-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в kraftmann

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.07.2007
Записей: 1430
Комментариев: 6169
Написано: 13169


Великорецкий Крестный Ход, год 2016

Понедельник, 22 Мая 2017 г. 22:24 + в цитатник
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
2011 год
2012 год
2013 год
2014 год
2015 год
2017 год




«Аз прославляющих Мя прославлю» (1 Цар. 2, 30)

Ехать решено было в 17:20, чтобы все успели на этот раз решить свои вопросы, придти с работы и, не заезжая в Великорецкое, ехать в Киров. Впервые за 10 лет выезд был планомерно спокойным. Я даже думал еще и поспать часик днем, чтобы не глаза слипались за рулем ближе к Кирову, но времени оказалось ровно столько, чтобы просто все успеть, не торопясь: сходить два раза на работу, покормить детей, доделать домашние дела, спокойно сесть в машину и, несмотря на пятничные пробки, всех забрать в условленное время в оговоренных местах. Правда, Надежду ждали минут двадцать на выезде из города: водитель автобуса пропустил ее остановку, она уехала куда-то далеко, потом пришлось возвращаться. А пока Люба созвонилась с еще одной подругой, которая раздумывала, как ей попасть на Великорецкий, если выехать она может только очень поздно вечером.
- Люба, Павел собирается ехать в 12 ночи один. Он сказал, что если кого-то нужно забрать, он может это сделать. Дай ей его телефон, диктую… Пусть скажет, что от меня - от Василия.
Позже в Ходу Павел высказал мне пожелание, чтобы я давал его телефон только тем, кого знаю лично. Женщина оказалась довольно привередливым пассажиром:
- А Вы один едете? Или вас много мужиков?
- Один.
- А не поздно, в 12-то ночи?
- Нормально.
- А как Вы в дождь поедете? Не боитесь?
- Да так и поеду. Нормально поеду.
- А Вы хорошо водите?
- Вот как раз и научусь.
- Хм… Ну я подумаю…
- Ну, подумайте, подумайте…



Ничего в итоге не придумала, зато Павел в присущей ему особой манере повествования веселил нас рассказом о несостоявшейся попутчице. Но в этот раз подготовка к выезду прошла с испытаниями его терпения и решимости. Если в прошлом году все прошло гладко, как по нотам – нужные люди встретились в нужный момент в нужное время и все организовалось как бы само собой (на самом деле понятно, Кто все организует), то в этом году Господь ждал от него усилий воли и добровольного желания пойти, несмотря на препятствия и некоторые искушения. И в итоге мы встретились почти старым составом. Добавился еще один Барбир – Павел, старший брат Сергея и Саши.

Новый директор учебного центра пустил ночевать по старой схеме – выделил два класса с условием, что в 7:30 все будет иметь первоначальный вид. А поначалу пускать он нас не хотел. Валера (бывший директор) сказал, что пустит нас без проблем на новом предприятии, правда, идти будет минут на 20 дольше до Трифонова монастыря. Но Александр наш Альфредыч умеет уговаривать: директор сказал, что возьмет паузу для размышлений, ну а наше дело было – читать каждый день акафист. В результате новый директор, посоветовавшись со старым и разузнав у работников, как проходят наши ночевки, принял положительное решение. Чего и следовало ожидать. На всякий случай у меня были запасные варианты, которые я озвучил Любе: а) поехать вечером и заночевать в Великорецком откуда выехать в 7 утра в Киров б) выехать в 4 утра из Сыктывкара – все равно спать в ночь перед Ходом не особо получается.


Люба не знала, сколько пройдет из-за больных ног. Весь год она восстанавливалась, тренировалась, как могла, по специальным методикам. Теперь надеялась пройти весь ход. Приехали мы в Киров по плохой дороге через старый мост почти в 11 вечера, когда наши уже укладывались спать в классе.


Ева, Валя Курочкина, Павел Барбир, Сергей Барбир, Саша Барбир, Володя Растворов




Утром парты были сдвинуты, пластыри на ноги наклеены, одежда обработана от клещей, и мы вышли в Трифонов. Я пошел догонять Славу Зыкова, который отправился первым к камере хранения. На травке вокруг его рюкзака были разбросаны кофры от фотоаппаратов.
- Слава, а вот это не твоя сумочка от фотоаппарата?
- Моя!
- Я так и думал. В классе оставил.
Слава начал сокрушаться о своих умственных способностях, засовывая в мешок свои вещи и мои две палаточки, которые я взял на всякий случай для женщин. В итоге оказалось, что Слава опять что-то забыл запихнуть. И опять он начал громко ругать свою непутевую голову…

Возле колокольни обнаружился похудевший отец Илия, похоронивший в этом году своего отца:
- Помолитесь, браться, об усопшем схииеромонахе Василии...


Володя из Ростова перенял манеру приветствия у Алексея Корниенко:
- Благословите, отец Василий!
- Бог да благословит тебя, добрый человек! А где Леша?
- А он в этом году решил не идти, а кашеварить. Путь отдохнет! – хохотнул Володя.




- Гоша, Гоша, Гошечка!
Вот и нашелся Игорь! Красная сигнальная футболка! В этом году он два раз возил лекарство Тане в Питер, очень хотелось его обнять.


- Здравствуйте, Василий! – ко мне подошла незнакомая паломница с детьми.
- Здравствуйте…
- Спасибо Вам! Мы три дня назад прочитали Ваш прошлогодний рассказ и решили пойти в Великорецкий.
- Слава Богу!
Не зря, значит, воздух коптим. Хоть какая-то польза, с паршивой овцы хоть шерсти клок…


В Макарье на привале пошел дождик, не сильный, но все промочивший. Я даже не стал закрываться пленкой – небо должно было скоро расчиститься, все высохнет потихоньку. Расположились двумя компаниями: Я, Павел и два москвича – Гоша и Коля – в одном месте, а все остальные – в десяти метрах за кустами. И нам, и им лень было перетаскивать вещи друг к другу.

А на следующем привале Валя Пунегова, сидя на травке, с удивлением и смехом смотрела на куски хлеба у себя в обеих руках. В какой-то момент поняла, что хлеб ест и хлебом же и закусывает. Утомилась или задумалась…

А пока я вскипятил два раза полуторалитровую кружку для всех, ход уже ушел.
Мы, не торопясь, собрались и вышли на дорожку к трассе. У Альфредыча и Павла оказались почти такие же тельняшки, как у меня, что все заметили.
- О! Вот, надо всем на след год купить тельняшки, чтобы вся компания была в одинаковом.
- Ага, корпоративный снобизм. Будут говорить: «А что это за группа в полосатых купальниках так хорошо… мм..мм... поет?»

Шли по трассе, распевая акафист. По окончании начали петь «Непобедимая победо». Альфредыч еще в нашем Свято-Стефановском ходу (7-8 мая) придумал, чтобы я начинал (солировал), а они со второй строки подхватывали. Потом я один опять пел «Святии ангели...», а они все вступали со следующей строки: «Херувими, Серафими и Архангели…» Получалось довольно неплохо. Пока я пел один, остальные успевали перехватить дыхание. В горку это было необходимо. Так с песнями шли до самого Бобино, остановились лишь возле камеры хранения, которая была перенесена в начало села. Телефон у Славы был выключен, номерок от камеры хранения был у него. Надо было его ждать. Я рассчитывал, что он как обычно в самом конце колонны идет, особо не торопясь.
- Люба, Слава, скорее всего, как обычно где-то позади, видимо. Но может оказаться, что уже и на акафисте возле храма. Поищи его там недалеко от иконы. Если обнаружишь, то скажи что я здесь и мне позвони.

Я стоял в ожидании Славы, поглядывая то вперед, то назад, и периодически набирая Славины номера. Тут ко мне подошел сухощавый бородатый паломник со смутно знакомыми чертами лица и с легкой улыбкой начал пристально глядеть на меня:
- Василий, узнай меня! Ты должен меня узнать. Ну?... – улыбался он.
И тут у меня в голове щелкнуло:
- Валез??!!
- Да!!
Я набросился на него и затискал в объятиях а потом уж перешли к разговорам. Примерно эта же сцена повторилась со Славой, который подошел к нам минут через двадцать.
- Слава! Угадай, кто это такой? – теперь уже я загадочно улыбался. Но Слава никак не мог сообразить. – Это Валентин!
Валентин - «наш ласковый тиран», модератор Ли.Ру.


…Палатки поставили как всегда возле иконы, где меня и обнаружил – тоже традиционно – Леша Корниенко. А Люба пребывала в раздумьях, где ей ночевать:
- У вас здесь в палатках хорошо, а там, в доме - душно, народу много, жарко. Боюсь, ноги отекут за ночь…
-Так иди сюда, у нас лишняя палатка есть.
- Ну не знаю…
- Думай…
Потом опять пришла, осмотрелась, посомневалась и вернулась в дом.

… Утром я понес наш со Славоймешок к камере хранения. Оказалось, что со сдачей у ребят напряжёнка, пришлось стоять и ждать, пока появится размен. Урок на будущее: в камеру хранения надо идти, приготовив заранее ровную сумму.

На привале обнаружили нашу компанию не на привычном месте, которое было занято, а чуть поодаль:
- О, по-моему это там Барбиры… Точно они – их светлая униформа. И кепки. Они, они! А вон и брат Иван со своей дочкой Евой. Пошли к ним…
Пятилетняя Ева, увидев меня, решила порезвиться:
- У-у-у-у!!! - рычала она, подражая мне, низким голосом и пыталась в шутку укусить меня.
- ЕВА, Я ТЕБЯ БОЮСЬ! – рычал я утробным басом орка, отбиваясь от нее. Москвич Коля смеялся в бороду от нашего представления: Маша пугает медведя – видимо, примерно так это выглядело со стороны. А Ваня пытался урезонить дочку:
- Ева, перестань! Дай дяде Васе отдохнуть!
Ева перестала рычать и перешла к загадкам:
- Угадай, что у меня в руках!
- Что у тебя в руках?
- Ты угадай, что у меня в руках!!
- Что у тебя в руках? – смеялся я над тем, как мы друг друга доводим.
- Да это ты угадай, что у меня в руках!!!
А Коля уже не мог сдержать смех, наблюдая этот цирк.
Ванины уговоры на Еву особо не действовали. Баловалась вплоть до ухода их компании. А мы еще минут на 15-20 решили задержаться, попить чай.


В Загарье наш старый знакомый песик подрос еще немного, паломники, не видевшие его раньше, боялись его и располагались возле входа во двор, а наша компания знала, что он довольно дружелюбен (особенно если есть кусочек колбасы), поэтому прошли мимо него на лучшее место в тень. Сон почему-то не шел, я просто лежал и дремал…

А у Любы проблемы были гораздо серьезнее: за переход от Загарья три раза подвернулась нога – суставы начали подводить, чего она и боялась. После привала Люба встала, сделала шаг, раздался хруст... и на этом Ход для нее был, по всей видимости, закончен. Мужики крикнули врача, буквально через пару минут примчался квадроцикл, который в этом году беспрестанно курсировал туда и обратно вдоль колонны.



Врач положил на сустав лед, и вскоре Люба на «скорой» отправилась в Мурыгино. Я узнал об этом только перед «железкой» за полтора часа до Монастырского:
- Але, Вася, угадай, где я?
Я начал вертеть во все стороны головой, пытаясь разглядеть среди сидящих на привале паломников Любины черты:
- Нет, не вижу тебя... А где ты?
- Я в Мурыгино!
- Где?? А что ты там делаешь?
- Сошла, все. Нога хрустнула, аж все вздрогнули.
- Да, я так и думал, что это случится…
- Никто со мной не поехал сопровождать, никто не хочет из хода выходить… Врачей еще как назло нет в больнице, только дежурный – суббота же… Я вот не знаю, что мне делать: домой ехать или все-таки в Великорецкое на праздник?
- Сама смотри. По самочувствию.
В итоге Люба поехала в Киров, нашла такси и с какой-то попутчицей-сыктывкаркой отправилась домой…

В Монастырском в ожидании Славы пошел на Кирово-Чепецкое подворье, поел суп с сухариками, пока со всех сторон атаковали комары. Потом сходили вместе со Славой в камеру хранения за палатками и установили наши временные убежища возле тропы. Слава, оказывается, в Пашичах тоже временно вышел из Хода и приехал в Монастырское на машине. И он был далеко не единственным, кто получил загадочное отравление в этом году:
- Я смотрю, народ животами мучается. Может, из-за источника в Трифоновом монастыре… Его чистили недавно. Может, что там подняли… Непонятно… Как бы мне совсем не сойти, утром будет ясно…
- А я в этом году впервые за 10 лет не набрал там воду… Бог миловал…

Утром разогрели суп, попили чай, сложили палатки и отнесли их в камеру хранения. От Хода отставали на час. Прочитав утреннее правило, взялись снова за акафист. На первом привале в начале поля, уже густо поросшего березками, наткнулись на наших.
- Отстаете? … - поинтересовался Альфредыч.
Слава сразу улегся в сторонке за моей спиной – чувствовал он себя уже лучше, но все еще неважно. Я поставил для всех чай¸ достал шоколад и полпиццы.
- Слава, чай?..
- Не…
Я допил свой и машинально выплеснул за спину остатки заварки. Наши стали хохотать, закрывая лица от смеха. Я оглянулся: Слава поднял голову и сонно рассматривал капли, который попали на него.
- Слава, не обращай внимания, это… дождик… прошел!.. – уже я давился от смеха. – Прости!… Спи, спи!...
…На глинистом подъеме нас обогнал, раздвигая ход, квадроцикл. Мы, не теряя времени, пристроились за ним и вбежали буквально на гору, опять почти догнав своих, и без остановки пошли до Горохова.

… На привале расположились почти на старом месте, тут же рядышком кинули рюкзаки и прихожане отца Леонида, который почти сразу начал исповедь желающих. Я лег вздремнуть, почти уже уснул, но тут меня растолкали добрые люди….
- Василий! Вставай! Каша!
- Да что ж такое… Уже ведь почти уснул, какая каша…
Больше уснуть не смог. Зато последним попал на исповедь к батюшке. Причащался я недавно, грехов особо не успел набрать, вроде… Назвал самые важные.
- Это все?? Иди… - перекрестив макушку, почти выгнал меня отец Леонид.

Когда заходили в Великорецкое, на входе в село стояла машина, из которой раздавали эти упаковки. Я, увидев толчею возле фургона, подумал: «Зачем? Не буду суетиться, толкаться. Можно и обойтись.» И правда, подходить было незачем: через несколько метров мужчина раздавал каждому по бутылочке из взятой им упаковки - для этого и взял он целую упаковку, чтобы раздавать всем.

Ночью пошел на литургию к часу, встал возле входа на прохладе, не заходя внутрь собора. Периодически из душного храма на свежий воздух выходили люди. Я ощутил эту духоту, как только сделал шаг внутрь, когда началось причастие. Потом привык, очередь быстро продвигалась, так как священники в первую очередь причащали мужчин, некоторые нетерпеливые женщины, как ни пытались, пройти не могли, им приходилось смиряться и ждать. Что же, правильный подход…
В 2:30 был уже в гостинице и лег спать...

Утром, когда все наши пошли на службу, я отправился гулять. Первым встретил Лешу Корниенко:
- А я вот, Василий, собираюсь немного собой заняться, в спортзал походить. А то обидно, когда девушка говорит: «Втяни живот!», а ты уже втянул…


Потом встретил Стаса, затем меня окликнул отец Александр Митрофанов, еще через пару минут отец Игорь - вот так просто стой на месте и обнимайся с друзьями через каждые три минуты:
- Как дела, Василий?
- Вашими молитвами, отец Игорь!
- Ой, плохи тогда твои дела!… - рассмеялся он. Эту шутку потом мы еще пару раз вспоминали в ходу, получилось что-то вроде пароля при встрече.

Около какого Уржумского подворья встретил Володю Костюшина, сидели, разговаривали напротив очереди из язычников, которые обнимались с деревом и лазали под корнями.
- Володя, на этой сосне надо повесить табличку: «Место для отречения от Христа». Но, я думаю, не поможет…
- Да, не хочет народ прямыми путями ходить.

Потом пошли обратно к монастырю, где я опять увидел бородатого Валеза-Валентина. Идет, слава Бгу, дальше… А затем уж отправился спать. Но у Евы были свои планы на меня, заснуть она не давала, залезала на меня, «пугала» тоненьким голоском «У-у-у-у-у!!!», а ей подыгрывал басом:
- ЕВА! Я ТЕБЯ БОЮСЬ!!!
Ваня опять пытался ее урезонить, но она не слушалась и липла ко мне. Потом решила поиграть в парикмахера и начала заплетать мне косички и накручивать на них цветные резиночки.
- Нууу, Ева!... Вот уж воистину, как сказано в книге Иисуса, сына Сирахова: «Лучше злой мужчина, нежели ласковая женщина!»
Коля, сидя в сторонке, снова смеялся над нами. Потом Валя Пунегова все-таки отвлекла маленькую непоседу:
- Ева, иди я тебе волосики расчешу и косички заплету!
На прощание перед отъездом Ева подошла ко мне и одарила поцелуйчиком в щеку за терпение…

Альфредыч, наш неутомимый предводитель и организатор, договорился насчет бани – это стал очередной подарок в этом Ходе. Мы взяли с собой упаковку бесплатного кваса, которую притащил Павел. Пар был отменный, после нас зашла вторая смена сыктывкарцев. Попил кваску еще и с ними.

После праздничного (по мне – именно так) ужина я обработал мозоли, проткнул их насквозь иголкой с шелковой ниткой, которую оставил торчать с двух сторон для того, чтобы жидкость выходила не быстро. Когда мозоли осели, помазал их зеленкой, заново наклеил пластыри, и в десять все лег спать вместе со всеми. В полночь проснулся, собрал рюкзак и отправился на акафист. После службы начал накрапывать ленивый дождик, падали первые редкие капли, небо было в сплошной низкой облачности, день обещал быть дождливым. Я сразу натянул непромокаемые штаны и не ошибся: дождь все усиливался, нарастал… Перед ожидавшимся привалом возле тополя, который на этот раз отменили, я набрал в грудь побольше воздуха – и троекратное: «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!!»…

Потом читал акафист, на следующем привале с москвичом Колей подошли к остановившейся иконе на молебен, обошли ее, под тополем на вершине холма решили не останавливаться, думая, что там будет икона, как и в прошлом году, и пошли под березы направо, встретили там максакОвских. А наши все не шли - оказалось, они остановились под тополем. Не стали перебираться ни они к нам, ни мы к ним. Всем было лень, поэтому мы приготовленный чай раздали соседям. Ветер продувал, неприятно холодил. Хотелось уже идти, чтобы согреться. Пошли вместе с Павлом, опять читали акафист,... Дождь поливал уже вовсю. Некрупный, но нудный, затяжной, не собиравшийся прекращаться, судя по сизым тучам без просвета. Кроссовки оказались с удачной подошвой – не скользили по грязи на крутом подъеме. В этом году я взял все облегченное: кроссовки и тапки, ветровку и непромокаемые штаны, свитер не взял вообще, только х/б курточку против клещей.

После привала я ощутил запах газа. Сначала не понял, что из моего рюкзака. Оказалось, баллон был без крышки и сифонил. Переложил его на всякий случай во внешний приоткрытый карман рюкзака от греха подальше.

К стоянке в Медянском лесу подошли, когда уже заканчивался молебен. Среди елей вовсю полыхали костры, люди сушились и грелись. Нашли с Павлом своих, они тоже уже развели огонь. Ветер насквозь продувал, спина подмерзала, пришлось постоянно походить к костру и отогреваться.
- Вася, ты горишь! – Володя Растворов отодвинул меня от пламени. - Спас тебя от верной смерти!

А вот одну из перчаток, близко лежавшую к огню, я все же прожег. Но это было нестрашно - в рюкзаке валялась лишняя сухая. И тут метрах в тридцати раздался взрыв – видимо, баллона с газом. Кому-то не повезло…

Саша Липин опять на всех готовил суп и пюре с рыбой, сам еле притронулся.
- Саша, а сам-то??
- Да я у всех понемножку попробовал…

Икону Святителя Николая не пришлось ни искать, ни ждать - она на этот раз была поставлена в начале нашей лесной дорожки, народу около нее не было совсем, спокойно приложились. Вышла наша компания с большой задержкой, зная, что впереди будут пробки из-за грязи медянского леса. В конце перехода я шел один, набрал телефон Саши Барбира, но было очень плохо слышно, так и не понял, отстали они или впереди меня. Справа возле стального поклонного креста, было пусто, колонна уже ушла. Все-таки наши были где-то позади, похоже. Если бы я остановился, то наверняка замерз бы без костра, поэтому пошел без остановки до самых Медян. Перед фермой тормозила на подъеме липкая глина, пытавшаяся стащить кроссовки с пяток. Возле традиционного нашей стоянки стоял штабной автобус МЧС, народу за ним было немного, но все защищенные от ветра уголки были заняты. Бросил рюкзак, уточнил у Липина, сколько нас, пошел в магазин, купил одиннадцать упаковок ряженки, лимонников не оказалось, поэтому взял шаньги. Вернулся на место. Почему-то в Медянах постоянно холодно. Хорошо, что дождя уже не было. Но стоять в мокрой одежде было очень некомфортно. Оказалось, что мокрыми стали все слои – тонкий пуховик превратился в тряпочку, не защищающую от холода. Снял все, надел рубашку – термобелье и ветровку. Даже так было значительно теплее. Поставил на бок рюкзак, загородившись от ветра, закутался спальник и пленку, дыша внутрь, и даже заснул. Через полчаса пришли наши, не понимали, где я – под пленкой я выглядел, как чьи-то вещи. Удивил всех, когда неожиданно вещи зашевелились, и я выбрался из убежища. Выход планировался через 10 минут - в 15:00. Ну, десять минут можно было потерпеть холод, а в дороге бы согрелся. Но сразу же выяснилось, что выход перенесли еще на полчаса, а вот за полчаса я бы замерз – накинутый, как тога, тонкий спальник не особо помогал. Выглядеть, как император, забавно, но прохладно: «Вот вы говорите: «Царь, царь...», а думаете, нам, царям, легко? Да нам вообще молоко за вредность надо давать!» ((С) «Иван Васильевич меняет профессию») Выручил Павел – достал из мешка толстый вязаный свитер, в котором сразу стало очень уютно. Пытался перед выходом ему вернуть – не удалось:
- Оставь! Потом отдашь! Потом!
- Да я уже…
- Потом!

Пасха. 16 апреля 2017 года.
Вторая служба после зимы в верхнем приделе центрального Свято-Стефановского собора города Сыктывкара. На улице небольшой плюс, а внутри собора было, как в холодильнике. На Вербное за час с небольшим я не замерз в легкой куртке, а сейчас, через пару часов службы, у меня начала подмерзать спина и лопатки. Я стоял поближе к обогревателю, установленному на штативе, остальные натянули на себя шубы, специально хранившиеся здесь для подобных холодов. Служба затягивалась, Владыка ждал, когда привезут из аэропорта благодатный огонь…
- Василий, у Вас куртка дымится, похоже! - отодвинул меня от обогревателя Никита.
- Ох ты ж елки…! – воротник начал слегка плавиться под раскаленными спиралями.

После службы пошел прогревать машину, а наши певчие все не шли…
- Василий Петрович, а мы вас потеряли! - смеялись они. – Мы уже пошли в эту сторону, а потом решили, что Вы уже уехали! Пошли назад, потом опять сюда!...
…Дома отогревался горячим супом и чаем, потом в ванной, и, наконец, укрывшись двумя одеялами, уснул…


Революционерка Надежда опять вещала на переходе к Мурыгино, Стас, оказавшийся рядом со мной, просил меня угомонить ее:
- Василий, давай, скажи ей что-нибудь такое, чтобы она замолчала.
- Стас, это бессмысленно. Доказано опытом. Только ругань.
- А вторая, которая с ней?
- А они все из одной больницы, так что тоже нет смысла.

Но были и приятные моменты: рядом шел мальчик, который непрерывно с минутным перерывом кричал «Христос Воскресе!», и все, улыбаясь, непрерывно отвечали ему: «Воистину воскресе!»

Встретил кума Серегу Политова в Мурыгино, пошли вместе в интернат. Москвич Коля-терминатор нас каким-то образом опередил, хотя мы шли довольно резво. Маты были все равно заняты - видимо, за много часов до нашего прихода. Но хотя бы еды было достаточно на этот раз: и каша перловая с мясом, и суп. После ужина разморило, расслабило, и я сразу лег спать после шести вечера, развесив вещи сушиться. Проснулся в полночь, час пободрствовал, потом опять уснул. Утром «потерял» тельняшку, думая, что-то кто-то по ошибке надел.
- Значит, кому-то нужнее, - философски изрек Альфредыч.
- Саша, проверь, может, ты перепутал и надел, - Володя искал истину.
А оказалось, что она так и лежала у меня в пакете: вечером я увидел тельняшку Липина на шведской стенке и подумал, что это я уже повесил свою. Анекдот...

Братья Барбиры удивили наших женщин, зайдя в 2:30 с рюкзаками с улицы – выяснилось, что в этом году они решили расположиться на ночь с комфортом в гостинице. Липин пугал дождем, ожидавшимся по прогнозу. Но дождя не было. Мы присоединились к отставшим от головы Хода паломникам, те немного заблудились, уперлись в тупик на одной из улочек, пришлось вернуться и пойти по следующей улице к гаражам и реке за ними. Для своих утренние молитвы уже традиционно почитал я (раз так повелось после первой ночевки в Бобино), потом акафист (пришло время отплатить всех за заботу обо мне), после чего покричал на весь лес «Христос Воскресе!!!» А напоследок перед Гирсово еще и попел на берегу Вятки. За это меня на привале оставили отдыхать во дворе дома, а сами отправились за едой. Принесли пирожки и чай. Долго мы не рассиживались и вскоре пошли догонять колонну.


Возле Пагинки ели орешки, Серега Барбир показывал нам старый добрый мультик «Масленица» на смартфоне, взрослые мужики ржали, как кони…
- Павел, дай квасу, а?
- А у тебя нет?
- У меня есть, но мало.
- Вася, ты хохол или еврей?
- Не определившийся!...
И опять хохот… Почти конец хода…
Колонна стояла, долго – полчаса точно – не трогалась. Кого-то ждали.


Слава.

Перед мостом погода прояснилась, тучи слегка разошлись, солнышко ярко сияло и довольно хорошо грело. Я вытащил непросушенные вещи из рюкзака и расстелил на травке и рюкзаке, а потом лег дремать. Довольно скоро почувствовал голод, а наши как раз поели, и осталась рыбные консервы и кусочки рыбников - как раз для меня. Рассказал всем, что шесть дней таскаю почти все взятые из дома припасы из-за того, что постоянно кормят в пути – сначала девчонки, а потом друзья. И тут к нам подошел паломник странного потрепанного вида со смуглой кожей, похожий на какого-то индуса. И с непонятным акцентом попросил что-нибудь покушать.
- Так вот для кого шесть дней я тащил продукты!
- У меня есть сушки, - встрепенулась Валя Курочкина.
- Валя, какие сушки?? Погоди! Вот, будешь? - обратился я уже к паломнику, - Упаковка пюре, несколько пачек «роллтона», чай, сахар, сухари…
- Конечно! – обрадовался он, все благополучно забрал и ушел...
- Вась, а кто это приходил?
- Как кто?? Христос! Проверял, в здравом ли мы уме, в доброй ли памяти, помним ли, что в Евангелии написано или просто так коптим воздух….

На мосту достал пленку – опять приближались серьезные тучи. В гору после дождя начали петь дружно «Непобедимая победо». Потом уже осенью Павел вспоминал, как летом на Эльбрусе ему очень помогла эта молитва, сотворившая чудо. Он был там один, и в одно из пробных восхождений попал в бурю. Резко надвинулись тучи, дождь грозился накрыть его вот-вот, и тут Павел начал петь «Непобедимая победо» - как мы пели часто в этом ходу. И странное дело: дождь поливал и справа, и слева, и сзади, снег набухал, а над Павлом и впереди над спуском в лагерь был просвет в небесной хляби… Через два дня это чудо еще раз повторилось.

А мы пели ее до храма Новомучеников, где опять я крикнул во всю мочь:
- Христооос Воскресе!!1!
Рюкзаки бросили на травке слева от трапезной за загородкой, где не было почти никого, и пошли обедать.
- Василий все поет и поет весь ход! – улыбнулась сидевшая на рюкзаке Наташа Плесовская.
- Когда?
- Да видели!.. - рассмеялась она.


…Костный мозг жены после прошлогодней химии отказался нормально работать, гемоглобин постоянно падал, приходилось колоть стимуляторы или переливать кровь. В июле после ее возвращения из Питера сразу договорился с врачами в онкологии, что ее положат и перельют кровь. Это была первая госпитализация дома. Я читал непрерывно псалтирь, телевизор и Интернет почти забросил. Поминал кроме жены всех родных и близких, и даже не очень – чего уж тут думать, раз читаю… И за врагов Господь наказал молиться.

И снится мне как-то сон. Наша школа, туалет, белая плитка, чисто. И стоит рядом со мной мой одноклассник Серега, с которым мы жили в соседних подъездах, дружили, потом разошлись наши пути. Он хулиганил по жизни, потом попал в тюрьму, где его несколько лет назад и убили… И вот смотрю – он. Принес ему пакеты с чистыми спортивными штанами – аж три пары. И даю ему еще и трехлитровую банку морса. Он пьет жадно через край, а у меня сомнения:
- Серёг, наверное, сильно я разбавил?..
- Не, Вась, очень вкусно!.. - дальше пить.
Потом проснулся и понял: даже быстрое чтение псалтири до Бога доходит…. А читал я не вслух и быстро, глазами, но вникая – нервишки шалили от стресса, хотелось побыстрее читать до конца и снова начинать…

Потом написала сестренка, признавалась в любви. Потом приснилась бывшая жена, улыбалась, шла мимо окна, махала мне радостно, а я ей сверху через стекло показал знак победы – «V» , «victory»… Дела шли как-то сами по себе ровно, люди хоть и не признавались напрямую в любви, но видно, что о них молитва даром не прошла. Да и для меня тоже. Через полгода непрерывного чтения псалтири снизошел какой-то необъяснимый покой и умиротворение. И только в этом году я понял, что значит в Великий Пост поститься постом приятным. Доча с первого раза мне поверила, что псалтирь – средство от всех проблем, попросила купить ей маленький формат и начала читать.
- Пап, странное ощущения спокойствия. Люди, с которыми какие-то проблемные отношения, сами отдаляются, исчезают. Такое необычное состояние, что ждешь какого-то подвоха… Так не бывает )
- Нет подвоха. Это благодать от постоянных молитв… Твоих, моих, маминых, дедушки и бабушки…



Неутомимый отец Иов.


Андрей, железный человек)

Вышли с Надей вдвоем, я читал акафист, привала возле храма «Веры, Надежды, Любови» не было, только батюшка кропил. И опять мы принялись за акафист, а потом:
- Христооос Воскреесеее!!!...

И опять акафист почти до конца хода, около кропивших батюшек – «Христос воскресе!!!...»




Через полтора часа в 17:00 начинается служба Вознесения и отдания Пасхи, надо вдоволь накричаться до следующего года. Липин, шедший позади меня, снова попросил тихонечко с улыбкой: «Христос Воскресе!», намекая, что надо бы еще раз напоследок крикнуть – через 100 метров уже перекресток, надо покидать ход.
- Христос воскресе!!! – это для тех, кто впереди.
- Воистину воскресе!
- Христос воскресе!!! – обернувшись, крикнул для тех, кто позади.
- Воистину воскресе!
- ХРИСТОООС ВОСКРЕСЕЕЕ!!! – для всех…
Альфредыч был доволен:
- Петрович, аж тучи от тебя разошлись!…



Погода и правда стала совсем хороша под вечер. Хорошо бы, если бы тучи разошлись в нашей жизни… Наверное, так и есть. Ход был отличный, Господь нас любит и очень многое прощает. Заглаживает грехи, обвязывает раны, лечит сердце и обновляет душу…

…На этот раз выезжали из Кирова мы долго, стояли в пробках, разворачивались – через старый мост по «танкодрому» было бы быстрее, наверное. Даже шли бы пешком быстрее, пока доехали до Новомучеников, как сказала Валя Пунегова. Выехали в результате из Кирова примерно в 18:30, а из Даниловки - уже в начале девятого. Валю Курочкину полоскало, не шел даже чай, Барбирам тоже было некомфортно. Энетеровирус (отравление?) был у многих. У нас же дорога домой была отличной, Валя Пунегова кормила меня шоколадом, Надя спала на заднем сиденье. Читали акафист, пели «Христос Воскресе, из мертвых воскресе…». Спать почти не хотелось, возвращение было похоже на весь ход – почти беспроблемным. Господь нес на руках. «Видел я пред собою Господа всегда, ибо Он одесную меня, дабы я не поколебался»

Детки, солнышки мои, ждали меня дома. Хотели чем-то покормить, но голода не было. Правда ночью засосало под ложечкой, утром опять захотелось есть. Ел весь следующий день. В Ходу ел мало, а тут восполнял. Пришла смс от Люды – Гошиной жены: «Гоша проспал и проехал на обратном пути мимо вокзала в депо – первый раз в практике проводницы)))» Утомился брат, хорошо, что не в Киров увезли… В Киров пока рано, надо годик подождать, осмыслить, поработать Богу, а потом опять - благодарить...

«Иисус вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия.
Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими.
Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха,
и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя.
Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает.
Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?
Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности.
Итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени
и ходите прямо ногами вашими, дабы хромлющее не совратилось, а лучше исправилось.
Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа.
( Евр.12:2-14 )


Аминь!

Метки:  
Понравилось: 2 пользователям



benzotriazol   обратиться по имени Понедельник, 22 Мая 2017 г. 23:16 (ссылка)
Лаконично!
И, вообще, ты успел, не то, что я - у меня совсем не готово.
Ответить С цитатой В цитатник
ValeZ   обратиться по имени Вторник, 23 Мая 2017 г. 21:15 (ссылка)
Не знаю теперь сподоблюсь ли еще пойти в Великорецкий, а в том году весь праздничный день проспал, готовился к ночному выходу, в итоге пришли двое друзей к ночи, которые весь день гуляли и праздновали, легли в мою палатку и в итоге я их всю ночь пробовал растолкать и не смог:) В итоге спали до утра, сходили на службу, помогли в монастыре, сходили на трапезу и доехали на машине до конечной точки этого дня, весь самый трудный день в итоге прошел мимо нас
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Суббота, 27 Мая 2017 г. 15:22ссылка
В этом году, пожалуй, крестный ход будет экстремальным. В духе так 2008-2009 годов.
Перейти к дневнику

Вторник, 20 Июня 2017 г. 00:01ссылка
Валентин, а на какой-нибудь другой крестный ход не собираешься?
Перейти к дневнику

Вторник, 20 Июня 2017 г. 07:47ссылка
У нас почти каждое воскресенье крестный ход по нашей обители:)) Я ж теперь тут www.korsun-bm.ru с ноября живу
Перейти к дневнику

Вторник, 20 Июня 2017 г. 21:52ссылка
Какая у людей жизнь интересная!
Потопешка   обратиться по имени Понедельник, 05 Июня 2017 г. 14:46 (ссылка)
Интересно, почему мне на почту не пришло сообщение о твоем посте... Вот так бы сидела и не знала ничего.
Снова спасибо!
Всех обнимаю, братья и сестры.
Ответить С цитатой В цитатник
benzotriazol   обратиться по имени Суббота, 10 Июня 2017 г. 16:04 (ссылка)
Потопешка, мне, вроде, тоже не пришло.

...Утро 5 июня на этот раз для нас выдалось трудным...
Ответить С цитатой В цитатник
ManGustA   обратиться по имени Вторник, 17 Октября 2017 г. 01:03 (ссылка)
Живы. Слава Богу...
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Вторник, 17 Октября 2017 г. 06:17ссылка
Пока да, Жень.
Exemplary   обратиться по имени Пятница, 02 Марта 2018 г. 04:06 (ссылка)
+
Ответить С цитатой В цитатник
Wise_Zebr   обратиться по имени Понедельник, 09 Апреля 2018 г. 21:40 (ссылка)
+
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку