национальный природный ресурс (например, нефть, природный газ, золото и т. д.).

 

 

Когда-то давным-давноКитай имел нечто подобное в виде «пряностей», что менялись на европейском рынке даже не на вес золота, а значительно дороже, но «счастье» китайскому народу это не принесло. Все закончилось колонизацией, поражениями в опиумных войнах и развалом страны (имеется в виду императорский Китай).

На 1978 год у Китая такого шансане было даже теоретически. Пряности уже сотни лет как не являлись монополией Китая и не представляли собой никого стратегического глобального «продукта»,полезные ископаемые в Китае, конечно, имелись, но в явно недостаточном количестве. А если и было что-либо в избытке (например, бурый уголь), то он сильно никому небыл нужен, да и не прокормишь на него и партийно-государственную элиту, не говоря о прочем населении.

Другим «избыточным» ресурсом с точки зрения экономики у Китая было население, но и на него никто не претендовал. В основном безграмотное (на тот период времени свыше 50% населения или не умели  читать и писать, или моглинаписать толькосвое имя), развращенное демагогическими лозунгами о «скором всеобщем счастье» коммунизма, привыкшее больше к собраниям, чем к полезному труду.

Европейским странам было достаточно проблем и со «своими» переселенцами из бывших колоний. Да и европейские гастарбайтеры из Турции и Югославии были не в пример способнее к работе, чем китайцы изчайна-таунов (других европейцы и не видели благодаря «бамбуковому занавесу») с их наркотиками, бандитизмом, игрой в карты и круговой порукой, где верхом счастьябыло открытие своей прачечной или ресторанчика, но никак не работа на конвейере.  Поэтому организовать быстрый экспорт рабочей силы и на этом заработатьтоже не представлялось возможным.

Другим известным способом по обеспечению стабильного экономического роста, подтвержденным исторической практикой, является последовательное поддержание и обеспечение следующих принципов в рамках рыночной экономики:

 

1.   Обеспечение эффективной защиты частной собственности

2.   Ограничение произвола государственной бюрократии

3.   Создание прозрачной (честной) конкурентной среды

 

 

 

Перечислить эти принципы достаточно легко, гораздо сложнее их, как говорят, воплотить в жизнь. Конечно, все знают классическое решение: разделение властей, независимый суд, выборы и сменяемость власти, эффективный общественный контроль за исполнительными органами и т. д. Весь набор современного демократического общества. Вот только слишком уж много исторических примеров неудачного «внедрения» всех этих безусловно прекрасных принципов в реальные страны. Почему-то вместо прогрессивных и умных выборных правителей к власти приходят демагоги и популисты, а то и откровенные бандиты и мафиозные кланы. Более того, очень приличные изначально люди по пришествии во власть  сразу пускаются во все тяжкие: коррупция, кумовство, непотизм, деспотизм и далее по списку.

Впрочем, ничего противоестественного в этом нет. В виде различных деспотий и сатрапий человечество самоорганизовывалось  в государства и империи не одно тысячелетие. Можно сказать, что «склонность к деспотиям» заложена практически в любом человеке как естественное продолжение биологического начала в виде «стремления к доминированию» и «иерархическому принципу стадообразования». За свою многотысячелетнюю историю в Китае не раз проходили «успешные» восстания против центральной власти (долгое время Китай представлял собой несколько стран в эпоху «воюющих государств», так что «центральных властей» было не меньше семи). Одни династии сменялись другими, но деспотия от этого не убывала, а очень часто становилась еще суровее.

Объявление «внезапной демократии» (свободы выборов, свободы партий и собраний) в бедных странах в подавляющем большинстве случаев приводило к власти демагогов и популистов, которые на долгие десятилетия тормозили эти страны в развитии, консервируя бедность и нищету. Что поделаешь, не хочет народ ждать долго, всем нужно богатство и счастье прямо сейчас. В лучшем случае согласны  «на три года рабского труда», но уж потом обязательно обещайте «десять тысяч лет счастья». Если это сделаете не вы, то за вас это сделает другой и победит на любых, даже самых наичестнейших выборах.

Ярким примером всего этого являются практически все страны Латинской Америки, многим из которых в начале XX векапредсказывали «блестящее будущее». Да и у нас, со всеобщим средним и не самым плохим в мире уровнем жизни, демократия обернулась совсем не той стороной, которую мы ожидали.

А что говорить о Китае... К тому же он испытал все это на своем опыте после эйфории «синьхайской революции» 1911 года и образования Республики Китай. Литературы по этому периоду много, кому интересно, могут легко ее найти в интернете. Там же прочитать и о последствиях...  

Так что шансов обеспечить успешное и стабильное экономическое развитие при помощи прямого введения либеральных ценностейу руководства Китая ни в 1978 году, ни много позже практически не было. Единственное, чтобы они получили очень быстро, — это рост преступности, тотальную коррупцию, политическую демагогию, территорию «непуганых триад» и возврат... к деспотии как лучшему из двух зол. Поэтому для руководства Китая путь прямого либерализма и повсеместного внедрения демократических процедур на тот период времени был неприемлем, хотя многие из лидеров Китаяимели неплохое западноевропейское образование (в том числе и сам Дэн Сяопин),долгие годы провели в странах с развитой демократией и хорошо представляли все ее плюсы и минусы.

Но ничего не менять было нельзя. К концу 70-х годов Китай не менее «стабильно» направлялся к экономическому краху, где события могли пойти по неуправляемому сценарию. А представить себе «неуправляемую» ситуацию с почти миллиардным населением, тем более ощутить это на себе, никому не хотелось.

Китаю ничего не оставалось делать, как начать модернизировать свою деспотию, превратить ее из инструмента, преимущественно направленного на сохранение текущего статус кво и осуществления прав и волиправящей социалистической бюрократии, в инструмент процветания и развития  в условиях рыночной экономики. По прошествии 30  лет  можно сказать, что Китаю это в основном удалось. Вот здесь мы и перейдем к «урокам китайского», усвоить которые нам тоже было бы полезно.

 

Урок 1.

 

Обеспечение прав частной собственности в условиях авторитарного общества и рыночной экономики

 

В обществе, основанном на жесткой вертикали власти и тотальной собственности государства на ресурсы и средства производства (в обиходе — «реальный социализм») разговор о защите частной собственности практически не идет. Она сужена в т. н. личную собственность, с охраной которой достаточно эффективно справляются обычные полицейские (милицейские) силы. Да и сама эта собственность никакой привлекательности, по большому счету, не представляет. Кроме карманников, домушников и др. мелких преступных элементов «личный скарб» гражданникогоне интересует.

 

 

 

А вот после отмены запретов на частнопредпринимательскую деятельность (ЧПД) ситуация резко меняется. Соблазн отобрать собственность у легального предпринимателя, который вполне может сконцентрировать в своих руках серьезные денежные потоки, обладая производственной недвижимостью иконкурентоспособным бизнесом, очень велик. Кроме этого, легальный предприниматель всегда находится в невыгодном положении по отношению к криминальным группировкам. Он на виду, у него нет времени и сил обеспечить себе и своим близким необходимую физическую защиту, а также обеспечить охрану собственности. Даже еслион этим и займется, то резко снизит конкурентоспособность своей продукции или услуги на рынке за счет непредусмотренных дополнительных издержек. Он вообще становится легкой мишеньюдля криминальных структур, которые ничем себя не обременяют, кроме совершенствования в способах отъема денег и собственности.

 

Главная проблема здесь совсем не в трагедииотдельного предпринимателя (в социалистическом сознании это как раз акт справедливости:  «народный разбойник» отобрал у «мироеда» деньги), а в том, что частные инвестиции начинают массово перетекать в криминальный бизнес, вместо того чтобы идти на расширение легального бизнеса, улучшение продукции или предлагаемого сервиса, неся т. н. позитивный заряд для экономического роста.

Криминальный бизнес, включая силовой отъем собственности, разрушает эту основу. Более того, в нем накапливаются средства, которые пойдут на дальнейшую криминализацию общества (в том числе и коррупцию). Китайское руководство хорошо понимало всю серьезность этой угрозы, поэтому защита легального предпринимателя и его собственности стала первоочередной задачейгосударства с самого момента начала реформ. Кроме необходимых полицейских и специальных мероприятий в обществе была развернута широкая кампания по созданию «светлого образа предпринимателя». В связи с негативной коннотацией слова «капиталист» их стали называть «бизнесменами», «предпринимателями», «работодателями» и т. д. Само китайское слово «бизнес» переводится поиероглифнокак «рождающий смысл». 

В Китае вы никогда не услышите пренебрежительного отношения к предпринимателямни от госслужащих, ни от «простых людей», никто не называет их словами вроде «барыга», «коммерц», а уж тем более «терпила». Мои расспросы среди разного рода китайских коммерсантов (от частных мелких предпринимателей и уличных торговцев до владельцев крупных заводов) насчет «черных обществ», мафий, а то и просто одиночных рэкетиров не находили живого отклика среди них. Эта проблема в Китае «не на слуху». И на вопрос, что вы будете делать, если вдруг кто-нибудь начнет вымогать у вас деньги, все отвечали, что позвонят в полицию. Были ли случаи, когда это не помогало?  Не было. Может быть, они «молчат» из-за тотальной боязни жестоких триад? Но и среди бывших предпринимателей, которые работают сейчас по найму, среди тех же таксистов, я не нашел ни одного  человека, который бы пожаловался на то, что его бизнес «задушила мафия и рэкет». Им-то врать совершенно не надо. Многие таксисты излагают такие крамольные (с точки зрения режима КНР) идеи, что за них запросто можно угодить в тюрьму без всякой мафии...

Думать, что в Китае простохорошие силовые органы, в которых служат бескорыстные, честные и отважные полицейские, может только очень наивный человек. Такой «положительный тонус» поддерживается сознательной жесткой политикой в силовых органах. Это является важнейшим условием обеспечения «привлекательного инвестиционного климата», и здесь китайское руководство совсем не шутит, особенно по отношению к своим «силовикам». Как показательный пример этому можно привести недавние мероприятия в г. Чунцин. Некоторое время назад там произошло ухудшение делового климата. Предприниматели стали притесняться, с них начали требовать «дополнительные  пожертвования», одновременно в городе открывались подпольные казино, появились «крутые парни», устанавливающие свои «порядки». Реакция центральныхвластей была молниеносна. В течении месяца было арестовано и предано суду свыше 500 (sic!) высших полицейских чинов этого города (а он является одним из четырех городов  т. н. «центрального подчинения» с населением далеко за 10 миллионов человек).

После этого г. Чунцин «удивительным образом» улучшил свой деловой климат и стал одним из самых спокойных мест для инвестиций и предпринимательской деятельности. «Крутые парни» исчезли вместе с высшими полицейскими чинами.

Поэтомуполиция Китая совсем не склона «дружить» с членами «преступных сообществ». Люди, которые при иных обстоятельствахне прочь были бы «помафиозить», пять раз подумают, глядя на «горькую тюремную (в лучшем случае) судьбу» тех, которые все-таки вступили на этот путь.

Однажды со мной произошелинтересный случай. По китайскому телевидениюпоказывали криминальную хронику о жизни китайцев на российском Дальнем Востоке. Ивдруг сидевший рядом в фойе гостиницы китаец узнал в одном из «криминальных китайских авторитетов» своего бывшего водителя. «Кто бы мог подумать, — воскликнул он. — Был такой нормальный тихий парень, и на тебе— криминальный авторитет в России!» Мне тогда подумалось: а может, не в парне дело?

Любое преступное посягательство на собственность легального предпринимателя рассматривается в Китае как тягчайшее государственное преступление. И любая «замедленная реакция» на это со стороны полиции расценивается как прямое пособничество тягчайшему преступлению.

Такая реальная защищенность хорошо чувствуется в обществе.Сами китайцы охотно идут в предприниматели, также приезжает много зарубежных частных инвесторов, не связанных с мощными корпорациями, что, несомненно, способствует быстрому экономическому росту. 

Другим серьезным аспектом защиты прав частной собственности является неизменность договоров между частным лицом и государством. Имеется в виду, что государство не меняет условия, если вдруг посчитает их «несправедливыми» на настоящий момент. Например, лет 15 назад права на долговременную аренду земли в Пудуне (Шанхай)стоили очень недорого. Сейчас рыночная стоимость взлетела в несколько раз, но это не дало повода городским властям под разными предлогами изменять права аренды.

А вот если встанет необходимость досрочного отчуждения этой земли в интересах инфраструктурного строительства, то компенсация рассчитывается не только по текущей рыночной стоимости, но и с учетом упущенной выгоды последующих лет использования. Здесь присутствует даже некоторый перебор. Государство явно переплачивает за эту землю, что провоцирует желание попасть под «отчуждение». Но все это «окупается» доверием к государственным органам Китая со стороны инвесторов, которое тяжело завоевать, но легко потерять. И тогда уже никакими заклинаниями на самом изысканном английском языке ни на каком высокогорном экономическом форуме его обратно не вернешь.

 

Урок 2

Ограничение произвола государственной бюрократии

 Защита собственности нового класса предпринимателей от криминальных и околокриминальных кругов — сложное, но далеко не уникальное дело. Многие авторитарные режимы достаточно «легко» справлялись с системной преступностью. Разгром сицилийской мафии режимом Муссолини — яркий тому пример.

Другое дело — ограничить свою собственную государственную машину, вернее, ее функционеров, от соблазна заработать на «рыночном фронте», конвертировать свой статус в хорошее материальное положение, помочь своим друзьям и родственникам. А исторический опыт Китая (многие исследователи считают Китай родиной бюрократов) говорит о мощнейших негативных традициях в этой области. На протяжении веков китайская бюрократия являлась особой кастой в стране и главным «бенефициаром» общественных благ. Именно из-за нееКитай долгое время оставался косной, «замороженной» в своем развитии страной. Именно она сыграла роковую роль в падении величия Китая в XVIII-XIX веках, превращении когда-то мощного Серединного Государства  в полуколониальный, зависимый, полуоккупированный иностранными державами анклав.

Именно их беспрецедентное воровство и коррупция привели к развалуармии и флота, к доведению его до состояния, когда всего дваанглийских пехотныхбатальона без особого трударазбили всю императорскую армаду и дошли до Пекина. Дальше они просто не знали, что делать. Объявить Китай своей колонией английская королева не пожелала (проблем с Индией было больше чем достаточно), и Китай остался таким потешным государством, гдекаждый прибывший считал возможным объявить свой дом и офис «экстерриториальным», вывесить свой собственный флаг и не подчиняться местным законам и правилам. До сих пор в Шанхае вы может пройтись по английским, французским, голландским кварталам (поселениям), посетить «немецкий» полуостров Шаньдун (пиво от немцев осталось очень даже хорошее), съездить в «русский» Харбин.

Да и после становления социалистического Китая роль бюрократии была чрезвычайно сильной. Статус кадрового работника (ганьбу) выделял человека из толпы, обеспечивал неплохой (по сравнению с другими) уровень жизни. Вот только при социализме, кроме привилегий в виде персональной машины, улучшенного пайка да пары ведер с цементом для постройки сарая в своем родовом селе, взять было ничего нельзя. А сприходом рыночной экономики, когда человек «на посту» может получить «курирование» целых отраслей промышленности, право распределятьгосударственные ресурсы и разрешения, открываются для «умных бюрократов» совсем иные перспективы. 

Каково же было мое удивление, когда при общении с китайскими чиновниками я совершенно не ощутил даже намека на «особые» условия сотрудничества. Разрешения выдавались достаточно быстро, сотрудники налоговой инспекции оставались после работы, чтобы помочь бухгалтеру правильно оформить отчетную документацию, находя дополнительные возможности снижения (Sic!) налогооблагаемой базы. На таможне грузы проходили  без проволочек, сами сотрудники предлагали организовать подвоз импортных комплектующих в удобное время на производственную площадку. При этом не было никаких дополнительных условий. И все ради того, чтобы я оставил благодарственную запись в их журнале (или не оставил «неблагодарственную»). 

Сами китайские бизнесмены и «капитаны производства» ведут себя в присутствии чиновников достаточно уверенно, конечно, с подобающими церемониями, но без заискивания. Однажды мы попали на праздник города в провинции Аньхой. Нашей «иностранной делегацией» занималсяочень интеллигентный и расторопный человек. Он следил, чтобы не было проблем в гостинице, были хорошие места на гала-концерте. 

Праздник, как и все подобные мероприятия, был посвящен привлечению инвестиций в этот город, расширению рынков сбытапродукции местных предприятий. Главными с китайской стороны были владельцы производственных и торговых компаний. Наш «распорядитель» следил за количеством столов на приеме, всем ли всего было достаточно, вовремя ли подносили свежие блюда, куда-то бегал по распоряжению директоров компаний. У меня с ним наладились вполне дружеские отношения, и  перед отъездом я попросил его визитную карточку (вдруг надо будет гостиницу заказать). 

Представьте мое удивление, когда я прочитал название его должности и места работы. Он был «председателем партийного контроля городского комитета КПК». На мой удивленный взгляд ответил, что мероприятие помогает городу развивать бизнес, а задача партийных органов — всячески этому способствовать, но не подменять. Вот он и нашел себе ответственное дело. Если не будет «бытовых накладок» в гостинице и на концерте, то и деловой климат улучшится.

Когда долго живешь и работаешь в Китае, практически не ощущаешь бюрократического фактора (конечно, по сравнению с нашейстраной). Словно местные бюрократы живут в другом, параллельном от бизнеса мире. На предприятии, где я работал, представители местных властей пришли только на открытие,а больше мы их и не видели, если у нас самих не возникало желания обсудить что-либо. 

Надо сказать, что такая «идиллия» достигнута не от особого рода китайских чиновников, сплошь всех честных и благородных. 

Суровость китайского антикоррупционного законодательства, а особенно его практика, не оставляет сомнений, что именно в чиновничьем произволе китайское руководство видит самую серьезную угрозу экономическомуразвитию. У китайского руководства нет сомнений, КТО является источником коррупции и мздоимства. Для этого достаточно посмотреть на статистику «дел о взяточничестве и коррупции». Вы там с большим трудом найдете дела против «взяткодателей».

Абсолютно подавляющее количество дел направлено против «взяткополучателей». Китайцы считают, что нормальный человек в здравом уме и твердой памяти никогда просто так не отдаст свои деньги чиновнику. К этому его могут подтолкнуть только два обстоятельства:

1. Чиновник своими открытыми или скрытыми действиями создает условия (явно или неявно принуждает) для дачи взятки в целях «решения вопросов» в области взаимоотношения предпринимателей с государственными органами.

2. Гражданин (предприниматель) уверен или у него есть для этого серьезные основания, что чиновник за деньги или другие ценности поспособствует ему в получении дополнительных преимуществ в бизнесе или другойдеятельности, связанной с извлечением доходов или уменьшением расходов.

В любом случае эту незаконную«услугу» продает чиновник. Он первый «бенефициар» в коррупционных сделках. Если такого «предложения» на продажу государственных услуг нет, то и смысла давать деньги чиновнику не существует. 

И надо отметить, что этот принцип борьбы с коррупцией работает неизмеримо эффективнее, чем пропагандируемый ныне у нас тезис: «Не надо давать деньги, тогда чиновники не будут брать». Потому что «не дать деньги», когда чиновник тебя к этому принуждает (см. п.1), означает как минимум нанести серьезный удар по своему бизнесу, если вы его ведете в области ответственности этого чиновника. В большинстве случаев это ведет к потере бизнеса в силуискусственной неконкурентоспособности, которую обязательно создаст вам этот «невознагражденный» чиновник.

Другим обстоятельством защиты бизнеса от произвола государства в Китае является принцип адекватной ответственности за причинение ущерба из-за неправомерных действий чиновников. Если к вам зашел кто-нибудь, например, из противопожарной службы, полиции, санэпидемнадзора(все эти органы присутствуют в КНР) и вынес предписание, которое повлекло остановку производства, срыв поставок клиентам, а потом выяснилось, что действия чиновника были неправомерны, то государство возмещает вам ПОЛНЫЙ ущерб от этих действий своего чиновника, а затем взыскивает эти расходы с его семьи в широком смысле этого слова (благо семьи в Китае очень большие).

Все это распространяется в том числе и на таможню. При этом с чиновников никто не снимает ответственности за противопожарную безопасность, санитарный контроль и другие функции. Приход проверяющих на предприятие в Китае практически никак не влияет на работу предприятия.

Чиновнику лучше самому сбегать купить противопожарное ведро, насыпать ящик песка, попросить у «лаобаня» (владельца бизнеса) разрешения на покупку лопаты и топора и личнооформить противопожарный стенд, если он считает, что надо усилить меры борьбы с возможными возгораниями.

Может это несколько утрировано, но «жизнь» именно так заставляет действовать китайского чиновника. Система показателей работы государственного аппарата в Китае, оценка эффективности самих чиновников жестко связана с показателями экономического роста, уровня привлечения инвестиций, объема экспорта и т. д. Можно на многое «не обращать внимание», но экономические показатели являются безусловным «мерилом» их работы и перспектив на будущее. 

Любое уменьшение объема выпускаемой продукции, снижение экспортного потенциала, сокращение количества предприятий является реальнойголовнойболью всех китайских чиновников, в том числе и в силовых ведомствах. А вот значимых поощрений за количество выписанных штрафов, дополнительный сбор налогов и других подобных «показателей» не предусмотрено. 

Если есть хоть небольшой намек или сведения, что в проблемах предприятия прямо или косвенно «замешаны» сами чиновники, то  отставка практически неминуема. 

А китайскому чиновнику есть что терять. Конечно, яхт с виллами он не заработает (а если захочет столько заработать, то не доживет до их обладания), но приличный уровень жизни, неплохое социальное обеспечение (включая квартиру), достойную пенсию по старости, бесплатное образование детям (в Китае это очень много значит) и хорошее медицинское обслуживание он вполне может получить. Плюс несомненное уважение общества. В Китае издревле уважали чиновников, как людей «ученых»...

Вот таким образом из фактора негативного для рыночных отношений чиновники в Китае превратились в фактор, способствующий экономическому росту.

 

Урок 3

Создание прозрачной (честной) конкурентной среды

После выполнения первых двух условий  

Рубрики:  Політика
Економіка

Мужчина нарасхват.

Пятница, 10 Декабря 2010 г. 17:08 + в цитатник

 

Мужчина нарасхват. В Украине нарастает дефицит сильного пола

Мужчина нарасхват. В Украине нарастает дефицит сильного пола/i1.focus.ua/img/i_isload.gif" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/i_isload.gif); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; cursor: default; width: 525px; height: 340px; background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat; " />


Один, почти один. Директор швейной фабрики Станислав Дубинин ежедневно сталкивается с матриархатом по-украински-у него не более 40 мужчин на 700 работников
Фото: Артур Бондарь, Фокус

Из-за высокой смертности мужчин Украина в будущем рискует стать страной женщин. Какой будет жизнь в этой стране, можно почувствовать уже сегодня

На Черниговской швейной фабрике «Элегант», как, впрочем, и на остальных швейных предприятиях страны, главный праздник не Новый год, а 8 Марта. Коллектив фабрики – 700 человек. Из них мужчин не больше 40. 15 механиков, 16 электриков, два водителя и директор – Станислав Дубинин. Высокий, импозантный и на первый взгляд слегка меланхоличный. Рассказывая Фокусу о специфике работы в женском коллективе, держится невозмутимо. Не может скрыть волнения лишь один раз – когда речь заходит о декретных отпусках. Из-за этого приходится терять ценных работников.

/i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; font-size: 0.85em; color: rgb(86, 81, 60); clear: right; width: 200px; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/zoom.cur" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/zoom.cur), pointer; " alt="" />

В первом цеху, куда нас ведут на экскурсию, мужчин вовсе не видно. Сплошь женщины: халаты в цветочек – такая униформа. Плакаты с цветами на стенах, растения в горшках – при этом ни одного засохшего. Чист, опрятен и даже на удивление работоспособен автомат советского типа «Газированная вода».

В следующем цеху – единственный на предприятии мужчина-гладильщик и три электрика. Один из них представляется Игорем Степановичем и рассказывает, что трудится на фабрике 26 лет. На коллег не жалуется, хотя на вопросы отвечает уклончиво: говорит, женщина – это всегда загадка, а много женщин – много загадок.

Гендерная ситуация в лёгкой и пищевой промышленности (около 84% женщин от общего числа сотрудников отрасли) в будущем может повториться в масштабах Украины.

Правда, пугающее соотношение мужчин и женщин пока наблюдается только в старших возрастных группах, однако тенденция не позволяет расслабляться. В Киеве, например, согласно официальной статистике, сегодня более 200 тыс. женщин остаются без пары.

– Смертность мужчин активного возраста в Украине в 3–4 раза выше, чем у женщин, – комментирует заведующая отделом проблем качества демографических процессов Института демографии им. Птухи НАН Украины Ирина Курило.

В своих исследованиях сотрудники института пришли к выводу о том, что из-за высокого уровня смертности мужчин Украина несёт людские потери, сравнимые с теми, которые были во времена Второй мировой войны и голода 1946–1947 гг.

Меньше, да лучше

/i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; font-size: 0.85em; color: rgb(86, 81, 60); clear: right; width: 200px; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/zoom.cur" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/zoom.cur), pointer; " alt="" />
Пианистка, красавица. 27-летняя Мила Родина на себе испытала, что такое  дефицит положительных мужчин с серьёзными намерениями в Украине

«Если знаете, где много мужчин, расскажите мне!» – в сердцах восклицает 27-летняя киевлянка Мила Родина. Собой хороша, с карьерой – порядок, при этом пироги печь умеет, детей любит. Однако с замужеством пока не складывается.

– У нас в стране мужчины в дефиците. Те, которые есть, или женаты, или не готовы к серьёзным отношениям, или не имеют нормальной работы, – констатирует Мила.

Разговор с ней происходит в 16.00 в кофейне в центре Киева. Вокруг группки девушек по 3–5 человек  активно беседуют под капучино. За дальними столиками, рассчитанными на двоих, несколько одиноких мужчин. Один читает книгу и пьёт пиво. Второй говорит по телефону. Третий общается с ноутбуком. Вспоминаются юмористические сюжеты о суши-баре в городе невест Иваново, где мужчины такие же редкие гости, как снег в сентябре.

На риторический для многих вопрос «почему женщин в Украине больше?» демографы, как и полагается, отвечают наукообразно. Одна из причин – ранний «возраст балансирования численности полов». У нас, как и во всём мире, рождается больше мальчиков – примерно 105–106 на 100 девочек. Так природа перестраховывается. По словам Ирины Курило, у мужчин более высокая смертность, поскольку они больше подвержены поведенческим рискам, травматизму.К определённому возрасту число мужчин и женщин сравнивается, а затем слабый пол и вовсе начинает преобладать. Вопрос только в том, в каком возрасте это случается. В Западной Европе – это 45–50 лет. В Украине – около 30 лет, в больших городах – 20–25./i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; clear: right; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/quote_open.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/quote_open.png); background-position: 0px 0.32em; background-repeat: no-repeat no-repeat; "> К определённому возрасту число мужчин и женщин сравнивается, а затем слабый пол и вовсе начинает преобладать. Вопрос только в том, в каком возрасте это случается. В Западной Европе – это 45–50 лет. В Украине – около 30 лет, в больших городах – 20–25. /i1.focus.ua/img/quote_close.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/quote_close.png); background-position: 100% 0.32em; background-repeat: no-repeat no-repeat; "> 

Есть объяснение и тому, почему диспропорция особо заметна в крупных городах. Женщины чаще отправляются в мегаполисы – получать высшее образование или работу. Психологически им легче решиться на такой шаг. У них, например, есть перспектива выйти замуж, найдя поддержку и опору в спутнике жизни.

Женские дела

/i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; font-size: 0.85em; color: rgb(86, 81, 60); clear: right; width: 200px; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/zoom.cur" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/zoom.cur), pointer; " alt="" />

Мила Родина – режиссёр. Сегодня работа у неё начинается в 19.00. Свободное время ещё есть, направляемся в Zara на Крещатике. Мужской отдел магазина – не худшее место для поиска кавалеров.

Мужчина лет 30 примеряет пальто. Ни чёрное, с меховым воротником, ни коричневое его не устраивают. Кроме него, здесь ещё четверо мужчин. Однако рейдерскую атаку женщины совершили и на эту, казалось бы, сугубо мужскую территорию. Две девушки в ярких узких брюках покупают джинсы. Говорят, в женском отделе их размеры уже разобрали.

Рядом с магазином улицу патрулируют молодые милиционеры. Рассказывают, что девушки появляются даже в патрульной службе. Немало их и среди оперов, участковых.

– Нормально ведут дела. Зря говорят, что они слишком мягкие. Если работа требует, их ничем не разжалобишь, – говорят патрульные и просят номер телефона в обмен на общительность.

Патрульные не соврали. По данным столичного ГУ МВД Украины, за последнюю пятилетку число женщин, которые служат в милиции, возросло с 4–5% до 13%. Берут слабый пол во все подразделения. В столичном ГАИ служит 3,5%, в уголовном розыске – 10,4%, в отделе по борьбе с организованной преступностью – 13,6%, экономической преступностью  – 8,4%, среди участковых – 9% дам.

Следующая остановка в поисках возможных кавалеров. Атлетично сложенного Олега в белом тренировочном костюме ничуть не смущает женское внимание – три года он занимается бальными танцами, а среди танцовщиц одни девушки. Свои способности охотно демонстрирует, проделывая прямо на центральной улице грациозное, но энергичное па.

«Сегодня всё чаще можно встретить женщину с отбойным молотком», – задумчиво отмечает Олег. До этого парень несколько лет занимался тайским боксом. Вместе с ним занимались две девушки. Кстати, вполне миловидные и женственные.

Женщины, мужайтесь

/i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; font-size: 0.85em; color: rgb(86, 81, 60); clear: right; width: 200px; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/zoom.cur" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/zoom.cur), pointer; " alt="" />
Оценка плюс. Врач-психотерапевт Александр Коломийчук отмечает, что женщинам нужны мужчины ещё и для повышения самооценки

Танцор Олег констатирует: в коллективах, где на троих мужчин двадцать женщин, нередко начинаются зависть, сплетни, интриги. В мужских коллективах все дружелюбнее, конечно, при условии, что это не тюрьма.

Мила не согласна с такими резкими высказываниями, но подтверждает: работать среди женщин бывает непросто.

– Женщины чересчур общительны. Постоянные обсуждения новых серёжек, красивых колготок, блестящих колечек. Иногда это надоедает.

Не лучшим образом нехватка мужчин сказывается не только на работе, но и на женском здоровье.

– Разрыв в средней продолжительности жизни мужчин и женщин в Украине – 11 лет, один из самых высоких показателей в мире. В итоге острую психологическую проблему одиночества, которая обычно характерна для пожилых женщин, в Украине переживают и молодые, – объясняет врач-психотерапевт Александр Коломийчук. – Невозможность выйти замуж и родить сильно занижает самооценку женщины. Она начинает считать, что семейное счастье не складывается из-за того, что в ней что-то не так.

Уменьшение мужского «поголовья» и ухудшение его «качества» приводят и к увеличению числа пациенток клиник репродуктивной медицины. Как рассказывает Фокусу директор клиники «Надія» Валерий Зукин, каждый месяц в клинику обращаются 4–5 вполне успешные бизнес-леди, решивших родить ребёнка «для себя».

С другой стороны, чем меньше становится мужчин, тем больше женщины перенимают изначально мужские привычки. Как ни парадоксально, но это привлекает внимание противоположного пола.

– Лет в 20 я поняла, что мужчинам гораздо интереснее проводить время с теми девушками, которые разделяют их увлечения – компьютерные игры, машины, при этом не слишком ревниво относятся к другим красивым барышням, – рассказывает 25-летняя замужняя Татьяна Волощенко. – В фильмах я всегда обращаю внимание на принципы поведения мужчин, стараюсь разобраться в их мотивах, логике.

Слабый сильный пол

/i1.focus.ua/img/cite_bg.png" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/cite_bg.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; font-size: 0.85em; color: rgb(86, 81, 60); clear: right; width: 200px; background-position: initial initial; background-repeat: repeat no-repeat; ">/i1.focus.ua/img/zoom.cur" target="_blank">http://i1.focus.ua/img/zoom.cur), pointer; " alt="" />

Чем престижнее работа – тем больше на ней мужчин. Занимающийся балетом Олег приехал на один день из Николаева в Киев вовсе не на выступление, а для того, чтобы принять участие в тренинге «Индустрия маркетинга». Бальными танцами, при всей любви к ним, денег не заработаешь.

Во многом из-за необходимости зарабатывать мужчины становятся более уязвимыми. Как рассказывает психолог Елена Болычева, сильный пол – рабы одной маски. С детства им внушают, что они обязаны достичь поставленной цели. Благодаря этому многие действительно становятся более успешными, чем женщины, другие, не сумев достичь цели, впадают в глубокую депрессию.

– Обратите внимание, как болеют мужчины: реже, но если такое случается, то серьёзнее. На психологическом уровне у них заложено, что они не могут просто так взять тайм-аут, для этого у них должны возникнуть очень серьёзные причины, – говорит Елена.

По мнению психотерапевта Александра Коломийчука, 30–35-летние украинцы слишком сильно зациклены на материальном. Эти люди формировались как личности в 90-х, когда большинство думало только о том, как бы заработать на кусок хлеба. Нынешняя экономическая ситуация тоже не даёт расслабиться.

Уменьшать преждевременную смертность сильного пола и гендерную диспропорцию можно за счёт снижения стрессовости в обществе. По словам директора социологической службы Центра Разумкова Андрея Быченко, произойти это может благодаря постепенным, но постоянным позитивным изменениям в Украине. Согласно исследованиям, именно такая политика государства создаёт у граждан ощущение благополучия.

Что касается прогнозов на ближайшие 10–20 лет, то, как говорят демографы, ситуация со смертностью мужчин активного возраста в Украине сейчас такая, что хуже быть уже не может. Поэтому они надеются на улучшения – ничего другого не остаётся

Анна Устенко, Фокус

Рубрики:  Психологія

Ще раз про Пинзеника

Вторник, 07 Декабря 2010 г. 19:04 + в цитатник

 

Требования МВФ к Украине согласованы с США, - WikiLeaks

7.12.2010, 14:17 /lb.ua/media/templates/img/comments.png" target="_blank">http://lb.ua/media/templates/img/comments.png); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; height: 17px; background-position: 0px 0px; background-repeat: no-repeat no-repeat; ">29 комментариев

Скандально известному ресурсу WikiLeaks в числе телеграмм дипломатического ведомства США удалось перехватить документы, а точнее - предложения по реформам, которые нужно провести в стране.

focus.uaФото: focus.ua
Украинский собеседник американского посла Джона Теффта подготовил программу развития украинских реформ и передал ее США. США одобрили, передали МВФ, который и настоял на них, как на условии получения кредита.

Ниже идет список реформ, которые, согласно предложений «украинского источника» США при помощи МВФ «продавили» на Украине:

1. Повысить пенсионный возраст — на два года для мужчин. На три — для женщин. Уничтожить право на досрочный уход на пенсию и обычай считать год за два на опасных предприятиях

2. Уничтожить институт специальных пенсионных пособий, которые даются ученым, государственным служащим, управляющим государственных предприятий».

Ограничить пенсии работающим пенсионерам. Установить пенсионный возраст офицерам армии в 60 лет.

3. Повысить газ для муниципальных мероприятий на 50%, в два раза для частных потребителей. Увеличить стоимость электричества на 40%. Разрешить установление цен ЖКХ. Допустить рост цен, сообразно росту цен на газ. Увеличить акциз на бензин на 60 евро.

4. Отменить льготы и повысить налоги на транспорт на 50%. Не повышать прожиточный минимум, балансировать социальную ситуацию за счет точечных субсидий.

5. Приватизация всех шахт и отмена всех субсидий. Отмена всех льгот для предприятий ЖКХ, транспорта и прочего. Отмена государственной поддержки родов, бесплатного питания, учебников.

6. Ограничить практику упрощенного налогообложения. Отменить практику льгот по НДС в сельских местностях. Аптеки и фармацевты будут платить НДС.

7. Отменить мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Отменить субсидии для производителей свинины и курятины.

8. Сокращение состава министерств до 14. Пусть будет один вице-премьер. Отменить должность министра кабинетов министров. Уничтожить шесть министерств. Подчинить все государственные органы министерствам. Налоговая администрация, таможня, фонд госимущества должны войти в министерство финансов.

9. Ограничить излишнюю оплату государственных лиц.

10. Пособия по безработице должны начисляться только после минимального периода в шесть месяцев работы. Оплачивать больничные на уровне 70% от заработной платы, но не ниже прожиточного минимума. Оплачивать больничный начиная только с третьего дня болезни.

Ряд этих предложений, озвученных украинским собеседником Теффта, — уже выполнены. Остальные — в процессе реализации.

При этом, все указывает на то, что источник этот — бывший министр экономики Украины Виктор Пинзенык («украинский Гайдар», уволенный в свое время из правительства Юлии Тимошенко -ред.).

Напомним, сегодня, 7 декабря, основатель сайта WikiLeaks Джулиан Ассанж был арестован. 

Читайте также

Источники: Росбалт

Тэги: СШАМВФWikiLeaks

Рубрики:  Політика

Інтерв'ю В.Карасьова

Понедельник, 06 Декабря 2010 г. 12:52 + в цитатник

 

Вадим Карасев: Олигархи стремятся не допустить консолидации "внизу" Печать

Украина находится на пороге великих событий, считает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. По его мнению, в нашей стране наиболее ярко выражен процесс построения политического режима неофеодального типа. Украинские олигархи – это вахтовики, которые рассматривают данную территорию, как место заработка. У них нет никаких рациональных мотивов вкладываться в развитие национального проекта. Отношения внутри Украину становятся все более антагонистичными между классами олигархов и буржуа. Наша страна вплотную приблизилась к развязке, которая поставит крест на существовании постсоциалистического капитализма.


 

Ю.Романенко. Колин Крауч в своей работе «Постдемократия» рассматривает феномен изменения политических режимов в западных демократиях. Когда читаешь его книгу, видишь, что для европейцев и для американцев большей неожиданностью оказалось то, через что Украина, Россия уже давно прошли по многим позициям: резкое увеличение роли элит, концентрация ресурсов у элит (медиа, организационного, финансового), корпоратизация государства, когда оно становится соподрядчиком корпораций и де-факто многие функции передает им.

Можно, в какой-то степени говорить, что Запад, который вошел в плотную кризисную фазу (а мы вошли после развала СССР), сейчас начинает испытывать на себе вся тяготы, через которые мы прошли в 90-е годы. В то же время, мы обгоняя в какой-то мере Запад, также переходим в некое новое состояние. Отсюда вопрос, Вадим Юрьевич, какая типология политического режима сейчас складывается?

Очевидно, что после прихода Януковича во власть в силу объективных и субъективных факторов, начинает схлопываться та модель, которая сложилась в Украине после развала СССР, так как ее ресурсные возможности сейчас иссякли. Власть пытается найти новые формы. Что это за новые формы политического режима?

В.Карасев. Если говорить о Колине Крауче, то я уже использовал в одном из интервью его терминологию, назвав первые шаги донецкой власти, как «донецкую постдемократию». Под ней я видел то, о чем пишет не только Колин Крауч, но и Саския Сассен (ее тема – экономическое и корпоративное гражданство в условиях гегемонии мирового рынка), а также Зигмунд Бауман. Его работы о том, что на смену государственному суверенитету, суверенитету наций приходит суверенитете рынка.

Поэтому, если говорить о нынешнем политическом режиме не с точки зрения фундамента, принципа, а с точки зрения национально-государственного проекта, то нынешний политический режим отказался от идеи строительства нации, от национального проекта в буквальном смысле и пытается переизобрести национальный проект в исключительно, рыночных основаниях и терминах. Под этим подразумевается создание некоего государственного капитализма в донецком понимании, который завязан на суверенитете мирового и внутреннего рынков. Учитывая то, что в Украине нет внутреннего рынка, то имеется в виду, прежде всего, внешний рынок во всех его ипостасях. Здесь рынок займов, долгов, рынок, который олицетворяется с МВФ и долговым режимом экономического роста, в который Украина вошла в течение последних 2-3 лет, начиная с кризиса 2008 года. Сюда относится доступ на объединенный рынок ЕС, в котором заинтересованы украинские олигархи, прежде всего металлургические, химпромовские и других секторов отечественной экономики, которые стремятся к расширению квот на емком, гарантированном и стабильном европейском рынке. Это гарантирует стабильность экспортных доходов для украинского олигархического класса.

В основе традиционной национально-демократической и социально-демократической модели и политического режима лежит идея суверенитета народа – это либо суверенитет наций, либо суверенитет народа, имеется в виду, прежде всего, внутренние источники государственного суверенитета.

Колин Крауч, Саския Сассен и Зигмунд Бауман говорят сегодня именно о суверенитете мирового рынка, который влияет на структуру власти, ее ответственности, взаимоотношений элит и масс в каждом национальном государстве, которое, поэтому, перестает быть в этом смысле национальным. Оно «размывается». В этом смысле государства, особенно те, которые не сложились на базе национальных общностей, сменяют стратегические ориентиры своего развития. Например, при всех претензиях к предыдущей власти, начиная с 90-х годов и, прежде всего, периода, который олицетворяется с оранжевыми, у власти, у государства были стратегические приоритеты.

Главный стратегический приоритет – это выйти из СССР, войти в западный клуб наций, стать частью Европы. Возможно, стать членом НАТО, а в перспективе и ЕС. То есть, вся политика – и государствообразующая и текущая – во многом определялась этими стратегическими приоритетами.

В этих рамках были частности: формирование наций, либор формирование рыночной экономики, что провозгласил Кучма в качестве своей цели, президентской миссии, вступив на должность в середине 94-го года. Сегодняшняя власть поменяла стратегические приоритеты на коммерческие, рыночные. Для нее главное – бизнес, бизнес и еще раз бизнес, не стратегия, а коммерция, прибыль, доходы. Поэтому, и всю свою энергию нынешний правящий класс Украины тратит на борьбу за власть и доходы.

Если говорить не о государстве, а о политическом режиме (вопрос был о режиме), я немного расширю ответ, потому что вопрос не только о политическом режиме, но и самом государстве. С одной стороны, мы опережаем постдемократии Запада, а с другой – отстаем.

Действительно, все признаки политической постдемократии – партии элит, а не массовые членские партии, влияние корпораций на политическую и партийную систему, «олигархизация» экономики и политики, постмодернизация СМИ, скандально-гламурная эстетика политики – все это в постсоветских политических режимах появилось до того, как в плен к этим тенденциям начало попадать классическая буржуазно-демократическая и социальная-демократическая политика Западной Европы.

Но с другой стороны, Колин Крауч пишет о том, что социал-демократический политический режим и партийная система опирались на массовое индустриальное производство, на диалектику взаимоотношений коллективного труда и капитала. Сегодня в Украине такой политики нет.

Ю.Романенко. Почему?

В.Карасев. Потому что индустриальное общество в СССР не имело политики, индустриальное производство и индустриальное общество советского времени были антиполитическим в том смысле, что оно было однопартийным и тоталитарным.

Поэтому, классической социал-демократической политики, как взаимоотношения двух основных массовых классов – класса буржуазии и класса рабочего – и, соответственно двухпартийной или околодвухпартийной политики, как это мы наблюдали в Британии, Германии, Франции, Италии, где право-левые политические силы, в Украине не было.

При всем ультракапитализме, который господствовал и господствует в Украине в течение постсоветского периода, политический режим постсоветских государств был постсоветским, но еще не постсоциалистическим. Продолжал существовать не манифестируемый остаточный социализм в виде социального пакета, социальных услуг, например, формально бесплатно медицины и образования. Хотя первоначальный постсоветский капитализм постоянно пытался подтачивать эти рудименты социалистической эпохи. Когда рухнула советская система, также рухнули ее партийная составляющая – КПСС, ее геополитическая составляющая, военно-стратегическая, но на уровне повседневных, бытовых, социальных трудовых практик, и на уровне неких остаточных институтов, социализм продолжал существовать. Социальное, социалистическое государство в Украине никуда не делось, оно просто медленно умирало, под напором новых капиталистических тенденций.

Этот постсоветский капитализм фактически устраивал всех – олигархов, потому что они этот контракт давал возможность приватизировать наилучшие, доходные, прибыльные активы, перекладывая издержки приватизации, реформ на плечи остаточного социализма (ведь олигархи, приватизировав заводы, сбрасывали социалку на плечи государства или муниципальных властей). Это устраивало трудовые и нетрудовые сельские и городские низы, потому что давало возможность просто выживать, существовать и доживать, используя социальный ресурс советского времени.

Ю.Романенко. По сути, это форма амортизации…

В.Карасев. Правильно, это исторические амортизаторы. Группы молодежи, которые пытались обогатиться, тем не менее, обогащаясь на своих участках, тоже пользовались социально остаточностью капитализма. Поэтому, постсоветский социальный режим продолжал действовать. Только сейчас в условиях мирового финансового экономического кризиса украинское и все постсоветские общества обнаружили, что только сейчас на исходе 20-летия постсоветского развития исчерпывает себя и социальное государство.

Более того, вынужденный переход постсоветских государств к глобальной конкуренции в условиях мирового рынка ставит перед ними задачу демонтажа социального государства. Без такого демонтажа государство не будет конкурентоспособным. Фискальный кризис, кризис бюджета, доходов, кризис государственных финансов в целом, ставит власти перед необходимостью демонтажа социального государства и отказа от всех завоеваний социализма, которые продолжали, по крайней мере, на бумаге, продолжали действовать в течение 20 последних лет. Только сейчас в постсоветских странах начинает формироваться постсоциалистический, капиталистический порядок.

Парадокс в том, что эта постсоциалистичность, эта олигархо-корпоративность формируется в постсоветских государствах не на основе демократии, а додекмократии. Колин Крауч пишет о «пост» демократии на Западе, а в Украине нужно писать о «додемократии». Потому что традиции западной демократии, о которой пишет Колин Крауч, тем не менее, задают регламент, границы, суверенитету рынка, власти, МВФ, глобального экономического класса, глобальной финансовой олигархии. Таким образом, традиции демократии все-таки удерживают страны постдемократии в каком-то демократическом регламенте, минимальном, но регламенте.

Ю.Романенко. Здесь тоже налицо такая же демфирующая, амортизирующая функция, как наши остатки социализма, сглаживающие шоковые перегибы строительства капитализм.

В.Карасев. Совершенно верно, потому что культура демократии впитывается, демократию никто не отменял. Конечно, ее хотелось отменить какому-нибудь Саркози или Берлускони….Чувствуется, что им где-то уже надоела независимость СМИ, их вмешательство в частную жизнь сильных и богатых, но, тем не менее, демократические традиции и наследие буржуазно-демократических революций настолько велико, что не позволяет разгуляться силам мирового рынка и глобального капитала настолько, чтобы подчинить себе все социальные слои приватизировать государство в свою пользу.

Мы же видим что ситуация на Западе неоднозначна: выборы происходят, приходят к власти альтернативные политические элиты, что существует право-левый маятник, характерный для эпохи демократии, который заменяется маятником, хотя и не право-левым, но либерально-консервативным. В общем, постдемократия сохраняет альтернативу.

Если же говорить об Украине, России и других странах постсоветского пояса, то мы увидим суверенитет рынка, господство рыночных сил, где рыночная гегемония или олигархическая гегемония осваивают целину, в которой отсутствуют демократические всходы. Или же эти ростки еле пробиваются, их легко укатать асфальтом безжалостных рыночно-олигархических сил. Опасность ситуации у нас состоит в том, у нас нет устоявшихся демократических традиций, фундамента для демократических партий, которые и на Западе подвержены эрозии, но, тем не менее, там демократическая история, репутация, привычки остаются, несмотря на корпоративизацию, гламуризацию, постмодернизацию.

В Украине отсутствие демократических привычек, принципов демократических приводит к тому, что эта территория становится полигоном для чистоты эксперимента влияния суверенитета рынка и рыночных сил на общество, страну, государственность и ее эволюцию. К примеру, если взять Китай, там есть стратегический принцип – конфуцианство, Компартия Китая целенаправленно пытается гармонизировать рыночные силы и силы социальной солидарности. Экс-СССР с точки зрения глобальных, новых рыночных тенденций представляет собой некий оазис для чистоты эксперимента.

Ю.Романенко. Я перефразирую Хобсбаума, стоящего у вас на полке, сегодня Украина - территория крайностей…

В.Карасев. Да, вот это такой экстремальный случай. В этом смысле для родины Колина Крауча ситуация здесь может выглядеть как экстремальный случай. Для нас – это случай модельный, частотный. Чистота эксперимента обеспечивается именно на этой территории, поскольку сегодня, несмотря на всю риторику социальную, геополитическую, если взять РФ, это территории, где правят типично рыночные силы, которые давно научились управлять без серьезных социальных ограничителей.

Ю.Романенко. Еще когда вы сказали, что украинская олигархия ориентируется именно на внешние рынки, силы у меня появился вопрос. Тем самым, она оказывается в достаточно слабой позиции по нескольким причинам: у них постоянно низкая легитимность, мы видим, она все время падает. Очень быстро, олигархия, взяв власть, как было с тем же самым Ющенко, поскольку на самом деле это был триумф крупного капитала в 2004 году, который ликвидировал президентский институт, как естественный ограничитель, этот режим не сумел удержаться, поскольку быстро потерял легитимность в силу тех или иных причин. Сейчас мы наблюдаем аналогичную ситуацию.

Второе – в условиях глобального финансового экономического кризиса, мы видим огромные тектонические подвижки – геополитические, экономические, которые делают ситуацию крайне нестабильной. Соответственно, отсутствие емкого внутреннего рынка, если брать Украину и ориентация на внешние рынки приводит к тому, что действующий режим очень сильно зависит от того, что происходит там. Следовательно, не будучи субъектом на внешних площадках, он фактически оказывается в полной зависимости от того, что происходит там. По большому счету, сегодняшнее обострение кризиса в Украине связано именно с тем, что внешние площадки перешли также в фазу острого кризиса и спровоцировали падение экономическое, доходов граждан и т.п. Поэтому, вам не кажется, что по большому счету, отсутствие попыток со стороны олигархов сформировать внутренний проект, найти социальную базу, которая позволила бы стабилизировать ситуацию, политических режим, легитимизировать его в глазах широких масс, является той слабостью, которая держит его в состоянии постоянной угрозы, а следовательно требует постоянной мобилизации силовых ресурсов, поскольку низкая легитимность не дает возможности расслабиться. Однако, как говорил Наполеон, нельзя сидеть на штыках.

В.Карасев. Да, но Мао Цзэдун говорил, что винтовка рождает власть.

Ю.Романенко. Винтовка рождает власть, она не позволяет власть удержать. Нельзя постоянно держать социум в состоянии перенапряжении, если за фазой возбуждения не следует фаза успокоения, более-менее стабильности, то любой организм истощается. В том числе, и социальный.

Мне кажется, в том, что вы обозначили в самом начале нашего разговора, и кроется ключевая слабость нынешнего режима – не будучи субъектом на внешних площадках, рынках, в ключевых институтах мировой политики и экономики, не имея проекта движения в этих тенденциях, мы даже не пытаемся найти свою нишу, мы только приспосабливаем свои ресурсы к новым реалиям и постоянно появляющимся рискам. Мы, по сути, постоянно ведем политику перманентного «пожаротушения», тем самым оказываемся в плену тактической реальности. В финале, все больше оказываемся подвержены влиянию внешних факторов, которые, воздействуя на нас с неумолимой логикой, постоянно уменьшают количество ресурсов для того или иного типа политики.

В.Карасев. Хороший ход, буду отвечать по порядку. По сути, это даже не вопрос, а комментарий, который ставит меня перед необходимостью расшифровать и структурировать свой ответ. Что касается олигархии, которая имеет внешне ориентированный характер, а не внутренний…. В этом как раз ее природа. Олигархия экстерриториальна, потому что для нее главное не стратегия государства, не национальные проекты, а мировой рынок, на котором она обменивает свои активы на мировой доход и получает свою долю в нем. Тем самым, свое место в структуре глобального олигархического класса, становится как бы акционером этого глобального корпоративного капитала.

Во-вторых, наша олигархическая элита экстерриториальна даже по прописке, потому что прибыль она выводит в оффшоры, в Украине налоги не платит и даже не считает необходимым делать это здесь. Потому что платить налоги здесь – это значит проинвестировать себя в само государство, в национальную общность, в саму демократию, если хотите.

Ю.Романенко. Это характерный признак паразита, по большому счету …

В.Карасев. Это характерный признак того, что доминирует не суверенитет народа, а суверенитет мирового рынка, поэтому они выводят в оффшор эти деньги. Вы же видите, что оффшоры этот Налоговый кодекс не трогают, дивиденды корпоративного капитала не облагаются. Говоря об экономических реформах, никто не говорит о реформе корпоративного управления. Никто не говорит о преобразовании закрытых корпораций в публичные акционерные общества. Кто-нибудь говорил в Верховной Раде по этому поводу?

Поэтому, элита экстерриториальна по-сути, более того, они реально и живут за пределами. Некоторые олигархи наши буквально являются гражданами других государств, а некоторые постоянно там проживают. А некоторые высокопоставленные чиновники Кабмина, поскольку их семьи живут в странах ЕС, летают туда на выходных домой. После напряженной вахты на «деньгоносных полях Украинщины».

Ю.Романенко. То есть, реально наши олигархи и правящий класс – такие себе вахтовики, волею судьбы зарабатывающие деньги в неньке.

В.Карасев. Да. Для них это территория, колония, где работают их рабочие, где они держат активы и извлекают прибыль, но сама-то прибыль реализуется на мировом рынке. По большому счету, здесь как раз мы подкрадываемся к ситуации, которую описывает Колин Крауч. Социал-демократический режим, который наиболее полно, в чистом виде проявил себя во время «золотого» 30-летия, опирался именно на внутренний рынок, т.к. стандарты социального потребления, которых добился рабочий класс, с помощью всеобщего избирательного права, требовал инвестиций именно на внутренний рынок потребления.

По-сути социал-демократическая модель сформировала стандарты современного западного потребительского общества, а рабочий класс в это «золотое 30-летие», эволюционировал в сторону среднего класса по параметрам дохода, потребления. Вот в чем суть социальной демократии, не потому что это некие бесплатные блага, а потому что по параметрам потребления и условиям труда рабочий класс стал на уровень, ну, если не верхнего среднего класса (upper middle class), то, безусловно, среднего среднего класса и низшего среднего класса.

Ушло в далекое историческое прошлое положение рабочего класса, которое описывал Энгельс в работе «Положение рабочего класса в Англии» (1848г.), посвященной так называемому «манчестерскому капитализму», индустриальных труб и классовой нищеты.

Проблема в том, что, будучи экстерриториальной и ориентирующейся на мировой рынок, будучи преданной исходя из классовых чувств и солидарности суверенитета мирового рынка, украинская олигархия или какая-нибудь другая, российская (здесь все очень условно), не заинтересована в том, чтобы экономика и все социальные силы опирались на внутренний рынок. Поэтому в Украине нет внутреннего рынка.

Ю.Романенко. То есть она его рассматривает по остаточному принципу?

В.Карасев. Да. В Украине есть только внутренний обмен продуктами либо денег, капитала, который осуществляется в рамках ограниченной территории или государственной границы, но внутреннего рынка как системы, которая бы генерировала капитализм социал-демократического образца, такого нет. Где украинская экономика получает основной вид доходов – на внешнем рынке. Откуда украинские потребители получают основную долю потребительских продуктов – с импорта. Поэтому, государство в Украине – это экспортно-импортное государство.

Ю.Романенко. Государство в Украине - экспортно-импортная контора, которая обеспечивает импортно-экспортные потоки и пытается их как-то сбалансировать.

В.Карасев. И обеспечивает интересы крупного капитала… Так в том-то и дело, что в Украине нет труда, как труда, как намного труда. Потому что в Украине если и есть наемный труд, то очень маленький сегмент. Он не имеет социального и политического значения, он не проецируется на социальную и политическую сферу. Отсюда и слабость и гутаперчивость и бутафорность. Учитывая отсутствие в Украине внутреннего рынка, рынка капитала и труда в классическом, европейском понимании этого слова, главная форма эксплуатации здесь – это не эксплуатация труда, а эксплуатация потребителя.

Все эти продукты, которые ввозятся из-за рубежа с накрутками и наценками, вся эта некачественная продукция, которую сваливают в гипермаркетах и прочих торговых сетях, весь секонд-хенд и ширпотреб, есть ничто иное, как эксплуатация потребителя. Эксплуатировать труд не надо – не такой необходимости. Труд эксплуатируется только на предприятиях горно-металлургического комплекса, и там мы видим уникальную политическую культуру, культура труда и выборов. В основном в Украине эксплуатируется потребление. Не случайно, что Украина – это страна больших оптовых розничных рынков (Хмельницкий, Барабашово, 7-й км, Черновцы и другие). Это как раз и есть предприятия по эксплуатации потребителя. Правда, с этого многие живут и трудятся. Но этот труд торговцев, лавочников, предпринимателей, мелких и средних бизнесменов, которые эксплуатируют стремление к потребительству, которое в Украине в СССР формировалось долгие годы в условиях тотального дефицита. Это эксплуатировалось 20 лет. Сегодня, кстати, мы пришли к неким ограничителям этой эксплуатации.

Это все приводило к тому, что Украина все 20 лет этого постсоциалистического капитализма социализма была страной с низкодоходной, низкозарплатной структурой.

Что самое главное, учитывая внешнюю ориентированность украинской олигархии – ей нужна власть, но государство наций ей не надо. Ей нужно государство как власть, как некая атрибутика, чтобы в лучшем случае спрятаться от иной государственной юрисдикции, от каких-либо санкций, расследований. Но при этом ей не нужен внутренний проект, нация как сообщество, тем более, ей не нужна социальная демократия.

Ю.Романенко.У меня родился такой образ: государство в нашей ситуации выполняет функции феодального замка, за стенами которого можно укрыться от внешних юрисдикций, о которых вы говорите, а с другой стороны – от крестьян, холопов, которые вокруг пашут на полях. Замок позволяет, опираясь на его ресурсы, управлять холопами и собирать с них оброк, мзду, с помощью которой можно вести тот или иной тип политики. На самом деле, вы воспроизвели формулу украинского феодализма 21 века, который включен в цепочки других феодализмов, потому что мы видим, как происходит переход на новом витке развития к феодальным формам социума.

Об этом писал Мартин Ван Кревельд в книге о войнах еще в 90 году, где указывалчто приходит время самых разнообразных кондотьеров…военно-политических, бизнесовых, корпоративных. Кондотьерство становится одной из основных форм организации на самых различных уровнях.

В.Карасев.Почти угадали, потому что, я как раз хотел вести к тому, что суверенитет мировой рынка и есть неофеодализм, потому что теряет свое значение государство-нация. Государственные границы становятся очень условными. Сакральность этих границ стирается, и государство становится фактически такими «смотрящими» по территории, надзирающими над тем, чтобы была финансовая платежеспособность, чтобы вовремя платили по кредитам МВФ, чтобы народ не бунтовал, чтобы была безопасность, порядок в стране. А что требует от украинской власти ЕС? Он не требует демократии как таковой, национального строительства, укрепления государства. Он говорит о том, что главное – поддержка стабильности, чтобы не было турбулентности, вызовов, миграции, потому что чем больше нестабильности, тем больше миграционное давление на ЕС. Для Евросоюза Украина - это некий терминал, где упорядочивались бы финансовые, людские, капитальные потоки, не приводящие к формированию точек угроз для более стабильных и безопасных пространств, например, ЕС.

Да, это момент феодализации и как раз проблема в том, что этот социалистический капитализм или капиталистический социализм – это фактически есть современное выражение, номинация на базе опыта и знаний о социализме и капитализме – фактически пвсевдофеодальных обществ, экономик, социальных систем, которые сегодня господствуют на экс-советском пространстве.

Ведь что такое феодализм? Господство торгового капитала, складывающийся, но не оформленный внутренний рынок, отсутствие наемного труда и капитала. Капитал есть ссудный, ростовщический, торговый, но нет производственного капитала. Это тоже самое, что сегодня в Украине и России.

С другой стороны, феодализм – это снятие ренты, это коррупционные практики и налоги на базе привилегий, это отсутствие единого правового пространства и единого правового рыночного стандарта, универсального суда, приватизация функций государства отдельными чиновниками. Если налоговый инспектор берет налог и не сдает государству, а делает так, чтобы его платили ему, это уже не налог, это уже оброк. По сути, это приватизация функций государства чиновником, налоговым администратором, закупщиком, руководителем тендера, тем, от кого зависит льготная дотация. Государство рассредоточено по носителям тех или иных государственных функций, которые замещают собой государство в виду той или иной индивидуальной крыши.

Ю.Романенко. Государство у нас персонифицировано конкретным человеком. Это не кафкианский бездушный бюрократический замок.

В.Карасев. Да. Вместо государства защищающего, оно презентирует отдельные индивидуальные «крыши» – «гаишника», судьи, прокурора, налогового инспектора, «сбушника»…

Ю.Романенко. Ися как временный ресурс, который необходимо эксплуатировать максимально эффективно за ограниченный отрезок времени (потому что за дверью стоит когорта таких же голодных «варягов»)

В.Карасев. Это прошли все феодализмы… Капитализм появляется там, где в качестве предпосылки появляется универсальная правовая материя, на ее базе формируются прозрачные рынки – универсальный рынок труда, капитала, банковских кредитов.

Ю.Романенко. Но сейчас даже на Западе этого нет… Более того, это одна из причин кризиса, точнее говоря, выход его из скрытой формы в острую, исчезновение прозрачности в работе государственных и корпоративных институтов. Крупные монополии, получив возможность сформировать собственные банки, промышленные конгломераты, пользуясь огромным влиянием на власть, по сути, через непрозрачные схемы фактически превратились в монстров, которые стали определять все. Это было ярко видно в момент крушения «Энрона», когда стал очевидным сговор с аудиторскими фирмами, которые делали огромные деньги на раздутии корпоративного рейтинга.

В.Карасев. Как раз об этом пишет Саския Сассен о явлении финансиализации. А Джованни Арриги пишет, что, где капитализм или та иная модель капитализма подходит к своему исчерпанию, наступает финансовый капитализм. Финансиализация скрывает это все, рыночно-трудовую или производственную структуру капитализма, и финансовый капитализм начинает доминировать над производительным капитализмом. Отсюда – пузыри, ипотечные и другие крахи, пирамиды.

Ю.Романенко. Уточню, что Арриги называет момент перехода к фазе финансовых спекуляций сигнальным кризисом, который показывает, что прибыль капитала в промышленности и торговле упала настолько, что перестает его удовлетворять, поэтому наиболее рациональным шагом сбережения капитала становятся спекуляции. США прошли через сигнальный кризис в 70-е годы прошлого века, которые совпадают с концом славного золотого тридцатилетия общества всеобщего благоденствия.

В.Карасев. Такая финансиализация и неофеодализация на Западе надстраивается над либеральным, производительным фундаментом капитализма. В Украине не над чем надстраивается, поскольку правового государства, либеральных стандартов, культуры производительного капиталистического труда, культуры бережливого капиталистического накопления капитала, этики капитала и труда, о которой писал Макс Вебер, не было.

Поэтому здесь в Украине, если на Западе этот посткапиталистичсекий или постнеолиберальный капитализм, то в Украине эта тенденция неофеодализации (они же олигархизации) происходят в вакууме. Вот в чем инверсионность финансиализированного капитализма и производительного капитализма в Украине.

В вашем комментарии прозвучало несколько важных тем, на которые я должен обратить внимание.

Во-первых, по поводу низкой легитимности правящего олигархического класса в Украине: их это устраивает, им не нужна высокая легитимность. Они ее, конечно, хотели бы, но в целом, олигархи по этому поводу не «парятся». Высокая легитимность предполагает инвестиции в солидарность общества. Кстати, социал-демократический вариант капитализма предполагает очень серьезную солидарностную основу.

Ю.Романенко. Работу с социальным капиталом

В.Карасев. Совершенно верно, выстраивая структуры солидарности. Для наших олигархов, чем меньше солидарности, тем лучше можно манипулировать с помощью финансов, СМИ не солидарностным социумом. Атомами легче управлять, чем показывать им каждый день талант-шоу или суррогаты всяческих народных «зирок», нежели демосом.

Ю.Романенко. То есть, борьба с ростом легитимности какого-либо субъекта в этих условиях становится одной из ключевой задач, поскольку рост легитимности и появление такого субъекта означает появление конкурента, который представляет угрозу?

В.Карасев. Конечно, им это не надо. Поэтому, слабая легитимность может рассматриваться и как слабость, и как их сила. Но именно их сила, а не наша. Я тоже думал вначале, что низкая легитимность – это первородный грех олигархии и господствующего в Украине класса. Потом понял, что классовые категории для них неинтересны, поскольку любой класс – это консолидированная группа, а их стратегия заключается в том, чтобы препятствовать любой консолидации, которая может быть либо в «верхах», либо в «низах». Лучше играть в хищнические стратегии уничтожения своих противников внутри олигархических групп, а не объединять усилия.

Ю.Романенко. И мы видим это с мелким и средним бизнесом

В.Карасев. Да, задача не допустить консолидации «внизу». В этом-то и проблема, что когда Колин Крауч пишет о трансформации социал-демократической модели политического режима в постдемократию, то структуры солидарности никто не отменял. Они сужаются, но остаются в генетической и институциональной памяти капиталистических обществ. Когда выходит 3 млн. парижан против повышения пенсионного возраста – это как раз и есть проявление солидарности. У нас считается, что если 10 тысяч вышли на Майдан – это успех. Социальная память действует.

Еще один момент – эволюция олигархии власти на протяжении последних десяти лет. Все-таки пик первоначального олигархического господства – это 1999 год, победа на президентских выборах Леонида Кучмы. Ставка олигархов четко видна на президентскую власть как арбитраж, как «крышу», чтобы войти или законсервировать коррупционное партнерство государства и бизнеса.

Ю.Романенко. Тем не менее, Кучма и институт президентства в это время был сильнее, чем олигархи. Он был, как минимум, первым среди равных. Именно в этом состояла суть «кассетного скандала» - демонтаже института президента под тем или иным предлогом, как представляющего угрозу для олигархии, поскольку именно институт президента был воплощением национального государства, который мог осуществить проект национального строительства…

В.Карасев. Президент – это «крыша» большого бизнеса, но с этой функцией ближе к концу второй каденции Кучма уже не мог справляться. Отсюда и назрела оранжевая революция, которая была инспирирована, в том числе, антиолигархическими настроениями конца каденции. Но олигархия, подсуетившись, смогла защитить себя парламентским проектом и инвестированием в партийную конкуренцию.

Ю.Романенко. Она канализировала эти антиолигархические настроения поправками в Конституцию в 2004 году и усилением собственного влияния на политическую систему, по сути, приватизировав ее.

В.Карасев. Да, ослабление президентской власти, которая уже мыслила себя не в рамках «крыши», а в рамках национального проекта, по крайней мере, так собирался пользоваться этой власть Ющенко, она не устраивала олигархов. Поэтому, ситуация с олигархическим капитализмом была законсервирована в форме эстетике политической борьбы, конкуренции, парламентской демократии.

Ю.Романенко. Что не позволяет кому-либо приподняться настолько, чтобы стать реальным конкурентом….

В.Карасев. Правильно, парламент практически стал площадкой олигархии, и все выборы финансировали 4-5 олигархические группы (2006, 2007, 2010 годы). Каждая из них добивалась того, чтобы их представители были в парламенте. Отсюда, кстати, и кризис партий, состоящий в том, что они воплощали и генерировали не реальную повестку, в которой нуждается страна, а фактически были на службе у олигархов, представляли их лоббистские структуры в парламенте. Но в 2008 году ситуация экономического кризиса показала бесперспективность такой модели, потому что она стала очень дорогой.

В 2010 году произошел отказ от парламентского проекта, но это не был возврат к кучмистскому проекту или «парламентщине» 2005-2010 годов. Произошел классический захват государства олигархическими силами. Пока мы наблюдаем паузу, ситуация настолько подвешена, что никто не знает, как дальше будет развиваться политический режим с точки зрения его институциональных оснований. Можно консолидировать власть под Президента и управлять им и использовать его не столько как «крышу», сколько как инструмент управления. Не искать у него защиты, а управлять посредством президентской власти в пользу тех или иных интересов. Но, как показали события «предпринимательского Майдана», можно монополизировать власть, сформировать вертикаль, подавить горизонтальный конфликт на уровне «элита-элита», «власть-оппозиция», но отсутствие горизонтального конфликта еще не означает, что вы сняли все условия и возможности для появления вертикального конфликта.

Ю.Романенко. Наоборот, он как раз только сейчас и начинается…

В.Карасев. Совершенно верно. В этом и парадокс украинской вертикали, что вертикаль власти, убивая горизонталь конфликта элит, приводит к вертикальному конфликту «власть-общество». Вертикаль, казалось бы, которая призвана подавить любой протест, фронду, оппозиционность, приводит к вертикальному конфликту между властью и обществом.

Дело в том, что украинская вертикаль, в отличие от российской, не может купить общество с помощью искусственно поддерживаемых стандартов потребления, поиска оптимума между эксплуатацией потребителя и его поддержкой, как это делается в России. Кроме того, даже в России при ее нынешних запасах нефти и газа российская вертикаль уже не может выполнить эту задачу. Она держала ее в начале 2000-х годов, а Украина в отсутствии экономического роста, при экономической стагнации, долговых займах МВФ, при всех своих фискальных кризисах и кризисах доходности насытить административную вертикаль социальными благами и потребностями не в состоянии. Более того, административная вертикаль стоит перед необходимостью сегодня демонтажа социального государства. Естественно, это формирует точки угроз и кризиса социального недовольства и взрыва. Поэтому, сегодня украинская олигархия стоит перед задачей, как социально умиротворить украинцев. Все сторонники неолигархического, демократического пути Украины стоят перед необходимостью ответить на вопрос, как спасти рядовых украинцев. Как спасти Украину как проект, национальный, государственный, а не только территорию для большого бизнеса.

Ю.Романенко. Все это признаки предреволюционной ситуации…

В.Карасев. Да, а предреволюционная ситуация ведь очень простая «верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому». Точнее, они не хотят жить по-новому, хуже, они хотят жить по-старому, так, как они жили в условиях постсоциалистического капитализма, когда власть фактически предложила обществу контракт: вы не вмешиваетесь в наши капиталистические и коррупционные дела, а мы не вмешиваемся в ваши коррупционные дела.

Ю.Романенко. А все вместе мы эксплуатируем люмпенизированные слои…

В.Карасев. Вместе мы доживаем, добиваем, эксплуатируем наследие советской индустриальной эпохи.

Ю.Романенко. А деклассированные элементы в виде пенсионеров и бюджетников не должны мешать эксплуатировать…

Не должны мешать оптимизировать поддержку эксплуатации, потому что это основной электорат. Этот коррупционный контракт закончен новым Налоговым кодексом, потому что у власти нет доходов. И вместо того, чтобы искать доходы в запуске экономике…

Ю.Романенко.Она не способна их создавать…

В.Карасев. Это уже другой вопрос, они просто решили контракт разорвать в одностороннем порядке, и сами продолжили заниматься тем, чем занимались, а от других потребовали платить налоги.

Ю.Романенко. Мы легализировали свою деятельность, вы тоже легализируетесь, но при этом вы платите налоги, а мы платим налоги маленькие легально. При этом основной тезис о прозрачности внешне выглядит прилично, хотя глубоко внутри является неприличным, даже оскорбительным для прослойки малого и среднего бизнеса.

В.Карасев. А малый бизнес с этим не согласился. Но дальше для малого и среднего бизнеса наступает развилка. Одна часть говорит: «Мы не хотим нового контракта, давайте оставим все, как есть, вы продолжаете делать то, что вы делали, и проблемы МВФ – это ваши проблемы. А свои проблемы – с «ментами» – будем решать сами». Но другая часть начинает говорить европейской прозой: мы готовы платить налоги, но это именно налоги, а не коррупционный налог налоговому инспектору. Это налоги, но не оброки.

Ю.Романенко. Мы хотим понимать, куда они идут…

В.Карасев.Да, платить налоги в обмен на право контролировать расходы, потому что расходы влияют на уровень доходов, а без доходов нет расходов. Дальше – право на гарантии, что это будет оптимальное расходование средств. Третье – что налоги пойдут на производство публичных благ (образование, медицина, дороги, экология).

Таким образом, правительство в этой схеме – уже не комитет буржуазии по распределению экспортно-импортной кооперации, субсидий, льгот и прочих олигархических гешефтов, а правительство как инструмент обеспечения общественных благ и предоставление благоприятных, прежде всего, правовых условий для ведения бизнеса, получения доходов. Фактически это непроговариваемая, неманифестируемая, неотрефлексированная либерально-капиталистическая трескотня. Главный стержень этих требований – правовое государство, справедливый и доступный суд, справедливые налоги. Конфликт по поводу налогов должен решаться в суде, а не в кабинете «мента» и не в кабинете судьи, а в суде. Это фактически протокапиталистическая повестка дня и буржуазные, а не олигархические.

Ю.Романенко. То есть, это предпосылки буржуазной революции…

В.Карасев. Да. И здесь ключевой вопрос. Первое – требование реформ снизу. Янукович под давлением или олигархов, или обстоятельств задумал проводить реформы «сверх» - это интернализация доходов и экстернелизация издержек, издержки должны нести другие. Мы укрепляем власть олигархов, а массы сказали «нет» этому контракту. Должен быть либеральный контракт и либеральное налоговое государство. Сейчас как раз появляются предпосылки для создания либерального государства: налоги в обмен на право.

Ю.Романенко. Налоги – это взаимная ответственность…

Правильно. Налоги в обмен на право контролировать, на право, на услуги. Фактически это создание в Украине государства, которого раньше не было. Это было рентное государство, которое только изымало излишек, и не понятно как расходовало. Цели расходования формировалось в кабинетах, и даже парламент был только прикрытием. Теперь реформы «сверху» не получились, захлебнулись. Хотя налоговая реформа – не самая важная, более значимая – пенсионная, жилищная, земельная. Это говорит о том, что Украина на пороге больших событий. Реформы «сверху» уже не пошли. Никакая вертикаль стабильности, консолидация власти Президента ничего это не решает, это все из прошлой жизни, из прошлой игры, которая уже проиграна.

Ю.Романенко. Власть и оппозиция ведут на самом деле прошлые войны…

В.Карасев. Да. А теперь начинаются реформы «снизу», а вот как их оформить политически? Ведь когда говорят, что Майдан неполитический, это неправильно. Майдан должен быть политическим, но не в том смысле, чтобы им управляли политики и требовали перевыборов. На Майдане должен родиться класс. Класс рождается тогда, когда в него вносится политическое сознание и политическая повестка. Класс – это всегда политический проект, это отношение к собственности, к труду, образ жизни. Средний предпринимательский класс в Украине только сейчас проходит период своего становления. Они увидели в Налоговом кодексе угрозу своему образу жизни. Власть в Украине была у олигархов, но негласно существовала гегемония среднеклассового уровня жизни – кафе, потребление, кредиты, ипотека, машины. По сути, среднеклассовая идея – это европейская идея.

До определенно времени компромисс между властью олигархов и гегемонией среднего класса устраивали друг друга, они могли мирНо уживаться. Но сейчас, когда мы увидели, что олигархи начинают наступление на позиции среднеклассового образа жизни, а об этом свидетельствуют заявления Азарова и других, что надо вернуть людей на фабрики и заводы, это свидетельствует о том, что людей хотят лишить уровня жизни.

Ю.Романенко. Вопрос еще и в том, на какие фабрики и заводы – порезанные на металлолом?

В.Карасев. Это уже другой вопрос, тут важно заявление. Это значит, что они хотят создать индустриально-постсоветскую, индустриально-капиталистическую в постсоветском варианте структуру общества. Это наступление на гегемонию образа жизни среднего класса, что не устраивает общество в целом. Независимо от того, стоит человек на рынке или не стоит, торговец он или интеллектуал. Это фактически угроза всему тому образу европеизированной жизни, в которую Украина входила за последние 20 лет. Это не значит, что не надо меняться, но надо меняться так, чтобы быть ближе к нынешней Европе, а не быть ближе к тому капитализму манчестерского типа, который господствовал в Европе в 17-середине 19 веков.

Ю.Романенко. С другой стороны, это тоже догоняющая стратегия в том плане, что образ европейского среднего класса, который был примером и транслировался СМИ на всю планету, фактически был единственной формой удержания маргинальных классов. Я имею в виду, на уровне планеты, под которыми западные исследователи подразумевают целые страны, континенты, которые выполняют функцию низших неприкасаемых каст, из которых черпается рабочая сила, ресурсы… Этот образ сейчас тускнеет, и под ударами глобального финансового кризиса разбивается, потому что стало очевидно, что потребительская модель в той форме, в которой она существовал – не реализуема для всей планеты. Если Китай будет жить так, как живут американцы, то наступит быстрый экологический коллапс. В этом одна из сложнейших проблем, над которой сейчас бьются лучшие умы человечества – как снять с повестки дня экологическую катастрофу и накормить более 6 млрд. человек.

В.Карасев. Согласен, об этом Колин Крауч пишет. Постдемократия как состояние формируется именно в силу социально-структурных изменений, когда размывается массовый среднеклассовый слой, который был основой демократии. Бедные – беднеют, богатые - богатеют. Увеличивается социальный разрыв. Но речь идет о том, что разрывы в Европе не сопоставимы с разрывом в Мексике, Латинской Америке, Китае и на советской территории.

Во-вторых, все-таки здесь речь идет о стандартах жизни. Вопрос не в том состоит, что Украина обречена быть на стороне «незолотых миллиардов», а состоит в том, чтобы создать такую структуру государства и такой государственный проект, где бы эти дефекты олигархической, неофеодальной капиталистической модели были ограничены, либо в целом преодолены. Где можно было бы создать более справедливую, солидарную модель капиталистического рыночного общества. Да, это будет уже постдемократия, а не классическая демократия золотого демократического 30-летия. Но она может быть здесь. Нужно все-таки начинать с переизобретения Украины как государственного капиталистического и национального проекта. Вот задача интеллектуалов новой волны, которая должна прийти на смену интеллектуалов 90-х. Та волна уже ушла, национальная демократия свою задачу выполнила. Сегодня мы видим ее интеллектуальное и политическое бессилие. Возникла эта интеллектуальная пауза, в которую рванули, которую заполняют политтехнологи и недалекие комментарии и комментаторы, в которых превратились политологи. Они потеряли ключевую функцию контекстуализаторов, а превратились в комментаторов на злобу дня и по случаю.

 

Ю.Романенко. Обслуживающий персонал политических демиургов

В.Карасев. Да. А сейчас действительно запрос на новое проектирование, в том числе, партийно-политическое. Когда я писал свою статью, я понял, что сегодня нет партий. Они все партии прошлого. Их финансируют олигархи, и они будут говорить о том, что нужно олигархам или стыдливо не говорить о чем нужно. Учитывая эту «назрело» этой либерально-правовой или либерально-капиталистической и даже либерально-демократической повестки, проблема в том, как политически оформить движение нового класса в Украине – среднего класса, который именно на данном этапе, в этих условиях действительно является прогрессивным классом, гегемоном, поскольку речь идет о сохранении среднеклассового образа жизни. Потому, сегодня все интеллектуальные усилия нужно инвестировать в придание движению мелких и средних предпринимательских слоев в средний класс, политико-идеологические формы. 

Интервью взял Юрий Романенко, «Хвиля»

05-12-2010 12-05

По теме: Украина. Картина маслом. Вето Януковича и итоги Майдана-2

Что будет и что делать? Тезисы о революции, которой не будет

Украина. Картина маслом: Неолиберальный форсаж и нарастание революционной ситуации

Андрей Золотарев: Если на голову власти не вылить ведро холодной воды - она утопит нас, как Муму

Итоги Майдана-2: Янукович выиграл первую битву, но не выиграл войну

Зачем регионалам карманный Налоговый кодекс

 
Рубрики:  Політика

Хто фінансував Коновальця і ОУН? Хто фінансує Тягнибока і "Свободу"?

Вторник, 16 Ноября 2010 г. 12:05 + в цитатник

 

22.10.2010 14:47 _ Ігор Мірошниченко

Хто фінансував Коновальця і ОУН? Хто фінансує Тягнибока і "Свободу"? І чому такі схожі версії?

Медведєвим, кушнірукам, гараням, кузям та іншим хруням* присвячується...
 

Нащадки вояків УПА – загроза московській експансії в Україну!

Чого тільки не говорили у середині минулого століття на Західній Україні про те, хто стоїть за Організацією Українських Націоналістів та її вождем Євгеном Коновальцем. Польські спецслужби уклали цілий каталог спонсорів" лідера українських націоналістів.

 

ЗВІСНО, на першому місці був Кремль та большевицький уряд. Далі по черзі йшли усі польські сусіди, з якими в Речі Посполитої відносини якось не складалися (тут варто зазначити, що відносини між двома світовими війнами не складалися у поляків з жодним сусідом), і не тільки сусіди. Тому в переліку "спонсорів" ОУН далі названо німецький Генштаб та особисто Гітлера, уряд фашистської Італії, уряди Чехословаччини, Литви, українських багатіїв із заокеанської діаспори. Було й багато інших, ще більш екзотичних версій. Ці чутки (на сьогоднішній лад звуться чорним піаром) ретельно тиражували українські прислужники окупаційної влади. Версії почасти були фантастичними та діаметрально протилежними, але це не турбувало ні їхніх авторів, ні, тим більше, хрунів-шептунів. Згодом большевицька пропагандистська машина навіть створила ідіотський штамп – "німецько-українські націоналісти". Кремль запустив у світ побрехеньку про те, що українських націоналістів фінансував особисто Гітлер, а Степан Бандера наче б то мав... "зручні" апартаменти у тюрмі німецького концентраційного табору Заксенгавзен (його потім перепрофілювали у концтабір НКВД). Либонь, саме в таких "зручних" апартаментах Освенціму й замордували двох братів Бандери – Олександра та Василя. Своєю чергою Гестапо розповсюджувало чутки, що оунівців та Бандеру особисто фінансують большевики. Вже після війни цілком серйозно тиражували версії, що бандерівців фінансують Чан Кай Ши, король Таїланду, ЦРУ, МІ 6, і, звісно ж, Моссад. Ці версії вперто розносили "знавці" таємної інформації та їхні куратори в совєтських спецслужбах.

З німецької листівки проти ОУН і повстанців націоналістів (червень 1943 р.)

Слухай, український народе! Москва дає накази ОУН! З тайних наказів і вказівок, що попали в руки, видно, що кремлівські жиди стоять у зв'язку з ОУН, яка нібито воює проти большевизму. В проводі ОУН сидять аґенти Москви, що отримують і виконують накази кровожера Сталіна й його жидівських опричників. В їхніх таємних наказах, що скоро будуть опубліковані, ОУН означується як національно замаскована большевицька боєва частина. Вона має завдання підбурювати український народ проти німецького правління й творити хаос у запіллі. ОУН є знаряддям жидівського большевизму. Нам є відомі також сховища і централі тих ворохобних елементів ОУН. Ми знаємо провідників тих банд, вони на утриманні Москви. Український народе! Чи хочеш, щоб Тебе згубили ці большевики і національно замасковані заговірники? Чи хочеш ти бути гарматним м'ясом Твого власного ворога? Чи хочеш Ти спричинити знищення Твого народу на Волині?...ОУН і большевизм – це одно, тому мусять вони бути знищені! Німецьке Управління (Джерело – книга Миколи Лебедя "УПА – Українська Повстанська Армія", Мюнхен, 1946, с.101) [/I]

З німецької листівки проти Бандери й українських націоналістів (червень 1943 р.) УКРАЇНЦІ В ЛІСАХ! Тут говорить Німецький Райх в імені Європи та її великої і старої культури! (...) Недавно серед ночі розкинули червоні волоцюги відозву шефа штабу совєтської армії маршала Василевського, де в імені масового вбивці з Вінниці і Катині, червоного товариша Сталіна, урочисто признано українського вожаку бандитів Бандеру старшим большевиком совєтської України, якщо він далі із своїми бандитами з лісів та багон боротиметься проти Європи. Бажаємо Бандері та його компанії в лісах і багнах Волині тільки щастя! У відповідному часі він і його саботажники будуть в днях перемоги Європи покарані, спільно з комуністичними бандитами. Великий Німецький Райх і спільно з ним Європа, яка воює, така горда за свою прадавню культуру, не дозволять себе довший час непокоїти кільком негідникам...У добі, такій великій щодо завдань і жертв, політика Бандери і його компанії – це явне божевілля. (...)...Тому вертайся з лісу і болот! Твої дотеперішні вчинки будуть тобі прощені, якщо ти з доданою нижче перепусткою і з твоєю зброєю зголосишся в німецькій поліційній установі. Фон дем Бах СС-Оберґруппенфірер і Генерал Поліції (Джерело – книга Миколи Лебедя "УПА – Українська Повстанська Армія", Мюнхен, 1946, с.101) .

Зі статті О. Корнійчука "Смерть зрадникам України"
Жорстокі вороги українського народу, німецькі фашисти, вже здавна мріяли накласти ярмо на шию свободолюбного українського народу... Гітлер покликав на поміч зрадників українського народу – петлюрівців, ОУН-івців, гетьманців... Ці брехуни, шпигуни і підлі вбивці із гестапо закликають добровільно піддатися під ярмо невільництва. Вони допомагають фашистським грабіжникам грабувати нашу країну, наше добро і майно, набуте кров'ю і потом щоденної праці, і поневолити нашу Батьківщину, об'єднану в одну велику українську державу. На всі брехні, провокації і вбивства має наш свободолюбний народ для жовто-блакитної банди і їхнього головача Степана Бандери тільки одну відповідь: смерть!... (Джерело – газета "За радянську Україну" від 31 липня 1941 р.) 

З листівки газети "Радянська Україна"від 25 червня 1943 р. Смерть німецьким окупантам! До всіх націоналістів...Верховоди українських націоналістів, що проголосили cвою боротьбу як боротьбу за "самостійну соборну Україну", баламутять народні маси в окупованих німецькими загарбниками районах України, закликають українців іти в ЇХ розбійницькі загони. В своїй облудній агітації ці верховоди... – рубани, мельники, бульби – нацьковують українців проти Червоної армії, базікаючи про те, що, мовляв, Червона армія воює не стільки проти німців, скільки проти так званого "визвольного руху українського народу". Брехня! (...) Червона армія – армія трудящих народів, вона бореться за свободу й незалежність волелюбних народів, за очищення нашої землі від фашистських загарбників, рабовласників, розбійників. Тим безглуздішим є наклеп націоналістів на Червону армію і більшовиків, начебто Червона армія і більшовики переслідують імперіалістичні цілі, тобто загарбання нових країн, земель, покорення народів. (...) Бандера ж прибув на Україну на німецькій тачанці... (Джерело – книга Миколи Лебедя "УПА – Українська Повстанська Армія", Мюнхен, 1946, с.101) 



ІСТОРІЯ ПОВТОРЮЄТЬСЯ... ЖОВТЕНЬ, 2010 РОКУ.

Минули роки, а методи роботи ворогів України геть не змінилися. Отож, пропонуємо до вашої уваги далеко не повний список поширених версій про фінансування сучасних українських націоналістів – спадкоємців Коновальця та Бандери. Прикметно, що безапеляційні озвучувальники цих версій жодного разу не змогли підтвердити їх у суді чи навіть з'явитися на судове засідання. Проте, зважаючи на названих "спонсорів", активи "Свободи" вже мала би перевищити статки Біла Гейтса. Отож, у відповідь на те, хто фінансує "Свободу", додаємо "канонічний" список (канонізований Луб'янкою) наших "жертводавців" (подаємо джерела розміщення і автора, якщо він не ховався за фразами "кажуть", "стало відомо", "ходять чутки"і так далі, бо тоді список був би суттєво більший). "Свобода" залишає за собою право виставити рахунки усім нижче вказаним і вимагати виплати пені за не перераховані кошти або реквізувати її після перемоги як "революційний податок":). Список може бути посібником для тих, хто і далі справно виконує замовлення Кремля по оббріхуванню українських "буржуазних" націоналістів. Дозволяємо активно використовувати і відробляти юдин заробіток. Отже, список:

1. "Нам в цій програмі сказали, що Всеукраїнське об'єднання "Свобода" фінансує Третьяков. А дві програми назад сказали, що Коломойський, хоча ми були свято переконані, що Ахметов. Можна тепер зрозуміти, от викреслити зайве, Третьяков, Коломойський, Ахметов", – "5 копійок" із Романом Чайкою, 5 канал, 11 жовтня 2008 року.

Тимошенко в обіймах олігарха Ахметова. То, хто кого фінансує?

2. Лидер Коммунистической партии Украины, народный депутат Петр Симоненко заявил, что финансирование избирательной компании ВО Свобода в Тернопольский облсовет обеспечил бизнесмен Игорь Коломойский. Об этом он заявил на пресс-конференции в Житомире. "Вы видите, что сделали с выборами в Тернополе в облсовет? Я напомнил представителям этого народа, что в 32 году Гитлера они привели к власти, представители этого народа, а Коломойский профинансировал выборы "Свободы"", – заявил Симоненко. Он также заявил, что до получения сегодняшнего названия "Свобода" как политическая сила называлась Социал-националистическая партия Украины, и привел аналогию с партией Гитлера, в основе идеологии которой лежали подобные идеи: "Они сначала привели Гитлера к власти, а потом был холокост". Симоненко утверждает, что на поддержку Тягнибока в Тернопольской области истрачено миллионером порядка 100 тысяч гривен, поскольку область бедная и большие средства там просто не нужны, – 20 березня 2009 року.
Кучмівський зять, олігарх Віктор Пінчук презентує свого кишенькового "фронтмена" Арсенія Яценюка. То, хто кого фінансує?

3. "По данным "Эксперта", с 2004 по 2007 годы "Свободу" поддерживала "Наша Украина", в том числе Александр Третьяков (имеет отношение к нефтяному бизнесу, входил в состав наблюдательных советов почти всех госмонополий). Именно в 2008-м он организовал переговоры лидера "Свободы" и владельца группы "Приват", совладельца канала "1+1", председателя Еврейской общины Украины Игоря Коломойского. Последний, как уверяет лидер КПУ Петр Симоненко, пожертвовал партии около 100 тыс. гривен на тернопольские выборы", – Игор Лавриненко, 20 липня 2009 року, стаття "Иллюзия "Свободы".
Комуніст Симоненко ділить радість з капіталістом Януковичем. Хто кого фінансує?

4. Руководство украинской "дочки" российской компании "Газэкс" оказалось в центре грандиозного скандала: правоохранительные органы выяснили, что глава киевского филиала Виталий Демьянюк выводил деньги фирмы и тратил их на поддержку партии украинского ультра-националиста Олега Тягнибока. Как сообщил источник в МВД, в ходе проверки выяснилось, что зарегистрированные на Кипре оффшорные компании Виталия Демьянюка были инструментом вывода и отмывания средств "Газэкс-Украина", т.е. пяти облгазов, входящих в контур компании. В деле фигурируют такие оффшорные компании как "MESLACK INVESTMENTS LIMITED", "GALICIAN INVESTMENTS LIMITED" и "ABACUS (CYPRUS) LIMITED". "Средства Демьянюк использовал в личных целях, которые не имеют ни малейшего отношения к основной деятельности облгазов и поддержанию безопасности газоснабжения. Демьянюк через свои оффшорные компании, зарегистрированные на Кипре, финансировал и продолжает финансировать националиста Тягнибока. Кроме того, он использовал ворованные средства фирмы для своего входа в политику, поддерживал БЮТ и даже купил себе пост министра промышленности в будущем правительстве Тимошенко", – сказал представитель правоохранительных органов. 22 березня 2010 року.
Ющенко у колі донецьких капіталістів Звягільського, Колеснікова, Ахметова. Хто кого фінансує?

5. "Зараз ні для кого не є секретом, що лідер "Свободи" Олег Тягнибок фінансується на гроші братів Клюєвих", – Валерій Бебик, 29 серпня 2009 року.
Щасливі часи, – самооборонці Луценко та Стецьків біля кишені олігарха Жванії. То, хто кого фінансує?

Далі буде...
Рубрики:  Політика

Как поддержать беседу с эрудитом?

Понедельник, 08 Ноября 2010 г. 21:50 + в цитатник
Это цитата сообщения Dragone76 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Как поддержать беседу с эрудитом?

Все люди хотят казаться очень умными. Чтобы Вас сочли умным человеком, Вы должны научиться употреблять умные слова. Это вовсе не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Ниже приведен краткий список умных слов, которые Вам понадобятся. Вкрапляя одновременно умные и нецензурные слова в ваши тексты, Вы имеете все шансы прослыть человеком широких взглядов.

Регулярный список умных слов и выражений:

  • Идиосинкразия – непереносимость. Мое любимейшее слово из умных. Вообще термин медицинский, но употреблять можно везде и всюду. Например: У меня к дуракам идиосинкразия!
  • Трансцендентальный – отвлеченный, абстрактный, академический, мысленный, умозрительный, умственный, теоретический. Где-то так. В связи с широтой понятия рекомендуется широкое применение термина, где надо и где не надо.
  • Метафизический – примерно то же самое, что Трансцендентальный. Термин хорош для ответа на вопрос, суть которого Вы не поняли. Например, так – "Как Вы относитесь к схоластике? - В метафизическом смысле?"
  • Схоластика – средневековое философское течение. В мой список умных слов схоластика включена мною единственно из-за красивого названия.
  • Эзотерика – тайное учение. Более о нем ничего не известно.
  • Трюизм – общеизвестное мнение или высказывание. Типичный пример трюизма – "Волга впадает в Каспийское море."
  • Метросексуал – эвфемизм педераста. Если совсем честно.
  • Эвфемизм - замена грубых или резких слов и выражений более мягкими. В народе феномен получил весьма хлесткую и точную формулировку: "Жопа есть, а слова нет."
  • Софистика - умение хитро вести прения. Жонглирование словами и понятиями. Например: "Идите Вы в жопу со своей софистикой!"
  • Глоссарий - тоже умное слово. К сожалению, я всегда забываю его смысл и поэтому почти никогда не употребляю. Список аббревиатур и сокращений.
  • Эклектика - соединение разнородных взглядов, идей и теорий. Эвфемизм дурновкусицы. Например: "Он так эклектично одевается!"
  • Инвективы – нецензурная, площадная брань, матерщина. Часто употребляется в сочетании Инвективная лексика.
  • Гомогенный – однородный. Например: "Гомогенность этого йогурта не вызывает никаких сомнений."
  • Гендерный – половой. Межгендерный, соответственно, - межполовой. Очень любимое в жж словечко.
  • Аддикция - зависимость. Напр. Интернет-аддикция. Как у меня.
  • Декадентство – упадничество. Термин хорош для оценки любых действий любых персонажей. Напр.: "Какое декадентство!"
  • Конгруэнтность – очень богатое слово. Одно из моих любимых. Означает состояние целостности и полной искренности, когда все части личности работают вместе, преследуя одну цель. Также часто употребляется с приставкой не. Очень конгруэнтное слово.
  • Гипербола – преувеличение. Например: "Не гиперболизируй, пожалуйста!"
  • Волюнтаризм - учение, полагающее в основы бытия волевое начало. В наше время употребляется как оценочный термин действий человека, которые лично Вам не нравятся. Напр.: "Ваня выпил всю текилу. Это чистый волюнтаризм!"
  • Убиквисты - виды растений и животных, обитающие повсеместно. Не увлекайтесь этим термином, все равно никто его не знает, кроме нас с Вами.
  • Когнитивный диссонанс – новая информация, входящая в противоречие со старыми знаниями, имеющимися человеком. В российский обиход термин введен главным образом писателем Пелевиным.
  • Гносеология - теория познания, основная часть философии, рассматривающая условия и пределы возможности достоверного знания. Очень умное слово. К сожалению, мало употребимо.
  • Эгоцентрик – Себялюб. Такой, как и мы все. Важно не употреблять термин по отношению к собственной персоне. Не принято. Разве что в порядке самоиронии.
  • Фистинг – это Вам не надо. Это из областей жосткого разврата. Просто знайте, что это когда кулаком.
  • Гвельфы и гиббелины - Гвельфы - за папу и пополанов, гиббелины - за императора и нобилей. В общем, это Вам тоже не надо. Вряд ли сможете блеснуть эрудицией. Мало знатоков.
  • Бином Ньютона - формула для представления степени суммы двух чисел. Употребляется, как правило, в качестве выражения чего-то сложного в противопоставлении несложному. Например: "Тоже мне бином Ньютона!" = Говна-пирога!
  • Когерентность - очень красивое слово. (от латинского cohaerens — находящийся в связи), согласованное протекание во времени нескольких колебательных или волновых процессов, проявляющееся при их сложении.
  • Фрустрация - разочарование. наша жизнь - это цепь фрустраций.
  • Дискурс - и так все знают. но слово умное.

Факти про Німеччину

Воскресенье, 31 Октября 2010 г. 21:38 + в цитатник

 

/www.expert.ua/img/site2/bg_p.gif" target="_blank">http://www.expert.ua/img/site2/bg_p.gif); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; background-position: 50% 0%; background-repeat: repeat no-repeat; ">
ФАКТЫ ПРО ГЕРМАНИЮ    Печатная версия    отправить ссылку другу    в избранное
ГЕРМАНИЯ

 

Территория — 357,1 тыс. кв. км

Население — 82 млн чел. (2009)

ВВП — 2407,2 млрд евро (2009)

Уровень инфляции — 0,2% (2009)

Средняя зарплата (без учета бонусов) — 3176 евро в месяц (IV квартал 2009)

Дефицит публичных финансов — 3,3% ВВП (2009)

Основные отрасли экономики (2009):

финансовые услуги и недвижимость — 31%

другие услуги — 24%

промышленное производство — 22%

 

Основные рынки сбыта (2009): Франция (10,1%), Нидерланды (6,7%), США (6,7%)

Основные страны импорта (2009): Нидерланды (8,6%), Китай (8,2%), Франция (8,1%)


 
   

Рубрики:  Економіка

Без заголовка

Воскресенье, 31 Октября 2010 г. 20:14 + в цитатник

 

Чеболи и капуста
ЮЖНАЯ КОРЕЯ

«Отведайте кусочек кимчи. Это наше традиционное блюдо, приготовленное из пекинской капусты по специальному рецепту, которое лечит от всех болезней и заряжает энергией. Лично я связываю экономический успех нашей страны именно с популярностью этой острой капусты», — говорит Со Хонг, менеджер одного из ресторанов Сеула.

В такую, на первый взгляд странную, взаимосвязь в Южной Корее верят многие. Страна славится трудолюбивым народом и культом здоровой еды. Без устали работающие корейцы, восполняющие энергию с помощью традиционной национальной кухни, болезненно отреагировали на недавний «капустный кризис». Цены на пекинскую капусту и редьку, из которых готовят национальный деликатес, из-за неурожая взлетели почти на 70%. В результате корейское правительство приняло решение увеличить поставки этих овощей из Китая, где они более дешевые.

Эмансипация и тачки

Корея — первая страна в Азии, которая удостоилась чести принять у себя влиятельный форум стран «Большой двадцатки». К этому саммиту, намеченному на ноябрь, готовятся и Сеул, и окрестные города. Неутомимые корейцы, демонстрируя повседневный труд, красят заборы, ремонтируют дороги, чистят ковры в отелях, обновляют ресторанное меню. Человек и труд — это наше всё, постоянно твердят корейские политики и чиновники. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, жители этой страны больше других тратят времени на работу: гражданин Южной Кореи в среднем трудится 2357 часов в год, то есть около четверти года. Если вычесть из годового периода праздники и двухнедельный отпуск, то длительность рабочего дня корейца составляет 9,7 часа в сутки. Служащие по «просьбе–приказу» своего начальника часто работают без выходных, а полный ежегодный отпуск (по закону 15 дней) по корейской корпоративной культуре вообще считается признаком дурного тона. Повышенный трудовой энтузиазм мужчин раздражает корейских женщин. «В последнее время усиленная отдача на работе всё чаще бывает показной. Кореец мог бы идти по офису спокойным шагом, но вместо этого бежит с высунутым языком, если видит босса. Уйти с работы раньше начальника также нежелательно. Поэтому он допоздна сидит у монитора и имитирует мыслительный процесс», — сетует кореянкаХва. Молодая девушка отдает себе отчет, что сила независимого и самодостаточного государства заключается именно в трудовом ресурсе и полной самоотдаче корейских мужчин. Но в то же время это и повод для  грусти: из-за интенсивного труда у парней нет времени завести серьезные отношения с девушками. Поэтому в современной Корее принято выходить замуж после тридцати лет.

Многим так и не удается найти пару, и кореянки всё чаще идут на рождение ребенка вне брака. «В последнее время представительницы слабого пола начали подражать мужчинам. В обществе всё активнее культивируется образ самостоятельной женщины, которая умеет работать не менее интенсивно, чем мужчина, хотя и получает меньше. При этом груз бытовых обязанностей остается на ее плечах. Да, я одинока, но живу в столице, снимаю приличное жилье и езжу на собственном авто», — рассказывает Хва.

Мужчины в Корее созревают к браку еще позже, большинство из них решаются завести семью к 35 годам. «В последнее время власти всё больше начали акцентировать внимание на назревающей демографической проблеме, здоровье нации и спорте. В результате в обществе стал культивироваться такой вид спорта, как гольф. Сеул усеян огромными площадками для игры в гольф, она активно входит в моду», — отметил житель столицы Джин. При этом акцент на здоровый образ жизни в последние годы еще сильнее обострил демографическую проблему. У корейцев банально нет времени на заведение семьи и детей. Администрация президента Кореи Ли Мён Бака рассматривает падение рождаемости и старение общества как один из самых серьезных вызовов нации. Корейцев стимулируют разными способами — от общенациональной программы против абортов до финансовой поддержки молодых семей. Например, покупатель нового автомобиля, имеющий в семье трех или более детей в возрасте до 18 лет, получает возможность сэкономить 1250 долларов. В пакет стимулов входят различные налоговые льготы, скидки при проезде по платным автострадам. Правительство таким образом параллельно поддерживает автопром.

Сеул — крупнейший город Республики Корея с населением более десяти миллионов человек. Автотрассы здесь забиты недорогими машинами местного производства — Hyundai, Kia, Daewoo. В черных авто премиум-класса позволяют себе ездить только топ-менеджеры. Кстати, то же и с такси: проезд на машине черного цвета (где таксист знает английский) обойдется вдвое дороже, нежели на такси бежевого цвета. Иномарки на дорогах встречаются очень редко. Творения немецкого, реже американского автопрома можно увидеть только на паркингах у входа в элитные рестораны, пятизвездочные отели и бутики. Из-за правительственной поддержки корейского автопрома (до конца 1990-х был запрещен ввоз  в страну европейских, американских и японских автомобилей) и высоких ввозных пошлин (до 1994-го пошлина составляла 50% от таможенной стоимости) рядовые граждане гораздо чаще покупают продукцию местного производства. Сейчас автомобильный рынок либерализован, однако импортерам это не помогает: корейцы привыкли к своим авто. Та же история с бытовой техникой и электроникой, а также с легкой промышленностью. Жители Сеула хотя демонстративно пользуются телефонами Samsung и LG, с плохо скрываемым пиететом относятся к технике Apple и Sony. Среди кореянок принято хвалить качество одежды отечественного производства, в частности, изысканность кожаных изделий, но тем не менее в их гардеробе особое место занимают платья и обувь японских дизайнеров, которые заметно дороже. Женщина, которая одевается в европейских бутиках, считается истинной модницей. Но это нюансы, экономический патриотизм всё-таки превалирует в потребительском выборе большинства корейцев, что обеспечивает стабильный рост внутреннего спроса и экономики. По данным корейского статистического ведомства, ВВП страны во втором квартале этого года вырос на 7,2% по сравнению с аналогичным периодом 2009-го и на 1,4% по сравнению с предыдущим кварталом.

Связанные одной цепью

Дух патриотизма, пронизавший после Второй мировой войны всё корейское общество, способствовал появлению чеболей — бизнес-конгломератов, представляющих группу формально самостоятельных фирм, которые совместно координируют свою деятельность. Чеболи возникли вслед за окончанием Корейской войны (1953 год), определив экономическое положение страны и став причиной бурного развития Южной Кореи после длительного застоя. Мощные холдинги, ориентированные на экспорт, строились на манер японских дзайбатсу при существенной государственной поддержке. Принцип работы чеболей можно понять, проехав по дорогам двух крупнейших промышленных городов Кореи — Ульсана и Пхохана. Цепочка взаимосвязи примитивна: один завод производит продукцию и тут же продает ее другому, работающему по соседству. На берегах моря еще в кризис развернуто масштабное судостроение, экспортные заказы расписаны на несколько лет вперед.

Ульсан, в прошлом центр корейского китобойного промысла, сегодня стал лидером машиностроения. Здесь находятся штаб-квартира корпорации Hyundai, крупнейший в мире автомобильный завод и судоверфь, принадлежащие этой же компании. В городе Пхохан, расположенном по соседству, сосредоточены сталелитейные заводы компании Posco. Этот завод, как и многие другие в Корее, построили с нуля при президенте Пак Чон Хи. Первоначальные инвестиции в 73,7 млн долларов на его строительство в 1969 году предоставила Япония — в знак перемирия. Сегодня Posco входит в пятерку мировых лидеров черной металлургии и поставляет свою продукцию более чем в 60 стран мира, причем не имея собственной добычи сырья. Около 70% объема выпускаемой продукции поступает на внутренний рынок, где она востребована среди таких компаний, как соседняя Hyundai.

Благодаря экономическому патриотизму и замкнутой модели экономики Корея меньше других стран мира пострадала в кризис. Владимир Белашов, Чрезвычайный и Полномочный посол Украины в Южной Корее рассказал, что для укрепления национальной экономики в октябре 2008 года руководители Банка Кореи и Федеральной резервной системы США подписали договор. Он предусматривал, что Банк Кореи, получив 30 млрд долларов в обмен на аналогичную сумму в южнокорейских вонах, осуществит обратную операцию и выкупит воны, проданные ФРС. Спустя еще месяц Корея получила от американцев четыре миллиарда  долларов в рамках ранее подписанных договоров. Эти средства были распределены среди южнокорейских банков через аукцион в виде валютных займов (на срок до 88 дней под залог ценных бумаг и нацвалюты). Соглашение с ФРС о предоставлении Банку Кореи своп-линии поддержало финансовую систему страны и укрепило национальную валюту. Более десяти миллиардов долларов правительство Кореи направило на стимулирование семей с низкими доходами и налоговые льготы для отдельных секторов экономики.

Кроме того, устоять в кризис помог и совместный антикризисный фонд, созданный Кореей, Японией и Китаем еще после азиатского кризиса 1997 года на случай дефицита ликвидности. «Таким образом, правительство Кореи создало мощный механизм защиты национальной валюты от возможного оттока капитала. Кроме того, корейские банки и компании повысили объем зарубежных займов, которые помогли поддержать запасы валюты в стране», — отметил Белашов. 

В прошлом году компании Hyundai удалось даже увеличить экспортные продажи. Корейцы хвастаются: благодаря умеренным ценам и приемлемому качеству автомобили этой марки стали востребованы в первую очередь у американских потребителей, в то время как американских машин на корейских дорогах по-прежнему почти нет.  Успех обусловлен сильной государственной поддержкой автомобильной промышленности (кстати, действующий президент — бывший глава компании Hyundai). К примеру, с мая по декабрь 2009-го в стране действовали налоговые каникулы для местного автопрома: на 70% сократили федеральные налоги на личное потребление (от пяти до семи процентов) и местный регистрационный налог (составляет пять процентов).

Парковки и пластика

Корея — чудесная страна. Особенно привлекательна она для европейских туристов, поскольку вызывает массу ярких впечатлений и неожиданных открытий. К примеру, корейцы ничего не знают о блюде «морковь по-корейски». По словам кореянки Миры, это блюдо принято считать изобретением советских корейцев, живших в Средней Азии. Европейских дам, в свою очередь, веселят специальные парковочные места для владелиц автомобилей. Здесь такая парковка обозначается на розовом асфальте пиктограммой в виде женской фигурки и в полтора раза шире обычной. Вместе с тем многие события в корейском обществе понятны рядовому украинцу. К примеру, в Корее, как и в Украине, введен мораторий на азартные игры. При этом… играть разрешено. Уже при выходе из аэропорта гостей Сеула встречает стильный рекламный билборд: актер Пирс Броснан, сыгравший авантюрного Джеймса Бонда, с пиковым валетом в руках приглашает зевак сыграть в казино. Плакаты, заманивающие в казино, — единственная реклама, развешенная вдоль автомобильных дорог. В фойе отелей, ресторанов, на страницах корейских журналов симпатичный парень азиатской наружности рекламирует сеть казино Seven Luck. Но, по словам президента Чунгбукского национального университета Ким Сеонг Таик, корейцам запрещено играть в этих заведениях — их двери открыты только для иностранных туристов. Местные жители выплескивают азарт только в одном месте: в курортном казино Gangwon Land. При этом сумма первоначальной ставки  лимитирована. Так власти укрощают азарт людей, способных проиграть целое состояние. По словам Миры, в свое время тяга к азартной игре стала настоящей трагедией для корейцев, интенсивно работающих днем, а вечером спускающих свои заработки в игровых автоматах.


А женщин охватила  другая эпидемия — пластическая хирургия (тут даже появился новый термин — косметический туризм). Благодаря качественной и доступной медицине женщины из Японии, Китая и с Тайваня приезжают в Корею делать пластические операции. Для славянского общества статистика ошеломляющая: более 75% женщин в возрасте 20–30 лет сделали пластические операции. На пятый день жизни здесь я научилась различать настоящее, «родное» лицо кореянок от прооперированного. Оперируют преимущественно веки (это стоит две тысячи долларов) и нос (три тысячи долларов), чтобы больше походить на европейских женщин из модных фильмов, телевизионных ток-шоу и журналов. Старшее поколение осуждает веяние моды, однако, по результатам разных социологических исследований, этот процесс только набирает обороты и превращается в острую социальную проблему для корейских женщин. Согласно опросам, до 90% кореянок в возрасте от 20 до 30 лет намерены изменить внешний вид как только появятся деньги, чтобы чувствовать себя уверенней и достичь успеха на работе. «У этой девушки свои черты лица?» — интересуюсь я у попутчицы, рассматривая огромную афишу в сеульском метро. «Ты что, это же реклама центра пластической хирургии!» — восклицает она.

Такая реклама всюду: с экранов телевизора, с плакатов и билбордов смотрят молодые девушки с ровными носами и широко раскрытыми глазами. «Мне 25 лет, я коплю на операцию, чтобы изменить овал лица и нос. Хочу накопить побольше и попасть к хорошему хирургу», — рассказывает столичная жительница Ли. Она утверждает, что обновленная внешность позволит ей снискать уважение среди коллег и повысить ежемесячный заработок минимум на 20%. «Не веришь? А зря. При отправке резюме работодатель кроме прочего в обязательном порядке требует фотографию. Внешность в Корее — залог успеха на работе, и я не намерена проигрывать в этой гонке», — объясняет Ли. При этом позволить себе пластическую операцию могут далеко не все. Отчасти именно по этой причине (чтобы заработать денег на операцию) многие корейские женщины-домохозяйки стремятся выйти на работу.

Все эти явления — результат быстрого развития Кореи, последствия интенсивного прихода капитализма. Аграрная страна, веками угнетаемая соседями, стала в один ряд с Сингапуром, Гонконгом и Тайванем, получив достойное прозвище азиатского тигра. И общество не смогло осознать это мгновенно.

Экономический успех Южной Кореи обусловлен в первую очередь трудолюбием и терпеливостью ее народа. Изначально рост начался в легкой промышленности, которой не требовались квалифицированные специалисты и сложные технологии, а только дешевый трудовой ресурс. Сегодня дешевая рабочая сила больше не является конкурентным преимуществом корейцев, и многим это предстоит еще уразуметь. Еще одной составляющей успеха стал продуманный протекционизм с акцентом на развитие семейных монополий,  обеспечивающих существенную долю сравнительно дешевого и качественного экспорта.  Стремительная индустриализация Южной Кореи кроме прочего обусловлена централизацией власти и активным участием бюрократического аппарата, поэтому органы власти охватила коррупция, которую необходимо преодолеть. Но самое главное в том, что  будущее Южной Кореи во многом зависит от того, насколько быстро и слаженно удастся наладить отношения с Северной Кореей и интегрировать ее в сферу своих экономических и политических интересов. Конфронтация обещает голод, разруху и большие расходы на оборону, от чего выиграют только экспортеры окружения.


Постоянный адрес статьи: http://expert.ua/articles/22/0/8114/
 
Рубрики:  Економіка

Український партизанський антиколоніалізм

Пятница, 22 Октября 2010 г. 12:37 + в цитатник

 

Український Партизанський Антиколоніалізм

22.10.2010 _ Роман Горбик
 
greatbritishlife.co.uk
 
Якщо пан Дубинянський порівнює УПА з Мау-мау, то нагадаємо, чим їхнє повстання закінчилося в Кенії. У перших урядах домінували лоялісти, тож про Мау-мау не було заведено говорити вголос добре. А тепер влада вшановує повстанців і ставить їм пам'ятники.

"Немає жодного документа цивілізації, який не був би водночас і документом варварства". Вальтер Беньямін

Днями "Українська правда" опублікувала статтю Михайла Дубинянського "Украинская партизанская армия". Оскільки тепер, як виглядає, український уряд хоче змусити певні сторінки української історії знову мовчати, можна тільки тішитися з будь-якої спроби заговорити про них.

Тим більше такої підкреслено безсторонньої й тверезо облаштованої спроби нарешті поставити УПА в природний контекст - контекст антиколоніальної боротьби ХХ століття. Однак те, що автор спинився на півдорозі, вимагає зробити кілька уточнень, які допоможуть побачити розрізнені деталі в загальнішій картині.

Друга Світова війна - колоніальна?

Отже, поглянути на УПА без політики, очима Клявзевіца і Сунь Цзи - з погляду мистецтва війни, з погляду метода. Однак цікава річ: коли заходить мова про приклади до порівняння, пан Дубинянський чомусь ходить по них переважно до Африки.

Між тим у той самий час - середина минулого віку - квітло справжнє повстанське розмаїття - маоїсти й корейські комуністи, в'єтконґівці, Фідель і Че. Уже ближче до нас у часі - Нікараґуа і Колумбія. Та й нині у світі більш чи менш активно провадиться не один десяток партизанських війн, про Афганістан казати аж якось незручно.

До того ж, подібність у методах УПА і того-таки В'єтконґа не менш разюча; не варто забувати, що могло мати місце й пряме запозичення - радянські інструктори за роки боротьби із підпіллями України й Прибалтики мали змогу чудово вивчити їхні тактики.

Але маємо Африку. Висловлю припущення, що тут нема жодної випадковості.

1950-ті. Британський концтабір для кенійських повстанців та підозрюваних у співпраці з ними. Фото: liontv.com

Пан Дубинянський несвідомо поставив діагноз не так повстанцям (бо хто ж вони такі, як не ті самі партизани), як їхнім суперникам.

Так само несвідомо, уві сні приходить, бува, розв'язок математичної задачі. Наша задачка на три дії. Проти кого партизанили В'єтконґ і Мау-мау? Проти Франції та Британії. Що робили Британія, Франція та інші європейські потуги в Африці у 50-60-х роках? Намагалися зберегти своюколоніальну присутність. Тепер підставляємо замість них УПА і СРСР - і рівняння замикається.

Можливо, ще належить усвідомити ту частину Другої Світової війни і подій після неї, що мали місце у Східній Європі, як одну з наймасштабніших колоніальних війн в історії людства.

Інтерес Німеччини, поміж іншого, полягав у фізичному освоєнні земель і ресурсів на Сході; подібні інтереси мав і Радянський Союз.

Польща опинилася в ситуації меншого хижака, якого розчленували більші. Звісно, ніщо не свідчить проти того, що в гіпотетичній українській державі Степана Бандери поляків не чекало б те саме, що українців у державі Пілсудського.

Але з відомих причин саме українці не тільки під час війни, а й після неї опинилися (чи радше продовжили перебувати) в становищі колонізованого народу.

 Єдино правильний метод?

 

"Влада виростає зі ствола рушниці". Мао 

Що таке колоніалізм? Стисло кажучи: експлуатація ресурсів одного народу іншим.

Щоб виправдати економічне й політичне панування, могутніші держави використовують більш чи менш тонко сплетені ідеології, створені не без допомоги мистецтва й наукових інституцій: поневолене населення - дикуни, темні й неосвічені, несамовиті, не можуть дати собі ради, взагалі, полишати їхню долю на їхній розсуд - небезпечно для них самих, вони ж як діти, ну й, кінець кінцем, чи є в них Пушкін Шекспір?

Поневолений народ має право на визвольну боротьбу, це ясно. Інша річ - це її методи, і тут не можна оминути тему насильства як засобу політичної боротьби.

Чи можна засуджувати бійців французького Руху Опору за те, що вони вбивали гестапівців? А цивільних німецьких урядовців? А чи змінилося б ставлення до них, якби вони ще й вдавалися до катувань - у відповідь на катування гестапо?

1961 року вийшла книжка, без якої говорити про антиколоніальні рухи і місце насильства в них - марнування часу. Зветься вона, за рядком з Інтернаціоналу, "Гнані і голодні" ("Les damné de la terre"), її написав чорношкірий лікар-психіатр Франц Фанон, пізніше чільний ідеолог алжирської боротьби за незалежність.

Книжку переклали російською в СРСР наприкінці 70-тих, її варто прочитати всім, хто хоче розуміти проблеми Африки - і, як побачимо, України.

Фанон більше аналізує, ніж ідеологізує, проте йому часто закидають виправдання вбивств білого населення колоній. Втім, Фанон радше вважав, що етап насильства в антиколоніальній боротьбі неминучий і його треба прийняти як належне.

Кенійська карикатура, в якій уряд Британії не поспішає вибачитися за жорстоке поводження з африканцями. Малюнок: pambazuka.org

Колоніалізм дегуманізує тубільців, зводить їх на рівень свійських тварин, і їхня психіка мститься: колонізований завжди готовий убити колонізатора, аби відновити свою цілісність як людської істоти.

У легендарній передмові до цієї книжки Жан-Поль Сартр - так, не Шухевич і не Бандера, і не забутий африканській лідер зі смішним ім'ям, а європеєць, екзистенціаліст марксистського гарту і класик - ішов іще далі: насильство належить тільки поневолювачеві, тому коли чужинця вбивають, до нього тільки повертається його власний злочин; щоб зламати колоніалізм, придадуться будь-які засоби.

Інший погляд на цю проблему мала дослідниця тоталітаризму Ганна Арендт, яка в 70-тих роках видала книжку, що так і зветься - "Про насильство". Вона критикує фразу Мао, винесену в епіграф. Влада виростає не з цівки рушниці, а з добровільної співпраці людей, сила ж, терор може тільки зруйнувати її.

Влада - мета політичної боротьби, насильство ж - лише один із методів, тому і оцінювати його можна лише як метод: з огляду на його ефективність.

Виправдане тільки те насильство, яке має принести прямий і негайний результат. Наприклад, оборонна війна - виправдана, бо повинна якомога швидше припинити окупацію.

Якщо ж для насильства потрібні багатоступеневі обґрунтування або воно не призвело до очікуваних результатів, його застосування - невиправдане.

З такого погляду не всі партизанські рухи мають виправдання. До того ж, диявол у тім, що, починаючи боротьбу, ніколи не знаєш про її результат. Але й мирні методи так само добрі лише в певних умовах.

Ганді спрацював, бо підходив до індійських умов; можна лише уявляти, якою масакрою скінчився б масовий ненасильницький рух в СРСР, надто часів Сталіна. 

 

Британська кінохроніка часів кенійського повстання

До того ж, ніколи не забуваймо: до насильства вдаються, коли переговорно-компромісні методи недоступні чи не дають результату, а партизанська війна - ланка в причинно-наслідковому ланцюжку, що його започаткували самі колонізатори.

Чи не запрограмували різанину в Орані й Філіпвілі тактика випаленої землі, тортур, страт і ґвалту, до якої французи вдалися ще в 1830-тих роках, за століття до Сетифської різанини 1945-го?

Але погляньмо пильніше на "чорну" Африку і на кенійське повстання Мау-мау, до того ж згадане в попередній статті на УП.

З'їсти колонізатора

Протягом 50 років своєї присутності британська адміністрація провадила політику експропріації земель у місцевого населення на користь білих поселенців (колонізація Східної Галичини й Волині польськими поселенцями була також складовою "української політики" Польщі).

Чорношкірим фермерам ще й забороняли вирощувати комерційно вигідні культури на кшталт кави.

Зрештою, це призвело до ситуації, подібної до років перед революцією 1905 року в Російській імперії: накопичення великої маси безземельних селян і наймитів  - це також було в інтересах колоніальних адміністрацій і підприємців, адже забезпечувало велику масу надзвичайно дешевої і мобільної (бо ж безземельної) робочої сили.

"Африканський Шухевич" - лідер Мау-мау Дедан Кіматі - модна фігура серед молоді. Його портрет зображають на графіті і носять на футболках

Неможливість вирішення ситуації мирним шляхом (відсутність ефективного представництва у владі й неспромога впливати на управління власним краєм) в обох випадках призвела до вибуху.

У кенійському випадку основу руху склали етнічні кікую, що були економічні найактивніші до приходу європейців і найбільше потерпали від колоніальної політики.

Ненависть спрямувалася проти безпосередніх визискувачів - англійських поселенців та урядовців, яких почали вбивати (пригадаймо погроми маєтків 1905 і 1917 років).

Одночасно повстанці розгорнули терор проти лояльних до уряду заможніших кіл - тих, кому було що втрачати (терор проти лоялістів, нагадаймо ще раз, застосовували й ОУНівці).

Дубинянський порівнює 32 жертви серед цивільних європейців із майже 2 тисячами співвітчизників, яких замордували партизани, однак це свідчить ще й про те, що на заляпаній кров'ю шахівниці колоніальної війни "білі" завжди краще захищені й менш доступні для удару, аніж "чорні", хоч би якого боку вони трималися.

Під час конфлікту обидві сторони широко вдавалися до тортур і вбивств цивільних.

Британські солдати (серед них були й африканці з інших місцевостей) по-звірячому ґвалтували, кастрували, відрізали вуха й носи, спалювали живцем. Багато хто колекціонував відрубані руки, які можна було обміняти на невелику грошову винагороду.

Повстанці теж практикували тортури. Щоб приєднатися до руху, зазвичай треба було підтвердити серйозність своїх намірів і спалити за собою мости, вчинивши те, що за нормальних умов називається злочинством.

Стали легендою ритуальні посвяти в Мау-мау, під час яких повстанці буцімто практикували канібалізм - їли м'ясо вбитих ворогів. Лідери боївок часто свідомо робили ставку на вербування кримінальних елементів, яким не було чого втрачати

Годі сумніватися, що якби в 50-тих роках в Кенії воювали Британія і Третій рeйх, допомогу від Гітлера "мікі-мауси" (так дражнили повстанців білі) прийняли б із вдячністю й щирою підтримкою (так само, як і від Сталіна).

Як і боротьба УПА, кенійське повстання зазнало безпосередньої поразки. Британський уряд здобув формальну перемогу, вдавшись до улюблених методів одного з ялтинських друзів Вінстона Черчилля - масових депортацій, страт і концентраційних таборів.

Пам'ятник Кіматі в центрі Найробі

Кінець кінцем, переміщені були майже всі кікую - мільйон чоловік, щонайменше 100 тисяч були зосереджені в тимчасових таборах, де умови мало чим різнилися від Соловків.

Кенійці масово вимирали від непосильної праці та епідемій; половина всіх жертв серед місцевого населення (50 тисяч) - діти до 10 років.

Однак - відчуймо різницю! - ліберальна британська традиція урядування не змогла дати собі ради з антиколоніальним рухом у підсумку. Вже після придушення повстання Лондон запропонував народові Кенії... вільні й загальні демократичні вибори.

Перемогу здобули помірковані націоналісти, що й довели справу до здобуття незалежності.

У перших урядах Кенії домінували лоялісти, тож про Мау-мау не було заведено говорити вголос добре. Однак тепер влада намагається вшановувати рух, моральних претензій до якого, мабуть, трошки більше, ніж до УПА.

Кажуть, що робиться це заради політичних дивідендів. Адже спомини про Мау-мау й досі ділять кенійське суспільство на кікую і решту племен, що трималися осторонь повстання. Знайома ситуація, чи не так?

А все-таки колишні повстанці мають статус героїв, а на одному з майданів столиці Найробі стоїть пам'ятник лідерові руху - Деданові Кіматі.

За логікою Михайла Дубинянського, це - кенійський Роман Шухевич.

Джерело: http://www.istpravda.com.ua/articles/2010/10/22/730/

Рубрики:  Історія

Метки:  


Процитировано 1 раз

"Молитва за гетьмана Мазепу

Среда, 20 Октября 2010 г. 01:41 + в цитатник

Молитва_за_гетмана_Мазепу_(постер) (296x450, 101 Kb)

  В минулу п'ятницю, 15 жовтня в кінотеатрі «Київ» розпочався ретроспективний перегляд фільмів Юрія Іллєнка. Першим демонструвався фільм «Молитва за гетьмана Мазепу».

Перед початком демонстрації фільму був невеликий виступ тих, хто причетний до його створення. Насамперед фільм був підданий невеликим переробкам і отримав новий, якісний звук, а також коментар автора (Юрія Іллєнка) щодо історичних подій у фільмі. На сцені були присутні брат режисера, два його сини, до речі «свободівець» Андрій Іллєнко – син кінорежисера, головна героїня фільму - Людмила Єфіменко, Остап Ступка  (батько Богдан – на зйомках), Лариса Недашківська, оператори, звукорежисери та інші.
Виступаючі дякували всім причетним до створення фільму, в тому числі і ВО «Свобода», певно, за політичну підтримку.
Щодо фільму. Так, це шедевр Іллєнка. Але це – елітарне кіно. Цей фільм вже зайняв чільне місце поряд з фільмами Фелліні, Антоніоні, Тарковського. Але це не фільм для широкого загалу. Широкий загал потребує блокбастеру на зразок «Оґнєм і мєчєм» Єжи Гофмана. Саме через такий фільм українці та росіяни будуть вивчати свою історію. Бо це справді найлегший та найприємніший спосіб її вивчення. І фільм цю проблему успішно вирішує, недолік – в його елітарності, що суттєво звужує глядацьку аудиторію.  

Складається враження, що автор зняв фільм не стільки для сучасників, скільки для майбутнього. Чи може просто для себе. Роки йдуть і Юрій Герасимович добре розумів, що то його останній фільм. І вирішив зняти його так, як йому хотілося. І зняв, хоча, мабуть, брак фінансування вніс свої корективи в плани майстра. Важко назвати жанр, в якому знято фільм. Це і бурлеск, і вертеп, і телеспектакль, і сюрреалізм. Але це з одного боку. З іншого – режисер старався зробити його максимально документальним. В фільмі маса подій і епізодів, що реально мала місце в історії. Коли цар Петро говорить замість «Помолимся…», «Помочимся…», то це – історичний факт.
Впадає в око історична підготовка режисера. Перед тим, як зняти фільм, автор сценарію добряче вивчив тему. Скажімо, мені був невідомий факт підтримки мілітарною силою (загоном мазепинських козаків) нового царя Петра в його боротьбі з царицею Софією. Завдяки чому Петро, власне, і став царем. 
Або інший факт. Зараз в Росії напівсерйозно розглядається план перенесення пам’ятника Петру І, авторства Церетелі, з Москви до Воронежа, де цей російський цар будував свій флот. Так от, флот царю збудували, а що було з флотом потім? Де його героїчні перемоги над турками? Перемог не було. Більше того, московіти свій флот самі ж і спалили в обмін на повернення назад 70-ти тисячної турецької армії, що йшла на допомогу Карлу ХІІ і Мазепі. Була в Петра з турками така домовленість.
Або ще одна пікантна подробиця. Цар три дні пиячив на одному з редутів, відмічаючи свою перемогу в Полтавській битві, і це на фоні неприбраних після битви трупів. Потім на третій день забажав побачити полоненого короля Карла. Виявилось, що в полон його ніхто не взяв, а він сам разом з Мазепою переправився через Дніпро і відірвався від переслідувачів.
Новим буде для читача і твердження про вирішальну роль Семена Палія в Полтавській битві. Хоча в українському фольклорі цей сюжет присутній. На царському банкеті за столом для нього не знайшлося стільця і він змушений був сидіти в кінці столу на кавалерійському сідлі.
Але реальність настільки в фільмі переплетена з сюрреалізмом, що не знаєш, де закінчується одне і починається інше. Маю на увазі епізод з маршалом Жуковим, який у фільмі розпорядився розстріляти з автоматів кістки мертвого гетьмана.
Весь фільм побудовано на споминах Мазепи перед смертю та його протистояння з царем Петром. Власне, фільм і починається зі сцени анального сексу царя із солдатом Преображенського полку, що імітує для царя Мазепу. В фільмі взагалі досить багато еротики. Головним чином ми бачимо оголену Людмилу Єфименко, вона грає дружину Генерального судді Василя Кочубея. І є на що подивитись, актриса 1951 року народження, в 2002 році, коли відбувалися зйомки фільму, їй вже було 52 роки. Цього ніколи не скажеш дивлячись на її пружні, стрункі ноги, де нема й натяку на якийсь целюліт.
Ще одне напівголе тіло – Мотря Кочубей, її роль грає Катерина Лісовенко. Ця акторка теж була присутня на демонстрації фільму. Режисеру можна було би показати сцену шаленого кохання, але він мабуть вирішив, що це вже занадто затерта тема.
З пропагандистської точки зору фільм дуже потужний. Одна сцена закатованих представниками «братнього народу» батуринців, що пливуть на плотах по річці, вже вражає. Фільм було заборонено до демонстрації в Росії, як, власне, і у нас, в Україні, щоб не дратувати країну-постачальницю газу. Але, як вже вище зазначалось, його елітарність звужує глядацьку аудиторію.
Юрій Іллєнко помер 15 червня 2010р. І я вже не зможу звернутись до режисера і автора сценарію фільму з проханням написати історичну працю про ясновельможного пана гетьмана Івана Мазепу-Колединського. Що міг Юрій Іллєнко зробити, він вже зробив, а про Мазепу напишуть інші. 

P.S. Незважаючи на цілковиту відсутність  реклами, за винятком сайту кінотеатру "Київ", "Синій зал"    був заповнений вщент. Середній вік глядачів - десь 45-50 років, звісно, була і молодь. Однак організаторам фестивалю не завадило б використовувати сучасні методи реклами. Я особисто дізнався про цей  захід з повідомлення в блозі своєї знайомої.
 

 

 

Рубрики:  Культура



Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Різні фото

Среда, 20 Октября 2010 г. 00:59 + в цитатник

Різні фото

Размещено с помощью приложения Я - фотограф

В.Ландик: с Россией будем действовать еще жестче, чем Ющенко

Среда, 13 Октября 2010 г. 01:42 + в цитатник

 Соратник Януковича: с Россией будем действовать еще жестче, чем Ющенко 
«Не сможем прожить без их газа? Сможем. У нас угля миллионы тонн!»
 
12.10.10 13:09 

Киев, Октябрь 12 (Новый Регион, Михаил Рябов) – Виктор Янукович отнюдь не желает стать губернатором Малороссии в составе России. Напротив, Янукович будет отстаивать независимость Украины еще жестче, чем это делал его предшественник Виктор Ющенко. 
Об этом заявил депутат Верховной Рады от Партии регионов Владимир Ландик, выходец из Луганска. 
«Вы что, думаете, что Президент пришел для того, чтобы стать губернатором отдельно взятой губернии? Нет, и мы увидели это из решения Конституционного суда. Отсюда и делайте выводы. Он будет только укреплять свою власть, укреплять свою страну и показывать, что он является Президентом, а не чьим-то губернатором у кого-то на подтанцовке. 
Например, он говорит европейцам: «Вы нам даете безвизовый режим? Нет? Значит до свидания, у нас есть и другой вектор внешней политики». Это – не только часть такой кучмовской игры в многовекторность, это еще и способ показать гордость крупного независимого европейского государства. И не надо думать, что мы кому-то что-то отдадим. Заигрывать и торговаться мы можем, но отдавать ничего никому не будем, вот увидите», – сказал соратник Януковича в интервью изданию «Главком». 
«Да, наши народы братские. И конфронтации между нами из-за того, что поругались между собой наши правители, быть не должно. Но, с другой стороны, не может быть так, что мы покупаем российский газ дороже, чем вся Европа. Мы в этой ситуации должны вести себя, как Китай: приехал к ним Путин, а ему там сказали: «200 долларов, а если не согласен – до свидания». Думаете, не сможем прожить без их газа? Сможем. У нас угля миллионы тонн!» – рассуждает «регионал». 
«Я был, есть и буду украинцем. Я никогда не соглашусь на ущерб национальным интересам моей страны в угоду другой стране. В том числе и в угоду России», – подчеркнул представитель Донбасса. 
«Я – сторонник одного государственного украинского языка… Лично я никаких ограничений своих прав не чувствую. Но это потому, что я знаю оба языка. А тот, кто не знает украинского, тот, конечно, чувствует какую-то ущербность, что ли. Но я в этой связи могу посоветовать: учите украинский язык, как учили его мы – со второго класса и как минимум до конца школы», – резюмировал Ландик. 
Как сообщал «Новый Регион», в мае 2010 Ландик уже выступал с жесткими заявлениями в адрес России. 
«Россия – это очень хитрая, дерзкая страна. Она уже не ельцинская. Это он говорил: «Просыпаешься и думаешь, что ты сделал для Украины». Эти уже просыпаются и думают: что украсть у Украины», – сказал тогда украинский депутат. 
http://www.nr2.ru/kiev/304226.html 

И еще эхо пресс-конференции Валентина Ландыка: 


Соратник Януковича: хитрая, дерзкая, наглая Россия думает, что украсть у Украины 
31.05.10 10:02 

Киев, Май 31 (Новый Регион, Михаил Рябов) – Россия не идет на уступки новому руководству Украины, вместо этого в Кремле думают, как бы что украсть у бывшей советской республики. 
Об этом в интервью изданию «Газета по-украински» заявил депутат Верховной Рады от Партии Регионов Владимир Ландик. 
«Россия – это очень хитрая, дерзкая страна. Она уже не ельцинская. Это он говорил: «Просыпаешься и думаешь, что ты сделал для Украины». Эти уже просыпаются и думают: что украсть у Украины», – сказал украинский депутат. 
«Мне очень не понравилась последняя встреча Медведева с нашими олигархами. Они хотели качать туркменский, казахский газ через российскую территорию, а Россия сказала им: «До свидания». Мы же России никогда не говорили «до свидания», – сетует соратник Виктора Януковича. 
По словам Ландика, во время многочисленных встреч Виктора Януковича и Дмитрия Медведева украинская сторона как раз и пытается разрешить противоречия олигархов двух стран. 
«Уже было семь встреч Януковича с Медведевым. Вы думаете, что им хочется попить пива и покататься на «Победе»? Наша команда пришла не на пять, а минимум на 10 лет. Мы работаем на стабильность. Если даже 100 гривен прибавить к пенсии, это будет не так заметно. А когда будет стабильная страна и ты знаешь, что сахар сегодня по такой цене и завтра будет по такой, тогда человек может планировать свою жизнь», – рассказал украинский депутат. 
«У нас есть прослойка людей, которые больше настроены на духовное. Их единицы – до 5 процентов. Для других цена на газ, воду, телефон важнее, чем то, что мы никогда не пустим в Севастополь московский сапог. Знаете, что такое Украина для наглой России? Мы никто. И вдруг – из Севастополя копняком! Да они пойдут на все, чтобы быть здесь с ржавыми ненужными мыльницами. И мы понимаем, что Россия уценила нам газ на 100 долларов только потому, чтобы там остаться. И я не очень верю, что она нам даст обещанные 40 миллиардов», – подчеркнул Ландик. 
http://www.nr2.ru/kiev/285354.html

Рубрики:  Політика



Процитировано 1 раз

Туристический ракетоплан впервые полетел самостоятельно

Среда, 13 Октября 2010 г. 00:09 + в цитатник

 Туристический ракетоплан впервые полетел самостоятельно


11 октября 2010

 

 

 

Полёт SpaceShipTwo длился около 25 минут (фото Mark Greenberg/Virgin Galactic).
Полёт SpaceShipTwo длился около 25 минут (фото Mark Greenberg/Virgin Galactic).

10 октября в небе над Калифорнией суборбитальный челнокSpaceShipTwo (он же VSS Enterprise) успешно совершил свой первый свободный пилотируемый полёт.

 

Самолёт-носитель WhiteKnightTwo Eve поднял удивительный ракетопланна высоту 13 700 метров, после чего челнок отделился и выполнил планирующий полёт, успешно сев на полосу аэродрома. Вели SpaceShipTwo пилоты Пит Сиболд (Pete Siebold) и Майк Алсбери (Mike Alsbury).

 

Сэр Ричард Брэнсон (Richard Branson), основатель Virgin Galactic, заявил: "Это был один из самых захватывающих дней за всю историю Virgin. В первый раз с тех пор, как мы начали этот проект в 2004 году, я наблюдал за посадкой первого в мире коммерческого космического корабля на полосе порта в Мохаве, и это был великий момент. Теперь небо уже не предел. В течение следующего года мы продвинемся к последнему рубежу самого космоса".

 

 

 

SpaceShipTwo в ходе воскресного рейса. Этот восьмиместный (два пилота и шесть пассажиров) аппарат построен Бёртом Рутаном (<A href="<a href=/en.wikipedia.org/wiki/Burt_Rutan">Burt" target="_blank">http://en.wikipedia.org/wiki/Burt_Rutan">Burt Rutan</A> ) (на нижнем кадре он слева, справа – Брэнсон) и его компанией <A href="http://www.scaled.com">Scaled Composites</A>.<br></br>Рутан известен как создатель знаменитого челнока <a href="http://www.membrana.ru/articles/global/2004/09/29/...uot;>SpaceShipOne</a>, первого в мире частного пилотируемого корабля, <a href="http://www.membrana.ru/lenta/?3268">побывавшего в космосе</a> (фотографии Clay Observatory, Mark Greenberg, Mike Mills/Virgin Galactic)." width="478" height="1184" src="http://www.membrana.ru/images/forms/13355.jpeg" />

SpaceShipTwo в ходе воскресного рейса. Этот восьмиместный (два пилота и шесть пассажиров) аппарат построен Бёртом Рутаном (Burt Rutan) (на нижнем кадре он слева, справа – Брэнсон) и его компанией Scaled Composites.

Рутан известен как создатель знаменитого челнока SpaceShipOne, первого в мире частного пилотируемого корабля, побывавшего в космосе (фотографии Clay Observatory, Mark Greenberg, Mike Mills/Virgin Galactic).

 

До нынешнего испытания SpaceShipTwo четырежды отрывался от земли, будучи закреплённым под крылом WhiteKnightTwo (сама "Ева" поднималась в воздух уже 40 раз). А теперь испытатели убедились, что все системы суборбитального корабля работают хорошо не только до, но и после отделения от самолёта.

 

Пилоты продемонстрировали аккуратную расстыковку и в ходе последующего снижения даже успели провести первые тесты челнока на управляемость. Впереди предстоят самые волнительные испытания — с запуском ракетного двигателя.

 

Как гласит пресс-релиз Virgin Galactic, компания уже приняла депозиты от 370 клиентов на общую сумму $50 миллионов. Всего покупатели готовы отдать за билет в космос по $200 тысяч. Столько стоят несколько минут невесомости и вид планеты, открывающийся с высоты 110 километров. Рейсы будут стартовать из "Космопорта Америки" в Нью-Мексико. На 22 октября 2010 года намечена церемония инаугурации его взлётно-посадочной полосы.

 

 

 


Источник: BBC News На обложку
Рубрики:  Інше

Шпаргалка по теорії еліти

Вторник, 12 Октября 2010 г. 16:05 + в цитатник

 

Якість влади: спроба оцінки українських еліт Печать

Коли так звана «третя хвиля демократизації», охопивши території Радянського Союзу та комуністичного блоку, привела до утворення нових незалежних держав, перед владними елітами нових демократій постали принципово нові вимоги. Реґіональні еліти радянських республік мали терміново змінити сам спосіб свого існування: відтепер вони мусили розв’язувати державотворчі завдання. Справу ускладнювало те, що швидке «дорослішання» мало відбутися в украй незручних (передусім для еліт) умовах демократичного режиму.


 

Для тих, хто мав змогу спостерігати українські владні еліти в Києві першої половини 90-х років, був очевидним розрив між очікуваннями та наявним станом справ. Київ був неспроможний забезпечити центри влади сильними політиками, що могли би претендувати на роль публічних гравців. Десятиліття комуністичної селекції створили значну групу ефективних керівників, які успішно виконували владні повноваження в рамках УРСР, однак не були достатньо гнучкими для демократичного ладу. Націонал-комуністи, червоні директори і націонал-демократи з областей виявилися конкурентнішими. Вони ж заклали новітню традицію взаємозаміни реґіональних угруповань, що на певний час здобували контроль над центрами влади.

У новітній українській політичній культурі узвичаїлося неґативне ставлення до еліт. Надмірні очікування першої половини 90-х цілком логічно обернулися розчаруванням в елітах, і тепер щоразу, як надходять президентські чи парламентські вибори, їх оцінювання стає дедалі критичнішим. Частиною нашої політичної культури стало й те, що критики еліт із числа інтелектуалів, політтехнологів і журналістів дуже рідко спираються на більш-менш виразно сформульовані критерії. Їхні оцінки є радше політтехнологічним засобом, елементом політичної боротьби, спрямованої на заміну одних політичних угруповань при владі іншими, аніж намаганням оцінити ефективність еліт.

Втім, треба визнати, що оцінити якість владних еліт не так уже й просто. Справді, що саме оцінювати? Їхню спроможність утримуватися при владі? Здатність відчувати відповідальність перед народом? Спроможність бути провідною силою розвитку власної країни? Щось іще?

Критерії оцінки еліт невідривно пов’язані з тим політичним режимом, у якому еліти оперують. У країні, де впродовж двох десятиліть відбувається амбівалентний суперечливий процес, зумовлений то перевагою авторитарних тенденцій, то впливовістю малорозвинених демократичних інститутів, визначитися з критеріями дуже складно. Чимало дослідників схиляються до «класичної» версії оцінювання еліт, тобто за тим показником, як довго та чи інша група мала здатність утримувати контроль за певним центром влади. Такий підхід має сенс у недемократичних режимах. Однак у державі, яка претендує на демократичність, оцінювати еліти треба за додатковою вартістю їхньої діяльности.

Я підтримую гіпотезу німецького соціолога Кристіана Вельцеля про залежність якости еліт і рівня людського розвитку певної країни. Відповідно, пропоную для з’ясування якости українських владних еліт застосувати критерії відкритости й підзвітности, а також порівняти за цим показником наші еліти з елітами інших країн світу. Але насамперед варто з’ясувати, як виникла теорія еліт, і уважніше розглянути пов’язані з нею підходи до визначення якости владних еліт.

***

Поняття «еліта» виринає в суспільній свідомості в XIX столітті як позначка найвищих верств суспільства. Слівце прижилося і стало надуживаним у медіях та політичному дискурсі, привернуло увагу дослідників до «нового явища» в політиці. Теорія еліт постала на початку XX століття як дисципліна, що розглядає розшарування суспільства у вертикальних співвідношеннях між верствами та класами і вивчає «верхній» прошарок – еліту, тобто дослівно «тих, хто пройшов соціяльний відбір і досяг вершин».

Від початку до прошарку «еліти» стали зараховувати людей та групи, які мають привілей найбільше користати з економічного, політичного та соціяльного капіталу. Ці люди мають визначальний вплив на ухвалення рішень у політичній, економічній, інтелектуальній та інших сферах і в процесі перерозподілу соціяльних благ отримують найбільше. Водночас класична теорія еліт була не тільки вивченням упривілейованої верстви суспільства, але й науковим способом леґітимації права еліти на виняткове становище. В межах класичної настанови людей, належних до еліти, вважали наділеними особливими психологічними здібностями: гострим практичним розумом, лідерськими якостями тощо. Постулатом було те, що представники еліти, на відміну від людей з інших груп, становлять ресурс для забезпечення потреб влади. Тож доля людей з еліти мала збігатися з історією політичних інститутів, і навіть більше: з долею держави. Еліта уявлялася наслідком неминучого природнього поділу суспільства на вищих і нижчих, «обраних» і «маси».

Засновниками теорії еліт були італійці Вільфредо Парето і Ґаетано Моска та німець Роберт Міхельс. Характерним для класиків наукової елітології було те, що вони починали свої студії в контексті пошуків розвитку соціялістичної чи/та соціял-демократичної думки, а завершували свій життєвий шлях наближеними до профашистських кіл. Скажімо, Парето звернув увагу на те, що місце певної людини у розшарованому суспільстві зумовлено не тільки і не стільки власністю, яку вона має, а здібностями здобути цю власність. Фактично Парето розпочав ревізію соціял-демократичних уявлень про людей із класу капіталістів і помітив, що люди еліти мають особливі інтелектуальні та психологічні якості, які забезпечують і їхній особистий успіх у суспільстві, і успіх суспільства загалом. Водночас він поділяв поширену думку про те, що еліта оновлюється в межах родин, а елітний статус передається у спадок. Цікаво, що в цьому він не бачив суперечности: класова належність та особисті властивості були взаємопов’язані, й зокрема походженням. Натомість класову боротьбу він інтерпретував у термінах боротьби еліти з тими угрупованнями з «мас», які претендують на владу і можуть, за певних умов, замінити членів еліти собою. 1906 року Парето артикулював закон (нині його називають «законом Парето») про те, що блага в будь-якому суспільстві завжди розподіляються на користь меншости; власне кажучи, 20% населення володіє 80% майна. Спершу ця констатація мала характер засвідченого факту, але пізніше в «Трактаті про загальну соціологію» (1916) Парето говорить про цей розподіл саме як про суспільний закон: за будь-яких умов суспільство неминуче розділиться на повновладну меншість і маловпливову більшість. Відповідно, він формулює вирок демократії: демократія – це ілюзія, править завжди меншість, і будь-яка революція чи демократична конституція не змінять закону домінування меншости.

Ґаетано Моска вивчав еліту з погляду не так соціяльної теорії, як політичної науки. У «Теорії урядів та парламентського врядування» (1884) та «Історії політичних учень» (1936) перед нами постає опис еліти як групи людей із надзвичайними організаторськими здібностями, що забезпечують їм панівне становище в державі. Важливо завважити, що в різні епохи за різних форм правління ці здібності мають значну відмінність: у феодальну епоху – одні, в часи республіки – інші. Моска погоджувався з Парето щодо того, що суспільство з необхідности складається з двох спільнот: панівної та підпорядкованої. Однак він не погоджувався зі «спадковим характером» елітного статусу, наполягаючи, що еліту формують вихідці з різних верств. Він висунув теорію циркуляції еліт, чия енергія живиться конкуренцією груп, що претендують на владу. Ґаетано Моска описував динамічну картину життя еліти, в якій еліта як верхній прошарок складалася з правлячої еліти та субелітних груп, що готові посісти панівне місце. Також він указав на чотири прояви панівного становища еліти: контроль за політичною владою, наявність інтелектуальної спроможности, морального авторитету і матеріяльної вищости.

Еволюція поглядів Роберта Міхельса привела мислителя до доповнення описів еліти «Залізним законом олігархії». Цей закон встановлював, що всі форми політичної організації народу, хоч які демократичні чи соціялістичні на початку, зрештою стають олігархіями. Міхельс продовжив логіку Моски в описі логіки діяльности еліти, яка приводить до справдження Залізного закону. Еліта складається з лідерів, людей, які самі проклали свій шлях до влади. «Природна настанова» лідерів веде їх до об’єднання в групи, які консолідують їхні зусилля і дають їм змогу набути панівного становища в суспільстві. Міхельс наполягає – зокрема у працях «Проблеми соціяльної філософії» (1914) та «До соціології партійности у сучасній демократії. Дослідження олігархічних тенденцій життя груп» (1925) – на неминучості олігархії, яка є системним наслідком активности вождів і пасивности мас.

Загальний висновок класиків теорії еліти, напевно, можна підсумувати трьома незгодами: незгодою з Аристотелем, Карлом Марксом і класиками демократії. Аристотель, на думку перших елітологів, був неправий, розрізняючи три засадничі форми правління: одного, небагатьох і більшости, бо за кожної форми реально править невеличка група людей. Марксова неправота полягала в його ідеї гармонійного суспільства. Досвід тверезого політичного аналізу першої половини XX століття свідчив, що досягти соціяльної гармонії неможливо: історія завжди є процесом боротьби різних груп за елітний статус. Нарешті, неправота ідеологів демократії в тому, що вони не враховують «реаль-політичний» факт: у суспільстві меншість людей завжди здійснює контроль над більшістю. Отож класична теорія еліт не просто вивчає групу людей при центрах влади, а створює певні ідеологічні засади, що намагаються леґітимізувати упривілейованість еліти через референцію до «факту» неминучости олігархії.

***

Відповідно до зазначених положень класичної теорії еліт, головний критерій оцінки еліти полягав у спроможності досягати влади й утримуватися при ній і при виняткових майнових правах, а також контрольовано передавати владу та майно наступникам. Така передача могла відбуватися в межах родин чи в межах елітних груп. Іншим важливим критерієм слід назвати дещо ідеалістичне і суперечливе уявлення про відповідальність еліт перед народом за спільний успіх у виразах того часу: за воєнні перемоги, за «велич нації», за спокій усередині країни. Однак оформлення цієї відповідальности в думці класиків різниться та губить риси опису реальних інститутів. Фактично оцінити якість еліти в термінах цієї теорії можна було за першим критерієм. Другий радше стосується ірраціональних засобів самолеґітимації еліт.

Сучасні підходи до вивчення владних еліт різняться так само, як і групи, з яких складаються владні еліти. Ця множинність мала би розширити палітру уявлень як для наших еліт, так і наших елітологів.

Громадяни пострадянських країн вельми схильні думати, що еліта – найцінніший сектор суспільства, до якого належать «високодуховні чесні люди», які «справді дбають» про країну. Це напівінфантильне і невиправдано поширене уявлення ґрунтується на термінологічній омонімії в соціяльній теорії, а також на міркуваннях багатьох інтелектуалів, зокрема впливових філософів Ніколая Бєрдяєва та Хосе Ортеґи-і-Ґасета. Обидва, хоч і продовжували аналіз, ґрунтований на чіткому поділі на еліту і «маси», здебільшого говорили про еліти як ідеальний тип. Бєрдяєв у багатьох своїх текстах (приміром, «Дух і сила», «Шляхи гуманізму», «Дві моралі», «Особа і общинність», «Бунт і покора у психології мас», «Соціяльний переворот і духовне пробудження») схильний до зваженої недовіри до «мас» та неарґументованих очікувань від «справжньої еліти». Справжня еліта за Бєрдяєвим – це уявна група, до якої належать люди, що своєю творчістю довели належність до «аристократії духу». Ці творці мають на меті вести за собою людство, ушляхетнюючи рухи мас і водночас репрезентуючи їх своєю працею. Отож ідеться про своєрідну діялектичну взаємодію еліти і мас, у якій еліті належить функція вираження й оформлення змістів, утілених у надіях та бажаннях мас. Відповідно, шляхетний статус еліти полягає у відповідальності за утримання зв’язку з масою та плекання ідеалів «служіння народу» серед своїх членів. Втрачаючи цей зв’язок, еліта втрачає право на свій статус. Ця ідеалістична настанова, попри позірну досяжність намірів і справжню шляхетність приписів, вела до змішання уявлення про роль владних еліт та місії культурної еліти. В нашій суспільній думці це змішання плекають і відтворюють із наполегливістю, вартою кращого застосування.

Ортеґа-і-Ґасет у «Бунті мас» (як і в кількох інших текстах – «Дегуманізація мистецтва», «Людина і люди») досить реалістично дивиться на умовність поділу на «маси» та «обрану меншість», коли розглядає суспільство як певне ціле. Та щойно доходить до розрізнення якости людей із цих конструктів, їхня уявність зникає і натомість починається нова – великою мірою психологізовано-ідеалістична – субстанціялізація як еліт, так і мас. Вибраність еліти походить із якости її членів, що вирізняються «вимаганням від себе більшого, ніж інші», виступом проти застою, своєрідною боротьбою з долею народів-країн та, нарешті, правом на владу. Це право полягає у «знанні культурних ідей», розумінні світу культури, який не існує для маси, а отже знавці культури можуть скеровувати рух мас і контролювати центри влади. Однак ця еліта, принаймні на час писання книжки (перша половина – середина XX століття), не реалізувала своє право. Адже влада й далі належить представникам мас, людям, що не розуміють світу, в якому живуть. Своєрідним резюме міркувань про еліту є рядки з «Бунту мас»: «Можна скільки завгодно сперечатися, хто саме ці добірні люди, але не повинно бути найменшого сумніву, що без них – хто б вони не були – людство втратило б свої найістотніші риси». В наших суспільних уявленнях про еліту ця думка так само наполегливо плекається і спричинює несправедливі очікування від владних еліт.

Критеріями оцінки еліт за такого підходу є те, наскільки добре еліта розуміє 1) культурні орієнтири епохи, 2) потреби суспільства, що відповідають і потребам епохи, 3) вміє встановлювати цілі відповідно до потреб епохи та 4) вести до них суспільство. Цікаво, що тими, хто може оцінити якість еліти, згідно з прибічниками ціннісного підходу, мають бути самі ж представники культурно-політичних еліт. Адже тільки їм відкрито світ культурних орієнтирів розвитку людини і суспільства. Думаю, що в цьому випадку було б дуже важко дійти конкретних індикаторів для оцінки еліт.

Прибічники ціннісного підходу до визначення еліт і їхньої якости, попри намагання створити культурницьки виправдані, емансипативні вимоги до підвищення якости еліт, сповідували досить консервативні фундаментальні вірування щодо «обраної меншости». Серед ключових консервативних уявлень слід назвати переконання у моральній та інтелектуальній винятковості людей, вірування у доступі еліт до таких культурних світів, що люди «маси» про них навіть не здогадуються, та вимогу моральної відповідальности представників еліт перед співгромадянами. Поза філософським контекстом, передусім у популярних уявленнях про взаємодію еліт і народу, ці переконання створили суміш бачень, що формують завищені суспільні очікування від еліти в моральному аспекті та занижені – в практично-політичному, підміняючи вимоги управлінської ефективности, правової підзвітности та політичної відповідальности ідеалістичними очікуваннями «морального авторитету владарів». Натомість культурна еліта як особлива суспільна група втрачає увагу суспільства, а відтак і вплив на моральний та інтелектуальний дух часу.

***

Окрім уже зазначених двох підходів до вивчення еліт у XX столітті досить поширеним був структурно-функціональний підхід, що великою мірою був пов'язаний з обстоюванням демократичних і неоліберальних цінностей – аж до виправдання пропаґанди і творення особливих комунікаційних технологій для їх поширення. Тут вістря уваги прикуто до визначення особливостей соціяльного статусу еліт у владних структурах. До прибічників цього підходу передусім належали дьюїянці Гаролд Ласвел (американський політолог і соціолог, автор праць «Політика: Хто отримує що, коли та як» (1935) і «Влада і особистість» (1948)) та Волтер Ліпман (американський журналіст і впливовий інтелектуал, автор книжок «Громадська думка» (1922) та «Фантомна громадськість» (1925)). Для прибічників цього спрямування до еліти належать усі ті люди, що мають вищий соціяльний статус, посідають керівні позиції у ключових суспільних організаціях та здійснюють вирішальний вплив на рішення, які спрямовують суспільний розвиток. З огляду на це і Ласвел, і Ліпман наголошували важливість того, щоб еліти мали засоби для здобування і відтворювання інформації, на підставі якої належить ухвалювати рішення. На їхню думку, еліти критично залежать від зв’язку з інтелектуалами та від комунікації з пасивною більшістю громадян. Ласвел наполегливо зараховував до еліт науковців, інтелектуалів та інших фахівців, що виробляють чи передають інформацію.

В останні десятиліття XX століття серйозний вплив на розуміння природи еліт справив філософ Роберт Патнем. Відомий своїми працями в сфері філософії науки, філософії свідомости та епістемології, неопрагматик Патнем виступав і як критичний інтелектуал – критичний передусім до політичного режиму США другої половини XX – початку XXI століття. Його критика певною мірою збагатила доробок «структурно-функціональної» школи розуміння еволюційної природи еліт. У «Порівняльному вивченні політичних еліт» (1976) він описав еволюцію, яка відбувається у вигляді заміни людей, що здатні контролювати важливі для певного моменту ресурси. Колись до еліти належали ті, хто контролював власність на землю та фінанси. На його думку, наприкінці XX століття до влади приходять ті, хто контролює знання та його обіг. Тож до еліт сучасности входять не тільки політики чи керівники корпорацій, але й ті, хто готує рішення, які ті приймають, – тобто науковці, інженери, економісти й менеджери інформаційних мереж.

Критерії якости еліт, згідно зі структурно-функціональним підходом до вивчення еліт, мали би включати здобуття й утримання групою високого соціяльного статусу, тривалий вплив на підготування та ухвалення рішень, що визначають життя всього суспільства, та здатність контролювати інформацію (її зміст і поширення) на всій території країни.

Інший підхід у посткласичних студіях еліт зазвичай називають «ліберальним» чи «демократично-леґітимаційним». Ідеться про різні школи філософів, соціологів і політологів, які розглядали еліти і неелітні спільноти як частини, від узаємодії яких виграє демократичний лад і все суспільство загалом. Тут також еліту розглядають як меншість, що має владу в державних та економічних інститутах і вирішальний вплив на життя більшости людей країни. Ці студії прикметні виправданням демократії як політично леґітимного режиму в будь-якій країні світу. Демократію тут розглядають серед іншого як спосіб забезпечити конкуренцію між різними групами владних еліт за правилами, втіленими в демократичних інститутах (вибори, підзвітна державна служба, поділ влади на окремі гілки тощо). Цей підхід набув найбільшого визнання під час та після Другої світової війни.

Одним із перших інтерпретаторів цього спрямування слід назвати американського соціолога Талкота Парсонса, який істотно вплинув на формування «демократичного іміджу» еліти. В багатьох працях, особливо повоєнного періоду (зокрема «Соціяльні системи» (1951), «Структура і процес у сучасних суспільствах» (1960) та «Політика і соціяльна структура» (1969)), Парсонс стверджував, що елітна меншість і суспільна більшість зазвичай здобувають вигоди від ситуації поділу. Влада, яку контролюють еліти, продукується суспільством і виступає – як і гроші – «засобом циркуляції» в політичній системі. Фактично йдеться про те, що влада – це своєрідний мандат, який дає правлячій еліті змогу впливати на всі верстви суспільства заради досягнення цілей, у яких зацікавлені всі. Тож влада є засобом досягнення колективних цілей через погодження членів суспільства щодо інституціональної леґітимації лідерських позицій. Ця леґітимація забезпечує окремих лідерів і елітні групи разом правом приймати рішення в інтересах усієї соціяльної системи. В цих умовах політичний авторитет виступає як інституалізація прав лідерів, які очікують на підтримку членів колективу. Отже, еліта розглядається як певне соціяльне утворення, що забезпечує функціонування влади.

Йозеф Шумпетер, так само як і Парсонс, але зі здебільшого економічними арґументами, розглядав демократію як механізм забезпечення конкуренції між елітними групами. У книжці «Капіталізм, соціялізм і демократія» (1942) та багатьох пізніших працях Шумпетер пропонував чітко розрізняти групи, що керують країною, інтелектуалів та інші спільноти. Хоча економіст зосережується на еволюції капіталізму та соціялістичних тенденціях у суспільних перетвореннях, він показує чітку відмінність ролей владної та культурної еліти: перші мають забезпечити ефективне функціонування владних інститутів і політичного режиму загалом, тоді як інтелектуали мають забезпечувати елітні групи критичними ідеями і леґітимними арґументами, що примушують владні еліти відмовлятися від чинників, що перешкоджають народовладдю, соціяльній справедливості й економічній відповідальності. «Капіталістичний лад» утворює систему загальної освіти, яка забезпечує інтелектуалам авдиторію серед еліт і загалу, а це дає змогу ефективно реаґувати на критику й ухвалювати зважені стратегічні рішення. Тож при мінімалістичному тлумаченні демократії Шумпетер звужує та очищує від ідеалістичних очікувань сферу відповідальности владних еліт і, одночасно, відмовляється від надвеликих очікувань щодо демократії. Демократичні інститути, передусім вільні конкурентні вибори, леґітимують час від часу контроль тих чи інших груп за владою. Однак слід чітко розуміти, що роль громадян у здійсненні влади обмежена, а еліти великою мірою перебувають поза реальним контролем суспільства. І лише співпраця владної еліти й інтелектуалів може забезпечити тривалість та ефективність здійснення влади.

Інший помітний мислитель із цієї когорти – Чарлз Райт Мілз. Саме він закарбував у назві своєї книжки 1956 року термін «владна еліта» (power elite – подеколи його неоковирно перекладають іще як «правляча еліта»). За Мілзом, елітна спільнота складається з трьох основних груп: політиків, економічних лідерів і військових очільників. Мілз великою мірою погоджувався з Парето і Міхельсом щодо загального спрямування еволюції суспільства: розвиток суспільств неминуче приводить до ситуації, коли влада опиняється в руках малої групи, що контролює владу й уникає звітування перед громадянами через системну корупцію. Корупція політичного режиму веде до неефективности управління і занепаду державного устрою загалом. У таких процесах демократія поступово деґрадує і веде до встановлення олігархії, а влада опиняється в руках невиборних лідерів. Услід класикам теорії еліт Мілз уважає, що елітні групи мають спільне світобачення. Їм насамперед притаманне войовниче бачення реальности; всі події зовнішньої та внутрішньої політики вони розглядають у термінах конфлікту, поділяючи світ на союзників і ворогів. Крім того, еліти мають спільне розуміння своєї класової ідентичности: вони переконані в леґітимності власної вищости над рештою суспільства. Ці дві характеристики зумовлюють намагання еліт обмежити ротацію груп при центрах влади станом «горизонтальної мобільности», тобто рухом груп між трьома взаємопов’язаними центрами влади, до яких невладні верстви не мають доступу. При цьому надзвичайно важливо, щоб у групах відбувалася горизонтальна ротація. Конкурентоспроможні групи еліт мають залучати до своїх лав перспективні кадри, підбираючи їх за критеріями безпечности для цілости групи й потреби її відтворення.

Втім, на відміну від класиків, Мілз і його послідовники вірять у спроможність демократії обмежити олігархічні тенденції розвитку суспільства. Чарлз Райт Мілз та Вільям Домгоф бачать у демократії механізм, що через демократичні інститути примушує владні еліти бути ефективними і цим забезпечувати одночасність власного довшого контролю за центрами влади та прийнятність політичних режимів для більшости населення. Дослідники цієї школи вказують, що «найвищий клас» не править безпосередньо, він править через інституалізовані механізми. І люди, що забезпечують діяльність таких інститутів, хоч і належать до владної еліти, примушують свою спільноту до відповідальности, відкритости і підзвітности. Фактично йдеться про те, що уряд управляє не тільки загальним населенням, але й елітами. Тут підкреслено неоднорідність природи еліт, багатоманітність і різнорівневість ролей і функцій усередині еліт, а також вивищення менеджерів-управлінців над політиками, власниками та військовиками.

Важливим додатком до цього підходу у вивченні еліт був доробок Джеймса Бернема. Ще 1941 року у книжці «Менеджерська революція» він висунув ідею того, що у природі еліт відбулися значні зміни, ба навіть революція. Управлінці здобули таку владу, що реально посунули від реального володіння майном його законних власників. Це економічне спостереження Бернем поширив і на суспільно-політичну сферу. За Бернемом, на кожному новому етапі свого розвитку суспільство засновано на певній соціяльній угоді, яка встановлює правила здійснення влади. За його спостереженнями, після Першої світової війни чинність суспільної угоди в західних країнах (передусім у США) забезпечено діяльністю «менеджерів», тобто провідної серед інших елітних угруповань групи, яка складається з людей, що поєднані «потягом до соціяльного домінування, влади та привілеїв, до становища панівного класу». Не будучи власниками майна і засобів виробництва, вони контролюють засоби виробництва; не будучи джерелом влади, менеджери-держслужбовці привласнюють її. Загальний висновок Джеймса Бернема був досить скептичний щодо можливостей демократії обмежувати владу управлінців.

Щоправда, свій висновок Бернем дещо поправив 1967 року у книжці «Мак’явеліянці», де, попри певне моралізаторство, вбачає в демократії дієвий механізм примусу еліт до ефективного виконання суспільної угоди, в тому числі демократичної. Науковець указує на те, що владні еліти краще справляються зі своєю роллю – оберігати свою владу та забезпечувати прийнятний рівень державних послуг суспільству, – якщо вони зберігають ефективність деяких демократичних інститутів. Зокрема йдеться про те, що еліта може довше втримати владу, якщо зберігає політичну опозицію, вільну пресу та власну контрольовану «циркуляцію».

Узагальнюючи викладені погляди прибічників демократично-леґітимаційного підходу до вивчення еліт, владні еліти – це меншість, яка складається з різних конкурентних груп, що поперемінно посідають стратегічні позиції в державних, суспільних та економічних інститутах і чиї рішення впливають на життя більшости людей певної країни. Важливою умовою існування еліт є те, що центри влади можливо контролювати лише доти, доки відбувається конкуренція між їхніми групами, а також існують механізми рекрутування активних людей і фахівців, що мають критично важливу роль для сучасного способу виробництва та забезпечення конкурентоздатности країни, до своїх лав. Переважна більшість прибічників цього підходу підкреслюють, що існування такої якости еліт потребує оновленого самоусвідомлення еліт, що засновано на визнанні правил функціональної демократії та необхідности суспільної еволюції.

***

Не ставлячи за мету вичерпати всі наявні позиції у політичній науці чи в політичній філософії, пропоную обмежити для цього огляду окреслення владних еліт так: владні еліти – відносно нечисленна сукупність груп, що виокремлюються з-поміж загального населення за критерієм домінування в суспільстві. Воно полягає у контролюванні центрів влади, зокрема політичних, фінансово-економічних, інформаційних і військових. Дуже важливо наголосити, що запропоноване означення тлумачить поняття еліт як прошарку, що складається з багатьох відмінних груп, контроль за владними центрами яких не є постійним, він реґулюється чинним політично-правовим порядком ротації, характерним для республіканських демократичних режимів, і викликами історичного розвитку людства. Завдяки цьому загальне ім’я у множині «владні еліти» описує багатовимірну динамічну картину, в якій ротація, зміна, конкуренція і взаємодія різних владних угруповань є структурно необхідними й історично невпинними. Отже, до владних еліт належать і групи, що в цей момент контролюють центри влади, і ті, що впливають на їхні рішення та наближені до них як попередники, партнери, конкуренти чи непримиренні вороги (що їх іще називають «контрелітами»).

Зважаючи на плутанину з уживанням в Україні терміна «еліта», хочу наголосити: застосування цього поняття є нейтральним, воно не означає, що позначені цією назвою люди є моральними чи науковими авторитетами, і не приписує їм якихось ідеальних якостей і спроможностей. Ідеться тільки про критерій належности до однієї з багатьох груп, що контролюють чи перебувають у безпосередньому наближенні до контролю за центром влади. Окреслені в такий спосіб владні еліти позбуваються ідеологічно-містичного ореолу і стають об’єктом, придатним до вимірювання – зокрема, до вимірювання їхньої якости.

Тому функціональним критерієм вимірювання якости владних еліт має бути не тривалість їхнього перебування при центрі влади (адже, власне кажучи, в межах одного політичного режиму владні еліти структурно залишаються тими самими, попри ротацію конкретних груп), а наслідки діяльности цих еліт для населення і країни. Ці наслідки можна інтерпретувати по-різному: як ефективність врядування, якість демократії, тривалість існування політичного режиму, забезпеченість інтересів громадян тощо. Проте, на мою думку, найвдаліше наслідки функціонування владних еліт враховано в індексі людського розвитку.

***

Людський розвиток є інтеґральним поняттям, яке охоплює стан людських ресурсів, цінності самовираження і раціональности, ефективність демократичного устрою держави і якість еліт, тобто результативність еліт у забезпеченні людського розвитку. Офіційна сторінка програми ООН, що відповідає за глобальне вимірювання людського розвитку, означує це поняття так:

Людський розвиток – це парадигма розвитку, що стосується набагато більшого, аніж збільшення чи зменшення національного доходу. Вона стосується створення середовища, в якому люди можуть розвивати свій потенціял і вести продуктивне, творче життя, згідно зі своїми потребами та інтересами.

Йдеться, отже, про можливості людей вести життя, яке їх задовольняє, тобто не про самий тільки економічний розвиток, який є лише засобом – дуже важливим засобом – збільшення людського вибору. І фундаментальним для цього збільшення вибору є побудова людських спроможностей (human capabilities) – набору того, чим люди можуть займатись або ж ким стати у своєму житті. Засадничими спроможностями для людського розвитку є можливість вести тривале та здорове життя, мати доступ до знань (be knowledgeable), мати доступ до ресурсів, потрібних для гідного життя, та бути в змозі брати участь у житті спільноти. Махбуб уль Хак, економіст та один із засновників програми глобального вимірювання людського розвитку ООН, указував, що

фундаментальним принципом розвитку є збільшення людського вибору. В принципі, можливості цього вибору можуть бути безмежні та можуть змінюватися з часом. Люди часто цінують досягнення, що не висвітлюються (або висвітлюються не одразу) у показниках доходу чи зростання: кращий доступ до знань, краще харчування та медичні послуги, безпечніші господарства, безпечніші домівки, убезпеченість від злочинів та фізичного насильства, задоволеність часом відпочинку, політичними та культурними свободами, а також відчуття участи в діяльності спільнот. Мета розвитку – створити середовище, яке забезпечує людей довгим, здоровим та творчим життям.

Отож розрахунок людського розвитку враховує ефективність використання ресурсів і збільшення доступу до них, дистрибутивну справедливість, зокрема у виборі та можливостях, ґарантія реалізації прав і свобод і сталість розвитку, тобто забезпечення можливости вибору не тільки для нині живих людей, але й для майбутніх поколінь.

Попри позірну складність, людський розвиток є безпосереднім показником того, як відбувається задоволення вибору для людей через надання їм можливостей в освіті, охороні здоров’я, забезпеченні доходу, роботи і повноправности в суспільстві. Це поняття є своєрідною альтернативою комуністичному та класичному капіталістичному розвиткові. Водночас людський розвиток є тим, що можна прорахувати і розмістити показники в рейтинґу досягнень країн.

Уперше на зв’язок рівня людського розвитку та якости еліт указав Кристіан Вельцель. Розвиваючи ідеї Махбуба уль Хака, він витлумачив зростання можливостей вибору як посилення впливу цінностей самовираження в певній країні. І саме діяльність еліт відбиває впливовість цінностей, які визначають людський розвиток. Вельцель витлумачує людський розвиток як

зростання можливостей людської автономії та вибору більшости аспектів індивідуального життя. Наявні людські ресурси є життєво важливим внеском до людської автономії та вибору, і [за їх високого розвитку] вони надають засоби та вміння для розширення цих можливостей... Своєю чергою, зростання цінностей самовираження посилюють нескорумпованість та відкритість еліти, оскільки вони від початку пов’язані зі сподіванням мас, за які еліти відповідають та які беруть до уваги.

Вельцелева гіпотеза про зв’язок якости еліт і ціннісних орієнтацій суспільства загалом ґрунтується на визначенні функції владних еліт як інстанції, що ухвалює ціннісно зумовлені рішення та контролює їх виконання. Контроль за центрами влади означає постійний процес підготування, ухвалення та контролю за виконанням рішень в умовах певного політичного режиму, який забезпечується діяльністю владних еліт. Відповідно, результативність діяльности еліт позначається на реаліях життя: в тому, як дотримуються прав і свобод, як розвивається економіка, наскільки вільні громадяни можуть облаштовувати своє життя, який доступ люди мають до освітніх, медичних і соціяльних послуг. Тобто рівень людського розвитку корелює з якістю владних еліт, принаймні в республіках із демократичним (чи навіть фасадно-демократичним) устроєм.

Кореляція якости еліт і людського розвитку можлива там, де групи владних еліт перебувають у постійній конкуренції, заснованій на дотриманні встановлених правил. Політичний режим (тобто набір норм і практик, що забезпечують функціонування як окремих політичних структур) потребує дотримання встановлених правил – принаймні тією мірою, щоби зберегти його цілісність. Визначальними чинниками якости еліт у демократичних країнах є їхня підзвітність (здатність дотримуватися правил, що їх установили вони самі або конкурентні групи заради спільного добра) і відкритість до оновлення (здатність еліт кооптувати до свого складу найперспективніших лідерів).

Гіпотеза Кристіана Вельцеля, не претендуючи на вичерпність, описує, варто це повторити, якість владних еліт саме у демократичних республіках. Якщо прийняти це обмеження, то Вельцелеві критерії вимірювання якости еліт – відкритість і підзвітність – є цілком адекватні, і в цьому більшість дослідників визнають рацію німецького соціолога. Проте щодо способу вимірювання відкритости і підзвітности науковці не мають єдности. Вельцель запропонував вимірювати відкритість за показником ґендерного балансу еліти (gender empowerment index), а підзвітність – за показником рівня її скорумпованости (щорічний Index Transparency International). Такий підхід справді потребує суттєвої арґументації.

Показник ґендерного балансу (Gender Empowerment Measure, GEM) вимірює проґрес у досягненні жінками присутности та посіданні чільних місць у головних політичних та економічних форумах країни. GEM перевіряє, як жінки і чоловіки разом здатні брати активну участь в економічному і політичному житті та в ухваленні рішень. Цей показник стосується того, як жінки і чоловіки використовують наявні можливості в суспільстві. Він, зокрема, розраховується за 1) кількістю жінок – депутаток парламенту; 2) кількістю жінок у керівній ланці державної служби (зокрема відсоток жінок-міністрів); 3) співвідношенням жінок на посадах, що потребують професійного вишколу, порівняно з працівницями низової ланки; 4) співвідношення доходу жінок і чоловіків у загальному населенні. До уваги беруться також дата отримання жінками права обирати та бути обраними, а також року, коли жінка стала головою парламенту (чи однієї з його палат). Україна за цим показником 2006 року посідала 57 місце (показник 0,428) серед 160 країн, а 2009 – 86 місце (показник 0,461) серед 182 країн. Еволюція останніх років свідчить не на користь ґендерного балансу в українському суспільстві, хай би як нас переконували політики всіх таборів у супротивному.

Показник ґендерного балансу може бути застосований для визначення лише одного з аспектів відкритости еліт. Адже мало б ітися і про соціяльну відкритість, і про територіяльну. Проте інструментарій для вимірювання цих процесів поки що не розроблено, принаймні до того рівня, щоби проводити світові порівняльні дослідження. На мою думку, за певних застережень GEM може бути показником відкритости, адже йдеться про готовність еліт залучати нові кадри, і ґендерний аспект також може свідчити про таку готовність. Однак абсолютизувати цю оцінку не можна.

Показник підзвітности також встановлюється за результатами дослідження готовности еліт дотримуватися правил. Вельцель слушно пропонує використати світовий порівняльний індекс скорумпованости, який за єдиною методикою проводить Transparency International. Знов-таки, ця екстраполяція має свої слабкі сторони. Передусім, рівень скорумпованости не вичерпує всіх можливих аспектів схильности еліт дотримуватися правил. Окрім того, далеко не всі фахівці погоджуються із самим способом вимірювання скорумпованости, що його застосовують експерти Transparency International.

Якщо погодитися з гіпотезою про достатність і прийнятність даних GEM та індексу Transparency International, можна скласти Графік порівняльної оцінки якости еліт (див. на цій сторінці), заснований на формулі «якість еліт = підзвітність еліт + відкритість еліт». Вельцель узяв для такого графіка зведені дані за останнє десятиріччя XX століття.

За цим графіком наші еліти в 1990-ті роки виглядають не так уже й погано. Зрештою, зважаючи на те, що українським групам, які контролюють центри влади в Україні, випало зненацька виконувати свої владні функції, перебування в центрі графіка, звісно ж, змушує мене констатувати, що огульне неґативне ставлення до владних еліт у медіях і дискурсі інтелектуалів є перебільшенням. З другого боку, на мою думку, показники за перше десятиліття XXI століття (звести їх за Вельцелевою методикою ми зможемо, коли матимемо дані за 2010 рік) будуть не набагато кращі. На сьогодні наші еліти не зробили поступу ані у відкритості, ані у здатності дотримуватися власних правил. Ще радянська традиція ґендерної збалансованости (здебільшого формальна, і все-таки чинна) зберігалася у 1990-х роках. Нині радянські тенденції вже не мають колишнього впливу. Натомість часи нашої незалежности відзначено дедалі більшою закритістю еліт, низькою спроможністю партій і громадських організацій виступати «соціяльним ліфтом» для молодих лідерів, закріплення традицій корупції у публічному секторі тощо. Твереза оцінка якости українських еліт доводить неоднозначність їхньої еволюції, то з поступовим покращанням, то зниженням якости їхнього функціонування. Однак вони перебувають близько до середнього світового рівня: ми не пасемо задніх, але й не ведемо перед.

Цей висновок передусім підкріплюється кореляцією показників якости еліт з урахуванням їхньої відкритости та підзвітности із показниками вимірювань рівня людського розвитку України в останні два десятиліття (див. Таблицю 1).

Таблиця 1

Індекс людського розвитку України (ІЛР) у 1993–2007 роках

Рік, станом на який розраховано дані

ІЛР України

Світовий ІЛР

Місце України за ІЛР

Кількість країн

Рік видання Доповіді про людський розвиток ПРООН

1990

0,809

45

177

1993

1995

0,756

0,772

102

174

1998

1997

0,721

0,706

91

174

1999

1998

0,744

0,712

78

174

2000

1999

0,742

0,716

74

162

2001

2000

0,754

0,722

80

173

2002

2001

0,766

0,722

75

175

2003

2002

0,777

0,729

70

177

2004

2003

0,766

0,741

78

177

2005

2004

0,774

0,741

77

177

2006/2007

2005

0,783

0,743

76

177

2007/2008

2006

0,789

0,753

84

182

2009

2007

0,796

0,753

85

182

2009

 

Джерело: Human Development Reports 1993–2009 / United Nations Development Programme (UNDP)

Для ліпшої ілюстративности наведу дані ІЛР України у порівнянні з іншими країнами світу – за кожним з індикаторів індексу (див. Таблицю 2).

Таблиця 2

Індекс людського розвитку для України за 2007 рік і його компоненти

Значення ІЛР

Тривалість життя від народження (роки)

Рівень грамотности (%)

Комбінований індекс охоплення початковою, середньою та високою освітою (%)

Валовий внутрішній продукт на душу населення за ПКС (дол. США)

1. Норвегія (0,971)

1. Японія (82,7)

1. Грузія (100,0)

1. Австралія (114,2)

1. Ліхтенштайн (85382)

83. Ліван (0,803)

84. Вірменія (0,798)

85. Україна (0,796)

86. Азербайджан (0,787)

87.Таїланд (0,783)

108. Фіджі (68,7)

109. Молдова (68,3)

110. Україна (68,2)

114. Узбекистан (67,6)

115. Киргизстан (67,6)

4. Латвія (99,8)

5. Білорусь (99,7)

6. Україна (99,7)

7. Литва (99,7)

8. Словенія (99,7)

30. Угорщина (90,2)

31. Латвія (90,2)

32. Україна (90,0)

33. Ізраїль (89,9)

34. Велика Британія (89,2)

92. Ґренада (7344)

93. Албанія (7041)

94. Україна (6914)

95. Куба (6876)

96. Беліз (6734)

182. Ніґер (0,340)

176. Афганістан

(43,6)

151. Малі (26,2)

177. Джибуті (25,5)

181. Конґо (Демократична Республіка) (298)

Джерело: Human Development Report 2009 / United Nations Development Programme (UNDP)

Як показують наведені в таблицях дані, ІЛР України перебуває близько до середнього показника по світу. Тож ганити наші еліти не варт

Рубрики:  Інше

Вол-стріт з середини. Рецензія економіста на художнє явище

Вторник, 05 Октября 2010 г. 00:48 + в цитатник

 Дивився вчора фільм «Вол-стріт: гроші ніколи не сплять», в оригіналі: Wall Street 2: Money Never Sleeps. Це продовження фільму «Вол-стріт», який я бачив років 6-7 тому по телевізору, але який, тим не менш, запам’ятався. В новому фільмі мова йде про продовження подвигів головного героя Гордона Гекко. Він щойно відсидів 8 років в американській буцегарні. 
Цікава сцена виходу з тюрми. Випускають з воріт групу зеків. До одного під’їжджає машина, до другого, і тільки Гекко стоїть один і на щось чекає. Певно, на лімузин. Але лімузину нема… 
З фільму ми взнаємо подробиці його біографії. За ті грішки, що стали сюжетом першого фільму, йому світило максимум один рік. Ще сім - наш герой отримав за інші оборудки, про які слідство взнало від «колег» по Вол-стріту, які вирішили здати конкурента. П’ять років йшло слідство, п’ять років наш герой сидів у камері попереднього ув’язнення і ще три вже на «зоні». Хто цікавився американською пенітенціарною системою, знає, що вона не набагато краще української. Це вам не Швеція. 
За цей час у Гекко від вживання наркотиків помирає син. Еге ж, «багаті теж плачуть!». Улюблений сюжет бідняків. Дочка, бачачи все це, відцуралася батька і ударилась в лівий рух – заснувала лівацький некомерційний сайт, де критикує капіталізм. Привіт Фіделю Кастро. Але батько, ще коли ворочав мільярдами доларів, поклав у швейцарський банк на ім’я доньки, начебто під якийсь траст, 100 мільйонів доларів. Доньці – троцкістці ті брудні гроші не потрібні і вона вирішує витратити їх на якусь благодійну акцію, але щось не вийшло. Наївна журналістка і не здогадується, що досягнувши повноліття, вона скоїла злочин: не повідомила податкову про отриманий дохід у 100 мільйонів. 
Однак, головний герой фільму не Гекко, а молодий брокер з Вол-стріт. Брокером він стає не випадково. Ще 12-річним хлопчиком він починає з того, що підносить ключки в гольф-клубі одному з тузів Вол-стріту. Дітей у «туза» не було, а в хлопця не було батька. Так вони й подружились. Ось така сентиментальна історія. Але це ще не все. Туз банкрутіє, колеги по Вол-стріту готові допомогти, скупивши його фірму по три долари за акцію. Але він вибирає смерть під колесами нью-йоркського потягу метро замість порятунку фірми такою ціною. 
Молодий брокер вирішує відімстити фірмі, що «грала» проти контори його «батька». Він запускає серед колег-брокерів дезу про націоналізацію нафтових родовищ в Південній Америці. Цікавий механізм роботи брокерської контори, по-фільму, звісно. Сама контора невеличка, не більше 10-ти співробітників. Є просто брокери і є брокери-аналітики, що ведуть певну тему. Скажімо, наш герой відповідає за тему «альтернативні джерела енергії». Авторство дези дуже скоро стає відомим: наш месник «нагрів» конкурентів на 120 мільйонів доларів. Але молодий брокер вже має досвід: сам він на дезі нічого не заробив. Якби заробив, то міг би сісти в тюрму. В Америці законодавство про шахрайство дуже досконале. 
В нас, в Україні, такого «косячного» брокера мабуть би ніде не взяли на роботу. Одного разу він вже викинув фортель, де гарантія, що не викине другого? Так мислять наші кадровики і керівники. Однак в Америці все інакше. Виконавчий директор (посада умовна) брокерської контори, яку кинули, бере хлопця до себе на роботу. Можна сказати, це сильний хід сильної людини. Так Великий Чінгісхан взяв собі на службу чи то Субеде-бохадура, чи то Джебе-нойона, вже не пам’ятаю точно, кого. Обидва полководці прославили себе і Чінгісхана. Але то ж був Чінгісхан! 
Виконавчий директор з підборіддям Шварценеггера любить ганятись на мотоциклі і корчить з себе вольову людину. Свій кабінет він заставив дорогими полотнами великих художників. Одна з картин – робота Гойї «Сатурн, що пожирає своїх дітей». Звичайно, голлівудська алегорія наївна, але ж фільм розрахований на «тупих американців» та на любителів американського кіно у країнах Третього світу. Читач вже здогадався, що «Сатурн» з’їсть виконавчого директора. 
Цікаві психологічні портрети акул Вол-стріту. По-перше, їх не багато, чоловік 10-12, всі акули помістились за одним овальним столом в приміщенні біржі. При цьому інколи 2-3 людини представляють одну контору. Тобто банків, чию волю виконують брокери, мабуть не більше 5-7 штук. Не знаю, чи зйомки проводились в справжньому кабінеті керуючого Нью-Йоркською фондовою біржею, чи то дизайн авторів фільму, але кабінет керуючого нагадує знаменитий кабінет Франческо Медічі в Палаццо Пітті (Флоренція) тим, що в ньому не має вікон. Мабуть, це не випадково. 
Акули на те й акули, що б при нагоді пожирати одна-одну. На Вол-стріт – аналогічно. Наш герой вирішив покинути брокерську контору, звичайно, з шляхетних мотивів (закрили фінансування розробок термоядерної енергії) і для цього злив інфу своїй подружці – дочці Великого Гекко – власниці лівацького сайту. Потім інфу про оборудки виконавчого директора передрукувало агентство Блумберг і решта агентств. Таке ось «торжество» демократії. 
На відміну від нашої української бандитської етики з кумівством та іншими принадами, коли подільників захищають до останнього, в Америці все не так. Там господарі в принципі не можуть бути подільниками злочинців. Юридично. Гроші, які приніс своїм хазяям виконавчий директор, то одне, а відповідальність – то інше. І до сраки американській юстиції мотиви найманого працівника, що працює на господаря. Шахраював сам, один, та ще й за спинами господарів, типу за великі комісійні. Ну а вони, наївні, знати не знали і думати не думали відкіля ті гроші беруться. Хоча в конкретнім випадку (у фільмі) хазяїн з виконавчим директором разом ходили на наради до біржі, тобто де-факто відносини були партнерські. 
Взагалі, фільм треба дивитись маючи хоч невеликі знання про роботу біржі. Побічно в фільмі обігрується сучасна криза: події фільму якраз розгортаються перед 2008 роком. Великий Гекко, як читач вже здогадався, передбачає кризу і її причини – потреблядство, але йому ніхто, звісно, не вірить. 
Далі за сценарієм Гекко по-шахрайськи виманює у дочки з зятем гроші (100 мільйонів), втікає з Америки і опиняється в Лондоні, де організовує брокерську контору на місцевій біржі. Глядач, звичайно, думає, що наш герой казково розбагатів, перетворивши 100 мільйонів у мільярди, але це не так. Просто 100 мільйонів дає змогу контролювати чужі мільярди. Ризик втрати частини грошей для інвесторів страхується наявністю отих 100 мільйонів у брокера. Отак все просто. Насправді і брокер мало чим ризикує, бо страхує свій ризик в страхових компаніях. Це зветься хеджування. В решті-решт клієнт оплатить всі накладні витрати. За таких обставин не дивно, що виникла криза. Гальм у акул Вол-стріту не має ніяких. 
Наш виконавчий директор працював у тісній ув’язці з чиновником з держказначейства США. Саме казначейство страхувало гравців у фондову рулетку від банкруцтва. І саме оцей конкретний чиновник, у сленгу брокерів існує навіть спеціальний термін - «ментор», приймав рішення про конкретний транш допомоги конкретному гравцю. Це ми говоримо про чесність та непідкупність чиновників у США. Так, поліцейські на американських вулицях дійсно хабарів не беруть. 
І ще про картину потреблядства з натури. В головного героя (брокера) є мама, колишня медсестра, яка тепер стала ріелтором. У нас, в Україні, ріелтори торгують за договорами комісії. Це дає змогу шахраям за допомогою ріелтора та знайомого нотаріуса продавати одну квартиру кільком покупцям відразу. В Америці не так. Там ріелтор викупає будинок у продавця за власні гроші, а потім продає покупцю вже від свого імені. Оскільки останні десятиліття нерухомість у США тільки дорожчала, то всякий «Вася з водокачки» при наявності грошей, міг стати процвітаючим ріелтером. Для мами гра на нерухомості, як наркотик. Вона вимагає в сина гроші, щоб знову вкласти в діло. А діло не йде. В кінці фільму ми бачимо маму знову в лікарні медсестрою. 
Цікаво, як одягаються вершителі світових фінансів. Дуже скромно, на відміну від наших депутатів. В усякому разі костюмів з матеріалу, що переливається, в фільмі немає. 
Капіталізм – штука жорстока і безжальна, коли в тебе не має грошей. Згадаємо кадри виходу Гекко з тюрми. Але отримавши 100 мільйонів доларів Гекко знайшов старих друзів, що залюбки йому допомогли. Цікава картина балу на Вол-стріт. Не Віденський, але за сумарною вагою золота і діамантів мабуть його перевершить. Попасти туди дуже просто, треба лише заплатити 10 тисяч доларів за вхід. Ось так все демократично. Можна навіть колишньому зеку. Цікаво, що колишніх зеків не люблять не тільки в Україні, а й взагалі, по всьому світі. Але серед акул Вол-стріту, Гекко – бажаний гість. Такі от парадокси. 
Ну і нарешті, хеппі-енд. Гекко, про успіхи якого вже взнали по той бік Атлантики, пропонують роботу у нашій знайомій фірмі, замість виконавчого директора, якого мабуть посадять. Батько повертає щасливому подружжю, на яке чекає поповнення, вкрадені 100 мільйонів. Але головне в світі – то сім’я і моральні чесноти, - має думати глядач. І так воно насправді і є.

Рубрики:  Культура

Ідеологічні резолюції: 6. Совість. Визначення терміну

Четверг, 30 Сентября 2010 г. 23:53 + в цитатник

 Якось Адольф Алоїзович, звертаючись до німців, сказав, що звільняє їх від химери під назвою "совість". На мою думку, фюрер помилявся. Совість - не химера. Всім нам хочеться поступати по совісті і нам приємно, коли це вдається.А коли ні, то ота совість починає нас мучити. Як писав Нікколо Макіавеллі, нема ні абсолютних мерзотників, ні абсолютно моральних людей.І останній мерзотник хоче виглядати шляхетним та моральним. 
Макіавеллі навіть приводить приклад одного італійського феодала, що воював з Папою, звісно не як з вікарієм Христа на землі, а як з головою Папської області, тобто таким же феодалом, як і він сам. Якось одного разу Папа вирішив до нього завітати, саме, як Папа.Наш феодал, як добрий католик, падає перед ним на коліна. І Папа замість того, щоб його простити, тобто поступити, як вікарій Хреста, поступає, як феодал: велить відрубати бунтівнику голову. І "флорентійський секретар" пише з цього приводу, що як би мало значило папство, коли б Папі відрубали голову.

Але не завжди моральне відразу можна відрізнити від аморального. Складність - в критеріях відбору.Для націоналіста таким критерієм є інтереси своєї нації. Визначившись з критерієм, можна вже дати і визначення терміну "совість".
Совість - сукупність норм і правил суспільного життя, що забезпечують виживання нації. Моральне все, що забезпечує виживання нації, аморальне все, що цьому перешкоджає. Мораль, так би мовити, нівелює "внутрішньовидову боротьбу", а всю людську енергію направляє на боротьбу міжвидову, тобто на боротьбу між націями.
Звичайно, мораль виникає ще в первіснообщинному суспільстві, тобто до появи нації. Мораль виникла з колективного самозахисту, тобто, коли одна людина торкнулась своєю спиною спини іншої людини, і так вони зайняли кругову оборону від ворогів,  вірячи, що той, кому ти довірився, тебе не зрадить. На відміну від права, мораль регулює "легкі" правопорушення, карою за які є, зазвичай, громадський осуд. Ось чому люди в своїй більшості стараються все ж поступати шляхетно по відношенню до інших ("Не плюй в криницю, бо доведеться води напитись!").
Вибравши критерієм моралі  інтереси нації, не можна говорити про якісь наднаціональні "загальнолюдські цінності". Для націоналіста, взагалі, нічого наднаціонального існувати не може. А те, що зветься "наднаціональним", - насправді пропаганда наших ворогів, кожен з яких уособлює націю, якій служить.

Серия сообщений "Ідеологічні резолюції":
Часть 1 - Ідеологічні резолюції: 1.Чи є націоналізм пропагандою?
Часть 2 - Ідеологічні резолюції: 2. Чому мертві ідоли важливіше життєвих проблем?
...
Часть 4 - Ідеологічні резолюції: 4. Про недолугих інтелігентів.
Часть 5 - Ідеологічні резолюції: 5. Українці і українська нація. Визначення термінів.
Часть 6 - Ідеологічні резолюції: 6. Совість. Визначення терміну
Часть 7 - Ідеологічні резолюції: 7. Чому націоналіст не може бути «патріотом»?


70 відсотків опитаних – проти закону про двомовність

Четверг, 30 Сентября 2010 г. 22:06 + в цитатник

 [29.09.2010 16:26]  

70 відсотків опитаних – проти закону про двомовність

Понад 70 відсотків відвідувачів сайту unian.net, що взяли участь в опитуванні УНІАН, виступають проти ухвалення закону, покликаного запровадити в Україні українсько-російську двомовність. Майже 28 відсотків такий законодавчий акт підтримують. Запитання на веб-сторінці сформульовано таким чином: «Чи підтримуєте Ви закон про двомовність?»

Відповіді:

Так, однозначно  - 26,1%

Загалом так, але є сумніви – 1,7%

Ні, у жодному разі – 69,7%

Ні, хоча про це варто подумати – 1,7%

Не знаю – 0,2%

Мене це не стосується – 0,4%

Свій варіант – 0,2%.

Усього в голосуванні взяло участь 3210 користувачів Інтернету (станом на 29 вересня, 15.00).

З власних відповідей можемо процитувати такі: “Додайте англійську”; “Це повна ж...а”; “Тільки в Криму як в автономії”; “Тільки моральний виродок може чинити цьому опір” (надійшло з РФ); “У Криму має бути тримовність – із кримськотатарською мовою”; “Відповідно до Хартії в Криму всіх чиновників треба зобов’язати знати три мови”. 

Опитування триває.

 

Рубрики:  Інше

70 відсотків опитаних – проти закону про двомовність

Четверг, 30 Сентября 2010 г. 21:53 + в цитатник

 [29.09.2010 16:26]  

70 відсотків опитаних – проти закону про двомовність

Понад 70 відсотків відвідувачів сайту unian.net, що взяли участь в опитуванні УНІАН, виступають проти ухвалення закону, покликаного запровадити в Україні українсько-російську двомовність. Майже 28 відсотків такий законодавчий акт підтримують. Запитання на веб-сторінці сформульовано таким чином: «Чи підтримуєте Ви закон про двомовність?»

Відповіді:

Так, однозначно  - 26,1%

Загалом так, але є сумніви – 1,7%

Ні, у жодному разі – 69,7%

Ні, хоча про це варто подумати – 1,7%

Не знаю – 0,2%

Мене це не стосується – 0,4%

Свій варіант – 0,2%.

Усього в голосуванні взяло участь 3210 користувачів Інтернету (станом на 29 вересня, 15.00).

З власних відповідей можемо процитувати такі: “Додайте англійську”; “Це повна ж...а”; “Тільки в Криму як в автономії”; “Тільки моральний виродок може чинити цьому опір” (надійшло з РФ); “У Криму має бути тримовність – із кримськотатарською мовою”; “Відповідно до Хартії в Криму всіх чиновників треба зобов’язати знати три мови”. 

Опитування триває.

 


Без заголовка

Четверг, 30 Сентября 2010 г. 21:50 + в цитатник

 [29.09.2010 16:26]  

70 відсотків опитаних – проти закону про двомовність

Понад 70 відсотків відвідувачів сайту unian.net, що взяли участь в опитуванні УНІАН, виступають проти ухвалення закону, покликаного запровадити в Україні українсько-російську двомовність. Майже 28 відсотків такий законодавчий акт підтримують. Запитання на веб-сторінці сформульовано таким чином: «Чи підтримуєте Ви закон про двомовність?»

Відповіді:

Так, однозначно  - 26,1%

Загалом так, але є сумніви – 1,7%

Ні, у жодному разі – 69,7%

Ні, хоча про це варто подумати – 1,7%

Не знаю – 0,2%

Мене це не стосується – 0,4%

Свій варіант – 0,2%.

Усього в голосуванні взяло участь 3210 користувачів Інтернету (станом на 29 вересня, 15.00).

З власних відповідей можемо процитувати такі: “Додайте англійську”; “Це повна ж...а”; “Тільки в Криму як в автономії”; “Тільки моральний виродок може чинити цьому опір” (надійшло з РФ); “У Криму має бути тримовність – із кримськотатарською мовою”; “Відповідно до Хартії в Криму всіх чиновників треба зобов’язати знати три мови”. 

Опитування триває.

 


Конфликт культур?

Воскресенье, 26 Сентября 2010 г. 19:27 + в цитатник

 Давно пытаюсь осмыслить истоки нашего главного конфликта -- русско-украинского, разумеется, и все больше прихожу к выводу, что лежат они не столько в этнической, сколько в культурологической сфере, и тянутся из многострадального XVII века. Именно тогда и произошел тот цивилизационный сдвиг, приведший в итоге к созданию Российской империи. Величайшая ошибка Московского царства, выразившаяся в присоединении Украины, аукнулась только теперь тем идейным и моральным кризисом, отсутствием идентификационного стержня внутри российского общества, каковое мы вынуждены ныне лицезреть. В чем же она выразилась, эта ошибка? Почему она возымела столь сокрушительные последствия именно для россиян, не затронув при этом ментальность и мироощущение украинцев? Почему мы спокойно относимся к таким понятиям, как Европа (в метафизическом смысле этого слова) и католицизм, оставаясь при этом православными, но эти же понятия вызывают истерику у россиян. Как такую же истерику вызывают и украинская культура и язык, которым просто отказывается в праве на существование... 

Итак, XVII век, Переяславский пакт... То, что для Гетьманской Украины являло собой военный союз сиюминутного значения (что и показал Конотоп спустя всего 5 лет), в Москве было интерпретировано как Присоединение! Да, с политической точки зрения, это был сильный ход - Московия не просто приобретала в собственность огромную страну, но и получала доступ к Черному морю, и далее на Балканы. Украина становилась той ДВЕРЬЮ в Европу (куда там той форточке, позже прорубленной Петром на медвежьих задворках), которая выводила Московию в ранг мировых европейских держав. Не больше ни меньше. Украина становилась таким образом краеугольным камнем НОВОЙ Московской государственности. А новая сущность требовала своего осмысления и НОВОЙ легитимации. И вот здесь-то и зарыта ошибка, а она, как известно, хуже чем преступление! 
До этого периода развитие Московского царства шло своим естественным чередом, даже смуты были его имманентными свойствами, и не отражались на ментальности народа, его мировоззрении и мироощущении. Существовала определенная историография, развилась своеобразная версия православия. Повторюсь, это был органичный период существования Московии. Но присоединение Украины потребовало коренной ломки всех представлений о природе московской государственности, и эта ломка (она и сейчас продолжается, только в виде абстинентного синдрома у части общества) стала причиной того, что ВСЯ дальнейшая историография Московии стала представлять собой совершенный МИФ (мы к нему еще вернемся). Но и это бы полбеды! Мифологизация истории свойственна всем... А беда состояла в том, что вместе с постановкой Украины в фундамент своей государственности, Московия приняла и украинский КУЛЬТУРНЫЙ тренд, прыгнув из органичного московского средневековья СРАЗУ в европейское Барокко!
В чем это выразилось? Царь Алексей Михайлович, по недоразумению прозванный Тишайшим (в тихом омуте черти водятся), то ли по собственному разумению, то ли по наущению Никона, решил, что раз есть Украина, то можно давнюю, чисто умозрительную концепцию "Третьего Рима" переводить в плоскость практической политики. И выясняется, что Никонианская реформа (унифицировавшая церковный обряд), проводилась на основе украинского видения православия, и была призвана приблизить Московское царство к европейским православным культурам с последующим объединением их под властью московского царя. Но и это еще не все. Реформа образования по европейскому образцу (создание Славяно-греко-латинской академии) формировала новое мировоззрение (подробно смотри здесь: http://www.ukrhistory.narod.ru/texts/okara-1.htm). Влияние Барокко коснулось всех сторон жизни. Реформы Петра были всего лишь доведением до логического абсурда тренда, инициированного Алексеем Михайловичем...
Что из этого следует - перестав быть самобытной средневековой страной (ничего плохого в этом определении нет), Московия (даже переименовавшись в Россию) так и не стала (в культурологическом смысле) страной европейской. А ведь нет ничего хуже половинчатых решений и недосостояний! 
Вот так и получилось, что вИдение концепции "Третьего Рима" в ПОЛИТИЧЕСКОМ русле, а не в русле ДУХОВНОМ, и попытка ее реализовать в ПОЛИТИЧЕСКОМ смысле привела Россию в конечном итоге к современному её состоянию. Московии НЕЛЬЗЯ было присоединять Украину, а тем более пытаться ее ассимилировать, нужно было, исходя из принципа самосохранения, что ли, (раз уж Украина ОКАЗАЛАСЬ ТАК близко!) предоставить ей (Украине) максимально возможную автономию, или лучше - создать конфедерацию, или еще лучше - поддержать создание независимого, но СОЮЗНОГО государства, служившего бы мостом (и БУФЕРОМ, при необходимости) между Московией и Европой, сведя влияние украинского барочного мировоззрения к минимуму. Ведь в итоге культурологически ассимилированными оказались московитяне, сохранив подсознательную память об ИНОМ. 
Отсюда тот культурологический конфликт, который россияне не в силах выразить словами, но который на подсознательном уровне присутствует ВСЕГДА (но ЭТОГО конфликта нет у украинцев!). Отсюда и тот трагизм во взглядах россиян на сегодняшний день. То, что для нас является чем-то естественным, временно прерванным -- существование Украины как государства (пусть даже со всеми оговорками :), ведь в понятие "государство" разные люди вкладывают РАЗНЫЙ смысл), для россиян является разрушением ОСНОВ ИХ государственности, созданной, легитимизированной и мифологизированной практически с нуля, начиная с XVII века. И корень здесь даже не столько в суверенитете над территориями, сколько в исчезновении преемственности (мифологизированной, и потому экзистенцией Украины разрушаемой) существования ИХ государства. К примеру, Киев как административно-территориальное образование мало что дает российской ментальности (разве что как объект резни и грабежа, что и доказал половецкий хан Китай, известный под кличкой "Андрей Боголюбский"), НО Киев как источник преемственности власти от Киевской Руси к Московии имеет непреходящее сакральное значение. Убери Киев, и ЧТО останется от Московии -- она повиснет в воздухе один на один с Ордой, ею созданная и вскормленная, т.е. именно тем, чем она и БЫЛА в действительности... Убери Киев, и вся мифологизированная история "государства Российского" (само названия Руссия-Россия - ненавистного ЛАТИНСКОГО происхождения!) рассыпется, как карточный домик. НО, повторюсь, новейшая история, но не история Московского царства. 
А ведь не присоедини тогда Московия Украину, ход истории мог оказаться совсем иным! И для Московии в первую очередь. Сосредоточься ТОГДА Московия НЕ НА политическом характере решения своих эсхатологических воззрений, а на ДУХОВНОМ лидерстве (а потенциал БЫЛ!), возможно, что мы жили бы СЕЙЧАС в ДРУГОМ МІРЕ...

Джерело: http://kudrev.livejournal.com/3494.html

Рубрики:  Історія

Вірш новгородського націоналіста

Воскресенье, 26 Сентября 2010 г. 19:08 + в цитатник

 

 Юрий Нестеренко 

Московия 

Zu kampfen fur der Freiheit Ehr' 
weil Hass und Krieg entbrannt. 

Parademarsch der Legion Condor 


...А родиться бы мог в Новегороде или во Пскове я, 
На ином рубеже, при ином повороте судьбы, 
И вести новгородскую армию к стенам Московии, 
Где бесчестье в чести, где предателей славят рабы. 

Где плюгавый упырь, плешь прикрывши татарскою шапкою, 
Зло пирует в Кремле, без вина душегубствами пьян, 
Где герой палачу салютует кровавой культяпкою, 
И князья жирнобрюхие лижут монарший сафьян, 

Где раздавлена вольность ударом кровавого молота, 
Где оболгано все, что не вышло отнять и украсть, 
Где Иван Калита прятал в погреб иудино золото, 
Где пред властью трясутся одни, а другие - за власть. 

С четырех бы сторон подойдя к окаянному городу, 
Створки Спасских ворот мы бы вскрыли варяжским мечом, 
И кремлевских бояр из палат потащили за бороду, 
Да швырнули б со стен вместе с их азиатским бичом. 

И навек бы развеяться тяжкому, душному мороку! 
Воля, честь и права - снова были б не просто слова... 
В самых жутких мечтах никакому заморскому ворогу 
Не содеять того, что ты сделала с Русью, Москва! 

Серость в мыслях и лицах, наследственное косоглазие 
Да сутулые спины, безропотно ждущие плеть, 
Сквозь лохмотья Европы бесстыдно таращится Азия 
И в округлых обводах церквей проступает мечеть. 

Да, Москва, не сыскать ни в Европе таких, ни в Америке! 
В профиль - камера пыток, анфас - площадной балаган, 
Из похмелья - в запой, вечный пафос кабацкой истерики, 
Поцелуй с мордобоем, да деньги под ноги цыган. 

Ой ты, каменный спрут с краснозвездною шапкой на темечке! 
Все твои типажи перемешаны в нашей беде: 
Толстомясая бабища, на пол плюющая семечки, 
Косорылый опричник с засохшей соплей в бороде... 

Со стрельцами царей, да с гэбульниками пустоглазыми, 
Год от года кряхтя, но крепя упыриную рать, 
Город Мутной Воды расползался вокруг метастазами, 
Пол-Европы подмял, и весь мир собирался сожрать! 

Но бодливой корове рога обломала история, 
И гнилую империю явственно тянет ко дну. 
Нет, Московия - вовсе не Русь! Это - лишь территория, 
Где кремлевские ханы держали народы в плену. 

Где родился - не главное. Главное - мыслить толковее, 
И воскреснет свобода, и снова сплотятся ряды, 
Чтоб вонзить европейскую сталь прямо в сердце Московии - 
В азиатское сердце проклятой Московской Орды! 

Нечисть пятится прочь, коль назвать ее истинным именем, 
И былыми победами зря утешается враг - 
Главный бой впереди. Свежий западный ветер над Ильменем 
Наполняет нам крылья. И тает клубящийся мрак. 

2007 


---------------------------------------------------------------------------- 
---- 
Примечания. 
Эпиграф: "Чтобы сразиться за честь свободы, потому что ненависть и война 
разгорелись" (Парадный марш легиона "Кондор", боровшегося против 
коммунистов в Испании.) 

Московские князья стяжали власть и богатство благодаря национальному 
предательству, выполняя роль карателей на службе Орды и уничтожая таким 
образом своих соперников, боровшихся за освобождение Руси. Пресловутая 
"шапка Мономаха", которой венчались на царство московские цари - не что 
иное, как шапка татарского мурзы, подаренная кому-то из вассалов за 
верную службу. Крайне жестокое, нередко приводившее к смерти наказание 
кнутом, широко распространенное в Московии (в том числе и в 
петербургский период), также позаимствовано в Орде. 

Название "Москва" - финноугорского происхождения и означает "мутная, 
грязная вода". 

Рубрики:  Інше



Процитировано 3 раз

Ідеологічні резолюції: 5. Українці і українська нація. Визначення термінів.

Воскресенье, 26 Сентября 2010 г. 00:37 + в цитатник

Що до визначення терміну "нація", то я використовую те визначення, що дав тов. Сталін в роботі "Марксизм и национальный вопрос" (1913р.): 
Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей,  возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. 
За майже 100 років воно не застаріло, от тільки психічний склад, що проявляється в спільності культури, тепер називають менталітетом. 
Українську націю можна розглядати як сукупність українців. Але тут є дві точки зору: раціональна та ірраціональна. Перша - матеріалістична, наукова та практична. Але її прихильники рахують лише живих українців. Друга - ідеалістична, на перший погляд не реальна, але саме нею й потрібно користуватись в суто практичних питаннях. Друга точка зору враховує в складі нації не тільки живих українців, але й мертвих та ненароджених. Основоположник цієї концепції - Тарас Шевченко. Подібної концепції дотримувався й Беніто Муссоліні. 
Таким чином визначення терміну "українська нація" зводиться до визначення терміну "українці". 
Українцем є всякий, хто ним себе вважає, і кого вважають за свого інші українці. 
Щодо теорії нації, то тут є дві концепції, що відображають два шляхи націєтворення, - умовно, французький і німецький. Французьким королям дісталася західна частина земель імперії Карла Великого. Франція складалась з численних графств та двох герцогств (Бургундії та Нормандії), не рахуючи третього (Люксембургу), що стало французьким тимчасово. Те, що тепер зветься французькою мовою, було мовою Парижу та його околиць. Навіть в середині ХІХ сторіччя на півдні Франції не розуміли французької. То ж королям, Республіці, Наполеону і знов Республіці доводилось уніфікувати решту Франції на кшталт Парижу та робити французів із різних бретонців, бургундців, лангедокців та інших нацменів. Це і є французький спосіб націєтворення, а його теоретична основа зветься конструктивізм
Німеччина після Віденського конгресу 1815р. виглядала ще строкатіше (понад три сотні суб’єктів), але всі її жителі вважали себе німцями. Літературна німецька – Лютерова Біблія. Кожна німецька земля мала власний діалект, отож довелось визнати літературну німецьку, як стандарт. Канцлеру Отто фон Бісмарку все це розмаїття вдалося об’єднати «залізом і кров’ю», але німців створювати не довелось. Вони вже були.
Поза Німецькою імперією лишилась Австрія, що вже мала свою імперію. Відповідно, австрійці перестали вважати себе німцями, в усякому разі, офіційно. Але досить подивитись хроніку виступу фюрера у Відні з нагоди аншлюсу (1938р.), щоб переконатись, що це не так. 
Теоретична основа німецького способу націєтворення зветься примордиалізм. Примордиалісти вважають, що нація виникла багато століть тому і що людей об’єднує спільність крові (генотипу), мови та інших чинників, що передаються спадково. 
Поряд з терміном «нація» існує термін «етнос». Обидва вони мають своїм предметом одне й те саме (народ), але відображають предмет під різними кутами зору. Нація – категорія політична і народ розглядається як політична спільнота. Етнос – категорія науки етнографії, що вивчає народ як культурний феномен з набором певних ознак, які дають змогу відрізняти один етнос від іншого.        Історично, поява нації пов’язується з епохою капіталізму і датується кінцем XVIII століття, а ще точніше – пов’язується з Великою Французькою революцією. Однак роль капіталізму чисто технічна – створення матеріальної бази (типографій) для друкування газет. Саме поява газети, як засобу масової комунікації, надала можливість не тільки формувати суспільну думку (це й раніше було), але також оперативно змінювати цю думку. Газета, координуючи дії окремих індивідуумів, створює єдине інформаційне (комунікаційне) поле. Нація може існувати тільки в цьому полі. 
Історикам відомо, що за певних обставин люди вели себе, як нація, ще до появи газет. Класичний приклад – Україна перед Національною революцією 1648-54рр., або меншою мірою – пасіонарний підйом, відомий, як Коліївщина (1768р.). Газет в ті часи не було, але комунікаційне поле створювалось внаслідок дії таких чинників:
• обмеженості території;
• сталості ідеології (відсутності частих змін);
• наявності численного пропагандистського корпусу (духовенство, що кувалось в Києво-Могилянській академії); 
• наявність системи ставропігіальних братств, як ідеологічних центрів; 
• розповсюдженість типографій (найбільша – Києво-Печерської лаври), що оперативно друкували полемічну літературу; 
• циркуляція полемічної літератури у освічених верств населення. 
Наприклад, читання полемічних (інструктивних) листів Івана Вишенського на засіданні братства фактично може бути прирівняне до читання газети. Так само, як і антипольська пропаганда, що велась православним духовенством (Мелхіседек Значко-Яворський та інші), акція «святіння ножів» та подібні, можна розглядати, як створення комунікаційного поля. Для цього вченими введено термін протонація(те, що стане нацією). 
Очевидно, що провести чітке розмежування між термінами «нація» і «протонація» неможливо. Але кожний, хто жив у ті часи повинен був ідентифікувати себе з певною протонацією. Або ти українець (тоді побутував термін русин, руський), або поляк, або москаль. Це пізніше М.Гоголь міг говорити про свої «дві душі». В часи Хмельницького-Виговського у всіх було по одній душі. 
Яку з концепцій (конструктивізм чи премордиалізм) краще використовувати в практичній роботі? На нашу думку жодна з цих концепцій, взята як абстрактне поняття, не може бути використана для пояснення українського націогенезу. Звичайно ж, з одного боку, українська нація виникла з української протонації, а українці століттями жили на своїй землі. З другого - формування української нації не можна вважати закінченим процесом і зараз цей процес відбувається за французьким зразком, тобто мова йде про конструктивізм. А з третього боку - маємо процес відновлення української ідентичності, тобто створення нації з протонації, але з чужої (радянського народу). 
Формально, радянські ідеологи не вважали «радянський народ» нацією, позаяк ламалась сталінська теорія нації. Не можна повністю ідентифікувати «радянський народ» і з росіянами. Реально можна говорити лише про процес метисації в Радянському союзі неросійського населення. Теоретично, якби СРСР проіснував досить довго, всі росіяни повинні були змішатися з неросіянами і утворитись нова нація на зразок американців, з російською мовою, як рідною і умовно-європейським (російським) світоглядом. Якби цей процес був завершений, то Радянський союз, як однонаціональна держава, ніколи б не розколовся по кордонам союзних республік. 
Де-факто «радянський народ» створений був лише частково і лише в місцях, де відбувалася інтенсивна метисація населення. В Україні це передовсім Донбас, Крим, в широкому розумінні весь Південь країни та українське (до 1940р.) Придністров’я. Метиси, як етнографічне явище, не є стійким утворенням і зазвичай еволюціонують в одну з націй (домінуючу), з яких вони утворились. В умовах СРСР домінуючою нацією на території України була російська, зараз цю роль виборює нація українська. 
І насамкінець про ірраціональний погляд на українську націю. Церква Христова, як пише святий Августин, складається з Ісуса Христа, живих та мертвих християн. Пророк Шевченко адресує своє «дружнєє посланіє» «І мертвим, і живим, і не нарожденним землякам моїм в Украйні і не в Украйні живущим». Мертві, живі та ненароджені земляки – це всі українці, хто був, є і буде. А «в Украйні і не в Украйні» означає в вузькому розумінні - всю планету, а в широкому – весь Всесвіт. Безмежний час і простір у всі боки сучасна наука називає просторо-часовий континуум. 
Яку рацію можна віднайти в цій ірраціональній теорії? 

Перш за все, це моральні імперативи:
• позаяк мертві, живі і ненароджені становлять одну націю, то й мета у них на всіх одна; 
• живі сучасники несуть відповідальність перед мертвими за все те, що від них отримали, і перш за все за пролиту ними кров у досягненні нашої спільної мети; 
• спільність мети означає, що кров не може бути пролита марно чи недоцільно; пролита кров – це підмурок на якому кожне нове покоління будує свою Україну;
• живі сучасники несуть відповідальність перед ненародженими за все те, що передають їм від себе чи від попередніх поколінь;
• у нації немає якось Страшного суду в кінці шляху, бо кінець шляху це і є смерть нації, а це значить, що кожне покоління повинно влаштовувати само собі Страшний суд тут, на цій землі, і судити грішників;
• мета існування нації полягає у своєму відтворенні, тобто щоб ненароджені народжувались;
• запорукою існування нації у часі є її експансія в просторі; все, що заважає експансії підлягає знищенню;
• нація трансцендентна і абсолютна, не може бути чогось вище за неї чи головніше за її  інтереси; 
• нація самодостатня, бо єдина, неповторна і унікальна; одне визначається відносно іншого, але нічого немає поза нацією, а тому неможливі ніякі оцінки нації, зокрема й моральні, бо немає отого «іншого», відносно якого все визначається. 
По-друге, це відношення українців до ергрегора нації. Ергрегор - різновид енергоінформаційного поля, що виникає серед людей, що об’єднуються в якусь спільноту, але поза волею цих людей і має такі характеристики: 
• власна ідея; 
• мета існування; 
• еквівалент свідомості. 
Існує і зворотна взаємодія ергрегора і нації. Розглядаючи ергрегор, як енергоінформаційне поле, вважаємо, що така взаємодія і повинна бути рухом в обидва боки. Смерть нації означає і смерть ергрегора. В критичні для нації моменти, коли на карту поставлено саме її існування, ергрегор акумулює енергію нації і генерує пасіонарний поштовх. Вважаємо, що ергрегор нації та дух нації – одне й те ж саме.  

Серия сообщений "Ідеологічні резолюції":
Часть 1 - Ідеологічні резолюції: 1.Чи є націоналізм пропагандою?
Часть 2 - Ідеологічні резолюції: 2. Чому мертві ідоли важливіше життєвих проблем?
Часть 3 - Ідеологічні резолюції: 3. Роль &quot;середнього класу&quot; в Україні
Часть 4 - Ідеологічні резолюції: 4. Про недолугих інтелігентів.
Часть 5 - Ідеологічні резолюції: 5. Українці і українська нація. Визначення термінів.
Часть 6 - Ідеологічні резолюції: 6. Совість. Визначення терміну
Часть 7 - Ідеологічні резолюції: 7. Чому націоналіст не може бути «патріотом»?


Метки:  

Регіонали стануть "подлинными националистами"

Суббота, 25 Сентября 2010 г. 20:35 + в цитатник

 


 
Написав тільки що коментар в ЖЖ на статтю О.Бузини і бачу, що варто той коментар оформити, як окремий пост. Ми зараз спостерігаємо цікаву картину зміни пріоритетів внутрішньої політики в Партії Регіонів. Стаття Бузини - перша ластівка, скоро будуть і інші.
Опус Бузини можна прочитати тут: http://www.segodnya.ua/news/14176794.html
Ще більш відверто Бузина виклав свої погляди у відеоблозі   http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinabog/14176834.html, що так і зветься "Программная речь Бузины о подлинном национализме".


Тепер,  мій коментар:

Да, наваял Бузина много интересного. Собственно вся статья написана ради последнего раздела. Ибо все предыдущее должно подготовить неподготовленного читателя (русского щовиниста) к смене курса на 180 градусов. Бузина призывает русских шовинистов стать... украинскими националистами. Пока не интегральными, на Донцова традиционно котим бочку, а "прагматичными". Собственно, они ими уже и стали, если говорить о Януковиче и компании. Москали оказались вовсе не такими, как о них думал Янукович. В ПР наметился раскол на "донецких" и "группу Росукрэнерго". Гиблой оказывается и стратегия Януковича противостоять украинским олигархам, опираясь на внешнюю поддержку - Москву, Брюссель и Вашингтон. Во всех трех столицах не любят "слугу трех господ", требуя абсолютной лояльности. Политика Кравчука и Кучмы (многовекторность) больше не работает. Все в ответ улыбаються, выражают надежды на построение в Украине демократического общества, но денег не дают. Более того, все зарубежные "друзья" желают свободно эксплуатировать наши природные богатства и наших людей, даже в ущерб отечественным олигархам. И Янукович понимает, что это не есть хорошо, т.к. справиться с иностранными ТНК гораздо сложней, чем с отечественными Ахметовыми и Коломойскими.
Что же делать бедному "профессору"? Наверняка, в АП уже догадались, что нужно расширять социальную базу для "Хведоровича" вообще и ПР, рейтинг которой неуклонно падает, в частности. И вот верный оруженосец Олесь Бузина уже начинает готовить общественное мнение к "смене вех". Янык должен предстать перед народом "национальным лидером", а на службу возьмут недобитых ющенковских "гуманитариев". И появиться такой вот ющенкизм-лайт. Начало уже положено: на сайте президента недавно восстановлен раздел о Голодоморе, который возник при предыдущем президенте и исчез сразу после "воцарения" Януковича.
А что же с национализмом, который интегральный, т.е. настоящий? Он был, есть и будет. И отличие национализма интегрального от "прагматического" прежде всего в том, что приверженец первого готов отдать жизнь за национальную идею, а  приверженец второго этого делать не собираеться. Думаю,  любой интегральный националист согласиться с Олесем в том, что Витя и Катя - казнокрады, которые заслужили виселицу. И если мы доживем до тех славных времен, когда на Майдане будут вешать обладателя рук, "які не крали" и его дражайшую супругу, то мы вправе просить у трибунала об одной почетной услуге: предоставить Олесю Бузине право намылить веревку высокопоставленным висельникам. Заслужил!

 
Рубрики:  Політика

Метки:  

Плесо біля греблі

Пятница, 24 Сентября 2010 г. 00:43 + в цитатник

Долина Чорного Ташлику

Пятница, 24 Сентября 2010 г. 00:25 + в цитатник

 

 

 

Аудио-запись: Андрій Миколайчук. Піду втоплюся у річці глибокій...

Пятница, 17 Сентября 2010 г. 02:10 + в цитатник
Файл удален из-за ошибки в конвертации

 Андрій Миколайчук. Піду втоплюся у річці глибокій...