-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в kakula

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.12.2004
Записей: 58187
Комментариев: 6384
Написано: 66019


24 мая родились...

Среда, 24 Мая 2017 г. 04:27 + в цитатник
Clark_Leonard_Hull (549x700, 248Kb)
1884
Кларк Леонард Халл (Clark Leonard Hull)
американский психолог, представитель необихевиоризма, профессор Йельского университета. К.Халл разработал гипотетико-дедуктивный метод научного познания, а также является автором теории научения, считающейся одной из самых значительных теорий XX века. Кларк Леонард Халл родился в семье бедного фермера близ Экрона, деревни, расположенной в нескольких милях от Ньюстеда — небольшого профинциального городка штата Нью-Йорк. Впоследствии этот путь ему приходилось ежедневно проделывать, чтобы попасть в школу. Полноценного школьного образования он не получил, поскольку был очень слаб здоровьем, часто болел и постоянно из-за этого пропускал занятия. Однако способности и трудолюбие позволили ему освоить школьную программу настолько, что в возрасте 17 лет ему было предложено попробовать себя в роли учителя. К.Халл мечтал сделать карьеру и выбиться из нищеты, а малооплачиваемая учительская должность в провинциальной школе часто оказывалась вакантной, и он воспользовался представившейся возможностью. В 1902 году К.Халл поступил в Мичиганский университет и получил специальность горного инженера. Но, приступив к новой работе в 1908 году, в возрасте 24-х лет он заболел полиомиелитом, что навсегда сделало его инвалидом. Всю последующую жизнь он страдал частичным параличом, сильно хромал и был вынужден постоянно носить металлический корсет, который сам для себя и сконструировал, к тому же продолжала неуклонно прогрессировать врожденная близорукость. В результате ему пришлось выбрать для себя профессию, не предполагающую особой физической нагрузки. Ещё в юношеские годы он познакомился с «Основами психологии» Уильяма Джеймса и проникся глубоким интересом к этой науке, поэтому его выбор пал на психологию. Проработав два года учителем в своей старой школе, К.Халл продолжил образование в Мичиганском университете в избранном им направлении и в 1913 году получил степень бакалавра. Там он впервые заинтересовался проблемами научения и мышления. Прослушал курс логики, К.Халл создал логический аппарат, способный выявлять ошибки в традиционных силлогизмах. По окончании университета, проработав школьным учителем ещё в течение года, К.Халл в 1918 году защитил докторскую диссертацию, посвящённую формированию понятий, в Висконсинском университете в Мадисоне. Там же после получения докторской степени он занимался исследованием влияния табакокурения на эффективность трудовой деятельности и вёл курс медицинской и экспериментальной психологии, а также тестологии. С 1920 по 1922 год он проработал ассистент-профессором, а с 1922 по 1925 год — адьюнкт-профессором. В 1925 году К.Халл получил звание профессора. В 1929 году К.Халл был приглашен на должность профессора Йельского университета. С 1929 по 1947 год учёный возглавлял Институт человеческих отношений, созданный на базе Институт психологии при Йельском университете. Его семинары по теории бихевиоризма были чрезвычайно популярны не только у студентов, среди которых были Нил Миллер и Кеннет Спенс, но и учёных-психологов, в частности Уоррена Мак-Каллока, а также психоаналитиков, антропологов, философов. В 1947 году К.Халл был удостоен почётного звания Стерлингского профессора психологии Йельского университета. В 1936 году К.Халл был избран президентом Американской психологической ассоциации. Он также являлся членом Американской ассоциации содействия развитию науки. За свои заслуги К.Халл в 1945 году получил Медаль Уоррена от Общества экспериментальных психологов. В награде значилось: «Присуждается Кларку Л. Халлу за его кропотливый труд по развитию систематической теории поведения. Эта теория явилась стимулом для проведения множества исследований и была разработана в точной и поддающейся измерению форме, дающей возможность прогнозирования поведения, которое затем можно было бы проверить опытным путем. Таким образом, теория со держит в себе ростки собственного окончательного подтверждения и своего собственного возможного заключительного опровержения. Воистину уникальное достижение в истории психологии на настоящий момент.» В 1948 году у К.Халла случился инсульт. Он скончался в Нью-Хейвене (штат Коннектикут, США), четыре года спустя, 10 мая 1952 года. Награды и премии: Медаль Уоррена Общества экспериментальных психологов. В своей последней работе «Система поведения» он выразил сожаление о том, что третьей книге, которую он собирался написать, так и не суждено увидеть свет. К.Халл внимательно следил за достижениями мировой научной мысли. По его приглашению в 1924 году США посетил немецкий психолог Курт Коффка, который познакомил американских коллег с основами гештальтпсихологии. В 1927 году К.Халл познакомился с книгой И.П.Павлова «Условные рефлексы». Он называл эту работу великой и намеревался сам провести научные исследования в этом направлении, однако столкнулся с неожиданным препятствием. Дело в том, что опыты над животными вызывали у К.Халла отвращение. Он не выносил запаха, исходившего из вивария, где помещались подопытные крысы — универсальные испытуемые бихевиористов. Однако в Йельском университете, куда в 1929 году он был приглашен на должность профессора, оказалась отлично оснащенная и исключительно чистая лаборатория, и К.Халл согласился, что мог бы проводить здесь эксперименты. В 1930 году учёному попали в руки ньютоновские «Математические начала натуральной философии», и он с энтузиазмом принялся приводить свою психологию к гипотетико-дедуктивной форме, излюбленной физиками, чьи теории уже доказали свою научность. К.Халл привлек к своему проекту математиков и логиков и пытался разработать концепцию, которая будет опираться не только на поведение крыс в лабиринтах, но и охватит поведение всех животных и человека. Самое полное и уверенное изложение этой концепции было опубликовано в 1943 году в его книге «Принципы поведения». По мнению одного из его биографов А.Стилла «К.Халл представлял собой тип энергичного и многостороннего экспериментатора, который, казалось, был способен взяться за любую проблему и сделать из нее книгу.» В научной деятельности К.Халла можно отметить три основных этапа: Тестирование способностей; Научные изыскания в области гипноза; Исследование процесса научения. Тестирование способностей было одним из первых профессиональных интересов К.Халла. Он собирал материалы по этой теме, когда читал лекции по тестологии в Висконсинском университете. В 1928 году была опубликована его первая книга под названием «Тестирование способностей». Другой темой, сильно интересовавшей Халла, был гипноз, и после длительного изучения гипнотического процесса им была написана книга под названием «Гипноз и внушаемость», вышедшая в 1933 году. Однако, работой, благодаря которой К.Халл приобрел известность, явилось исследование процесса научения. Его первый большой труд под названием «Принципы поведения», опубликованный в 1943 году, радикально изменил подход к пониманию этой проблематики. Это было первая попытка применить научную теорию к изучению сложного психологического феномена. Теория К.Халла, в том виде, в котором она была представлена в 1943 году, была затем более полно раскрыта в 1952 году в его работе «Система поведения». К.Халл считал, что его теория является неполной. Тем не менее, она внесла огромный вклад и оказала глубокое влияние на развитие теории научения во всем мире. Так, Кеннет Спенс указывал на то, что 40 % всех экспериментальных работ в «Журнале экспериментальной психологии» (Journal of Experimental Psychology) и «Журнале сравнительной и физиологической психологии» (Journal of Comparative and Physiological Psychology), изданных в период между 1941 и 1950 годами ссылаются на различные аспекты работ К.Халла. На К.Халла, как и на большинство теоретиков-функционалистов, изучающих процесс научения, заметное влияние оказали труды Чарльза Дарвина. Учёный стремился понять механизм адаптивного поведения и выявить факторы, оказывающие на него воздействие. Он опирался на те требования к методологии построения теории и эксперимента, которые были разработаны в естественных науках, прежде всего в математике. К.Халл, как и его современник Эдвард Толмен, исходил из необходимости введения между элементами классического бихевиоризма «стимул — реакция» определенных «промежуточных переменных», то есть условий, опосредующих двигательную реакцию (зависимая переменная) на раздражитель (независимая переменная), в качестве которых предлагал рассматривать потребность, потенциал реакции, силу навыка, цель. Этот подход в исследовании процесса научения получил название необихевиоризма. Учёного интересовало развитие такой теории, которая объяснила бы, каким образом телесные потребности, окружающая среда и поведение вступают во взаимодействие для увеличения вероятности выживания организма. Пытаясь подойти строго математически к анализу поведения, К.Халл вместе с тем не придавал существенного значения познавательным факторам и нейрофизиологическим механизмам. К.Халл опирался в основном на учение И.П.Павлова об условных рефлексах, считая, что важнейшую роль при использовании этого понятия следует придать силе навыка. Для того чтобы эта сила проявилась, необходимы определенные физиологические потребности. Из всех факторов решающее влияние на силу навыка оказывает редукция потребности. Чем чаще потребность удовлетворяется (редуцируется), тем больше сила навыка. Величина редукции потребности определяется количеством и качеством подкреплений. Кроме того, сила навыка зависит от интервала между реакцией и её подкреплением, а также от интервала между условным раздражителем и реакцией. Используя понятие И.П.Павлова о подкреплении, К.Халл разделил первичное и вторичное подкрепление. Первичным подкреплением является, например, пища для голодного организма или удар электрическим током, вызывающий прыжок у крысы. Потребность соединена с раздражителями, реакция которых, в свою очередь, играет роль подкрепления, но уже вторичного. Изменение положения тела, связанное с последующим кормлением (первичное подкрепление), становится вторичным подкреплением. К.Халл полагал, что можно строго научно объяснить поведение организма без обращения к психическим образам, понятиям и другим интеллектуальным компонентам. По его мнению, для различения объектов достаточно такого образования как потребность. Если в одном из коридоров лабиринта животное может найти пищу, а в другом — воду, то характер его движений однозначно определяется только потребностью и больше ничем. К.Халл первым поставил вопрос о возможности моделирования условнорефлекторной деятельности, высказав предположение о том, что если бы удалось сконструировать из неорганического материала устройство, способное воспроизвести все существенные функции условного рефлекса, то, организовав из таких устройств системы, можно было бы продемонстрировать настоящее научение методом «проб и ошибок». Тем самым предвосхищались будущие кибернетические модели саморегуляции поведения. Учёный создал большую школу, стимулировавшую разработку применительно к теории поведения физико-математических методов, использования аппарата математической логики и построения моделей, на которых проверялись гипотезы о различных способах приобретения навыков. Подход К.Халла к построению своей теории заключался в следующем. В качестве первого шага он подверг рассмотрению то, что было известно о научении к настоящему времени. Затем учёный сделал попытку подвести итог этим изысканиям. И наконец, К.Халл попытался сделать выводы относительно эмпирически проверяемых результатов этих обобщенных положений. Такой метод построения теории впоследствии был назван гипотетико-дедуктивным, или логико-дедуктивным. Следуя естественно-научной модели, учёный-бихевиорист разрабатывает систему аксиом, или первичных принципов, и использует их в качестве исходного условия для выведения заключений, по законам формальной логики, в виде гипотез или теорем, касающихся феноменов поведения. <…>Эти аксиомы часто включают в себя гипотетические объекты (промежуточные переменные), введённые учёным для организации своих умозаключений относительно взаимодействия между экспериментальными действиями и измерениями (зависимыми и независимыми переменными), имеющими отношение к рассматриваемым феноменам поведения. Затем может быть дана оценка теории посредством переноса теоретических заключений и выводов в эксперимент, и можно увидеть, насколько успешной она является в стенах лаборатории. Такое построения теории создает динамическую систему с открытым конечным результатом. Бесконечно появляются новые гипотезы, некоторые из которых подтверждаются результатами экспериментов, а некоторые — нет. Когда эксперимент проходит и заканчивается в соответствии с прогнозом, то вся теория, включая её аксиомы и теоремы, усиливается. Если эксперименты не проходят так, как предполагалось, теория теряет силу и должна быть пересмотрена. Теория, таким образом, должна постоянно обновляться в соответствии с результатами эмпирических исследований. Эмпирическое наблюдение в дополнение к точному предположению является основным источником первичных принципов или аксиом науки. Подобные формулировки при рассмотрении их всех вместе в различных комбинациях с соответствующими априорными условиями вызывают появление заключений или теорем, из них некоторые могут согласовываться с эмпирическими результатами данных условий, а некоторые — нет. Первичные предположения, вызывающие логические умозаключения, последовательно согласующиеся с наблюдаемыми эмпирическими результатами, сохраняются, а от тех, которые не согласуются, отказываются или подвергают изменениям. По мере внимательного изучения этого процесса проб и ошибок постепенно выявляется небольшое количество первичных принципов, чьи совместные выводы постепенно с большей вероятностью станут согласовываться с соответствующими наблюдениями. Выводы на основании этих оставшихся аксиом, несмотря на то что они никогда не являются абсолютно точными, со временем становятся высокодостоверными. Именно в этом и заключается существующее на настоящий момент положение первичных принципов основных естественных наук. Наиболее значительные работы К.Халла были опубликованы в 1930-1950-е годы. Самое полное изложение его теории бихевиоризма было опубликовано в книге «Принципы поведения» в 1943 году, обобщившей результаты многих экспериментальных исследований. Он продолжал развивать эту теорию вплоть до своей смерти. Последняя версия его системы представлена в книге «Система поведения», вышедшей в 1952 году. Труды: Hull C. L. Quantitative aspects of the evolution of concepts: An experimental study. — Psychological Review Company, 1920. — Psychological Monographs, 28, No. 123. — 85 p; Hull С. L. The influence of tobacco smoking on mental and motor efficiency. — Psychological Review Company, 1924. — Psychological Monographs, 33, No. 150. — 159 p; Hull C. L., Terman L. M. Aptitude Testing. — World Book Company, 1928. — 535 р; Hull С. L. A functional interpretation of the conditioned reflex. — Psychological Review Company, 1929. — 26, 498—511; Hull С. L. A mechanical parallel to the conditioned reflex. — Science, 1930. — 70, 14-15; Hull С. L. Knowledge and purpose as habit mechanisms. — Psychological Review Company, 1930. — 37, 511—525; Hull С. L. Goal attraction and directing ideas conceived as habit phenomena. — Psychological Review Company, 1931. — 38, 487—506; Hull С. L. Hypnosis and Suggestibility. — Appleton-Century-Crofts, 1933; Hull С. L. The conflicting psychologies of learning — a way out. — Psychological Review Company, 1935. — 42, 491—516; Hull С. L. Mind, mechanism, and adaptive behavior. — Psychological Review Company, 1937. — 44, 1-32; Hull С. L., Hovland C. I., Ross R. T., Hall M., Perkins D. T., Fitch F. B. Mathematico-Deductive Theory of Rote Learning. — Yale University Press, 1940; Hull С. L. Principles of Behavior. — NY: Appleton-Century-Crofts, 1943. — 422 р; Hull С. L. Essentials of Behavior. — Yale University Press, 1951; Hull С. L. A Behavior System. — Yale University Press, 1952. Литература: Халл Кларк Леонард // Большая советская энциклопедия: в 30 томах — Москва: Советская энциклопедия, 1969-1978; Халл Кларк Леонард // История психологии в лицах: персоналии / Под редакцией А.В.Петровского, Л.А.Карпенко.. — Москва: ПЕР СЭ, 2005. — 784 страницы. — ISBN 5-9292-0136-6; Халл Кларк Леонард // Краткий психологический словарь / Под редакцией А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского; составитель Л.А.Карпенко. — Ростов-на-Дону: ФЕНИКС, 1998; Халл Кларк Леонард // Психологическая энциклопедия / Под редакцией Р.Корсини, А.Ауэрбаха.. — Санкт-Петербург: Питер, 2006. — 1896 страниц. — ISBN 5-272-00018-8; Халл Кларк Леонард // Психология. Иллюстрированный словарь / Под редакцией И.М.Кондакова.. — Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак, 2003. — 783 страницы — ISBN 5-93878-262-7.

boris-aleksandrovich-grifcov-0ca8d (516x700, 156Kb)
1885
Борис Александрович Грифцов
российский, советский искусствовед, литературовед и переводчик. Родился в Москве, в семье чиновника. Окончил философское отделение историко-филологический факультета Московского университета. Начал публиковаться в 1906 году в общественно-политических и литературных периодических изданиях. В 1911 году издал сочинение о трёх выдающихся русских философах — Василии Розанове, Дмитрии Мережковском и Льве Шестове — «Три мыслителя». В 1923 году опубликовал монографию «Искусство Греции», в 1927 — фундаментальное исследование «Теория романа», охватывающее многовековую историю жанра от Античности до начала XX века. Также в 1923—1924 написал монографию «Психология писателя», опубликованную лишь в 1988 году. Основные литературоведческие работы советского времени посвящены Бальзаку. Профессор МГПИ, Тверского государственного университета. Основной составитель первого в России большого (около 60 000 слов) русско-итальянского словаря, изданного в 1934 году. Автор монографии «Как работал Бальзак», изданной в 1958 году. Грифцов переводил Вазари, Бальзака, Флобера, Пруста. Автор художественных произведений, в частности, повести «Бесполезные воспоминания» (1915, отдельное издание — 1923), отчасти автобиографической. Работы Грифцова: Эстетический канон Достоевского; Судьба Константина Леонтьева; Гений Бальзака. Умер в Москве 21 декабря 1950 года.
Могила_писателя_Бориса_Грифцова (525x700, 460Kb)
Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

Joseph_Charles_Bequaert (700x656, 259Kb)
1886
Джозеф Чарльз Бекуэрт (Joseph Charles Corneille Bequaert)
американский натуралист, ботаник, энтомолог, малаколог, профессор Музея сравнительной зоологии Гарвардского университета. Родился 24 мая 1886 года в Torhout (около Брюгге, Бельгия). Школьником проявлял интерес к растениям и моллюскам. Получил научную степень по ботанике (Dr. Phil.) в 1908 году в Гентском университете (Гент). Также был энтомологом и малакологом во время работы в Африке в экспедиции в Бельгийское Конго (1910—1915), во время которой изучал не только растения, но и моллюсков. В 1916 эмигрировал в США, став с 1921 его гражданином. В 1917—1922 работал исследователем в Американском музее естественной истории, преподавал энтомологию в Harvard Medical School. В 1927 женился на Фрэнсис Браун (Frances Brown) из Огайо, у них было двое детей. В 1929—1956 — куратор насекомых в Museum of Comparative Zoology в Гарварде (США). В 1951—1956 — профессор зоологии в Museum of Comparative Zoology в Гарварде (США). В 1954 — президент American Malacological Union. В 1956—1960 читал лекции по биологии в Университете Хьюстона. В 1973 совместно с Walter Bernard Miller (1918—2000) опубликовал монографию о моллюсках The Mollusks of the Arid Southwest. В 1980 вместе с женой переехали в Амхерст, Массачусетс к дочери Хелен Холмс (Dr.Helen Holmes). Был активным членом (с 1923) и президентом (1928, 1935-1936, 1942-1943) одного из старейших энтомологических обществ Америки — Cambridge Entomological Club; также был членом редколлегии его журнала Psyche в 1947—1956 годах. Умер в Амхерсте (штат Массачусетс, США) 12 января 1982 года. Опубликовал более 250 статей, из них более 50 по моллюскам, а остальные по насекомым и растениям. Среди описанных новых видов муравей Paratrechina tococae Wheeler & Bequaert, 1929, оса Nectarinella Bequaert, 1938, муха Austrolfersia struthionis Bequaert, 1953 и другие таксоны. Труды: Bequaert, J. (1921). Insects as food: How they have augmented the food supply of mankind in early and recent times. Natural History Journal. 21:191-200; Bequaert, J. (1926). The date of publication of the Hymenoptera and Diptera described by Guérin in Duperrey’s «Voyage de La Coquille.» — Entomologische Mitteilungen 15: 186—195; Pilsbry H. A. & Bequaert J. (1927). «The Aquatic Mollusks of the Belgian Congo. With a geographical and ecological account of Congo malacology». Bulletin of the American Museum of Natural History 53(2): 69-602. PDF; Wheeler, W.M.; Bequaert, J. C. (1929). Amazonian myrmecophytes and their ants. — Zool. Anz. 82: 10-39; Bequaert J. (1938). A new North American mason-wasp from Virginia (Washington). 79-87; Bequaert, J. (1941). Pseudodynerus, a neotropical complex of eumenine wasps (Hymenoptera, Vespidae). — American Museum Novitates, 1106, 1-10; Bequaert J. (1948). Monograph of the Strophocheilidae, neotropical family of terrestrial mollusks. The Museum, Cambridge: 210 pp; Bequaert J. (1950). Studies in the Achatininae, a group of African land snails. The Museum, Cambridge: 216 pp; Bequaert J. & Miller W. B. (1918—2000). (1973). The mollusks of the arid Southwest, with an Arizona checklist. University of Arizona Press, Tucson: xvi + 271 p. Был избран членом многих крупных научных обществ: Zoological Society of France; Entomological Society of America; Belgian Royal Society of Entomology; Belgian Society of Tropical Medicine; Royal Institute of Colonial Belgium; Koninklijk Natuurwetenschappelijk Genootschap Dodonaea; Natural History Society of North Africa. В честь Бекуэрта назван род растений Bequaertiodendron (Sond.) Heine & J.H.Hemsl. Литература: Clench, W. J. 1982. Joseph Charles Bequaert 1886—1982. — Nautilus 96(2):35.

paray (507x700, 124Kb)
1886
Поль Паре (французское имя - Paul Paray)
французский дирижер и композитор. Поль Паре принадлежит к числу музыкантов, которыми справедливо гордится Франция. Вся его жизнь посвящена служению родному искусству, служению родине, горячим патриотом которой является артист. Будущий дирижер родился в семье провинциального музыканта-любителя; его отец играл на органе и руководил хором, в котором очень скоро стал выступать и сын. С девяти лет мальчик учился музыке в Руане, и здесь же начал выступать как пианист, виолончелист и органист. Его разносторонний талант окреп и сформировался за годы учебы в Парижской консерватории (1904—1911) у таких педагогов, как Кс.Леру, П.Видаль. В 1911 году Паре был удостоен Римской премии за кантату «Яница». В годы учебы Паре зарабатывал на жизнь, играя на виолончели в театре имени Сары Бернар. Позже, проходя военную службу, он впервые встал во главе оркестра — правда, это был духовой оркестр его полка. Затем последовали годы войны, плен, но и тогда Паре старался находить время для занятий музыкой, сочинением. После войны Паре не сразу удалось найти себе работу. Наконец его пригласили дирижером небольшого оркестра, выступавшего летом на одном из пиренейских курортов. В составе этого коллектива было сорок музыкантов из лучших оркестров Франции, собравшихся вместе, чтобы подработать. Они были восхищены мастерством своего безвестного руководителя и уговорили его попытаться занять место дирижера в оркестре «Ламурё», которым руководил тогда престарелый и больной К.Шевийяр. Через некоторое время Паре получил возможность дебютировать с этим оркестром в зале «Гаво» и после успешного дебюта стал вторым дирижером. Он быстро завоевал известность и после смерти Шевийяра в течение шести лет (1923—1928) возглавлял коллектив. Затем Паре работал главным дирижером в Монте-Карло, а с 1931 года стоял также во главе одного из лучших коллективов Франции — оркестра «Колонн». К концу сороковых годов Паре пользовался репутацией одного из лучших дирижеров Франции. Но когда фашисты оккупировали Париж, он отказался от своей должности в знак протеста против переименования оркестра (Колонн был евреем) и уехал в Марсель. Однако и отсюда вскоре ушел, не пожелав подчиняться распоряжениям оккупантов. Вплоть до освобождения Паре был участником движения Сопротивления, организовывал патриотические концерты французской музыки, на которых звучала «Марсельеза». В 1944 году Поль Паре вновь стал во главе возрожденного оркестра «Колонн», которым руководил еще одиннадцать лет. С 1952 года он возглавляет Детройтский симфонический оркестр в США. Последние годы Паре, живя за океаном, не порывает тесных связей с французской музыкой, часто выступает в Париже. За заслуги перед отечественным искусством он был избран членом Института Франции. Паре особенно прославился исполнением французской музыки. Дирижерская манера артиста отличается простотой и величественностью. «Как настоящий большой актер, он отбрасывает мелкие эффекты, чтобы сделать произведение монументальным и стройным. Он прочитывает партитуру знакомых шедевров со всей простотой, прямотой и со всей утонченностью мастера»,— писал о Поле Паре американский критик В.Томсон. С искусством Паре советские слушатели познакомились в 1968 году, когда он провел в Москве один из концертов Парижского оркестра. Умер в Монте Карло 10 октября 1979 года.

Henry Prunieres (472x700, 117Kb)
1886
Анри Прюньер (французское имя - Henry Prunières)
французский музыковед. Один из основателей и председателей французской секции Международного общества современной музыки. Родился в Париже. Учился в Сорбонне у Р.Роллана. В 1909-1914 преподавал в Школе высших социальных исследований. Был инициатором создания Международного общества музыкознания, президентом французской секции Международного общества современной музыки. Основал журнал " Revue musicale" (1920, руководил им до 1939). Труды о композиторах 17 в. Один из редакторов Полного собрания сочинений Ж.Б.Люлли (тома 1-10. Париж, 1930-1939). Автор монографий, статей о Ж.Б.Люлли, К.Монтеверди, Л.Росси, Ф.Кавалли и др. Был редактором полного собрания сочинений Люлли (тома 1-10, 1931-1939, не завершено). Умер в Нантере 11 апреля 1942 года. Сочинения: L"opéra italien en France avant Lulli, P., 1913; Le ballet de cour en France avant Benserade et Lully, P., 1914; Nouvelle histoire de la musique, v. 1-2, P., 1934-1936.

santoro (490x700, 180Kb)
1886
Винченцо Санторо (итальянское имя - Vincenzo Santoro)
итальянский куриальный прелат и ватиканский сановник. Родился в Асколи-Сатриано. Асессор Священной Консисторской Конгрегации с 3 июля 1930 по 21 мая 1943. Консультант Священной Конгрегации по чрезвычайным делам церкви 11 января 1931 по 21 мая 1943. Секретарь Коллегии Кардиналов с 24 января 1930 по 21 мая 1943. Секретарь Конклава 1939 года. Умер в Риме 21 мая 1943 года.

1886
Александр (Артур) Карлович Степинь (Степиньш, Степин)
советский военачальник, командарм. Член Коммунистической партии с 1919. Родился в городе Айзкраукле Российской империи, ныне Огрского района Латвиии, в бедной латышской крестьянской семье. Сначала батрачил, потом стал рабочим на железной дороге. Во время революции 1905—1907 годов в России участвовал в забастовках и крестьянском восстании в Латвии. В 1907 году был призван на военную службу в 3-й гренадерский Перновский полк рядовым. Через год стал ефрейтором, затем унтер-офицером. В ноябре 1909 года остался на сверхсрочную службу и в 1912 году окончил школу подпрапорщиков. Участник Первой мировой войны, во время которой был награжден тремя георгиевскими крестами (4-й, 3-й и 2-й степеней) и получил чин поручика. После Февральской революции 1917 был избран солдатами командиром полка. После Октябрьской революции находился в резерве Московского военного округа. В сентябре 1918 года воевал против белоказаков. Член ВКП(б)/КПСС с 1919 года. В январе-июле 1919 года Степинь был начальником 14-й стрелковой дивизии на Южном фронте, позже носившей его имя. С июля 1919 года по февраль 1920 года командовал 9-й армией в боях против войск Деникина. Умер от тифа 29 февраля 1920 года, похоронен в городе Каменск-Шахтинский Ростовской области в братской могиле.
Stepin-Memo (700x513, 528Kb)
После Великой Отечественной войны на месте братской могилы был создан мемориальный комплекс, где установлена памятная доска погибшим воинам Гражданской войны. Одна из улиц этого города носит его имя. Награды и премии: Георгиевский крест 4-й степени; Георгиевский крест 3-й степени; Георгиевский крест 2-й степени; Орден Красного Знамени. Литература: Гуревич Л., Носов С., Командарм А. Степинь, Москва, 1962.

Василий Георгиевич Александров  (683x700, 229Kb)
1887
Василий Георгиевич Александров
советский ботаник и анатом растений, профессор кафедры физиологии растений Томского государственного университета. Родился в Санкт-Петербурге. Отец В.Г.Александрова был ямбургским мещанином, работал сторожем. Мать происходила из крестьян Псковской губернии, рано умерла. В.Г.Александров воспитывался мачехой. Жена, Ольга Геннадьевна (1890–1942), ученый-физиолог, была ближайшей помощницей В.Г.Александрова в науке. Умерла во время блокады, как и их сын Григорий (1923–1942). По окончании 4-классного городского училища (1903) поступил на службу писцом и стал самостоятельно готовиться к экзамену за курс гимназии, который сдал во 2-й Санкт-Петербургской гимназии (1907), проявив при этом особый интерес к занятиям ботаникой. Через год поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, избрав специальностью физиологию растений. Помимо этого, занимался анатомией растений и работал в лаборатории академика В.И.Палладина, где изучал дыхание растений и протеолитические ферменты в семенах. По окончании университета (1912) был оставлен при кафедре анатомии и физиологии растений, где до 1915 г. работал под руководством В.И.Палладина. Вел практикум по анатомии растений со студентами. По совместительству преподавал предметы естественно-исторического цикла в гимназиях и на курсах для рабочей молодежи Шлиссельбургского района Петрограда. С 1915 г. по 1919 г. – ассистент по анатомии и физиологии растений при физиологической лаборатории Тифлисского ботанического сада, которой заведовал в то время профессор Н.А.Максимов. После его отъезда В.Г.Александров возглавил лабораторию. Одновременно состоял ассистентом на местных Высших женских курсах и в Закавказском частном университете. В 1920–1921 гг. преподавал на Высших сельскохозяйственных курсах Наркомзема. С 1920 г. – заведующий кафедрой анатомии и физиологии растений Тифлисского университета. Одновременно с 1923 г. – доцент Тифлисского политехнического института. В 1922 г. выдержал магистерские испытания по анатомии и физиологии растений в Петроградском университете. В Томск приехал по приглашению П.Н.Крылова с рекомендациями академиков И.П.Бородина, С.П.Костычева и профессора Б.А.Келлера. С 1 августа 1927 г. по 20 сентября 1929 г. – профессор кафедры анатомии и физиологии растений Томского университета. Одновременно заведовал ботанической лабораторией. На биологическом отделении физико-математического факультета читал курс по анатомии растений с основами физиологии и экологии, спецкурс по анатомии растений. Вел большой практикум по физиологии и анатомии растений. С осени 1929 г. по 1942 г. – заведующий лабораторией анатомии растений Всесоюзного института растениеводства (ВИР) в Ленинграде, куда был приглашен академиком Н.И.Вавиловым. В 1934 г. был утвержден в ученой степени доктора биологических наук без защиты диссертации. По совместительству преподавал анатомию и физиологию растений и заведовал кафедрой ботаники в Ленинградском педагогическом институте имени М.Н.Покровского. С 1942 г. – заведующий отделом анатомии и морфологии растений в Ботаническом институте Академии Наук СССР. Свою научную деятельность В.Г.Александров начал у академика В.И.Палладина. Переехав в Тифлис, он под руководством профессора Н.А.Максимова в физиологической лаборатории Тифлисского ботсада вел исследования в области водного режима растений. После отъезда Н.А.Максимова В.Г.Александров самостоятельно занимался преимущественно экспериментальной экологией и физиологической анатомией растений. В Тифлисе им была создана школа молодых физиологов. Как исследователя, В.Г.Александрова характеризовало хорошее знание современной литературы, стремление глубже проникнуть в изучаемые явления и их механизм. Уже в то время им были получены важные результаты. Так, В.Г.Александрову удалось проследить связь между физиологическими отправлениями (транспирацией) с одной стороны и строением растений – с другой. Он обнаружил факт переработки щавелекислого кальция в растениях. В своей научной работе большое внимание уделял фотосинтезу, превращению веществ у древесных пород в связи со сменой времен года и т.д. Работы В.Г.Александрова цитировались в зарубежных научных изданиях. В Томске В.Г.Александров продолжил исследования в области физиологии растений. Принимал участие в работе съезда ботаников в Ленинграде (1928). В 1928 г. возглавил специальную комиссию, положившую начало работам, направленным на повышение урожайности сельскохозяйственных растений. Занимался исследованиями в области физиологической анатомии (укоренение черенков растений, пострадавших от низких температур, взаимоотношение между деятельностью листа и развитием млечной системы у каучуконоса кок-сагыза и др.). Летом 1929 г. командировался в Ленинград и Тифлис для научно-исследовательской работы в Институте прикладной ботаники, Главном ботсаду и Тифлисском ботаническом саду. В 1928 г. и 1929 г. с научной целью выезжал на Воронежскую опытную станцию.
АлександровВГ (520x700, 297Kb)
Переехав в Ленинград, В.А.Александров занимался изучением анатомии культурных растений на материале собранных во Всесоюзном институте растениеводства (ВИР) богатейших коллекций. Этому способствовала и техническая оснащенность лаборатории. После войны В.Г.Александров сосредоточил свое внимание на применении анатомических признаков для целей филогенетической систематики. Разработал основные принципы физиологической анатомии, использования анатомических признаков в филогенетической систематике, генетике и селекции. Внес существенный вклад в теорию листовых следов. Им разработана методика “графического” распределения волокна в стеблях лубоволокнистых растений. В.Г.Александровым создана отечественная школа по анатомии растений. Среди его учеников – О.Г.Александрова, Л.И.Джапаридзе, К.Е.Цхакая, М.С.Яковлев, В.А.Насонов и др. В.Г.Александров – автор около 200 работ по анатомии растений, в том числе по теоретическим вопросам – строению проводящей ткани, созреванию и строению зерновых злаков, транспирации и пластичности строения листьев и т.д. Написал учебник “Анатомия растений”, выдержавший 4 издания, переведенный на иностранные языки. Состоял членом Немецкого ботанического общества, Русского ботанического общества, Кавказского отделения Русского географического общества, Общества естествоиспытателей в Ленинграде. Был исключительно одаренным и работоспособным ученым. Обладал удивительной способностью окружать себя учениками. В.Г.Александров был разносторонне развитой личностью: много читал, интересовался русской историей, восхищался “Словом о полку Игореве”, с юношеских лет любил музыку, поэзию. Для него были характерны жизнерадостность, добродушие, юмор. Любил шутку, острое слово, ценил юмор и остроумие в других. Был человеком общительным, простым, доступным. Среди его друзей был Б.К.Шишкин. Умер в Москве 16 января 1964 года. Труды: О завядании листьев травянистых растений // Научно-агрономический журнал Юго-Востока России. Ростов на Дону, 1924; Иван Парфеньевич Бородин: В связи с 60-летием его научной деятельности // Известия Томского отделения Русского ботанического общества. 1927. Том 2; Совместно с К.Е.Цхакая. Об изменениях содержания крахмала в пластидах листьев при различных климатических условиях // Известия Томского отделения Русского ботанического общества. 1927. Том 2; Анатомия цветка, плода и семени горохов: опыт сравнительно-анатомического изучения культуры растений. Ленинград; Москва, 1935; Анатомия зерна пшеницы. Ленинград, 1936. Анатомия растений. 2-е издание, переработанное и дополненное. Ленинград; Москва, 1937; 3-е издание, исправленное и дополненное. Москва, 1954; 4-е издание, исправленное и дополненное. Москва, 1966. Источники и литература: Большая советская энциклопедия (БСЭ). 2-е издание. 1950. Том 2; Научные работники СССР (без Москвы и Ленинграда). Ленинград, 1928; Липшиц С.Ю. Русские ботаники: Биографико-библиографический словарь. Москва, 1947. Том 1 (со списком опубликованных работ В.Г.Александрова); Яковлев М.С., Данилова М.Ф. Памяти В.Г. Александрова // Ботанический журнал. 1964. Том 49. № 12 (со списком опубликованных работ В.Г.Александрова в 1947–1964); Биологи: Биографический справочник. Киев, 1984; Профессора Томского университета: Биографический словарь / С.Ф.Фоминых, С.А.Некрылов, Л.Л.Берцун, А.В.Литвинов. Томск, 1998. Том 2.

Иосиф Францевич Гертович  (484x700, 178Kb)
1887
Иосиф Францевич Гертович
российский контрабасист, заслуженный артист РСФСР (1951). С 1910 г. концертмейстер оркестра Большого театра, выступал как солист. С 1922 г. преподавал в Московской консерватории (с 1940 г. профессор). Автор этюдов, пьес и переложений для контрабаса. Виртуоз-контрабасист и камерный концертный исполнитель, великолепный мастер-оркестрант и Педагог с большой буквы Иосиф Францевич Гертович родился в губернском городе Вильне, ныне столица Литвы – Вильнюс в рабочей семье. Начальные музыкальные познания мальчика были связаны со скрипкой. А в 1902 году, обучаясь в капелле Вильненского Кафедрального собора Святого Станислава и Святого Владислава, начинается карьера Гертовича как контрабасиста. Условия бесплатного обучения не оставляли учащемуся права выбора специальности. Сам Иосиф Гертович говорит об этом так: «Учился я по классу скрипки, но когда выбыл из училища контрабасист М.Домашевич, не спросив, меня просто пересадили на его место». Увлекшись контрабасом, именно этому инструменту он посвятит всю свою жизнь. Слово «Артист» во всей полноте и высоте смысла относится к Иосифу Гертовичу. Его исполнительское искусство отличали виртуозное мастерство и большой артистизм, эмоциональная выразительность и благородное изящество манеры игры на контрабасе. 1920-1940-е годы– время, когда в ансамбле участвовали авторитетные и наиболее подготовленные музыканты. Иосиф Гертович — прекрасный ансамблист. И камерное музицирование играло немаловажную роль в его творческой жизни. Партнерами по ансамблю были выдающиеся музыканты: пианисты Александр Гольденвейзер и Константин Игумнов, Эмиль Гилельс, Генрих Нейгауз, Лев Оборин; скрипачи Лев Цейтлин и Давид Ойстрах, солист Большого театра Иван Петров (Краузе) и Дмитрий Цыганов. Значительны выступления Иосифа Гертовича с квартетами имени Бетховена, имени Бородина, имени Страдивариуса и Большого театра, с российско-армянским квартетом имени Комитаса, в ансамбле старинной музыки. В 1927 году Иосиф Гертович стал участником премьерного исполнения сложнейшего Квинтета g-moll, написанного С.Прокофьевым для гобоя, скрипки, кларнета, альта и контрабаса, на основе музыкального материала авторского балета «Трапеция». Секстеты Глинки и Мендельсона, Квинтет и Октет Шуберта, Септет Бетховена – вот далеко не полный перечень исполнительских ансамблевых сочинений, исполненных виртуозом. Неоспоримы также и достоинства Гертовича-оркестранта. Знаменитый Сергей Кусевицкий, будучи руководителем Бостонского оркестра, неоднократно сожалел в своей переписке, что в его самом лучшем симфоническом оркестре не хватает самого лучшего контрабасиста Гертовича. После премьерного исполнения в 1942 году своей Седьмой симфонии, Дмитрий Шостакович был весьма впечатлен искусством Иосифа Гертовича, адресовавши ему искренне восторженные и теплые слова, поблагодарив за прекрасное исполнение. А в 1945 г. только Гертович смог записать известное соло контрабаса Сергея Прокофьева для сцены «Иван умоляет бояр» к художественному фильму «Иван Грозный». В оркестре Большого театра как концертмейстер-солист Иосиф Францевич состоял более 40 лет (1910-1953 гг.). Его положение лидера группы контрабасистов было безоговорочным. Плодотворна его деятельность в качестве концертмейстера групп в московском «Персимфансе» (1922-1932 гг.) — первом симфоническом ансамбле — оркестре без дирижера, в оркестре Сергея Кусевицкого, в Государственном симфоническом оркестре СССР. Пропаганда Гертовичем игры на контрабасе, которая сближала инструмент с виолончельным и скрипичным исполнительством, требования профессиональной техники и расширения тембрового звучания не всегда принималось его коллегами и даже дирижерами. Но собственный пример замечательного музыканта-профессионала много раз доказывал состоятельность такого подхода. Педагогическая деятельность Иосифа Францевича Гертовича — одна из ярких страниц в истории классов контрабаса. В своих «учительских» пристрастиях Гертович придерживался приемов, характерных для скрипача. В «Школу» для контрабаса он вложил скрипичную методику. И в этом уникальность его преподавания. Ведь, фактически Гертович являлся контрабасистом-самоучкой, а «официальным» и, пожалуй, единственным его учителем был альтист и дирижер Н.Сальницкий. С 1905 по 1910 гг. Иосиф Францевич начинает «учительствовать» в Музыкальном училище Русского Музыкального Общества в Казани. Далее – поприще педагога и наставника, профессора (с 1940 года) в Московской консерватории (1922-1953 гг. с некоторыми перерывами). В числе выдающихся учеников, достойных своего учителя М.Штейнке и А.Астахов, В.Вашенцева и Д.Агафонов. Роль Иосифа Гертовича в истории отечественного исполнительского искусства как солиста-контрабасиста впечатляет. На протяжении 30 лет (1922-1953 гг.) Гертович давал 1-2 сольных концерта в год. А яркая артистическая индивидуальность и манера исполнения солиста-контрабасиста Гертовича восхищает и поныне. Сохранилась единственная раритетная запись пластинки 1952 года мастерского исполнительства мэтра. На ней две небольшие пьесы – «Мелодия в старинном стиле» Габриэль-Мари и «Адажио» неизвестного автора XVII столетия. Скрипичное изящество, благородность манеры звукоизвлечения, точнейшая чистая интонация и продуманная фразировка. А еще неуловимая способность мастера-виртуоза установить тесный творческий контакт со слушателем и музыкальная проникновенность – основные черты сольного исполнения Иосифа Гертовича. Высочайший уровень соло-исполнительства, «французский» смычок с низкой колодкой и контрабас в руках музыканта становится «большой скрипкой». Звучание контрабаса Иосифа Гертовича в лучших концертных залах Москвы, Ленинграда, Тбилиси было значительным событием музыкальной жизни того времени. Программы концертов состояли из произведений для контрабаса известных авторов – Д.Боттезини, В.Моцарта, С.Кусевицкого, Ц.Франка, П.Чайковского. Исполнялись пьесы, сонаты, вариации на темы Баха и Бетховена, Глюка и Глинки, Рахманинова, Шопена, скрипичные переложениями для инструмента и авторские произведения самого Иосифа Гертовича. Оригинальны в его интерпретациях были Ария для баса и контрабаса облигато Моцарта и Большой концертный дуэт для контрабаса и скрипки Джованни Боттезини в партнерстве со своим племянником – скрипачом Витольдом Гертовичем. Виртуозность техники и мягкое звучание инструмента завораживали слушателей. Играл Гертович на контрабасе работы Гварнери. Кроме авторских сочинений для контрабаса, известны несколько фортепианных и вокальных пьес Иосифа Гертовича – «Маленькая сюита в старинном стиле», «Менуэт», «Рондино на тему Бетховена», «Пасторальное скерцо», «Романс». В репертуаре музыканта были и произведения, написанные специально для него: «Вариации для контрабаса и струнного квинтета» А.Спиваковского, «Мелодия № 2» А.Денисова. В 1951 г. Иосиф Гертович был удостоен звания Заслуженного артиста Российской Федерации. Умер прославленный музыкант в Москве 12 декабря 1953 года. И до сих пор его знаменитая фраза «Играть на контрабасе нужно как на скрипке, только намного нежнее» является путеводной для устремлений нового поколения молодых дарований.

EdwardMannock1 (536x700, 212Kb)
1887
Эдвард Коррингэм (Мик) Мэннок (Edward Corringham "Mick" Mannock; 24 мая 1887 — 26 июля 1918)
самый известный и результативный лётчик-ас военно-воздушных сил Великобритании во время Первой мировой войны. Точных данных по времени и месту рождения Эдварда Мэннока нет. Согласно наиболее значимым исследованиям, он родился 24 мая 1887 года или 21 мая 1888 года. Относительно места рождения Эдварда существуют три основных варианта: Баллинколлиг в графстве Корк (Ирландия), Олдершот в Хэмпшире и Брайтон в Восточном Суссексе (Англия). Эдвард был третьим ребёнком в семье Эдварда и Юлии Коррингэм, при этом мать Эдварда Мэннока была англичанкой, а отец шотландцем. Эдвард Коррингэм был капралом Британской армии (не исключено, что Королевского полка Шотландских драгун), после отставки в 1891 году взял фамилию Мэннок. В 1893 году Эдвард-старший снова поступил на службу и был отправлен в Индию, куда и переехал с семьей из Лондона (на тот момент у Юлии и Эдварда было уже четверо детей). Согласно легенде, в Индии десятилетний Эдвард Мэннок перенёс тяжелую болезнь приведшую к временной слепоте и ослаблению зрения в дальнейшем (считается, что ас Мэннок был слеп на один глаз). Когда Эдварду Мэнноку было 12—13 лет, семья вернулась в Британию. Желая помочь семье (предположительно к этому времени, отец Эдварда много пил и бросил семью), Мэннок устраивается на работу (продавцом, подмастерьем на заводе), в возрасте 20 лет — вступает в Лейбористскую партию. В 1912 году Эдвард с братом устраиваются клерками в Национальную телефонную компанию, и в начале 1914 года Эдвард Мэннок, уже дослужившийся до техника, отправляется по контракту в Константинополь. После начала Первой мировой, когда осенью 1914 года Османская империя объявила войну Великобритании, Эдвард, как и все другие мужчины с британским гражданством, попал в тюрьму. В связи с ухудшением здоровья, Эдвард был признан не пригодным к военной службе и отпущен на свободу в апреле 1915 года. По возвращению домой, Эдвард Мэннок записался в Королевский армейский медицинский корпус (Royal Army Medical Corps), но уже 1 апреля 1916 года подал рапорт и был зачислен в инженерные войска (Royal Engineers), откуда в августе перевёлся в Королевский лётный корпус. В ноябре 1916 года, после успешного прохождения курса и сдачи экзаменов, Мэннок был направлен на подготовку в 10-ю учебную экскадрилью (Joyce Green Reserve Squadron), а 31 марта 1917 года 29-летний Мик Мэннок прибыл во Францию, в расположение 40-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании (No. 40 Squadron RAF) под командованием Альберта Болла. В составе 40-й эскадрильи Мэннок воевал на истребитель-бипланах «Nieuport 17». Первый боевой вылет Мика состоялся 7 апреля, однако первый контакт с противником для Мэннока прошёл неудачно, он испугался и нарушил строй. 7 мая 1917 года Мик Мэннок одержал свою первую победу, сбив разведывательный аэростат. К июлю на счёт Мэннока добавились ещё четыре сбитых самолёта противника, и Эдвард был удостоен Военного креста. В конце июля Мик Мэннок был назначен командиром одной из групп, что дало ему возможность реализовывать свои идеи для повышения эффективности групповой тактики воздушного боя. 12 августа 1917 года Мэннок сбил свой 6-й самолёт — «Albatros D.III», пилотом которого оказался немецкий ас Йоахим фон Бертраб (Joachim von Bertrab) из эскадрильи «Jasta 30», на счёту которого был пять сбитых самолётов. К концу сентября за Миком Мэнноком числились 15 сбитых самолётов противника, и в октябре он получил звание капитана и планку к Военному кресту. К концу 1917 года эскадрилья была переформирована, на смену Ньюпортам (которые составляли слабую конкуренцию немецким истребителям) пришли истребители «S.E.5». Свой последний самолёт в составе 40-й эскадрильи (20-й по счёту) Мэннок сбил 1 января 1918 года, после чего получил новое назначение в Лондоне. В феврале 1918 года Эдвард Мэннок был назначен командиром звена А (лидирующего) в только что созданной 74-й эскадрилье (No. 74 Squadron RAF) под командованием майора Кейта Колдвелла (Keith Caldwell). Эскадрилья активно готовилась к переброске во Францию, что и было осуществленно в конце марта. Продолжая летать на «S.E.5», в апреле 1918 года Мик сбил 21-й самолёт, а в мае практически удвоил свой персональный счёт, сбив 11 истребителей «Pfalz D.III», 8 «Albatros D.V» и один «Fokker Dr.I», и был удостоен ордена «За выдающиеся заслуги», первою планку к которому (то есть второй орден) он получил уже спустя две недели. 6 июня Мик сбил свой первый «Fokker D.VII», а к середине месяца счёт Мэннока составил 52 победы. По воспоминаниям сослуживцев по звену и эскадрилье, Мэннок часто бывал жесток с экипажами сбитых самолётов. Так служивший под его началом лётчик-ас Джеймс Айра Джонс (James Ira Thomas Jones), написавший первую биографию Мэннока, вспоминал как Мик расстрелял из пулёмета экипаж подбитого «Albatros С», мотивируя это тем, что свиней лучше убивать, чем брать в плен (The swines are better dead — no prisoners). Так же была отмечена новоя фобия Мэннока: после того как на его глазах в самолёте заживо сгорел один из его учеников, Мик начал брать с собой револьвер, чтобы в случае возгорания застрелиться (парашютов тогда у британцев не было). 18 июня 1918 года Эдвард Мэннок вновь вернулся в Великобританию, где получил назначение на должность командира 85-й эскадрильи (No. 85 Squadron RAF). Мик вступил в должность 3 июля, и затем снова отбыл во Францию. Что примечательно, Мэннок сменил на этой должности канадского аса Уильяма Бишопа, который так же является самым результативным лётчиком Британской империи (Мэнноку в основном приписывают 61 или 73 победы, в первом случае Бишоп находится на первом месте, а во втором, с разницей в 1 победу, на втором). С назначением у Мэннока отпала необходимость лично водить подчинённых в атаку, однако Мик продолжал совершать боевые вылеты (несмотря на то, что страх сгореть в собственном самолете только усилился) и к 22 июля достиг 60 побед. 26 июля 1918 года Мэннок предложил помочь недавно прибывшему лейтенанту Дональду Инглису (Donald C. Inglis) одержать его первую победу (Иглис уже летал в составе эскадрильи, но сбить пока никого не сумел). Мэннок обнаружил вражеский рекогносцировщик «LVG C.II» (или «DFW C.I»), который был успешно сбит после совместной атаки. Возвращаясь обратно, Мэннок и Инглис слишком снизились и во время пересечения линии фронта, были обстреляны германскими солдатами из стрелкового оружия (по другой версии Мэннок, нарушив правила, слишком снизился, чтобы проверить обломки сбитого рекогносцировщика, и его самолёт задело взрывом). Во время обстрела был повреждён двигатель S.E.5 Мэннока и сам он, возможно, тоже был ранен. Самолёт накренился влево и стал падать. Согласно легенде, тело Мика Мэннока было найдено немцами (в 250 метрах от места крушения, с чего были сделаны выводы, что Мэннок попытался выпрыгнуть из самолёта, хотя и носил с собой револьвер) и похоронено, однако доказательств этому нет. Награды: Кавалер Военного креста (MC, 1917 год) и планки к нему; Кавалер ордена «За выдающиеся заслуги» (DSO, 1918 год) и дважды планок к нему. Приказ о последнем награждении был подписан 3 августа 1918 года; Кавалер Креста Виктории (VS, 1918 год). Мэннок считается одним из ведущих британских асов Первой мировой войны. Согласно версии, что Мик одержал 73 победы над противником (позиция между канадцем Билли Бишопом c 72 победами и Манфредом фон Рихтгофеном по прозвищу «Красный барон», на счету которого 80 побед), Мэннок называется лучшим из лучших асов (ace of aces) всей Британской империи.
EdwardMannock2 (700x557, 179Kb)
Уильям Бишоп, второй после Мэннока по результативности ас Британской Империи, 1917 год.
Согласно официальному списку побед, на счету Мэннока 61, сам он утверждал, что 51, а в указе о награждении Крестом Виктории указано — 50. Такая разница в счете объясняется тем, что некоторые победы были одержаны путём совместной работы нескольких пилотов (так на май 1918 года Мик одержал 20 самостоятельных побед) или противник капитулировал и не был сбит. Данные о 73-х победах были впервые приведены Айрой Джонсом, который служил с Миком в одной эскадрильи, в биографии Мэннока 1935 года. Считается, что биография Мэннока, как и многих пилотов того времени, была неизвестна общественности, и Джонс мог воспользоваться этим, чтобы пропагандировать репутацию своего погибшего друга. Биография Мэннока, составленная в 1981 году, так же подтверждает 73 одержанных победы. Однако, последующее исследование Кристофера Шора, где были убраны невостребованные совместные победы, указывает, что на счету Мэннока действительно 61 победа. После окончания войны боевые товарищи Эдварда Мэннока выступили с инициативой достойной оценки и увековечивания памяти Мэннока, и 18 июля 1919 года Эдвард был посмертно награждён Крестом Виктории. Награда была вручена отцу Эдварда Мэннока на церемонии, проходившей в Букингемском дворце. Помимо Креста Виктории, Эдвард-старший получил и все остальные медали сына, хотя в своем завещании Эдвард Мэннок завещал ничего не передавать отцу. Известно, что отец продал медали сына за 5 фунтов, впоследствии они были восстановлены и выставлены (до сих пор) в Музее королевских военно-воздушных сил в Колиндейле (Лондон). Так как в Комиссии Содружества по военным захоронениям (CWGC, от Commonwealth War Graves Commission) нет данных об обнаружении тела Мэннока, официальной могилы Мик не имеет. В документальном фильме Би-би-си «Высший пилотаж в Первую мировую» (WW1 Aces Falling), вышедшем 21 марта 2009 года, была упомянута версия о месте захоронения, согласно которой вскоре после окончания войны недалеко от места катастрофы были найдены неизвестные останки британского лётчика. Впоследствии они были перезахоронены на военном кладбище CWGC неизвестных лётчиков Великой войны (An Unknown British Airman Of The Great War) в Лавенти (Laventie). Возможно, этим лётчиком был Эдвард Мэннок. Имя Эдварда упоминается на мемориале Королевских ВВС пропавших без вести в Аррасе и военном мемориале в Веллингборо. Мемориальная доска Мэннока есть в Кентерберийском соборе. Кроме того, именем Мэннока названа 378-я эскадрилья Учебного корпуса ВВС Великобритании (англ. Air Training Corps). Литература: Dudgeon J. Mick: Story of Major Edward Mannock, VC, DSO, MC, RFC, RAF. — Robert Hale Ltd, 1981. — 208 страниц — ISBN 978-0709191438; Jones I. King of Air Fighters: The Biography of Major "Mick" Mannock, V.C., D.S.O., M.C. — Greenhill Books, 1989. — 330 страниц — ISBN 978-1853670381; Shores C., Guest R., Franks N. Above the Trenches: A Complete Record of the Fighter Aces and Units of the British Empire Air Forces 1915-1920. — Grub Street, 1990. — 456 страниц — ISBN 978-0948817199; Franks N., Saunders A. Mannock: The Life and Death of Major Edward Mannock VC, DSO, MC, RAF. — Grub Street Publishing, 2008. — 192 страницы. — ISBN 978-1906502126.

Nartov_Aleksandr_Aleksandrovich1 (440x700, 100Kb)
1888
Александр Александрович Нартов
заведующий фермой колхоза «Красная Заря» Луховицкого района Московской области. Родился селе Любичи Зарайского уезда Рязанской губернии, ныне Луховицкого района Московской области, в семье крестьянина. Русский. Александр Александрович был одним из организаторов создания в родном селе товарищества по совместной обработке земли (ТОЗ) в конце 1928 года, вместе со своей женой Екатериной Дмитриевной одним из первых в 1930 году вошёл в колхоз «Красная заря». Семья Нартовых, вступая в колхоз, обладала «крепким» хозяйством и передала в общее пользование двух коров и лошадь, хотя одну корову, по тогдашней установке, могла оставить у себя, поскольку у них было четверо малолетних детей. Показавший себя на разных участках, включая полеводство, А.А.Нартов вскоре возглавил колхозную ферму. Практически первой колхозной дояркой стала его супруга, Екатерина Дмитриевна, во многом благодаря которой коллектив фермы формировался исключительно из трудолюбивых и добросовестных работниц. Начинать им приходилось в труднейших условиях: обеспечение животных водой и кормом, уборки навоза производились вручную. Рост производства обозначился в 1934 году и совпал с избранием нового председателя колхоза П.И.Строкова, в последующем ставшего кавалером ордена Ленина, а также с приходом в колхоз зоотехника А.С.Щепотьева. Сказались на надоях отказ от уравниловки в оплате труда, строгое выполнение требований зоотехнии, а главное, окрепла материальная база хозяйства: в этом году были построены хороший конный двор, два телятника и два скотных двора. С этого времени молочно-товарная ферма (МТФ) колхоза «Красная заря» стала ареной борьбы за повышение надоев. Добившись в 1935 году средних надоев в 3 000 килограммов молока от коровы, что практически более чем вдвое превышало надои, с которых колхоз «стартовал», доярки Е.Д.Нартова и Н.П.Персиянцева заявили, что это далеко не предел, тем самым зародили Стахановское движение среди животноводов. В 1936 году в Любичах была завершена коллективизация. В «Красную зарю» вошли все 308 крестьянских хозяйств, на колхозной МТФ насчитывалось 347 голов крупнорогатого скота, в том числе 139 коров. К концу 1938 года количество крупного рогатого скота возросло до 467 голов, а число коров – до 223. Под особо пристальным вниманием было выращивание молодняка. Этим занимались телятницы, также включившиеся в стахановское движение, им удавалось выхаживать даже самых слабых животных. Служебные обязанности А.А.Нартова требовали от него еще больших усилий не только в связи с ростом вверенного ему поголовья, но ещё и с поднятием планки рекордов, на которые целеустремленно шёл коллектив МТФ и отдельные доярки. В 1938 году была построена специальная водонасосная станция для подачи воды на «нижнюю» ферму, произведена электрификация части села Любичи, в том числе скотного двора, внедрено индивидуальное кормление коров. К «Красной заре» было явно повышенное внимание органов власти, поскольку здесь ковались рекорды, потому его организация и условия труда были на достаточно высоком по тому времени уровне. За достижение высоких показателей по животноводству заведующий МТФ А.А.Нартов, обеспечивший в 1938 году выполнение плана поголовья скота на 103,7 процента и получившего удой молока от 223 коров по 4 199 литров на голову был награждён в феврале 1939 года орденом Трудового Красного Знамени.
Nartov1 (390x700, 153Kb)
А.А.Нартов с двумя орденами Ленина, одним из которых (винтовым) награждалась 13 февраля 1939 его жена Екатерина Дмитриевна.
Вплоть до начала Великой Отечественной войны в «Красной заре» наращивался объем получаемого молока. Средние годовые надои у передовых доярок перешагнули уровень 5 500 килограммов, в планах правления к 1942 году было иметь 900 голов крупнорогатого скота. С приближением немцев к Москве началась эвакуация скота, А.А.Нартов с женой были в числе других колхозников, спасавших поголовье, отгоняя его в тыловые районы. Возвратили животных только к весне 1942 года. Восстановить былые позиции по надоям передовым дояркам колхоза удалось только к 1948 году. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 октября 1949 года за получение высокой продуктивности животноводства в 1948 году заведующему фермой Нартову Александру Александровичу, получившему от 26 коров по 5505 килограммов молока, с содержанием 194 килограммов молочного жира в среднем от коровы за год, присвоено звание Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». А.А.Нартов в течение 27 лет заведовал молочно-товарной фермой родного колхоза. Его жене – Екатерине Дмитриевне звание Героя Социалистического Труда было присвоено в сентябре 1948 года, животноводы колхоза «Красная заря» дочь Вера и сын Модест стали кавалерами ордена Ленина, а жена последнего – С.В.Нартова стала Героем Социалистического Труда в марте 1966 года. Избирался депутатом Любического сельского Совета депутатов трудящихся. Проживал в родном селе Любичах, скончался в 1977 году, похоронен на сельском кладбище. Награждён орденом Ленина (7 октября 1949), 2 орденами Трудового Красного Знамени (13 февраля 1939, 25 сентября 1948), медалями.

Nurmanbetov Ashyk (496x700, 216Kb)
1888
Ахык Нурманбетов
звеньевой колхоза «Джаналык» Талды-Курганского района Талды-Курганской области Казахской ССР. Родился в ауле Чубар Талды-Курганского района (ныне Алматинской области Казахстана), казах. 12-летним подростком пас овец у местного бая. С 1930 года работал в сельхозартели «Джаналык», позже колхоз имени XXII съезда КПСС, сначала рядовым колхозником, а с 1932 года – звеньевым. В первые годы звено Ахыка получало по 136 центнеров сахарной свеклы с гектара. Через несколько лет урожай её поднялся до 450 центнеров. С 1943 года он проходил службу в Красной Армии, а после демобилизации в 1945 году вернулся в родной колхоз и возглавил звено свекловодов. Почти полвека А.Нурманбетов посвятил выращиванию сахарной свеклы, он внёс много нового в агротехнику её возделывания. Блестящие результаты дал открытый Ахыком новый бороздковый метод полива, который в отличие от машинных арыков, помог сохранить много дополнительных рядков свеклы. В результате густого посева свекла увеличилась до 114 тысяч корней на гектар, что положительно сказалось на урожае. В 1947 году звено Ахыка Нурманбетова собрало рекордный урожай свеклы 899,5 центнера с гектара на площади 2 гектара. Указом Президиума Верховного Совета от 28 марта 1948 года за получение высоких урожаев сахарной свёклы в 1947 году звеньевой Нурманбетов Ахык удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». В 1948 году звено А.Нурманбетова уже на площади 4 гектара собрало по 834 центнера сахарной свеклы, за это звеньевой был награждён вторым орденом Ленина. В 1965 году ушёл на пенсию, скончался в 1966 году. Награждён 2 орденами Ленина (28 марта 1948, 1949), орденом Трудового Красного Знамени (11 января 1957) и медалью «За трудовое отличие», а также медалями ВДНХ.



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку