-Видео

Снег
Смотрели: 520 (6)
Ты не можешь мне запретить
Смотрели: 260 (2)

 -Музыка

 -Стена

I_like_solitude I_like_solitude написал 26.08.2011 16:16:22:
аа точно, оно работает только если писать постоянно и обновлять =_= понимаю насчет контакта - тоже его не люблю блин,за весь год тока увидел все сообщения)))))ужас))
-Coraline -Coraline написал 23.08.2011 18:00:29:
Тут есть стена :ОООО как странно
Полина-БУСЯ Полина-БУСЯ написал 25.04.2011 20:17:03:
Привет
Хотевший_быть_Снежком Хотевший_быть_Снежком написал 07.04.2011 19:33:30:
Привет)
vet-death vet-death написал 23.02.2011 17:44:57:
Привет :З

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в I_like_solitude

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.10.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 14435



Туманно будущее этого мальчика. (с)

  

 

1427144074_ottenochnuyy_bal_zam (142x112, 34Kb) 1427144179_yutubyu (142x112, 32Kb) 1427144291_risunki (142x112, 32Kb)

1427637710_askfm (142x113, 30Kb)/1427637917_obo_mne3 (142x112, 4Kb)/1427638069_askfm (142x113, 30Kb) 1427638206_obo_mne3 (142x112, 4Kb) 1427638182_instagram2 (142x113, 29Kb)


 

 


Без заголовка

Воскресенье, 01 Января 2012 г. 17:58 + в цитатник
Как Бальзак и Робеспьер отмечали Новый Год.


Давным-давно, еще на языческой Руси (и не только) существовала такая традиция. Дед Мороз был отрицательным персонажем, олицетворяющим холода и заморозки.
И никакой Снегурочки тогда не было и в помине.
И вот тогда, примерно за неделю до Нового Года, люди брали елку, привязывали к ней девушку (обязательно девственницу), и вспарывали ей живот. А потом, не убивая ее, они вытаскивали из нее внутренности и вешали их на елку.
Из чего и сохранились украшения: шары (органы) и мишура (кишки).
Именно с тех пор в истории людей стали вмешиваться девочки, связанные с Морозом, в последствии превратившиеся в Снегурочку.

Бальзак скептично осмотрел елку и поправил мишуру.
-Кишки повесил. – Утвердительно заявил он. Вспомнил, как вчера, пьяный, пытался разукрасить новогоднюю елку. И то было веселее, чем сегодня.
Бальзак НЕНАВИДЕЛ праздники. И повторял это каждый раз, когда все планы проваливались. А это случалось каждый раз, так что…
-С гребаным новым годом – Мрачно добавил Баль, закуривая.
И тут в дверь, наконец, позвонили.
Спотыкаясь обо все на свете, Бальзак добежал до двери и распахнул ее.
-Привееет! – Почти радостно.
-Привет… - Тихо и немного смущенно отозвался Робеспьер, протягивая руку.
Бальзак прошел в коридор, уступив другу место, чтобы пройти.
-Подарки не трогать! – Приказным тоном заявил вдруг Робеспьер, поднимая кулек вверх.
-Хорошо-хорошо… - Удивленно покивал Бальзак.
-Да я, блин, не тебе же. Я собакам.
-А.. – Баль немного покраснел от собственной тупости. – Ну… В таком случае, я сегодня тоже немного собачка.
-Слушай. – Роб, наконец, зашел в комнату и разделся. – Ты прости, что так вышло. Ну, честно. Я не хотел. Вспылил просто, вот и…
-Да знаю-знаю! – Бальзак примирительно помахал руками. – Все хорошо! Я понимаю, это ты прости.
-Я просто не люблю, когда опаздывают. Ненавижу. Когда все по плану идет – хорошо, а так… Я поэтому всех и растерял, друзей. Всю жизнь приходится ждать.
-Ну ладно, правда прости…
Вот такой был Робеспьер – очень логичный, пунктуальный, педантичный и… Аккуратный.
Он был умыт, причесан, пострижен, аккуратно и красиво одет.
Все это резко контрастировало с неухоженным Бальзаком – тот встретил Роба, так и не искупавшись, не помыв голову, не причесавшись… А одет он был в нестиранные джинсы, порванные по краям, и в майку с рукавом таким длинным, что он свисал ниже пальцев.
-Ты прости. Я вспыльчивый, просто. Зато легко отходчивый…
-Я тоже.. Такой, понимаю.
-Так бы разругались, еще бросил бы меня за все это…
-Я никого не бросаю! – Почти отчаянно закричал Баль. – Ну, то есть… Я знаю, что такое, когда злишься, а потом…
«А потом тебя бросают. Все. Уходят».
-Ты добрый очень. – Робеспьер грустно улыбнулся.
-Да ну… Нет.
-Да, точно говорю. Мы когда только познакомились с тобой… Я думал, ты со странностями. А потом подумал, ты не такой, как все. Другой. Потому что ты нелюдь, наверно. Не человек.
-Ага… - Тихо ответил Бальзак. – Не человек.
Чтобы Робеспьер не видел, как он смущен, Баль тут же потянулся за выпивкой.
Да, Роб умел говорить комплименты. Точно так же, как и заботиться – даже о себе. Вот это было здорово.
-Слушай, и как ты это делаешь – Бальзак восторженно разглядывал на убирающего Роба. – Ты прости, что я тут… Не прибрался даже. Но у тебя так хорошо получается, я вот.. Совсем не могу это!
-Да это ведь легко!
-Неее…
-Легко-легко – Буквально за 15 минут деловитого вида Робеспьер уже прибрал Бальзаку всю квартиру. – Да и я привык уже, хотя убирать и не люблю. А вот ты, зато, готовишь здорово. Я в готовке полный ноль.
-Ну ты… Что. – Баль покосился в сторону, стараясь не краснеть. За сегодня услышать столько хороших слов – хоть какой-то подарок.

-Кишки уже развесил?
-Ага. Вот обсуждал вчера, какой фильм про выпускание кишок больше подойдет на Новый Год.
-Правильно, праздник должен быть веселым
(разговоры все в стиле Дарьи, если что))))

-Так нас, получается, все кинули?
-Ага.
-И вообще никто не придет?
-Вообще никто.
-Весело.
-Очень.
-Так выпьем же за это!
-За новый год неудачников!

-Нет, правда – Баль нервно затянулся. – Если бы был… Хоть кто-то… Хоть еще один человек. – Он тихо вздохнул. Было бы и легче… И веселее… Если бы он… Ну…
-Ага, шумный, веселый, как Шэдоу, а?
-За самый занудный новый год!
-За самый мрачный, пессимистичный, унылый новый год!

-Слушай, я уже не могу готовить. Я хочу спать. – Баль аж вздрогнул от своего отражения – под глазами ясно заметны и мешки и морщины, а цвет такой, словно младшая сестра красила его под глазами своими фиолетовыми тенями.
-Ну и рожа… И синяки – Бальзак опустил голову.
-А по-моему, очень готично – Улыбнулся Робеспьер.

Дело близилось к вечеру. Бальзак и Робеспьер лишь изредка разговаривали, шутили или вздыхали. Ни один из них не был достаточно веселым человеком, чтобы создать нужную атмосферу или развлечь другого, особенно вдвоем. Особенно, если так устал – и целый день готовишь.

-А по телику как всегда фигня – Мрачно заметил Баль, пока они выгуливали боксера.
-Ага. Смотреть нечего.
-Ну ничего, у нас будет своя программа.
-Да. Свой канал.
-Ага. Он будет называться «Зануды».
-Да. И там будут крутые конкурсы.
-Ага. Конкурс, кто дольше сможет пялиться в одну точку.
-И не упасть лицом в салат.
-Это будут очень веселые конкурсы.
-Очень. А еще там будут программы. Еще круче и зануднее, чем «В мире животных»
-Еще интереснее.
-Еще веселее.
-Ага.

-Слушай, а у меня волосы уже такие длинные – Баль потрогал черную прядку. – Теперь за девочку п…
-Эй, пацаны, а это боксер, да?
-Ага – хором.

-Слышал?! Слышал-слышал!? Пацаныыы – Бальзак растянулся в довольной ухмылке и засмеялся.
-Ну вот видишь. Это тебе подарок на новый год.
-Да-да-да! Мы реальные пацаны, точно! Никакая прическа меня не испортит!

Когда ребята провожали год уходящий, Бальзак даже вспомнил, что они с Робом совсем не ели. С самого утра, только немного перекусили, а потом не ели.
Но еда, даже та, что уже была готова, не лезла, как и выпивка – как и сигареты, как и все, кроме колы.
-Хоть что-то Америка делает хорошо – Баль скептично осмотрел бутылку.
Робеспьер вздохнул.
-А ты что хочешь?
-Спать =_=
-И я спать =_=
-Слушай, какая веселая по телику программа.
-Ага, так смешно.
-Так оригинально.
-Креативно.
-Остроумно.
-Необычно.
-Актуально.
-Щас просто помру со смеху.
-Президент-президент!!! Скорее!
-Понял! Ааа!!! – Бальзак схватился за пульт. – Выключаю!!!

После 12ти сидеть стало совершенно невыносимо.
-Слушай, Роб, я засыпаю…
-Я тоже. Пора устраивать конкурс? Ты какой салат больше любишь?
-Крабовыый…
-А я оливье. Ну, классический и возьму. Ставь тарелку под лицо, начинаем пялиться в точку.
-У-у-у, ура. Какие развлечения. Какой веселый новый год.
-Какой радостный.
-Какой интересный.
-Веселый.
-Шумный.
-Компанейский.
-Классно отметили!
Робеспьер засмеялся.
-Ага!
-Но мы так друг друга понимаем – Криво улыбнулся Баль, радуясь хоть сейчас чужому занудству.
Робеспьер вообще был очень тихим человеком. Все переваривал в себе, например, в отношениях с Есениным. Баль же, с Наполеоном, к примеру, всегда мог только ругаться. Ну, или вести себя очень эмоционально.
Чувств в нем было так много, и все они были такими сильными, но…
Почему все равно так выходит всегда?
-Знаешь, Роб, ты прав. – Хрипло, почти засыпая, пробормотал Бальзак. – Если бы хоть кто-то…
-Забей, а. правда, ну так что поделаешь.
-Мы неудачники. Да?
-Ага.
-Но зато мы вдвоем, и мы друг друга не кинули.
Робеспьер вздохнул. Бальзак продолжил.
-Надеюсь, фраза как встретишь, так и проведешь – не работает.
-Да ну, Баль, ты о чем! У нас же все наоборот действует.
-То есть??
-Ну вот мы позапрошлый год как отметили, хорошо?
-Ну.. Э-э… Хорошо…
-А год провели хреново. Прошлый год мы отметили хреново?
-Нуу… Да.
-А год встретили… тоже хреново!
Бальзак тихо засмеялся.
-Все закономерно, как и всегда – Улыбнулся Робеспьер. – С наступившим?
-С наступившим – Скептично протянул Бальзак.
В конце концов, он сам был прав.
Все могло быть и намного хуже.
Рубрики:  Повседневность
Личное
Творчество

Без заголовка

Суббота, 31 Декабря 2011 г. 14:20 + в цитатник
всех с наступающим новым годом!!!

снилась странная хрень... мы смотрели с сестрой друг другу в глаза, а она спрашивала "какие у меня глаза?"
я отвечал - зеленые. и видел их
изумрудные, неестественные, как у вампиров.
а потом я спросил, "какие ты видишь у меня глаза"
и она говорила "немного розового есть..но вообще красные.да, красные глаза. они так прекрасны, твои красные глаза"

это было НАСТОЛЬКО жутко.
но я не помнил во сне, какие у меня глаза. и не мог вспомнить, у кого же могут быть красные? почему они красные? это вообще нормально?..
какой я во сне глупый...
vampire_knight (577x173, 48Kb)
Рубрики:  Повседневность
Больно
Личное
Бред
Мистика
Философия/мысли
Зеро и Ичиру
Сны

Без заголовка

Четверг, 29 Декабря 2011 г. 18:49 + в цитатник
Пусть никогда любовь моя
Тебя не потревожит,
И навсегда исчезну я
В немой толпе прохожих.


Звездой моей не станешь ты
Полночною порою.
Разрушил все свои мечты
Я собственной рукою.


И будет день, и будет ночь
Все также неизменны.
И только я останусь вновь
Один во всей вселенной.


И лишь во сне, как прежде, ты
Стоишь передо мною...
Разрушил все свои мечты
Я собственной рукою.


Звездой моей не станешь ты-
Я боль свою не скрою.
Разбиты все мои мечты
Моею же рукою.
унижение (689x700, 36Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Четверг, 29 Декабря 2011 г. 16:42 + в цитатник
вот) номер два

любовь (700x700, 82Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 23:24 + в цитатник
Всем хааай~!
с превеликим пафосом скромный великий профессор решил заявить, что он собрался плотно заняться рисованием!
пока что у меня нет ничего, где можно рисовать, но я это все разберу и куплю, когда смогу, а пока помучаемся на планшете.
и в общем, трам-пам-пам, я решил создать свой артбук!
как назвать я не знаю, но смысл в том, что на рисунках этого артбука(я правильно это называю?*чувствует себя джулианом*) я собираюсь изображать чувства и эмоции людей так, как я сам это вижу.
никакого аниме (попытаюсь быть ближе к правде), никакого яоя, никакого кавая и соплей (разве что ооочень кровавых)
ну и вот, первая работа, начнем с легенького..
это страх)

страх (700x700, 78Kb)
Рубрики:  Творчество

господи я это сделал. а музыка у меня на стене,я под нее писал.лучше слушать и правда..под нее.

Среда, 28 Декабря 2011 г. 17:24 + в цитатник
***
-Вот, Северус! – Радостно залепетал Джеймс, протягивая Снэйпу красивый букет. – Это тебе!
-Что?
-Тебе цветы! Ну… - Поттер замешкался. – Подарок.
-Цветы в подарок? – Северус осторожно протянул руку и взял цветы.
-Ну да. – Поттер заулыбался.
-Хм… - Полукровка взглянул на букет своими вечно задумчивыми глазами. – Спасибо, но..
-Тебе не нравятся розы?
О, как красиво Снэйп смотрелся рядом с этими цветами – думал Джеймс. Такой нежный, утонченный, деликатный… Сейчас он поблагодарит его, а затем покраснеет, смутится, совсем как девочка, и попросит взять его стоя…
Джеймс невольно мотнул головой, чтобы избавиться от мыслей.
-Что такое?
-Ну, во-первых, я не девочка.. – Разглядывая букет, заметил Снэйп. Он говорил очень деловым тоном, лишь только лицо его было чуть мягче обычного.
-А во-вторых?!
-А во-вторых, я не люблю цветы.
Джеймсу захотелось провалиться сквозь землю.
-Как не любишь??
Северус не ответил. Вместо этого он молча поцеловал одну розу, так мягко и печально, прикрыв глаза, что это делало его еще более утонченным.
Поттер подумал, что Снэйп сам похож на розу. Такой же прекрасный, и с такими же шипами…
-Ты целуешь их, как покойника – Улыбнулся Поттер.
-Так и есть. Это покойник. – Без тени шутки ответил Северус.
-Что?..
-Я ненавижу людей за это. – Внешность Снэйпа внезапно переменилась. Он грубо кинул букет на стол, одарив Джеймса таким страшным взглядом, что он сам захотел под этот стол уползти. – Если ты убиваешь человека – это смертный грех. Если ты убиваешь животное – это просто плохо. Нехорошо. А если ты убиваешь растения? Ты думаешь, это все равно? Так же, как и все? Растения тоже живые. Неужели не ясно??
-Но… но просто.. – Джеймс даже опешил от такого заявления. – Это же красиво…
-Трупы это красиво??
-Но это же не трупы! Ты, получается, елки на рождество тоже не любишь?
-Не люблю.
-Но… Хе – Джеймс нервно взъерошил себе волосы. – Цветы ведь все равно уже сорвали. А потом они просто засохнут, можно будет сорвать новые. Их же много, ну и…
-Хм. – Северус слегка нахмурился, покосившись на Поттера таким холодным взглядом, на какой только был способен. – Знаешь, что мы сделаем? – Он с той же аристократичностью посчитал количество цветов в букете и продолжил – Тринадцать человек, давай я убью столько, ведь их целых шесть миллиардов? В тот же день родятся столько же, верно?
На самом деле, в этом разговоре было мало чего особенного. Странного вида девушки могли ответить парню тем же. Только Северус говорил все так прямолинейно, так искренне… Словно и правда мог пойти и убить сейчас пару-тройку людей.
Он говорил это не для пафоса и не просто так, Джеймс это видел. Он пока еще не мог понять, что за загадка в этом кроется, но она была страшной.
Честной, но безумно страшной.
-Знаешь, Сев, ты такой странный! – Улыбаясь, добавил Джеймс.
-Я странный??? – Северус подскочил со стула. – Да это ты странный! Ты, вы, все люди… Я думал, они просто тупые… Это вы все ненормальные!
-Может.. Сев, ты слишком умный для людей? Люди обычно бывают намного проще…
И вот опять. Сплошное, непреодолимое равнодушие. Все равно, что говорить с учителем. Разговор, все фразы, слова Джеймса – касались чего-то поверхностного. Он даже разговор не имел в виду! Их свой, личный разговор – только и мог, что судить со стороны.
-Да пошел ты к черту! – Закричал Снэйп. – Если я по-твоему еще и ненормальный…
-С чего ты взял, что ненормальность это плохо – Пофигистично вопросил Поттер.
-Так ты даже не отрицаешь…

***
Северус осторожно свернулся на кровати. Любой жест давался ему с трудом, словно он лежал сейчас в обломках замка, ранящих и калечащих. Словно был изранен настолько, что любой жест принес бы ему боль, будь это так.
Не в силах больше думать и вспоминать, он поднялся с кровати и отправился в свою потайную комнату.
Он примерно знал, как она функционирует – а сейчас знал еще и то, что надоумил на нее его именно Поттер.
Особой опасности он в этом почему-то не видел. Точно так же ему было все равно, заметит ли его Филч, встретится ли по пути преподаватель – ему просто нужно было туда. И все.
Ему нужно было решить. Потому что без решения нет будущего.
Когда Северус зашел в комнату, Джеймс подумал, что еще чуть-чуть и он бы свалился. В конце-концов, он так долго ждал Северуса, стоя здесь, да еще и в мантии, что усталость в конце-концов дала о себе знать. Но как только Снэйп вошел, он забыл про нее. Забыл так же, как свою честь, любовь и гордость…
Северус пришел в комнату без вещей. Со стороны казалось, будто он пришел сюда случайно.
На нем снова была немытая, потрепанная одежда, а волосы, словно тяжелый занавес, спадали на его лицо.
Двигаясь все так же нервно и угловато, будто за ним кто-то наблюдал (хотя так оно и было), Северус молча подошел к зеркалу.
Немного помешкав, он расстегнул рубашку и спустил рукав с левой руки.
-Разве метка может идти человеку? – Он неловко покрутился, разглядывая свое отражение.
Метка?! Боже, о чем он только думает! – Волосы Джеймса словно встали дыбом. – Неужели он связался… С Пожирателями?! Ведь если Северус… Его неловкий, чуткий, застенчивый и беспринципный Северус примет метку…
Это будет конец.
Конец не только их отношениям – конец всему. Всей этой «великой» учебе Снэйпа, его жизни, его личности…
Джеймс знал, что Снэйп не так прост, каким любил казаться. Что за его избитой всеми личиной Нюниуса скрывался страшный и опасный зверь, что его темная магия… Его знания…
Но боже, это ведь был его Северус!
Жизнь ломалась в доли секунды, в доли сантиметра перед его глазами, а он стоял и…
Ничего не мог предпринять.
Еще чуть-чуть, и Северуса обратят на темную, смертельную сторону, из которой нет выхода.
Еще совсем немного и ЕГО Северус…
О каких загадках, в таком случае, могла идти речь?!
О какой, извините, морали, страхах и приличиях??
Если он сейчас не решится, не скинет свою чертову мантию, не скажет ему…
Но Джеймс продолжал молча стоять и наблюдать за душой, что медленно тонула в пучине собственных страхов и отчаяния.
Джеймс не мог ничего сделать.
Он просто не мог, был не в силах ничего предпринять.
Ему просто было страшно – как ребенку, которого однажды оставила мама.
Сглотнув ком в горле, он глубоко вдохнул, стараясь не создавать излишнего шума, и продолжил следить за происходящим.
Что творилось в голове у Снэйпа? Пожалуй, об этом знал только он сам.
И в отличие от многих людей, он правда знал.
«Вот так» - думал Северус, глядя в потемневшее от старости зеркало – «Вот такая я скотина. Я не могу дать ему ни тепла, ни любви. Я ничего дать вообще не в состоянии. Когда я хочу его видеть, я прогоняю его. Когда я хочу его тепла, я убегаю. Когда мне больно, я хочу быть согретым, но не хочу согревать сам. Когда я нуждаюсь в его защите, я оскорбляю его – только потому что мне слишком больно. Мне слишком… Слишком….»
-ЛЖЕЦ!!! – Закричал Снэйп, со всей силы ударив чертово отражение. – ЛЖЕЦ ЛЖЕЦ ЛЖЕЦ!!!
Быстрым потоком, из его глаз хлынули слезы. Никогда он так сильно не плакал, никогда не делал это так, чтобы захлебываться, чтобы всхлипывать столь громко и отчаянно.
Медленно, словно в замедленной съемке, не замечая кровоточащих ран на руках, что открылись от зеркальных осколков, Северус сполз на пол и схватился за голову.
-Лжец… Лжец… Лжец – Не прекращая, повторял он, вздрагивая от безудержных рыданий.
Если бы в Поттере была хоть доля храбрости той, о которой он говорил еще при первой поездке в школу, он бы снял с себя мантию и успокоил своего возлюбленного.
Если бы в нем была хоть доля ответственности за прирученное животное, он бы взял всю ответственность на себя и следил бы за ним многие… Многие годы.
Если бы в Джеймсе была хоть капля настоящей, альтруистичной любви, он бы в первую очередь подумал о нем – о Снэйпе, и сделал бы свой, правильный вывод, о том, кого именно Полукровка сейчас называет лжецом.
Но в Джеймсе этого не было.
Поэтому он лишь грустно улыбнулся столь печальному факту того, что Северус называет ЕГО лжецом, его самого, за то, что он сделал с его одеждой и отношениями.
«Раз так» - думал Поттер – «Лучше нам никогда больше не общаться. Раз он не замечает моей любви» - И дождавшись, пока Снэйп успокоится и уснет, он тихо выбрался из комнаты, навсегда закрыв за собой тяжелые двери.
Попросту, Поттер ничего не мог поделать. И самым главным фактом в этом было то, что он больше не мог молча наблюдать за страданиями своей таинственной любви.
Единственный раз, именно сегодня, ему показался столь обреченным и диким, что он навсегда решил покончить со слежкой за Снэйпом.
И более того, он был уже не в состоянии сжимать зубы и глядеть на его заплаканное, безжизненное лицо, в его усталые глаза, ловя на себе убитый, но пристальный взгляд.

Единственный раз, когда они встретились после той ночи, случился простым летним днем, когда все ученики прибыли на вокзал Кингс-Кросс, чтобы отправиться домой, на летние каникулы.
Говоря с Сириусом, Джеймс случайно обернулся и заметил проходящего мимо Северуса.
Не глядя ему в глаза, Северус молча улыбнулся и прошел мимо.
Так, как он это делал однажды во сне.
Так, как это не делал никто другой.
Совершенно безжизненно, но настолько честно, скромно и искренне, как Джеймсу никогда даже и не снилось.
Это означало «Прощай».
Он отпускал его.
Правда, отпускал, навсегда.
Не держа на него зла или обиды, но отходя в сторону – свою сторону. Такую далекую, одинокую и, возможно, совсем пустую…
Когда ребята устроились в купе, Джеймс намекнул им, что выйдет для того, чтобы потискаться с очередной девочкой.
И когда поезд тронулся, никто уже не слышал сдавленных рыданий в вагоне поезда.
Никто не слышал и не знал, потому что никого не волновали судьбы двух совершенно одиноких мальчиков.
И уже не важно было, что одного из них любили слишком сильно, а другого не любили никогда.
Важно было только одно слово. Слово, которое так часто Северус читал в самом конце книги, на последнем листе.
Слово, что могло перечеркнуть любую жизнь, любое желание и чувство.
Оно звучало тихо и просто.
«Конец».
Рубрики:  Больно
Творчество

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 16:41 + в цитатник
Спи, дитя мое родное
Спи, покуда силы есть
И, как солнце озорное,
Днем светящее на месть

Голубой луне, печальной,
Ты мой милый, тоже мсти.
По земле многострадальной
Должен в Рай ты нас вести.

Доживу ли я, кто знает.
Кто подскажет мне ответ?
Долгий путь нас ожидает.
Как и мы ждем – много лет.

Мы пройдем сквозь снег, сквозь вьюгу
Страх не ведам чужакам.
Оберни свою подругу
В теплый плед. На встречу вам

Вновь закружит ветер грозный,
Поведет он вас в пустырь
Милый мой, такой серьезный
Невзлюбивший монастырь

Невзлюбивший крепость, бога
Стены, камни под собой
Чуткий, верный недотрога
Сам ты властвуешь судьбой

Для людей все твои взгляды
Зубы, когти – для людей
Принимая боль отрады
Был ты вырван из цепей

Ненавидишь, бьешься, мчишься
Проклинай весь род людской!
А иначе ты лишишься
Твердой почвы под собой.
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 13:15 + в цитатник
Я прибыл к вам
Меня искать не надо
Придворной глади тихие шаги

Я по следам
Так вот она, отрада.
И что с того, что мы теперь враги

И что с того, что мы с тобой не вместе
Что выбрали мы разные пути
Ты выбрала путь гордости и чести
Я выбрал в одиночестве идти.

Ты думаешь, мне больно, плохо, грустно?
Ну что же, Эванс, как всегда права.
Но то внутри, а на дороге пусто.
И позади лишь смятая трава

Ты думаешь, мне жалко, и восторгом
К тебе литым я больше не горю?
Но это ложь, в отчаяньи прискорбном
Я над твоей могилой говорю


Я говорю о том, как твой ребенок
Не внемлет вышесказанным словам.
О том, как защищал его с пеленок.
О том, как к Лорду шел я по делам.

Я говорю о том, какой я сильный
Ведь надо хоть кому-то говорить.
И что несу я груз свой непосильный
Молча о том, как можно слезы лить.
Рубрики:  Больно
Творчество

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 13:08 + в цитатник
И все-таки курить очень полезно. Когда куришь, от тебя не так несет перегаром
Рубрики:  Бред

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 13:02 + в цитатник
Тебе нужен другой,
Бесполезен ведь я,
Да, вдвоем мы с тобой,
И возможно - семья.

Тебе нужен другой,
Ты прости, вышло так...
Покачав головой,
Признаю, что дурак.

Тебе нужен другой,
Сильный, смелый, как все,
Так тоскливо родной,
Словно утро в росе,

Умный, лучший из всех,
И немножко смешной,
Чтобы рядом - успех,
Чтобы рядом с тобой.

Улыбаться чтоб мог,
И от всех защитить,
В паутине дорог
Верный путь вам найти,

И спасти, и помочь,
И обнять, и пригреть,
Когда страшная ночь -
Колыбельную спеть.

Просто рядом побыть,
Хоть под полной Луной...
Рвется мысль, словно нить:
Тебе нужен другой...
Рубрики:  Больно
Ссылки и интересное

Без заголовка

Среда, 28 Декабря 2011 г. 00:50 + в цитатник
это я в общем пытаюсь рисовать сенен-ай, но че-то как-то не идет, руку не закончил и вообще решил оставить все это в графике.
дурацкий день.
и на кусочки даже не разорвал никто =_=
поцелуй (652x652, 48Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Вторник, 27 Декабря 2011 г. 23:43 + в цитатник
вот кусочек один из тех древних комиксов рена))))
я часто вижу себя вот таким севом) особенно когда меня пугают приставаниями или тем, что не учатся!>
см (10) (700x326, 98Kb)
Рубрики:  Няя дэсу ^_^

для лайт-куна

Вторник, 27 Декабря 2011 г. 16:37 + в цитатник
блин, аж обрыдался =_= в общем, раз пока не перепечатал ничего, вот видео с седьмой части. хотя щас я заметил, как сильно они поуменьшили всю подлость джеймса. убрали даже момент из поезда, падлы.
http://www.youtube.com/watch?v=MfxTuuKzUKw
Рубрики:  Ссылки и интересное

Без заголовка

Вторник, 27 Декабря 2011 г. 15:59 + в цитатник
до тошноты больно читать все воспоминания северуса. просто дико.
лили такая..
блин.
она хорошая, она..я понимаю сева,но блин
даже в том фанфике джеймс сказал, что если бы она дорожила им..
а она, получается, оставила его одного, а потом обвинила в выборе пути?
при этом, сев такой эмоциональный, чуть что краснеет - неужели не ясно было по его эмоциям, что он не плохой и много к ней чувствует???
ужасно.
как прочитал, аж резануло.
эти воспоминания намного хуже тех, что я лайт-куну перепечатывал.
просто один сплошной капец.
реально,как ни крути, а люц самый адекватный в судьбе сева.
какая ужасная ирония судьбы V-_-V
с легким паром нано дэсу
bc3c387731aa (438x640, 56Kb)
Рубрики:  Больно

Без заголовка

Вторник, 27 Декабря 2011 г. 12:35 + в цитатник
А затем лицо Принца-полукровки окрасила лютая ненависть. Ко всему живому? Нет. К людям? Не совсем. Ненависть к этому самому темноволосому очкарику, стоявшему на пару рядов дальше от него.
Понимание пришло само собой. Зрачки, от нахлынувших эмоций, превратились в маленькие точки, а лицо, извечно бледное, потеряло хоть какую-то толику цвета.
-Ты!.. – Почти прошипел Снэйп, с ужасом глядя на Поттера. – Так это ты… - Сами глаза, казалось бы, и вовсе расширились на пол лица.
Осознание было ужасным. Северусу показалось, что только что его убили. Что ни на есть, в самом прямом смысле слова.
Сквозь смех, аплодисменты и улюлюканье Северус расслышал голос Блэка.
-Эй, Сохатый, он к тебе обращается? – Озадачено вопросил тот. – Так это твоя идея?! Боже, Джеймс, мы бы до такого и не додумались! Поздравляю! – Он дружески похлопал Поттера по плечу. – Пожалуй, мы с ребятами, не такие изобретательные. – Сириус покосился в сторону Люпина, который, казалось бы, вообще был не здесь – он только молча дописывал работу, полностью игнорируя ситуацию.
Но Снэйп плевать хотел сейчас на Люпина. Плевать хотел на весь класс, в котором собралось это чертово быдло.
-Эй, Нюниус, что за новый прикид – Подгавкивал ребятам Хвост.
-Да он решил обновить свой гардероб, как я смотрю! – Парировал Сириус. – Того и гляди, так скоро до ванны дойдет!
Кабинет взорвался от дружного хохота.
- Слууушай, Нюниус! – Продолжил Блэк, вскакивая с насиженной парты. – Может пора признаться, зачем ты все это устроил? Так хочешь учиться со сливками общества, да? Уже вот и форму примиряешь. Не стоило так напрягаться, мог бы просто стать на колени и, возможно, мы бы снизошли до того, чтобы разрешить тебе с нами тусоваться.
Своими издевками Блэк вызвал у учеников новый приступ смеха.
Не думая больше ни о чем, Снэйп взял со стола первую попавшуюся вещь и с силой швырнул ее в морду Бродяги.
-Пошел к черту!!!
Тот, как и ожидалось, ловко поймал ее на лету.
-Что это? – Сириус лениво раскрыл учебник. – О, гляди-гляди, Хвост, тут у него что-то написано! Это заклинания?? Боже мой, да Нюньчик гений!
-Думаю, прежде чем звать немытого Нюниуса гением, нам стоит испытать эти его «заклинания». На нем и проверим? – Продолжал подгавкивать Хвост.
Кое-кто из гриффиндорцев, проходя мимо Блэка и смеясь от души, пихнул его в бок.
-Ну вы, ребят, даете. Цирк здесь устроили.
-Стараемся – Вежливо поклонился Блэк. – Но нашей заслуги здесь мало, цирк окупается мелкой длинноволосой зверюшкой, видишь, какой он дрессированный, даже ответить ничего не может.
-Да он просто извращенец! – Пискнул Петтигрю. – Никогда не отвечает на унижения, а после того, как он надел нашу форму…
Голос Питера быстро утонул в новой порции смеха со всех сторон.
-Молодчина, старина – Сириус лучезарно улыбнулся Поттеру. – Меньшего мы от тебя и не ждали.
Джеймс растерянно взглянул на довольного Блэка. А затем, пусть даже чуть неуверенно, улыбнулся ему.
Улыбнулся?!
«Этот урод цеплялся ко мне уже полгода, а все ради того, чтобы проделать вот это?! Он целовал меня, он признавался в любви, и при этом улыбается… Сейчас??? Интересно, что будет, если я расскажу его дружкам о его извращенских проделках».
Но тешить себя этим делом Снэйп не стал. Хватило ему унижения и без всяких извращенных Поттеров.
Сжимая челюсть изо всех сил, чтобы руки хотя бы не дрожали, Северус быстро покидал оставшиеся вещи в сумку и пулей вылетел в коридор. Не забыв процедить сквозь зубы «я тебя ненавижу», в тот момент, когда поравнялся с Джеймсом Поттером.
Еще чуть-чуть и, казалось бы, Джеймс сорвется с места и побежит за ним. Еще чуть-чуть и глупая, неуверенная улыбка сотрется с его лица, а он забудет, что Блэк, Питер, Люпин, остальные гриффиндорцы – друзья ему, и ждут от него совершенно другого. Забудет и побежит за ним, извинится, объяснит все и успокоит.
Еще немного и…
Но этого не произошло.
Никакой гриффиндорской смелости и чести не хватило Джеймсу для того, чтобы сделать это. Чтобы раз, хотя бы один только раз вспомнить, как тяжело было приручить Северуса – этого дикого, затравленного зверя. Вспомнит, что так и не раскрыл ни его, ни все эти Снэйповы загадки.
Вспомнит, что любит его и что тогда, когда шляпа радостно выкрикнула «гриффиндор» в день его поступления, Джеймс с напущенной важностью лепетал старосте только одно:
«Это потому что я такой смелый».
Но Джеймс больше не был смелым. Он был жалким, податливым трусом, не умеющим бороться за свою любовь.
Все, что он теперь мог – подло и тайно достать свою мантию-невидимку и проследить за Северусом, чтобы хоть что-то узнать.
Вот так вот хитро, трусливо, как будто бы…
Совсем по-слизерински.

Уроки уже давно кончились и постепенно коридоры опустели. Кто-то все еще досиживал оставшееся время в библиотеке, кто-то отправлялся в гостиную, после ужина в Большом Зале, а кто-то наверняка давно спал в своей уютной и теплой кровати.
В какой-то момент Северус понял, что больше отсюда не встанет. Душевная боль просто-напросто сковала все его тело, потому что, как он сам считал, была самой сильной болью из всех, что ему довелось испытать.
Да и вообще. Если он встанет – куда же он пойдет в таком виде?! В гостиную слизерин??? Ни за что!
Если он это сделает, уже завтра можно будет отправляться на Хогвартс-Экспрессе в родной Паучий Тупик.
-Северус? Северус Снэйп? – Вопросил нежданно чей-то голос.
Северус вздрогнул и поднял голову.
-М.. Люциус?..
-Не ожидал тебя здесь увидеть. В таком… Гм. Виде – Малфой скептично поднял одну бровь. – Может поднимешься с пола? В подземельях, знаешь ли, не очень-то тепло. С твоим здоровьем…
-Что ты здесь делаешь? – Снэйп вцепился в колени руками.
-Потом объясню. – Строго ответил Малфой. – Лучше ты скажи, что здесь забыл. В гостиную не…
-Я туда не пойду! – С отчаянием взорвался Северус, стукнувшись о стенку спиной.
Самое настоящее дикое животное.
-Руку дай? – Строгим, почти приказным тоном внезапно заявил Люциус.
Он деликатно и очень по-деловому протянул Снэйпу руку, смотря на него со всей своей строгостью.
И боже, как это было прекрасно. Северус не знал, строит ли Люциус что-то из себя, или сам таким является изначально – но иногда ему казалось, что Малфой похож на божество.
Эти его длинные, серебристые волосы, его манеры, его мягкая вежливость. Раньше Снэйп вообще не верил, что такие люди существуют. Но Люциус стоял сейчас перед ним – живой, из плоти и крови, и очень родной.
Когда Северуса зачислили на Слизерин, первое, чему он так удивился (особенно после встречи с поттером, в поезде) – отношение Люциуса Малфоя к нему.
Пожалуй, еще ни один человек не относился к нему ТАК.
Люциус был намного старше него – и заканчивал в тот год Хогвартс. Он был старостой, умным, красивым, богатым, успешным и всеми уважаемым. Он стоял на три ступени выше какого-то наглого первокурсника Поттера, и при всем этом только он один обращался со Снэйпом так хорошо.
«Он отнесся ко мне, как к равному» - кричало подсознание Северуса в тот момент, когда Малфой вежливо обнимал новичка-слизеринца и поздравлял с поступлением на «его» факультет.
«Он не такой, как остальные. Он даже не хочет причинить мне боль. Он не смотрит на меня сверху вниз, потому что он другой».
В тот день, самый первый день в Хогвартсе, это было единственным счастливым его воспоминанием. Нет, не единственным – самым лучшим. Не в день, а за многие месяцы, проведенные в стенах замка.
Так что Люциус, сам того не зная, навсегда запал в душу Снэйпа и втерся ему в доверие на всю оставшуюся жизнь.

Недолго думая, Северус ухватился за протянутую руку и поднялся на ноги.
-О-о-о, теперь все ясно. – Люциус оглядел слизеринца с головы до ног.
-Я не пойду в гостиную! – Почти по-детски фыркнул Снэйп.
-Прекрати вести себя как ребенок – Тем же строгим тоном заявил Малфой. – Успокойся, ясно? Сгладь колючки, здесь нет твоих врагов.
Северус невольно поежился. Неизвестно, каким образом, но Люциус всегда мог сказать о нем что-то, что тот хранил в глубине своей души.
-Раздевайся – деловито продолжил он.
Полукровка неловко стянул с себя мантию, закатал брюки и стянул галстук и жилет.
-Оставим здесь. Может кто-нибудь подберет – Ухмыльнулся Малфой.
В результате, все злополученные вещи так и остались на полу в коридоре, а Северус, одетый поверх рубашки, в мантию бывшего старосты, уже направлялся в гостиную, в относительно спокойном расположении духа.
Как и ожидалось, в такое время людей в гостиной уже не было. Лишь только пара людей с портретов поприветствовали Малфоя, еще раз доказав Северусу, какая тот все-таки важная шишка.
Честно сказать, сам Малфой был одним из красивейших людей в Хогвартсе. А так же, он был аристократичен и высок – намного выше Люпина, даже Джеймса, ну и самого Северуса.
Поэтому, чтобы угнаться за Малфоем, Северусу пришлось бежать за ним почти вприпрыжку.
В такие моменты он чувствовал себя очень маленьким – словно бы вернулся на первый курс, только познакомившись со старостой Люциусом. Но в этом не было чувства вины или смущения – все это казалось более, чем естественным.
Это было не то, капризно-противное ощущение, когда человек косит под ребенка. Это было и не развратно-ранимое чувство. Не извращение. Это – был факт, простой и непринужденный, очень теплый и такой… Свой.
Ему не нужно было принимать это, как и играть такое было не нужно. Рядом с Люциусом все воспринималось как данное. А все потому что Малфой не имел привычки отталкивать что-то из души Северуса. Малфой никогда не обвинял Снэйпа за то, что он такой, какой есть.
Кутаясь в мантию, Северус быстро пробежал к спальне своего курса и переоделся.
Вернувшись, он обнаружил Люциуса за столиком, тот наливал вино в бокалы с помощью невербальных заклинаний.
-Ну рассказывай – Тепло, почти по-отечески отозвался Малфой. – Кто тебя опять обидел?
Странно, но даже избитая фраза, с заключением «опять» не обижала Снэйпа. От Люциуса, пожалуй, он мог принять все – именно поэтому он до сих пор уважал его, зная, какой тот лживый, подлый и лицемерный человек.
-Это все гриффиндор. – Устало ответил Северус, плюхнувшись в кресло напротив. К нему тут же подлетел бокал с вином, и Снэйп осушил его одним глотком.
-Ясное дело – Рассеянно добавил Малфой. – Чем ты опять им не угодил?
-Я… Это все… Чертов Поттер – Щеки Снэйпа легонько порозовели от выпитого. Бокал в тот же момент наполнился снова.
-Обижает тебя?
-Люциус, я уже не маленький!! – Запротестовал Принц.
-Однако, они тебя все равно обижают – Упрямо продолжил Малфой.
-Ты не сказал, что делаешь здесь.
-Пед. Совет – Лениво ответил Люциус, отпив вина. –Думаю прорваться в политику.
-У тебя это получится – Снэйп натянуто улыбнулся.
-Он тебе не пара. – Внезапно оборвал его Малфой.
Еще секунда, подумал Северус, и он точно провалится сквозь землю.
-Ч.. что?
-Я сказал, он тебе не пара. – Спокойно продолжил Малфой. – Ты что, за дурака меня считаешь?
-Я… да я просто…
-Послушай, Северус. Ты знаешь, почему на тебя происходят такие нападки? Почему они не прекращаются?
-Я…
-Потому что ты один. – Малфой откинулся на спинку кресла. – Пока ты один, они будут продолжать, поскольку твое сопротивление – незначительно по сравнению с тем, какая толпа находится за их спинами.
-Но я ведь…
-Северус. – Малфой сделал небольшую паузу, налив себе еще вина. – Ты умный парень. Я бы сказал, что ты гений, но такие комплименты мешают человеку на пути к развитию. И если ты готов зарывать свои таланты ради…
-Да ничего я не зарываю!! – Всполошился Северус.
-Выпей еще.
-Просто…
-Слушай меня. – Люциус снова посмотрел на него строго. - .Эта компания, не важно, враг ты им или друг, не доведет тебя до добра.
-У каждого свое понятие добра – Пробурчал Снэйп.
-Я знаю. Именно поэтому я не заставляю тебя идти… За мной.
И тут Северуса словно водой окатило.
-То есть, ты уже…
-Все логично, Северус. – Малфой аристократично поднял бокал, приятно улыбнувшись. – Темный Лорд сейчас необычайно силен. Шагнув на его сторону…
-Подожди. – Нахмурился Снэйп. – Сам… знаешь, кто, он обещал тебе что-то?
-Мы зовем его Темный Лорд.
-Темный… Лорд, как он.. ищет себе сторонников? – Северусу показалось глупым называть Волан-де-Морта так, как это делают Пожиратели Смерти, однако было в этом нечто.. особенное.
-Обещать то, что не имеет смысла – глупо. Темный Лорд дает нам только то, что уже есть. Это безграничные перспективы, это власть, Северус! Это ты искал всю свою жизнь? Неужели ты хочешь жить так и дальше, не имея шанса отомстить своим врагам?
Северус замолк. Он знал, каким хорошим оратором был Малфой, но имели ли его слова смысл?
-Послушай меня, я прошу. Ты талантливый, несоизмеримо талантливый волшебник. Но ты абсолютно беспомощен, не пробуй это даже отрицать. Тебе нужен кто-то, кто направил бы твой талант в нужное русло. Развил его.
Северус продолжал молчать.
-Я не прошу отвечать сейчас. Но тебе это НУЖНО. Более, чем. – Люциус сделал еще один глоток. – К тому же, ты прекрасно понимаешь и сам, что одному тебе не пройти такой тяжкий путь. В окружении таких же, как и ты, в моем окружении – ты сможешь добиться чего угодно. Ты будешь не один, а в твоей ситуации это самое главное.
-Просто я…
-Я понимаю, что это не легко. Что это, возможно, противоречит твоим моральным принципам, Северус – Малфой скептически ухмыльнулся. – Но даже если так, готов ли ты заплатить своей напыщенной гордостью, ради избавления от всей той боли, что тебе приходится терпеть?
Северусу показалось, что его гипнотизируют. Безусловно все, что сказал Люциус, было правдой. А самым весомым аргументом было то, что Люциус был единственным человеком, к которому он мог обратиться.
Он один мог выслушать. Один он предоставлял Снэйпу многочисленные знакомства людей, которые БУДУТ уважать его вне зависимости от внешности и положения в социуме.
Да чертов Поттер и рядом не стоял рядом с ним!!!
Эта лживая скотина…
Этот Поттер, этот чертов гриффиндорепц, который бросал его при любом удобном случае.
Этот очкарик, который никогда в жизни не вникал в его проблемы, не разделял по-настоящему его боль, не интересовался им… Ни разу, чтобы по-настоящему.
Этот наглый тип, который оставлял его гнить в собственном одиночестве, после того, как приручил его.
После того, как целовал, обнимал, желал его…
Щеки Снэйпа мгновенно порозовели от нахлынувших мыслей.
-Я же сказал, брось его. – Люциус обращался со Снэйпом так, словно видел всю его душу, выворачивая ее наизнанку.
-Люциус…
-Что тебе важнее в конце-то концов!! – Закричал Малфой. – Тешить себя призрачной любовью или восстать из пепла боли и тоски, которая никогда, запомни, никогда не кончится! Даже если ты и любишь кого-то! Ты понимаешь, черт возьми?!
-Я… Я понимаю. – Очень тихо, но утвердительно, ответил Снэйп. – Понимаю.
-Ты ему и не сдался! И душу твою никто не разделит! Не успокоит! ТЫ должен сделать это! Иначе ты попросту загнешься, и прощай твоя любовь к знаниям и волшебству!
-Ты… - Еле слышно пробормотал Северус. – Ты прав. Ему, возможно, нужно только…
-НЕ ВОЗМОЖНО, А ТАК И ЕСТЬ! – Люциус уже вышел из себя, колошматя нерешительного младшекурсника. – Приди в себя, хватит тратить драгоценное время на ненужных тебе людей! Когда все отвернутся от тебя – он побежит за ними! За ними, а не за тобой! Стоит тебе стать злым, обидеться и распустить свои шипы – он убежит домой, жаловаться мамочке! Тебе нужны такие люди?!
-Нет. не нужны.
-Он не любит тебя. – Уже мягче продолжил Малфой. – Ты ему нужен, как новое развлечение. Отдых от своих придурковатых друзей. И нигде, я клянусь, нигде в Хогвартсе ты не найдешь поддержку и заботу. Защиты тебе не найти в этих стенах.
-Дамблдор говорил…
-Дамблдор лжет! – Почти с нескрываемой завистью отрезал Люциус. – Каждый год этот жалкий старик вещает ученикам о том, что здесь они найдут помощь и защиту. Ты нашел помощь?! Ты, Северус, нашел ее???
Снэйпу показалось, что сейчас он или заплачет или убьется о стену.
Люциус был прав.
Люциус ВСЕГДА был прав.
И Люциус знал, что здесь, в замке, Северус потерял свой последний лучик надежды. Именно здесь, именно это место заставило его осознать всю ситуацию целиком.
Все, что его окружало, было ложью. Все эти люди, нашедшие в Хогвартсе дом, убежище и друзей, открыли это только благодаря своей заносчивости, наглости и красоте. Духовной или внешней, это было не важно. Северус же, ничем не отличающийся от других, только пригубил здесь свои жалкие попытки вырваться из оков беспросветного одиночества.
-Я уважаю его – Тихо ответил Снэйп. – Но ты прав. Он не более, чем лжец.
Внезапно, Северусу захотелось, чтобы Люциус обнял его. Легко и без принуждения. В этом не было защиты, нет, после общения с Поттером он понял, что никогда не сможет в ней нуждаться. В этом была поддержка. Столь искренняя и огромная, будто бы Люциус попросту читал его мысли, находя в них все его тайные желания.
И в довершение этим мыслям, Малфой вдруг смягчился.
-Семья, дети… Ты планировал свое будущее?..
-Я? Нет, Люц, какая семья, о чем ты говоришь.. А.. Ты?
-Я вот думаю. – Совсем по-дружески отозвался Малфой. – И может, когда мы с Цисси поженимся..
-Вы собрались жениться?! – Северус аж рот открыл от столь резкого заявления.
-Ну а что такого? Время не ждет, к тому же, в современном обществе без этого никуда…
-Какой же ты все-таки лицемер – Улыбнулся Снэйп.
-Тебя это, кажется, не колышет – Люциус улыбнулся так мягко, как только был способен.
-Да. Ты прав. Но Нарцисса, она ведь..
-Глуповатая, знаю.. Но она любит меня. Разве это не главное?
-Ну… Да…
-Знаешь что, Северус. – Малфой разлил по бокалам остатки вина и мгновенно осушил бокал. – Пора бы нам спать ложиться. Завтра тяжелый день.
-Тогда я пойду. – Спокойным и тихим голосом ответил Снэйп. Собираясь, он не мог не заметить пристального взгляда бывшего старосты.
-А знаешь, Сев. Тебе она пойдет.
-Что? – Северус невольно вздрогнул.
-Метка. На твоей руке. У тебя аристократичная внешность.
Снэйпа слегка передернуло.
Нравиться сразу двум мальчикам?.. С ним явно что-то было не так.
-Ладно. Спокойной ночи..
-Спокойной ночи – Мягко ответил Малфой. – Подумай над тем, что я сказал.
Северус вернулся в спальню.
Пожалуй, заснуть было лучшим вариантом, а завтра начать жизнь заново и обдумать весь этот странный разговор.
Но что-то не давало ему покоя.
И это что-то без сомнения имело определенное и точное имя, состоящее из двух составляющих.
Джеймс Поттер.
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Понедельник, 26 Декабря 2011 г. 17:40 + в цитатник
ня
один (464x643, 56Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Воскресенье, 25 Декабря 2011 г. 11:18 + в цитатник
Глава пятая (вроде)

-Но я такой беспомощной рядом с ним себя чувствую!
-Ну да, он у тебя такой сильный!!
-Когда заботятся, всегда так происходит. Я думаю, это очень мило.
-О-о-о, я так тебе завидую! Был бы у меня кто-то похожий, как представишь, что тебя на руках носят…
-Да, это очень приятно! Всегда хочется, чтобы он был рядом и защищал меня. Я не могу рядом с ним находиться, сразу чувствую себя слабой… А ему все нравится, ну понимаете, абсолютно все! Я думаю, после школы мы обязательно поженимся.

Девочки дружно захихикали. Северус возмущенно фыркнул.
Все эти разговоры, безусловно, были самыми популярными среди молоденьких девушек, но не в библиотеке же!!
Он захлопнул учебник, даже не удостоив наглых школьниц взглядом.
За это он не любил библиотеку. Молча ли, болтая ли – но здесь всегда были люди. И они, бесспорно, отвлекали его от самого главного – получения знаний.
«Ерунда» - думал Северус. – «Кому это захочется принимать ваши слабости? Да больше половины парней только и делают, что жалуются о том, как все садятся им на шею. Быть слабым, беспомощным, зависеть от кого-либо – этого хочется всем. Каждый человек, словно пиявка, желает получить любовь, а не отдать ее. Желает защиту, а не защищать. А уж тем более, носить на руках и заботиться – что за идиотизм? Нет здесь ничего интересного. Особенно для того, кто это делает. Невозможно поверить в то, что кому-то такое понравится. Если человек это делает, он заставляет себя. В любом случае, соглашаясь, он не более, чем лжец, желающий получить от тебя то же самое».

Да, пожалуй, Северус никогда бы не позволил себе такого. Более того, он был уверен, что по отношению к нему такое поведение весьма и весьма сомнительно. Да и, в конце концов, как можно думать об этом, если ты мальчик?
Единственное, что заставляло Снэйпа размышлять на эту тему, было поведением Джеймса.
Но даже Джеймс, несмотря на всю свою энергию и наглость, обращался с Северусом так только для того, чтобы завоевать его доверие.
Когда-нибудь это должно было закончиться. По той простой причине, что Поттеру не хотелось вести себя ТАК.
Северус не мог сказать, что грустит по этому поводу. Просто это было в крайней степени неприятно. Но грусти не было, ведь он знал, что изначально не был нужен кому-либо.
А значит, и грустить повода не было.

Но так, как происходило раз за разом – не могло происходить бесконечно.
Нужно было что-то делать, нужно было что-то… Но что?
День, неделя, месяц, два – все повторялось вновь. Северус привязывался к Джеймсу, Северус ранился, Северус оставался один. И когда он уже был готов даже бросить его, высказывая все или нет, ласковый Джеймс появлялся вновь. То ли жалко его было, то ли душа хотела новую порцию тепла – все это было не важно.
Выбраться из этих дьявольских тисков не представлялось возможным.
А это, в свою очередь, делало Снэйпа беспомощным, слабым и ранимым. Это – прежде всего – доставляло жгучую боль. Каждый день, ночь или утро – всегда.
Одним из таких случаев была встреча учеников с боггартом. Приблизившись к Снэйпу, боггарт обратился в Тобиаса, чего даже сам Северус не мог бы предсказать. Он был уверен, что ненавидит отца гораздо больше, чем боится, а оказалось совсем наоборот.
Сам Принц, конечно, не растерялся, и в результате темноволосый и коренастый пьяница упал без сознания, разбив бутылку пива о свою же голову.
Ученики дружно засмеялись. Северус не был уверен, поняли ли они что-то, но сходство с отцом, как ни крути, было на лицо.
Поначалу ему было больно только от случившегося – и от того, что ему, так или иначе, но пришлось признать свои страхи. А потом боль деформировалась. И причиной тому стал никто иной, как сам Джеймс Поттер.
Проходя мимо Северуса, он легонько толкнул его в бок и заявил «круто ты с тем мужиком расправился, молодец!»
С тем мужиком?!
Но это ведь… Это ведь боггарт! Сам боггарт, перевоплощающийся в человеческие, тайные страхи!
А Джеймсу, похоже, было все равно. Нет, даже не так – это был настолько прямой и нескрываемый пофигизм, что речь отнималась от желания осознать такую глупость.
Как он мог? Как он вообще мог не обратить на него никакого внимания? Ну плевать ему на Северуса, но хотя бы из интереса – подойти и спросить?
А может, Джеймс настолько не любил хоть чем-то загружать свои нетренированные мозги, что попросту избегал всего негативного?
Но это ведь касалось Снэйпа!
Того самого, кого он якобы обожал, того, кому признавался в любви, о ком заботился и кого целовал по ночам.
Очень глупо, со стороны Снэйпа, было удивляться моральным ценностям и приоритетам людей.
Но ведь это был Джеймс…
Сделав свои выводы, Северус попросту решил игнорировать его. Проводить с ним меньше времени, избегать его на занятиях, не смотреть ему в глаза.
И тогда боль новой стрелой ворвалась в его сшитое из ошметков сердце.
Джеймсу БЫЛО ПЛЕВАТЬ.
Ему было все равно! И боже, ну как же это было смешно! Как Северус даже подумать мог, что интересует этого человека душой???
Не общаешься – и хорошо, Джеймс найдет себе другое развлечение. Обиделся – терпи, а как перегорит – возвращайся к нему в объятия. Больно – кусай губы, рыдай в одиночестве, запирайся в комнате, а потом возвращайся – новый, посвежевший, здоровый.
Казалось бы, что Поттер даже не заметил отсутствие Снэйпа в его жизни.
И тогда, в тот самый момент, когда Северус понимал это, все действия гриффиндорца превращались в ложь.
В липку, горькую, отвратительную ложь. От которой даже начинало тошнить.

Северус все думал и думал об этом, насыпая нужные ингредиенты в кипящий котел. Пара только что закончилась, так что нужно было собирать вещи и поскорее уходить из кабинета. Ведь зелья, по закону подлости, были совмещены с факультетом гриффиндор.
Чуть скривившись, Северус глянул в сторону мародеров - Сириус Блэк нагло восседал на парте Петтигрю, рассказывая что-то Джеймсу. Джеймс при этом постоянно улыбался и смеялся так, как и Блэк, почти по-собачьи.
Снэйп быстро отвел глаза, чтобы Джеймс не заметил его взгляда.
Тот самый Джеймс Поттер, что получал оценки в основном лишь за красивые глаза. Тот самый Джеймс, что ненавидел книги, учебу, развитие, теорию магии, которую каждый волшебник знать попросту обязан.
И если бы этот самый Джеймс хоть раз задумался, от чего теория даже в волшебстве так ценится учителями, он бы знал, что вещи, любые заколдованные вещи, рано или поздно теряют свое волшебство. Что для трансфигурации и любого вида наложенных на вещи заклятий, обязательно нужны критерии его срока действия.

Поначалу, Снэйпу показалось, что его рука стала меньше. Ему даже стало не по себе, но он быстро сообразил, что такого быть никак не могло, и что он бы почувствовал изменения в теле.
Нет, Северус как раз таки оставался самим собой.
А вот одежда…
Секунда за секундой, она увеличивалась и в результате стала Снэйпу на три размера больше.
Рукава удлинились и расширились, а полосочки, нашитые на одежду, как и галстук, словно во сне постепенно поменяли цвет. С серо-зеленого, на желто-красный.
Северусу казалось, что еще чуть-чуть – и он провалится сквозь землю.
Его лицо побледнело и даже руки задрожали, хотя сам он все еще не понимал сущности происходящего.
-Нет… - Шептал он, глядя на рукава расширенными от ужаса, глазами. – Что это… Что… Это…

это был конец. Что ни на есть, но самый настоящий.
Дабы избавить Северуса от излишних нервов, уши, казалось бы, совсем перестали слышать. Повсюду были ЛЮДИ. Множество людей, а самое главное – чертовы проклятые гриффиндорцы. Поттер, Люпин и Блэк.
А он сейчас – что же это – стоит рядом с ними, одетый в гриффиндорскую форму?
От страха перед предстоящим унижением, зрачки Снэйпа болезненно сузились.
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Воскресенье, 25 Декабря 2011 г. 10:43 + в цитатник
ну для начала поздравляю всех с католическим рождеством!!!
вчера еще хотел, не успел блин...
надеюсь, вы отметите этот день ^__^
а второе - у нас с лайт-куном праздник, так что поздравляю с ним нас!
сегодня ровно 3 с половиной года, как мы с ним до сих пор общаемся и все еще не убили друг друга!!!
такое дело надо отметить))))))))

в остальном, я на сегодня запланировал огромное количество дел, доходящее до суток О_О дела ночью-дела вечером-дела утром.
даже сейчас я уже не успеваю тут сидеть =_=
а еще очень хочу посмотреть с лайтом фильм, ну это я там гляну, когда именно...
ужас, кошмар перед рождеством едрен батон(((
ну и вот ^_^ картинка
677315 (429x600, 111Kb)
Рубрики:  Повседневность
Няя дэсу ^_^
Прочее

Без заголовка

Воскресенье, 25 Декабря 2011 г. 00:37 + в цитатник
рисовал еле соображая и хотел другой рисунок. но от того что засыпаю...не вышло ни хрена.
так что как получилось



виноградных листьев
студёные кольца
я знаю что пытка
скоро закончится –
уже очень скоро
ты поцелуешь меня.
такая радость
была только в детстве.
твои глаза –
черника и перец
черника и перец –
страх каждого дня.

ты влюбляешься внезапно
будто ток перекрывают
и втыкают в горло розу
на обед шипы с ткемали
вьёт круги змея по сердцу
водит гладит медным жалом
по окоченевшим венам
нежность яда побежала
и на мускулы-деревья
падает ментол мороза
ты как будто засыпаешь
от слоновьего наркоза
и спускаясь ниже ниже
сердце давит на колени
ты цепляешься за воздух


и не чувствуешь боли спиной и летишь
в безупречное чёрное грязное лето
и печатая пряники по мостовой
хочешь к ней и себя проклинаешь за это.
там такие тела!! будто доски для мачт
без намёка на грудь анемичны и плоски
и шарашит по венам животная ртуть
женщины-мальчики девы-подростки


мы на виллах
вспоротыми животами
невинность и ревность
изображали –
лас-вегас в цвету.
и всё что я помню
в ту осень и лето –
пароль ICQ
кофе и сигареты
и рыбок в пруду.

ты влюбляешься секретно
штопором по винным лужам
балансируешь на грани
сам себе теперь не нужен
напиваешься с друзьями
рвёшь рубахи сталь терзаешь
то счастливый то несчастный
партизанишь партизанишь
неприкаянный ночами
весь на взводе весь на крике
ты клянёшься что не будешь
больше никогда звонить ей

подползаешь на коленях
к чёртовому телефону
ты – посмешище и зная
это ты уже всё портишь
неуверенный дрожащий
умоляющий влюблённый
ты пытаешься казаться
гордым сильным окрылённым
но тебя на раз читая
она скучно произносит
что немного занята и
ты цепляешься за воздух
фвфв (562x562, 33Kb)
Рубрики:  Творчество
Ссылки и интересное

Без заголовка

Суббота, 24 Декабря 2011 г. 15:54 + в цитатник
Терпи, терпи, терпи.
Ты же Принц-полукровка, нэ?
f2b7f41fd2fc9ae85794922a68922d48_bp (600x424, 33Kb)
Рубрики:  Больно



Процитировано 1 раз

Без заголовка

Суббота, 24 Декабря 2011 г. 13:19 + в цитатник
Исаак НЬЮТОН
Первый человек, который сделал выводы из паде-
ния на землю яблока. Как ни странно, открытие зем-
ного притяжения не помогло Ньютону в общении с де-
вушками — он умер девственником в возрасте 84 лет.
Ганс Христиан АНДЕРСЕН
Датский писатель, придумавший Гадкого утенка,
Русалочку и Дюймовичку, так и не познал любовных
утех. Хотя, может, для того чтобы сочинять действи-
тельно великие сказки, надо оставаться ребенком
не только в душе?
Никола ТЕСЛА
Сербский инженер–электрик, который прове-
рял силу тока на собственном теле. Удивительно, но
Тесла не делал трагедию из своей девственности:
«Невинность в значительной мере помогала моим
научным способностям». И хотя многие девушки
были влюблены в чудо–ученого, сам он любил толь-
ко электричество.
Джеймс БАРРИ
Автор легендарного «Питера Пена» так много
писал о том, что дети не хотят взрослеть, что сам
остался ребенком в сексуальном плане. Вполне воз-
можно, из–за того, что почти всю жизнь прожил под
гнетом собственной матери.
Иммануил КАНТ
Величайший философ XVIII века всю жизнь пос-
вятил метафизике, гносеологии и другим философ-
ским вопросам. Жаль, что он не обращал внимания
на женщин, а то копилка мирового сексуального
опыта наверняка пополнилась бы такими сочине-
ниями, как «Критика чистой девушки» и «Критика
практического секса».
Льюис КЭРРОЛЛ
Вдобавок к насмешкам автора «Алисы в стране
чудес» обвиняли еще и в латентной педофилии. Не-
вольно начинаешь задумываться, что лучше — та-
лант или возможность жить нормальной половой
жизнью.
Анатолий ВАССЕРМАН
Один из самых умных людей в России является
убежденным девственником: в юности Анатолий на
спор дал обет безбрачия и неукоснительно выпол-
няет его до сих пор. Такие мозги пропадают!
Рубрики:  Ссылки и интересное

Без заголовка

Суббота, 24 Декабря 2011 г. 11:23 + в цитатник
ну как получилось?///
поцеловать (595x683, 48Kb)
Рубрики:  Творчество

короче, у меня от кодеина начались времена тыщи постов))

Суббота, 24 Декабря 2011 г. 08:03 + в цитатник
я хотел сказать, этто, ремус, ничего, что я твой рисунок выложу?//////////
я хотел сказать, что вот точь-в-точь сириуса вижу именно так!!
вот.. рисунок ремуса,не мой!!
ff6ec749c08a (550x700, 80Kb)
Рубрики:  Няя дэсу ^_^
Ссылки и интересное

Без заголовка

Суббота, 24 Декабря 2011 г. 07:59 + в цитатник
глянь,лайт-кун,это прям мы с тобой))))
3f9e370f2fd6 (494x480, 43Kb)
Рубрики:  Няя дэсу ^_^
Ссылки и интересное


Поиск сообщений в I_like_solitude
Страницы: 193 ... 76 75 [74] 73 72 ..
.. 1 Календарь