-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Li-Konkurs

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 23.07.2008
Записей: 133
Комментариев: 693
Написано: 881

«Ну вот еще один конкурс» -- скажете вы и будете по-своему правы. Но то важное, что отличает наш от тысяч других — это жюри. Даже если вы не получите приз, ваше произведение увидят профессионалы своего дела, а это уже немало.

ХРОНИКИ УБИЙЦЫ-Часть 4

Воскресенье, 31 Августа 2008 г. 01:35 + в цитатник
ANAMORF все записи автора Глава 7.Приговор
Наверное каждому хочется быть кем то вроде вершителя судеб,каким то богом.Но боги тоже плачут.Мой мир лишь пустота,но в нем я свой бог,в нем я сам устанавливаю свои законы.Я как бог могу решать кому жить а кому умереть,и это право мне дано от природы...Если нам выносят приговор то и мы можем их выносить,но также мы можем и бороться с ним.Если тебе поставлен приговор сифилис или рак легких,то мы можем либо подчиниться ему,либо ему противостоять.Сидя в номере отеля я чувствовал себя забытым.Иногда легче спросить,чем ответить на вопрос.Пустота в которой ты находишься поглощает тебя.Новые вопросы нарастают как снежный ком и ты уже теряешься в них...
Это должно случиться сегодня.Брюс уже дал нам задание с Николь-убить мэра Вашингтона.Этот политик Гордон Смит заслуживал смерти.Он поощрял коррупцию,проституцию,был главарем преступного синдиката этого города.Такие люди должны умереть.Жребий брошен...В большом пент-хаусе он устраивал прием.Мы получили поддельные приглашения.Все что нам нужно-это пробраться как можно ближе к мэру и убить его.Дело не простое,учитывая что его охраняют десятки телохранителей.Но у нас был план.Но не всегда все идет по плану.Жизнь идет не по нашим правилам.И мы можем либо подчиниться им,либо их преодалеть.Но преодалеть не значит выиграть,это значит сражаться и противостоять им.Все наша жизнь борьба.Уже десять вечера.Позвонил телефон.Это был сигнал.Я вышел на улицу.Машина уже стояла.Я сел рядом с Николь.Брюс еще раз обговорил все детали по пути.Мы был готовы.Томительное ожидание.Страх перед будущем...Похоже это единственное что всегда нам мешает.Мы подъехали к пент-хаусу.Без затруднений мы прошли охрану и уже были на банкете.Этот шум,это веселье,разговоры,смех,шампанское...Все это было похоже на место грешников.Здесь были сливки общества.Обычным людям здесь не место.Но это люди тоже считали себя богами,но лишь потому что у них были деньги и власть...Наконец я уловил ухмылку Гордона.Это был старый человек,сторонник старых правил.У него была охрана,бешеные быки на первый взгляд.Николь попыталась подойди к нему поближе.Я видел как они разговаривали о чем то.Она понравилась ему.Я это сразу заметил.Этот ангел смерти всем нравится.Он красив,безжалостен и жесток.Она достала пудру.Это был сигнал.Я незаметно пошел к лифту и поднялся на последний этаж.Я заметил охранника бродившего по нему.Напасть на него из за спины не составило особого труда.Шприц с зеленом жидкостью сделал свое дело.Он мертв.Я оттащил труп в туалет и закрыл кабинку.Я направился в комнату Смита и открыл дверь отмычкой.Все как учили...Я спрятался в шкафу.Я ждал когда они придут.
Через пол часа я услышал как открывается дверь.По голосам я понял что это был Гордон и Николь.Она блестяще сыграла свою роль."Может поиграем сперва в ролевые игры?"-сказала она."Да детка,да".Она разорвала с зановесок две полоски и привязала его руки к кровати.Растегнула его рубашку и сняла брюки.Старик был весь в возбуждении.Она вставила ему кляп в рот.Старик даже не сразу понял что к чему,но когда я вышел из шкафа то ему все стало ясно.Мы выключили свет.Нужно было избавиться от двоих охранников.Николь позвала их они вошли.Два щелчка-и нет проблемы.Теперь можно открыть ему рот..."Скажите кто дал вам заказ?Я заплачу вдвойне,втройне,назовите сумму"-нервно сказал Гордон.Но заказ есть заказ,и уже условия не обсуждаются.Тем более жизнь ничего не стоит."Вы совершаете большую ошибку.Мою смерть никто просто так не оставит.Мои братья вас найдут"-говорил старик."Братья?"-спросила Николь."Да,именно.Я член братства Вольных Каменьщиков.Вы попали в большую игру.Вам не жить после этого". "Вы такие же обычные люди как и другие.Чем же вы отличаетесь?"-не выдержал я."Мы видим мир таким какой он есть,и хотим чтобы все его увидели таким же.Наш мир это лишь иллюзия,и мы можем либо покориться ею как делают многие,либо преодалеть"-сказал старик. "Что значит преодалеть?"-спросила Николь."Понять что ничто не истина и что все дозволено.Что наше кредо не делает нас свободным,оно делает нас мудрыми.Что человек и есть бог,раз он дает жизнь,то он может и отнять ее.Нет,мы не убийцы,мы учителя которые пытаются дать мудрость другим"-все это было похоже на проповедь священника.Я понял что надо кончать с ним.Все должно идти по плану.Но не всегда все идет по плану.Жизнь идет не по нашим правилам.И мы можем либо подчиниться им,либо их преодалеть...
Я не заметил как открылась входная дверь.Все что я помню-это автоматная очередь в старика,которая насквозь его прошила.Я заметил женщину в черном кожаном костюме с черной повязкой на левом глазу.Свет из коридора не дал мне разглядеть черты ее лица.Я получил пару пуль в живот.Она не хотела меня убивать,я это сразу понял.Я был ей нужен.Но зачем?Николь тоже получила несколько пуль...Потом пробел...Я отключился.Я ничего не понимал.Что происходит,кто эта незнакомка,как они узнали,что стало с Николь?Вопросы...Одни вопросы.Иногда легче спросить,чем ответить на вопрос.Пустота в которой ты находишься поглощает тебя.Новые вопросы нарастают как снежный ком и ты уже теряешься в них...
Глава 8.Пространство
"Наше пространство безгранично,наши возможности выходят за рамки нашего понимания.Частота мысли определяется чистотой созерцания всего происходящего.Иногда время не имеет значение,но время наш враг,был и будет всегда,преодолев его мы станем бессмертными.
Итак,я снова оказался на грани жизни и смерти в этом пустующем пространстве.Я не знал где я...Я очнулся от ужасной боли в животе.Пуля,подаренная мне кровавой валькирией,все еще была у меня в животе.Было ясно что на этот раз меня никто не хочет спасать.Было ясно также то что меня кто то предал.Очнувшись,я не открывал глаза пытаясь нарисовать картину этого пространства в своей голове.Я слышал как кто то разговаривал по телефону.Я уловил этот разговор.
"Что значит ничего нельзя сделать Брюс.Слушай не неси херни!...Ничего я не должен.Я не собираюсь сотрудничать с этими козлами,я здесь ставлю условия!Хватит меня успокаивать...Я дам им его,вот и договаривайся!...Он лежит без сознания...Хорошо"-говорил незнакомец.
Так значит Брюс.Как он мог так со мной поступить после всего дерьма что я для него сделал,сдать меня как последнего идиота!Предательство не знает границ.
Мое сознание снова возвращалось ко мне.Я думал...Должен же быть хоть какой то выход.Я приоткрыл глаза.Это было полутемное помещение похожее на подвал.Тот мужчина сидел за столом нервно куря сигарету.Он был в черной камуфляжной форме с маской на голове.Откуда он?ФБР?ЦРУ?Террорист?Мне нужно было добыть у него информацию.Я пошевел рукой.Все в норме.У меня не было оружия,но я придумал план.Я начал изображать инсульт.Незнакомец заметил это и быстро подбежал ко мне.Едва он дотронулся до меня как я быстро вывернул ему руку и схватив за шею начал медленно душить.Он пытался сопротивляться,но я ухватился в него сильно.Я начал задавать ему вопросы,хрипя он отвечал на них.Потом я свернул ему шею.Необходимые ответы были получены,но все не было собрано в единую картину.Недостающая часть мозайки-это Брюс.
Когда мы находим ответы то сразу возникают новые вопросы,это круговорот.Но кое что мне было уже известно.Брюс работал на ЦРУ,а парень которого я убил был посредником который хотел меня кому то передать.Брюс хотел совершить сделку,но во имя чего и для кого?Черт,эти новые вопросы сложнее предыдущих.Теперь я должен бежать отсюда,должен найти Брюса.Направившийсь к двери я услышал шум.Оглянувшийсь,я понял что он доносился из этой комнаты,в самом дальнем темном углу.Я взял фонарь на столе и посветил туда.Я увидел привязаную девушку.Подойдя поближе я понял что это Николь."Боже мой,что эти ублюдки сделали с тобой"-сказал я. "Сейчас это не важно.Я умираю...Я хочу тебе сказать наконец правду перед смертью"-сказала она.Я чувствовал что она мне тогда что то не договорила."На самом деле"-продолжала она,-"Я была агентом...Моя семья погибла из за меня.Мой отец был в братстве Вольных каменьщиков,а я работала в ЦРУ на Брюса.У меня не было выбора...Брюс узнал про моего отца и послал за ним отряд чистильщиков...Мне пришлось смириться с их смертью но в глубине души я жаждала мести.Потом Брюс дал задание убить этого сутенера Ганса,но я провалила задание и от меня не было ничего слышно.Тогда Брюс послал тебя за мной,а заодно и убить Ганса...Но все не так просто как ты думаешь.А та женщина что стреляла в нас...это была..."-и все.Николь замолчала.Она была мертва,но ее красивые глаза все еще смотрели на меня,но в них уже не было жизни...Собравшийся с силами я направился к выходу.Там никого не было.Я вышел на улицу и исчез в толпе чтобы потом вернуться.Меня хотели загнать в ловушку,но теперь я сам буду их устраивать.Я подошел к телефоному автомату и набрал Брюса.Он сказал чтобы я приехал к нему,он ничего еще не знал.Это будет конец,последнее дело и я уйду...
Рубрики:  Литературный конкурс

Поэт

Суббота, 30 Августа 2008 г. 21:54 + в цитатник
Внук_Рода все записи автора В одно время, жил поэт. Когда он начал писать, был молод и наивен. Он дарил людям свои стихи, а с ними дарил частичку души. Но не все, далеко не все люди воспринимали его стихи. Многие бросали ему в лицо горькие фразы: «Ты не поэт», «Твои стихи навоз», «Не порти воздух которым мы дышим и землю, по которой мы ходим».
А он отдавал и отдавал людям частицу сердца. Писал, созидал, дарил.
Но однажды он отдал последнюю частичку себя. В его груди стало нечему биться, и он тихо ушел в вечность.
Но не исчез. Не пропал, потому, что остались сердца, которые поняли и приняли его стихи.
И узнав, что поэт ушел, они отдали часть себя. И создали ему новое сердце, чтобы поэт жил и вновь дарил стихи людям.
Так пусть у каждого поэта будут сердца, которые его понимают, и готовы отдать часть себя, чтобы поэт жил…
Рубрики:  Литературный конкурс

Метки:  

ларец.. делу венец

Суббота, 30 Августа 2008 г. 18:18 + в цитатник
Anattoria все записи автора Кто играл в пиратов, открывал неизведанные острова и покорял далекие миры?
Кто искал клады и несметные сокровища?
Вооооот!

Однажды, еще в стародавние времена, две смелые подружки-пионерки, отдыхая с родителями на черноморской турбазе, давно и тщательно вынашивали план поиска древнего клада, зарытого именно здесь аж самой Марией Медичи, не иначе)))!

Только вот представьте себе как 1600 каком-то году Мария Медичи вдруг поперлась через всю Европу.. аж полгода почти.. на берег Черного моря и там, не жрамши (не...), специально зарыла ларец и опять полгода перлась назад, кое-как добралась и от счастья сразу построила в Париже люксембургский дворец ))))))

После научных поисков с лозой, и еще какой-то там бодягой, было выбрано самое подходящее для рытья место - прямо напротив общественного туалета. Возле кустов с розами, да.
Отважные искательницы заветного сокровища выждали послеобеденное время, когда всех обитателей турбазы разморил здоровый сон, и никто не мог помешать их творческому труду… и с азартом приступили к задуманному.
Копали долго и тревожно.
Вроде, никто не мешал… но и клад что-то долго не появлялся.
Вдруг.. наконец-то!
Наткнулись на что-то металлическое! Аккуратно расчистили поверхность и внимательно, археологи могут только завидовать, обследовали...
«Сканирование» деталей показало исследовательницам, что это крышка заветного ларца Медичи... да и ручка имеется. Витая!
Ликованию удачливых кладоискательниц не было предела!
Вот! Сейчас, сейчас свершится долгожданное чудо!

Только вот любительницы приключений вот никак не рассчитывали, что проснувшийся родитель подружки захочет посетить общественно-полезное место рядом с их раскопками..
Он, таки, увидел подруг и их творчество, изменив первоначальный курс, степенно подплыл к ним..

Девчонки (а куда им было деваться) радостно и на перебой стали рассказывать дяде Леше, что нашли замечательные сокровища и ларец Марии Медичи!
Он, оценив положение дел, трудозатраты и рвение подруг, торжественно сообщил им:
- уважаемые дамы, это канализационный люк!
Рубрики:  Литературный конкурс

Россия, 1870 год

Суббота, 30 Августа 2008 г. 15:01 + в цитатник
Посол_Третьего_Рейха все записи автора Серебристые капли росы утренней появились в большом саду перед домом Александра Сергеевича Захарова. Где-то запел деревенский петух, приветствуя зарю новую, приветствуя новый день.
- Батюшки, Александр Сергеевич! Утро уж на дворе! - воскликнула Бекаева Мария, дочь покойного сельского учителя, подскочив и прижав к полной груди маленькую, почти детскую, ручку.
- Чего страшишься ты, Машенька, душенька моя?- мягко спросил Александр Сергеевич, вставая со скамьи и привлекая молодую девушку к себе.
- Пора мне, Александр Сергеевич, родненький! Муж меня палкой забьет. Боюсь я его!
- Не муж он тебе, Маша,- нахмурившись, холодно процедил тот. - Он насильно женил тебя на себе. Вы не венчаны в церкви. Не благословен союз ваш. Он однажды назвал тебя женой своею, ибо никто по доброй воле не пойдет за него. Его боятся. Родители ваши, Царство Им Небесное, давно уже преставились. Они бы никогда не благословили брак ваш: вы брат с сестрою.
- Брат с сестрою не по крови. Матушка с батюшкой нашли его на крыльце дома своего, когда меня еще и в помине не было. А чье дитя это, они так и не изведали.
- Его крестили, однако дух злой в нем угадывался. Его страшились с самого детства: он различествовал умом, смелостью, но не было в нем живости, беззаботности и веселости детской. Всегда мрачен, задумчив. Он сельский учитель, но родители, опасаясь его, иногда забирают детей из школы. Я знаю историю эту, Машенька. Я все знаю. Управляющий мой, Фалеев, все мне рассказывает: как бьет тебя брат твой, как не разрешает тебе в церковь ходить, с батюшкой нашим знакомства водить, как ненавидит он все дышащее, живое, как ненавидит и Господа нашего. Не в тягость ли тебе, моя красавица, жить с этим нелюдем? Только прикажи, и я от мук тотчас же тебя избавлю! Или засудят его без суда на каторгу, в Сибирь. Прикажи, и он исчезнет, а ты станешь женой моею.
- Не благословит нас батюшка ваш, Александр Сергеевич! - в голосе девушки слышались тихие ноты печали и кроткого смирения. - Я бедна и незнатна, а вы дворянин.
- Ну что ты, Маша! Отец благословит нас. Девушка ты ученая, отец твой мог бы и меня выучить лучше, чем эти немцы, да французы. Отец поймет любовь нашу. Он добрый человек.
- Боюсь я Виктора, Александр Сергеевич. Колдун он.
- Не счастлива ты, Маша.
- Такова судьба моя, Александр Сергеевич. А нынче пора мне. Боюсь я гнева его.
И, больше не задерживаясь, она поспешила домой, скрываясь под покровом туманов, низко нагнув голову, боясь встретить кого-нибудь из деревни. Тишь рассветная сменялась тишью утреннею, более хрупкой, прозрачной, неустойчивой, осенней. Пастух гнал коров в стадо, и маленькая старая собачонка прихрамывала рядом с молодой, большой и крепкой.
Дом их находился в конце села у самой кромки леса. Порою по ночам Маша слышала вой волков и всем станом содрогалась, вспоминая, как когда-то они всей семьею отправились в лес по грибы и встретили старого волка, один глаз которого уже вытек, на морде его виднелся огромный шрам от уха до носа. Он оскалился, и ей стало дурно от его злобного взгляда, светящегося голодным светом, полным ненависти и жажды крови. Тогда Виктор, в восемнадцать лет уже достигший мужицкой дюжей силы, протянул руку к нему, и волк заскулил. Затем лютый зверь развернулся и ушел в чащу. Эта странная близость с волками сильно напугала тогда всю семью.
Войдя в темный холодный, но довольно большой и уютный дом, Маша осторожно притворила дверь за собою и вошла в спальню, ожидая увидеть там спящего Виктора, но постель была пуста.
- Боже Святый! - испуганно выдохнула она, попятившись и сжавшись.
- Я говорил тебе, Мария! Не упоминай имя его в доме моем!
Позади нее стоял Виктор, прислонившись к двери. На нем были длинные черные одежды, как у священника, только не было в этом человеке ни божьей любви, ни божьего благословения. Он был далек от православия, исповедание это тяготило его. Но скрывал он безбожность свою, дабы жители здешние прониклись к нему доверием и приязнью.
- Где ты был, Виктор? - прошептала Мария, опасливо пятясь и начиная дрожать, плотнее укутываясь в длинный черный шерстяной платок.
- Где ты была, Машенька?
Девушка подняла на него взор, испуганный, затравленный. Она оглядела лицо его бледное, с правильными и красивыми чертами, черные волосы длиною до плеч, могучий стан, и прошептала:
- Нынче утром я была в церкви, батюшка.
- Не лги мне, Маша, - Виктор с мягкою ледяною усмешкою двинулся к ней, пронзая ее лютым ужасом. - Ты знаешь, как тебя за ложь наказываю… Насквозь вижу. Ты двоедушна, неискренна. Где была ты?
Маша не смела говорить, боясь двинуться.
Виктор подошел к ней, испытующе посмотрел ей в глаза и сильно ударил по лицу. Девушка вскрикнула и плашмя упала на пол. Щеку обожгло яростным огнем, и все перед глазами пустилось в пляс неистовый. Ей казалось, что она падает в глубочайшую пропасть, вылезти из которой невозможно, что земля перевернулась, и все полетело в пропасть геенны, исчезнув в ее огнедышащих ямах.
- Ты опять была у него, блудница проклятая? - яростно закричал Бекаев, поднимая ее на ноги и сжимая волосы ее. - Ты осрамила меня! Ты бесчестишь мое имя!
- Ты собственными усилиями попрал честь свою, - воскликнула та, вырвавшись. - Это твои деяния нечестивы! Я не жена тебе! Мы не венчаны по закону Божьему! Ты насильно взял меня! Поступком этим ты отвернул от нас всех друзей и соседей наших! Ты антихрист, ты изувер!
Бекаев подскочил к ней и снова ударил, швырнув на постель.
- Ты стала женой моею в ту минуту, когда я возобладал над тобою! Кто же теперь возьмет тебя, принадлежавшую другому мужу? Может, твой богобоязненный Захаров? Или его отец, повеса, распутник, гулена, блудник, обесчестивший не одну глупую девку в этой деревне, сманив их сладкими посулами и золотыми да серебряными горами!
- Нет! Сергей Илларионович Захаров – почтенный человек!
- Не говори того, чего не знаешь! – загремел Виктор, едва не сломав ее руку. - Если еще раз ты ослушаешься воли моей и к нему пойдешь, я убью его и прокляну весь гнусный род его! Ты знаешь, что случалось с теми людьми, чей род был мною проклят! Ты хочешь такой же участи для молодого избалованного барина? Остерегись! Ибо ты получишь ее!
После того, как он взял ее силою, он отвернулся от нее, а потом встал с кровати, оделся и вышел из дома, холодно затворив за собой дверь. Едва он исчез, Маша застонала, завыла, залилась слезами горькими, в подушку пряча лицо свое, красота которого должна быстро увянуть за бесчисленными заботами и скорбями жизни с человеком, который на веки вечные лишил ее надежд на счастье. Она была безутешна, ибо знала, что не долго проживет с этим зверем, у которого не было ни души, ни чувств - все безвозвратно ушло к тому, чье имя нечестиво, и источает всю злобу, способную поглотить все человеческое и светлое. Сатана, - и нет ему прощения ни людского, ни Божьего.
Бушующие ветры января вскоре окрасили деревеньку в белоснежные сугробы, похожие на мягкие перины далеких облаков. Более не встречалась Мария с Александром Сергеевичем Захаровым, ибо лютый страх за жизнь его заставлял ее быть рабыней воли мужа. Под сердцем носила она ребенка Виктора, этого изувера, который, едва узнав о положении своей жены, окрасил бледное и холодное лицо свое красивой, но злой улыбкою триумфа и ликования. Он резко переменился к ней, стал ласков, внимателен, но чувствовалось в нем зло нечеловеческое, которое отталкивало и пугало Машу, черною мглою непроглядною сжимало сердце и травило его. Но прекратились побои, упреки, жизнь пошла тихая и размеренная, омраченная разлукою с возлюбленным Александром Сергеевичем.
Бекаев все чаще и чаще пропадал в своей школе для крестьянских ребятишек; родители боялись странного учителя, о котором по деревне ходили черные слухи. Детей после становилось все меньше и меньше.
Но Захаров, не смерившись с жестокосердием Бекаева и слухами о его нечестивости, нанял трех своих работников под предводительством своего управляющего и верного слуги, - Фалеева. Авсеев, Курыгин и Лебедкин стали тенью Бекаева, следуя за ним всюду, чтобы поймать его на любом проступке и злодеянии. Но как они не старались, Виктора им поймать не удавалось.
Темной ночью на заре июня Мария, будучи на сносях, не нашла мужа в постели. Обеспокоившись, задумчиво уставилась в черный потолок. Ей снились нехорошие сны, которых она не помнила, но которые оставили в душе ее горький осадок. Этим днем приходила бабка-повитуха, дабы справиться о здравии роженицы, и поведала ей главные из деревенских слухов и сплетен:
«Краса моя, царица небесная, благословенная Божией благодатию, беда несется в места наши сломя голову. Быстрее самого черта к нам несется, сжигая за собой поля, леса, изводя реки ядом глубин дьявольских».
«Что за беда, Авдотьюшка Васильевна?» - устрашаясь и хватаясь за живот, выдохнула Маша.
«Плохи дела наши, Мария Никифоровна! Не далече, как сегодня утром, люди добрые слыхали, как петух кричит голосом жабьим, а козел человеческим – «Беда идет!» А еще давеча поздним вечером у реки видали чуму деревни нашей – Митьку-уродца!»
Похолодев, Маша, однако, собрала все силы свои и с упреком пробормотала:
«Полно тебе, Авдотья Васильевна, слухи-то коварные и неправдивые слушать! Черные эти слухи! Неправда!»
«Как же неправда, если было это! – обиженно воскликнула та. - Я сама следы Митьки на берегу видала!»
«Не верю я в него!» - пробормотала девушка, все больше опуская тьму и гнев на свое красивое лицо.
«Антихрист он! Веруешь в Господа нашего, веруй и в дьявола, врага Его и нашего. А то, что Митька, зверь окаянный, дьявольский, появился накануне родов твоих, - нехорошо это. Как бы ребенку чего плохого не сделалось...»
«Ничего ему не сделается! – презрительно выпалила Маша. – Пойду в церковь и помолюсь Господу, заступится он за дитятко рабы его, Марии. И никакой Митька-уродец не будет страшен ему!»
Авдотья Васильевна оскорбилась подобным неверием в слова ее и ушла, однако, выдавила из себя некий поклон на прощание.
Митькой-уродцем в деревне величали существо, рожденное якобы чертом и чернокнижницею. У него были рога, горб, узенькие копытца и руки человеческие, маленький хвост-хлыст, глаза белые, полуслепые, вытекшие, перекошенный получеловеческий, полузвериный рот. Он, сгорбленный, хромающий, обросший шерстью с проплешинами, как смертное знамение грядущих бед и проклятий, словно юродивый, бродил в окрестностях деревеньки и плакал, не по-человечьи, а почти по-звериному, воя и низко скуля.
Несмотря на ум свой ученый, Маша была крайне суеверна, и слова эти черные не могли не впиться в душу ее холодным кинжалом.
Она села на кровати, затем тяжело встала, придерживая огромный живот свой, накинула на голову и плечи платок и вышла на улицу, где стояла хрустальная тишь летней ночи, окутанная дымкой серебристых бубенцов – цикад, наполняющих окрестности звоном своих крылышек. Порой, по ночам, Виктор засиживался в погребе, из которого сделал, чуть ли не свою мастерскую. Маше там он строго настрого запретил появляться, грозясь плетью наказать. А спина ее и так пребольно гудела от тяжести ребенка.
Воровски пригнувшись, Маша подошла к его амбару, освещая путь свой маленькой свечой, одинокой лучиной тепла и той кромки света, которая позволяла ей собраться с духом и не трусить перед растущим чувством ужаса. Деревянная лестница спускалась вниз, кончаясь у приоткрытой двери, из-под которой виднелись отблески света. Она осторожно спустилась, вошла в маленькое холодное помещение и огляделась: посреди комнаты стоял большой чистый стол; у противоположной стены находился шкаф, заставленный маленькими склянками со странным содержимым. Пол комнаты было завалено старыми ненужными, на первый взгляд, вещами: сундуками, коробками, бочками.
Две одинокие свечи стояли на столе, сосредоточив в себе, казалось, всю мощь и силу, неся в себе стремительный финал. Маше казалось, что этот мутноватый свет забирает жизнь ее и будущее, толкает ее вниз, к концу вечному. Ибо столь страшная сила таилась в двух этих свечах, что будто бы даже крест на шее девушки потеплел и потяжелел, противясь этой мерзкой силе.
Неподалеку послышался пронзительный детский плач. Он становился громче, разрывая жаркую тишину и клочьями бросая ее в Бекаеву. Маша притаилась между шкафом и сундуками, страшась быть обнаруженной. Вскоре в комнату спустился и сам Бекаев с младенцем на руках. Маша никогда не видела такого умиротворенного и блаженного выражения у него на красивом бледном лице. Глаза его были прикрыты; он был похож на умиротворенно мурлыкавшего кота. Предчувствие чего-то ужасного сковало нутро девушки холодной болью, лишив ее возможности ясно мыслить.
Бекаев положил замершего ребенка на стол и распеленал его. Затем он начал произносить какие-то замысловатые фразы, похожие на песнопения, злой умысел которых был очевиден. Маше стало худо: ее грудь сковало удушье, голова раскалывалась на множество мелких кусков. Плач ребенка раздражал ее и болезненно сжимал сердце.
И канули остатки человечности в небытие этого пронзительного плача, туманного сияния этих свечей, черной мглы этой душной ночи, адского жаждущего выражения этих глаз, которые некогда были светло-серыми, красивыми, хоть и не всегда живыми. Глаза этой проданной души греховно вожделели крови и новых жертв, которые приведут его к величию, после чего сила Божия низвергнет его до ничтожного состояния адового, в котором он проживет все остатки вечности за свои попытки замахнуться на величие и власть путем кровавым.
Когда у них были родители, они делили дом, двор, где он заменял ей отца, а потом они делили ложе, порочное, не благословенное. Отец ее ребенка, антихрист, сын греха, сын дьявола, обладающий его покровительством, мощью, отдавая ему взамен свою душу. И она носит под сердцем плоть его и отравленную кровь. Какое же зло появится на свет? Или чистое непорочное дитя, которое необходимо будет освободить от общения с отцом? Горе ей, несчастной! Как давит на сердце подобное знание!
Виктор замолчал, взял ребенка на руки и прошептал:
- Нынче кровь твоя, дитя некрещеное, придаст мне сил. Жизнь твоя станет моею насильно, ибо я так хочу, и никто не посмеет воспротивиться воле моей …
Его губы растянулись в кровожадной злой улыбке, и длинные острые клыки блеснули за ними, словно кинжалы.
- Нет! - взвизгнула Маша, схватившись за голову обеими руками.
Бекаев устремил взгляд красных глаз в тот угол, где пряталась девушка. Он положил плачущего ребенка на стол и схватил жену свою за волосы, притянув ее к себе и гневно воскликнув:
- Что ты здесь делаешь? Я запретил тебе здесь появляться!!!
Он швырнул ее на пол, затем грубо поставил на ноги и потащил на улицу. Девушка закричала так громко, на сколько позволяли ей силы. Ее вопль, полный ужаса, мощным эхом раскатился по затуманенной, ночной округе, волчком закрутившись в воздухе и прорезав его окровавленным ножом.
- Пусти меня! - вопила она, выбиваясь и молотя Виктора по всему телу.
- Молчи! - зашипел он, ударив Машу по лицу.
Бекаева рухнула на землю, теряя сознание, но сквозь туман забвения она услышала чьи-то яростные крики, звуки борьбы и ругани.
Когда Мария забылась, люди Захарова потащили Бекаева к самому Александру Сергеевичу, где тот долго вел с ним беседу. Виктор бесновался, грозил Захарову смертью и, в конце концов, замученный и окровавленный, с маниакальным блеском в безумном взгляде, сознался во всех злодеяниях своих: в убийстве бездны молодых девушек, нескольких мужчин и одной почтенной семьи, семи младенцев, преклонениях дьяволу и ненависти ко всему роду людскому. Смерть своих приемных родителей он тоже принял на себя, объяснив деяние свое устремлением жениться на той, которая будет обречена на согласие, ибо покровителей, которые избавили бы ее от пагубного шага у нее не было. К утру он был приговорен к смерти через повешение. Зная, что это сойдет ему с рук, зная о всеобщей ненависти к этой твари, Захаров решил устроить казнь сам, не уведомляя об этом официальный суд.
Когда тьма опустилась на землю, и разбушевалась вьюга страстей, вся деревня сопровождала одинокую телегу, медленно едущую в сторону деревенского кладбища. К ней был привязан сам Бекаев, выкрикивающий проклятия и угрозы, но жители, овеянные восторгом предвкушения перед казнью лютою, не слышали его. Они, вооружившись факелами, шли за молодым Захаровым, восседавшим на гнедой лошади. В руках у него был револьвер, а рядом ехал батюшка священник.
В роковые и страшные минуты проклятий и прогулок Митьки-уродца по деревне, повитухи читали над обессиленной молодой роженицей молитву, прерываемую воплями ужасных мук девушки, сокрытой от мира бредом боли и страха:
«О, чудная Владычице! Всяк притекаяй к Тебе, без Твоея всесильныя и лютыя смерти, скрежета зубнаго и вечнаго мучения...»
«О премилосердная Госпоже, Царице Богородице! Прими смиренно моление наше, и не отрини нас, заступление и прибежище наше...»
Вскоре, неподалеку от того места, где ранее находилась церковь, шествие остановилось. Бекаева, спокойного, но злого и мрачного, привели на виселицу и поставили на шаткий табурет.
После того, как батюшка прочитал молитву отпущения грехов и за упокой души осужденного, Захаров бросил убийце:
- Говори, Бекаев. И это будет твоим последним словом, ибо время твое пришло.
- Вы недостойны слов моих, - тихо и чопорно, пронзая собравшихся холодом своим, пробормотал тот, даже не взглянув в его сторону.
- Достойно встреть кончину свою, перед тем, как упадешь в вечные трясины адовы! - прорычал Астралов, гневно взглянув на него.
- Разрешилась!!! – громовым раскатом прокатился по толпе взволнованный вопль.- Дочерью Бекаева Мария разрешилась! Разрешилась и преставилась!
Безумный хохот триумфа вырвался из груди преступника, заглушив возгласы ужаса и изумления народа. Он победоносно оглядел толпу и воскликнул:
- Настал час мой! Пройдет время, и вновь восстану я, вселяя в сердца людей еще более страха и ужаса. Они сполна познают силу ненависти моей! Да польется кровь рекою, и ублюдочные потомки ваши возьмут на себя удар весь. Да будет проклят весь род твой, Захаров! В пекле горите пламенем вечным, а я восседать на троне буду рядом с владыкой своим и улыбаться, ибо не умру, не стану прахом в сырой могиле своей, стану могущественным!
Тяжелый скрип, и слова убийцы застряли в сломавшемся горле.
Его похоронили за пределами кладбища, дабы не тревожил он души умерших нечестивостию своею и склонностию к страшным убийствам. Вскоре Александр Сергеевич Захаров продал имение свое и вместе с отцом переехал в Петербург, удочерив маленькую девочку покойницы Марии, крестив ее, растя ее в духе богобоязненном. После отъезда его многое забылось, превратившись в легенду, в миф и вымысел, присоединившуюся к длинному перечню сказаний деревеньки этой, давно преданных забвению. Но были люди, не желающие забывать историю края своего и передающие ее детям, будто что-то выжидая, присматриваясь, притаиваясь.
Все, что было, безвозвратно осталось позади, и имя его затерялось в прошлом, но тень его, порой через десятилетия, продолжает тревожить нас до сих пор…
Рубрики:  Литературный конкурс

Мастерская чувств

Суббота, 30 Августа 2008 г. 14:46 + в цитатник
monna_tessa все записи автора В колонках играет - Lacrimosa. Warum so tief
«Ну наконец-то! А я уж думал, обо мне совсем забыли», - сердито и… с удовольствием подумало Одиночество, просыпаясь в темной невзрачной комнатке. Этот молодой человек не привык долго засиживаться в подобного рода чуланчиках, и теперь его самолюбие было уязвлено невниманием со стороны обожаемой пятнадцатилетней хозяйки. - И чего это я ей вдруг понадобился? – недоумевал Одиночество, лениво натягивая черно-белые полосатые гольфы. – Задумчивость, вроде, говорила, что сама со всем справится… - А ты угадай, - предложил Ехидство, внимательно наблюдавший за товарищем с тех самых пор, как он проснулся. - Опять одна гулять вылезла, да? – нервно спросил Одиночество уже в дверях. - Так точно! Эй, ты где такую забавную шляпку откопал? – хихикнул Ехидство, накручивая на длинный костлявый палец прядку рыжих волос. Одиночество презрительно хмыкнул и, не удостоив друга даже взглядом, вышел вон из комнаты. - А она еще говорила, я ей не нравлюсь! – рассуждал молодой человек, на ходу поправляя высокий черный цилиндр с красной лентой, который так позабавил Ехидство. – Да о таком, как я, только мечтать!!! О, добрый день, коллега, - обратился он к Грусти, сидевшей на выцветшем синем коврике и пускавшей от скуки мыльные пузыри. - Не прошло и года, - сердито пробурчала она и, встав, поправила складочки своего серо-голубого платья в крупный белый горошек. – Ну что, начнем? Я уже вся извелась от нетерпения! – в ее больших глазах загорелся лукавый огонек. А пока Одиночество и Грусть собирались с силами, их хозяйка преодолела сто семьдесят одну (на этот раз она точно посчитала!) ступеньку своего родного третьего подъезда, сверху донизу выкрашенного в глухой болотный цвет, и вышла на улицу. Небо по-прежнему было серым, и вялое солнце, у которого никак не хватало сил разогнать всю эту муть вокруг, едва пробивалось сквозь случайную щелочку между облаками. - Смотри, милая, как все грустно. Видишь, даже погода не в настроении, - шептала Грусть, отбросив баночку с мыльными пузырями. - Вот именно, - поддакнул Одиночество, выглядывая из-за плеча подруги. Его бледное личико приобрело печальный вид. – Может, стихотворение какое-нибудь сочинишь? Или песню? Юноша всегда пытался вдохновить хозяйку на что-нибудь творческое, но сегодня у него никак не получалось достучаться до нее. - Да подожди ты! – раздраженно перебила Грусть. – Не видишь, она еще не готова… Пойди уж тогда за Вдохновением сходи! - А почему бы Вам, госпожа, самой не сходить? –пробурчал Одиночество. – Вы ведь, если не ошибаюсь, особенно близки… - Не хочу его знать больше! –Грусть и ни с того ни с сего всхлипнула. – Променял меня на какую-то гадкую Радость… Да она ж прыщавая!!! - Ладно тебе, не ревнуй, - хихикнул Одиночество и отправился за другом. А девушка, в душе которой он обитал, тем временем шла по двору и неторопливо разматывала двухметровый шнур от наушников. С ней никто не здоровался и никто ни о чем не спрашивал: соседские подростки недолюбливали странноватую Таю. Она никогда не принимала участия в их попойках и не поддавалась на дешевые приставания, а взрослые, как это часто бывает, просто не замечали ее.Девушка уныло огляделась по сторонам, и ее сердце наполнила тоска. Друзья были далеко, а дворовые законодатели моды с пивными бутылками в руках не вызывали ничего, кроме равнодушного отвращения. - Проснись и пой!!! – завопил Одиночество, врываясь в маленькую круглую комнатку Вдохновения. - Да иду я, иду! – проворчал в ответ друг и сонно стянул с себя нежно-розовый ночной колпак. – Что вы все ко мне пристали?! - Кто это – все? – поинтересовался Одиночество, с величайшим чувством собственного достоинства поправляя бордовый галстук, который он подобрал специально в тон ленточке на новой шляпе. –Ты что, старик, опять с медвежонком спишь?.. - Да ну тебя! – лицо Вдохновения стало почти такого же цвета, как галстук его товарища, и юноша поспешно спрятал серенького Тедди с голубым носиком под подушку. – Ничего в этом смешного нет! - Конечно, нет, - Одиночество насилу подавил смешок. – Ой, что-то весело мне… Тут что, Радость побывала? - Значит, Грусть уже все тебе рассказала, - вздохнул Вдохновение и принялся рыться в старинном дубовом гардеробе. – И чего она так взбесилась, не понимаю… Это всего лишь работа! - Не волнуйся, дружище, я все улажу, - заверил Одиночество. – Все, что от тебя требуется, это одеться посимпатичнее. Только у меня есть одно условие… - Какое? – красивое худенькое личико Вдохновения, обрамленное пшеничного цвета локонами, засияло надеждой. - Хозяйка опять не хочет ничего сочинять. Я всё тужусь, стараюсь, буквально фонтанирую идеями, а ей – хоть бы что! Даже слушать не хочет… - от волнения Одиночество принялся дергать свой галстук и чуть не задушил себя. – Без тебя, брат, никак!Вдохновение несколько секунд еще продолжал рыться в вещах, будто и не слышал слов друга, но потом повернулся к нему лицо и широко улыбнулся. - Все тебе сочинять, творческая ты натура! Ладно, так и быть, помогу тебе. Только что тебе конкретно нужно? Поэма? Рисунок? Может, какое-нибудь музыкальное произведение? - Нууу… - протянул Одиночество, оставив наконец в покое измученный галстук, - вообще-то я имел в виду песню… - Опять? – Вдохновение снова принялся за исследование гардероба. – Она же только недавно что-то написала… Слушай, а как думаешь, эта сорочка подойдет к моим персиковым бриджам? - А ты не можешь побыстрее? – Одиночество пропустил слова товарища мимо ушей. – Я там Грусть одну оставил… - Ну и что с того! – хмыкнул Вдохновение, втянув живот и застегивая персиковые бриджи. – Что она там, распеленается?!Но опасения Одиночества были ненапрасными: Грусть, оставшись одна, почувствовала себя хозяйкой и полностью овладела сознанием Таи, своей несчастной пленницы. Девушка шла по серой улице, бесцельно всматриваясь в лица прохожих, и постепенно ее начало охватывать горькое чувство безнадежности. Тая заглядывала в их глаза не из праздного любопытства, не от нечего делать. Ей хотелось общения, участия с их стороны; она бессознательно тянулась к людям, хотя за свою недолгую жизнь уже успела в них порядком разочароваться. А люди продолжали идти мимо, занятые своими мыслями и переживаниями, и никому не было дело до девушки в клетчатой куртке и ярко-красных кедах, которая еще пыталась найти в их безразличных взглядах хотя бы каплю сострадания. - Почему все такие равнодушные? – с горечью подумала Тая и устремила взгляд на серый асфальт под ногами. - А что же, по-твоему, они все должны с тобой здороваться и справляться о твоих делах? – недоуменно откликнулся Одиночество, по-прежнему дожидаясь, пока Вдохновение приведет себя в достойный, как ему казалось, вид. – Им ведь все равно, что ты чувствуешь. У каждого свой мир, свои проблемы. Все мы одиноки… - И откуда ты такой умный взялся?! – хихикнул Вдохновение, в последний раз взглянув в зеркало, и товарищи отправились усмирять Грусть. - Мальчики! Мальчики!!! Подождите!Одиночество и Вдохновение удивленно оглянулись и увидели бегущую вслед за ними нескладную девушку с огромным количеством косичек на голове. - Стойте! – Любопытство остановилась и, немного отдышавшись, затараторила: - Гляньте туда только! Смотрите, кто идет... Одиночество, Вдохновение, а заодно и их хозяйка устремили свои взгляды вперед, туда, куда указывала Любопытство, и увидели высокого молодого человека, уныло бредущего по улице. - Наверное, ему тоже одиноко, - проворковал Одиночество, умильно улыбнувшись. - Интересно, а о чем он сейчас думает? – задумчиво пробормотала Любопытство. - Не знаю, но он меня так вдохновляет! – мечтательно протянул Вдохновение. – Смотри, хозяйка, вот и герой для твоей книги! - Песни, - поправил Одиночество, продолжая рассматривать молодого человека. – Да, у хозяйки глаз – алмаз! На этот раз могу одобрить. А Тая тем временем совсем позабыла о своем преданном Одиночестве (и всех его друзьях) и очарованно смотрела на идущего навстречу ей незнакомца.Это был вовсе не лощеный гламурный красавчик и не обиженный жизнью эмокид: прохожий, как верно подметил Вдохновение, действительно больше походил на героя какой-то повести. - Пусть он уйдет! Пусть он уйдет!!! – вопила Грусть. – Она не должна радоваться! - Сама уходи, - оттолкнула коллегу подоспевшая Радость. – Моя смена! – добавила она и для пущей важности поправила на голове веселенький, клубничного цвета бантик. - Ты сегодня в тон со мной, подруга, - кокетливо подмигнул Одиночество, чуть приподнимая цилиндр. - Все вы одинаковые! – вздохнула Грусть и жалобно всхлипнула. - Эй, ребят, смотрите!!! – перебила Любопытство, замахав руками.Незнакомец прошел было мимо, но внезапно что-то отвлекло его от размышлений, и юноша взглянул прямо в глаза Тае. - Вот это да… - выдохнула Радость. А девушка в клетчатой куртке и красных кедах так и застыла с тем выражением восторга на лице, с которым она наблюдала за странным незнакомцем. Юноша улыбнулся: он тоже не ожидал увидеть в серой равнодушной толпе такое светлое и открытое лицо. Однако он продолжал оставаться всего лишь прохожим, и когда Тая оглянулась, юноша уже скрылся из виду. Его образ еще долго потом вспоминался ей: длинные каштановые волосы, красный грубой вязки шарф, холщовая куртка, небрежно накинутая на плечи, и умный проницательный взгляд из-под аккуратных прямоугольных очков в черной оправе… - Да, подруга, сегодня ты, похоже, минутная, - обратилась к Радости Грусть. Вся ее маленькая фигурка светилась ликованием. - Вот что, девочки, - начал Одиночество, доставая из кармана красивый кружевной платок, чтобы отереть выступившие на глаза слезы. - Оставайтесь-ка вдвоем. Сейчас, я думаю, тот редкий случай, когда вы должны быть вместе… Ой, что-то я так растрогался… - А я сюжет для книги придумал! – не к месту ввернул Вдохновение. - Песни, - в который раз поправил Одиночество. - Девушка, Вы оглохли?! С Вас пятнадцать рублей пятьдесят копеек, - раздраженно повторила кассирша, обращаясь к Тае, которая сейчас думала совсем о другом. - А? Что? Вот, возьмите, - пробормотала она и, взяв пакет с батоном белого хлеба, отправилась домой по той же самой дороге, по которой шла в магазин. - Девушка! Вы сдачу забыли!!! – крикнула вслед продавщица. – И что за молодежь пошла?!

летучие истории

Пятница, 29 Августа 2008 г. 19:06 + в цитатник
Anattoria все записи автора Лет в 10 я спасала бабочку от верной смерти, как мне отчаянно казалось, от недоедания.
В Абрау-Дюрсо. Среди цветущих кустарников роз.
Я кормила ее медом и вареньем. Бабочка отворачивалась.
Я носила ее на лучшие цветы. Бабочка хотела что-то другого.
Логично, что здоровая бабочка стала бы все это трескать за обе щеки). Значит эта – больная.
На ночь я ее оставила в «госпитале» из спичечного коробка возле цветка магнолии..
Утром, вероятно;), произошло чудесное исцеление бессильной бабочки, она выбралась из госпиталя улетела внутренним рейсом до Сочи.

В студенческие времена… было дело, стою это я на трамвайной остановке.
Народу – тьма.
Подлетает задорный воробей и нахально садится мне на плечо!
Я офигела, честно сказать…
Кошусь, так на него, одним глазом, боюсь же спугнуть-то.. Воробей, конечно, птица гордая, но обкакаться с перепугу может изрядно.
Вот так и стояли - я на него монголю глазом, а он на меня пялится. Перестрелка, прям.
Люди уже ржать начали и советы давать всякие. Но я ж с животными-то дружу, так честно подождала пока создание отдохнет, дозаправку сделает и улетит внутренним рейсом до Екатеринбурга)).

Примерно в это же время.. время моей учебы в научно-познавательном институте всех техник и технологий высших сфер, непосредственно в коридоре перед аудиторией железобетонных конструкций, я застала сцену ловли ласточки воодушевленными студентами и злобной лекторшей.
Птичка как-то умудрилась залететь в корпус, а окна-то, как обычно в России, когда надо – фиг они открываются, так она попала в безвыходное положение и металась среди ловцов.
Но ласточка была не дура. Че это она дастся в руки ошалелой публике или вечно недовольной профессорше?.. Вдруг сожрут?
Я-то че, я известный, в узких кругах, заслуженный котовед, знаток птичьих душ (выхлопов) и спасатель оных.. не растерялась, ногтем отковыряла окно.. Вскрытие окна отверзло только форточку, но и этого было достаточно.
Затем я пригласила ласточку международным призывом «ЦЫПА, ЦЫПА, ЦЫПА» присесть мне временно на ладонь для последующего трансфера.
Да, да, ласточка была не дура. Она смекнула, что дело может выгореть и приземлилась на мой аэродром.
С феерическим фурором птичка была доставлена до форточки (не Гейтса), где она успешно оттолкнулась от взлетной ладошки и улетела внутренним рейсом до Москвы.

Некоторое время назад... иду я в Москве по тропинке от дома до метро.
Опять, прикиньте, никого не трогаю.
Вдруг, чу!
Слышу где-то у себя за спиной быстро приближающийся шум рассекаемого воздуха и громкое хлопанье крыльев истребителя прямо уже у меня над головой, не иначе...
Молнией проскакивает мысль - ну опять какого-то голубя на меня несет.., любят они, знаете ли.. приходится уворачиваться иной раз. Вообще, за человека не считают.
Ветка тополя я у них, понимаешь ли..
И, не успеваю я молниеносно-то додумать, как по моей башке кто-то нагло пробегает, задев уши крыльями опахала своего.., отталкивается, оставив мне на память замечательную прическу модным гнездом... и я ошарашено вижу, как от меня торжественно удаляется уверенная в себе, упитанная ворона, улетая внутренним рейсом до Питера.
Рубрики:  Литературный конкурс

Фанфик по "Ведьмаку" Анджея Сапковского

Четверг, 28 Августа 2008 г. 22:06 + в цитатник
LastTimOn все записи автора В колонках играет - KaerMorhen
Установленное ограничение в 2000 слов превышено, так что выложено лишь для ознакомления и критики читателей.
Ночь. Полную луну целиком закрывали тучи, и единственным источником света в кромешной тьме осталась небольшая корчма на окраине небольшой деревушке, расположенной на тракте между Новиградом и Роггевеном. На этот жалкий лучик света через поле брела одинокая фигура, силуэтом сливаясь с травой. Закутавшись в балахон, который было бы вернее назвать старыми лохмотьями, незнакомец приблизился к таверне. Судя по сбивчивому дыханию, пройден уже немалый путь, но путник ещё не устал.
Вечернюю атмосферу грязной корчмы нарушило появление грязного незнакомца, заставившее замолкнуть весёлым пьяным песням и смеху. «Оборванец» (так его сразу же окрестил хозяин таверны) хмуро уселся за столик, ничего не прося. Он откинулся на спинку стула, не снимая скрывавший его лицо капюшон и, казалось, дремал. Раз посетитель ничего не требовал, то хозяину было плевать на на него, и вскоре всё пошло своим ходом: песни пелись, пиво пилось, пьяницы падали под стол — как и было.
Но тут в таверну зашли двое громил, разрывая воздух своими громким смехом. «А вот и она, - указал один из них на фигуру в балахоне. - Та девка».
-Ты уверен? - спросил его приятель. - Больно не похоже на девку.
-Да уверяю тебя, это она. Я слышал, как она визжала, когда в лужу упала.
-Ну ладно, давай посмотрим, что это за «чудо».
Взгляды всех посетителей таверны обратились к этим двоим., направившимся к одинокой фигуре, сидящей за столиком в углу. Все ожидали любопытной развязки. И они не были разочарованы.
Читать далее...
Рубрики:  Литературный конкурс

Метки:  


Процитировано 1 раз

Потеря

Четверг, 28 Августа 2008 г. 16:34 + в цитатник
Melody_of_Silence все записи автора Тихим летним вечером я вышел бродить по городу. Смеркалось. На небе еще виднелось солнышко, но уже появилась луна. Мне нравится смотреть в вечернее небо. В эти звезды, в эти облака. Они пропитывают меня своей энергией. Облака... Они прекрасны. Лишь эти огромные сгустки молекул имеют значение там, в вышине. Они бывают такими разными. Они непостоянны. Дуновение ветерка, и перед нами уже новый образ. Они ослепляют.
Я шел по городу, не замечая его звуков. Я смотрел в небо. Лишь оно имело для меня значение. Следя за всевозможными животными, птицами, строениями, вымышленными образами, я даже не заметил, как ноги привели меня в небольшой дворик. Странно, я никогда не видел этого места. Окруженная высокими зданиями площадка была обрамлена невысоким кустарником. По периметру стояли лавочки, а в центре находились песочница и карусель. Отражаясь от высоких стен, звучал детский смех. Счастливый смех. Я забыл обо всем на свете и просто слушал эту мелодию счастья.
Я редко бывал в подобных местах. А такой звук не слышал никогда. Я подошел ближе, выглядывая из-за кустарника, и увидел маленькую девочку с двумя огромными бантами, которую заботливая мама крутила на карусели. Казалось, их идиллии ничто не может помешать.
Однако, от моего взора не скрылась маленькая деталь, совершенно не вписывающаяся в общую картину. В тени на лавочке сидела молодая девушка. Она была юна и привлекательна, но не это приворожило меня. Ее глаза. Лишь они выдавали страшную правду. Грустный, невидящий взгляд карих глаз не давал мне покоя. Я уже не мог слышать счастья, а лишь видел боль, поглотившую изнутри эту красоту. Не было сил оставаться в стороне, или просто уйти. Я двинулся в ее сторону, не сводя взора с ее глаз. Устроившись рядом с ней, я продолжал смотреть в лицо девушки, но она меня, видимо, не замечала. Темные глаза были устремлены на карусель, на которой каталась та самая девочка. На лице моей незнакомки не было совершенно никаких эмоций. Лишь страшная, гнетущая боль.
- Вам плохо? – осторожно поинтересовался я, больше всего боясь спугнуть ее, но молчать дальше уже не было сил. Мысль, что с девушкой случилась страшная беда, не давала мне покоя.
Она взглянула в мою сторону, но словно и не увидела, что рядом с ней появился человек. Ее взгляд был устремлен теперь чуть выше моей головы, словно она высматривала кого-то у меня за спиной. Почувствовав себя неуютно, я обернулся, но никого, естественно, не увидел. Вновь повернувшись к своей собеседнице, я столкнулся взглядом со стеклянными от слез глазами. Меня начало знобить. Или это поднялся ветер?..
- Спасибо, все хорошо, - тихий, едва различимый шепот резанул мне слух своим безразличием. Только сейчас я заметил цвет ее лица. Оно было абсолютно серым. Удивившись про себя, что же могло произойти, если она довела себя до такого, я все же решил продолжить эту странную беседу.
- Кого вы пытаетесь обмануть? Меня или себя?
Кажется, она начала понимать, что происходит вокруг. Во взгляде появились нотки разума, отклики глубоко засевшего сознания.
- Вероятно, вы правы, - так же тихо, но уже более уверенно, произнесла девушка. – Но зачем это вам?
Я не ожидал от нее такого прямого вопроса, растерявшись под ее пристальным взором. Мне показалось, она опасается меня.
- Не знаю, - пожал я плечами. – Просто грустно смотреть на вас. Так что же все-таки произошло?
- Это долгая история.
- Я никуда не тороплюсь.
Ее глаза были полны надежды и страха в тот момент. Наверно, она была слишком одинока, нуждалась в надежном плече, но боялась довериться людям. Меня не смущал ее страх. Напротив, я хотел доказать ей, что есть еще в мире люди, которым не плевать на страдания других.
Ее рассказ действительно длился долго, она рассказывала мельчайшие подробности. В минуты радостных воспоминаний ее глаза вспыхивали, становились яркими, и невозможно было поверить, что мгновение назад они были мрачны, как тучи над головой. Эти вспышки напоминали грозовую молнию, которая освещала небо на мгновение, и в следующий миг вновь опускалась непроглядная темнота. Из ее рассказа я понял, почему она смотрела на девочку с такой болью. Но обо всем по порядку.
Ей было шестнадцать, когда она встретила Его. Свою любовь. Человека, ради которого была способна на все. Он был старше ее на три года. У них была безумная любовь. Такая бывает разве что в любовных романах или в сказках, но это была реальность – их жизнь. Он носил ее на руках. Через два года Он сделал ей предложение. Конечно, она даже думать не хотела – согласилась. На крыльях любви она летала полгода. Строила планы на будущее, готовилась к свадьбе. Никто и подумать не мог, что все закончится, не успев толком начаться.
Утром того дня она проснулась с плохим предчувствием. Не обнаружив Его рядом, девушка начала не на шутку волноваться. До вечера не было вестей. Он не подходил к телефону, не звонил сам. Друзья не знали, где Он может быть. Она обзвонила все отделения скорой помощи в городке, все отделения милиции. Но никаких результатов. На улице уже стемнело, когда раздался звонок. Она подлетела к телефону, ожидая услышать Его голос, узнать, что с ним все в порядке. Но вместо этого…
- Сегодня утром он попал в аварию. Нам удалось лишь сейчас найти в его вещах вашу фотографию и номер телефона. Вы его родственница?
- Да, - не задумываясь ответила девушка. – Я его жена.
- Сочувствую, - раздался голос на том конце провода. – Ваш муж потерял слишком много крови.
Последовала истерика, стресс, глубокая депрессия. Она не знала, как дальше жить. Он был ее жизнью. Что она будет делать без Него? Однако, ничего не бывает просто так. Мама заметила ее неважное состояние, явно не вызванное просто стрессом. Через неделю девушка узнала, что ждет ребенка. Его ребенка. Эта новость стала возвращать ее к жизни. Пусть она не смогла уберечь Его, но она сбережет и воспитает Его ребенка. Их ребенка. Что же дальше?... А дальше все хуже…
Ее положили в больницу, так как плод был подвержен слишком сильному стрессу и измождению. Находясь на пятом месяце беременности, она только и думала о сохранности ребенка. Выполняла все рекомендации врачей. Чья же была ошибка? Врачей? Нет, она не смела их винить. Она винила лишь себя. Я не могу ответить почему, но винила она во всем одну лишь себя. Ночью у нее началось кровотечение. Несмотря на присмотр врачей, несмотря на все ее старания, она потеряла Его ребенка. Она ждала девочку. Она знала, что у нее должны быть Его глаза. Но не уберегла.
Я даже не знал, что можно ей сказать. Я слушал не перебивая. Во время рассказа ее глаза были сухи, но потом… Это было столь внезапно… Из ее глаз потекли слезы. Тихие рыдания сотрясали все ее тело. Я не нашел ничего лучше, чем просто обнять ее. Она прильнула ко мне, словно желая скрыться от этого жестокого мира.
В молчании, нарушаемом лишь ее редкими всхлипами, мы провели несколько минут. Только сейчас я заметил, что вокруг стояла тишина. Не было больше этого счастливого смеха, столь приворожившего меня в первый момент. Не было той девочки, что каталась на карусели. Я подумал, что это к лучшему. Ни к чему моей незнакомке наблюдать за чужим счастьем, которое она не смогла уберечь.
В тот вечер я лишь проводил ее до дома. Она лишь сказала мне тихое «Спасибо», и ушла. Я больше никогда не видел ее. Я не знаю, что с ней сталось. Но я верю, что ее страдания окупятся. Однако... Кто знает, кто знает…
Рубрики:  Литературный конкурс

Метки:  

Без заголовка

Четверг, 28 Августа 2008 г. 15:41 + в цитатник
likonkurs все записи автора Друзья. До конца месяца осталось чуть более трех дней. Авторы, проверьте, что у ваших произведений указана рубрика "Литературный конкурс".
Читатели, если вы хотите проголосовать в номинации "зрительские симпатии" -- становитесь "постоянными читателями". Голосование будет проводиться тайно, но поименно, во избежании накруток.
Рубрики:  Жюри

грязь

Среда, 27 Августа 2008 г. 18:18 + в цитатник
I_never_lie все записи автора

...на остановке в вагон зашла старушка с горбом и кривыми ногами.
медленно передвигаясь по набирающему скорость поезду, она еле-еле сохраняла равновесие,
ее мотало из стороны в сторону, но она упорно продвигалась вперед,
рассказывая о своей нелегкой судьбе, и протягивала трясущуюся руку к пассажирам.
те одевали маски безразличия, делали вид, что именно сейчас в их книге самое интересное место или резко засыпали.
и только когда поезд неожиданно затормозил и старушка чуть не упала на какого-то мужчину,
тот опомнился, достал горсть монет, сунул их старушке  и тут же брезгливо протер руку влажной салфеткой...
 
... на остановке в вагон зашла симпатичная девушка на высоких шпильках.
медленно передвигаясь по набирающему скорость поезду, она еле-еле сохраняла равновесие,
ее мотало из стороны в сторону, но она упорно продвигалась вперед к свободному месту, наперегонки с той самой старушкой.
пассажиры с интересом наблюдали за происходящим,
и когда поезд неожиданно затормозил и девушка  чуть не упала на какого-то мужчину,
тот моментально посадил ее к себе на колени, достал из кармана набитый до отказа бумажник
и стал медленно и тщательно пересчитывать шуршащие банкноты, наслаждаясь произведенным на красотку эффектом.
другая его рука тем временем уже поглаживала ногу девушки чуть выше колена.
старушка остановилась совсем рядом, вцепилась в руку мужчины, откинула ее,
и за неимением платка, своим рукавом протерла ногу девушке...
 
...и заковыляла дальше, оставляя за собой недоуменных пассажиров...

Рубрики:  Литературный конкурс

Метки:  

про нечеловеческую сущность голубей

Среда, 27 Августа 2008 г. 16:21 + в цитатник
Anattoria все записи автора В один из выходных нас потянуло в кафешку у турка. С шуармой, ага. С неповторимым восточным запахом, волшебным вкусом кушаний и пряностей, звуками веселого базара.
Турок настоящий, с хитрым прищуром и бесконечной любовью к русским клиентам, и шуарма у него самая, что ни на есть, разшуармистая, по этой, понятной причине для любого желудка, уличная кафешка турка пользуется популярностью и имеет стойкую незарастаемость тропы.
Мда… так что стоит, да, непременно стоит поехать и отведать его шуармы.

Одновременно с моим захлапыванием дверцы машины откуда-то раздался оглушительный хлопок-минивзрыв и над головой пронеслась всполошенная, шуршашая стремительными крыльями, толпа ошалевших голубей..
Я, было подумала, чуть не «ёкнувшись» от испуга и неожиданности, что, поди, война началась и, типа, вот ОНО..
Вторая мысль была, что это я, вероятно, каким-то чудесным образом, произвела дверью этот залп и тем помешала медитировать грандиозному голубиному выводку размером с венецианскую площадь.
Третья мысль была, что какой-то идиот пульнул из чего-то в ангельских птичек, имеющих незамутненное, чистейшее сознание и миссию нести лавровые ветки в мир.
И что, отчего-то.. и неспроста тут так много этих голубей-мессионеров…
В итоге, стая осела на проводах вдоль улицы в образе нот на нотной бумаге и стала создавать ноктюрн.. ну или маааленькую серенаду.

… обедали мы минут 30, от силы. Вкусно и разнообразно питались, конечно, да.
После пиршества обнаружили свою машину в уникальном образе и бесподобии…
Автомобильный дизайн поразил наше творческое воображение до глубины широкой души.
Теперь наш серебристый «шевроле» был раскрашен изящной сетью тонко и чрезвычайно метко исполненных бросков из выхлопных раструбов (с самонаводящимся прицелом) птиц мира.
.. быстро, однако. Скорость выстрелов производителей ультрамодного дизайна составляла примерно 300 единиц в час.
Ну никакого уважения к человеку)).

И тут мне открылась простая истина, что голубиный ноктюрн был сыгран не только нам, кого-то эта музыка, явно, уже раздражала и до «нашей эры»... и довела до исполнения выстрела, фактически, незабвенной Авроры.

Приехав домой, наши, уставшие от впечатлений, тела упоенно нашли себе пристанище в уютной кроватке и блаженно уснули, аж до вечера, для успокоения нервной системы и восстановления баз данных после голубиного миномета.
Рубрики:  Литературный конкурс

Чувства-это как дыхание...

Вторник, 26 Августа 2008 г. 03:58 + в цитатник
ANAMORF все записи автора "Их числом было три.Три для спасения,три для уничтожения.Сжалься над их силой!Сжалься над нашими душами!Пусть его слезы прольются на эту землю,пусть его огни осветят этот мир"-из манускрипта времен тьмы.
Большая страна-большая война...В те времена кровь теклась рекой.Племена и народы вели войну за место под солнцем,каждый хотел чтобы оно светило лишь для него.Но был один диктатор,чья злоба и ненависть была лишь сравнима с самим дьяволом.Однажды его маленький сын спросил у него:
-Папа,зачем ты убиваешь так много людей?
-Потому что они никогда не изменятся.Уже прошло тридцать лет а они не изменилися.
-А что они такого сделали,отец?
-В начале новой эры разразилась Великая война,потом вторая...Те из нас кому удалось выжить знали что человечеству никогда не пережить...Затем разразилась третья война.Человечество так и не избавилось от войн,а я хочу чтобы война стала лишь словом вырватым из нашего понимания.
-Но отец,ты сам развязал третью войну,неужели ты думаешь что таким способом ты восстановишь мир?
-Да сын.Я хочу чтобы человечество было единым,войны ушли в прошлое,а от ненависти остались лишь воспоминания.Я хочу чтобы каждый человек почувствовал на себе всю боль войны.Может тогда люди поймут что нибудь.Наша собственную изменчивую натуру нельзя больше подвергать риску.
-И как же ты хочешь избавить людей от войн,отец
-Нужно уничтожить подлинный источник агрессии человека к человеку-способность чувствовать!Я хочу чтобы в сердцах людей воцарился мир,чтобы мы обрели дом.В сердцах людей есть болезнь,ее симптом-ненависть,ее симптом-злоба,ее симптом-ярость,ее симптом война...Эту болезнь зовут человеческие эмоции!
-Отец,ты хочешь чтобы люди были бесчувственными как ты?Ты не сможешь запретить им чувствовать,они сами даже не смогут!
-Ты не понимаешь меня сын!От этой болезни есть лекарство...
-Но это не болезнь!
-Ценой подавления высших проявлений человеческих эмоций мы можем уничтожить эту болезнь!
-А что будет после этого,отец?
-Мы будем жить в мире с собой и будем едины.И нами будет руководить только совесть.И эта совесть руководит мне уничтожить все те вещи которые смогут пробудить в нас чувства!В этой войне мы победим,вопреки всей вероятности,вопреки собственной природе!И тогда мы выжившем...
Прошло двадцать лет.Диктатор выиграл войну,уничтожил все искусство-то что он считал основной проблемой.Его сын стал повстанцем и воевал против своего отца пока его не поймали.Вот сын стоит перед своим отцом.
-Отец,ты всегда знал что я был против твоих планов.Ты уничтожил все искусство,все то что давало людям надежду,радость,жизнь...
-Я постараюсь чтобы тебе смягчили наказание,сын
-Мы оба знаем что они не смягчат
-Мне жаль,сын...
-Тебе жаль..?Ты даже уже не знаешь смысла этого слова.Это устаревшее обозначение чувства которого ты никогда не испытывал.Неужели ты не понимаешь отец,что все ушло.Все что делало нас людьми исчезло уже давно.
-Но не стало войн,убийств,насилия.
-Мы уничтожили самих себя...
-Нет,сын.Ты видел давно к чему все приводило- злоба,ярость,ненависть...
-Велика цена этому...даже для нас.Неужели ты так ничего и не понял,отец.
-Был установлен простой и неоспоримый факт,сын,что люди с бесконечным большинством мнений объединяются ради войны,чем ради строительства мира.Я установил триумф жизни без боли,ненависти,насилия.Мы не усыпили себя,мы очнулись от сна эмоционального бытия!Но в нашем светлом мире еще существуют предметы которые смогут пробудить в нас эмоции,способные вернуть нас к прежней саморазрушительной жизни.
-Тогда зачем жить в безэмоциональном мире?Это круг.Вы живете чтобы продолжать жизнь,какой в этом смысл?
-А какой твой смысл,сын?
-Чувства,отец.Это насущно как дыхание.
-Чувства губят и убивают людей.Ты же помнишь уроки истории?Как Александр Великий ради расширения границ своей империи уничтожил более миллионов людей.Три столетия спустя,побуждаемый одной только ревностью Калигула убил свою родную сестру,которая была от него беременна.
-И ты точно также хочешь поступить со мной?Неужели тебе нравится этот мир,где нет радости,смеха и веселья?
-Но здесь нет боли и горя,сын
-Зря ты так думаешь отец...Ты так и не понял что толкает людей на эмоции...
Через несколько часов отец позволил казнить своего сына.Еще через год в империи поднялось восстание,которое убило диктатора.Он так и не понял что нельзя заставить людей перестать чувствовать,что не только искусство вызывает эмоции,их вызывают сами люди..."
Рубрики:  Литературный конкурс

центр мира и как избежать войны

Вторник, 26 Августа 2008 г. 01:55 + в цитатник
Anattoria все записи автора Кожаное кресло поманило меня к себе своим мягким удобным, убаюкивающим нутром.
Сильно так поманило…
Приняло меня, обняло и уютно расположило в себе, угнездило и расплющило…, дало в руки пульты управления домашним синематографом..
Коты и пес, всем «стадом», радостно подтянулись поближе ко мне и заняли стратегические позиции для наилучшего сонотворения и потенциального непроспания вектора кухни.
Коты спят творчески. Известно всем, ага. Неповторимо. Всем телом.
Но не душой. Она бдит.
Гизмо нежно пристроился на спинке кресла и вибрация от его мурлыканья передавалась по этой спинке на мою спинку)).
Винс бдил на моих ногах. Тяжелым шерстяным персидским ковром. Похрапывал.
Тяжел труд бдителя… чего уж тут..
Спаниель Ким очень сильно желал присоединиться к кошачьему креслу… думаю, что он имел своей мечтательной целью мои колени.
Он к ним шел и старательно изображал томный взгляд несчастной собачки… мол, возьмите меня на ручки, я вам тоже помурлычу.. ну как умею.
Почти сбылось..
Однако, на подступах к креслу лазутчик был застигнут кошачьей охраной.
Винс нанес гулкие барабанные удары мягкими лапищами по высоким ногам Кима, намекая, чтоб ноги пошли погулять.
Ноги намек поняли, развернулись и … неет, не ушли, они легли рядом и положили владельца ног возле Винса. Спиной к нему. На всякий пожарный.
Да, сразу случился консенсус и мир во всем нашем небольшом мире))))).
Рубрики:  Литературный конкурс

политический вымысел 3

Воскресенье, 24 Августа 2008 г. 13:17 + в цитатник
vanicon все записи автора Через минут 20 Соломону перезвонили и сообщили, что 111-ого обнаружить не удается, группа устранения помех уже вылетела в Чеченскую республику. Подъехав к своему подъезду, Соломон зашел в подъезд дома и, поднявшись на второй этаж старенькой «хрущевки» зашел в квартиру и, не раздеваясь, лег на диван. Проснулся он от шума ключа, поворачивающегося в замочной скважине и, открыв глаза, увидел Наташу, которая, сбросив свои туфли, с какими-то пакетами пробежала на кухню. Зайдя на кухню, он заметил ремни оперативной кобуры выглядывающей из-под жакета Наташи. Перехватив его изучающий взгляд, она просто пояснила, что введена операция «Ясность» и охранять его теперь будет не только она, но и Анжелика, которая появится с минуты на минуту. Кстати, промурлыкала Наташа:
- В требования операции внесли существенные изменения в 5 пункте. Вместо слов применять оружие на поражение при возникновении опасности появились слова «при малейшей опасности» и даже «при незначительной опасности.
- Да, уж иронично покачал головой Соломон и пошел открывать входную дверь, в которую уже более минуты звонила Анжелика. Зайдя в квартиру, Анжелика небрежно чмокнула Соломона в щеку и, вложив ему в руки папку с документами, прошла на кухню. Соломон же пошел к себе в кабинет и закрыл за собой дверь на ключ. Он не любил когда его отрывали от работы. Разложив у себя на огромном письменном столе списки агентов, принесенные Анжеликой, он принялся внимательно изучать перечисленные в них моральные качества агентов. Необходимо было из тысячи фамилий выбрать около 200 человек, которые будут принимать участие в охране телецентра и, усмехнувшись про себя, подумал, что у Самойлова, который будет организовывать охрану белого дома задача стояла намного труднее. Ему необходимо было выбрать не только таких агентов, которые будут бросаться под танки, но и останутся возле белого дома навсегда, а таких должно быть не менее 5 человек. Выбрав по одному ему ведомому принципу 250 человек, он позвонил по телефону оператору и, назвав номера, продиктовал необходимые инструкции. Конечно же, к этим 250 агентам присоединятся, по расчетам Соломона, около 150000 человек - просто ротозеев, ничего не понимающие в происходящих событиях. Захлопнув список агентов, он откинулся на спинку мягкого кресла. Оставалось продумать еще вопрос о снабжении людей спиртными напитками, и кое- какой закуской. Соломон снова снял трубку телефона и минут 15 объяснял своим подчиненным места расположения «пунктов снабжения горячей пищей» (так он называл места, где бесплатно будут раздавать спиртное). Неограниченные людские и материальные ресурсы делали на первый взгляд предстоящую задачу на удивление легкой, но как себя поведет народ – вот этого никто предположить не мог. Протерев от усталости глаза, Соломон решил пройти в ванную комнату и умыться. Зайдя в ванную комнату, он подставил свое лицо под обжигающие струи холодной воды. В это время где-то за окном раздались похожие на выстрелы хлопки и, обернувшись в сторону двери, Соломон увидел Анжелику, которая стояла, закрывая свое роскошное тело простыней.
- Мне показалось, что стреляли - сказала она – я боюсь за тебя, и она прижалась к нему всем своим телом, обняла его обеими руками. Простыня ничем больше не удерживаемая упала на пол, обнажив ее прекрасные груди, готовые, как показалась Соломону при малейшем движении выскочить из лифчика Анжелы. Он нежно стал гладить ее спину, как бы невзначай расстегнул лифчик, и, продолжая наступательные движения, коснулся сосков ее грудей. Непроизвольный стон сорвался с губ Анжелы, и она еще сильнее стала прижиматься к нему, трясь об его взбухший член низом своего живота. Соломон нежно ухватился за удивительно длинные соски Анжелы и стал с расчетливой грубостью крутить их у себя между пальцами. Анжела застонала еще сильнее и правой рукой закрыла дверь ванной комнаты на щеколду. После этого она потянула вниз свои нейлоновые трусики и уже через секунду они лежали узкой полоской на полу, после чего Анжелика освободила рвущуюся на свободу плоть Соломона, повернулась к нему спиной.
-Валяй сразу - прошептала она.
Соломон не в силах больше сопротивляться, как дровосек со всего размаха ухнул в ее разверстанное чрево. А - ах раздался неизбежный крик Анжелы, но она тут же зажала свой рот ладонью, помня о Наташе, которая спала в соседней комнате. От всего пережитого за весь день Соломон не мог долго сдерживаться, и как только Анжела почувствовала близость финала, изловчившись, вылезла из-под него и, упав на колени, с нежностью обхватила плоть Соломона своим пухленьким ртом. Выпив его до последней капли, Анжелика поднялась и с видом нашкодившего котенка произнесла:
-это было великолепно, но не говори ничего Наташе, она знает моего приятеля. После чего подобрала с пола простыню и свои трусики с достоинством удалилась. Постояв еще немного, Соломон побрел к себе в кабинет и растянулся на диване. Завтра будет тяжелый день, подумал он засыпая.

Глава5

Ровно в12.00 в здании Министерства связи СССР в актовом зале собралось 129 сотрудников. Все они возглавляют отделения организации в республиках и крупных районных центров, которые не слова не говоря, стали изучать розданные им документы (не было только лишь руководителя Чеченского отделения и доклада о его местонахождении до сих пор почему-то Соломону не поступало). Соломон сидевший за полукруглым столом тщательно вглядывался в их лица, тщетно пытаясь угадать, о чем каждый из них в настоящий момент думает. Заметив, что многие из присутствующих закончили изучение предложенных им документов. Соломон поднялся и негромким голосом произнес:
– Будут вопросы товарищи?
В зале повисла абсолютная тишина, и тут поднялся руководитель отделения Грузинской ССР и спросил:
- Как будет осуществляться управление организацией после образования независимых государств.
- Все будет проходить в обычном режиме – ответил Соломон, почта нужна даже независимым государствам. Хотя риск, конечно, есть, но в случае попытки выхода из-под нашего контроля руководителей, которых мы на первых порах назначим во главе этих государств (а это, как вы заметили, в основном первые секретари обкомов партии или их первые заместители), руководство будет осуществляться через офицера связи посольства Российской Федерации. Люди на эти должности уже назначены, проинструктированы и знают в лицо не только начальников местных отделений, но так же и ваших старших помощников. Да и осторожней там потом с Шеворнадзе, что-то в последнее время не нравится нам его периодичные отклонения от выбранного нами курса, но кроме него Президентом, ставить пока некого. Да и не забудьте начальники прибалтийских отделений зайти к Александру Александровичу, он проведет с вами отдельный инструктаж, а руководителей Белорусской ССР и Украинской ССР прошу задержаться. Необходимо проконсультироваться с вами по назначенным кандидатурам второго этапа развития. Если вопросов больше нет, давайте разъезжаться по своим рабочим местам. Впереди у нас очень трудная работа.


Глава6.

Спустя месяц после описанных событий Соломон сидел в своем кабинете и осмысливал все произошедшее за последние дни. Все произошло, как они и планировали. Самойлов прекрасно справился с ситуацией по охране дома правительства. Комар носа не подточит - подумал он. Но как все произошедшее оценили американцы? Вот это был главный вопрос, поверили ли они в спонтанность всего произошедшего? Ответ на этот вопрос и должен был дать человек, который уже около полу часа сидел на кресле напротив Соломона и делал какие – то пометки у себя в блокноте.
- Ну, наконец-то я все сверил Вадик – произнес он, поднимая свой взгляд от бумаг, разложенных перед ним на столе. Аналитики нашей службы практически полностью уверенны, что проведенных мероприятий окажется недостаточно, чтобы создать непоколебимую веру у американцев в произвольное развитие последних событий - произнес седоволосый собеседник Вадима. Придется ввести коррективы в наши планы. Но вот тебе и первое новшество:
- Мы решили не оставлять в руках Ельцина средства партии посмотри на это и, он протянул Соломону три листка бумаги исписанных чьим-то мелким, но разборчивым почерком. Прочитав написанное, Соломон молча засунул протянутые ранее ему листки во внутренний карман пиджака и, не говоря ни слова, покинул этот мрачный кабинет.

Глава7

На следующий день ровно в 8.00 черный бронированный «ЗИЛ» Соломона, с двумя антеннами на крыше летел по Каширскому шоссе со скоростью примерно 120 километров в час. По каким то неписаным правилам машина ехала прямо по середине проезжей части. Впоследствии, завернув на широкую и тихую улицу имени Кондратьева, он проехал мимо района Мищерекова, застроенную солидными домами, где обитал Горбачев, если не уезжал на свою дачу. Наконец автомобиль остановился у дома №88. Анжелика обернулась к Соломону и спросила:
- Мне тебя подождать?
-Отгони машину на Потапова и обожди нас там – миролюбиво произнес Соломон и вместе с Наташей вышел из машины. Немного подождав, Соломон подошел к дому и нажал на кнопку домофона. Буквально через пару секунд сиплый мужской голос спросил:
- Кто там?
- Это Владислав Петрович – ответил Соломон (под этим именем его знали все аппаратчики высших эшелонов). Дверь мгновенно открылась, и Соломон зашел на удивление в чистый подъезд. Он поднялся на лифте, где на площадке седьмого этажа его ждал седоволосый старик. В этом доме каждая квартира занимала целый этаж. Михаил Петрович Кручина в течение последних десяти лет возглавлял секретный финансовый отдел партии. Ему было известно практически все о секретных счетах. Он владел информацией о миллиардных сделках. Пройдя в квартиру, Соломон сел в кресло напротив Кручины.
- Вот здесь все Владислав Петрович - сказал Кручина, указал на большую стопку документов, возвышающую на его письменном столе. Склонившись над письменным столом, Соломон тщательным образом стал изучать документы, внимательно слушая пояснения Кручины. Речь шла о 1986 компания разбросанных по всему свету с общим активом в 200 триллионов долларов; в этих документах было все - начиная от банковских счетов заканчивая документами, раскрывающими сложный механизм получения огромных валютных прибылей от экспорта энергоносителей и цветных металлов, включая в себя также сведения по производству ядерного оружия. - Ну а эти документы самые важные – сказал Кручинин – протягивая Соломону несколько листков. Соломон бегло просмотрел документы. Они все были выданы крупными швейцарскими банками и заверены собственноручной подписью их директоров. В этих документах сообщались номера сейфов, коды доступа, а также ключевые слова к доступу. Так же и довивались пояснения, что все содержимое указанных сейфов переходит в полное распоряжение предъявителю данных документов.
– Что в этих сейфах? – поинтересовался Соломон.
– Ну, вы же знаете, что в двух сейфах по 100 тонн золота в каждом, а в третьем более 20 тонн бриллиантов каждый весом около 10 карат. Общая сумма этих трех сейфов по нынешнему курсу равна приблизительно около10 триллионов долларов. Произведя в голове нехитрые подсчеты.
- 230 триллионов долларов, от такой суммы может закружиться голова, уважаемый Михаил Петрович - медленно произнес Соломон – ты мог бы спокойно и безмятежно окончить свои дни где-то далеко от Родины. –
-Уважаемый Владислав Петрович я старый и уставший человек, мне уже в этой жизни ничего не надо ведь мне за шестьдесят уже.
– Ты все сделал правильно Михаил Петрович, произнес Соломон, и быстро повернувшись, встретился взглядом с Наташей. Затем медленно подошел к окну и, посмотрев вниз, произнес:
- У тебя из окна замечательный вид.
– Да, уж вид, довольно прекрасный.
Соломон стал поворачиваться к Кручине и успел заметить, как возле Кручины внезапно возникла Наташа, которая тут же обхватив натренированными руками голову финансового гения, резко повернула ее на 180 градусов. Кручинин не успел даже испугаться и, издав какой-то пронзительный возглас, обмяк в своем кресле. Открыв окно, Соломон сделал знак взглядом Наталье, которая, взвалив на спину труп Кручины, выбросила его в окно. На выходе из подъезда никого не было и Соломон вместе с Натальей, которая держала в руках кожаный дипломат, стал, быстро удалятся в сторону улицы имени Потапова, где за рулем автомашины их ожидала Анжелика.
– Улица Заречная, к товарищу Петрову - приказал Соломон и, взглянув на часы, откинулся на спинку кожаных сидений, которыми был оснащен его служебный автомобиль.
Улица Заречная находилась как раз за парком. Оставив машину с Анжелой возле входа в парк, Соломон с Наташей направились к дому номер 65. Поднявшись на шестой этаж, Соломону пришлось долго звонить в дверной звонок, прежде чем он услышал старческий голос Петрова:
- Кто там?
- Это Владислав Петрович, я к вам от товарища Кручины.
Войдя в квартиру, Соломон сел на стул, предложенный ему Петровым.
- Ну? Что вы хотите мне сказать?- произнес Петров.
Вместо того чтобы ответить, Соломон подошел к окну и распахнул его настежь.
- Зачем вы это делаете, Владислав Петрович?- крикнул Петров.
Больше он ничего не успел произнести. Подошедшая к нему Наташа подняла его, словно перышко, и стала подтаскивать его к окну.
- Вниз головой Наталья. Вниз головой!- повелительно прокричал Соломон, Наташа перевернула пытающегося отбиваться Петрова и как какой-то спортивный снаряд выбросила его в окно. Ни сказав больше, ни слова, они покинули квартиру. Виктор Николаевич Петров представлял маленькую опасность. Он возглавлял финансовые дела партии еще задолго до Кручины, и хотя был уже на пенсии, обладал по-прежнему феноменальной памятью. Соломон рисковать не мог…
«ЗИЛ» вместе с Анжелой спокойно ожидал их возле входа в парк. Они сели в машину.
– Анжела мы едем к генералу Валентину Игоревичу Капустину- Проспект Сахарова 57 – объявил он. Эта встреча могла пройти не так легко как две предыдущие – размышлял Соломон – генерал Капустин занимался переводом денежных средств за границу и был человеком хитрым, жестоким и опасным. Условным сигналом Соломон стал звонить Капустину с установленного в машине телефона. После пятнадцатого гудка он, наконец, услышал его запыхавшийся голос:
– Валентин Игоревич, это Владислав Петрович нам необходимо срочно поговорить. Кручина покончил с собой и оставил письмо, в котором говорится, что вы расхищали достояние партии.
– Вот старое дерьмо, поганая дрянь! Хорошо, хорошо приезжайте - прокричал Капустин.
-Я сейчас внизу – кратко сказал в трубку Соломон – могу ли я подняться?
- Да, да конечно входите – ответил Капустин.
Но Соломону пришлось еще более пяти минут стоять, нажимая на кнопку домофона, прежде ему позволили войти. Восьмой этаж. Капустин появился в гражданской одежде, с резким запахом спиртного изо рта.
-Что за чушь? – спросил он - я уже все знаю, так как звонил в центр, это старое дерьмо выпрыгнуло из окна.
- Ты один? – спросил его Соломон.
- Конечно.
100 процентов врет, подумал про себя Соломон, ведь в коридоре он заметил не только женскую обувь, но и кое-какую женскую одежду. Капустин не заметил, как Наташа бесшумной тенью проскользнула ему за спину и ее сильные руки удавом сомкнулись на его зажиревшей шее. В это время Соломон, стоя уже с пистолетом в руках перед генералом произвел им удар по его переносицы. От невыносимой боли Капустин закричал и тут же в его рот зашел ствол от пистолета. Раздался громкий выстрел, и черепная коробка Валентина Игоревича разлетелась на десятки кусочков, запачкав кровью и кусочками серого вещества прекрасные шелковые шторы в его кабинете.
- Давай сюда эту сучку, живо – приказал Соломон.
Спустя несколько бесконечных секунд Наташа за волосы вытащила из спальни упирающуюся светловолосую девушку. Повинуясь взгляду Соломона, Наташа бросила ее на диван и, приложив подушку к ее голове, молча повернулась к Соломону, который, приблизившись, произвел выстрел, целясь в голову молодой женщины. После этого он подошел к телефону и набрал мало кому известный номер постоянного дежурного на площади Дзержинского.
- Это говорит Владислав Петрович – генерал Капустин застрелил свою любовницу и сам покончил с собой вот к этому выводу должно прийти следствие. Пришлите людей и не сообщайте на Петровку.
КГБ не любило стирать грязное белье при людях. Потом Соломон подошел к трупу Капустина и вложил в его правую руку пистолет, тщательно обтерев его перед этим носовым платком. Конечно же, эта инсценировка не выдержала бы хоть какого нибудь серьезного расследования, но это сейчас Соломона абсолютно не волновало.
Плюхнувшись в мягкие сиденья машины, Соломон произнес:
- Улица Лермонтова 60, ты знаешь, это сразу за проспектом Вернадского. Проезжая по проспекту Масленикова он заметил летящие на полной скорости три машины с мигалками, которые спешили к телу генерала Капустина.
Перед домом №60 Анжелика просигналила двум спящим в будке милиционерам, которые, увидев ощетинивший антеннами «ЗИЛ» Соломона отдали ему честь. Соломон вышел из машины и зашел в подъезд дома, где в стеклянном помещении сидел какой-то лейтенант в форме МВД. Показав свое удостоверение, он громко сказал:
- товарищ лейтенант мне поручено арестовать Алексея Миронова, подозреваемого в крупных хищениях. Следите, что бы никто не покидал здания.
Поднявшись на девятый этаж, Соломон, увидев ожидавшего его Миронова, который был уже предупрежден Наташей о приходе Соломона.
- Уважаемый Владислав Петрович – с радостной улыбкой на лице произнес Миронов, но, увидев направленный на него пистолет, сразу сник.
– Алексей Степанович ты арестован – грубым голосом сказал Соломон. Твой шеф Кручина во всем признался, сегодня вечером ты будешь спать на лубянки. Алексей Степанович Миронов был первым заместителем Кручины и, конечно же, много знал.
- В чем признался? Я не понимаю тебя Владислав Петрович – жалобно промямлил Миронов.
- Ты хранил у себя документы, и все переводы за границу фондов партии осуществлялись с твоего полного согласия.
- У меня нет никаких документов, Кручина все у меня забрал, абсолютно все, ну ты ведь знаешь, Владислав Петрович, я не в чем не виновен - жалобно кричал Миронов.
- Это уже не имеет никакого значения – ответил Соломон. Тебе все придется рассказать людям из назначенной госкомиссии. Команда под руководством Петра Скоморохова уже выехала. Услышав фамилию Скоморохов, Миронов вздрогнул. Скоморохов был специалистом по проведению допросов с пристрастием, и кому удавалось выжить после его допросов, постоянно ходили с улыбкой на лице, беспричинно радуясь остатками жизни.
-Владислав ну, пожалуйста – вновь промямлил Миронов. Соломон медленно подошел к окну, и раскрыв его произнес:
- У тебя остался только один выход.
Миронов все понял и как лунатик взобрался на подоконник и зачем-то раздвинул в стороны руки, словно пытаясь взлететь, выпрыгнул в окно девятого этажа…

Доброе утро, Планета

Воскресенье, 24 Августа 2008 г. 12:22 + в цитатник
Der_Chert все записи автора Раньше я уже бывал здесь. Сейчас я это прекрасно помню, жаль, что всю эту кристальную ясность не удастся сохранить там, после утра.

Здесь, я себя прекрасно чувствую – бодрым, выспавшимся. Пора бы вставать. Небо кувыркнулось в глазах, и я оказался на ногах.

Спать на мхе так мягко и уютно.

Я встал, прихрустнул, разминая плечи и шею.

Лес округ стоит чудный. Небо – густо серое, свежо – но не зябко. Этакая октябрьская погодка примерно в конце лета. Этот лес я никогда не видел при другой погоде, времени суток, сезоне – он не изменен.

Да, теперь я вспомнил, это не октябрьская погода, это просто север.

Я встал, да это то, что можно сказать с определенностью.

Пора. Я посмотрел на свои ладони, потом повернул их.

И с чего бы это казалось таким трудным?

Мыслью в голове вспыхивали понятия: север, ветер, влага в небе, облака… потом сверкнуло шипя: Сайдум. Яркое, ясное, колюче-шипящее. Я хлопнул в ладоши. Обернулся, за бревном, искореженным временем и непогодой, почти до трухи съеденным насекомыми и мхом, чуть блеснула темная торфяная вода. Подойдет.

Пора. Я посмотрел на свое отражение. Вода покрыта рябью. Отражение совершенно не четко. Сосредоточится – вода успокаивается, превращаясь в гладь зеркала. Будто и не дует ветер. Легкий такой, чуть слышный.

Я смотрю себе в глаза. Четче!. Лицо. Нос. Руки видны сразу. Тело…

Глядеть на себя из отражения и менять.

Когда восстановил базис – можно приступать к изменениям.

Снова руки, лицо почти без изменений, чуть заострить черты, так оно гармоничней с укрупнившимся и измененным корпусом. Путь не близкий – да, оно очень кстати. Плащ, темный. Да, мне нравятся темные тона. Темные чуть багровые кры…. Плечи. Плащ, да – да, это выглядит как плащ, он окутывает почти до самой земли, но он не одежда, он часть меня, я его таким сделал… от лопаток, от плечей…

Пора. Я смотрю в свое отражение, да я – доволен. Остались детали, но очень важные.

Я кричу Его имя. Мой голос, тихий и не слышен да же за два шага, но он прокатывается на много миль и лет. Я сам содрогаюсь и оглушен его эхом. Он – снова со мной. Так намного спокойней, привычней. Так хорошо.

Мой меч. Много времени назад мы с ним встретились. Все в нем по мне.

Пора. Я отворачиваюсь от ручья с торфяной водой и прищелкиваю пальцами. Теперь поверх меня, такого, какой я есть – я, такой, каким привык.

Пора. Шаг. Пейзаж меняется. Шаг и я на берегу озера. Шаг.

Озеро, лесное, такое спокойное, из тех, что видны только на подробных картах.

Протока. Лодка, в ней мой Дед. Дед, он то же, снаружи – такой, как привычно, а под этим такой, какой есть.

А может это и не он, а просто, что-то, кто изображает его, для меня. Это не важно сейчас. Мне нечего здесь и сейчас опасаться, и мне приятно видеть Деда. Здесь и сейчас. Здесь и сейчас.

Он приглашает меня в лодку. Я сажусь, и мир переворачивается.

Река под нами полноводна, быстра и волниста. Мир – чрезвычайно люминесцентен. Не обилие, но яркость и контрастность красок. Здесь больше нет ветра. Здесь больше не будет влаги и воды. А то, что будет ей казаться – смерть. Эта реальность мне не подвластна. Почти со всем. Мне, да же, не попасть на ту сторону, без проводника оттуда. Но Дед, уже время там – он вправе.

Еще не разу сразу двое смертных не попадали туда одновременно. Я не знаю, у кого хватило бы сил на это.

Мест разных много, но Туда я забирался редко. Не тянуло.

Мы причаливаем. Я чуть касаюсь рукой до клинка, и на ладони выступает кровь. Таковы правила. Капля падает на землю и тут же исчезает в ней.

Сегодня я зайду еще глубже. Глубже в Зыбь…или Топь… Я не могу точно воспроизвести название.

Раньше – я опасался туда идти, теперь – мне можно.

Но это – чуть позже. А сейчас мы идем с Дедом по берегу, а над нами высоко крутится жизнь, строятся города, люди рождаются и умирают, звезды, на их небе… Нет, для нас это не мгновения, и не что-то стороннее, просто здесь – это элемент пейзажа. А мы идем вниз головой по небу. А ведь я то же Там, внизу, над головой. Родился, и ,наверно, умер, и прожил, но это важно Сейчас.

Дед оборачивается, и показывает на громаду камня.

- Это Камень, - говорит он. И я понимаю, что это, тот самый, именно такой камень, тот который кричит, тот, что дышит душами. Тот что…

- Это Дерево – говорит, дед, и снова колоссальный поток понимания проносится у меня в голове.

Мы приходим сюда не первый раз, и каждый раз Дед показывает мне новое. Но мне пора.

Я делаю Шаг, и плащ снова окутывает меня. Здесь нет сил, места, возможности и необходимости в личине.

Здесь только я. Я и Зыбь. Все-таки это слово мне нравится больше. Дальше, я не в силах Шагать, только идти.

Очередная капля падает с моей руки, таково правило.

И идти я могу до последней капли. Но вернуться без крови – нет возможности, человек без крови не выживет. Я иду. Чуть наклонившись вперед, как под напором сильного ветра. Все вокруг мутно. Пот стекает верх. Идти тяжело, больно. Вдохнуть нечего.

Каждое мое движение оставляет след. Словно следующие накладывается на фотографию предыдущих. Если обернуться, то вместо следов на земле, словно тени, размытые силуэты моего тела. И алые росчерки крови.

Каждое мое движение – смерть. Пейзаж не ясен. Больно. Каждая капля моей крови – это память и право на обратный путь.

Смутно и муторно. Улыбка девушки на улице каплей падает вниз(вверх?)

Еще движение. Первая школьная драка – росчерк алым на фоне моего силуэта.

Еще немного вперед- хочется дышать, это хоть и не необходимо – привычно, до жути важно, но не возможно. Утренний кофе.

Это плохо. Я еще не дошел до вчерашнего рубежа, и уже растрачиваю запасы на возврат. Вернуться можно только к тому, чего ждешь.

Иду. Оставляя позади уже изрядно затуманенные воспоминания, то, что еще осталось.

Рубеж. Я дошел до него, и у меня осталось еще немного. Сквозь тиски раздирающие плоть, сквозь невозможность шевельнуться от потери крови, сквозь тоску памяти.

Где-то там, впереди, брезжит Перекресток. Во что бы то ни стало, мне надо дойти до него. Зачем? Да по сути, это просто абстрактная цель, мне просто интересно, что там за Гранью, что там, за Рубежом.

Сколько еще маленьких алых капель мне это будет стоить? Смогу ли я вернуться в следующий раз?

Одну и ту же кровь не пролить дважды, Зыбь не примет и те же воспоминания. Но на сегодня, их хватило. На сегодня хватит.

Рывок назад.

Я вскакиваю из под одеяла, глубоко вдыхая воздух. Моя рука сжимает мятую пачку сигарет. Холодный пот и немощь.

Может показаться смешным, но я уже который день возвращаюсь к ней. К пачке дешевых сигарет. Сегодня я отдал ей и кофе, завтра будет тяжелее.

Утро встречает меня лучами солнца и прохладным освежающим ветерком. Глубокая затяжка. Выпуская дым я произношу:

- Доброе утро, Планета.
Рубрики:  Литературный конкурс

дельфин и русалка

Воскресенье, 24 Августа 2008 г. 11:29 + в цитатник
Anattoria все записи автора пережившим ремонт и… педикюр посвящается.


После затяжного домашнего капремонта довелось, таки, мне в жизни испытать день, полный сюрпризов и неожиданного релакса))).
Все началось с моего твердого решения посвятить его себе любимой.
Сотворить себе чудо-день, восстановительно-офигительный. С обновлением прически, маникюром, масками и массажем лица, прослужившего мне верой и правдой все эти долгие трудные годы.
Впервые в жизни, вы будете смеяться громко и безудержно, меня уговорили сделать педикюр в салоне!
Хе.. ну согласилась попробовать… а вот когда я увидела все ЭТИ пыточные инструменты, тело хотело рвануть и удрать куда подальше, не оглядываясь и не откликаясь на призыв хозяйки.

Тело, натурально, перепугалось не на шутку, когда властительница сих орудий взяла нечто, напоминающее нехитрый прибор для чистки картошки, но с двумя впечатляющими лезвиями.
Я закинула удочку этому прибору.. задала такой осторожный вопрос: для чего, мол, этакое чудо, лишние пальцы на ногах отрезать? Или уже сразу ноги?
Этой картофелечисткой мастер Оля примерилась мне «почистить» ступню от какой-то шелухи! Тело посредством головы заорало, что у него нет ни шелухи, ни даже чешуи на ногах и Оля удовлетворилась пробным штрихом по большому пальцу тела ноги…
Однако, Оля была настырна в своих поисках рыбной чешуи во мне и запустила тяжелым снарядом каменно-пемзовидного содержания пряяямо точнехонько мне по нежной розовой нещекоченной стопе!
Вероятно, она думала, что если я не рыба, так точно уже русалка и просто обожаю получать сомнительный каменный массаж и эпиляцию чешуи… в общем, ваятель педикюрных шедевров никак не ожидала услышать вопль раненного бизона!
А русалка в это время, как в мультиках, подскочила со стула с вертикальным взлетом, лягнула ластами как заправская кобыла, при этом издавая еще и неудержимый, до слез, хохот.
В общем, как уже стало понятно, русалка-мустанг не выносит щекотки на ластах, ну напрочь)))). Кто ж знал то, что предстоит изощренная шлифовка.
И, вообще-то, больно.. шершавым камнем-то.
Придется, как и обычно, в дальнейшем чистить ласты только самостоятельно и никогда не сдаваться на милость профессионалам, вооруженным до зубов картофелечисткой и метательной пемзой.

После пыточной меня постигла участь неземного отдохновения.
Моей доисторической лицевой поверхности были предоставлены разнообразные очистки-скрабы-кремы, шикарный массаж и ежевичная маска. Глаза были чем-то там закрыты и я медленно дремала и, как-бы, «смотрела» морское кино про дельфинов. Ну как они прыгают в море. Иногда взгляд перемещался на белые пышные облачка, но всегда возвращался к дельфинам…
О чем еще может мечтать кайфующая русалка)))).
Вышла я оттуда с кружащейся от счастья головой и никак не могла найти в себе достаточно ног, чтобы ровно передвигаться, не шарахаясь пьяно из стороны в сторону… Видно, действительно, русалкины ласты не проходят бесследно и все зовут и зовут к дельфинам)))))).

В эйфоричном состоянии души и тела русалка решила немного проплыть баттерфляем по ближайшей улице, по течению и зарулила в «русский» магазин.
Там рыбья русалкина душа, оставаясь верной себе, купила аппетитной селедочки и красивущей красной рыбки, но тут еще прорвалась наружу аура сладкоежки и, уже таки, я попросила дать мне немного конфет таких вот и таких вот...
Продавщица поинтересовалась:
- немного, это сколько?
Я показала руками крупный «ком» диаметром около 20 см и сказала:
- вот «стока»! Такой кулечек. Каждого.
Она чуть не загнулась от хохота и уже откуда из под прилавка донеслось :
- у нас просят немного– это 3 конфетки, а ты – ВОТСТОКА))))))

Ну, у каждого свои меры «стокасти». А у русалок и подавно.
Рубрики:  Литературный конкурс

Агасфер

Суббота, 23 Августа 2008 г. 13:28 + в цитатник
Петр_Дмитриевич_Небылицин все записи автора На землю опустились синие покрывала сумерек. В траве лениво перещелкивались кузнечики, готовясь ко сну. Вечерний воздух, обдувая прохладой, ощутимо холодил босые ноги сидевшего у костра человека.Солнце давно скрылось за горизонтом, и только светлая полоса неба еще выдавало его присутствие. Стояла умиротворенная тишина. Аромат июньского разнотравья наполнял живительным содержанием легкие. Дрова, брошенные в костер жарко потрескивали, выпуская в уже темнеющее небо черно-белый дым.У костра сидел и слушал тишину странник. мысли его были далеко и от этого леса, и от этой поляны. Судьба-судьбинушка однажды сыграла сним злую шутку. выбросила его с наезженной колеи жизни. Устал он жить, устал бороться за нее. Сколько раз пытался покончить с собой,но эта печать, проклятая Каинова метка, не позволяла ему это сделать. Проклятие иисуса Христа вело его по дорогам столетий. Сколько он тел и жизней пережил с тех пор, как вели Иисуса на Голгофу.-"Эх Агасфер, Агасфер! Вечный ты странник. И нигде-то тебе нет покоя."-Сокрушался сидевший у костра человек. -"Прости меня иисус!-Взмолился он в ночное небо. Прости меня грешного. Неверил я в тебя, счяитал тебя обманщиком. Смеялся тебе в лицо, когда тебя на смерть вели. Ох горе мне горе!. Давно душа покаяния просит. Устал я скитаться по этой земле. две тысячи лет, это так невыносимо для смертного человека. Знал я за это время и взлеты и падения. Был в славе и нищете, но ничто не искупило мне той муки, на которую ты Иисус обрек меня. Где час моего избавления? ты сказал Иисус ждать, ждать второго твоего пришествия на землю. Где же ты!!!! приди-же , приди, молю тебя. Нет моих сил больше. Жестокое наказание ты определил мне. Ты отнял смерть у меня. Тошна мне ночь, и не выносим мне день. Хочу умереть, хочу покоя. Прости меня сын Божий! Костер догорел. Вставала заря нового дня. неведомая сила подняла вечного странника и снова бросила его навстречу разгорающемуся дню.

Метки:  

На вершине

Суббота, 23 Августа 2008 г. 10:44 + в цитатник
Внук_Рода все записи автора Он стоял на вершине. На вершине мира.
Он стоял и смотрел. Смотрел на людей, на общество, на природу. Смотрел на мир.
Он видел, как меняются поколения, как возникают и исчезают города и страны. Видел, как созданное им общество живет и развивается.
Хотя нет, не развивается – гибнет. Гибнет из-за его жадности, его жажды власти. Из-за его нежелания понять, что миссия завершена, и пора уходить. Уходить, уступая место новым, хотя нет, старым учителям.
Он глядел на своих последователей, которые, стали бизнесменами. Которые отреклись от тех правил, что он им дал.
Он видел падение и взлет. Видел погибель и восстание. Видел смерть и рождение.

Он смотрел и на его лице появились капли.
– Что это? – спросил он сына.
– Это слезы.
– Зачем они?
– Я не знаю. Спроси у великих.
– Почему они?
– Потому, что тебе больно.
– Но раньше они не появлялись.
– Раньше ты был бессмертным. А теперь нам пора отец.

Иисус взял под руку бога, теряющего силы и крикнул куда-то в пустоту:
– Эй, мы поняли! Мы оставляем этот мир, ибо нам жаль людей. Мы не будем больше их мучить! Возвращайтесь, славянские боги…
Рубрики:  Литературный конкурс

Метки:  

Рыжий

Пятница, 22 Августа 2008 г. 17:43 + в цитатник
Твоя_улыбка все записи автора В школе я влюблялась много раз. И одна любовь живет во мне до сих пор. Этого мальчика просто невозможно не любить. Мои подруги подтвердят, они с ним знакомы. Да, периодически его очень хочется стукнуть чем-нибудь тяжелым, желательно по голове. Или просто очень вежливо попросить помолчать хотя бы пять минуточек. Но в целом парень просто потрясающий! И ко всему прочему рыжий...

Когда год назад меня попросили станцевать первого сентября традиционный школьный вальс, я согласилась при одном условии: "Только если с Егорушкой". А потом все долго смеялись: на аналогичную просьбу, адресованную ему, он ответил: "Только если с Анькой".

Я не раз и не два жалела, что этот потрясающий мальчик - ровесник моего младшего брата. Был бы лет на пять постарше...

Наши семьи дружат. И наши дачи находятся совсем рядом друг с другом. Поэтому вчера мы поехали к ним в гости.

Егорушки дома не оказалось. Зато встретил нас его брат. Под этим серьезным взглядом я заробела так, как со мной этого уже тысячу лет не было.
- Федор, - представился он.
- Аня, - пискнула я в ответ.
- Федь, покажи Ане дом и участок, - попросила его всепонимающая мама.

И мы пошли. Мне была изложена подробнейшая лекция про каждое строение и каждое растение. Обстоятельный товарищ. Впрочем, каюсь, экскурсию я не слушала: налюбоваться не могла на золотистые волосы, серые глаза и веснушки на носу.

Разговорились мы уже в доме. Оказывается, человеку предстоит сделать серьезный и ответственный шаг, совсем скоро. Можно сказать, в новое качество перейти.
- Хочется уже?
- Не надо задавать таких сложных вопросов. Ну откуда я знаю? Вот пройдет неделя - и тогда я пойму, нравится мне или уже все задолбало.

Меня пропускали в двери и порывались подать руку на спуске с лестницы. Я тихо таяла: давно не чувствовала себя настолько женщиной. Поели, а потом он предложил: "Хочешь покататься на моем велосипеде?" Мамы переглянулись: "Да, похоже, ты приглянулась и второму брату тоже". Но от велосипеда я отказалась: перед этим молодым человеком не хотелось ни трусихой показаться, ни неумехой.

- Ну как тебе Федька?
Мы с мамой ехали домой и обсуждали увиденное и услышанное.
- Классный парень. Просто супер. Но ох как намается с ним его первая учительница...
Рубрики:  Литературный конкурс

стратегическая подушка кошколюбов

Пятница, 22 Августа 2008 г. 01:59 + в цитатник
Anattoria все записи автора Мне повезло.
Я являюсь счастливым обладателем замечательной большой уютной самогреющей подушки.
На ощупь она весьма плотная, но в то же время, мягкая и удобная и имеет привлекательную наружность.
Подушка очень своеобразна и оригинальна в исполнении.

У нее имеется встроенный вибромассажер и работа подушки осуществляется от подзарядных батарей.
При поглаживании подушки, она начинает вибрировать и издавать характерный приятный усыпляющий треск.

Дизайн и конфигурация ее решены в необычном стиле, по краям подушки находятся 4 отростка с иглами на концах. С одного края располагается опушенное опахало и выводное устройство. С другого края – круглый реповидный девайс с видеокамерами, подсветкой, антеннами и встроенное вводное устройство в виде потайного клапана с кусачками.

Внешне подушка оформлена мягким приятным мехом классического черно-белого окраса «почтизебра», что позволяет использовать подушку в разных жизненных ситуациях вплоть до выноса ее в высший свет.
Содержание подушки настолько загадочно – насколько таинственна улыбка Моны Лизы.

Однако, рабочая поверхность подушки вполне достаточна для комфортного сна и отдыха.

Подушка имеет ярко-выраженную индивидуальность и своенравный характер.
Это становится очевидным тогда, когда подушка начинает активно вытискивать вас с налёженного места методом постепенного толкания, стремясь захватить все большую поверхность кровати.
Бороться с таким захватом вы можете двумя способами:
1.передвинуть подушку руками, но это чревато тем, что подушка может применить свои игольчатые отростки
2.повернуться спиной к подушке и подобным же методом толкания отодвинуть ее на требуемое для вас положение.

Когда подушка самонагрелась достаточно и нагрела вас, она спускается на пол возле вашей кровати и становится шерстяным ковриком с электрошокером. При наступании на который вы получаете чувствительный (но не смертельный) разряд посредством игл на отростках и слышите глухой/пронзительный звук (в зависимости от степени перегрева подушки).

Подушка всегда знает когда наступает утро.
С началом рассвета подушка плавно перебирается на спящего, включает движок на низких оборотах, постепенно повышая их по мере прогрева, запускает вибромассажер и пускает в ход самонаводящиеся антенны, попутно обнимая спящего за шею отростками с иглами.
В связи с этим батареи подушки наиболее мощно разряжаются в ночное время.

Подзарядка батарей питания подушки осуществляется от сетевого холодильника несколько сколько раз в день через устройство ввода.
Как можно чаще.

Подушка не подлежит стирке, т.к. является самоочищающейся.
Это очень удобная функция, которая работает даже в военно-полевых условиях без дополнительного программирования.

Подушка дружественна и коммуникабельна.
Она всегда с охотой расскажет вам сказки и пропоет песенки из классического подушьечего репертуара. Всегда выслушает ваши рассказы, жалобы и предложения, примет к сведению ваши соображения и порицания.
Тщательно проанализировав полученную информацию, через какое-то время, подушка сделает вам детальную распечатку шрифтом Pragmatica Bold с наглядными материалами.
Подача осуществляется через выводное устройство в пластиковый лоток.

Такую подушку очень трудно найти в обычных магазинах, т.к. до сих пор не налажен ее серийный выпуск
Подушка все еще производится древним методом самопочкования и передается из рук в руки.
Часто за деньги.

Все это придает подушке уникальность и делает ее простым в использовании и незаменимым в быту существом, с которым можно славно провести ваше свободное время.
И, зная особенности данной модели, некоторые параметры и технические характеристики, можно даже подружиться с подушкой и заслужить ее любовь и понимание.

ЕДИНСТВЕННЫЙ минус такой подушки – с утра вы имеете полный рот шерсти.
Рубрики:  Литературный конкурс



Процитировано 2 раз

Поиск сообщений в Li-Konkurs
Страницы: 7 [6] 5 4 3 2 1 Календарь