-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Maria-Pandora_Thistl

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 06.09.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 14465


...

Суббота, 25 Августа 2012 г. 16:42 + в цитатник
Жесть какая-то, что же всех так выворачивает то?

Интересно, зачем я общаюсь с идиотами дольше "Ты кто такой, давай до свидания." ?
Ну ничему жизнь не учит. Тьфу ><.
У каждого своя ноша, конечно. Иногда совсем неподъемная.

...

Четверг, 23 Августа 2012 г. 21:49 + в цитатник
Здесь, по идее, должен был быть текст, полный размышлений, но почему-то все свелось к одной единственной фразе "я ничего не понимаю в себе".
Всегда считала, что уж я то - человек эмоциональный. А главное - полный желаний и устремлений. И вот сижу я здесь такая, ленивая задница, и пытаюсь отличить здоровый похуизм от нездорового. И вроде бы голова моя понимает, что нужно что-то делать. И я даже делаю. Работаю потихоньку... Вчера вот написала абзац "Сказки". Но совершенно не получаю от этого никакого удовольствия. Ни от чего не получаю никакого удовольствия. Раньше меня это пугало, теперь вот - все ровно в этом царстве из ваты. Меня ничего особенно не радует и не огорчает. Только раздражает иногда. Вызывает недоумение или что-то вроде...
Со стороны все это здорово напоминает психологический шок, но и для него должны быть свои причины. Но дело в том, что я их не нахожу. Может быть это просто такой период, когда я ничего не хочу? Хорошо, пусть будет, как будет, раз мой разум бессилен что-либо понять, я оставлю разбираться времени. В конце концов, у меня есть список моих прозрачных, едва живых желаний. В этом списке несколько весьма полезных вещей - выучить английский язык, например. Нужно просто сесть и начать.
Мне просто не нравится жить с ограниченным восприятием ощущений. Как там экстраверты делают? Получают их "извне"?
...
Не получается у меня "заряжаться" от людей. Видимо, не мой способ.

...

Четверг, 23 Августа 2012 г. 02:01 + в цитатник
На ЛиРу не осталось почти никого, кого мне хотелось бы и было интересно бы читать... Или просто время сейчас такое.

...

Четверг, 16 Августа 2012 г. 04:10 + в цитатник
В колонках играет - Gorillaz
Я и два моих брата Леля и Леля собрали гигантские рюкзаки, с нас ростом, нашли самые свои рваные и дерзкие одежды, закупились табаком и вот уже... на низком старте. Ну то есть, братья в кроватках, а я за столом на кухне.
Я хочу, чтобы так было всегда. Чтобы мы собирались вот так втроем, планировали путешествия и - путешествовали их. Чтобы мы втроем готовили, завтракали, варили друг другу кофе - Младший курит на подоконнике, пока Средний вычитывает возмутительные глупости из книг, цитируя и комментируя, я смешиваю черный чай с листьями смородины... Или, вернувшись с очередной странной вылазки из мест, где люди курят самокрутки, ходят по лабиринтам древних и едва держащихся на разрушенных стенах зданиях, музицируют, используя в качестве инструмента все, что попадается под руку и издает под ней какой-нибудь звук, - ужинать, раскидывая по столу все, что купили вкусного по дороге. Хлеб с орехами и обсыпкой, красную рыбу, сыры, пахлаву, печенье, копченые колбаски, чаи в красивых фирменных пакетах... Не знаю. Смеяться. Черт его знает, какое вещество образуется при соединении столь непохожих химических элементов, как мы.
Я хочу вырасти в психолога с пронзительным взглядом и четким, как лезвие скальпеля, сознанием. Я хочу, чтобы в моем сердце помещалось даже то, что сейчас заставляет меня стискивать зубы и сжимать кулаки. Сейчас в моей грудной клетке временами холодно, но чаще все таки живо. Я хочу воскрешать людей из мира мертвых одним словом, одним пересечением взгляда.
Средний хочет свой гараж, где будет собирать мотоциклы. В моем среднем брате росту метр с рюкзаком, и вообще он - хорошенькая девочка с аккуратными, немного детскими чертами лица и всегда восхищенной улыбкой. Она, клянусь, (улыбка) не исчезнет с ее лица, завяжи он войну с самим Дьяволом. Еще Средний хочет маленький козлиный череп.
Младший уже одной ногой в мире своей мечты. В его мире живут сказочные существа с настолько реалистичными лицами и глазами, что я, порою, побаиваюсь в них смотреть. Существа братом вылеплены из пластика, вырезаны из дерева, нарисованы... В мире моего Младшего брата обязательно будет пианино и много винтажной синей одежды.

Это уму не постижимо, какие мы разные. И какие мы все-таки офигенные. Я не знаю, сколько еще мы продлимся, как семья. Мне комфортно с этими двумя сталкиваться в коридоре и болтать о вечном, мыть по очереди посуду и бороздить с рюкзаками просторы скалистой Карелии. Мне редко с кем бывает настолько комфортно, чтобы я могла думать вслух и не замечать посторонних скрипов, шорохов и вздохов. Я могу вытащить свой внутренний мир, открыть и выпустить все, что там движется и мелькает в центр комнаты, не боясь быть не понятой или не замеченной. Кажется, мы семья уже четвертый год... Жизнь показывает мне, что это не гарантия. Ничего - не гарантия. Совсем ничего не гарантия, и схожесть, узнавание душ может оказаться ничем иным, как данностью. И ощущение родства, братства и глубинной близости не обещают тебе вечности с этими людьми даже в размере человеческих мерок.
Но, черт его дери, это так правильно, когда мы просыпаемся рано-рано, чтобы выпить крепкого кофе и отправиться на автовокзал. Там - автобус. Он повезет нас... опять, куда-то, где будет красиво, ново и множество потенциальных фото-кадров.
И мы все втроем сильные. И разные. Нам нужно больше, мы видим очень далеко, требуем от жизни свое и "всегда продолжаем движение". И мне это нравится.
Мои братья, я горжусь вами, хотя и не имею к вашей офигительности никакого отношения. Я горжусь вами за то, что вы не полые изнутри, там, в вас, огромные красочные миры (со своими шлюхами и блэкджеком). Мне никогда не будет с вами скучно. Мне всегда есть, чем восхищаться в вас, интересоваться в вас и это тоже повод быть рядом. Вы для меня книги - хорор-триллер и огромный сборник сказок и приданий. Мне никогда не надоест вас читать.
Я горжусь вами в том, что вы сильные. Вы очень сильные, я на протяжении нескольких лет уже наблюдаю за тем, как вы меняетесь с каждым новым взрывом, с каждой новой облавой. Как вы становитесь глубже, безграничнее и могущественнее в своей силе. И проще. Как с нас всех слазит шелуха, оббиваются острые углы, сходит слой за слоем дешевая краска, оставляя нас красивыми такими, какими мы когда-то не умели быть, а потом научились.
Я обожаю в вас то, что вы четко идете в направлении своей мечты. Иногда медленнее, иногда быстрее, но никогда не сбиваясь с курса.
Я люблю в вас высоту. Кто-то из нас тверже стоит на земле, а кто-то едва касается ее носком туфли, но... Мы всегда макушками где-то там среди звезд. Это совсем не практично. Никакой выгоды. Но я так узнаю "Своих", уж извините.

И когда мы собираемся вместе, я снова вспоминаю тот вечер, где мы идем по Садовой, представляя, как когда-нибудь кто-то из нас, давая интервью, будет говорить:
" А еще у меня есть братья. Они офигенные. Мы очень разные все... Автомеханика, пианино, экспериментальная психология... Но когда мы собираемся, чтобы выпить Б-52 в любимом Баре, Мир - держись!".
И балкончики с цветами в керамических горшках, квартира-мансарда... Своя мастерская. Скульптуры-резьба-по-дереву-строгость-и-элегантность. Не сомневаюсь, младший, что твой дом превратится в настоящее произведение искусств, музей кукольного дома. Уже сейчас в твоей комнате всегда пахнет шоколадом и благовниями. Всегда удивлялась, как ты из ничего, из щелчка двумя пальцами, из пустоты умудряешься создать очередное красивое. Из нелепых, неразличимых деталей - браслет на руку. Из остатков продуктов - крутой обед. Из ниток и железного крючка - восхитительную брошку. Из куска бесформенного пластика - расписную маску.
И тонны металла, запах солярки (наверное), кот-ротвейлер, кожа-берцы, и "Я хочу быть автомехаником. А иногда я хочу одеть туфельки и... не знаю, что я хочу делать. Но что-нибудь непременно в туфельках!". Я знаю, мой дорогой средний брат, ты обязательно пройдешься по верхушкам этого мира на своем вороном мотоцикле. И непременно в туфельках. Ты человек, умеющий вызывать одновременно умиление и военный трепет. В этом твое коварство.

Я смотрю на вас со стороны и верю в вас. Я нахожусь внутри себя и знаю, как нам всем непросто на своем пути, как мы устаем, теряемся, сомневаемся и иногда совсем не находим в себе сил ни на что. Но я всегда верю в нас. Никогда не сомневаюсь в нас.

...

Понедельник, 06 Августа 2012 г. 01:24 + в цитатник
- Да-а, у меня есть два брутальных брата и обоих зовут Леля.
- Действительно, где еще такое увидишь. (с)

Дело в том, что и Алиса и Алена в быту - Лены. И Алису и Алену мамы называют Лелями.

Одна я... Маша. оО

...

Суббота, 04 Августа 2012 г. 15:50 + в цитатник
И всегда наши грустные песни превращаются в нежные мантры (с)

Никто никуда не идет. Все лежат и болеют %)

...

Суббота, 04 Августа 2012 г. 03:48 + в цитатник
Четыре часа утра. Где-то по темным улицам Санкт-Петербурга хмельной тенью движется мой дорогой брат и несет мне сэндвич любви, который должен сделать меня счастливой.
Ну таки да!
Досидеть бы до шести утра.

***

С каждым разом мне все меньше верится, что у меня получится. Дурная перспектива, основанная на большом опыте. Хотя... Любопытство меня не покидает. Всегда интересно, что ждет впереди.

...

Пятница, 03 Августа 2012 г. 15:07 + в цитатник
Бро:
- Прекрасное признание в любви... "Я горю!" Это так по-овенски. Рыбы, наверное, сказали бы - "Я тону..".
- А девы? Девы... "Я каменею"? Хотя, дева - это песок... Меня "пропесочило?"

Я не хочу ничего решать, я хочу мур-мур-мур.

Пятница, 03 Августа 2012 г. 05:33 + в цитатник
Где-то внутри меня должны храниться ответы на все вопросы. Но я, как не загляну туда, обязательно натыкаюсь на что-то нехорошее. ><"
Кажется, это так просто - сесть в тишине, задать себе пару вопросов и самостоятельно на них ответить... Но, это, как уравнение с тремя неизвестными. Когда ничего не известно, ты не можешь найти решение.

Я слишком эгоистична? Или, наоборот, недостаточно ценю свое право на пожелания и выбор?

Хорошо, сейчас, когда я здесь, одна, наедине с собой, рассветом и тишиной, я могу найти время на "поговорить с собой". Оно никогда не бывает лишним, да и вообще... Это приятно, черт возьми. Бро всегда выслушивает меня (*откуда берется его терпение?*), но решение-то принимать мне. Соответственно, на мне будет и ответственность за последствия.

Мне страшно не хватает Катерины: ее мудрости, спокойствия и нежности. Но, очевидно, пришло наконец-то то самое время, когда мне никто не будет помогать Думать. Кроме себя самой. А моя беда в отсутствии адекватности. Вообще... Почему на праздники всем желают какую-то фигню? Почему никто никогда не желал мне адекватности? Это величайшая, очень ценная вещь.

Итак. Мой эгоизм, состоящий из проволочных переплетений предчувствия беды, всегда гонит меня на поиски болеутоляющего. Если я чувствую боль, я превращаюсь в табун лошадей, которые услышали оружейный выстрел. Мы все бежим в разные стороны с диким ржанием, топчим все живое и ищем безопасное укрытие. Возможно, в каком-то небольшом участке мозга и сохраняется здравая мысль о том, что нужно успокоиться... Но, черт. Пока я не разнесу все здесь к чертовой матери, эта страшная стихия не успокоится. А напугать меня чрезвычайно просто, у меня, куда не ткни, везде болит. И вот здесь то начинается раскол.
Быть может, мне стоит научиться терпению и спокойствию? Может быть, я слишком многого требую от окружающих и не требую ничего от себя? Может быть, я сосредоточенна на том, чтобы получать, но даже не замечаю, когда могу что-то дать? Мей би ес, мей би нот, а быть может я енот... оО Когда я не получаю, я начинаю требовать. И обижаться. Потому что у меня в груди гигантская дыра величиной в макрокосмос, где мне постоянно уделяют недостаточно внимания и, видит Бог, что я только не делала, чтобы эту черную дыру заполнить живой материей. Но она, видимо, больше меня в своих размерах, поэтому чуда не произошло, а я осталась на той же точке, где и стояла изначально, не понимающая, где и что я сделала не так. Это, как в Зазеркальной Алисе. Бежишь - остаешься на том же месте. А чтобы попасть куда-нибудь еще, нужно бежать в два раза быстрее. Мне, весело, конечно. Но иногда возникает предательский укол раздражения - почему мне все достается таким трудом? Почему мне с самого детства приходится собирать себя по кирпичикам, чтобы научиться минимуму, позволяющему выживать в этом мире? Тому, что в других людях просто есть само по себе. Как так получилось? Я уже давно не хочу быть супер-героем, я хочу сесть под секвойей и писать сказки. Черт!(
Я бы хотела быть, как Великий Инквизитор - самодостаточной величиной. Дарить, дарить и дарить безвозмездно. Ни от кого ничего не ожидая взамен. Но я не такая большая, мне себя бы удержать на ногах. И вот...
Может быть, все обстоит как раз совсем наоборот? Может быть, мне стоит прислушаться к тому, что я действительно хочу? Почему я постоянно должна подкраивать себя под идеал? Почему я? Я как будто всегда стараюсь подстроиться под обстоятельства. А может быть, стоит просто встать и уйти из этих обстоятельств? Если они меня не устраивают... Мысль, конечно, здравая... Но, как быть с первым пунктом?
Выбор. Почему ты такой трудный, зараза? Ценность, решение... Решение зависит лишь от того, что важнее. Так просто - пфф.

А что мне важнее то? Что?

Прекрасно-прекрасно-прекрасно.

Пятница, 03 Августа 2012 г. 01:46 + в цитатник
Зимняя Индейская песня.

Как из дома в ранний час
Себя я вышел провожать
А вокруг сколь хватит глаз
Снеги белые лежат
В темном сумраке ночном
Свет как снег стал невесом
Осветить свой скудный край
Выходит северное солнце
А в краю зима
Глаза скользят
Я сошел с ума
Сто лет назад
Я из дома сделал шаг
И не нашел пути обратно

Мне теперь не песни петь
Руки паром согревать
Мне, конечно, точно не успеть
Но ты не станешь горевать
Ты не сядешь у окна
Глядеть на снежные стези
Ведь зима на всех одна
И мы одни с тобой на зиму
А еще был друг
Забыл как звать
Как легко вокруг
Как забывать
Бесконечный белый свет
И мы одни на белом свете

Под ноги ложатся дни
И даль ясна насколь видна
Я уйду сойду с лыжни
Я проводил себя сполна
Я исчезну между строк
Истаю в поле точно сон
Надо мною только бог
Зима и северное солнце
Будем видеть сны
Сто лет подряд
Будем ждать весны
Как говорят
Но если я иду к тебе
Бог путников меня не кинет (с) Добровольный оркестр хемулей

...

Четверг, 02 Августа 2012 г. 04:12 + в цитатник
А-ха-ха, этот мир сошел с ума. Именно такие мысли возникают при просмотре новостей. Ну что же... По крайней мере, он не утратил чувства юмора. И я тоже.

"...
Как все дети, росшие без отцов, мы хотим игрушек и леденцов, одеваться празднично, чтоб рубцов и не замечали. Только нет на свете того пути, где нам вечно нет еще двадцати, всего спросу — радовать и цвести, как всегда вначале.

Когда меркнет свет и приходит край, тебе нужен муж, а не мальчик Кай, отвыкай, хороший мой, отвыкай отступать, робея. Есть вокзал и сцена, а есть жилье, и судьба обычно берет свое и у тех, кто бегает от нее — только чуть грубее». (с) Полозкова.

Мы сидим все в том же СОЛе, спустя три года, спустя два года, спустя год... И говорим о всех тех же вещах, которые когда-то имели для нас великое значение. А теперь остались сухим и голым опытом, поводом для размышлений. Наша жизнь, как та жизнь, к которой мы успели попривыкать, обнулилась и сменилась раза четыре, как минимум... А мы сидим в том-же СОЛе. И все тот же пафосный коктейль "Застывшее сердце" подается. Только с каждым годом там все меньше льда. И все то же круглое солнечное лицо со стены смотрит на меня, если сидеть за любимым столиком в зале-для-курящих. И мне нравится, когда в мире в моем есть вещи, которые не меняются. Хотя бы на протяжении нескольких лет. Что бы не случилось в моей жизни, я всегда могу прийти в СОЛ и заказать у них чай с шариком мороженного, плавающего в нем. Это странно и вкусно.

Я думаю о том, что у меня снова, после перерыва в пол года, появляются цели и желания осуществлять их. И мне хочется работать, чтобы зарабатывать деньги на эти самые желания. Итак, я:

1. Я хочу в Чехию. Потому что в похожей стране жил муж Феликса и сам Феликс время от времени, после его смерти, ездил туда - гулять, заходить в кофейни и курить. Возможно, для него это было, как мой маленький Выборг. Только в несколько раз больше. Ну и еще, потому что Прага - это магия приглушенных цветов, как подсказывает мне мое чутье на города. Мы с ней принюхиваемся друг к другу, приглядываемся... (*Бро добавляет - "В средние века там было много геев! Это, конечно не самое большое ее достоинство, но все же"...*).

2. Я хочу фотоаппарат. Моя страсть к красивым моментам переполнила пустующий кувшин желаний... В общем, я больше не могу не понимать - как жить дальше, не увековечив вот ту арку, вот тот цветочек и воооот тех странных людей. В мире столько прекрасного, что можно сойти с ума, если не найти всем этим киловаттам восторгов достойного применения.

3. Я все еще хочу продолжать заниматься психологией и привести в порядок себя, свою семью, своих друзей (и тебя вылечат*)... И всех, кому понадобится моя помощь. Я хочу, чтобы моя любовь не затихала ни на минуту, продолжая расти, набирать обороты и служить мне двигателем для последующих свершений. Я хочу поучаствовать в расстановках и научиться их проводить.

4. Мой триллер! Я хочу сесть и написать его.

5. Я хочу штаны-шаровары, кожаные кеды, осеннюю куртку и, как всегда, стопицот шарфов. У меня есть с десяток, но этого же мало.

6. Я хочу выучить наконец-то английский язык.

7. Я хочу, чтобы мы с сестр все-таки отправились когда-нибудь в путешествие на ее машине.

...

Четверг, 02 Августа 2012 г. 02:20 + в цитатник
Раньше, когда мне было плохо - я шла к Феликсу. Теперь, когда плохо Феликсу, он идет ко мне. Интересно, что будет, если нас накроет обоих? Скорее всего, мы разминемся где-то на развязке Междумирья XD.

...

Среда, 01 Августа 2012 г. 06:45 + в цитатник
Здравствуй, дорогой дневник, я пишу тебе из половины шестого утра, из состояния "мне все скучнее мечтать с каждым годом", из под одеяла...
В последнее время я слишком много думаю, но мало делаю. Даже мало говорю. У меня уже третью неделю сбоит горло и, в принципе, оно не удивительно - Мироздание услужливо намекает мне, что вопрос с вечной неуслышенностью надо бы решать. Мне вообще до одури с детства страшно, что никто меня, такую интересную, не услышит (читай-не-прочитает*), а для меня это засыханию подобно, когда красота внутри меня плещется и не находит выхода. Страх - это сила, которая едва ли уступает по своей мощности Любви, и поэтому способна подавить любые смелые начинания. Стоило мне выйти на тропу сравнений и мой страх, спящий до определенного момента, с готовностью отозвался на знакомый звук медной трубы.
Это хорошо, наверное, что большая часть тех вещей, которые когда-то сводили меня на нет, теперь совсем меня не трогают. И я их не трогаю. Даже по привычке. И вот, все возвращается на свою исходную точку: для меня всю мою недолгую жизнь (тем не менее) важнее всего на свете было писать. Внутри меня постоянно происходят события, по своей масштабности не уступающие битве при Ватерлоо, голоса незнакомых людей сообщают мне мудрые мысли, а чей-то опыт просится на бумагу, требует быть узнанным... И знаете, стоит мне замолчать, закрыть рот и перестать говорить - все это моментально начинает застывать, превращается в камень, складывается в гигантскую кирпичную стену и заслоняет солнце. Мне нельзя, невозможно молчать - это противоречит всей моей природе, моему происхождению, всему моему устройству. Действие внутри меня, постоянные процессы рождения и умирания, - они не прекращают своего существования, даже когда я перестаю писать. Только уходят в никуда и постоянно упрекают меня этим.

Когда я пишу - я чувствую себя рекой, которая делает то, для чего она вообще была создана природой - она мирно течет в соответствии с тем ритмом, который был дан ей при рождении. Ей абсолютно все равно, что происходит там, на дне ее. Она уверена, что все правильно, а от того - свежа и красива. В ней жизнь, в ней покой и сияние. Она отражает все, что происходит на правом берегу от нее и на левом берегу от нее. Она неотделима от биоритмов Земли и всегда изображает небо.
Когда я пишу - в моей голове мой собственный голос диктует мне мысль на удивление складно и мелодично. Он обгоняет любую мысль, способную появиться в моей голове, он не имеет ничего общего с умом или размышлениями - он возникает быстрее, чем я успеваю задуматься. Он просто звучит в каждом уголке моего тела, как музыка из динамиков в большом старом клубе - одновременно и оглушающе. Но, при всем при этом очень мягко.
Когда я пишу - я полностью существую, я нахожусь на своем месте и все находится на своем месте и... В общем, все так, здесь, сейчас и не имеет значения.
Когда я не пишу, я постоянно думаю о том, что мне необходимо писать. Это та ось, вокруг которой вращается моя планета. Моя Солнечная система выстроена из удачных реплик, ярких образов и запоминающихся персонажей. И самое, пожалуй, важное во всем этом мироутройстве то, что это не я танцую движение звезд, а оно само ставит меня на орбиту. Балом правит неизвестное.
Поэтому, я когда я пишу - я дома.

*** *** ***

Я учусь распознавать в себе живое и не живое, и это болезненно дается. Я беру за единственно-верный навигатор собственное сердце и иду им вперед, натыкаясь на преграды, не видимые глазу. Мне все реже страшно, но, когда страх сигналит во мне отступление, это как-то... глобальнее, чем когда было не всерьез. С каждым годом в моей жизни все меньше лишнего и все больше существенного - терять жалко, беречь глупо, а удерживать бесполезно. Печально осознаю, что чаще оглядываюсь назад, нежели продвигаюсь взглядом вперед и это создает темноту, сумятицу. В такие моменты мне кажется, что я не знаю, куда мне идти... А потом голос во мне оживает и вот - страх уступает место буквам. Я никогда не думаю, когда пишу, как никогда не думаю, когда танцую. Я просто чувствую, как мое тело само решает, что ему делать. Я не управляю своими пальцами - кажется, что оно само так происходит - попадают на нужные клавиши, а я с удивлением смотрю на строчки, текущие по экрану. Это великая сила, почти не заметная со стороны. Это могучий источник, из которого можно пить бесконечно, до той лишь секунды, пока не решишь, что он принадлежит только тебе. И в тот момент, когда тебя обует жадность, ты будешь изгнан прочь - в лес, на поляну, среди больших камней - постигать дзен, успокаиваться, молчать.
Нужно уметь слушать. Нужно уметь слышать - это неотъемлемая часть проживания "я люблю".

Простая цепочка. Я замолкаю, я просто перестаю быть, шевелиться, дергаться и тревожиться. И начинаю слышать голос столь отчетливо, что возможно отделить его от помех, белого шума. Голос превращается в свет, а затем и в чистое электричество, транслирующееся из моей грудной клетки прямиком ко мне в пальцы. Я доверяю ему безоговорочно, потому что знаю - не он во мне, а я в нем. Я - малая его часть, а он управитель. И в этом процессе важное заканчивается. Остаются вспышки в пространстве и кристально-чистое счастье. Зеленые всполохи. Оранжевые всполохи. Синие всполохи. Ты в них, как в центре Торнадо. Будто бы со всех краев Вселенной к тебе стекаются воды Мирового океана. Ты река, ты наполняешься ими. Ты дышишь, выходишь из берегов, обновляешься... Ты ощущаешь эту связь со всем Единым, с какой-то частью себя, которая одновременно развеена по всему миру, собираешься в ней в одну точку, находясь одновременно в недвижимом покое и во взрыве - на миллиарды атомов... Рассыпаешься на августовское звездное небо, на бесчисленное множество серебристых частиц и - снова замолкаешь. Ты - транслятор чистейшего электричества в этот момент. Через тебя рождается что-то главное. Для тех, кто посмотрит на это не из тебя - это три, четыре, десять страниц повествования о незнакомых им людях, странных событиях, мелочах, вроде чайного пакетика и полосатой кошке. Для тебя - то, ради чего ты живешь, как ни крути. Оно внутри тебя, поэтому - как ни крути. Оно то, из чего ты соткана. Нитки, из которых ты связана, краска, которой написано твое тело, разум. То, чем ты дышишь и выдыхаешь из себя. Материал, из которого тебя сделали - это умение передавать в форму то, что в тебя заливают из окружающего пространства. Из невидимого, ощутимого кончиками пальцев, пространства. И это то, чем ты прорываешься через все страхи, все агонии реального мира, то, чем ты идешь вперед и это вечная и единственная твоя молитва, не умолкающая в тебе ни на секунду: "Господи, только не позволяй мне замолчать, дай мне слушать и слышать тебя всегда, каждую секунду, научи меня создавать красоту твою тоньше, отчетливее, чище. Господи, только бы так всегда, всю свою жизнь - слышать тебя и передавать в словах, как можно доскональнее, проще и ярче. Через сердце, через свет и жизнь."
Это мой храм, это то, чрез что я общаюсь с Вечностью - через свои сюжеты и ту глубину, в которую падаю через них. Я - тысячи человек, множество лиц, души, которые поют через меня и их голоса раздаются вокруг меня с самого детства - я слышу все. Я всегда знаю - кто-то должен записывать и передавать, рассказывать. Ни чей опыт не должен быть забыт - хроники, архивы, библиотеки. Нет ничего безобразного, если оно честное, нет ничего страшного, если на то воля Его.

А потом я начинаю думать. О том, как выглядит это Не Из Меня. О том, что думают об этом те, кто вокруг меня. Я не слушаю, но прислушиваюсь. Я вычисляю, сравниваю, анализирую и подвергаю жесточайшей критике, я... Но я никогда не меняю ничего в своих рассказах. Это, как прервать электрическую цепочку. Кажется, будто бы мои повести - это бусы, нанизанные из живого мерцания. Уберешь одну бусинку - все рассыпется, начнутся сбои. Поэтому - нет. Никогда.
Но я смотрю на них, на это все, на след света на реальности, злыми и внимательными глазами. И волшебство начинает обижаться, уходить от меня. Голос, разносящийся многоцветным эхом внутри меня, становится едва различим через постоянные размышления, сравнения, сомнения. И я молчу. Я больше не могу говорить, через меня ничего не проходит, не течет, не живет. Я темнее, чернею, болею, черствею и погружаюсь в бессмысленность. И это все страх.
Я боюсь быть не услышанной, мне кажется, что этот свет, время от времени бьющий через меня родником, это моя заслуга. Я понимаю, что это всего лишь бесконечные воды Мирового Океана, но кажется, будто бы ты можешь создать себе из них честь. В действительности все, в чем твоя заслуга, это чистота. Твое достижение - чистота. Чем больше страхов, тем мутнее твоя вода. А нужно, чтобы прозрачная мысль, чтобы свежесть и чтобы дно было видно.
Это сильное. Мне видится, что если я погружусь в него целиком - я пропаду. Меня распылит, меня сотрет и останется только красота, бурлящие потоки красок и перламутра. Мне кажется, что я упаду на землю, буду плакать, буду задыхаться, терять рассудок и память. Со мною было похожее, я помню, что мир потом никогда не бывает прежним и, о Господи, весь абсурд ситуации именно в том, что только оно мне и нужно, только этого я и ищу - зайти в трансформаторную будку и трансформироваться, но, я же помню, как обугливается кожа и слазит слой за слоем. Чужая. Каждая следующая сброшенная кожа - чужая. И так, пока не дойдет до основания. И как смотришь на мир чистейшим взглядом и не понимаешь, как раньше могло быть по-другому, а части отжившей тебя все опадают, отделяются от тебя кусками - и это больно, настолько, насколько бывает, когда мечешься по комнате ночью и очень хочешь кому-то позвонить, взахлеб объяснить, что с тобой происходишь (это смешно, ты не сможешь объяснить) а с тобой продолжает происходить, ты не выдерживаешь, вытягиваешься на полу и слезы катятся по вискам в волосы. Лежишь, как в белом костре и смотришь, как тебя расчищает.
А тебе все мало, ты чуешь всей собой, что там, в этой пустоте, в ней то, к чему тебя нутром тянет, тащит канатом и, сопротивляйся - не сопротивляйся, в ней такая вся ты, что никуда не денешься. Ты жадная до этой чистоты, ты боишься, жмешься к стенам, к людям - прячешься постоянно в чьи-то теплые руки, влазишь в живые сердца, потому что чувствуешь - сейчас, слегка отдышаться, и снова бросок вперед.
И самый быстрый, самый сладкий способ быть ближе к Этому - просто продолжать писать то, что происходит во мне каждый момент моей жизни.

И я еще ни раз замолчу надолго. И я буду бояться и искать себе нишу в застывшем слепке из собственной жизни. И как хорошо, что не в привычках нашей семьи останавливаться. "Просто продолжай движение".
Я маленькая и через меня не многое проходит - меня хватает на маленькие сказки, на тихие повести с кривоватым слогом, на пафосные речи и громкие высказывания, в которых слишком много "Я" и слишком мало связанности слов. Но, клянусь, нет счастья безумнее, совершеннее, чем просто возможность передавать то, что гремит во мне.
И пусть - чаще. Пожалуйста. Только не молчи.

...

Вторник, 31 Июля 2012 г. 17:20 + в цитатник
Мне нравится разочаровывать людей... (с) Бро.

...

Вторник, 31 Июля 2012 г. 05:19 + в цитатник
В колонках играет - Bel Canto
Все начали слушать Bel Canto. А кто виноват?
Мур.^^
IMG_0844 (525x700, 87Kb)

...

Вторник, 31 Июля 2012 г. 01:16 + в цитатник
"Я что многого прошу? Только, чтобы меня не очень сильно любили!"
" - N двигает языком справа налево. Мне это не нравится.
- А мне нравится, как изменилось выражение лиц у этих мужчин.
- Ну, им будет полезно узнать, как не нужно целоваться.
- Боюсь, они не о поцелуях подумали..."
(с) Бро.

...

Четверг, 26 Июля 2012 г. 06:41 + в цитатник
Как же я хочу фотоаппарат!!! Хочу-хочу-хочу!
(Наконец-то я хоть чего-то хочу).

Теперь нужно так же сильно хотеть работать, чтобы купить себе этот самый фотоаппарат.

%)

Среда, 25 Июля 2012 г. 01:01 + в цитатник
[1:02:56] zloyangel113: если не нравится - отключи или вообще снеси программу
[1:07:03] Камышовая кошка: мне нравится
[1:07:11] Камышовая кошка: если ghbyjhjdbnmcz)
[1:07:15] Камышовая кошка: бляяяя

: (

...

Вторник, 24 Июля 2012 г. 16:31 + в цитатник
Билл Гейтс - вот по-настоящему роковой мужчина. Все его ненавидят, но не могут без него... И мечтают выебать.

...

Понедельник, 23 Июля 2012 г. 02:55 + в цитатник
В колонках играет - Uman
Здесь должен был быть гигантский пост, полный душещипательных высказываний и эмоциональных выкриков, но он самоликвидировался, потому что ноутбук выдал ошибку. А знаете, может быть это и к лучшему. Вынесла мусор - и выбросила.

Я очень много живу в своей голове и почти не живу в реальности. Со стороны может показаться, что я не самый неподвижный человек в этом мире, а иногда и порядком деятельная, но, знаете, я с детства жду от себя очень многого. Дело, правда, в том, что я могу действовать только из любви и вдохновения, а когда чувства во мне затихают - я сажусь в углу комнаты, пью кофе и слушаю музыку. И я могу просидеть так несколько дней, путешествуя по другим измерениям и мирам, почти не ощущая своего тела и окружающих предметов. А это значит, что чтобы воплотить в жизнь все свои мечты - я должна состоять из сплошной любви, стать столбом света и чистоты. И на это, знаете, не жаль ни усилий, ни слез, ни иллюзий.
И все же страшно. Я чувствую. Я же всегда чувствую, как это происходит и мне страшно, страшно, чертовски страшно. Я вижу, как рушатся кирпичики, кусочки мозаики осыпаются и пропадают в пустоте, в черничной безграничности Вселенной - связи, нити обрываются, свет, который я видела, выключается. Все, спектакль окончен, роли сыграны, актеры могут смывать грим и расходиться. Завтра будет новая пьеса и новые герои. И я неизменно остаюсь тем, кто стоит посреди опустевшей сцены и держит в руках бутафорскую корону, шляпу, цветок... Со стеклянным взглядом и непониманием. Мир рушится?... Нет, это просто кто-то увозит декорации. Двадцать минут на смену фона, двадцать минут на смену фона!!
Господи, я живой человек. Я быстро привыкаю и долго не могу свыкнуться... Я хочу, чтобы вокруг меня всегда были одни и те же люди и хочу продолжать любить их бесконечно долго, пока жива. Я, как и 99% детей на Земле, хочу, чтобы моя мама жила вечно и моя кошка жила вечно, и мои бро жили вечно, потому что я не умею расставаться. Я не умею, я идеализирую этот чертов мир и для меня он всегда книга. Та самая добрая книга с приключениями, настоящей дружбой и хаппи-эндом. Моя мама всегда учила меня благородству и чистоте, в ней есть все это и вот, теперь я не умею врать, не понимаю предательства и готова сражаться за друзей до последней капли крови. Проблема только в том, что никто не объяснил мне, что не все обязаны воспринимать мир так же.
А еще я хочу, чтобы те же люди, которых я люблю сейчас, оставались со мной до того самого мгновения, пока я не выпью со всеми по последнему бокалу красного полусладкого и не залезу в гроб. И от невозможности этого хочется сесть в углу на корточки и кричать. Потому что...

... я чувствую, как все уходит... (с).

Я всегда чувствую. Я сердцевина - мир вокруг, как торнадо в своем бесконечном, скоростном вихре... Оп. Остановился. Оп - в пустоту полетели обломки... все затихло... Лица людей, когда-то столь дорогих и родных, не вызывают больше ничего. Никаких шевелений внутри. И мне кажется, что это мой маленький уютный домик горит и осыпается обугленными кривыми кусками. Я плела это гнездышко с такой заботливой нежностью, развешивала ярлычки, полочки для бесконечных безделушек, раздавала имена и указания, надевала платья, зарисовывала, зафотографировала и записывала... Вспышка, хлопок - оп. Разрушено, в мгновение смыто гигантской волной. О, великий Шива, твоя непостижимая мощь и бесчеловечность. Дай мне хоть удержаться на краю - я ловлю руками осколки, фотографии, записки на салфетках...

"...собирать вещей не больше, чем входит к тебе в рюкзак,
не заводить собак и детей,
не толстей, не привязывайся, не богатей,
уходи в такую ночь: серебристый зигзаг
молнии, оборванные линии электропередач,
дождь в лицо и немного град.
позади лежат восемь жизней твоих удач
и горят..." (с)

Это было уже и будет десятки раз снова. Я стою столбом, как мачта со сорванными парусами, после шторма. Полнейший стиль... Близится рассвет над бесконечным океаном и я одна, как потерянный кем-то брелок в чаще леса, как человек на асфальте, мимо которого все проходят, не оглядываясь. Как тот, кто с фонариком перешел через реку и пропал в темноте. Я плачу, хватаю за рукав, озираюсь, я не могу понять, почему мое направление снова меняют, ведь вот же была Земля - прямо по курсу. Куда плыть теперь?
Вы когда-нибудь видели, как поворачивают огромный заржавевший корабельный штурвал? С каким скрипом, как нехотя он дает себя сдвинуть с привычного разворота хотя бы на сантиметр?
Но я не хочу так. Я не хочу оставаться там, где больше нет ничего живого. Я не умею создавать из порожнего. И я шагаю в пустоту, в неизвестность. Ухожу оттуда, где больше ничего не осталось, отпускаю нити, разжимаю руки. Баюкать мертвецов и никому их не отдавать - это я умею в совершенстве. Летать - нет.
Человек во мне никак не может понять, зачем нужна эта жестокость - обрастать связями, привязанностями и мечтами, если все это столь ненадежно, что может обрушиться в любую секунду, осыпаться штукатуркой, под которой, неожиданно, вид на открытый космос. Если бил через человека свет и - прервался. Если были в сказке краски - и все поблекли.
Зачем оно так устроено - вот, человек - смотреть на него, запоминать, любоваться, вдохновляться, писать с него картины и воспевать, посвящать повести, рисунки и смски, угадывать цвет глаз, настроение, обозначивать как-то "лучшие друзья", "братья", "муж", запоминать запах тела, одежды (помнишь, как ты на это платье вылила раствор для батика, запах бензина держался долго, а пятно под брошкой и не заметно), создавать в своей голове целый Музей Имени Тебя, говорить всем, как потрясающе, что через него со мной явно говорит Бог, знакомить с любимыми барами (Тебе там точно понравится!), мирами и воспоминаниями... Теми, в коих сотнями живут такие же, когда-то значимые, нежно любимые.
Делать совместные фотографии, планы и истории. Привыкать телом, прикосновениями и взглядом. Все это кажется таким важным и, кажется, будто весь твой мир именно этого и ждал - того момента, когда вот ты понимаешь, как вы двое остаетесь в одном пространстве, а все вокруг исчезает...
Прикасаться рукой к руке, наблюдать и думать "Когда-нибудь и ты превратишься для меня в воспоминание и я буду кому-то рассказывать о тебе. С восхищением, конечно, по-другому я не умею..." - это странные, пугающие мысли. Еще страшнее думать "Я не чувствую ничего". О том, кого привык считать кем-то... Кем-то.

Я иду по Пушкинской дороге, ведущей в Александровский парк. Я люблю осень, люблю запах мокрой листвы, люблю меланхолично-эмоциональную музыку, и обожаю, просто обожаю это ощущение "я одна в своем мирке". Я выключаю телефон, беру деньги, которых хватит на горячий шоколад, и иду. Я очень люблю идти. Я могу идти очень долго, замечая, как вокруг меня сменяются пейзажи. Я люблю, когда прохладно и пахнет свежестью, когда мир течет через меня, как прозрачная вода, а сама жизнь во мне пульсирует - в сердце, в солнечном сплетении, в ладонях - мне все равно обычно, куда идти, я наслаждаюсь каждой секундой ощущения себя.
Я иду и думаю обо всех тех, кто ушел из моей жизни. Беседую с Феликсом, вспоминаю его биографию и свою - пока еще очень маленькую. Или не думаю - просто плаваю в своих эмоциях, чувствах, во вдохновении, красоте, в своей легкости. И понимаю, как приятно мне осознавать себя сейчас абсолютно одиноким человеком, лишенным багажа, тревог и повязанности на ком-то. В этом, отчасти, есть какой-то холод. И свобода. И чистота.
Я путешественник. Это в моей душе, в моей сути. Я путешествую по этому миру и по другим мирам, по людям, по проживаниям, по телам и по сюжетам. Я меняюсь со скоростью глиняного кувшина на вертеле, жизнь постоянно придает мне новую форму, сдирает с меня куски лишнего, доводит меня до совершенства. Я морщусь от боли, дергаюсь, сжимаюсь от ужаса, но понимаю правильность происходящего. Я не умею оставаться на одном месте слишком долго, никогда не умела. Так когда я научилась пускать корни? Зачем я делаю это снова и снова, и все чаще? Видимо, с того момента, когда в моей жизни стали появляться люди, к которым я открыта душой настолько, насколько это возможно. Кто-то, кого я могу назвать Родными. Кто-то, с кем я не убиваю время, а создаю чувства. Кто-то стоящий, настоящий, кто-то, с кем мир становится красочнее и объемней. Но ведь я и не согласна на других людей рядом со мной. Я не согласна на меньшее, на пустоту, на ложь и изображение дружбы там, где ее нет, любви там, где ее нет. Я не умею, совершенно не умею врать. Каждый раз, когда я пытаюсь - изнутри меня рвется кто-то огненно-настоящий, мне кажется, что мне ломает ребра, раздирает горло - я не могу врать, это моя чистота, моя реальность. Исказить ее, значит отравить то, что для меня свято. Я человек Вишудхи, я не могу позволить себе эту вредную пищу - ложь, лицемерие, умалчивание. Для меня высшее проявление доверия - говорить. Просто говорить - красиво, вдохновенно и увлеченно. Говорить о том, что я чувствую, о том, о чем я думаю.
И еще - я не умею делать то, что не приносит мне удовольствия.

Я хочу научиться той степени любви, когда ты не нуждаешься в отдаче и сохранении. Но я смотрю на тех, кто рядом и все еще надеюсь, что так будет долго, долго, бесконечно долго. Я чувствую, как в очередной раз осыпается моя нынешняя реальность и, как мост, разбитый землетрясениям, складывается детально и рушится в пропасть мое будущее, чтобы полностью перестроиться, смениться на новое. Это не впервые. Я давно должна привыкнуть, радоваться, зная, что это процесс усовершенствования, что на месте разрушенного сейчас в мгновение выстроится что-то лучшее, что-то, что я сама создала себе, построила, выслужила... Но мне страшно. Как было страшно отпустить руки от парапета, когда я прыгала с веревкой.
Я не знаю, что и кого я потеряю на этот раз и что обрету в ближайшем будущем. Я знаю, что во мне раскрылось и изменилось, я чувствую, какой этап своей жизни я прошла.
Но, Боже мой, как же я не люблю разжимать руки.


Поиск сообщений в Maria-Pandora_Thistl
Страницы: 92 ... 90 89 [88] 87 86 ..
.. 1 Календарь