-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в rockgorshok

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.08.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 36

Записи с меткой саша соколов

(и еще 49 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

"анчутка и ветер" "аргументы и факты" "библио-глобус" "евстигней" "книжное обозрение" "красный рок" "московская правда. книга в москве" "пламенеющий воздух" "русский букер" "чайковский или волшебное перо" "черногор" "черногор" джузеппе тартини "эксмо" "юрод" александр киров анатолий гаврилов андре жид андрей белый афанасий мамедов борис евсеев борис евсеев "красный рок" борис евсеев "красный рок" издательство "эксмо" бунинская премия владимир маканин евстигней фомин епископ варнава издательство "время" издательство энтраст трейдинг кот красный рок линия жизни. борис евсеев максвелл московский кремль наталья якунина нг exlibris нг-ex libris николай георгиев ницше пер-арне бодин пловдив университет премия "большая книга" рипол классик русский букер федоров художник виктория фомина эйнштейн эксмо юрий архипов юрий пастернак ясная поляна

Шекспировский размах "Юрода".

Дневник

Вторник, 11 Сентября 2012 г. 14:12 + в цитатник

Повесть "Юрод", вошедшая в книгу  Бориса Евсеева "Красный рок" (длинный список премии "Ясная Поляна 2012"), привлекает внимание и за рубежом. Вот отрывок из книги профессора Стокгольмского университета Пер-Арне Бодина "Язык, канонизация и святое безумие".

Юродство в литературе

Юродство является важным мотивом в современной русской поэзии и прозе. Поэтические примеры будут обсуждаться ниже, в главе о Ксении Петербургской, а здесь мне бы хотелось сосредоточить свое внимание на двух характерных произведениях прозы: в романе Бориса Евсеева «Юрод» (1998) и пьесе Людмилы Улицкой «Семеро Святых» (1993 – 2001).

Действие романа Евсеева разворачивается, почти полностью в психиатрической больнице ... Повествование ведется с внутренней точки зрения, отражая, среди прочего, непреодолимую потребность главного героя, Серова, поганить (пачкать, сквернить) всё вокруг себя. Он лег в лечебницу, чтобы уйти от обвинения в ведении подрывной деятельности, по сути, в участии в государственном перевороте. Его психическое состояние расшатано из-за стресса, но подпав под воздействие окружающих, он начинает вести себя так, словно действительно психически болен. В сущности, он пользуется безумием, как епископ Варнава. Ему грозит принудительная терапия, такая, как лечение электрошоком и инсулиновым шоком в обстоятельствах, сильно напоминающих «Как убежать из психушки» (One Flew Over the Cuckoos Nest). В конце концов, он сбегает из лечебницы, но, сподобившись откровения, становится безумцем во Христе.

Один из мотивов, рассматриваемых в романе, это вопрос различия юродства и обычного психического заболевания. Первое из упомянутого врачи в лечебнице сбрасывают со счетов как простое «шутовство», но один из сотоварищей Серова по больнице таким образом подытоживает это различие:

«В вас есть что-то от юродивого, поверьте! (Серов расслабился вновь.) И они это чувствуют и изничтожат вас, конечно.

Не Россия сошла с ума. Сошла с ума интеллигенция.

А сумасшествие, любой вид его: будь то паранойя с ее несмолкающим бредом, будь то маниакально-депрессивный психоз, будь то сама королева душевной гнили – шизофрения, так вот, сумасшествие всегда противоположно “божеволию”, или, по-московски, юродству.

Именно поэтому нынешние интеллигентные психи (да, да, теперь мы не диссиденты, мы психи, и психи, уверяю вас, настоящие!) объявили на всех уровнях войну высшей правде юродства. Зато сумасбродству жалкому, зато сумасшествию нагленькому дан зеленый свет!

Сумасшедших выпускают из больниц. Берут в правительство. Они играют в театрах, шастают по улицам целыми толпами. Они, они, а не нормальные люди определяют ныне дух и колер России

В романе  осмысливается юродство нашего времени, критикуется постсоветское российское общество, которое – как утверждается на уровне обобщения почти  шекспировского размаха, – наводнено скорее заурядным умопомешательством, нежели божественным безумием. В романе рассматривается процесс, посредством которого индивид приходит к выбору пути блаженного дурачка; он экспериментирует с различными поведенческими  моделями, такими, как жить в грязи и ходить босым (босохождение). Серов учится у другого дурачка, также по книге «Школа юродства», что, возможно, содержит отсылку (а, возможно, и нет) к одноименному литературному произведению Вениамина Яковлева или к роману Саши Соколова «Школа для дураков».

Серов порывает с семьей, или, точнее, семья есть, но, как бы не существует ни для него, ни для повествователя. Он слышит внутренний голос, который ему  говорит: “Возвращайся, поживи. Поюродствуй, даже и над умами повластвуй!”

Таким образом, роман Евсеева предлагает психологическое истолкование юродства. Серов (герой романа) действительно страдает от психического расстройства. Он слышит внутренние голоса, и одержим нарочито дурашливым  поведением. Однако вместо того, чтобы быть излеченным в клинике, эти расстройства превращают его в безумца во Христе и помогают вскрывать вопросы исторических судеб России:

 «Тебе первому скажу! Россия – спрячется! Пока, на время! В себя уйдет. В бомжи, в нищие, в юроды! Но потом из раковины, из будки, из норки тесной, из лохмотьев юродских – выскочит! Да как пойдет плясать по заулочкам... Как пойдет цепами молотить! И скоро уже! Скоро... А ты... Отпусти, дядя! Я б тебе еще сказал, да нельзя тебе больше! Отпусти? А? Я к Кремлю пойду».

 Здесь мы видим литературное отображение феномена изначальной оппозиции, существующей между юродством и психическим заболеванием. Многочисленные цитаты из подлинных клинических случаев, включенные в текст, попросту ставятся в современный контекст. Герой романа одновременно оказывается психически больным, безумцем во Христе и преследуемым правоохранительными органами. В произведении иллюстрируются черты, относимые вышеупомянутыми исследователями культуры (культурологами)  к явлению юродства: амбивалентность; завороженность всем, что безобразно и шокирующе; поиски подлинной реальности и смысла. Все, за исключением другого блаженного дурачка, считают Серова сумасшедшим, да и сам он двояко относится к своему душевному состоянию…

Пер-Арне Бодин. «Язык, канонизация и святое безумие».

Stockholm University, 2009. Стр. 220, 221.

перевод с англ. Нины Бавиной

LANGUAGE, CANONIZATION AND hol y FOOLISHNESS

PER-ARNE BODIN

LANGUAGE, CANONIZATION

AND hol y FOOLISHNESS

STUDIES IN POSTSOVIET RUSSIAN CULTURE

AND THE ORTHODOX TRADITION

STOCKHOLM 2009

Из ЖЖ  http://vashhenkogen.livejournal.com/30105.html


Метки:  

 Страницы: [1]