-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в VelmaKelly

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 29.10.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 8494

Восхождение. часть третья

Дневник

Четверг, 11 Сентября 2008 г. 23:45 + в цитатник
Так и научились мерить вершины. Каждый покоряет свою. Чьи-то вершины измеряются в долларах, чьи-то в количестве изданного, чьи-то в граммах вколотого, а наши в тысячах метрах...

Так мы учимся видеть эти заснеженные пики, осозновая, что если ты дойдешь, то этот квадратный сантиметрик, к кторому ты так стремишься не есть цель, не есть вершина. Даже если именно она даст тебе дополнительную тысячу. Ты можешь искать себе множество оправданий, ссылаться на философию риска, гнобить быдло, которое не в состоянии понять, зачем же вообще идти сюда нам, дибилам, писать большие письма Черноволу, оправдываясь перед авторитетом, но ты всегда тихо и тайно будешь с досадой думать о той непокоренной, которую не смог, не получилось. не в этот раз. И даже если весь здравомыслящий свет будет клясться тебе в том, что ты поступил правильно, ссылаясь на великую альпинистскую мудрость: "В нашем деле главное - уметь отступать!", ты будешь в своих холодных редких снах изподпола думать ,что ты струсил. И так и остался Чугуш для тебя снизу вверх, а не наоборот.

Утро сказало громко и ясно, что оно не будет с нами няньчиться, и выдало нам добрую порцию ватных облачков на завтрак, но мы все-таки решили идти на восхождение. Каждый день был дорог, нельзя было ждать. Погода завтра могла быть хуже,чем сегодня. Собрали веревки, сухофрукты и чай, горелки с газом, обвязки, карабины, ледорубы, кошки и аптечку. Я взяла штатив и камеру. После завтрака мы пошли на восхождение.
Решили не огибать лишними километрами хребет, а двинули в лоб! по наклонной, зато прямой! сырая росистая трава была скользкой, зато спасал радедендрон и камни, на которые хорошо вставала нога. Быть ступени полуботинками в каменистом дерне довольно неприятное занятие, поэтому шли осторожно, небольшими траверсами. Вперед и вверх. молчали.
Наверное, всегда хорошо, когда вот так вот всем есть, о чем помолчать. И когда слова уже становятся лишним элементом движения, понимаешь, что почти слился с внешним миром. Остался только внешний круг и ты растворяешься в его влажном воздухе, туманной дымке, рвано стелющейся вдоль подъемных ручьев, сырой траве и редким грубым снежникам, становящимся в августе необычайно твердыми и серыми.
Рюкзак привык к плечам, а они к рюкзако. Давно. и так шагаешь вверх, просто понимая, что ты на своем месте, что как-то всё это верно, правильно и стоище!
Мы останавливались только два раза на несколько секунд, чтобы я успела сделать кадры для нашего будущего короткого метра. штатив болтался, слегка позвякивая за спиной, и я на его ритмичный звяк-звяк что-то цокала языком, смотря вправовлевовпередназад, чтобы успеть охватить глазами каждую новую панораму с каждым следующим метром выше над уровнем моря. Постепенно наше озеро и палатки стали крошечными, как точки обозначения столиц на карте мира, а мы подошли к скальному выступу, уходящего на Южный хребет,который нужно было перевалить, и что-то было там, за ним.
Когда мы благополучно оказались на нем, то глаза, жадные и голодные, глотали всё то,что способны были увидеть. Открылась страна Кавказ. И его воспетые вершины, его близкое небо, его просветленные горы-аскеты,его святая наполненность и опустошенность. Все это впитывалось в меня, и я заплакала от радости прибывания здесь. Я вдруг ясно поняла, что воля она такая большая, что ты не можешь увидеть ее за горизонтом, что свет в тебе, он должен равняться той силе света, которая отражается от этих вековечных льбов, вкусных и опасных, что любовь, она как две капли воды похожа на это чувство, когда ты долго упорно лезешь, забивая руки в предплечьях и сбивая дыхание, когда ты можешь, когда ты в силах, когда ты оказываешься наверху и видишь награду за свое старание. награду, подобную глотку в знойной пустыне, свободную , чистую, прекрасную. Ради этого люди идут в горы! Ради этого идут на вершины. Ради этого гибнут. Просто, чтобы душой прочувствовать, и никакой корысти!
Мы сидели на хребте и смотрели друг на друга, чтобы понять, каждый ли чувствует то же, что и ты.
Потом мы спустились к леднику №18. Молча надели снаряжение, проверили. Вышли на ледник и аккуратно пошли вдоль скального подъема хребта к следующему перевалу. Мы довольно оперативно миновали двухкилометровый ледник. Были места, где лед стал тонким,и через него было слышно, как бурно течет подледниковая река, уходящая далеко вниз. Но мы хорошо прошли. Я особенно воодушевилась этим переходом, и во мне заиграли огоньки адреналина в предвкушении последнего ледника. Такое,знаете, чувство, когда остается последний рывок...
Мы добрались до конца ледника, сняли кошки, убрали веревку(мы шли в связке,конечно). Поднялись по сыпухе на перевал. Вышли на хребет. И тут перед нами открылся ледник №17 - тот самый, которым так запугивали нас Черноволы и остальные, кто знал о нашей экспедиции. И вот тут я поняла, почему они так нехорошо настроены к этому леднику. Зрелище он представляет из себя жуткое. Громадный, многокилометровый пласт векового льда, изрезанный глубокими синими трещинами, уходящими в бурный поток, вытекающий в провалы, скальные трещины и устье реки Чесу, котрую называют среди альпинистов мило и скромно - СМЕРТЬ. Там, в ее устье, с севера горы когда-то упал военный самолет, котрый искали долгие месяцы 180 местных альпинипстов, так и не нашли. Погибли люди. Место стало нехорошим в сознании горняков.
И вот мы стоим под самым Чугушом. Нам до него рукой подать, но разделяет это хранящий страшную тайну ледник с его открытыми по августу трещинами. Тысячу раз прокляв, что мы не в полном снаряжении, на нас нет касок, к нас нет альпинштока или хотя бы еще одного ледоруба, кошки старые и в не самом респектабельном состоянии. Да и команда - одна связка из трех человек.
Я неаакуратно и взволнованно лезла по скале за Святом, а сама глотала тяжелый высокогорный воздух. Он стал особенно резким здесь. Какой-то пропитанный вкусом железа и неона. Однако мое состояние прервал другой не менее опасный в горах фактор - на нас надвигался фронт со всех сторон. Свят обеспокоенно огляделся и сказал, что нужно немедленно возвращаться в лагерь, иначе здесь на скальном хребет под Чугушом в грозу нам придется плохо. Мы все, каждый по-своему посмотрел на вершину Чугуша - теперь уже такую близкую, такую родную и такую страшную в тени грозовых туч. Я поняла, я почувствовала, что это урок, важный. И надо принять правильное решение. Вершина. Риск. Ледник. Жизнь. Смысл. Истина.
Ты пришла сюда за вершиной, Маш? Я пыталась продолбить в черепе дырку, чтобы лучше слышать, что там отвечает мой внутренний голос? а разум? или все спят?
Нет, наконец отозвалось где-то в раоне сердца, ты пришла сюда за победой, за осмыслением, за правдой, но разве в этом вся правда? Если ты не придешь на тот квадратный сантиметрик 3238 над уровнем моря, ты не познаешь ту правду, за которой приехала сюда, проделав весь этот путь? неправда!
я посмотрела на Сашку, он, такой любимый и родной, стоял и тоже смотрел на Чугуш. Он тоже думал о чем-то важном сейча сдля него. Что-то внутри ломалось. стереотипы?
Я поняла, что моё духовный скачок произошел именно в этот момент. Внутри стало тесно чему-то большому и живому. Я хотела заплакать от счастья, разлететься на мелкие кусочки, раствориться во вселенной...

...Мы повернули обратно.
Если вы не видели грозу в горах, считайте вы вообще не видели никогда в своей жизни настоящую грозу. В перевале образовалось нечто клокочущее, бурлящее, черное, закрученное. Острые молнии били в пики скал и вершины. Гром раскатывал по всей этой великой кавказской широте так, что дрожали камни и выла земля. Мы шли обратно,максимально сохраняя бдительность и не отставая друг от друга ни на метр, видимость ухудшилась почти до нуля. Мы определили азимут и двигались по компасу.
Преодолев ледник №18, мы вышли на южный хребет. когда стали спускаться по нему в сторону нашего лагеря, видимость стала нулевая. я смотрела на Сашу. я любила его всем сердцем и в тот момент хотела подарить ему целый мир. Я схватила его за руку, она была теплой. Я хотела слиться с его рукой. Он отвечал мне глазами. Мы молчали и сидели. Чай закипел. Вокруг нас сомкнулись облака. Стало тихо, как в вакуумной комнате.
Мы успели выпить чаю, чтобы снять голод и головокружение. Мы рванули вниз. Началось! Дождь был по лицу остро и холодно! Град размером с ноготь мизинца бил по костяшкам пальцев, трава стала скользской, мы падали. Крутой склон стал ловушкой для моих полуботинок. Я все время падала. падала и падала. Мне было больно. я вставала и бежала вперед. Потому что нужно было скорее уйти с хребта, скорее уйти с открытого склона, над которым сине-черно булькало и резвилось. Свят кричал до хрипоты: приветсвую тебя, мой отец! и громкой смеялся. Когда мы были у водопада, облака и тучи на время рассеились и образовали коридов. И мы увидели наше озеро вдалеке и палатки. Мы спускались еще минут сорок, пробежали через снежник, пока наконец не вышли на озеро.
Тут нас ждал новый сюрприз. Наша с Сашкой палатка стояла по щиколотку в воде. Промокшие до нитки, продрогшие мы открыли замок и весело стали играть с плавающими там нашими спальниками и вещами. Плескаться в воде, прыгать, раздеваться до гола и снова прыгать! А в небе гоготало и вторило нашим крикам и смеху.
Мы вконец замерзли дурачиться, залезли в палатку к Святу и стали греться. Мы смеялись и просто было хорошо.
А потом,когда дождь стал утихать, и поднялся ветер, они растянули на ледорубах веревку (!!!) и повесили на нее наши вещи. А на единственную прищепочку я пафосно повесила нашу раскладку (!!!)...)))))))))))
Она мило развевалась на горном ветру.
ТУчи тсали уходить и таять. Палатка высохла, мы переставили ее выше. Псотроили стены из камней. Саша строил-строил, пришла Маша помогать и одним камушком разрушила всю стену)))
Окопали палатки, поужинали. Нам было все равно весело и хорошо. Мы любили друг друга и знали, что мы сегодня сделали что-то очень важное для нас. Мы стали немного выше? мы стали немного сильнее? мы стали немного добрее и лучше?
Отгорел закат и мы свалились спать в просушенные спальники. Сашка согрел меня своим теплом, и я отрубилась до утра, полная уверенности в том, что все было правильно!
Это горы покоряют нас...
Рубрики:  ::большой мир::

Метки:  

 Страницы: [1]