-Цитатник

Без заголовка - (0)

Мелодические круги Кликните мышью в середине поста (ниже букв) – появится желтый расширяющи...

Без заголовка - (0)

Рисовалка-времяубивалка Забавная рисовалка. Рисуете что-нибудь, а потом нажимаете PLAY.  ...

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Fernando_Kay_Khelfoi

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.03.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 175

А мы не сводим скорбных глаз,

С былых невзгод...

И в тайном страхе каждый раз,

Глядим вперёд...

 


 

 

 

 

 

и даже слёзы по щекам соскальзывая в низ...

оставят лишь дорожку лиц...

запоминающих тебя.

Любовь не просто Эфимерна...для меня она не более чем раздражение определенных отделов мозга...по этому...Sex und keiner Verpflichtungen


sleaping...

Воскресенье, 04 Октября 2009 г. 21:43 + в цитатник
ну да..я снова никуда не съездил...проспал весь день...абсолютно не хотел просыпаться...ха, ещё бы...ведь было так холодно...а рядом спал тёплый Нии-сан *р*...завтра в школе концерт...так не хочется идти на уроки....=_=....ну и не пойду...Ваня наконец идёт в школу Yappi!!!! =^^=
 (526x600, 235Kb)

суббота...

Суббота, 03 Октября 2009 г. 20:32 + в цитатник
В колонках играет - DNA Error - Spiders (cover of SOAD)
Настроение сейчас - шоколадное...

дым...приятный острый запах в комнате...Нии-сан что это? он лежит рядом со мной на полу положив голову ко мне на живот...Спит...спи милый братик...

сегодня ездили с ним по магазинам...купили туфли..но это не важно, главное что мы купили их вместе. а это бывает редко...помню мы с ним зашли в суши...и он как всегда кормил меня. он похудел...его любимая футболка на нём висит...что с тобой происходит Нии-сан?...спи...сейчас ты можешь себе это позволить...но...странный день был сегодня...утром чашка кофе заботливо налитая братом...кажется там было чуть-чуть коньяка? не важно...оно было сладким и тёплым как я люблю...ты всё помнишь...

а потом школа...глупые замечания Мисы со стороны...она поссорилась с Таней и теперь виснет на мне...ненавижу когда она так делает....а ещё этот её Даня...зовёт его Стич. он лапает её везде где только руки дотягиваются..а ещё вырехал ей на руке "Стич" убить готов...не люблю когда портят моих кукол...а темболее когда обрезают им заботливо завязанные на запястьях красные нити...и мне больше не подёргать за них заставля двигаться...

а что куклы? бездушные и безликие...хочешь чтобы она плакала? нарисуй слёзы...улыбалась? нарисуй счастливые глаза и искренную улыбку...и всёравно она останется Куклой...завтра поеду за очками...а в конце недели Нии-сан поедет со мной за хаки-конверсами...да...его фраза на их счёт меня убила "Ты будешь делать Вумен-Цивил косплей?" с каких пор он интересуется аниме и косплеем? *слабо улыбается* мило..когда он спит он улыбается...теперь я редко вижу его улыбку. Искренную а не натянутую с одолжением. Братик...в детстве мы всегда были вместе...но когда ему исполнилось 16 он отдалился...что произошло...нии-сан?...

меня мучают кошмары...только засыпаю и кажды раз вижу одно и тоже...Огромная белая комната...на полу расстелена чёрная ткань. на ней видны редкие красные пятна...кровь? я не знаю...не хочу к нему подходить..становится страшно...а потом я вижу Ваню...он улыбается мне...тепло и искренне. протягивает руки ко мне...я плачу...не могу понять почем но тело содрагается от рыданий, и я кидаюсь к нему...прижимаюсь к нему пытаясь унять дрожь...а его руки...прохладные...нет. холодные руки сжимают моё горло...я смортю на него глазами полными слёз...он говорит что-то... но я не слышу...вижу только его успокаивающую улыбку...и как только чувствую что не хватает воздуха я просыпаюсь...со сдавленным стоном...сегодня утром на шее были полосы...как от пальцев. я ведь не могу душить сам себя? правда?

 (480x640, 104Kb)

утро...кофе....головная боль...хрип...

Среда, 30 Сентября 2009 г. 13:21 + в цитатник
В колонках играет - A Perfect Circle - Sleeping Beauty
и снова я просыпаюсь с дикой головной болью...молча иду на кухню за чашкой кофе. что-то спрашивает отец, а я не могу ответить. голоса нет. остался дома...решил немного подлечиться, в конце концов в понедельник концерт в школе и мне надо выступить. если не я то кто?
 (120x168, 10Kb)

воспоминания

Вторник, 29 Сентября 2009 г. 20:13 + в цитатник
В колонках играет - System of a Down - Atwa
и снова...снова 29 сентября...ненавижу этот день...в 2001 году для меня этот день кончился плохо. как сейчас помню.
была суббота...с раннего утра шёл дождь. самый настоящий ливень я бы сказал. и с самого утра щемило сердце. какое-то странное чувство было внутри...буд-то что-то не так. вечером решили с мамой заглянуть к её подруге. она устраивала вечеринку в честь повышения на работе, и там было очень много моих друзей. не помню кто именно. помню их было много. мы веселились шутили...устраивали погром в квартире. а сердце продолжало ныть... около 10 или 11 вечера раздался телефонный звонок. мы тогда жили с матерью и отцом в Обнинске у родителей папы. звонила бабушка. сказала что случилось несчастье и нам надо домой. мы быстро с мамой дошли до дома, сильно промокнув и замёрзнув. на кухне сидел отец. он о чём то думал и я видел что это что-то не слишком приятное.-Дедушка умер... сказал отец. Дедушка...единственный человек которого я любила из родных, и единственный кто любил меня. кажется было слышно как у меня стучало сердце...было страшно. после слов отца стало действительно неуютно, буд-то воздуха не хватает. Мать начала истерически рыдать. дальше ничего не помню...помню только как выбежал из квартиры и побежал на улицу...под дождь. под этот невероятно тёплый ливень. капли больно хлестали по лицу...и было уже всёравно плачу я или нет...мне было всёравно...было плохо...очень...сколько бежал не помню...помню мама меня нашла в крепости...в 30 минутах от дома была построенная крепость для детей. и я там сидел. на самом верху...примерно этож 4-5...но было всёравно...
даже сегодня утром я проснулся от кошмара...снилось будто дедушка пришёл к нам и стал упрекать что м про него совсем забыли...и стал меня душить...проснулся от нехватки воздуха...а весь день веселился...старался быть весёлым...получалось...а пришёл домой снял куртку и без сил рухнул на пол содрагаясь всем телом...
почему...почему тебя нет...так плохо...все...все об этом забыли...а ты между тем снишься мне и пугаешь...
прощай...
 (495x350, 31Kb)

снова 4 утра

Воскресенье, 27 Сентября 2009 г. 04:26 + в цитатник
и снова...снова 4 утра и я снова не сплю...почему? потому что холодно...да ещё только в три вылез из ванной....снова покрасил волосы...теперь они действительно жёлтые какими и должны быть...чёрт...как же холодно...коленки подгибаются, пальцы словно деревянные...и кожа...дико холодная как у трпа...а Нии-сан говорил что я даже в самые холодные ночи тёплый...я всегда грею его...Нии-сан...почему же ты не приезжаешь? я так соскучился...работа...ты из-за неё совсем дома не бываешь...холодно...холод заставляет зубы стучать самым отвратительным способом...больно...так ломит все суставы...хочется плакать от боли...но нельзя...нельзя быть слабым...хотя кому-какое дело...я только и делаю что жалуюсь...сделают больно только о боли и думаю.. да Ваня прав...это так...поэтому...надо просто уснуть и проснуться завтра с фальшивой улыбкой аля-я в порядке
 (604x371, 54Kb)

когда сестричке нельзя давать фотоаппарат

Четверг, 24 Сентября 2009 г. 16:06 + в цитатник
В колонках играет - Yoshihisa Hirano and Hideki Taniuchi - Kodoku
Настроение сейчас - рыже-блондинистое XD

моя милая сестрёнка...ну нельзя делать то что делаешь ты...это пошло..таки фотографии ай-яй-яй...

 (700x525, 161Kb)

раз за разом говорю себе стоп...

Четверг, 24 Сентября 2009 г. 01:00 + в цитатник
почему то снова и снова пересматриваю оставшиеся детские фотографии. Так хочется снова стать маленьким...без проблем...без врагов...и без друзей...быть одному...не бояться смерти...а сейчас? чёрт да я от каждого шёроха трясусь. мне страшно. слишком многие из близких погибли...слишком многие...



Мы живём среди ублюдков, позабывших слово "Ждать".
И поэтому попытки быть понятным всем всегда,
Увенчались снова грифом "Неудача номер 5".
А ведь это было просто всем сказать, "Да ерунда!"

И отправится с тобою за звездой...
Ты помнишь сказки про звезду из Вифлиема?
Помню мама твоя часто говорила "Идём домой."
а потом добавляла пару слов..."Ведомые звездой Вифлиема".

Замолчи...не слушай сказок. Нам давно пора идти...
Время нас не остановит, не застваит замолчать,
Чтож давай с тобой уйдём, нас с тобой уж не спасти.
Помню в детстве ты всё рвался будущее предсказать.

И по моему дорвался. Плод сосзрел но рвать нелья...
помню сказку про ублюдков позабывших Ждать...
а ещё я помню листья...жёлтые, кленовые.рвали зря...
и попытка за попыткой изменить себе...ставь оценку пять...

за что? за боль...за слёзы...за любовь...
мне продолжать? пожалуй нет...
не плач сестрёнка всё пройдёт...вновь и вновь...
это будет мой последний совет...
 (699x437, 82Kb)

somebody...or...someone...

Среда, 23 Сентября 2009 г. 22:21 + в цитатник
как то странно стало вокруг...осень...наконец...долгожданные дожди и холод. Сегодня шёл домой и промок...до нитки...а потом ломало суставы и заложило нос...а мне нравится...такой приятный холод от мокрой одежды. Мой Нии-сан...я пришёл домой он спал за столом на учебниках...неужели он стал учится? я рад за него. наконец он будет как взрослый...самомтоятельный и независимый...только не уезжай...прошу...ты мне нужен...хотя бы ещё года два...ты ведь клялся что будешь тут ещё два года...два...а ты уже строишь планы на следущий год...ненавижу...ненавижу когда ты врёшь...так больно...больно сердцу и болят вены...будто по ним течёт не горячая кровь, а что-то мерзкое и холодное...так мерзко...чувствуешь себя не человеком а созданием не понятно откуда взявшимся...
я такой глупый...
просто идиот...
утро одно за другим повторяются...
будильник, ругань с отцом по поводу отказа есть, поездка в школу, громкая музыка бъющая по ушам не давающая слышать всё что говорит отец, школа...а после школы долгая дорога домой.для меня она долгая...люди вокруг раздражают...от маленьких детей до взрослых и стариков...эгоизм...а потом дома...снова громкая музыка, уроки...делаю ли я их вообще? меня точно исключат...и мне придётся снова возвращаться к выбору школы...не очень этого хочется, слишком многое меня в ней держит...слишком...петь становится всё трудней и трудней...с каждым днём любая спетая нота отдаётся дикой болью в сердце...и начинает кружится голова...лёгкие будто залиты холодной водой...ни вздохнуть ни выдохнуть...вокруг горла будто сжимаются пальцы затянутые в чёрную кожу...и я не могу дышать...не могу кричать...и всёже вырывается...-Убейте меня...
 (267x479, 35Kb)

Осень. Тата и Кирр Шуйские. Занятная сказка скажу я вам...

Вторник, 22 Сентября 2009 г. 21:23 + в цитатник
Тата и Кирр Шуйские



Осень.



(Невнятная сказка для детей преклонного возраста.)

О, синь!

О, сень!

Осень!



И вот, когда птицы поняли, что петь им, собственно, больше не для кого и с тоской поглядели в сторону юга — завеса горячего марева приподнялась и в городскую — красную с синим черту вступила Осень. Но, боги, как она изменилась! Если б кто-то из осенних гурманов-каннибалов, набивавшихся в свое время ей в приятели попался навстречу — ее бы просто не узнали.

Гордая леди одета была в серую больничную рубаху и пострижена «под ноль». С трудом переставляла она босые, израненные ноги. Но даже такая — нищая, больная и усталая оставалась она Владычицей, и листья зашелестели, приветствуя ее. Одинокая лужа осветилась лунной улыбкой, а к царственно убогим стопам Осени подкатился бледный мячик эха. Окинув взглядом пустые глазницы многоэтажек, Осень мячик подобрала и кинула в стену. Он отскочил обратно, прямо в ладони ей, но не принес с собой ни звука.

— Оно и понятно, все спят. — охрипшим от ветра голосом произнесла Осень. И, как бы в подтверждение, часы на городской ратуше пробили полночь.

— Правильно, полночь. Значит, Он должен быть где-то здесь. Он вечно шляется по ночам.

И странница пошла по единственной в городе булыжной мостовой. Казалось ей, что вот-вот мелькнет между молчаливыми тополями знакомый силуэт, и выйдет навстречу Он, и обнимет, смеясь, за плечи...

Пустота, темнота, тишина. Что это? Темная фигура на перекрестке, горячий ветер треплет полы плаща. Он!

Это была всего лишь афишная тумба. Заручавшись поддержкой ближайшего фонаря, Осень прочла:





ВНИМАНИЕ!

ПОСЛЕ 300-ЛЕТНЕГО ПЕРЕРЫВА

В ПАРКЕ ОТДЫХА ИГРАЕТ

ОРКЕСТР ЛАМП ДНЕВНОГО ОСВЕЩЕНИЯ

С ПРОГРАММОЙ ЗАБЫТЫХ МЕЛОДИЙ.

ДИРИЖЕР — ЮЛИЙ РИБЕЛ.

Свободный вход и беспрепятственный выход гарантируются.



Афиша была давняя, потрепанная и линялая. Ветер порой фамильярно хватал ее за уголок и трепал, пытаясь стащить с тумбы. Осень присела на корточки и осторожно пригладила ладошкой отклеившийся край. Все должно быть на своем месте.

Путь ее лежал теперь в центр города, на улицу Лондонскую. Там должно быть местечко, где не спят ночь напролет. Там примут, дадут кофе с коньяком... Там чисто и светло.

Вот и Лондонская, угол Речной. Мутная витрина (почему ее не мыли так давно?), а за ней — крошечный розовый огонек. Открыто.

Осень направлялась в лавку разноцветных фонарей. Маленький подвальный магазинчик, где безраздельно царил пожилой хозяин, неуклюжий, полноватый человечек, еще в лучшие времена считался местом, где все на свете могли объяснить, а сам хозяин слыл человеком мудрым, чудаковатым и не особенно счастливым. Поговаривали, что когда-то давно он то ли потерял любимую, то ли просто никогда ее не встретил... Ну, да неважно. Осень лично с ним знакома не была, а может и была, да запамятовала — много чего повидала за последнюю жизнь. Если и незнакома, так что же? Не выгонит же.

Ощупью найдя дверную ручку, Осень открыла дверь и попала в узенький коридорчик. Раскаленные от дневного зноя ступени вели вниз, вниз...

Фонарщик сидел за столом и протирал стекла самых маленьких новогодних фонариков. При появлении нежданной гости он вскочил, нацепил на нос очки с треугольными стеклами, мучительно сощурился и наконец кинулся навстречу, бормоча: «Пардон, не признал.»

Прежде, чем подать руку, Осень долго рассматривала нелепую его фигуру в широчайших клетчатых штанах, мундире наполеоновского гвардейца и красном ночном колпаке. Наконец Фонарщик удостоился королевской милости, свел Осень по холодным ступенькам и усадил в старое и драное, но удивительно удобное кресло, а сам засуетился вокруг примуса.

Осень огляделась. Все те же фонарики горели на стенах, мягко светились разноцветные витражи. Но на потолке были подтеки сырости, полы не мылись очень давно, да и сам выглядел потрепанным и усталым. Очевидно, он придерживался того же мнения о своей посетительнице, потому что поднеся ей со всевозможными церемониями кружку щедро сдобренного коньяком кофе, уселся на табурет напротив и начал разглядывать ее уже без церемоний, но со страхом и жалостью.

— Не нравлюсь? — осведомилась Осень, не выдержав его взгляда.

— Пейте кофе. Кофе хороший, из старых запасов. Отужинать желаете?

Осень покачала головой.

— Нет, не желаю. Что ж ты, друг мой, бездельничаешь? Почему улицы темные.

Фонарщик заметно обиделся.

— А для кого мне их светить? Нет же никого. — и закурил.

— Дай и мне сигарету. Пожалуйста, я хочу сказать. Как нет никого? Где все?

— Угощайтесь. А все разбежались. — Хозяин неприятно пошевелил пальцами, неожиданно тонкими для человека его сложения. — Как тараканы. Уж год тому будет. А что делать? Круглое лето. Сначала, конечно, радовались, идиоты. А я, —тут он грозно приподнялся — я всех предупреждал! Плохо это кончится. Вот и...

— А ты что здесь делаешь? Почему не ушел со всеми?

— У меня всегда прохладно. Да и стар я уже, куда мне. Кофе, коньяк, хорошие сигареты — много ли мне надо?

— Ясно.

Помолчали. Осень тихонько всхлипнула.

— Вы что, леди? Плачете, что ли? Ну-ну, оставьте. О ком жалеть? Кто у вас тут был? Скопище идиотов, а не город. Ну его совсем.

Осень наморщила лоб, пытаясь вспомнить что-то, нагусто замазанное известкой.

— Как же его, о боги... Забыла, все забыла. Губная гармошка у него еще была. Или флейта? Да нет, гармошка.

У Фонарщика отчего-то заметались глаза.

— Не помню. Нет. Много их тут было, музыкантов. Не обязан всех помнить. А вы, государыня матушка, где пропадали?

— К морю ездила. Давно собиралась.

— И... как?

— Заболела на обратном пути. Очнулась на перроне. Жар, бред. Я ведь тоже хвораю иногда. Умирала и умерла уже, наверное. Как определишь? Потом уехать долго не могла...

— Отчего?

— Не на что было.

Фонарщик хитро улыбнулся.

— А как же осенняя казна? Вы всегда были просты на золото.

— Это здесь. А там, там другое. Да и сам знаешь, с золотом шутить нельзя. Знаешь ли ты, отчего желтеют листья?

Фонарщик вздрогнул и вскочил, уронив табурет. Впился взглядом в осунувшееся лицо странницы.

— Однажды мне уже задали этот вопрос. — тихо сказал он. — Мне тогда было... В общем, немного лет.

Осень закрыла глаза.

— Ты тогда не ответил.

— И сейчас не отвечу. Так это ты была? Ты? Надеюсь, на правах старого знакомого могу столь фамильярно к вам обратиться, госпожа?

— Можешь.

Снова повисло молчание.

— Столько лет прошло. — с упреком в голосе заговорил Фонарщик. — А ты все так же молода и прекрасна.

— Так же...

— А я тогда так...

Осень приложила к губам палец. Но Фонарщик все равно сказал — тихо, одним шелестом сухих старческих губ.

— Благодарю тебя. — ответила Осень.

— Хорошо все-таки, что ты вернулась. Могла бы совсем... того... заблудиться.

— Запросто. — мрачно согласилась Осень и начала пристально наблюдать за маленьким синим фонаренком, который выбрался из коробки и вознамерился, пригасив огонек, проскользнуть к двери.

— Куда?! А ну, давай на место! — завопил Фонарщик и попытался схватить беглеца. Но тот явно оказался шустрее, кинулся к дверям и начал протискиваться в щель. На физиономии хозяина отразилось такое забавное замешательство, что Осень не выдержала и расхохоталась звонко и правдиво, как не смеялась уже очень давно. Звук этого смеха заставил замереть и беглеца, и преследователя.

— Ты смеешься. — прошептал последний. — Ты можешь смеяться. Значит, еще не все потеряно.

— Ты о чем? — спросила Осень, утирая веселые слезы.

Фонарщик водворил беглеца на место и закрыл ящик.

— Соскучились без работы, сорванцы. Ну ничего, завтра мы с ними устроим иллюминацию в честь твоего возвращения. А вторую мы сделаем, когда ты исполнишь свой долг.

— Какой еще долг?

Вместо ответа хозяин пересек комнату и распахнул окошко. В комнату ворвалась горячая, стонущая пустота, которая не умещалась на улице. Запахло отчаянием и одинокой старостью.

— Нравится? — с каким-то мазохистским удовольствием спросил Фонарщик.

— Предположим, нет. Ну и что?

— Это — город. А в городе должны жить люди. Город, в котором никто не живет, таковым считаться не может.

— Не пойму, что ты предлагаешь?

— Ты мудра, моя прекрасная леди, но жили на свете люди мудрей тебя. В великой книге пророчеств Красных Котовых Медведей говорится, что... — и, закрыв глаза, процитировал по памяти — « Осень покинет град, и воцарится в нем вечное Лето, жаром и тоской и жаждой измучит живущих. Будет стоять покинутый город, пока не придет дева Осень и вместе не соберет тех, кто осталось. И возродится город, и краше прежнего станет.»

Осень долго молчала, потом выдавила из себя:

— Ясно.

— Ну, вот и ладненько. — обрадовался Фонарщик. Завтра с утра и приступим. А пока отдыхай. Ложись на топчан.

— А ты?

— Я никогда не сплю. Забыла, что ли? Или не знала никогда? Возьми там шинель, укройся.

Но Осень уже спала. Фонарщик подошел к ней, долго вглядывался в прозрачное лицо. Укрыл шинелью и зашаркал к себе в каморку. До рассвета листал он хрупкие страницы древних книг и прислушивался, как за стеной стонет во сне его пресветлая гостья.

... Осени снились кошмары. Грязные перроны, сердитые голые небеса и автоматчики в черным касках, кричащие что-то на незнакомом, гортанном языке. Но первый лучик света, проскользнувший в давно не мытое оконце погладил ее по лбу и кошмар отступил. Осень спала до полудня, и спала бы, вероятно, еще, кабы не хозяин. Он растормошил, весьма, нужно заметить, непочтительно и стал бегать вокруг с несвойственной его возрасту прытью.

— Что с тобой произошло? Это что за рубище? А прическа? Где твои косы? И почему ты босиком?

— Только заметил, что ли? — обиженно спросила Осень, спрыгивая на пол.

— Я в темноте хуже вижу. Ты посмотри на себя! Где зеркало?

Кинулся, отыскал на заваленном столе осколок мутного зеркала и сунул его гостье. Она посмотрела, вздохнула.

— Убери. Я в нем не отражаюсь.

Фонарщик обомлел и заглянул ей через плечо. Осколок послушно отображал стену, покрашенную желтой масляной краской, угол печурки, изумленное лицо хозяина... А там, где должна была быть Осень клубился золотистый туман, принявший очертания прекрасного женского лица, очень мало чем схожего с лицом бродяжки-королевы.

— Ни фига себе. — пробормотал Фонарщик, но с изумлением быстро справился и заворчал снова.

— Ладно. Но это не отговорка. Сейчас кофею попьем и пойдем с тобой в одно место. Там тебе помогут. Лохмотья тебе по чину не положены.

— Положены-не положены. — Мрачно передразнила его Осень. — Пошли уж. Мучитель.

На улице она вспомнила про вчерашнюю встречную — афишную тумбу.

— А что, концерт забытых мелодий состоялся? —поинтересовалась она у своего спутника. — Или музыканты тоже разбежались?

— К чести их сказать, одними из последних. Отыграли про полупустом зале. При почти пустом. Я там был... И еще кое-кто.

— Лето?

Фонарщик кивнул.

— Это в ее стиле. Как она, вообще?

— Как и все. Сначала радовалась. Потом уставать стала адски. Всех прими, да обогрей, да создай условия. Дела подзабросила. Пыльные бури начались, жара была жуткая. Ждала тебя. Но ты ведь вчера ее не встретила?

— Нет. Встретила бы, поговорила.

— Значит, так устала, что ни со мной не могла попрощаться, ни тебя поприветствовать. Ее понять можно. А вот Зима... Просили ее, как путевую: ну зайди на денек, смени Лето на боевом посту! Ни в какую. Я, говорит, приду только после первого снега. А первый снег — дело Осени. И вообще столько гадостей наговорила. Все, мы пришли.

Спутники остановились возле хрустального фонаря. От него вверх шел сноп лучей, по нему-то они и вскарабкались, влезли на ближайшую крышу, крытую слюдяной черепицей и скатились по ней прямо к крыльцу беломраморного особняка. Над дверью — вывеска.



САЛОН КРАСОТЫ

ДУШЕВНОЙ И ТЕЛЕСНОЙ



— Ишь, не промахнулись. — буркнул Фонарщик и забарабанил в дверь.

— Мамзель Труди, сладкая моя! Открой, я тебе клиентку привел!

В двери открылось маленькое оконце, оттуда стрельнул острый глазок и дверь распахнулась.

— Добро пожаловать, леди Осень. — произнесла хозяйка давно подготовленную фразу.

— Здравствуй, дитя мое. — отвечала Осень и поднялась по ступенькам. Хозяйка пропустила ее вперед и захлопнула дверь перед носом у Фонарщика.

— Эт-то что такое? — рассердился было он, и из-за двери ему ответили.

— Позвольте напомнить, ваш день — суббота. Клиентов обслуживаю без свидетелей. Всех благ!

Шествуя по галерее, Осень искоса осматривала хозяйку салона. Стройная фигурка, умное и лукавое личико, вишневые губы, готовые в любую минуту сложиться для поцелуя... Мамзель Труди тоже зря времени не теряла.

— С вами придется повозится. — заявила она бесцеремонным тоном, который вообще свойственен модисткам и парикмахерам.

Распахнулись двери и дамы вошли в комнату, стены которой были вымощены ониксовыми плитками. В небольшом бассейне вода была странного оттенка — перламутрово-голубая. Осень блаженно вздохнула и потянула рубашку через голову.

— Минуточку... — попросила Труди и сняла с шейки паутинную цепочку с подвешенным на ней крохотным флакончиком. Извлекла кончиками холеных ногтей уж совсем миниатюрную пробочку и каплю, одну только каплю уронила в воду — но вода ожила, задышала и загустела и запахло волнующе, сладко, чем-то неузнанным или забытым, потерянным навеки...

— Что это? — спросила Осень.

— Снег. — загадочно ответила Труди. — Снег с крыльев ангелов.

Осень потянулась и бросилась в бассейн. Холодной ли, горячей оказалась вода — не разобрать было, но обожгла и взбодрила она усталое тело, а на душу навеяла долгожданный покой. Волшебницей была простенькая мамзель Труди, и знала многие тайны. Пришлось ей чуть не силой извлекать Осень из бассейна.

Пока вытиралась клиентка мягким полотенцем, украдкой рассмотрела ее Труди и побледнела внезапно, увидев над левой грудью жуткое клеймо —отпечаток раскаленных железных губ. Осень проследила направление ее взгляда и ужас вновь поднялся из глубин души ее — легли на лицо багровые отблески бесчисленных костров, проклятьями наполнился воздух вокруг...

Труди шагнула к ней и вложила в руку заветный флакончик, да еще и сжала покрепче. Страх отступил.

— Возьмите. Это вам на самый крайний случай. А теперь пойдемте, нужно подобрать костюм.

«Подобрать...» Покривила душой маленькая хозяйка большого салона. Давно было приготовлено платье для Осени — бархат цвета бронзы, и шелковый шарф, золотом шитый. Над шляпкой долгими душными ночами корпела модисточка — прилаживала перья и тянула серебряные нити. А туфельки с меховой оторочкой? А невесомые перчатки? Про драгоценности мы вам уж и рассказывать не станем — все равно ничего не поймете.

Осень тоже не поняла. Оглядела, потрогала. Туфельки даже примерила. А потом заявила:

— Не то.

У Труди глаза сразу на мокром месте оказались. Так старалась для любимой госпожи... А та засмеялась, обняла ее.

— Балов у меня не предвидится. А вот работы и беготни будет много. Не огорчайся, мастерица. Платье побереги —как оживет город, закатим праздник, туда-то оно и пригодится. А пока подыщи мне что-нибудь попроще.

Весь гардероб перерыла Труди, пока из груды каких-то восточных материй не извлекла зеленый суконный мундирчик. Примерили — почти впору пришелся. Труди села подшивать, а сама все не могла утешиться — так и будет владычица по городу ходить, как оборвашка! Осень посмотрела на нее, усмехнулась. Открыла окно и тут же ветер — прохладный ветер, осенний! — кинул на подоконник горсть желтых кленовых листьев. Зазвенели они при падении и Труди подняла от шитья голову.

— Золото... Золото из осенней казны!

Осень выбрала два одинаковых листочка.

— Пришей их как эполеты. А остальные возьми в уплату. И давай наконец поговорим о деле.

Рассказала Осень о пророчестве. О том, что должны оставшиеся горожане прожить вместе всю осень, а на исходе ее вернутся люди. Но мамзель Труди молчала.

— Извините, я не могу. — сказала она наконец. — Мне нельзя оставлять салон. И я не могу бросить работу. Время от времени сюда заезжают шоферы дальнего следования, забредают туристы. Всем нужны костюмы принцев и золушек. Да и люди могут вернуться в любой день. В странствиях они пообносятся и будет много заказов. Нет, это немыслимо! Все, костюм готов.

Помрачневшая Осень оделась наконец и Труди не смогла скрыть довольной улыбки при виде результата своих стараний.

— А теперь сюрприз! — объявила она и отомкнула сундук, стоящий в углу комнаты. Оттуда она извлекла нечто, бережно завернутое в материю. В свертке оказалась серая шляпка и бронзовые туфельки — точно такие, как те, что сносила Осень в странствии.

— Моя еще, — усмехнулась Осень и погладила шляпку, как котенка.

— А сейчас ступайте. Вас ждут. И не сердитесь очень на меня. Каждый должен заниматься своим делом.

Осень поцеловала ее в лоб и вышла прямо в окно, на ветви кленов, вспугнув стаю ворон и курившего в теньке Фонарщика. Даже не оглянулась — быстро пошла, разгневанная. Фонарщик еле поспевал за ней, пытаясь заглянуть в лицо. Но Осень лицо прятала за воротником мундира и на вопросы отвечала нехотя и сухо, так что Фонарщик решил наконец обидеться.

— Ты бы повежливей со мной, дорогая. Ты хоть и владычица, да я тоже не последний человек. Гений, как-никак.

— Гений? Ты? — Осень даже остановилась.

— Да, я. Я зажигаю разноцветные фонари. И ни у кого на свете не хватит дыхания, чтоб потушить даже самый маленький из них.

На это Осень не нашла что возразить.

— Ну что ж, гений. Кто еще жив остался в сужденном мне городе?

— Солдатик на мосту. Тут недалеко.

... Мост, похожий на замшелое доисторическое чудище изгибался над шоссе. На его спине виднелась стройная фигурка с винтовкой.

— Это он и есть? — спросила Осень, обернувшись к спутнику, но он давно отстал — столкнулся с одичавшим газетным киоском и теперь выяснял с ним отношения.

«Это надолго» — решила Осень и на одном дыхании взбежала по изглоданным ветрами ступеням.

— Стой, кто идет! — встретил ее крик.

— Осень.

Солдатик в смешном картонном кивере снял с плеча винтовку.

— Поворачивай, — сказал он вполне дружелюбно. — Сюда нельзя.

— Мне нельзя? Мне? — удивилась Осень и сделав несколько шагов, уперлась грудью в дуло винтовки.

— Я стрелять буду!

— А и стреляй! — празднично согласилась Осень.

Солдатик выстрелил. Когда дым рассеялся, Осень лежала на асфальтовом покрытии моста, остекленело глядя в небо.

— Вставай, простудишься, — смущенно сказал бравый вояка.

Осень не шелохнулась.

— Оно же не заряжено! — завопил служивый.

Осень засмеялась, вскочила и стала отряхиваться.

— Это тебе наука. Вперед не стреляй в первого встречного. Теперь докладывай: кто таков? Почему стоишь?

Солдатик вытянулся в струнку и отрапортовал:

— Рядовой второго оловянного батальона. Поставлен здесь прикрывать отступление.

— Ясно. Ты знаешь, кто я?

Служивый расплылся в улыбке.

— Так точно, госпожа Осень.

— Я не только Осень! Я еще и комендант этого города. Временный. Слушай мою команду — оставить пост!

Солдатик затоптался на месте.

— Ты чего это? — подозрительно спросила Осень.

— Сомневаюсь я. Нет у вас, госпожа, полномочий. И поста покидать не стану. Кто его знает, как повернется. А если нападение? Нет уж, я постою. Мне не трудно, я уж пообвыкся за столько лет. Нас, оловянных, ни жар ни холод не берет.

Помолчали.

— Правильно. — сказала Осень, вздохнув. — Я горжусь тобой. Прощай.

— Я сам собой горжусь. До свидания, госпожа.

Осень медленно пошла по ступеням, вниз, где уже ждал ее Фонарщик.

— Ну, что? — кинулся он.

— Отказался.

— Дурак.

Налетел ветер, уже самый настоящий осенний, прохладный ветер и сорвал с плеча Осени золотую эполету, понес над мостом и кинул прямо в ладони солдатику.

— Э! — завопил Фонарщик, но Осень остановила его:

— Не надо. Он заслужил.

И Фонарщик повел владычицу дальше, оставляя солдатика за спиной. А тот, опершись на винтовку смотрел им вслед и на выцветшем мундире горел под лучами сентябрьского солнца золотой Орден Осени...

— Ну, вот и все. — устало сказала Осень. — Ничего не выйдет. Никто не хочет со мной идти. Не исполнится пророчество.

– Погоди расстраиваться, леди. Может, мы найдем кого-то, кто сможет их убедить. И проживем все вместе осень, и...

— Мы не проживем вместе всю осень. — заметила сухо его спутница. — Потому что один день, считай, потерян. Пророчество не сбудется, как бы там не повернулось.

Фонарщик остановился, как вкопанный.

— Как же это я, старый осел, упустил из виду? Позарез нужно достать где-то еще один день. У тебя осталось что-нибудь?

Осень покачала головой.

— Страшно не хочется идти на поклон к Зиме.

— Ты знаешь ее?

— Знал. В детстве.

— В чьем детстве?

— В моем конечно, я же не Вечный Жид.

— Кто тебя знает. — пробормотала Осень, глядя искоса. —Нужно на что-то решиться. Если ты уверен, что мы сможем собрать жителей — надо идти и кланяться. Боишься? Пойду я.

— Нет уж, лучше я. Хотя боюсь, конечно.

И Фонарщик, не прощаясь, припустил в проходной двор, оставив Осень волноваться.

Дорогу он помнил отлично, и через десять минут уже остановился, запыхавшись, перед аккуратным готическим особнячком. Охраны не было — да и кому пришло бы в голову добровольно посетить резиденцию Зимушки? Фонарщику. Он распахнул тяжелую дверь и очутился в узком лазурно-голубом коридоре. На стенах висели елочные игрушки, полки с аккуратно расставленными зимними букетами и нотными тетрадями и, в морозно узорчатых рамках фотографии каких-то веселых гимназисток и бледных, серьезных молодых людей.

Коридор заканчивался лазурной лестницей, уходящей в необозримую высь. Лестница была густо населена. Фонарщик познакомился с юной яблонькой, которая угостила его фарфоровым плодом, раскланялся с репетировавшим оркестром, миновал шеренгу солидных фрачных манекенов и поглазел на аквариум, возле которого два гениальных скульптора ваяли из глыбы мрамора конную статую кистеперой рыбы — и не заметил, как лестница кончилась.

Посреди громадной белой залы, на великолепном ложе покоилась юная, но величественная Зима. Белая пантера дремала в изножье. Фонарщик окончательно струхнул и, решив было удалиться незамеченным, попятился, но наткнулся на какую-то хрустальную колонну. Легкий звон разнесся по залу. Пантера вздрогнула, распахнула янтарные глаза и приготовилась к прыжку. Хозяйка тоже пробудилась.

Фонарщик приветливой встречи не ждал, и поэтому порядком удивился, когда Зима улыбнулась, обнажив острые белые зубы и сказала:

— А, проходи, проходи.

Пантера легла и закрыла глаза. Фонарщик приблизился к ложа. Сесть ему не предложили. Надо сказать, гость прекрасно знал о том, что не в чести у Зимы — случилось ему как-то видеть Зиму не такой изящной и строгой, как сейчас и это ему не простилось. Но отступать было поздно. Повинуясь ленивому жесту хозяйки он сел все же на краешек ложа, спросил о здоровье, о досуге, рассказал пару сплетен двухлетней давности и наконец прочел в глазах хозяйки вопрос:»Зачем пришел?»

— Видите ли... Город не мешало бы з-заселить. Согласно пророчеству... А этот день, с позволения сказать... В ваших же интересах... — и, наконец, зажмурившись выпалил: — Всего один денек в пользу Осени!

— Осени? — переспросила Зима. — Вот оно что... Не дождетесь!

— Но миледи! — возопил Фонарщик, хватая изящную руку Хозяйки.

Ох, зря он это! Ледяной вихрь подхватил его и швырнул к выходу. Подождав, когда он придет в себя, Зима сделала гостю выговор за излишнюю импульсивность, сказала несколько слов об Осени, заявив, что ради этой бродяжки и нищенки она ничем поступаться не намерена. Фонарщик понемногу успокоился, понял, что терять больше нечего, потому, ощетинившись, прошипел:

— Ишь ты какая! Облосьонилась, я погляжу! Все... покеда. Сочтемся.

— И можешь оборвашке своей передать — неслось вслед. —Приду точнехонько по календарю!

— Да бога ради! — рявкнул гость и скрылся в холле.

Там, в роще фарфоровых колонн блуждал журналист местного молодежного листка. Фонарщик помнил, что он пропал без вести несколько лет назад.

— К Зиме ходил? Интервью брал? — поинтересовался он у бедолаги.

Журналист кивнул.

— Может тебя наружу вывести?

В глазах паренька мелькнул испуг.

— Это еще зачем?

— Город тобой заселим. Люди там. Девушку тебе подыщем, редактором сделаем... — соблазнял, чем мог Фонарщик.

— Там для меня климат не подходящий. Я здесь уж как-нибудь.

— Ну, как знаешь...

Вырвавшись наконец из особняка, Фонарщик сел прямо на асфальт и закурил. Не очень-то хотелось бежать и сообщать Осени безрадостные вести. Она огорчится и рассердится на Зиму. Зима, правда, хороша стерва! Но что с нее возьмешь? Молодая, правильная, очень боится в чем-то ошибиться, вот и перегибает палку.

...А та, чье имя пульсировало, озябнув на прекрасных губах Зимы, шагала по потрескавшимся плитам, приближаясь к зданию вокзала. Вдруг замедлила шаг и нагнулась — желтая роза, чуть тронутая увяданием, лежала на земле. Грустно покачав головой, Осень прошла через захватанные стеклянные двери.

Роза, желтая, в пустом городе... Осень кинулась обратно —растоптать, растереть в пыль спящее чудовище. Но ее окликнули:

— Миледи!

Из стеклянного стакана кассы кивал маленький человечек в черных очках.

— Куда едем? — поинтересовался он, дождавшись, когда Осень приблизится.

— Я недавно приехала. — ответила странница с явным неудовольствием рассматривая свое отражение в очках собеседника.

— Ну и что? Могу продать билет в любом направлении. Даже, скажу по секрету, на рейс в Город Счастья. Раньше мигом расхватывали. Н-ну, едете?

— Благодарю. У меня есть планы на этот город.

— Безнадежно. Лучше уезжайте. Пока есть возможность. Вы и так на ладан дышите. А скоро здесь будет заварушка...

— Что ж сам не уехал?

— Ждал, чтоб продать билет Осени. Поедем вместе?

Осень криво усмехнулась.

— Нет. Лучше ты иди со мной. Туда — она махнула рукой в сторону дверей и вдруг застыла, краем глаза уловив... —Боги, что это?

На полнеба цвела, омерзительно колыхаясь, желтая роза. Лепестки, больше похожие теперь на щупальца, тянулись в разные сторону и аромат, густой, удушающе-сладкий...

Человечек выскочил из своего укрытия, обнял Осень и прижал ее голову к плечу.

— Не смотри туда, не надо. Скоро кончится. Это редко бывает, просто потревожили. Не плачь. Бедное, невозможное дитя, бедная девочка.

— Нет! — закричала Осень, и добавила уже спокойно. — Нет. Я никогда не плачу. И мне нечего бояться в этом городе.

— Тогда иди.

И Осень пошла к выходу, но нашла в себе силы оглянуться.

Человечек смотрел ей вслед. Очки он снял и теперь большим клетчатым платком стирал со стекол отражение Осени.

Унося на узких плечах всю тяжесть его обнаженного взгляда, Осень наконец выбралась на воздух. Желтая роза, поднятая с асфальта в ее пальцах превратилась в быстро испаряющуюся слизь.

— А роза желтая разлуку предсказала... — всплыла в памяти чья-то ненужная строчка.

Продавец билетов видел в окно Осень, плывущую над вокзальной площадью, но решил, что это глюк.

Последней капли эликсира хватило до совершенно незнакомого глухого переулка. Осень приземлилась у калитки. Глухой бетонный забор тянулся от силы на пару метров, потом обрывался в воющую пустоту. На калитке висела табличка: «Осторожно! Злая собака!».

— Злые собаки сначала лают, потом кусаются. — сама себе пояснила Осень. Прислушалась. За забором была тишина.

— Особо злые собаки иногда кусают молча. — предупредила Осень и сбила кружевной перчаткой ржавый замок. На правах коменданта.

Из полуразвалившегося домишки навстречу гостье выбежала крупная овчарка с небывало голубыми глазами. Осень отступила, помня свой последний вывод, но собака не стала кусаться молча, а вместо этого села напротив Осени и дружелюбно улыбнулась. Осень присела на корточки и решила было замахать хвостом, но вовремя опомнилась и улыбнулась тоже.

— Здравствуйте, собака. — сказала Осень. — Вы злая?

Собака улыбнулась еще шире.

— Что ж на вас какой поклеп возвели? Может, перейдем на ты?

Собака подмигнула. Злой она не была, и быть на ты явно согласилась.

— А я Осень. Тебя я пока буду звать Добрая Собака. Хорошо? Ты знаешь, что такое осень?

Добрая Собака наклонила голову. Судя по всему, она не знала.

— Осень — это когда на душе так легко, что в любой момент может сделаться страшно. Это когда все правильно, и все на своих местах... То есть так, как нельзя.

Чувствовалось, что большая часть сказанного до Собаки не дошла. Но это ее не смутило. Почему-то сразу привязавшись к незнакомке, она кувыркалась в пыли у ее ног.

— Идем со мной, Добрая Собака, — вдруг предложила Осень.

Овчарка замерла.

— Хотя бы ты. Никто не хочет идти, куда я зову. Боятся, что ли? Но ты — ты ведь не боишься?

Собака с готовностью вскочила на ноги, давая понять, что не боится.

— Вот и отлично. Идем.

Они вышли из переулка. Осень извлекла из кармана список жителей и длинно вздохнула.

— Так, кто еще?

Едва эти слова были произнесены — собака заволновалась. Она завертелась на одном месте, словно пытаясь поймать себя за хвост и вдруг рванулась вдаль, что-то гавкнув Осени. Осень помчалась за ней, сама удивляясь своей резвости.

Извилистая и довольно грязная улица вывела их на бульвар, а тот кончался у ворот маленькой церквушки. Собака остановилась перед воротами ограды и тихонько взвыла. С недобрым предчувствием Осень толкнула створку и они вошли внутрь.

Между двумя мохнатенькими елочками, на темно-рыжей глине лежала небольшой мраморный крест с червивой трещиной. Некоторое время странница безучастно смотрела на него, а потом вдруг резко обернулась. Над золоченой луковкой купола звучала простая джазовая мелодийка, исполняемая на губной гармонике.

... Тонкие руки Осени нежно гладили холодный мрамор. Над нею кружили стая неизвестных науке птиц, но даже их пронзительные крики не достигали глубины осенней скорби. Очнулась Осень только когда во дворе повеяло табаком и послышались шаги Фонарщика.

— Знал? — спросила Осень, не оборачиваясь.

— Я не был на его похоронах.

— Отчего он умер? И не смей говорить, что не знаешь!

— Он был на вечеринке... Смеялся. Знаешь, все эти его дурацкие шуточки... Потом сказал, что болит голова и ушел домой. А утром мы узнали, что он того...

— Как он умер? — упрямо спросила Осень.

— Я не знаю! Мне только потом сказали, что он умер!

Осень молчала. Кажется, она плакала, и Фонарщик сдался.

— Ладно. Он умер во сне, как человек, любимый Богом. И он улыбался во сне. Улыбался самой честной из своих улыбок.

— Что ему снилось? — спросила Осень жалобно.

— Конечно же, ты. В красном платье, с распущенными волосами...

— С синими глазами...

— У тебя вообще-то зеленые.

— Ему снились синие. Синие! — упрямо повторила Осень. — И он был счастлив!

— Да иначе и быть не могло. Верь в это, моя хорошая.

Осень тяжело поднялась с колен и тихо пошла к воротам. Собака бросилась за ней.

— Куда теперь? — спросил Фонарщик.

Из подворотни напротив выехала поливальная машина. Машина не работала, то есть ничего не поливала, но цистерны ее, очевидно, прохудились и машина оставляла на асфальте две влажных тропинки.

— Нам укажут дорогу. — сухо и горько сказала Осень.

Они шли по городу за поливальной машиной, пока влажные дорожки не растворились в дожде.

— Что теперь? — вопросил осенний спутник.

Сквозь зыбкую призму ливня Осень взглянула на родной город.

— Все это не так уж и плохо. Тишина, безмолвие, чистота... — ответила она таким голосом, что у Фонарщика похолодело внутри.

— Ты... чего это? — запинаясь, спросил он.

Ливень усилился и рухнул вниз, образовав прозрачный, сверкающий помост, на который и взошла Осень. Она подняла руки, и вместо дождя на город обрушился сверкающий, струящийся вальс. Бешеный его вихрь смыл деревья и дома, унес трубы и антенны, укатил в неведомую даль серые ленты асфальта...

Фонарщик, оставшийся невредимым в этом вихре, обалдело смотрел на Осень. Она снова изменилась. Теперь на помосте стояла совсем юная девочка-подросток с бледным и значительным лицом. У ног ее лежала, как изваяние, Добрая Собака.

Осень опустила руки и огляделась. Неоглядная равнина легла перед ней. На поверхности остался только маленькая раззолоченная часовенка, у которой и толпились возглавляемые Фонарщиком жители пустого города... До нитки вымокшая Труди танцевала с оловянным солдатиком. Зима поодаль собирала одуванчики и, очевидно, собиралась плести венок. Блуждавший в ее замке журналист горячо беседовал о чем-то с продавцом билетов — судя по всему, они были давними приятелями. Были и другие, те, кого Осень еще не знала. Были люди с блестящими глазами, с чистыми, умытыми дождем лицами. Они пели, целовались, разговаривали, курили, смеялись и плакали...

Увидев Осень, все загомонили и она медленно спустилась по ступеням помоста к тем людям, что ждали ее. Не замедляя шага, она сняла шляпку и пробившийся сквозь тучи луч погладил ее по начавшим отрастать снежно-белым волосам...



1993

моск уполз

Суббота, 19 Сентября 2009 г. 00:48 + в цитатник
Настроение сейчас - ангст

Артур Киркленд:
ты...нарывааааешься...
*куснул за нос*
*задумчиво*
нет, мне твой нос определенно нравится...

Альфред Ф.Джонс:
может женишься на нём?

Артур Киркленд:
*задумался*
а с ним в комплекте больше ничего идти не будет?


Альфред Ф.Джонс:
нууу......*задумался* голова...две руки..две ноги...туловище, ну и ещё куча всякой всячины *улыбнулся*


Артур Киркленд:
нууу...такой вариант меня вполне устроит...
*серьёзно смотрит на нос Альфреда*
Итак, уважаемый и обожаемый мною Нос, согласны ли Вы выйти за меня замуж?
*пытается сохранить серьёзное выражение лица*


Альфред Ф.Джонс:
*давится смехом*
я думаю он согласен.....


Артур Киркленд:
тогда позвольте скрепить наш союз страстным поцелуем...
*горячо целует нос Альфреда*
*не выдерживает и смеётся*
Господи, два идиота...


Альфред Ф.Джонс:
согласен...*не может перестать смеятся....*


Артур Киркленд:
а первая брачная ночь у нас с ним будет?
*подмигнул*


Альфред Ф.Джонс:
Новый Пейринг Англия\Нос? *не перестаёт ржать*


Артур Киркленд:
о да...
*думает, что нужно меньше общаться с Франциском*
иди ко мне, мой маааленький *опять лезет целовать нос*


Альфред Ф.Джонс:
*останавливает тебя*
стоять! А как же медовый месяц?

Артур Киркленд:
*пошло хихикает*
да запросто! *думает куда отправится в медовый месяц*
твой Нос какой климат предпочитает?


Альфред Ф.Джонс:
не знаю...*смотрит на тебя*
это вообще уже фетешизм получается...а что потом? ДЕТИ?! О_О"""


Артур Киркленд:
не не не...детей мне не нужно...тем более от твоего носа...
*радостно*
мы будем предохранятся!
*пожирает нос взглядом*
ну что, страааашно?


Альфред Ф.Джонс:
*ухохатывается*
таааак. кхем...всё прекратили страдать фигнёй...а то действительно фетешизм...


Артур Киркленд:
а я тебя предупреждал...
и вообще...
*опять удобно умостился на Альфреде*
я всё ещё хочу спааать *зевнул*
а дела не сделаны...да ну их *обнял и ещё раз зевнул*



дальше уже не смешно.....вот так вот вечер проходит....а потом....долгая бессонная ночь....и долгая кропотливая работа над Фанфиком Россия \ Китай...скоро руки отваливаться начнут от колличества написанных за день фанфиков...пишешь перепечатываешь...дополняешь.....а потом мигрень и бессонница...и только плеер с громкими мелодиями больно бьющими по ушам успокаивают...тяжёлый рок...и больше ничего не надо...от спокойных мелодий скучно...по крайней мере сейчас...на улице холодно и дико хочется дождя, но...его всё нет и нет...

 (308x479, 22Kb)

пфффф......

Среда, 16 Сентября 2009 г. 22:18 + в цитатник
Настроение сейчас - плохо..

дикая усталость и недосып...что может быть лучше? ^^"" хотя что там бессоница. у меня на повестке дня 4 незаконченных фанфика. недавно дописал BDSM Россия/Пруссия...да идея была неплохой. но какой-то он маленький получился ТТ_ТТ ну да ладно..Надо дописать фанф про уборку....его все так жду..даааавно....^___________________________________^ ждииииииииииииииииииииииииииииииии! эх...Нии-сан снова не приедет...обещал привезти флаг через неделю. надеюсь так и будет Нии-сан ты ведь не забыл как для меня это важно? надеюсь не забыл.
А так...день за днём...
школа...
интернет...
бессонница...
и потом снова...
школа.......
а иногда бываеют моменты необъяснимой радости. хочется петь и танцевать и дарить улыбки окружающим...но к сожалению такое короткое состояние "эйфории" всё реже и реже посещает меня.
единственная тема ля разговора на занятиях в музыкальной школе стал - Суицид. всё больше детей становятся самоубийцами. А ради чего? вернее из-за чего. глупо.хотя кому кому а мне об этом судить не дано...сам суицидник...самоубийца чёртов. а ещё чётки...кажется у меня от них болит голова...Любимые чётки Серёжи...зачем он их вообще мне отдал...знает же что я не верю в бога...хотя они ткаие милые....
ски...

x_5deb4174 (239x479, 9Kb)

день за днём или идиотизм и как с этим бороться

Вторник, 15 Сентября 2009 г. 22:50 + в цитатник
Настроение сейчас - где-то там------> или там

итак. день был переполнен разнообразной информацией и мусором. вот например :
в туалете.
Я: Хеллоу Китти!
Ваня: Хде?!
Я: У меня на труса >_>"
Ваня: И у меня
и мы давай ржать....ну идиотизм не правда ли?

после школы сразу поехал домой. покормил обедом отца и залез в инет. никого интересного не было и я рубанул комп. потом с чего-то захотелось в душ. пошёл вымылся. и завернувшись в полотенце уснул на полу. теперь болит горло. но проспал я пол часа. пришлось быстро высушить голову и ехать в больницу. приехал. приемный покой весь в каталках. мерзко...запах спирта и медикаментов...бинтов и гипса. по быстрому проскочил в поликлиннику и пошёл к врачу. занятно было проходить через лабораторию. Баночки, скляночки...кровь...вобщем пикольно. а потом приём у врача...очередная лекция о здоровье...не помню что она говорила запомнил лишь "Измени распорядок дня." я попрощался и по быстрому позвонил отцу. он отвёз меня домой. хотя нет рано. Едем в машине, как вдруг он спрашивает "а что ты думаешь о своём будущем?" он прекрасно знает я не думаю вперёд больше чем на часа 4. а тут...будущее...пф...я ему сказал что не думаю об этом. а он снова "и что тогда? ты не думаешь ни о ком кроме себя!" Я: я вообще ни о ком не думаю...мне надоели эти упрёки...замолчи. и тут шлёп. он мне даёт пощёчину. впервые в жизни. я ошрашенно смотрю на него Я:Обалдел? Он:учись разговаивать. и высаживает меня из машины и я 10 минут иду пешком. ненавижу когда он так со мной разговаривает. начинается настоящая осень...холод, дожди и листопады..очень хочу съездить в Петергоф когда будет много жёлтых листьев. я ведь романтик...жуткий романтик)))люблю такое время года. а ещё люблю сидеть возле воды когда холодно чтобы холод заставлял зубы стучать самым отвратительным образом. фетешизм? возможно...все мы немножко фетешисты....у каждого своё пристрастие. ах да кстати...съел целый брикет мороженного и не почувствовал холода, это нормально?

 (600x425, 52Kb)

понедельник

Понедельник, 14 Сентября 2009 г. 19:02 + в цитатник
В колонках играет - Serj Tankian - Beethoven's Cunt
Настроение сейчас - холодно и хочется спать...

снова понедельник...и снова как всегда неделя начинается с бессоницы, разодранной кожи на теле и диких криков по ночам...надоело? да нет я привык. хотя...кто знает кто знает...что-то страно я себя веду в последнее время. вру себе...близким...вобще всем...куда же делось то беззаботное чувство которое не покидало меня в детстве? и снова...сова и снова срываю голос пытаясь петь лёжа на полу.
и сегодня. пришёл после школы лёг на пол включил плеер и уснул. проснулся от крика. плеер выключен в квартире никого. я проснулся от собственного крика. банально... вечно твержу что меня никто не слушает и молчу...срываю свою непонятно откуда взявшуюся злость на близких...да кто я чёрт возьми такой? монстр? или просто ребёнок...ребёнок который всё никак е вырастет и не перестанет перекладывать всю вину на другого...
плохо...
горло болит...а ещё этот кашель...кровавый кашель...не сказал бы что он меня пугает но...просто не приятно...я практически не могу петь...вот это меня пугает. если я не смогу петь то всё. больше не будет смысла и цели в жизни. для меня пение и музыка в целом есть смысл жизни. если кто-то слушает музыку только чтобы успокоиться или создать фон для какой либо работы, то для меня музыка сама жизнь. даже если просто идёшь по улице то слышишь ритм и музыку города. музыку большого живого города. хотя кому это интересно. наверняка в мыслях у каждого вертится "вот идиот." да возможно. никто этого не отрицал...хотя...скорее всего так оно и есть...немного идиотизма во мне есть...
-"Я многогранен кк стакан и **анут как дерзкий гений."
кажется так говорил Алекс...особенно когда собирался снова сделать какую нибудь необдуманую вещь.
а вобще с чего мне думать о том что обо мне думают? мне надо постараться изменить мнение людей относительно меня. так как я для некоторых личностей тряпичная куколка. тот о ком я говорю знает...а что касаемо остальных говорю сразу, это не моё тупое мнение это повтор признания.

 (699x183, 19Kb)

поклон жизни...

Воскресенье, 13 Сентября 2009 г. 19:01 + в цитатник
Настроение сейчас - что-то мне плохо...

сегодня я приехал с дачи и пришлось самому ещё заехать к бабушке в больницу. мне всегда не нравилось быть в больницах, но сегодня... бабушка на ожоговом отделении а там всегда пахнет спиртом и различными медикаментами. тошнотворный запах, палёной отстающей и гниющей плоти. но это ещё ничего самое неприятное было так это проход по лестинице. на встречу с нижних этажей поднимаются люди...все в бинтах, бинты местами то багровые то жёлтые от спирта...у кого-то кожа свисет у кого гипс крошится. вообщем мерзко. а потом эта надпись на первом полу-подвальном этаже - "Морг" "часы приёма трупов с 16:00 до 3:00" дико неприятно. а рядом с дерью врачи с каталками. с одной мед-сестра падая сорвала простыню. а там...парень лет 30. на руках кожи почти нет...а ноги обе переломаны и кости торчат. мед-сестра потеряла сознание, от трупного запаха...оа пыталась выйти из морга. неудачно. когда открыли дверь и мне в нос ударил этот запах разлагающегося мяса. я похоже тоже потерял сознание потому что очнулся я в ординаторской хирургии. меня довели до выхода и попросили больше в одиночку не приходить. куда катится мир? трупы рядом с живыми и к ним абсолютно свободный доступ...буд-то все мы живём на кладбище....

 (583x699, 161Kb)

да признаюсь я сдался...

Четверг, 10 Сентября 2009 г. 00:32 + в цитатник
В колонках играет - OST Запрещённая реклама года молодёжи - Прекрасное далёко (rmx)
Настроение сейчас - я сдался...всё конец...

помнится я лежал в больнице около 15 или 20 раз только из-за попыток самоубийства. какие только способы я не придумывал, врачи вытаскивали меня с того света. спрашивается зачем? если уж захотел умереть не мешали бы. им то что...вот и сейчас...последний раз был 3 с лишним месяца назад. в больницу я не ездил но всёравно запомнил...сейчас тоже думаю о чём то похожем...я устал...устал боротся..я слишком слаб для этого мира...Ремми ты же не будешь против подержать для меня врата рая открытыми? хотя бы до утра...хотя впрочем что мне убиваться? жизнь продолжается. Шампанского мне и клубники

 (400x600, 163Kb)

Sometimes I write...

Среда, 09 Сентября 2009 г. 19:50 + в цитатник
косо, криво...криво, косо...нам нельзя доверить мир...
надо сделать, мир красивей, разузнать про жизнь...
это просто, делать как мы...забывать про наш эфир...
косо, криво...криво, косо...рисовать на асфальте жизнь.

может помнишь, те дни с нами...где мы были как лорды.
надо помнить крики мёртвых...что царапают гробы...
надо просто помнить меру...при игре на нервах.
это просто...просто знаешь...знаешь меру и живёшь.

помнишь те дни...где мы были в двоём...
знаешь просто...тогда было нам лгать.
переплетённые пальцы...дрожали вдвоём.
а как было бы нагло...врать с тобо и со мной.

сколько прожито лет..сколько прожито дней.
это кто как считает, для кого как важней.
я не считаю часы, я считаю секунды.
тихо...давай вбей последний гвоздь в крышку...
 (495x350, 28Kb)

день за днём или поиски самого себя

Среда, 09 Сентября 2009 г. 18:07 + в цитатник
В колонках играет - SOAD - This Cocaine Makes Me Feel Like I'm on This Song
 (700x603, 70Kb)
Настроение сейчас - хорошее

ну чтоже...всем я думаю известна игра в прятки. отлично. вот только я играю с самим собой. никак не найду своё истинное грёбаное "Я". перемены в себе даются с трудом. вернее почти не даются. не могу даже заставить себя меняться быстрее. надеюсь я смогу... Нии-сан обещал подарить флаг США но я нашёл только за 1499...надеюсь он его купит. с Гилбертом всё кончено. В том смысле что я ему надоел и он решил от меня избавится. ну и ладно. я не потерял ничего...кроме как веры в свои же чувства ^^ ну да ладно..."забей на всё и иди по трупам дальше" (с) Кажется так Ремми говорила...да у неё всегда были оптимистичные заявленьица. впрочем она то права. Ну тогда за дело.планы:
1) В пятницу накормить Брагинского отменными суши ^^
2) Сходить и перекрасится таки.
3) Попытаться, повторяю по-пы-тать-ся учиться.
4) перестать быть придурком и измениться
^^
вроде всё.....

повседневное

Вторник, 08 Сентября 2009 г. 01:06 + в цитатник
Настроение сейчас - ни чё так

сегодня день как всегда скучный был...хотя....сидим с Ваней на геометрии..ну и что-то слово-за слово и я на весь класс - Не понял? а в классе тишина...и мы давай ржать...потом что-то на физике было...на английском сидел я у окна мне плечо надуло но зато потом после колы мы попали под ливень.Дико промокли...но я так люблю такой дождь ^^

1251539419720 (600x450, 47Kb)

Ремми, Ди и Алекс

Среда, 02 Сентября 2009 г. 19:49 + в цитатник
В колонках играет - ПсихеЯ - Холодное Железное Длинное
Настроение сейчас - а какое оно должно быть?

день сегодняшний не предвещал ничего плохого...однако... в 19:18 где-то так позвонила мать моей мило подруги Ремми. Ремми уехала перед началом учебного года в Москву решила встретится с нашими общими знакомыми Ди и Алексом. Вобще сейчас не совсем ещё понимаю как это случилось...вобщем все трое разбились когда ехали отдыхать загород. сказали в них врезался грузовик. боже я и не думал что может что-то подобное случится...
я всегда буду вас помнить... Ремми - Римма, Ди - Дима и Алекс - Саша.




Психея - Холодное Железное Длинное. их любимая песня

Страшно вымолвить слово
Никто не услышит меня
Я не хочу чтоб мой голос
Стал чужим для меня
Видишь капли на стенах …
Я хочу стать рекой
Чтоб весной стаей льдин
Нарушать твой покой
Нежным воздухом стать
Чтоб окутать тебя
Если хочешь тепла
Я готов сжечь себя
На любой вопрос
Есть только да или нет
Даже если не хочешь
Я знаю ответ
Раненых птиц иногда подбирают
Но мало кто наблюдал как они погибают
Зато теперь я знаю как жизнь меня оставляет
Никто не ищет тебя и не добивает
В моих руках звезды
В моем горле песок
Если б я был первым
Я наверное б смог
Видишь капли на стенах
Я хотел стать рекой
Хотел весной стаей льдин
Нарушать твой покой
Нежным воздухом стать чтоб окутать тебя
Ты хотела тепла я не смог сжечь себя…

x_63e4500a (382x480, 37Kb)

боже какой я идиот

Суббота, 22 Августа 2009 г. 03:50 + в цитатник
В колонках играет - Neversmile - Зачем?
x_d7674606 (300x274, 31Kb)
Настроение сейчас - идите вы все со своим настроением....

я надеюсь мне представится возможность услышать всётаки какой я на самом деле...да глупо звучит. я не понимаю почему я делаю больно всем кто мне дорог? я веду себя эгоистично а потом плачусь в подушку спрашивая себя "Почем они меня все бросили?" а кто станет быть рядом с таким ублюдком как я? Нет ну вот ответьте разве это нормально жалеть такого как я? того кто думает только о себе, заботится только о своих чувствах. нет. так и оставьте меня...я запутался в себе...а ещё эта глупая фраза -Ты ведёшь себя как ребёнок. Ну на кой ыиг Меттью её повторяет... да может я и веду себя как ребёнок но чёрт возьми я не ребёнок...обидно то что я не понимаю как стать взрослее в глазах близких и любимых...Метт считает для отношений слишком рано. плевал я на его мнение...он скорее переспит со мной чем скажет правду. Да ещё и Сегодня наговорил кучу глупостей Брагинскому. Чёрт зачем я это сделал...и опять...я снова плачу и не могу унять дрожь во всём теле...так холодно....дико холодно не смотря на то что я уже давно закутался в одеяло, и тело тёплое. да Метт прав в одном я никогда не думаю что говорю...да ещё завтра придётся ехать на встречу с Димой. Почему он меня любит? Я ведь не такой человек который д=нужен ему. Я никогда не позволяю дотрагиваться до себя, но всегда тянусь к людям подставляясь. Гилберт считает что я легкодоступный...я только сейчас его понял...я действительно слишком открыт для людей. Меня можно прочитать как книгу. понять что я скажу или сделаю. а я всегда подставляюсь под поцелуи и укусы...подставляюсь чтобы меня могли обнять...любой даже тот кто мне не нужен но тот кто хочет подарить мне своё тепло и успокоить...а ведь так иногда хочется услышать
-Всё будет в порядке. Не важно как ты себя ведёшь. Я люблю тебя таким и хочу быть рядом.
так хочется почувствовать тепло любимого человека...хочется быть нужным хоть кому то...а ещё хочется на сво день рожденье запереться дома. н слышать и не видеть никого...побыть одному..это так приятно...потом видеть радостные улыбки, чьи то ободряющие крики...но это всё мечты...так как отмечать день рожденье я не буду...глупо...что мне сидеть дома с колпаком на голове перед тортом и радоваться?
нет спасибо....


Поиск сообщений в Fernando_Kay_Khelfoi
Страницы: 4 3 [2] 1 Календарь