-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Nicanore

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.05.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 33


Как я провел неделю: Махмуд Ахмадинежад

Воскресенье, 21 Июня 2009 г. 09:36 + в цитатник
 (260x50, 5Kb)
До-шанбэ. Затишье после выборов. Я решил расслабиться: ослабил и так уже ослабленный воротник и пригласил двух молодых ополченцев «Басиджа» к себе домой скоротать вечер за настольными играми. Мы начинаем со Скрэббл. Первый басидж набирает 11 очков, второй – 32. У меня – 11 073 очка.


«Не может быть», - говорит первый басидж. Второй бьет его железным прутом. Первый басидж поспешно признает, что он и не думал упрекать меня в жульничестве. «Все дело в необычно большом числе очков, - объясняет он. – Если бы Вы сказали 50, я бы не возражал. Но 11 073? Это неправдоподобно». Второй басидж снова бьет его железным прутом.
 (155x93, 10Kb)
«Брат, - мягко говорю я, - откуда такое недоверие? Разве я не уважаемый человек? Разве за трехсложные слова дается мало очков? И разве не очевидно, что 95% людей в этой комнате считают, что я победил с очевидным преимуществом?».

Первый басидж выплевывает зуб. «Но … нас же здесь всего … трое, - бормочет он. – И даже если бы у Вас были «ц» и «щ» …». Его друг бьет его в третий раз, и он падает под стол. «А теперь, - говорю я, потирая руки, - не сыграть ли нам в «Монополию»?».

Сэ-шанбэ. Великолепная игра, в конце которой у первого басиджа совсем нет домов, у второго – четыре или пять особняков, мне же удалось все пространство от Пикадилли до Мэйфера заставить пластмассовыми моделями Эмпайер Стейт Билдинг и Запретного дворца.
Теперь – в аэропорт. Сегодня я должен присутствовать на очень важной региональной конференции в России. Костюм у президента Медведева очень дорогой.

«Вы, конечно же, не забыли дома галстук?», - насмешливо говорит он и предлагает одолжить мне бритву.

«Я простой человек», - говорю я ему.
 (125x93, 48Kb)

Медведев вздыхает. Они все на моей стороне, говорит он. Разумеется. И он, и Чавес, и китайцы. Все мировые лидеры, известные своим здравомыслием. Однако когда я появляюсь рядом с ними, похожий на американского детектива Коломбо после ночи, проведенной на скамье в парке, это несколько снижает планку. Разве я не знаю, что Тегеран полыхает?

«Во всем виноваты сионисты», - говорю я. «Они что, украли Ваш дорожный несессер?», - спрашивает он.

Чахар-шанбэ. Честно говоря, чувствую я себя не в своей тарелке. Между нами, я понятия не имею, как завязывать галстук. У меня есть один, на резинке, для исключительных случаев, но он ярко зеленый. Наверно, лучше его не надевать.

Я все еще в России. Протесты продолжаются. Получил кризисный звонок от Верховного лидера, аятолла Хаменеи. «Х-ай-мей-на-ии», - поправляет он меня, вздыхая.

У нас проблема, говорит он. И дело даже не в том, что я подтасовал результаты выборов, а в том, сделал это крайне неуклюже. Из-за этого вся исламская революция выглядит как грубая стряпня. «А кому приходится все расхлебывать? - говорит он. - Мне, несчастному, вот кому. Придется в пятницу выступить с обращением к нации». Если кто и может это сделать, говорю я ему, то только он. В конце концов, он же аятолла Хаменеи. «Ха-ма-най-ии», - поправляет он.

«Я уверен, что в прошлый раз Вы произносили это иначе», - ответил я.

Верховный лидер виновато хмыкает. Он признается, что все время произносит свое имя по-другому, чтобы запутать BBC.

Пандж-шанбэ. Вернулся в Иран. Медведев звонит постоянно. Ужасно досадно. Вчера в России мы все отправились на обед. Когда принесли счет, я бросил на стол пару монеток.

«Этого должно хватить, чтобы оплатить мою долю, - сказал я громко. – Я оцениваю ее в 2%». Президент Медведев нахмурился. «Нас тут всего пятеро, - сказал он. – И все мы ели одно и то же». «Если бы сказал 10 процентов, - добавил Уго Чавес, - они бы не возражали. Но 2 процента?».

Это просто грубо. Как будто я держу их за придурков. Я помчался в аэропорт. Железного прута под рукой не было.
 (125x135, 13Kb)
Джом'э. «Ну что же, сказал Верховный лидер после пятничной молитвы, закончив свое обращение к нации. «Это должно исправить ситуацию. Или мое имя не аятолла Х-а-мии-най-айи!».

«А разве Вас так зовут?», - спросил я. Аятолла пожал плечами. «Я уже со счета сбился, - сказал он. – Так, где ты там еще напортачил?».

«Ресторанный счет не оплатил», - смиренно сказал я.

«Ах, да», - вздохнул он, и я протянул ему телефонную трубку.

записал Хьюго Рифкинд (Hugo Rifkind)
Метки:  

Процитировано 1 раз



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку