-Метки

10 мая 1990 год 20 января 2008 28 мая bbc esperanto oruc ramazan адр азербайджан азербайджанский язык алим гасымов алхимик армения армия армяне архитектура баку бибиси босния буддизм вена война волхв выборы габриэль гарсиа маркес грузия грусть день рождения дети детство джон фаулз дневник дневники евровидение жизнь запрет зима иво андрич иран ислам история казахстан карабах карабахская война картины книги левые литература любовь мама манчестер юнайтед мой литературный опыт москва музыка насиба абдуллаева национализм новые читатели османская империя отпуск парки песни петербург питер политика пост право президент работа рамазан рассказ реклама религия родина россия руфат абдулла санкт-петербург семья снег стамбул туран турция тюрки тюркский язык увертюра узеир гаджибеков фото фотографии футбол чгк челси что? где? когда? что?где?когда? шуша экология экскурсия эсперанто юмор языки

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Rufat_Abdulla

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 4) Литературное_Кафе По_Азербайджану Тайт_Стрит BohemianRhapsody

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 21.12.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 12320

Если бы я не был азербайджанцем, я бы стал им,

Если бы я не был мусульманином, я бы стал им,

Если бы я не был тюрком, я мечтал бы быть им!

Хотите узнать больше обо мне и моем дневнике?!Жмите http://www.liveinternet.ru/users/rufat_abdulla/post49595019/

Если вы больше интересуетесь литературой, то лучше сюда: http://www.liveinternet.ru/users/rufat_abdulla/post52549722/

Я стал модератором в сообществе Литературное_Кафе

Литературное Кафе

Афоризмы от Джибрана

Четверг, 25 Января 2007 г. 13:22 + в цитатник
В колонках играет - Eagles - "Hotel California"
Настроение сейчас - Отличное

* * *
Еще вчера я мыслил себя частицей, пульсирующей без всякого ритма в сфере жизни.
Теперь я знаю, что я семь сфера, и жизнь во всех своих частицах ритмично пульсирует во мне.
* * *
Они говорят мне, очнувшись ото сна: «Ты и мир, в котором ты живешь, – всего лишь песчинка на неоглядном берегу неоглядного моря».
А я говорю им во сне: «Я – неоглядное море, и все миры – лишь песчинки на моем берегу».
Лишь однажды я не нашелся что ответить. Когда меня спросили, кто я.
* * *
Первой Божией мыслью был ангел. Первым Божиим словом был человек.
* * *
Я родился сызнова, когда моя душа и тело полюбили друг друга и сочетались браком.
* * *
Разве духи, населяющие эфир, не завидуют людской боли?
* * *
Достигнуть зари можно только тропою ночи.
* * *
Мой дом говорит мне: «Останься со мной, ибо здесь живет твое прошлое».
А путь говорит: «Следуй за мной, ибо я – твое будущее».
И я говорю дому и пути: «У меня нет прошлого, как нет и будущего. Останься я здесь – в недвижности моей будет движение. Если же уйду – в движении моем будет недвижность. Только любовь и смерть всё меняют».
* * *
Не удивительно ли, что жажда определенных удовольствий есть часть моей боли?
* * *
Семь раз я презирал свою душу:
Первый раз, когда увидел, что она покорялась, чтобы достичь высот.
Второй раз, когда заметил, что она хромает в присутствии увечных.
Третий раз, когда ей дано было выбирать между трудным и легким, и она выбрала легкое.
Четвертый, когда она свершила зло и в оправдание себе сказала, что другие поступают так же.
Пятый, когда она, стерпев по слабости своей, выдала терпение за силу.
Шестой, когда она с презрением отвернулась от уродливого лица, не ведая, что это одна из ее личин.
И седьмой раз, когда она пела хвалебную песнь и мнила это добродетелью.
* * *
Я не знаю абсолютной истины. Но я смиряюсь перед своим незнанием, и в том – моя честь и награда.
* * *
Между воображением человека и обретением желанного лежит пространство, которое человек может преодолеть лишь своим страстным стремлением.
* * *
Ты слеп, а я глух и нем, так давай же возьмемся за руки и постараемся понять друг друга.
* * *
Наш разум – морская губка; наше сердце – поток.
Не странно ли, что большинство из нас предпочитает скорее впитывать, нежели изливаться?
* * *
Подлинная суть другого не в том, что он открывает тебе, но в том, чего он тебе открыть не может.
Потому, когда хочешь понять его, вслушивайся лучше не в то, что он говорит, а в то, чего он не говорит.
* * *
Чувство юмора – это чувство соразмерности.
* * *
Мое одиночество родилось, когда люди расточали похвалы моим говорливым порокам и порицали мои молчаливые добродетели.
* * *
Знать истину следует всегда, изрекать – иногда.
* * *
Подлинное в нас – молчаливо, наносное – речисто.
* * *
Если бы ты действительно раскрыл глаза и посмотрел вокруг, то увидел бы свой образ во всех образах.
И если бы ты отверз свой слух и прислушался, то узнал бы собственный голос во всех голосах.
* * *
Если ты будешь петь о красоте, пусть даже в полном одиночестве посреди голой пустыни, тебя и тогда услышат.
* * *
Вдохновение всегда будет петь; вдохновение никогда не будет объяснять.
* * *
Мужчины, не прощающие женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами.
* * *
Любовь, не обновляющаяся вседневно, превращается в привычку, а та, в свою очередь, – в рабство.
* * *
Любовь и сомнение никогда не уживутся друг с другом.
* * *
Когда ты стоишь спиною к солнцу, то видишь только свою тень.
* * *
О другом можно судить только сообразно тому, сколь хорошо ты знаешь самого себя.
Скажи-ка мне теперь, кто из нас виновен, а на ком нет вины?
* * *
Часто я ненавидел из чувства самозащиты, но будь я сильнее, ни за что не прибегнул бы к такому оружию.
* * *
Достигнув сердца жизни, ты поймешь, что ты не выше преступника и не ниже пророка.
* * *
Жизнь – это шествие. Для того, кто идет медленным шагом, оно слишком быстро, и потому он выходит из него.
А тот, чья поступь легка, считает его необычайно медленным и тоже из него выходит.
* * *
Истинно добр тот, кто един со всеми, кого мнят злыми.
Все мы узники, только у одних камера с окошком, а у других – без него.
* * *
Индивид выше установленных человеком законов, пока не преступил установленных человеком условностей.
После того он уже не выше и не ниже любого из нас.
* * *
Есть ли больший недостаток, чем подмечать чужие недостатки?
* * *
Как-то раз один человек сел за мой стол, уплел мой хлеб, выпил мое вино и ушел, смеясь надо мной.
В другой раз он опять пришел за хлебом и вином, и я прогнал его пинками. И надо мной посмеялись ангелы.
* * *
Ненависть – нечто мертвое. Кто из вас хотел бы стать склепом?
* * *
Подлинно свободный человек тот, кто терпеливо несет бремя рабской неволи.
* * *
Это разум в нас подвластен законам, установленным нами, но никак не дух в нас.
* * *
Между ученым и поэтом простирается зеленый луг; перейдет его ученый – станет мудрецом, перейдет его поэт – станет пророком.
* * *
Быть щедрым – значит давать больше, чем ты можешь; быть гордым – значит брать меньше, чем тебе нужно.
* * *
Великая красота пленяет меня, но красота еще более великая освобождает меня даже от нее самой.
* * *
Часто остроумие только маска. Если б тебе удалось сорвать ее, ты бы увидел под ней либо рассерженного гения, либо ловкого плута.
* * *
Вера – оазис в сердце, которого никогда не достигнуть каравану мышления.
* * *
Если б ты поднялся всего на локоть над народом, страной и собственным «Я», ты бы впрямь уподобился Богу.
* * *
Если б ты сел на облако, то не увидел бы ни пограничной линии между двумя странами, ни межевого столба между двумя хуторами.
Как жаль, что ты не можешь сесть на облако.
* * *
Я тоскую по вечности, ибо там встречу я мои ненаписанные стихи и ненарисованные картины.
* * *
Искусство – шаг из природы в Бесконечность.
* * *
Была ли любовь матери Иуды к своему сыну меньше любви Марии к Иисусу?
* * *
Ты, верно, слышал о Святой горе.
Это высочайшая гора в нашем мире.
Если ты поднимешься на ее вершину, у тебя будет лишь одно желание – спуститься и быть с теми, кто живет на дне долины.
Потому-то ее называют Святой горой.
* * *
Каждую мысль, которую я заковал во фразу, я обязан освободить своими делами.


Рубрики:  Литературы
Чувственное

"Пророк"

Четверг, 25 Января 2007 г. 13:16 + в цитатник
Настроение сейчас - Отличное

О ЛЮБВИ

Тогда просила аль-Митра: - Скажи нам о Любви.
Он поднял голову, посмотрел на народ, и воцарилось молчание. Тогда он сказал громким голосом:
- Если любовь ведет вас, следуйте за ней, хотя дороги ее трудны и тернисты.
Если она осенит вас своими крылами, прислушайтесь к ней, даже если вас ранил меч, скрытый в ее оперении.
И если любовь говорит вам, верьте ей, даже если ее голос рушит ваши мечты, подобно тому, как северный ветер опустошает сад.
Ибо любовь венчает вас, но она вас и распинает. Она растит вас, но она же и подрезает. Она подымается к вашей вершине и обнимает ваши нежные ветви, дрожащие под солнцем.
И она же спускается к вашим корням, вросшим в землю, и сотрясает их.
Как снопы пшеницы, она собирает вас вокруг себя. Она обмолачивает вас, чтобы обнажить. Она просеивает вас, чтобы освободить от шелухи.
Она раскалывает вас до белизны. Она месит вас, пока вы не станете мягкими.
А потом вверяет вас своему святому огню, чтобы вы стали святым хлебом для святого Божиего причастия.
Все это творит над вами любовь, дабы вы познали тайны своего сердца и через это познание стали частью сердца Жизни.
Но если, убоявшись, вы будете искать в любви лишь покой и усладу, то лучше вам прикрыть свою наготу и, покинув гумно любви, уйти в мир, не знающий времен года, где вы будете смеяться, но не от души, и плакать, но не всласть.
Любовь дает лишь себя и берет лишь от себя. Любовь ничем не владеет и не хочет, чтобы кто-нибудь владел ею, ибо любовь довольствуется любовью.
Если ты любишь, не говори: "Бог - в моем сердце"; скажи лучше: "Я - в сердце Божием". И не думай, что ты можешь властвовать над путями любви, ибо если любовь сочтет тебя достойным,
она будет направлять твой пyть.
Единственное желание любви - выразить самое себя. Но если ты любишь и не можешь отказаться от желаний, пусть твоими желаниями будут: Таять и походить на бегущий ручей, что напевает ночи свою песню. Познавать боль от бесконечной нежности. Ранить себя собственным постижением любви; Истекать кровью охотно и радостно. Подниматься на заре с окрыленным сердцем и возносить благодарность за еще один день любви.
Обретать покой в полдень и предаваться мыслям о любовном экстазе.
- Возвращаться вечером домой с благодарностью. И засыпать с молитвой за возлюбленного в сердце своем и с песней хвалы на устах.

Дальше, здесь: http://www.philosophy.ru/library/asiatica/arabica/prorok.html


Рубрики:  Литературы
Чувственное

Джебран Халиль Джебран

Четверг, 25 Января 2007 г. 13:15 + в цитатник
Настроение сейчас - Отличное

Лишь однажды я не нашелся что ответить.
Когда меня спросили, кто я.


Ливано-американский философский эссеист, романист, мистический поэт и художник. Творчество Джебрана Халиля Джебрана (Джибрана) занимает особое место в истории арабской литературы и философской мысли XX века, являясь основой арабского романтизма философского направления. Его личность по праву заслужила быть символом Ливана, слава о нем распространилась по всему миру. Сегодня его издают на многих языках мира, по сути, он является самым читаемым арабским писателем и на Западе, и на Востоке, а его самое знаменитое произведение "Пророк" для очень многих является настольной книгой. Его книги и его творческий путь ставят его в один ряд с такими знаменитостями как Блейк, Ницше, Юнг, Гете, Эмерсон и др.
Творчество Джебрана является синтезом культур Востока и Запада, отличительной его чертой является склонность проникнуть в состояние любого читателя, таким образом проявляя всеобщий синтез и универсализм в философском мышлении и мировоззрении. Именно благодаря этому любой сегодняшний читатель каких бы ни было культуры и мировоззрения способен в его произведениях найти отражение своих собственных идей, принципов, душевных поисков и переживаний.
Джебран творил на протяжении около четверти века, и все его творчество пронизано общими идеями единства Истины и Красоты, вечности Духа, Его бесконечности, стремления к свободе против приземленности толпы. Он пытается на своих страницах построить философское воззвание с намерением дать читателю состояние стремления его Духа к свободе, дать чувство необходимости нравственного существования, дать стремление, ведущее к освобождению от всего обыденного, прозаичного, когда многие ценности утрачивают свое первозданное значение.
На территории бывшего Советского Союза впервые читатель ознакомился с творчеством Джебрана в 50-х годах прошлого столетия, когда впервые на русский язык его стал переводить академик Крачковский.


 (242x347, 17Kb)
Рубрики:  Литературы

Странная весть о другой звезде

Вторник, 23 Января 2007 г. 14:24 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошое

Что-то сегодня меня понесло в сторону Гессе. Вспомнилась статья о "Степнов волке" из журнала Deutschland. И все таки Гессе, со всей широтой своих талантов гениален. Именно его Сиддхартха впервые навел меня на мысль, что у каждого ведь может быть и свой путь. Свой. Как у Будды, как у Сиддхартхи. И пределов совершенству нет.

Этот рассказ мой самый любимый, очень мрачно, очень больно и очень нежно. Не удивлюсь, если как-нибудь узнаю, что на Экзюпери и его принца повлиял Гессе и его Мальчик со звезды.

Герман Гессе

Странная весть о другой звезде


Одну из южных провинций нашей прекрасной звезды постигло страшное несчастье. Землетрясение, породившее грозовые бури и наводнения, опустошило три больших деревни со всеми садами, пашнями, лесными угодьями и плантациями. Погибло множество людей и животных, но самое прискорбное заключалось в оскудении запаса цветов, необходимых для убранства покойных и достойного украшения их могил.
Обо всем прочем, разумеется, позаботились без промедления. Глашатаи великой заповеди любви тотчас же поспешили в соседние земли, и со всех башен провинции грянул торжественный распев щемящих и просветляющих душу стихов, которые издревле были известны как дифирамб богине сострадания. И еще не было случая, чтобы кто-нибудь остался глух к ним. Из всех городов и общин потянулись на помощь люди, движимые состраданием, и вскоре те, кого несчастье лишило крова, стали даже теряться от избытка душевного внимания и приглашений воспользоваться гостеприимством родственника, друга или вовсе незнакомого человека. Откуда ни возьмись появились пища и одежда, телеги и лошади, хозяйственные орудия, камни и бревна и прочие полезные вещи. И пока старики, женщины и дети, бережно поддерживаемые под руки, входили в радушно распахнутые двери чужих домов, а раненым оказывалась первая помощь, пока среди руин продолжался поиск тел погибших, работа продвинулась столь стремительно, что рухнувшие крыши были уже разобраны, шаткие стены снесены и ничто не мешало начать новое строительство. И хотя запах беды и ужаса еще висел в воздухе, а близость мертвых призывала к скорбному молчанию, все лица и все голоса выдавали душевный подъем и некую деликатную торжественность, ибо упоение общим делом и радостной убежденностью в том, что оно крайне необходимо и достойно всяческого одобрения, проникли в каждое сердце. Поначалу это выражалось робко и безмолвно, но вскоре то тут, то там стали раздаваться воодушевленные голоса, мало-помалу сливаясь в песню, столь естественную при общей работе. И неудивительно, что сильнее всего были подхвачены
слова двух древних поэтических изречений: "Блажен подающий помощь тем, кто бедой повержен. Да насытится благим поступком сердце его, как засыхающий сад - первым дождем, и да будет он вознагражден цветами и благодарностью". И второе: "Божественная радость черпается в общих деяньях".
Вот тут-то и напомнила о себе горестная нужда в цветах. Покойников, найденных в первые часы, еще удалось убрать цветами и ветвями, взятыми из разоренных стихией садов. Потом пошли в дело все цветы, какие только можно было раздобыть в близлежащих селениях. Но, к довершению всех несчастий, именно три пострадавшие общины славились самыми большими и красивыми садами, дававшими цветы в это время года. Каждый год сюда издалека приезжали люди только затем, чтобы полюбоваться нарциссами и крокусами, которые лишь здесь выращивались в таком изобилии и с таким искусством, что отличались изумительным богатством оттенков. И все это было сметено и утрачено. Люди пребывали в крайнем замешательстве и не могли понять, как поступить с усопшими, не нарушая обычая который повелевал украсить торжественным цветочным нарядом каждого покойника и
каждое умершее животное, а место погребения сделать тем богаче и пышнее, чем внезапнее и мучительнее была смерть.
Самый старший из старейшин провинции, чья коляска одной из первых появилась перед развалинами, был встречен таким множеством вопросов, прошений и жалоб, что ему стоило немалых усилий сохранить самообладание и приветливость. Однако он прекрасно владел своими чувствами, его глаза были светлы и ласковы, голос звучал ясно и учтиво, а губы, полуприкрытые белой бородой и усами, не забывали о спокойной и понимающей улыбке, какая подобает мудрецу и наставнику.
- Друзья мои, - сказал он, - на нашу долю выпало несчастье, которым боги желают испытать нас. Все разрушенное мы вскоре отстроим заново и вернем нашим братьям. И я благодарен богам за то, что в мои преклонные годы мне еще раз дано увидеть, как все вы, бросив свои дела, поспешили сюда, чтобы помочь нашим братьям. Но где же нам взять цветов, чтобы торжественно и с честью проводить покойных? Ведь никто среди нас не помнит случая, чтобы хоть один из опочивших был похоронен без жертвенных цветов. Полагаю, вы согласны со мной?
- Да! - закричали все. - Мы согласны с тобой.
- Знаю, друзья мои, - по-отечески улыбнулся старец. - Я хочу лишь сказать, что нам надобно делать. Всех, кого мы не сумели нынче похоронить, нужно перенести в большой храм Солнца, высоко в горы, где еще лежит снег. Там они будут в целости и сохранности, а тем временем мы добудем для них цветов. Есть лишь один человек, который может дать нам так много цветов в это время года, - наш король. Придется кого-то послать к нему с просьбой о помощи.
И вновь все закивали и загомонили:
- Да, да, к королю!
- Истинно так, - продолжал старейшина, и каждый был награжден чудесной улыбкой, просиявшей на белобородом лице. - Но кто же будет нашим посланцем? Он должен быть юн и крепок, ведь перед ним долгий путь, и ему надо дать лучшего коня. Наш посланец должен быть также хорош собой и светел сердцем, и чтобы этот свет был виден в глазах его, тогда и король поймет его сердцем. Ему не придется тратить много слов, глаза могут сказать больше. Лучше послать человека совсем еще юного, самого пригожего отрока общины. Хватит ли, однако, у него сил на такое путешествие? Вот теперь вы помогите мне, друзья мои. И если кто-то из вас возьмется за это поручение или если вы найдете такого, дайте мне знать.
Старец замолчал и обвел своим ясным взором столпившихся вокруг людей, но никто не шелохнулся, никто не подал голоса.
Когда же он повторил свой вопрос еще и еще раз, из толпы навстречу ему шагнул юноша лет шестнадцати, совсем еще мальчик. Опустив глаза в землю и покраснев от смущения, он приветствовал старейшину.
Тот взглянул на него и тотчас же понял, что лучшего посланца найти невозможно. Но все-таки с улыбкой спросил:
- Прекрасно, что ты вызвался стать нашим гонцом. Но как же так вышло, что из множества людей решился ты один?
Юноша поднял глаза на старца и сказал:
- Если никто не хочет, позвольте идти мне.
В толпе кто-то выкрикнул:
- Отправьте его, отче! Мы его знаем! Он из нашей деревни, у него смело весь сад, это был лучший цветник во всей округе!
- Ты так печалишься о своих цветах?
- Да, печалюсь, - совсем тихо проговорил мальчик. – Но не из-за этого я вызвался ехать к королю. У меня был очень хороший друг и молодой красивый конь, мой любимец. Оба они погибли от землетрясения и лежат в нашем святилище. Нужны цветы, чтобы совершить погребение.
Вытянув руки, старец благословил его. Быстро был сыскан лучший конь, и, вскочив ему на спину, мальчик легонько хлопнул его по загривку и кивнул на прощание провожавшим. Выехав из деревни, он помчался прямо по затопленным и опустошенным полям.
Целый день был он в седле. Чтобы скорее попасть в далекую столицу и повидать короля, он выбрал более короткий путь, через горы, и вечером, когда уже стало смеркаться, повел коня в поводу по крутой тропе среди скал и деревьев.
Большая темная птица - он никогда не встречал таких - летела чуть впереди, и он следовал за ней, покуда птица не опустилась на крышу какого-то храма с открытым входом. Оставив коня пастись у леса, мальчик прошел меж деревянных колонн и оказался в довольно немудреном святилище. Алтарем служил простой обломок скалы, это был кусок какой-то неизвестной в этих краях черной породы, и на нем был виден загадочный знак неведомого мальчику божества: сердце, терзаемое когтями хищной птицы.
Он выказал божеству свое глубокое почтение и принес ему в дар голубой колокольчик, который сорвал и воткнул в петлицу еще у подножия скалы. Потом прилег в углу храма, так как очень устал и давно хотел спать.
Но сон, незваным гостем посещавший его каждый вечер, на сей раз не шел к нему. Колокольчик ли на обломке скалы, а может быть, сам этот черный камень или какой-то иной источник издавал незнакомый и до боли глубокий запах; жуткий символ божества призрачно мерцал в темноте святилища, а на крыше сидела диковинная птица и время от времени мощно била огромными крыльями, и можно было подумать, что это ветер, шумящий в кронах деревьев.
Случилось так, что среди ночи мальчик поднялся и, выйдя из храма, начал разглядывать птицу. Она взмахнула крыльями и посмотрела на него.
- Почему ты не спишь? - спросила птица.
- Не знаю, - ответил мальчик. - Может быть, потому, что я познал страдание.
- Что же за страдание ты познал?
- Мой друг и мой любимый конь погибли.
- Разве это самое страшное? - насмешливо спросила птица.
- Ах нет, большая птица, это просто прощание, но не тем я опечален. Плохо то, что мы не можем похоронить моего друга и моего прекрасного коня, ведь у нас нет больше цветов.
- Бывает кое-что и похуже, - сказала птица, недовольно зашумев крыльями.
- Нет, птица, худшего не бывает. Захороненный без жертвенных цветов не может родиться вновь по желанию своего сердца. А кто хоронит близких и не совершает торжественного обряда, тому во сне являются их тени. Ты же видишь, я больше не могу спать, ведь оба умерших остались без цветов.
Изогнутый клюв приоткрылся, и послышался резкий, шершавый голос:
- Вот и все, что ты познал, дитя малое. А слышал ли ты когда-нибудь о великом зле? О ненависти, смертоубийстве, о ревности?
Мальчику показалось, что эти слова он слышит во сне. И, сделав усилие одолеть дремоту, он скромно ответил:
- Знаешь, птица, я что-то припоминаю. Об этом говорится в древних преданиях и сказках. Но в жизни такого не бывает, или, может быть, подобное и случалось разок-другой в те давние времена, когда мир еще не знал ни цветов, ни божеств. Стоит ли думать об этом?
Птица тихо и отрывисто рассмеялась. Затем гордо подобралась и сказала:
- И вот ты отправился к королю. Не показать ли тебе дорогу?
- О, это в твоих силах! - радостно крикнул он. - Да, если ты и впрямь не против, я прошу тебя об этом.
Тут большая птица неслышно опустилась на землю, развела свои крылья и велела мальчику оставить коня у храма, а самому лететь к королю. Посланец сел на нее верхом.
- Закрой глаза! - приказала птица. И он послушался, и по-совиному бесшумно и мягко они начали полет сквозь черноту неба, и только свист холодного воздуха касался слуха мальчика. А они все летели и летели, и так целую ночь.
Лишь с наступлением раннего утра закончился их полет. И тогда птица крикнула: "Открой глаза!" И тут он увидел, что стоит на краю леса, а под ним - залитая утренним светом равнина, и этот свет едва не ослепил его.
- Здесь, на краю леса, ты снова найдешь меня! – крикнула птица. Стрелой взмыла она в высокое небо и исчезла в его синеве.
Странная картина предстала взору мальчика, едва он ступил на широкую равнину. Все вокруг было как-то сдвинуто и неправдоподобно, и он не мог понять, во сне или наяву видит эту равнину. Луга и деревья были такими же, как и в его родных местах, и так же играл сочной травой ветер, но во всем этом была какая-то безжизненность, угадывалось отсутствие человека и всякой живой твари, садов и строений, как будто и здесь еще недавно земля содрогалась в муках. Всюду в беспорядке валялись и громоздились обломки домов, сломанные сучья и поваленные деревья, порушенные изгороди и орудия труда. И вдруг он увидел лежащего среди поля мертвеца. Он был не погребен и уже обезображен страшным налетом тления. От ужаса и отвращения у мальчика перехватило дыхание: он никогда не видел ничего подобного. Лицо мертвого человека было не прикрыто и наполовину исклевано птицами. Отведя глаза в сторону, мальчик нарвал зеленых листьев, отыскал несколько полевых цветов и прикрыл ими лицо покойника.
Невыразимо тяжелый и леденящий душу запах тягуче стелился по всей равнине. И еще один мертвец, распластавшийся на траве, и ворон, кружащий над ним, и лошадиный труп без головы, и кости людей или животных. И все это было открыто палящему солнцу, и некому было подумать о жертвенных цветах и погребении. Какая-то немыслимая беда сгубила всех людей в этой стране, с ужасом подумал мальчик, боясь даже взглянуть на иных мертвецов, не то чтобы прикрыть их лица цветами. Объятый страхом, с
полузакрытыми глазами он брея наугад, и со всех сторон обступал его смрад разложения и запах несказанного горя и страданий. Он решил, что находится во власти зловещего сна, и увидел в этом предуказание свыше, напоминающее о том, что и тела близких ему
созданий остались без цветов и погребения. Снова пришли ему на ум слова темной птицы на крыше храма, и снова он услышал ее резкий, шершавый голос: "Бывает кое-что и похуже".
Тут он догадался, что птица перенесла его на какую-то другую звезду и все увиденное им - сущая правда. Вспомнилось то полузабытое детское чувство, с каким он слушал страшные сказки, сложенные в незапамятные времена. И чувство это вновь охватило его - это был озноб страха, вытесняемый из сердца счастливым успокоением, стоило лишь подумать, что времена ужасов миновали давно и бесследно. Да, перед ним было подобие жуткой сказки. Этот непостижимый мир страха, трупов и стервятников, не знающий ни разума, ни смысла, подчинялся каким-то загадочным законам, дающим волю только дурному, нелепому, безобразному, а не прекрасному и доброму.
Между тем он вдруг увидел живого человека, шагающего через поле, - это был крестьянин или батрак, - и мальчик, не разбирая дороги, побежал навстречу и окликнул его. Но, приблизившись, в испуге замер, и его сердце наполнилось состраданием: этот крестьянин был так безобразен, что едва ли мог относиться к детям солнца. Так, должно быть, выглядят люди, которых неотвязно преследуют страшные сны. В глазах, в лице и во всем существе его не было ни малейшего проблеска радости или приязни; казалось, ему просто недоступно выражение благодарности или доверия и никогда прежде он не испытывал самых обыкновенных добрых чувств.
Но мальчик взял себя в руки и, исполнившись дружелюбия, приблизился к этому человеку. Он приветствовал его как брата по несчастью и с улыбкой вступил в разговор с ним. Безобразный крестьянин остолбенело смотрел на мальчика своими большими и мутными глазами. Его голос был груб и совершенно лишен музыки человеческой речи, напоминая рев низших существ. Но и этот бедняга не мог устоять перед ясным и дружеским взглядом и смиренным призывом к доверию. И, еще мгновенье тупо поглядев на чужака, он чуть изменился в лице, и морщинистая грубая кожа поддалась какому-то подобию улыбки или ухмылки, довольно-таки уродливой, но в то же время удивленной, как смутная гримаса новорожденной души, вырвавшейся из темных недр земли.
- Что тебе от меня надо? - спросил человек незнакомого мальчика.
Тот ответил по обычаю своей родины:
- Благодарю тебя, друг, и прошу лишь сказать: чем могу быть тебе полезен?
И покуда крестьянин молча дивился и смущенно склабился, мальчик задал еще вопрос:
- Скажи мне, друг, что это? Почему здесь так дико и жутко? - и он очертил рукой вокруг.
Крестьянин силился понять его и, когда еще раз услышал тот же вопрос, ответил:
- Ты разве не видишь? Это война. Поле боя. Он указал на черные груды руин и крикнул:
- Это был мой дом!
И когда пришелец с такой сердечной тревогой взглянул в его нечистые глаза, он опустил их вниз и уставился в землю.
- У вас тоже есть король? - допытывался мальчик и, услышав подтверждение, спросил: - Где же он?
Человек махнул рукой в неясную даль, где едва виднелись крошечные шатры бивака. Посланец простился, коснувшись рукой лба незнакомца, и двинулся дальше. Крестьянин же ощупал лоб обеими руками, озадаченно покачал тяжелой головой и еще долго смотрел вслед мальчику.
А тот все бежал и бежал, среди разрухи и ужаса, покуда не достиг военного стана. Всюду стояли и суетились люди, никто не обращал на него никакого внимания, и он свободно проходил сквозь ряды людей и шатров и оказался наконец у самого большого и красивого - шатра самого короля. Мальчик вошел внутрь.
На простом низком ложе сидел король, рядом лежал плащ, а сзади, в полумраке шатра, притулился слуга, сморенный сном. В глубокой задумчивости король низко склонил голову. Его лицо было красивым и печальным, на загорелый лоб спадала прядь седых
волос, у ног лежал меч.
Мальчик застыл в почтительнейшем молчании, как если бы он приветствовал своего короля, и, скрестив на груди руки, терпеливо ждал, когда король заметит его.
- Кто ты? - сурово спросил тот, и брови его нахмурились, но взгляд удивленно приник к чистым и мягким чертам юного лица. А глаза пришельца светились такой доверчивостью и добротой, что голос короля невольно потеплел:
- Где-то я уже встречал тебя, - сказал он, - а может быть, подобное лицо я видел в детстве.
- Я никогда не был в этих краях, - ответил посланец.
- Тогда мне почудилось, - сказал король. - Ты чем-то похож на мою мать. Говори. Я слушаю.
- Я прилетел сюда на птице, - начал мальчик. - На моей родине случилось землетрясение. Мы хотели похоронить погибших, но у нас не хватило цветов.
- Цветов? - переспросил король.
- Да, не хватило цветов. А ведь это так худо, когда надо хоронить людей и нельзя устроить праздник цветоприношения, ведь им подобает уходить в красоте.
Тут он с болью вспомнил, как много людей осталось лежать там, на страшных полянах, и голос его пресекся, а король понимающе кивнул ему и тяжко вздохнул.
- Я держал путь к нашему королю, чтобы просить у него цветов, - продолжал посланец, - но, когда я ночевал в храме среди гор, большая птица взялась перенести меня по воздуху к тебе. О милый король, это был храм неведомого божества, на его крыше сидела та птица, а на камне был знак божества, и такой странный: сердце и тоже птица, пожирающая его. Но с большой птицей, которая сидела на крыше, был у меня ночью разговор. И только сейчас мне стал понятен смысл ее слов: она говорила, что в мире гораздо больше страданий и зла, чем я думал. И вот я здесь, и мой путь пролег через большое поле, и я увидел на нем, увы, куда больше страданий и зла, чем могут поведать наши самые страшные сказки. И я пришел к тебе и хотел бы спросить тебя, о
король, чем могу быть тебе полезен?
Король, внимательно слушавший его, попытался улыбнуться, но горестные складки на лице были так глубоки, что улыбки не получилось.
- Благодарю тебя, - сказал он, - ничего мне от тебя не надо. Ты напомнил мне мать и уже за это прими мою благодарность.
Мальчика огорчило то, что король не сумел улыбнуться.
- Ты так печален, - сказал посланец. - Это из-за войны?
- Он не мог побороть искушения и перешел черту учтивости в беседе, но продолжал допытываться: - Все же скажи, прошу тебя, почему вы, живущие на этой звезде, ведете такие войны? Кто в этом виноват? Нет ли твоей вины?
Король вперился в него долгим взглядом; казалось, дерзкий вопрос пришелся ему не по нраву. Но, отразившись в светлых и невинных глазах собеседника, тяжелый взгляд внезапно потупился.
- Ты еще дитя, - сказал король, - и есть вещи, которых тебе не понять. Война происходит не по чьей-то вине, она возникает сама собой, как буря и молния, и все мы, кто обречен
вести ее, - не виновники, а только жертвы.
- Значит, вам так легко умирать? - спросил мальчик. – У нас на родине смерть никого не страшит, и чуть ли не все готовы, а многие даже рады принять это преображение, но ни один человек никогда даже не помыслит убивать другого. На нашей звезде это невозможно.
Король покачал головой.
- У нас убийства не редкость, - сказал он. - Но мы смотрим на них как на тяжкое преступление. Лишь на войне позволено убивать, ведь на войне убивают не из ненависти или зависти и не ради выгоды, а потому, что так решила община. Но ты заблуждаешься, полагая, что смерть дается нам легко. Если бы ты видел лица наших покойников, то сам убедился бы в этом. Они умирают тяжело, они мучительно расстаются с жизнью.
Мальчик слушал его, немея от ужаса: жизнь на этой звезде была полна мук и печали. О многом еще он хотел бы расспросить короля, но чувствовал себя бессильным постичь связь этих темных и страшных вещей, да и едва ли хватило бы ему решимости понять их. Либо эти горемыки - существа низшего порядка и еще не знают светлых богов и находятся во власти демонов, либо на той звезде все пошло вкривь да вкось по какому-то особенному злосчастию, по изначальной ошибке и нелепице. И мальчик подумал, что подвергать своего собеседника дальнейшим расспросам, понуждать к объяснениям и признаниям стало бы для короля мучительным и жестоким испытанием и всякий ответ стоил бы ему новой горечи и унижения. Эти люди, живущие в темном страхе смерти и все-таки уничтожающие друг друга в побоищах, эти люди, чьи лица могут быть так обнаженно грубы, как у того крестьянина, и так глубоко и невыносимо печальны, как у этого короля, - эти люди внушали ему жалость и в то же время казались странными и почти смешными. Да, как бы грустно и постыдно это ни звучало, - смешными и нелепыми.
Но один вопрос он все же не мог не задать. Если эти жалкие создания просто отстали в развитии и были запоздалыми детьми, сыновьями дремуче-жестокой звезды, если жизнь этих людей оборачивалась непрерывной судорогой и кончалась свирепым смертоубийством, если они бросали павших в сражениях на съедение зверям и птицам - ведь об этом повествуют и страшные сказки доисторической поры, - должны же у них быть хотя бы смутные прозрения будущего, грезы о богах, нечто вроде робких всходов души. Иначе весь этот уродливый мир - не более чем ошибка и бессмыслица.
- Прости, король, - с трепетной мягкостью сказал мальчик, - прости, если я задам еще один вопрос, прежде чем покину твою удивительную страну.
- Спрашивая! - отозвался король, не переставая дивиться этому чужестранцу, который порой казался ему чистым, прекрасным и вырастающим до небес духом и вместе с тем - маленьким ребенком, нуждающимся в покровительстве и не доросшим до понимания серьезных вещей.
- О иноземный король, - начал свою речь посланец, - ты свел меня с печалью. Я пришел из другой страны, и большая птица на крыше храма оказалась права: здесь, у вас, несравненно больше горя, чем я мог вообразить. Страшный сон стал вашей явью, и я не знаю, кто правит вами - боги или демоны. Знаешь, король, есть у нас одно сказание - прежде я считал его досужим вздором. Если верить ему, то и у нас когда-то случались такие вещи, как война, и убийство, и ожесточение. Эти страшные слова давно забыты нашим языком, мы находим их только в старинных книгах сказок, для нас они звучат дико и немного смешно. Сегодня же я убедился в том, что это не выдумка, и я вижу, как
ты и твой народ совершаете то, о чем мы знаем лишь из жутких преданий незапамятных времен. Но скажи мне: разве в душах ваших не брезжит прозрение, неужели вы не ведаете, что творите? Знакома ли вам тоска по светлым, радостным богам, по разумным и милосердным вождям и правителям? Неужели даже во сне вам ни разу не привиделась иная, лучшая жизнь, когда никто не желает того, чего не желают все, где властвуют разум и порядок, где люди встречаются только для того, чтобы одарить друг друга радостью и вниманием? Посещала ли вас хоть однажды мысль о том, что мир - это единое целое и нет ничего сладостнее и животворнее, чем замирание перед его ликом и служением ему всей силой человеческой любви? Есть ли у вас хоть смутное представление о том, что у нас именуется музыкой, и божественностью, и блаженством?
Опустив голову, внимал король этим словам. Когда же он вновь поднял ее, лицо его было преображенным и как будто озарялось улыбкой, хотя в глазах стояли слезы.
- Прекрасное дитя! - сказал король. - Я, право, не знаю, ребенок ты, или мудрец, или, быть может, само божество. Но могу уверить тебя, что все, о чем ты говоришь, знакомо нам и не вытравлено из наших душ. У нас есть сказание о мудреце стародавних времен, который чувствовал единство мира и слышал его в созвучиях небесных сфер. Довольно тебе? Может статься, ты и впрямь из страны блаженства и даже само божество, но нет в твоем сердце того счастья, той власти, той воли, которым нет отзвука и в наших сердцах.
И вдруг он встал во весь рост, и мальчик изумленно уловил мгновение улыбки на лице короля; оно сияло утренним светом, ясным светом, стирающим все тени.
- Теперь ступай, - крикнул он посланцу, - ступай и оставь нас с нашими войнами и пагубами! Ты смягчил мне сердце, ты напомнил мне мать. Довольно, будет, милый, славный отрок. Иди и спасайся, покуда не началась новая бойня! Я буду думать о тебе, когда польется кровь и запылают города, и о том стану думать, что мир есть единое целое, и нашу глупость, и наш гнев, и нашу дикость нам от него не отделить. Удачи тебе! И передай поклон твоей звезде, поклонись и тому божеству, символ которого - сердце, терзаемое птицей. Я знаю это сердце и эту птицу. И прошу тебя, мой милый друг из чужедальних стран: если придет тебе на память твой друг - несчастный король среди смрада войны, пусть он вспомнится тебе не согбенным печалью на походном ложе, а с улыбкой на лице, когда в глазах его были слезы, а на руках - кровь!
Не окликая спящего слугу, король сам распахнул занавес шатра и выпустил гостя. Иными глазами смотрел теперь мальчик на равнину, через которую лежал обратный путь, когда в меркнущем свете дня ему открылся объятый пожарищем город. Сколько мертвых тел и обглоданных лошадиных трупов пришлось миновать посланцу, пока не стемнело и он снова не оказался у подножия лесистого нагорья.
И опять из облаков спустилась большая птица, подхватила его, и они полетели обратно, бесшумно, по-совиному, рассекая ночной воздух. Пробудившись от тревожного сна, мальчик узнал своды небольшого горного храма, у входа в который, в гуще влажной травы, стоял его конь, громким ржанием встречавший наступающий день. И ничто не напоминало о темной птице и о странствии на чужую звезду, о короле и о бранном поле. Осталась лишь какая-то тень в душе, едва ощутимая смутная боль, точно засевшее внутри крохотное жальце. Так тревожит порой бессильное сострадание или сокровенное желание, смущающее наш сон до тех пор, пока мы не встретим наконец того, кому давно мечтали признаться в любви, с кем втайне хотели бы поделиться радостью и обменяться улыбкой.
Посланец оседлал коня, и, проскакав весь день, прибыл в столицу к своему королю, и полностью оправдал надежды своей общины. Король принял его приветливо и великодушно. Коснувшись рукой лба мальчика, он воскликнул:
- Взгляд глаз твоих внятен сердцу, и мое сердце ответило согласием! Просьба твоя будет исполнена прежде, чем ее вымолвят уста.
Вскоре посланцу было вручено королевское письмо. И повсюду в стране его ожидала всяческая помощь: множество цветов, лошади и повозки, гонцы и провожатые - все было отдано в его распоряжение. И когда он, обогнув горы, вышел на пологую дорогу, ведущую в родную провинцию, и вступил в пределы своей общины, за ним двигался целый караван подвод и тележек с коробками, навьюченных лошадей и мулов, и вся эта процессия благоухала прекраснейшими цветами из садов и оранжерей, которыми славится север. Цветов хватило не только для того, чтобы убрать венками тела погибших и пышно украсить их могилы, но и чтобы посадить, как предписывает обычай, в память о каждом из них один цветок, один куст и одно фруктовое деревце. И скорбь по лучшему другу и любимому коню отлегла от сердца мальчика и растворилась в спокойном торжестве души, когда он убрал их цветами и предал земле, а на могилах посадил два цветка, два куста и два плодовых деревца.
Едва он успокоил сердце и исполнил свой долг, как его стали преследовать воспоминания о том ночном странствии, и он попросил у своих близких разрешения провести один день в одиночестве и целый день и целую ночь просидел у дерева раздумий, и перед ним ясной непрерывной чередой прошли картины всего увиденного на чужой звезде. И поутру он пошел к старейшине и в уединенной беседе рассказал ему все.
Старейшина выслушал его и, не сразу оторвавшись от своих молчаливых размышлений, спросил:
- Друг мой, ты видел это собственными глазами или тебе приснилось?
- Не знаю, - ответил мальчик. - Думаю, что это мог быть сон. Но не сочти за дерзость, если я не вижу здесь большого различия, ведь эти вещи и сейчас въяве тревожат меня. Во мне осталась тень печали, и при всей полноте счастья мне не укрыться от холодного дыхания той звезды. Позволь же спросить, глубокочтимый, что мне теперь делать?
- Завтра снова отправляйся в горы, - сказал старейшина, - к тому самому месту, где ты нашел храм. Странным мне кажется символ того божества, я ничего не слыхал о нем, и, кто знает, быть может, это бог другой звезды. Или же и храм, и бог его настолько древни, что восходят к нашим далеким предкам и незапамятным временам, ведь и до нас дошли такие понятия, как оружие, страх и боязнь смерти. Иди к тому храму, милый отрок, и принеси ему в дар цветы, мед и наши песни.
Мальчик поблагодарил старца и последовал его совету. Он набрал чашу светлого меда, каким принято ранним летом потчевать почетных гостей, и взял свою лютню. В горах он нашел то место, где в прошлый раз сорвал колокольчик, и крутую каменистую тропу, уходящую к лесу, по которой недавно шагал, ведя в поводу коня. Но того места, где стоял храм, и самого храма, а стало быть, и черного алтарного камня, деревянных колонн, крыши с большой птицей и самой птицы, найти ему не удалось. И ни один из встречных, кому он описывал святилище, ничего похожего припомнить не мог.
Тогда мальчик повернул обратно, в родные края, и, проходя мимо храма благодарной памяти, вошел под его своды, поставил на алтарь чашу с медом, спел песню под звуки своей лютни и поручил покровительству божества все, что ему недавно привиделось: храм с птицей, убогого крестьянина и покойников на поле брани, но всего настоятельнее - короля в походном шатре. После этого с облегченным сердцем мальчик вернулся в свое жилище, в спальном покое повесил символ единства миров и, глубоким сном угасив впечатления дня, поднялся ранним утром, чтобы помочь своим соседям, которые работали и пели в садах и на пашнях, стирая последние следы землетрясения.


Рубрики:  Литературы
Чувственное

Картины

Вторник, 23 Января 2007 г. 11:30 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошее

Вишня
 (500x438, 57Kb)
Рубрики:  Литературы
Исскуство

Картины

Вторник, 23 Января 2007 г. 11:29 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошее

Каза Камуцци
 (500x550, 57Kb)
Рубрики:  Литературы
Исскуство

Из картин Гессе

Вторник, 23 Января 2007 г. 11:28 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошое

Гессе был и великолепным художником. Талантливый человек талантлив во всем. Его гоные акварели, на самом деле очень приятные на глаз.

Горная деревушка в Тессине


 (500x398, 54Kb)
Рубрики:  Литературы
Исскуство

Гений эпохи

Вторник, 23 Января 2007 г. 11:21 + в цитатник
 (200x240, 13Kb) Настроение сейчас - Хорошее

Кальв.

Герман Гессе появился на свет 2 июля 1877 г. в старинном швабском городе Кальве, расположенном на юге Германии в районе горного массива Шварцвальд. Доподлинное место рождения - дом на рыночной площади Марктплац 6, где с 1874 г. жили его родители Мария (урожд. Гундерт) и Иоганнес Гессе. Маленькому Герману всего только четыре года, когда его отца, миссионера, происхождением из прибалтийских немцев, направляют учителем в школу протестантской миссии в Базеле. В 1886 г. семья возвращается назад в Кальв, и девятилетний Герман начинает посещать реальный лицей. Сначала семья живет в том же доме, где помещается издательский союз и где работает отец, а затем на Ледергассе. Мир, который познает и в который, взрослея, входит будущий писатель, это одновременно и узкий провинциальный мирок, и широкий мир познания протестантских идей, Библии и индийской филологии.

1890 г. мальчика отдают в "иногороднюю" латинскую школу в Гёппингине, специально предназначенную для подготовки к сдаче швабского "земельного" экзамена. За четыре года учебы в лицее, несмотря на несчастливое школьное время, Кальв, который для Гессе "самый прекрасный город между Бременем и Неаполем, между Веной и Сингапуром", стал для него символом родины. Приметы детства и юности в Кальве всплывают неоднократно во многих его стихах и прозаических произведениях. В 1906 г. выходит из печати повесть "Под колесами", написанная по большей части в Кальве и действие которой тоже разворачивается в этом городе. И события в "Германе Лаушере" (1901) и "Кнульпе" (1915) также разыгрываются на берегах реки Нагольд. "Когда я как писатель говорю о лесе или реке, о долинах и лугах, о прохладе в тени каштанов или о запахе хвои, то это всегда лес вокруг Кальва и речка Нагольд, сосновые леса или каштаны родного города, их я имею в виду, как и главную рыночную площадь Марктплац, мост и часовню, Бишофштрассе и Ледергассе, Брюль и Хирзауэр Визенвег…", - писал Герман Гессе о своем родном швабском городе, который он в своих рассказах описывает под вымышленным названием Герберзау.

Маульбронн

15 сентября 1891 г. Герман Гессе, блистательно сдав "земельный" экзамен, становится семинаристом в монастыре Маульбронн. Старинный цистерцианский монастырь, один из самых красивых и прекрасно сохранившихся монастырских архитектурных ансамблей Германии, основанный в 1147 г., стал в 1556 г. в ходе школьной реформы при герцоге Кристофе Вюртембергском евангелической монастырской школой. Иоганн Кеплер (1571-1630) - математик и астроном - учился в ней в 1586-1589 гг., а также знаменитый немецкий поэт-романтик Фридрих Гёльдерлин (1770-1843). В 1807 г. монастырская школа преобразуется в евангелическую теологическую семинарию, которой поручается предварительная подготовка юных воспитанников-стипендиатов путем обучения их древним языкам к будущим занятиям теологией в Тюбингенской духовной академии. Гессе поступает в школу-питомник в возрасте четырнадцати лет. Как и Ганс Гибенрат в повести "Под колесами" и Иозеф Кнехт в романе "Игра в бисер" он живет в комнате "Эллада". Преподавание ведется очень жестко, свободного времени почти нет. Тем не менее в самом начале четырнадцатилетний семинарист чувствует себя в Маульбронне вполне комфортно и очень быстро и легко входит в монастырскую жизнь. Он с увлечением отдается изучению античной и немецкой классики. Переводит Гомера, изучает драматургию Шиллера и оды Клопштока. "Я радостен, весел и доволен. Здесь царит такой дух, который мне очень импонирует", - пишет он в письме, датированном 24 февраля 1892 г. Всего через несколько дней, 7 марта, Герман Гессе без всяких видимых причин бежит из Маульброннской семинарии. После проведенной в открытом поле очень холодной ночи беглеца подбирает жандарм, водворяет его назад в семинарию, где в качестве наказания подростка сажают на восемь часов в карцер. В последующие недели в нем упорно развивается и укореняется депрессивное настроение, друзья отшатываются от него, семинарист Герман остается в одиночестве, страдает от полной изоляции. В мае, после всего лишь семимесячного пребывания в семинарии, отец забирает его и привозит в Кальв. Помимо повести "Под колесами" Маульбронн выведен также как Мариабронн в "Нарциссе и Златоусте" и как "Вальдцель" в "Игре в биссер".

Тюбинген

После бегства из монастыря Маульбронн в 1892 г. родители предпринимают попытку "образумить" подростка и отправляют его в Бад-Болль к пастору Блюмхардту, откуда он попадает в лечебно-исправительное заведение для эпилептиков и слабоумных в Штеттене, после чего родители предоставляют ему возможность продолжить учение в гимназии города Канштатта, но уже через год Гессе упросил их забрать его домой и полтора года работал подмастерьем в механической мастерской владельца фабрики башенных часов Генриха Перро в Кальве. Между октябрем 1895 г. и июнем 1899 г. Герман Гессе на три года становится учеником книготорговца в Тюбингенеји потом еще год работает помощником продавца книг. Место его работы - книжная лавка Хеккенхауэра, Хольцмаркт 5, а комнату он снимает на Херренбергерштрассе 28. Работа продавцом книг приносит ему некоторое удовлетворение, хотя и требует от него значительного приложения сил. Образованность его работодателей внушает ему уважение. Избавившись от родительского надзора, 18-летний юноша принимается с поразительной самодисциплиной за самостоятельное изучение литературы. Прежде всего он читает Гёте и других классиков, их произведения становятся для него литературным Евангелием. А потом он сильно увлекается немецкими романтиками.

Долгие часы проводит он в своей комнатке, внешний мир словно перестает для него существовать, веселая студенческая жизнь кажется ему пустой тратой времени. Исключение составляет лишь дружба (с 1897 г.) со студентом Людвигом Финком, будущим юристом, который со временем тоже станет писателем. Вместе с ним он собирает кружок друзей-единомышленников - petit cenacle (маленькое литературное сообщество). К неудовольствию своих родителей Герман Гессе вскоре приступает к самостоятельному сочинительству. В ноябре 1898 г. он публикует на собственные деньги сборник стихов "Романтические песни", за этим следует томик лирической прозы "Час после полуночи". Кроме того, ему удается поместить несколько стихотворений в разных журналах. Тюбингенский след в творчестве Гессе относительно невелик. Как арена литературного действия город на Неккаре встречается всего лишь дважды. Во-первых, в исторической новелле "В Пресселевском садовом домике", во-вторых, в одной из глав "Германа Лаушера", которая называется "Ноябрьская ночь" и имеет подзаголовок "Тюбингенское воспоминание".

Базель.

В жизни Германа Гессе было два базельских периода: детство с 1881 по 1886 гг. и время работы продавцом книг с 1899 по 1904 гг. Непродолжительные годы жизни в Базеле - отец Гессе был призван из Кальва в Швейцарию в качестве учителя в школе миссии - хорошо запомнились маленькому Герману: "Родиной мне были Швабия и Базель на Рейне", - писал позднее Гессе. Свое детство в Базеле - семья жила на Мюллервег - он выразительно и с большой симпатией описал в "Германе Лаушере" и рассказе "Нищий". Но это время было одновременно и началом первых серьезных столкновений и конфликтов с родительским диктатом. "У мальчика своя жизнь, он обладает огромной внутренней силой, упорством, волей и совершенно удивительным для своих четырех лет независимым разумом. Во что все это выльется?", - сделала 27 марта 1882 г. запись в своем дневнике его мать и посетовала еще при этом по поводу горячей настырности и упрямства ребенка. В 1886 г. семья возвращается в Кальв. Только уже став взрослым, Герман Гессе снова увидит свой "любимый город". После нескольких лет учения и пребывания то подмастерьем, то учеником книготорговца в Тюбингене он переберется в сентябре 1899 г. в Базель и начнет там работать помощником книготорговца. "У меня не было никакого другого желания, кроме как приехать в Базель", - писал Гессе в своих "Базельских воспоминаниях". Сначала он работает в книжном магазине Райха, а с апреля 1901 г. в антикварной лавке Ваттенвиля, где и остается до весны 1903 г. В Базеле он искал и нашел новое, отвечающее его духовным потребностям окружение, ему удалось выстроить для себя круг знакомых из образованных и креативных в культурной сфере людей. Он вхож в дом историка и государственного архивариуса Рудольфа Ваккернагеля и много свободного времени отдает самостоятельному изучению изобразительных искусств. Посещение Художественного музея в Базеле становится одной из самых любимых его привычек. В Базеле Гессе открывает для себя также страсть к путешествиям и пешим прогулкам по окрестностям. Весной 1901 г. он предпринимает двухмесячную поездку по Северной Италии. Во время его второй поездки в Италию в 1903 г. его сопровождает фотограф из Базеля Мария Бернулли. Через год они женятся и принимают решение уехать жить в сельскую провинцию. В Гайенхофене на Боденском озере они находят подходящий крестьянский дом. 10 августа 1904 г. молодая супружеская чета въезжает в него.
 
Гайенхофен.

В августе 1904 г. Герман Гессе переезжает со своей женой Марией Бернулли, с которой познакомился в Базеле, в Гайенхофен. Молодая супружеская пара вселяется в простой крестьянский дом, стоящий на маленькой площади, напротив часовни на горе, с видом на Унтерзее. Годы жизни на Боденском озере связаны у Гессе с его первыми крупными успехами на писательском поприще. Роман "Петер Каменцинд" (1904) критика принимает на "ура", повесть "Под колесами" (1906) бьет все рекорды по продаже. Гессе устраивает свою жизнь в провинциальной тиши и близости с природой, ощущает в себе вкус к "оседлой жизни", творческая работа успешно продвигается вперед, он очень продуктивен как автор. На Боденском озере возникает целый ряд рассказов, кроме того, Гессе приобретает репутацию литературного критика и активно сотрудничает с различными литературными журналами. А еще Гессе становится отцом: в 1905 г. рождается его старший сын Бруно, в 1909 и 1911 гг. появляются на свет сыновья Хайнер и Мартин. С появлением наследников семья заметно увеличилась, и чета Гессе строит, опираясь на поддержку базельского тестя, свой собственный и теперь уже комфортабельный дом на отшибе - на краю Гайенхофена. К этому времени заметно расширяется круг знакомств Гессе, он поддерживает тесный контакт со многими людьми искусства, музыкантами и художниками, последовавшими его примеру и тоже поселившимися в идиллической местности на берегу Боденского озера. Среди них Отто Блюмель, художник-оформитель многих книг Гессе. И Людвиг Финк, друг юности и писатель из Тюбингена, юрист по профессии, тоже поселяется совсем рядом. Чуть позднее к ним присоединяются художники-экспрессионисты Эрих Хенкель и Отто Дикс. Но Гайенхофен все же так и не стал окончательным местожительством Гессе. Он предпринимает оттуда ряд путешествий, которые сам характеризует как "бегство". В 1911 г. Гессе едет в Индию. Год спустя они продают дом в Гайенхофене, и семья переезжает в Берн в Швейцарию.

Берн.

Из Гайенхофена семья Гессе переезжает в сентябре 1912 г. в Берн. Правда, не в сам город, а в хуторской дом в тихом предместье Остермудинген. Гессе находит все, что он искал: красивые пейзажи, близость гор и приятное культурное общество. Однако, как снежный ком, растут семейные проблемы. Мия, как он называл жену Марию, все сильнее страдает начавшимся душевным заболеванием, и Герману Гессе все труднее становится координировать свои действия как отцу семейства и активно работающему писателю, имеющему к тому же заметный общественный резонанс публициста и критика. Именно на этот период его жизни приходится

 
Первая мировая война, против которой он пишет свои антимилитаристские воззвания и принимает участие в работе социальной службы по оказанию помощи немецким военнопленным. После смерти отца в 1916 г. писатель находится на грани нервного срыва, он прибегает к помощи психотерапевта. В 1919 г. Гессе порывает с семьей, покидает после семи лет оседлой жизни Берн и переезжает один в Тессин. Мия уже находится к этому времени в психиатрической лечебнице, детей отдают кого в интернат, а кого оставляют у знакомых. Однако несмотря на все трудности годы жизни в Берне были для писателя плодотворными и успешными. Он заканчивает в это время работу над романом "Росхальде" и повестью "Кнульп" и создает роман "Демиан", который находит восторженный прием, особенно у молодежи, и знаменует собой начало нового творческого этапа, что находит даже свое внешнее выражение, поскольку первоначально Гессе публикует эту книгу под псевдонимом, взяв для этого имя своего главного героя - Эмиль Синклер.

Монтаньола

В мае 1919 г. Герман Гессе покидает Берн и переезжает без семьи на юг, в Тессин. В маленькой горной деревушке Монтаньола севернее озера Лугано он находит живописную "Каза Камуцци" - небольшой романтический замок в стиле барокко, в котором снимает три комнаты. Возможно в тот момент он еще и сам не подозревает, что эта деревушка станет для него постоянным местожительством до конца его дней. С переездом в Монтаньолу начинаются разительные перемены в жизни 42-летнего писателя, находящегося в состоянии глубокого душевного и творческого кризиса. Его брак распался, Первая мировая война внесла в его миропонимание глубокую трещину, а хранившиеся на немецких счетах сбережения съела инфляция. Как писатель Гессе тоже стоит на пороге краха. Но под южным солнцем все мгновенно меняется. Накопившиеся психические перегрузки разряжаются и буквально выливаются в бурный творческий подъем, закладывающий фундамент его мировой славы. Первое лето - это одновременно и лето Клингзора (зеркальное отражение Гессе), который страстно рисует акварели и чувствует себя так же вольготно в своем маленьком замке, как и сам автор в "Каза Камуцци", описанной им в этой повести. В Тессине Гессе начинает много рисовать, в радужных красках запечатлевает он в бесчисленных акварелях живописные пейзажи итальянской Швейцарии. Но это нисколько не мешает ему также интенсивно трудиться и на литературном поприще - в этом новом пристанище гениального писателя родились самые важные его творения. Наряду с "Последним летом Клингзора" здесь написаны "Сиддхартха", "Степной волк" и "Нарцисс и Златоуст". После двенадцати лет жизни в "Каза Камуцци" Гессе переезжает в 1931 г. в "Каза Росса", а затем в "Каза Бодмер" ("Каза Гессе"), которую ему и его третьей жене Нинон предоставляют в пожизненное пользование цюрихские друзья Эльзи и Ганс К. Бодмер. Гессе, который почти уже достиг к этому времени 55-летнего возраста, создает здесь, в тиши и покое, в отрешенности от житейских забот, свои поздние творения, прежде всего вершину своего творчества роман "Игру в бисер" (1943). Как и в Гайенхофене, Гессе живет здесь в тесном общении с природой, работа в саду органично входит в его ежедневный распорядок дня. В годы национал-социализма "Каза Гессе" становится прибежищем для людей, преследуемых по политическим мотивам, среди них Томас Манн, Бертольт Брехт и Генрих Виганд. В Монтаньолу приходит огромное количество писем от читателей: Гессе, ставший для людей высшей моральной инстанцией, с большим прилежанием и железной дисциплиной ведет переписку. По некоторым сведениям, он ответил более чем на 35 000 писем. 9 августа 1962 г. вскоре после своего 85-летия Герман Гессе умирает. Он погребен на кладбище св. Аббондио.

http://www.hesse.ru/


Рубрики:  Литературы

Выходные

Понедельник, 22 Января 2007 г. 16:20 + в цитатник
Настроение сейчас - Жду

В пятницу, после работы мне стало очень плохо. Настолько плохо, что я позвонил домой и сказал, что не пойду на немецкий, а немедленно возвращаюсь домой. Мама даже хотела отложить свой отъезд в Е. Но я ее успокоил, просто в лег в постель и дал успокоиться нервам.

В субботу и воскресенье прошли тихо. Не считая траурного похода я просидел весь день дома и завоевывал викторианский мир. Тем более, что Р. И Н. решили сегодня не выходить. Но по телеку тоже интересного ничего не было.

Воскресенье был более насыщен. В 14:15 я вышел из дома и поехал на игру. Но оказалось, что ее перенесли на 16:00, поэтому я прогулялся к книжному магазину и купил 3 никому не нужные книжки, просто так. После игры подходит ко мне, прям как ведром холодной воды окатили, Х. и говорит, не хочу ли я ее тренировать. Ну, я сказал, что подумаю.

Во время игры мы узнали что у Ф. родился сын. А-а-а-а… Отлично! После игры они затащили и меня в пивную. 2 бокала пива быстро перешли в стопочки с водкой. А потом решили ехать к Э., тем более что у него жена в Китай уехала, поехали допивать. Там снова достали водки. Правда В. после командировки в Шотландию не рассчитал нормы и ему стало «плохо», оставили ночевать его там же. Наша водка с колбасой кончилась и плавно перешла в коньяк с кофе и шоколадом. Хорошо что у Ф. такая крупная организация тела, а то бы живыми не доехали бы дома.

Домой пришел, заснул. На понедельник была встреча с О., обсудим проект Ф.

Решил издавать журнал.


Рубрики:  Из событий дня

20 Yanvar

Понедельник, 22 Января 2007 г. 14:26 + в цитатник
 (200x298, 7Kb) Настроение сейчас - ...

Şənbə günü 20 Yanvar idi. Allahın qəzəbinə gələsiniz lənətə gəlmiş sarıqulaq şovinistlər. Siz ki, Azadlıq və Ana vətəninin bir parçası Qarabağı belə amansızcasına sevən millətimi bir gecədə belə amansızcasına cəzalandırdınız. Hər il, hər günümüz, hər anımız o gecədir. Nə qədər ki, torpağımız azad olmayıb, cinayətkarlar məsuliyyətəc cəlb olunmayıb hər gecə o dəhşəti yaşamağa məhkumuq. 17 il ötür o Gündən, o Gecədən, artıq həmin tarixdən sonra doğulmuş şəxslər məktəbi də bitirdilər, əsgər də getdilər, övlad da doğdular, amma yenə də ilk gün ki, bu gün də Şəhidlər Xiyabanına axan insan selinin ardı kəsilmir. Ana südü ilə qanımıza, iliyimizə işləməlidir o acı, o şərəf.

 

Əslində, gedib valideynləri ilə gəlmiş 5-6 yaşlı uşaqları görəndə, düşünürəm ki, “Yox, nə deyirlərsə desinlər, nə qədər ki, öz istəyi ilə buraya gəlməyə, bu acını yenidən yaşamağa razılaşan şəxslər var, bu Millətin sonu yoxdur!”. Deyirəm, yox az verdik şəhidləri, azdır. 100 yox, 1000, 100000 olmalı idi. Hüquqlarından, yaşamaq hüquqlarında keçdilər, hərəsi bir qəhrəman oldu, amma bu Millət, bu Vətən, bu Xalq ki, var, 8 milyonluq xalqın son nəfərinədək hamısı məhv olsu, amma Vətən sağ olsun.

 

Vətən sağ olsun!

 

Yaşa, var ol, Türk milləti!

 

 

Allah rəhmət eləsin.


Рубрики:  Из событий дня
Туран и тюрки



Процитировано 1 раз

Мольба

Пятница, 19 Января 2007 г. 17:22 + в цитатник
Настроение сейчас - Ужасное

О великий Аллах, дай мне силы пережить эти трудности и раздавить всех своих врагов. Дай мне ненаисть и боль, чтобы и через 10 лет я не забывал совершенной мне измены.

Как можно просить от человека, чтоб ытот его не ненавидел и делать такие мерзости?!


Рубрики:  Из событий дня

Рабочий день 19-го

Пятница, 19 Января 2007 г. 16:07 + в цитатник
Настроение сейчас - Ужасно

Вот, рабочий день закончился, ужасное состояние - не подписан не приказ, и даже она не согласилась меня утешить. Ужасное состояние. Еще один день коту под хвост. А ведь какой прекрасный день был с утра. Ужас, хоть вешайся.

Да еще сегодня у меня экзамен по немецкому. Да ну его. После всего этого, наверное уже не пойду.


Рубрики:  Из событий дня

18-18-го января - Отличные дни

Пятница, 19 Января 2007 г. 11:55 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошее

Не считая того, то мне все еще не дали мою трудовую, это были 2 отличных дня.
Настроение отличное. Особенно после позавчерашнего выхода солей из организма я проснулся очень бодрым с утра в четверг. Потом работал дома и читал. А после обеда вышел из дому. В четверг у меня был непривычный немецкий и еще хотелось заскочить в Банк. Была такая хорошая погода что я пешком от Баксовета дошел до Банка. Ведь зашел еще и в книжный магазин за Башней. Было солнечный день. Такой прекрасный зимний день, что хотелось радоваться и я радовался. В Банке никаких новостей. Просидел час-полтора, потом бы немецкий. Потом домой и сон.
В пятницу с утра вот прибыл на работу а трудовой все нет и еще говорят «Не жди». За что такое наказание?! И там еще мозги делают уже.
Скачал зато аж 7 серий Симпсонов. Теперь иду погулять.


Рубрики:  Из событий дня

Эсперанто

Пятница, 19 Января 2007 г. 10:35 + в цитатник
Настроение сейчас - Опять жду

Эсперанто — искусственный международный язык, его словарный состав основан на лексике, общей для многих европейских языков, а грамматика и система словообразования четко регламентированы. Эсперанто — самый распространенный искусственный (по другому — плановый) язык. Эсперанто призван служить универсальным международным языком, 2-м после родного, для каждого образованного человека. Искусственно создан в 1887 году врачом из Варшавы Л. Заменгофом, псевдоним которого Esperanto.

ЗАМЕНГОФ ЛАЗАРЬ ЛЮДВИК (Zamenhof Lejzer Ludwik). Родился 15 декабря 1859 в Белостоке, в Польше, тогда была в составе Российской империи. По образованию — врач-окулист, обучался в Варшаве, Москве и Вене, филологического образования не имеет. Умер Заменгоф в Варшаве 14 апреля 1917. В 1887 под псевдонимом Doktoro Esperanto (что означает — надеющийся) выпустил первую брошюру, излагавшую его проект нового международного языка, Lingvo Internacia. Позднее опубликовал более подробное изложение проекта — Основы эсперанто (Fundamento de Esperanto в 1905 году. Из всех аналогичных языков этого типа, разрабатывавшихся в конце 19 и начале 20 вв., эсперанто оказался самым удачным. Эсперанто использует корни других европейских языков, от которых с помощью нескольких 10 аффиксов создаются обозначения понятий из различных сфер действительности. Ежегодно с 1905 года проводятся международные конгрессы в рамках Всеобщей эсперантской ассоциации — Universala Esperanto-Asocio. Существует также Всемирное движение эсперантистов за мир — Mondpaca Esperantista Movado. На Эсперанто выходят десятки журналов, сборники научных работ, произведения художественной литературы, переводы. На Эсперанто переведены Библия, «Евгений Онегин» А. С. Пушкина, «Гамлет» У. Шекспира, «Фаус» И. В. Гёте, «Во весь голос» В. В. Маяковского и др.

Педагогическая ценность эсперанто — это влияние эсперанто на последующее изучение других иностранных языков. Исследования показали, что дети, которые сначала учили эсперанто, а потом другой язык, достигали более качественного уровня владения этим языком, чем те, которые не учили эсперанто. Педагогическая ценность эсперанто используется в некоторых средних учебных заведений и в России, и в Венгрии, и в Украине, а также в ряде других странах. У эсперанто большая педагогическая ценность — существенно облегчающая изучение иностранных языков.

Словарный состав: большая часть словаря состоит из романских и германских корней. Есть небольшое количество основ, заимствованных из славянских (польский и русский) языков или через их посредство. Заимствуемые слова приспосабливаются к фонологии эсперанто и записываются фонематическим алфавитом, т. е. исходная орфография не сохраняется. Заимствования из английского: во времена основания эсперанто в качестве международного проекта английский язык не имел своего сегодняшнего распространения, и поэтому английская лексика довольно скудно представлена в основном словарном составе эсперанто (birdo «птица», fajro «огонь», jes «да» и другие слова). В заимствовании из французского: в большинстве основ произошли регулярные звуковые изменения (например, /ш/ поменялось на /ч/). Многие глагольные основы эсперанто взяты именно из французского языка (maci «жевать», marsi «шагать», kuri «бежать», iri «идти» и многие др.).

В целом, лексическая система эсперанто проявляет себя как автономная, плохо заимствующая новые основы. Для введения новых понятий создаётся новое слово из уже существующих в языке элементов, чему способствуют богатые возможности словообразования. Такая особенность языка снижает количество корней и аффиксов, необходимых для владения эсперанто. Грамматику эсперанто изложена в виде 16 правил без исключений (именно в виде 16 правил был издан первый учебник языка). Для письма используется фонематический алфавит, т. е. с однозначным двусторонним соответствием написания и произношения слов на латинской основе. Регулярность правил, и их немногочисленность делают эсперанто более лёгким для понимания и изучения, чем большинство языков мира. Трудно сказать, сколько людей владеют эсперанто сегодня. Разные источники дают оценки около 16 миллионов человек по всему миру.


Рубрики:  Языки

Никогда

Четверг, 18 Января 2007 г. 17:12 + в цитатник
Настроение сейчас - Оптимистичное

Никогда не говорите "Никогда"!

И всетаки я думаю, что пройденный путь, пусть и с ошибками должен внушать больше доверия чем ожидания отнового пути. Ведь и путь от которого уже согласен отказаться тоже был когда-то лучшим вариантом. Не забывай об этом.


Рубрики:  Чувственное

17-го января

Четверг, 18 Января 2007 г. 16:47 + в цитатник
Настроение сейчас - Оличное

Siz görmüsünüz necə ağlayırlar?! Siz, öz ilkinini doğum evində həkim səriştəsizliyi üzündən itirən ananın ulayaraq divara dırmaşıb necə ağladığını görmüsünüz?! Siz, sonbeşik oğlunu komandir mədəniyyətsizliyindən əsgərlikdən sinklənmiş tabutda gətirildiyini görən atanın özünü cilovlamadan hönkür-hönkür necə ağladığını görmüsünz?! Siz, öz lovğalığı ucundan axmaqcasına bir avtoqəzada vəfat etmiş dörd bacının bir qardaşları üçün saçlarını yola-yola necə ağladığını görmüsünüzmü?!... Bax, mən dünən gecə elə ağlayırdım. Dünən gecə ölmüş birisi var idi, onun üçün. O kəs MƏN idim...
17 января был очередным днем в этой невыносимо долгой серии отпускных дней. С утра я читал «Вольтера», еще и переводил. Днем отправился в Академию, но оказалось, что стипендию не выдают, то ли А. глупо пошутил, то ли…, не знаю. Потом отправился в Банк. Рена правда припомнила свой вчерашний «базар» с М. Да ну их. И как раз в этот момент в Скайпе мне написала она. Не надо было мне говорить. СМС да, я за. Но хотя я и добиваюсь общения с ней, наши разговоры всегда. Вот, безусловно всегда в конце приводили к спорам, обвинениям и головной боли у меня. Хотя в этот момент позвонила училка по немецкому языку и сказала что урока не будет, а именно за него я сидел в Банке мне пришлось остаться до вечера, хотя эта фраза, что я наверное уйду, ее кажется очень обидела.
Без 20 минут шесть я вышел, но поехал к дяде. А его дома не оказалось. Вернее, дома никого не было. И я вернулся домой.
Вечером не хотелось ни читать, ни писать и я в своей комнате написал СМСку, так было скучно. Потом написал еще. А потом получал. Читал. И плакал. Может напишу в следующий раз все. А пока, все.


Рубрики:  Из событий дня
Чувственное

Что такое слезы

Четверг, 18 Января 2007 г. 16:20 + в цитатник
Настроение сейчас - Отличное

Плач - одна из форм психологической защиты, которая позволяет освободить психику от негативных, разрушительных воздействий внешней среды. Слезы помогают нам, что называется, "спустить пар".
На языке психоанализа такой способ защиты называется регрессией. Это возврат к прежним (детским) способам действия в аналогичных ситуациях. Каждый взрослый человек, даже хорошо социально адаптированный, время от времени прибегает к подобного рода защите. Люди курят, напиваются, переедают, выходят из себя, грызут ногти, рискованно водят машину, дерутся,  поливают водой -- и плачут. На душе становится легче и теплее. Главное -- чтобы истерики повторялись не часто, чтобы человек мог свое состояние контролировать.
Конечно, лучше проводить такие "оздоровительные сеансы" не на публике, а в уединенном, недоступном постороннему глазу месте или в случайной немногочисленной группе. Существуют даже специальные психотерапевтические занятия, основанные на очищающем эффекте слез и смеха.


Рубрики:  Научное

15-16-го января

Среда, 17 Января 2007 г. 16:08 + в цитатник
Настроение сейчас - Хорошее

Эти 2 дня, наверное, были одними из самых важных в моей жизни. Если можно так сказать, то в какой-то мере поворотными днями. Хотя я обычно приходил к подобным заключениям позднее, но вот сейчас уверен, что это так. Наверное, последний раз, такое большое переломное событие в моей жизни было еще 24 марта 2003 года. Надо как нибудь сесть и определить вот все эти вехи, которые определили мою судьбу.
Не буду говорить, почему так произошло, под влиянием, каких обстоятельств. Но по-моему, то что произошло, произошло к лучшему. Lap yaxşı.
Общее для этих 2 дней было то, что я все еще не уволился и все еще числюсь в отпуске. Хотя с 15-го я еще и официально безработный :-)
Утром 15-го я начал еще серьезнее работать над переводами М. Почти осталось чуть-чуть до середины. Хотя бы это сдам поскорей. А еще я читал, что не менее важно.
В полдень позвонил Г. и предложила встретиться. Больше отказывать я уже не мог. Пришлось принять предложение. В полдень я выехал из дома по направлению к Банку. Решил оставить там до вечера материалы по немецкому. С Г. встретился в 16:00. Потом немного побеседовали, пообедали, попили пива. Уже было довольно поздно, чтобы возвращаться на немецкий и я решил ее немного проводить, тем более что она немного даже побаивалась, кажется. Проводил до дому и быстро вернулся домой, был дома уже в половине девятого.
Впечатления, не самые лучшие. Девушка раскрепощенная, но девушка, которая курит… Нет, это со мной не по пути, даже для дружеских отношений. Мне всегда придется перенапрягаться, чтобы не заявить о своих претензиях открыто. А мне этого не хочется. Я помню тогда, в «Конти», я чуть даже не ушел навсегда. Это был для меня до сих пор самый сильный удар. Благо, а может… А может…
Во вторник события развивались более удачливо, я думаю. Перед обедом позвонил Э. и сообщил что председатель надписал заявление. Нестись в Банк не имело смысла. Но я должен был к вечеру выйти, так как С. собрал всех учредителей «Хазара» и еще я должен был у А. взять недостающую страницу.
Вечерняя гулянка с ребятами отменилась. Встретились с хазаровцами, с нотариусом не получилось. Я вернулся в Банк, встретился с Р. Она подтвердила, что заявление поступило уже.
Кстати, утром звонила М. и побазарила с Р. Блин, не почему все идет так неудачно. Всё! Всё! Всё! Спокойствие. Я не слишком богат чтобы растрачивать нервы на такую чушь.
Вернулся домой. Никого не было. Быстро перевел 1 страницу, почитал, посмотрел новости и завалился спать.

Рубрики:  Из событий дня

Стих

Среда, 17 Января 2007 г. 15:41 + в цитатник
Настроение сейчас - Отличное

Когда-то... Когда деревья были бооооольшими а я маленький мальчик, я услышал это стихотворение. И полюбил. Это была любовь с первого звука. Я попытался его перевети. Но не смог, так же красиво как и автор. Поэтому, я награждаю себя не за результат а за огромную волю к возвеличиванию сего труда

Алмас Йылдырым


«Азербайджан»

Где же та, что меня на лоне цветочном своем породила,
Та, что слезами своими тесто разума моего замесила,
Та, что колыбельную «Усни, малыш» мне пела так мило,
Азербайджан, о, моя несчастная мать,
О, сколько лет мне еще вдали от тебя горевать?

Передать хочу я привет, пусть ветер его заберет,
От Агрыдага до Алагёза вмиг его донесёт,
Сильный глас мой до Каспия пусть продолжит полет,
О, если бы Каспий мог сломать цепи восстав,
О, если мог бы безумства истории остановить, он приказав.

С муганьских и мильских степей передайте мне вести,
О милом Баку, этой розе ветров с благоуханием нефти,
Кто сказал, что предал имя твое я забвению и смерти?
Азербайджан, о, несчастная моя отчизна лишенная любви,
Не умрет во мне вовек ни любовь, ни вечная скорбь разлуки,

Каабой священной воздвиг в глубинах сердца тебя я,
Не надо мне жизни вдали от отцовского края,
Не надо ни Бога, ни веры, ни рая,
Азербайджан, ты мне трон земной и корона небесная,
Пробудись же и ты судьба моя, несчастная.


Рубрики:  Туран и тюрки
Литературы

Выходные, 13-14-го января

Среда, 17 Января 2007 г. 15:04 + в цитатник
Настроение сейчас - Оптимистичное

Выходные пронеслись быстро, но если честно, довольно плодотворно. В субботу, правда всю первую половину дня, учитывая, что я проснулся только в 11 провел на рынке, надо было закупить на всю неделю продуктов, а картошки почти не было и половину времени я простоял в очереди за картофелем. После, приехал домой и только решил, что расслаблюсь и начну готовиться к свадьбе Э. и Р., как позвонил Ф., а был уже третий час и сообщил мне что в 15:00 у нас тренировка, тем более у Дж., адрес которой я не знаю. Быстро побрился, надел костюм, нацепил галстук и поехал на станцию «Низами». Благо там на машине уже ждал меня Ф. с З. Поехали к Дж. Э. и Р. не было, что сказалось на качестве тренировки. Но нормально потренировались. Потом пили пиво, забросили домой З. и Ф. поехал переодеваться, так как он тоже был приглашен на свадьбу.
Məşqdə olanda, lap məşqin sonunda otağa C.-nin kiçik qızı daxil oldu. Aman Allah, hələ 2 yaşı olmamış uşaq uşaq deyil, həqiqi bir nur parçasıydı, onun tünd mavi-bozumtul gözlərinə həmən an aşiq oldum. Bir anlıq toppuş əlindən tutub danışdırmaq... Necə gözəldir bu analıq, bu atalıq hissi... Lap mən də istədim. Kostyumda olmağıma baxmayaraq öz masası arxasında əyləşib, masanın üzərinə rəngli qələmlər töküb dəftərçəsində cızma-qaralar edən qızcığaza qoşulmaqdan saxlaya bilməsim özümü. Çox gözəl idi. Allah saxlasın.
Потом поехали на свадьбу. Свадьба была очень молодежной, немногочисленной и веселой. Но меня по недоразумению посадили за «банковский» стол, и даже из-за 4-5 рюмок, которые я выпил с явным неудовольствием, мне пришлось бегать за другой стол, к атешгяховцам. Я знал и невесту давно, очень хорошая девушка, дай Бог совместного счастья им.
Домой вернулся поздно, уже с Э. и Р., которая была с сыном.
И все таки, на свадьбе опять задумался о своем будущем. С каждым днем, я все больше и больше склоняюсь к мысли, что все таки я не женюсь. Поручить это дело, т.е. поиск невесты для меня маме, очень ответственно, они не смогут найти мне человека который меня поймет, меня поддержит. Не могу я доверять их выбору, найдут мне обычную глупенькую девочку. А самому я доверяю еще меньше. Наверное не женюсь. Но все-таки, как хорошо, когда работаешь не просто для работы, для денег, а ради кого-то. Как я хотел бы, чтобы и меня по вечерам ждал кто-то у окна, волнуясь глядя в окно и на часы, чтобы меня встречали дома радостный смех и теплая еда. Чтобы и меня, ждали…
В воскресенье, после вечерней усталости проснулся поздно. На воскресенье была запланирована только игра. Но прям на выходе позвонила Г. Предлагала встретиться, я кое-как уклонился, пообещав позвонить вечером. Игра прошла нормально, но я конечно же не был в ударе. Потом было пиво, но я отказался, что-то голова болела. Возвращаясь получил СМС-ку от Н. Хоть это меня обрадовало. Решил позвонить ей. Домой вернувшись прослушал «Севаоборот». Из всех кому позвони, никого не было на месте.
Вечер посвятил только чтению. Ноутбука дома нет, пришлось довольствоваться обычном буком. Читаю. Интересно. В городе, так, от нечего делать купил «Еврипида» и «Вольтера» из серии ЖЗЛ. Встретил Ф., Мингечаурского. Все еще учиться в Турции.
Написал СМС-ку М., чтобы не волновались насчет трудовой. Посмотрим, что эта неделя нам даст?!

Рубрики:  Из событий дня
Чувственное


Поиск сообщений в Rufat_Abdulla
Страницы: 27 ..
.. 5 4 [3] 2 1 Календарь