-Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Фотограф Roel Riphagen
Фотограф Roel Riphagen
23:33 28.10.2014
Фотографий: 7

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.04.2012
Записей: 1004
Комментариев: 292
Написано: 2871


Чего же добилась Дилма?

Суббота, 25 Октября 2014 г. 11:13 + в цитатник

Чего же добилась Дилма?

В октябре 2012 года я встречался в Ресифи Эдуардом Кампушем (Eduardo Campos). После разговора о его деятельности на посту губернатора штата Пернамбуку я спросил его о президентских выборах в Бразилии. Он предпочел не делать официальных заявлений. «Фернанду Энрики был переизбран на второй срок, потому что покончил с инфляцией. Лулу переизбрали, потому что он вытащил миллионы людей из нищеты», — сказал он.

«А чего добилась Дилма?» — «Она начала множество дел, но ни одно не довела до конца». Дилма Русеф — просто Дилма для бразильцев — была фаворитом на выборах и с тех пор оставалась в фаворе. Кампуш со своим тонким чутьем видел за ее слабостью свой собственный шанс, жестоко отобранный у него судьбой трагической смертью в авиакатастрофе в августе прошлого года. Однако это вопрос: «Чего добилась Дилма?» — витал в воздухе во время всей предвыборной кампании. Нынешняя глава государства сумела дать на него лишь половинчатый ответ. И это, на мой взгляд, причина, по которой она может проиграть Аесиу Невису (Aécio Neves) во втором туре голосования 26 октября.

Хотя это не далеко не всеобщая точка зрения. Аналитики убедили сами себя в неуязвимости Дилмы. Считается, что в Латинской Америке действующие президенты не проигрывают (они начали это делать только после 1990 года). Правящая в Бразилии Партия трудящихся (ПТ) — самая богатая и самая популярная в стране. В лице своего наставника и политического союзника, Луиса Инасиу Лулы да Силвы (Luiz Inácio Lula da Silva), Дилма имеет самого эффективного пропагандиста Бразилии, единственного политика, способного говорить понятным языком с бедняками и почти бедняками северо-востока страны и периферии больших городов. Они благодарны Луле и ПТ за десятилетие быстрого экономического роста и масштабные социальные программы: речь идет не только о программе поддержки малоимущих семей «Семейный кошелек» (Bolsa Família), к которой сегодня имеют доступ 12 миллионов семей, но и о стипендиях миллионам студентов.

Половинчатый ответ Дилмы заключается в том, что все эти программы она сохранила, добавив популярную программу обеспечения жильем по низкой цене, планы искоренения бедности и инициативы по решению ключевых проблем, как проблема водоснабжения в сельской местности. Несмотря на экономические сложности в Бразилии практически нет безработицы и реальные зарплаты хоть и медленно, но продолжают расти.

И все же для большинства бразильцев этого уже недостаточно. Их недовольство выплеснулось на улицы во время волны протестов летом 2013 года, собиравшей в кульминационные моменты до миллиона демонстрантов. Основными требованиями было улучшение качества социальных услуг — здравоохранения, образования, общественного транспорта и работы полиции — и борьба с политической коррупцией. Иными словами, бразильцы потребовали создания нового типа государства, на что ни у Дилмы, ни у ПТ не нашлось готового ответа.

С момента начала финанскового кризиса 2008 года ПТ и Дилма начали потихоньку возрождать старое корпоративное государство Жетулиу Варгаса (Getúlio Vargas), лидера национального строительства Бразилии на протяжении половины ХХ века и военной диктатуры 1964-85 годов. Убежденная в том, что англосаксонский капитализм с его принципом невмешательства потерпел крах, Дилма без конца вмешивалась в экономику. Она давила на Центральный банк, чтобы снизить процентные ставки, позволила Министерству финансов пойти на уловки, чтобы выполнить налоговые обязательства, увеличила льготные кредиты государственных банков, чтобы способствовать предпринимательской деятельности, и неоднократно пересмотрела многочисленные налоговые льготы. Результатом стала утрата доверия инвесторов и предпринимателей к ее экономической политике. Инвестиции резко пошли на спад, невзирая на государственные меры по стимуляции спроса. Весьма посредственный экономический рост — при Дилме он в среднем составил 1,6% в год — в этом году сменился легкой рецессией. И если объем инвестиций составляет 17% от бразильского ВВП на фоне 22% в среднем по Латинской Америке, то это тоже потому, что Дилма не смогла позаботиться о благоприятном инвестиционном климате в Бразилии: сложная и обременительная налоговая система, неразвитая инфраструктура, трудовое законодательство, скопированное с системы Муссолини и тысячи бесполезных нормативов и циркуляров. Кроме того, у Дилмы нет политического таланта Лулы и его способности приспосабливаться к обстоятельствам. Сказывается, что бывший лидер профсоюзов воспитывался в традициях прагматизма и деловых переговоров, а Дилма изучала марксизм. Отсюда ее упрямый догматизм, который с трудом вписывается в изменчивую политическую палитру страны.

В силу спада экономического роста правительству не достало денег на социальные программы. Налоговая нагрузка составляет уже 36% ВВП, что приближается к показателю стран ОСЭР. Вышедшие на улицу демонстранты совершенно правы, когда обвиняют власти в несправедливом распределении бюджета — слишком большие суммы оседают в карманах привилегированных слоев населения (чиновники на пенсии, предприниматели, политики). И сейчас бразильцы почувствовали на себе замедление экономического роста: в промышленном секторе начались увольнения, доверие потребителей падает, а инфляция подскочила до 6,7%, способствуя безудержному росту расходов.

В силу этих причин на протяжении всего прошлого года опросы указывали на то, что 60-70% бразильцев хотят другого президента. Но чтобы Дилма проиграла на выборах, их должна выиграть оппозиция. А это непросто. За последние 12 лет Луле удалось поляризовать политическое поле в стране: ПТ и приверженцы Лулы — за народ и с народом, а Бразильская социал-демократическая партия (БСДП) Кардозу и Невиса — это партия банкиров, приватизации и политики затягивания поясов. Что, конечно же, карикатура: Лула мог позволить себе тратить больше благодаря трудной, и часто непопулярной, работе Кардозу по стабилизации экономики, и доходы банковского сектора никогда не были столь высокими как в период правления ПТ. Зато эффективно с политической точки зрения.

Гибель Кампуша дестабилзовала ситуацию вокруг выборов, как отмечает Клаудиу Коуту (Claudio Couto), политолог из Фонда Жетулиу Варгаса. Она остановила рост популярности Невиса по результатам опросов общественного мнения и способствовала рывку вперед Марины Силвы (Marina Silva), союзницы Кампуша по президентской гонке. Вопреки всем ожиданиям это сыграло на руку Дилме. Силва, с ее беспокойством об окружающей среде и требованиями «новой политики» — это символ перемен. Но под яростными нападками ПТ она не смогла убедить избирателей, что сможет управлять двумястами миллионами бразильцев.

У Аэсиу Невиса другая проблема. Будучи частью существующей системы, за свои два губернаторских срока в Минас-Жерайс (второй по зачимости штат страны) он реформировал систему бюджетного финансирования путем шоковой терапии, сохранив при этом одну из лучших систем образования в Бразилии. И все же были вопросы относительно реального желания человека занять главный пост страны, если его основным хобби является ходить по вечеринкам в компании топ-моделей. В своей избирательной кампании второго тура Невис предложил новые решения. Сколотив отличную команду технократов, он обещает быстрое возвращение к устойчивой экономической политике, шоковые инвестиции, налоговую и политическую реформы. Поддержка, которую ему окажет Марина, поможет опровергнуть инсинуации (ложные) ПТ о том, что Аэсиу урежет «Семейный кошелек».

Если только сейчас ПТ не вытащит какого-нибудь грязного дела из личной жизни Невиса, перевесом в его пользу может послужить публичный скандал, связанный с нефтедобывающей компанией «Петробраз». Постоянные разоблачения, указывающие на то, что «Петробраз», самая большая жемчужина в бизнес-короне Бразилии, превратилась, с подачи ПТ, в машину по перекачиванию взяток в партию, очень навредили Дилме. Никто не говорит, что лично она коррумпирована, но, в свою бытность министром энергетики, именно она являлась председателем совета директоров нефтяного гиганта Бразилии. Злоупотребление непрозрачностью зарвавшейся власти в интересах партии — вот в чем, если коротко, беда страны.

За 12 лет, что у власти ПТ, Бразилия созрела для чередования власти и нуждается в импульсе для нового роста и прогресса. Для этого нужна более грамотная политика. Если Дилма останется на своем посту, то ее правительство будет слабым, и ничто не указывает на ее готовность к решительной смене курса. Если победит Невис, эта победа окажет влияние на всю Латинскую Америку, потому что продемонстрирует, что президентская власть многим обязана экономическому подъему за счет природных ресурсов. Экономически тяжелые времена сменятся периодом новой политики, в которой не будет места гегемонии левых.

Майкл Рейд — обозреватель The Economist, эксперт по Латинской Америке. Автор книги «Бразилия: Трудное восхождение глобальной державы» (Brazil: The Troubled Rise of a Global Power).

Источник

Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку