-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в dead_art

 -Цитатник

Инструмент не заменяет умения пользоваться им - (0)

Илья Эренбург: «Мы заменили всеобщую неграмотность всеобщим невежеством». Это касается и наш...

Обращение ГКЧП к гражданам США - (0)

Поиграли в независимость — и проиграли «After Tuesday nights debate John Cleese (Monty Python) pu...

дальновидно - (2)

Ссылка

!!! :-) - (0)

Иван Диденко об исследовании творчества Шекспира и работе над осмысленым переводом. - (0)

Гамлет. Работа окончена. Перевод издан. https://youtu.be/iz1xrFLtb3M Перевод издан. Как оказал...

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) ANGARSK ediline
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) ANGARSK

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.08.2003
Записей:
Комментариев:
Написано: 13479



Стивен Пинкер «The Better Angels of our Nature» и идея ползучей гуманизации

Понедельник, 28 Июля 2014 г. 12:16 + в цитатник
Цитата сообщения lj__niece Пинкер и ангелы

Во все века считалось, что гражданская война сама себя продуцирует. Какова была реакция человека классического на тот факт, что у него соседа убили? "Во класс, пойду сам убью трех соседей". Так действовал и древний пластический грек, и европейский рыцарь, и этот славный продукт промышленной революции - европейский национальный патриот. Как реагирует современный человек, даже насмотревшись первого канала? "Да вы что, ошалели, фашисты ватники бендеровцы американцы проклятущие прекратите немедленно". Люди уже не имеют прежней повальной готовности убивать друг друга - не в сетях писать, а вот реально резать ближнего своего ручками. То есть некоторые имеют, но их меньшинство. А раньше было, судя по литературе и историческим свидетельствам, большинство, и всем казалось это совершенно нормальным.

И, да, для тех, кто волнуется, что как же теперь не будет ни пластичности, ни рыцарства, ни патриотизма, а будет единый возлежать трусливый консьюмерист на диване. В сущности, вся Пинкерова мораль уже изложена в Евангелии. Там, правда, это дело сильно опередило свой век, и мало кто понял, но тем не менее - куда уж вам скрепа традиционнее.

Стивен Пинкер, The Better Angels of Our Nature, 2011.

Как человечество постепенно гуманизируется, отказываясь от людоедства, тяжких пыток, жестокого патернализма и проч.

Нейропсихолог и дважды лауреат Пулитцеровской премии Стивен Пинкер ставит себя в невыгодное положение: он доказывает, что человечество с веками становится гуманней. Тезис, в наше время выглядящий наивно, если не прямо нелепо.

Пророки Апокалипсиса всегда в цене. Падение нравов и моральный регресс всякий может наблюдать на примере соседа (но никогда – самого себя), и непосредственный опыт подсказывает, что раньше трава была гуще, чаща чище и все дороги вели в Изумрудный город. Певцы же прогресса перестали быть популярны с тех пор, как ушла эпоха Просвещения, и потускнел культ Разума. Пытающийся доказать, что нравы становятся мягче, выглядит как проповедник теории Вечного мира из салона Анны Павловны Шерер (все читатели соглашаются с юным Пьером, что «вечный мир есть химера»).

Однако Пинкер пишет как раз об этом. На огромном и разнообразном статистическом материале он доказывает, что за последние тысячу лет человечество радикально снизило уровень насилия. Это касается тюремных нравов и обычаев войны, числа убийств, распространения пыток, отношения к детям, женщинам, сексуальным и этническим меньшинствам и животным. Нейропсихолог Пинкер отвергает тезис, что у нашего вида есть биологическая потребность в насилии. Людям свойственно сотрудничать, инстинкт подсказывает нам выгоды взаимопомощи.

Хотя наша культура романтизирует насилие, статистика говорит, что человеку в здравом уме невыносимо убивать себе подобных. Например, исследование Пентагона конца сороковых показало: в столкновениях, где солдаты непосредственно видят противника (в пехотном бою, во время воздушной дуэли истребителей) – армия неэффективна. Практически весь урон противнику наносят два процента солдат, а девяносто восемь процентов – не способны убивать. Увы, в мирной жизни эти героические два процента являются психопатами и (это, напомним, американское исследование) сидят в тюрьмах за насильственные преступления.

Пинкер называет пять исторических сил, которые снижают уровень жестокости. Левиафан: современные национальные государства обеспечивают свою монополию на насилие. Торговля: живой покупатель оказывается выгодней вражеского трупа. Феминизм: растет уважение к интересам и ценностям женщин. Космополитизм: грамотность, мобильность и медиа воспитывают симпатию к людям, непохожим на нас. Власть рассудка: наука подсказывает рациональные подходы к решению проблем.

Мы воспитаны в убеждении, что XX век был самым кровавым во всей истории человечества, что его урок – варварство всегда рядом, слой цивилизации тонок и хрупок, ничто не предохраняет нас от быстрого и радикального одичания. При всем уважении к исследователям банальности зла (с их выводом «палачом может сделаться любой»), они заслоняют от нас банальность добра – само наше возмущение ужасами войны есть плод гуманности, неуклонного прогресса цивилизации.

Даже наиболее отвратительные черты современных конфликтов – дети в роли террористов-смертников, игра «чей первый труп, тот и прав» и «кто первый выстрелил, тот и проиграл», сознательная работа на телевизионную картинку - все признаки новой «гибридной войны», которую ведут не армии, а полупартизанские группы и конкурирующие телеканалы – суть тоже извращенные плоды гуманистического прогресса. Условный «Хамас», умножающий жертвы среди своих, чтобы поставить противника в морально невыгодную позицию, рассчитывает на зрителей CNN, которым жалко чужих женщин и детей. Этот гуманный зритель – гражданин Первого мира и плод его цивилизации.

Роль насилия в делах человеческих снижается, пишет Пинкер, но этот процесс не является ни тотальным, ни непрерывным. Он касается в основном Европы и Северной Америки, и даже в пределах Первого мира всегда есть шанс провалиться в локальную историческую дыру, где вас радостно встретит XII век, игра престолов и прочий солнечный арканар. Общей тенденции это не переменит – через исторически ничтожный срок любое окказиональное безобразие смоет великая река прогресса (хотя лично мы можем до этого момента не дожить).

Ссылка






Из комментариев:

К вопросу о пользе распространения гуманности.
В математической теории игр есть такая модель – голуби/ястребы. Рассматривают популяцию особей, конкурирующих за некоторый ресурс. При возникновении конкуренции могут быть две реакции: убегать или драться. «Голубями» называют тех, кто всегда убегает, а «ястребами» - тех, кто всегда дерется. Оказывается, что в популяции состоящей только из голубей и ястребов есть положение равновесия: определенный процент голубей, при котором она стабильна. Из любого другого положения система постепенно скатывается в равновесное.
Но могут быть и другие стратегии. Например – «рыцарская»: быть голубем с голубями и ястребом с ястребами. Т.е. не нападать первым, но защищаться от нападений. Так вот, что интересно. Система из голубей и рыцарей стабильна при любом проценте голубей, потому что в такой системе рыцарь неотличим от голубя. В системе из рыцари+ ястребы рыцари вытесняют ястребов полностью, потому, что не дерутся между собой. А вот в системе, где с ястребами и рыцарями присутствует много голубей, рыцари полностью вымирают. Ястребы выигрывают у них, за счет ресурсов, отнятых у голубей.
Голуби опасны тем, что могут служить пищей для ястребов.

______________


Комментарий к цитате:

1. Вот почему-то, насмотревшись именно первого канала, люди реагируют, как написано, а (никто за язык не тянул), насмотревшись украинских каналов и разного рода BBC, CNN, да FoxNewsов, вполне-себе генерят дискурс и настроения в русле «убивать и веселиться» — кто не пляшет, тот москаль, кого геть, кого на геляку, а кто разворачивает пропаганду войны как средство увеличения экономического роста для США.

2. Собственно, дело не в том, кто какие каналы смотрит, а в том, продуктом какого общества является та или иная публика. В частности, компенсатором непереносимости насилия выступает техника перекладывания грязной работы в чужие руки. Если уж вспомнили Толстого, то почему бы не вспомнить Салтыкова-Щедрина, у которого в «Пашехонской старине» есть барин, весь из себя утончённый эстет, культурный-образованный, который тихонько, вежливо и культурно говорит приказчику, мол «насчёт Гришки — распорядиться», где «распорядится» — это высококультурный , как это принято во «всём цивилизованном мире», эвфемизм для совершения насильственных и прочих социальнонеодобряемых в возвышенной и утончённой среде, действий, телесных наказаний, уж не помню, что там, толи высечь этого Гришку надо было, толи, как в другой истории из того же произведения привязать к позорному столбу с навозной жижей вокруг. Вот так же и с насилием: резать соседа своими руками — это как-то не комильфо, то ли дело — кнопочку нажать издалека, зато с охватом этих соседей, например, сотри в три разом. Или, вообще, нажать несколько кнопочек — и поджарить сразу пару городов, как, например, было с известными японскими городами, о судьбе которых японцы щяс рассказывают детям в школах, умалчивая о том, кто именно их поджарил.

Далее — психология. Психология — это «наше всё». Одни «заботились о национальной безопасности», другие — «обеспечивали экономический рост», третьи «исполняли свой долг», четвёртые «просто делали свою работу», да «выполняли при/за/каз», и так далее, где всякий мерзавец найдёт себе железобетонное «психологическое» оправдание и обретёт покой и уверенность в себе. Короче говоря, действительно, с одной стороны, нравы смягчаются, но методы адаптации целей и средств к исполнению в условиях смягчающихся нравов прогрессируют куда быстрее нравов. Выдать чёрное за белое в один шаг — одиозно и чревато, но сделать это в несколько последовательных приёмов — запросто. И вот, если в средневековой войне убивать, глядя в глаза, были способны два процента, то сейчас, благодаря развитию всех этих опосредств, убить исподтишка, дистанционно, по телевизору, нажав кнопку итп, способно куда больше, чем два процента.

3. Что касается «идеи вечного мира», так с культурным полем дело обстоит специальным образом. Критики цензуры в СССР утверждали, что отрицательные примеры не несут вреда, так же, как положительные не переселили нас в коммунизм. Так вот, наповерку получается, что отрицательный пример в культурном поле, как правило, работает прямо, имеет прямое действие, а положительный — нет, положительное, оно — как воспитание, усваивается не прямо, а практически исключительно посредством обратных связей, отражённых сигналов, что, кстати, характерно для всего «разумного-доброго-вечного». Разница между условным «злом» и условным «добром» в том, что первое (ястребы) — наглядно максимизирует функцию полезности себя и доступных ресурсов (голуби), а второе, по сути, либо не имеет наглядного представления этой функции (рыцари не атакуют голубей), либо не имеет самой этой функции в короткой перспективе (рыцари не воюют друг с другом). Действительно, берясь за тезис о снижении насилия, автор ставит себя в невыгодное положение, именно в невыгодное, поскольку «всё хорошее» от «всего плохого» отличается именно этим — индивидуальной невыгодностью, ибо выгода от «всего хорошего» тонким слоем размазывается по всему социуму, и в каждом отдельном случае незаметна, как капля в море, а вот «всё плохое» — наоборот, имеет очевидную локальную выгоду, а «плохое» оно — потому, что плата за эту выгоду — потери во всём остальном мире, в сумме превышающие эту локальную выгоду. Собственно, линия разделения добра и зла проходит там, где эти вещи равны.

4. О да, феминизм — это очень важно на фоне атомной бомбы...

5. Роль космополитизма весьма спорна, поскольку, например, транснациональные корпорации, во-первых, потеснили монополию государства на легитимное насилие, узурпировав часть прав на него, при этом не приняв никакой доли ответственности, что, на данный момент, приводит к профессионализации насилия и, как следствие, к его взрывному росту. Возможно, именно благодаря этому эффекту двадцатый век и стал самым кровавым, несмотря на весь гуманизм. Кроме того, космополитизм можно рассматривать, как минимум, в двух ипостасях: и как «плавильный котёл», и как «мультикультурализм», эти социальные технологии имеют разную внутреннюю логику, инициируют разные процессы приводят к разным последствиям.

6. Автор ссылается на статистику, так вот, если руководствоваться статистикой, то есть количественными оценками, то двадцатый век, действительно, самый кровавый, тут и обсуждать-то нечего.. Однако, этот тезис автор отрицает на основании своей интерпретации неких данных. А вот тезис о НЕУКЛОННОСТИ прогресса, вытекающий из той же статистики, он почему-то не желает интерпретировать в противоположном ключе. Тут явная подгонка под желаемый результат. Оснований для интерпретации в первом случае не приводится, как и оснований для её отсутствия во втором. Если в пользу «банальности зла» выступают вполне-себе оправданные допущения и рациональные суждения, то вот в пользу «банального добра» — одно убеждение, что это так потому что это правильно :)

7. Ну и в самом деле, я согласен с автором, что, действительно, некая «ползучая гуманизация» человечества — происходит. Более того, я даже склонен считать уровнем цивилизованности некой общественной формации, сообщества, то, насколько оно в состоянии снизить уровень жестокости и насилия и пребывать в состоянии устойчивого равновесия в любых данных условиях. Однако, тезис о неуклонности прогресса — по-моему, выдача желаемого за действительное, а в интерпретации — очень много признаков выдачи действительного за желаемое. Кстати, это всё любопытно само по себе, форма рефлексии как интеллектуального упражнения на понимание мира, в котором живём, также, как расширение поля эвристики, и это всё, правда, интересно само по себе, однако, сама вот эта штука с теорией игр (и приведённая в комментариях мат-модель с ястребами, голубями и рыцарями), иллюстрирует, что... по большому счёту, ни о чём разговор...
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку