-Видео

Снег
Смотрели: 520 (6)
Ты не можешь мне запретить
Смотрели: 260 (2)

 -Музыка

 -Стена

I_like_solitude I_like_solitude написал 26.08.2011 16:16:22:
аа точно, оно работает только если писать постоянно и обновлять =_= понимаю насчет контакта - тоже его не люблю блин,за весь год тока увидел все сообщения)))))ужас))
-Coraline -Coraline написал 23.08.2011 18:00:29:
Тут есть стена :ОООО как странно
Полина-БУСЯ Полина-БУСЯ написал 25.04.2011 20:17:03:
Привет
Хотевший_быть_Снежком Хотевший_быть_Снежком написал 07.04.2011 19:33:30:
Привет)
vet-death vet-death написал 23.02.2011 17:44:57:
Привет :З

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в I_like_solitude

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.10.2008
Записей: 5788
Комментариев: 6571
Написано: 14426



Туманно будущее этого мальчика. (с)

  

 

1427144074_ottenochnuyy_bal_zam (142x112, 34Kb) 1427144179_yutubyu (142x112, 32Kb) 1427144291_risunki (142x112, 32Kb)

1427637710_askfm (142x113, 30Kb)/1427637917_obo_mne3 (142x112, 4Kb)/1427638069_askfm (142x113, 30Kb) 1427638206_obo_mne3 (142x112, 4Kb) 1427638182_instagram2 (142x113, 29Kb)


 

 


Без заголовка

Среда, 10 Февраля 2010 г. 18:59 + в цитатник
Для кого роняешь свои слезы?
Сердце для кого твое стучит?
Почему лишь правда, а не грезы?
Почему душа твоя молчит?
Ведь по ней, как по древесной балке,
Боль вбивая, молотком стучат.
Все кругом ломаются как палки,
Люди все от этого кричат!
Почему ж тогда ты так спокоен?
Почему молчишь ты? "Просто впредь
Дух мой несломим и упокоен.
Просто волки могут все стерпеть…"
 (700x525, 145Kb)
Рубрики:  Няя дэсу ^_^
Творчество



Процитировано 2 раз

Без заголовка

Четверг, 04 Февраля 2010 г. 17:35 + в цитатник
***
Пол был чистым. Как и стены, как и кровать и сам Волчонок. Он посмотрел в окно – никаких выстрелов не было, с вечера все было тихо и спокойно. Значит это правда ему приснилось. Почему ему снятся такие сны? Неужели они просто отражают его страхи? Тогда почему они такие реальные?
Мальчик поднялся, сонно потягиваясь. Кажется, у него снова поднялась температура. Он устало подошел к двери, прислонившись к ней спиной. Кто-то ведь должен прийти? Кто-то должен сделать хоть что-то хорошее, в его особенный день. Кто-то должен был снять с него эту ношу, от которой Волчонок так устал…
Вдруг он услышал чьи-то шаги.
«Катя!» - подумал он. И не ошибся, это правда была она. Он открыл дверь и снова растаял от ее лучезарной улыбки.
-Я уже целый день тебя здесь жду… - Мальчик замялся в дверях. – Сегодня день какой-то… Не очень…
-Ты извини, просто у меня были дела… С праздником тебя, у меня даже есть подарок. – Кажется, Катя нервничала. Или это только ему так казалось? – Но он надежно спрятан.
-Почему? – Сердце Волчонка уже выскакивало от нетерпения.
-Ну потому что он немного незаконный… - Катя подмигнула ему. – Воспитатели вряд ли бы разрешили мне подарить это. Так что собирайся и пошли со мной…
-Хорошо-хорошо! – Волчонок был счастлив. Он не переставал улыбаться и нервно отряхивать одежду. К чему эти дурацкие сны, если тут такое? Если он, наконец-то, будет вспоминать этот день как что-то счастливое?..
Волчонок быстро вылетел в коридор, и они с Катей спустились на первый этаж. Он даже не мог предположить, что это будет. Наверно что-то очень интересное. Но мечтать ему тоже не хотелось, чтобы потом не разочаровать себя.
Его постоянную боль теперь заглушало необычное чувство радости и тревоги, кажется, что даже все проблемы на мгновение отступили. Катя не остановилась на первом этаже и пошла ниже.
-А куда мы идем? – Волчонок наивно посмотрел девушке в глаза.
-В подвал. Там есть одно очень укромное местечко, где точно никто не станет нас искать.
Волчонок послушно шел за Катей. Казалось бы, его глаза сверкали в полумраке от радости или от чего-то еще. Того, о чем никто не знал.
Мальчик еще никогда не был в этом месте. Кажется, что тут было много комнат, может потом здание перестроили или еще что-то. Пару раз он оглядывался и видел кровь на стенах. Как будто здесь когда-то… Он тряхнул головой. Не может быть такого, чтобы он видел прошлое этого места. Несмотря на видения, чувства и чужую боль, может это только простуда.
Катя дошла до последней комнаты и остановилась. На удивление, крови на ней Волчонок не обнаружил. Но что-то все равно тревожило его.
-Это здесь? – Он спросил Катю шепотом, потому что вокруг было слишком тихо.
-Да. – Так же тихо ответила она и открыла дверь.

Волчонок смотрел в комнату, не в силах пошевелиться. Он широко открыл свои пустые глаза, и на мгновение ему показалось, что он не может двигаться. Вообще не может. Чувства и тело как будто замерли, ожидая его реакции. За этим последовал ужас.
-Ну вот, мальчики, я же говорила, что справлюсь! – Катя заговорила совсем другим голосом. Но Волчонку было уже все равно. Он, не отрываясь, смотрел в сумрачную комнату, которая уже не предвещала ему ничего хорошего.
А в комнате его ждали. Ждали те, кого он больше всего ненавидел, те, кто точно так же ненавидели его. Он точно не знал, сколько людей было всего – может десять, а может и все двадцать. Все те, с кем он вечно спорил и ругался. Кто пытался подставить его или сделать что-то плохое. Некоторых он отлично помнил, некоторые были ему совсем незнакомы.
-Катя… - Тихо прошептал Волчонок, пытаясь отойти. Назад его уже затянули насильно.
-Я надеюсь, что за развлечение мне полагается награда. – Катя хищно улыбнулась. Так что удачного вечера, кстати, с днем рождения. – Она улыбнулась так же лицемерно, как и раньше, но в этот раз ее улыбка резанула Волчонку по сердцу. Ему хотелось плакать или бороться. Кусать и драться, ему хотелось убить их – это единственное, что он запомнил так ярко. Когда она вышла, он снова оцепенел. Просто он, такой, какой есть, не верил, что Катя могла такое сделать.
Волчонок не мог сказать, что он ее возненавидел. Он вообще никого никогда не мог ненавидеть – у него просто не было заложено такого чувства. Иногда, уже потом, он вспоминал о Кате, но неизвестно почему, у него сохранился и светлый отпечаток о ней. Пусть была грусть, но эта грусть у него всегда оставалась светлой…

Этот день он запомнил на всю жизнь. Сам не зная, почему, но Волчонок всегда считал что этот день пропитан чем-то ужасным. И само его рождение в этот день тоже, может быть это была просто его вина, когда-то родиться. Но сейчас это было уже не важно – важна была только боль, которую он чувствовал.
Ее было много, ужасно, невыносимо много. Волчонок не помнил, кончалась ли она вообще, он даже не знал, сколько это все длилось. Чем дольше это продолжалось, тем меньше чувств оставалось у него внутри. И через какое-то время ему показалось что в глазах потемнело и все прекратилось. Потом снова началось, потом опять провал. Он увидел смутные очертания людей, один из них приподнял его с пола.
-Ну что, ты хочешь еще что-нибудь нам сказать? – парень хищно смотрел Волчонку в лицо.
Волчонок сплюнул кровь, не прекращая дрожать от боли. Он с большим трудом поднял голову и произнес единственную фразу за все время, которое пробыл в комнате.
-Я хочу, чтобы вы все сдохли.
Сначала лицо врага исказила нелепая ярость. Затем она перешла в ужас, и парень в страхе отшатнулся.
-Влад, ты что? – из толпы послышался нервный шепот.
-У него глаза светятся. Желтые. Блин, он больной какой-то, мать его! – парень все дальше отходил к стене. – Пошли отсюда!
-Да чего ты!
Дальше Волчонок не слышал. Его отпустили и слабость волной прошла по телу. Его очень сильно тошнило, а когда на голову что-то надавило, в глазах потемнело и звуки исчезли.

***
-Да я б его на вашем месте вообще усыпила! Вы что, не видите, он же бешенный! Дети говорят, он всех покусал ни за что, а Катя-то! Вся заплаканная прибежала, говорит, подружиться с ним хотели, а он кидается! Как зверь бешенный, вот правду люди говорят – что с волками подберешь, то тебя и ждет!

Мальчик не знал, чьи это были голоса. Он попытался открыть глаза, но кровь засохла и ресницы склеились. К тому же, его снова начало тошнить, и он решил пока не двигаться.

-Ну что вы такое говорите… - Он услышал рядом привычный мягкий голос. – Это же ребенок! К тому же, я уверен, что он не виноват. Скорее его туда кто-то затащил, и лучше будет, если мы у него спросим все.

Волчонок все-таки открыл глаза и попытался подняться. Голова сильно кружилась, и все расплывалось перед глазами.

-Доктор? – хрипло прошептал он, еле разомкнув разбитые губы.
-Тише… Тебе лучше не двигаться пока. – Безусловно, это был он, его старый знакомый.
Чьи-то руки попытались надавить Волчонку на плечи, и в нем как будто замкнулось что-то. Он в страхе подскочил и прижался к стене, обхватив колени руками. В голове все еще ужасно гудело, а внутри как будто сломалось что-то. Ему казалось, что он смотрит на мир через какую-то призму, а сам находится в замкнутом помещении, вход для людей, куда, был закрыт.
-Я не буду делать тебе больно… - Тихо сказал Петр Васильевич, немного отстраняясь.
-Вот! Вооот, что я вам и говорила! Дикий зверь и больше ничего! Травить таких надо! – Старуха отошла подальше, словно Волчонок мог на нее кинуться.
-Я же вам объясняю, его обидели! Я прекрасно знаю, что он не стал бы никого трогать. – Врач устало протер запотевшие очки. – Оставьте нас, пожалуйста, ненадолго.


За окном уже был закат. Волчонок так и сидел возле стены, сжавшись как можно сильнее и обхватив колени руками. Он пустыми глазами смотрел в одну точку, и казалось, что у него внутри что-то не просто сломалось и разбилось, а еще и превратилось в лед. Слова, которые он мог бы сказать, чувства, которые мог бы выразить – все застыло в один миг у него внутри и больше никак не могло вырваться наружу. Он как будто превратился в сломанную игрушку, и все больше и больше проваливался в какую-то темноту, от которой ничто уже не могло его спасти.
-Знаешь, когда-то у меня был ребенок. – Тихо сказал доктор, разбирая сумку с лекарствами.
-Ребенок? – Тихо переспросил мальчик.
-Да. Мой сын. Он был таким же как ты. У него тоже была такая странная болезнь. Но я различил два вида. Есть те, кто становится очень умными от нее, а есть те, кто в развитии не достают. Он был слабоумным. – Петр вздохнул. – Но при этом всегда казался добрым. Он не понимал ничего в этом мире, как будто жил в каком-то своем, нам не известном. Всегда подходил и с непонятными фразами гладил тех, кому было плохо, любил животных… Он мало что понимал, часто сидел один, но с ним я всегда чувствовал себя тепло. Он был не такой как все, потому что был чище и наивнее других. А потом его забрали на войну. Понятное дело, что он сразу же умер…
-Мне… Жалко его. – Волчонок зажмурился, слизывая кровь с лица. Он долго молчал, не зная, что еще можно сказать.
-Ты иногда говоришь так, как он. – Врач улыбнулся. – Его не любили, все издевались над ним и вряд ли кто-то еще помнит его… Но моя память о нем всегда останется и ты… Был тем, кто разбудил эту память.
Долгое время врач и Волчонок сидели в комнате. Когда Петр Васильевич собрал ему все лекарства, он поднялся.
-Ну, я пока пойду… - Загадочно сказал он. – Скоро будут разборки… Придется тебя спасать. – Он снова улыбнулся. – А тебе я хочу сказать только одно: если у тебя такая тяжелая судьба, и если ничего нет – иди вперед. Только не оглядывайся, иди дальше и все. А если повстречаешь кого-то… На пути. И он не сможет идти, бери его на спину и снова иди. Хорошо?
-Да… - Так же задумчиво и растерянно ответил Волчонок и посмотрел на Петра Васильевича большими волчьими глазами.
-Ты же сильный. Ты справишься.
Мужчина оделся, взял свои вещи и направился к двери. – Ты тут пока залечи раны. Ты же знаешь, как, я учил тебя… А мне пора. До свидания…
-Прощайте. – Так же тихо ответил мальчик. Потом как будто опомнился и спросил. – А как его звали? Вашего сына…
-У него было красивое имя. – Врач грустно улыбнулся. – Его звали Даниил. Соколов Даниил…
Волчонок молча кивнул в ответ. Наверно, на всю жизнь ему запомнился этот врач. И резкий медицинский запах его одежды, который уже медленно рассеивался в воздухе.



***
Теперь ему надо было спешить. Он помнил, что сказал ему врач: иди и не оглядывайся. Конечно, он не оглянется! Единственное, что он мог пожелать сейчас всем этим людям – только смерти. Гораздо худшей смерти, чем той, из-за которой погибла вся его стая. Немного хромая, Волчонок прошелся по комнате, вспоминая, что нужно взять с собой. А потом он быстрым движением открыл окно и выскочил на улицу.
Когда Волчонок был уже за пределами своего приюта, начался снегопад. Но это не останавливало его, он продолжал бежать как можно дальше и не оглядывался. Иногда спотыкаясь и сплевывая засохшую кровь изо рта. Несмотря на боль, которую он чувствовал везде и невыносимый холод. Он убегал, и думал только об одном – впереди путь, который он выбрал. Путь свободы. И поэтому он бежал отсюда. И поэтому он так и не узнал, что как только он выскочил на улицу, на первом этаже его приюта раздался громкий выстрел и брызги крови окрасили его светлые стены.



Глава следующая (какая там?..)

Если твое сердце тащит тебя за собой…
Далеко…
Далеко… (с)





-Помогите! Помогите, пожалуйста!! – слышал Волчонок. Он не понимал точно, кто это кричит и где, но уверенно шел на звук. Он не знал, зачем именно хочет помочь – это был скорее инстинкт. И он даже не боялся зайти в поселок, где снова были эти ненавистные ему люди.
Сам не замечая, что он творит, мальчик остановился и завыл. Призывающе, чтобы ему ответили и указали на расположение. В ответ, уже гораздо ближе, прозвучало совсем противоположное:
-Боже, тут еще и дикие собаки! Кто-нибудь!! Мне страшно!
Волчонок презрительно фыркнул. Это кто тут еще дикая собака?! Но продолжал идти.
Звуки доносились из за двери, которая была закрыта доской. А к ней была приставлена огромная бочка с неизвестным, но явно очень тяжелым содержимым.
-Ты тут? – громко спросил Волчонок, обнюхивая дверь.
-Я?? – удивленно спросил кто-то. – Тут! Леш, это ты?? Вытащи меня, пожалуйста, тут кто-то ползает!
-Я… - Мальчик растерялся. – Сейчас я… - Он внимательно осмотрел дверь.
Пожалуй, бочка оказалась слишком тяжелой. Наверняка ее поставили сюда не один, а несколько человек. Волчонок пытался отодвинуть ее всеми своими силами, рычал на нее и даже пару раз укусил от злости. В результате бочка только немного сдвинулась.
Тогда он снова осмотрел место – бочка была круглая, а значит катить ее было бы намного легче, если бы она не стояла. Так что ее надо только уронить. Он походил вокруг дома, который, кажется, был заброшенным, и нашел пару досок.
Поочередно он брал каждую доску и подсовывал под дно бочки, чтобы она наклонилась и упала. Ничего не получалось, потому что бочка была слишком тяжелой. Тогда он принялся подкапывать землю под ней, и на секунду ему показалось, что вместо рук у него лапы.
-Что там такое? – испуганно откликнулся голос снова. – И почему так собаками пахнет?? Леша?? Леееш…
Волчонок продолжал копать, исцарапывая пальцы до крови. Все это приводило его не только в чувство, у него появилось ощущение азарта, силы, движения – такие чувства он ощущал в себе только рядом со стаей, когда был волком. И от них же ему еще сильнее хотелось продолжать бороться.
Наконец он выкопал достаточно и подсунул под бочку доску. Она сразу же начала ломаться от тяжести. Тогда он взял вторую, а потом третью.
-Я сейчаааас – почти рыча ответил Волчонок, изо всех сил стараясь. В его глазах горел небывалый огонь сейчас. Тот, который погас в нем при появлении людей в его жизни…
На четвертую доску едва хватало сил, но бочка, наконец не выдержала. Она слегка наклонилась, а потом начала медленно падать. Волчонок едва успел отскочить, чтобы она не задела его. И вот, наконец, препятствие сдалось и укатилось восвояси.
Волчонок гордо фыркнул и вскинул голову. Он взял камень и уже без особого труда сбил им гвозди и доску, которая была прибита на дверь.
-Можешь выходить! – Радостно сообщил Волчонок, отбросив камень в сторону. А затем отошел немного, опомнившись: ведь выйти должен был не волк и не животное, а очередной человек.

-Фу, какой-то ужас просто! – возмущенно сказала незнакомка. Это была девочка, чуть ниже ростом, чем сам Волчонок, что ему безумно понравилось. У нее были рыжевато-каштановые волосы ниже плеч и очень возмущенное лицо. Одежда на ней казалась новой, но вся была покрыта пылью и паутиной. – Эти уроды когда-нибудь за все ответят! – Она продолжала возмущаться, отряхивая одежду.
-Ты зря боялась собак. – Сказал Волчонок, улыбнувшись. – Ты была так заперта, что никакая собака бы сюда не пролезла…
Наконец, девочка опомнилась. И перед ее глазами предстал совсем не тот человек, которого она ждала.
Это был ребенок. Он был невысокий и невозможно худой, одетый в грязную замызганную одежду. Он то ли жался от холода, то ли был очень сутулый, но стоял немного странно. Его движения были обрывистыми, как и взгляд больших ярко-синих, как зимнее небо, глаз. И даже волосы казались синими на солнце, до того они были черными и яркими. Сам ребенок был очень бледный, и эти самые, длинные и лохматые космы, только больше подчеркивали его бледность.
-Ой… - Девочка смущенно улыбнулась. А я думала это Леша… - Она принялась осматривать ребенка. – Спасибо тебе большое… Тебя как звать?
-Меня… Ну… Вообще, я Волк! – гордо ответил мальчишка. – Так что вот…
-Ааа… Звереныш, значит. – Девочка удивленно улыбнулась снова. – Я думала, это собаками пахнет, а это тут волчица ходит. – Она добродушно засмеялась.
-Какая еще волчица?!! – хрипло и возмущенно завопил Волчонок. – я Волк!
-Нет, ну есть волки, а есть же и волчицы еще… - незнакомка слегка смутилась.
-Я мальчик! – Волчонок даже покраснел от негодования.
-Ха-ха-ха, смешной какой, у тебя просто волосы такие длинные… никогда таких не видела. А меня Аня зовут.
Волчонок еще больше смутился своей глупости, а потом тоже улыбнулся. Ему было немного страшно, но от этой встречи исходило какое-то приятное тепло. Потому что Волчонок понял интуитивно, что это не очередная надежда, и это никакая ни боль. Это его будущее…

-А почему у тебя нет имени? – Аня подошла ближе и стала осматривать Волчонка с каким-то сожалением. – Откуда ты такой пришел весь? Ты же побитый ужасно!
Волчонок снова смутился. Он даже думать не хотел о пережитом, и если что-то хоть немного напоминало об этом, он сразу же вздрагивал и начинал еще больше сутулиться.
-Ничего… Такого… Я хочу забыть. – Мрачно ответил он.
-У тебя и губы все синие…Тебе бы… Леш! Леша! – Вдруг радостно завопила девочка. – Ну наконец-то, где вы были все это время?
Мальчик оглянулся. И снова попятился.
К ним подошли еще два человека. Девушка, немного выше Ани, с длинными каштановыми волосами, наглой улыбкой и зелеными глазами, смотрела на Волчонка с некоторым изумлением. Чем-то они с Аней даже были похожи, но эта девушка выглядела старше и крупнее, а все движения ее были очень уверенными. К тому же ее одежда была чистая.
А рядом с девушкой стоял кто-то совсем невообразимый. Волчонку даже пришлось поднять голову, чтобы разглядеть его: это был парень, достаточно взрослый и крупный, а ростом он был чуть ли не в два раза больше самого Волчонка. У него было странное, совсем не русское лицо, нос с горбинкой и загорелая кожа. Волосы были темными и немного закручивались, а брови казались такими густыми и хмурыми, что мальчик невольно сглотнул. Даже руки парня, которыми он держал какие-то сумки и вещи, перевалив за спину, были большими и грубыми. Волчонок посмотрел ему в глаза и увидел свое отражение – такими темными они были.
-Ничто в мире не вечно. Все меняется. – Загадочным грубым голосом сказал он. Волчонку?
-Аня, ты где шатаешься?? Мы тебя везде обыскались уже, смотри, сколько наворовали, сегодня будет праздник! – Девушка снова нагло улыбнулась и перевела взгляд на Волчонка. – А это еще кто такой?
-Звереныш, познакомься, это Леша и Алина. Мы с ними вместе живем. – Аня отряхнула мальчика от снега. – А это мой новый знакомый, Звереныш. Он меня спас. Между прочим! – Возмущенно добавила она. – Это вы где были, лучше скажите, наши дорогие ребята меня заперли так, что я весь день вас ждала и не могла выйти, если бы не он, меня бы вообще не нашли!
-Ну мы как раз тут и проходили, может быть мы тебя бы и услышали. Но все равно хорошо! А кто он такой?
-Не человек это точно. – Тихо и так же загадочно промычал Леша.
-Бррр… - Аня вздрогнула. – Ну хватит твоих сказок уже! Ему отдохнуть надо, посмотрите, он же синий весь от холода. И вечер скоро, пошли. – Она взяла Лешу за руку и улыбнулась ему. – Как раз и еды сегодня на всех хватит.
Сам не зная, почему, но Волчонок, а теперь уже просто Звереныш, пошел за ними. У него на сердце впервые за долгое время было тепло. От этих людей, от их голоса, от того, что он не пропал. Он молча шел рядом, иногда отряхиваясь от снега. А потом все-таки решил спросить.
-Скажи… - Тихо начал он, подняв голову, чтобы разглядеть лицо загадочного парня. – Ты сказал, все изменчиво. Что ты имел в виду?
-Я посмотрел в твои глаза. – Ответил Леша и в его голосе слышались какие-то… Волчьи нотки. – И увидел там потерю. Ты потерял что-то и все время думаешь об этом… Думаешь, что в тебе и в жизни больше ничего не изменится. Все останется прежним. Но это не так…
Волчонок передернулся. Этот парень казался слишком странным, и как будто он заглянул ему в душу и увидел там что-то такое, что даже сам мальчик не знал.

***
К вечеру ветер утих, и снег перестал идти. Закат казался сегодня очень красивым, словно природа улыбалась Зверенышу и всем его действиям. Его спутники подошли к очередному заброшенному дому и открыли дверь. Там оказался небольшой подвал, но он был убран и казался даже уютным, как будто здесь часто устраивали посиделки.
-А почему здесь так много мертвых домов? – Волчонок посмотрел Ане в глаза. – И никого нет, вы здесь живете?
-Нет, ты что, мы живем достаточно далеко отсюда. Это просто наше тайное местечко. – Она хитро улыбнулась ему. – Этот поселок уже и есть почти мертвый. Война все-таки. Многих убили, а те, что остались в живых, сбежали. Хотя в центре тут еще живут и, как видишь, даже занимаются торговлей – она указала на пакеты, которые тащил Алексей.
Мальчик зашел в подвал и почувствовал себя еще лучше. Но, несмотря на это, его не переставали посещать страшные картины – время от времени он видел кровь. А по пути, когда он обернулся, он увидел что-то, что было еще страшнее – в некоторых местах была разрыта земля, а рядом стояли большие дома, огромные, страшные и квадратные. И сделаны они были из чего-то, совсем не похожего на дерево.
-Я видел это. – Сказал Волчонок, подыскивая место, куда бы сесть. – Я иногда вижу…
-Что ты видишь? – Снова отозвался Леша. – Я тоже вижу иногда. Я могу рассказать.
-Леша у нас не здешний. – Алина улыбнулась, разгребая вещи и доски, которые были в подвале. – Он из Греции. У нас много греческих товарищей, но Леша особенный. И знает столько всего, ты еще удивишься, какие сказки он тебе будет рассказывать про свою страну.
-Это не сказки. – Заворчал Леша.
-А Греция это город? – Волчонок почувствовал себя неловко. Чтобы унять это ощущение он принялся помогать ребятам, убрал с маленького столика ненужные тряпки и вещи и складывал доски возле него, чтобы можно было сидеть.
-Это страна. – Алина вытряхнула содержимое пакетов на стол. – Далекая страна, но очень дружелюбная. Сейчас мы остались совсем одни, и на войне нам помогает только Греция. Подробностей я мало знаю, это же Леша у нас спец.
Рядом со столом находилось небольшое сооружение, сделанное из камней. Туда Леша покидал доски, ветки и дрова, которые он, видимо, про запас спрятал в подвале.
Когда костер весело затрещал рядом с Волчонком он, наконец, расслабился. Стало тепло и уютно, и холод, наконец, перестал его тревожить. Он взял свою сумку и вытащил оттуда мазь. Все-таки раны нужно было замазать, иначе они могли загноиться или еще что похуже.
-Совершенно не представляю, как это все готовить. – Аня осмотрела все продукты и тяжело вздохнула. Посуда-то есть, но я ни черта не понимаю в этом.
-Давайте я попробую. – Отозвался Волчонок. Он разобрал овощи, обнюхал все, и в желудке у него сразу же заныло – там было даже мясо.
-Видишь, как мы постарались сегодня. – Важно сказала Алина. – А ты что, готовить умеешь?
-Не знаю. Я по нюху, вкусу и виду ориентируюсь. И я слышал об этом. Я пытался учиться.
-Учиться готовить?
-Нет, учиться… Как люди.
-Хм? – Алина удивленно приподняла бровь.
-Подожди, я потом. – Волчонок вдруг осмелел и сосредоточился. Он вдруг почувствовал что-то странное.
Зима, холод, путешествие. Затем появление трех существ и места, а теперь их нужно накормить и научить это делать. У него было чувство, словно он стал волком, который был одиночкой, а теперь ведет стаю куда-то.
Мальчик нахмурился и важно осмотрел подвал. Затем вышел на улицу и вскоре пришел с охапкой каких-то веточек и листьев. Там были даже коренья.
-Вот это… Нужно помыть. – Он протянул Леше коренья и ветки. – Возьми снега в миску и растопи, тогда помыть будет легко. А вот это.. – Он протянул листья и какую-то непонятную зелень Алине. – Нужно подсушить на огне. Только хорошо посуши. А если мы сварим вот это… - Он протянул Ане еще какие-то корни. – можно будет убрать ядовитые вещества, а на стенках посуды останется соль и мы приготовим еду.
-Оооо – протянула Аня, разглядывая Волчонка. – А говоришь, не знаешь людей.
-Меня доктор учил. А остальное – инстинкт. Все это можно зимой под снегом нанюхать. И приготовить, я просто чувствую это.
-А если мы отравимся? – Алина уже подсушила Зверенышу первую партию листьев.
-Не отравимся, я яд сразу чувствую.
Через некоторое время обед был готов. Он был самым вкусным из всех, что ел Волчонок.
-Так, а теперь самое главное. – Аня достала какую-то банку и налила прозрачную жидкость каждому в металлический стаканчик.
-Выпьем за нас! Мы тут неплохо обосновались, прямо дворяне. – Важно заметила Алина.
-Кто такие дворяне? – Удивился Звереныш.
-Кажется, ты совсем ничего не знаешь. – Алина сделала глоток и закашлялась. – Ох, как хорошо. Тепло… - Она выпила еще. – Ну, это те, Звереныш, ты кто вообще такой? Расскажи, откуда пришел, почему не знаешь ничего?
-До встречи с вами я бежал. – Он немного сжался. Понюхал жидкость и выпил все. Его горло тут же стало болеть и все внутренности как будто загорелись. Но на удивление, правда, стало тепло. Перед глазами все немного поехало.
-Откуда бежал? – Удивленно спросила Аня. – Из леса что ли? Ты, правда, как Волк живешь?
-Нет, я сначала жил с волками. Я там рос. Было хорошо, а потом меня забрали в приют. – Он нахмурился. – Там было очень плохо, и я сбежал.
-Ох, я не могу поверить, что такое бывает… - Аня добавила всем горячей жидкости. – С волками жил… И правда не человек, а звереныш… А где твой приют находился?
-Я не знаю. – Волчонок снова начал сутулиться. Я слышал, что Москва была рядом.
Девочки переглянулись. Леша, как обычно, оставался невозмутимым.
-Что?.. Это как? Подожди-подожди, хочешь сказать, ты добежал сюда?? – Аня в ужасе посмотрела на мальчика. – Да это же невозможно! Это… Это слишком далеко, сколько дней ты шел? Ты не мог добраться сюда в такую погоду!
-Почему? – наивно переспросил Звереныш. – Ну, я не знаю… Несколько…
-Ничего себе, несколько! – Алина даже повысила голос. - Это другая область! Московская, а ты в другой!
-В какой? – Волчонок ничего не понимал. Наверно поэтому ребята и верили ему.
- Мы рядом с Азовом сейчас находимся. Я даже запах моря чувствую, ты что, не понимаешь??
-Какого моря еще?
-Азовского! Нет, я не представляю, как это возможно. – Она еще больше вытаращилась. – Да ты правда волк, если преодолел такое расстояние зимой, один, пешком… Я в ужасе…
-Да вроде.. Не так и сложно.. – Мальчик почему-то смутился.
-А мы тоже в приюте живем. – Сообщила Аня, доедая свою порцию. – Только сбежать никто не хотел пока. У нас хороший приют. Он в Азове, совмещен с военным лагерем. Многие, в том числе и Леша, там учатся…
 (420x299, 22Kb)
Рубрики:  Творчество/Человек без имени

Без заголовка

Четверг, 04 Февраля 2010 г. 16:58 + в цитатник
Очень хотел бы уехать из города. Куда-нибудь подальше, а еще желательно туда, где море.
«Он не сам упал, его туда кинули».
Хм, а каких размеров, как вы думаете, было Азовское море некоторое время назад? Лет 200-300? Я вот туда хочу.
Интересно, чем утопленники отличаются от обычных мертвых. У них кожа зеленая, наверно, и вся в водорослях ^_^’
 (340x480, 27Kb)
Рубрики:  Творчество/Человек без имени
Личное
Мистика
Зеро и Ичиру

Видео-запись: Снег

Четверг, 21 Января 2010 г. 09:34 + в цитатник
Просмотреть видео
520 просмотров

Клип по моему историческому рассказу+эмоции из жизни и т.д.,кому надо - тот поймет о чем я.
Здесь видео можно (оказывается О_О) смотреть в большом формате, но к сожалению, качество очень слабое, все плохо видно =__= чуть позже смогу выложить в более хорошем качестве...
ЗЫ: благодарю того, кто сделал клип по ромео и джульетте, часть его хорошо смотрится в титрах (другого мне не позволил комп)
Рубрики:  Творчество/Человек без имени

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Видео-запись: Ты не можешь мне запретить

Четверг, 21 Января 2010 г. 09:19 + в цитатник
Просмотреть видео
261 просмотров

Клип про Эля с Лайтом, что-то вроде нарезки, хотя старался сделать под слова и атмосфера получилась что надо ^_^
Посвящается Лайт-куну)
Рубрики:  Творчество

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Суббота, 16 Января 2010 г. 08:25 + в цитатник
Иногда даже самый безэмоциональный детектив, L, плачет.
Он удивился этому бы точно так же, как и человек, который это бы узнал. Но никто не знает, поэтому Рюзаки не удивляется.
Когда-то давно он не умел это делать. Потом времени не было, потом его замкнутость стала сильнее в сотню раз и все внутри так закрылось и свернулось, что причины толком и не было.
Все изменилось с приходом чувств в его темную закрытую комнату. Чувства как воздух, они могут просочиться куда угодно, даже если ты так хорошо закрылся.
Иногда Рюзаки даже удивлялся, как из глаз может идти вода, да еще и так много. Иногда даже пугался, потому что ему было совсем не грустно, а слезы капали и капали, мешая ему сосредоточиться.
А иногда Рюзаки чувствовал что-то очень болезненное. Как будто его берут за плечи руками, теми самыми, которые он любит больше всего на свете, и начинают бить о стену. И чем меньше он сопротивляется, тем сильнее бьют, и уже кажется, что кровь размазана по стене, что она капает изо рта так же как слезы. Но L, который внутри всегда оставался робким и чувствительным, ничего не может с этим сделать. На каждый удар он отвечает чувствами, вытягивая все тепло и любовь, какие у него есть. Он давно перестал думать, что это тяжело, что это очень больно – просто он перестал думать о себе. А боль превратилась в нескончаемый поток, такой же беспричинный и огромный, как его любовь.
За все в жизни нужно платить, и его боль, все его состояние – это достойная плата за такую любовь. Разве он должен требовать еще что-то, когда уже так много получил? Разве должен требовать от Лайта не быть с Мисой и спать немного поближе ночью, притягивать Лайта за холодную цепь от наручников?
Разве может он…
Вот так думает Рюзаки.
Иногда собственное бессилие заставляет его кусать губы и раздирать себе спину. Иногда ему кажется, что крылья, которые у него выросли, кто-то очень медленно режет и только поэтому он не может летать.
Иногда он запирается один и пытается дышать ровно. Зная, что сейчас ничего не случится, и что можно немного зализать раны, которые превратились уже в кровоточащие язвы. Но их же можно зашить, и даже без помощи анестезии.
Иногда L…
Сколько длится это «иногда»? Час, два, десять часов в сутки? Каждый день…
Это всегда приходит…
 (298x479, 23Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Четверг, 17 Декабря 2009 г. 21:20 + в цитатник
***
-Если будешь слушаться, у тебя все получится. И если будешь вести себя хорошо, я буду с тобой дружить. А если нет – не буду. Тебе понятно? – рыжеволосый парень ухмыльнулся и поправил себе рубашку.
Взгляд Волчонка потух. Он как будто пытался поймать что-то ускользающее, какие-то чувства и боль, но все больше отдалялся от этого, пока это что-то совсем не исчезло. Он улыбнулся.
-Понятно! Можно теперь дружить?
-Теперь можно. Просто, если хочешь оставаться здесь, принимай и мои указания тоже.
-Мяу понимает, мяу хочет остаться, чтобы помогать… - Волчонок скромно сложил руки и снова улыбнулся.
-Я понимаю, что это трудно, но ты привыкнешь, и больно больше не будет. И может быть, когда-нибудь ты станешь любимым.
-Что такое.. Любимым? – Мальчик широко открыл глаза, продолжая наивно разглядывать собеседника.
-Это когда есть кто-то, кто тебе нужен. Помнишь такое? Когда ты любишь, и тебя тоже любят.
-Когда мяу делает ня что-то хорошее?
-Нет, это когда тебя любят за то, что ты – это ты. И других причин вообще не нужно.
-Мяу любят за то, что он мяу? Почему? – Волчонок снова посмотрел пустыми глазами.
-Ну да. И не нужно будет уничтожать в себе ничего, а еще можно делать что захочешь. И тебя все равно будут любить, а ты перестанешь вести себя так, как сейчас. Искренне тебе этого желаю, только хватит говорить это чертово «мяу» и прочую гадость! – незнакомец фыркнул.
-А мяу как говорить? Няяя – мальчик грустно опустил голову.
-Я не знаю! Я вообще еще не придумал, как тебя зовут.
-У мяу нет имени? – на мгновение какие-то странные чувства эхом отразились у мальчика в сердце. Но только на мгновение, после которого они снова начали ускользать, просачиваться, словно вода сквозь пальцы.
-Ну да. Тебе на улицу пора.
-Мя там холодно, можно не идти? – Вдруг Волчонка захватил такой страх, что даже вся радость от выполнения заданий ушла в никуда. На улице была метель, и по неизвестной причине она пугала его больше любых душевных ран.
-Нельзя не идти и «мя» тоже не говори!
-Котята говорят «мяу» и их зовут милыми. – Мальчик улыбнулся так же.
-Но ты не милый, так что иди!
А Волчонку не хотелось. Его так пугал снег и ветер, что хотелось заплакать, голова сильно разболелась и он повторял только «не надо», но его, кажется, никто не слышал. Ведь не было такого человека, который бы любил его просто за то, что он это он.
-Ты в порядке? – Послышался издалека чей-то голос. Это была Катя.
Волчонок разглядел ее смутные очертания: невысокая, с темными волосами, ниже пояса, очень красивая и взрослая девочка, улыбка которой могла растопить весь снег и лед в душе Волчонка.
-Я… Да, кажется. – Он сильно дрожал, но не знал, от чего, лихорадка была тому виной или эти странные образы, которые по необъяснимой причине привели его в ужас. – Просто… Плохой сон приснился, там… Было два меня и мы говорили. И я… Чувствовал себя очень плохо.
-Наверно, это от болезни, мне всегда врач так говорит. – Катя осторожно села на кровать Волчонка и заговорила успокаивающим голосом. «Почти как мама» - подумал он. – Тебе нужно отдыхать больше. И поискать где-нибудь лекарства… А два тебя, наверно, это что-то психологическое. Вроде злой ты и добрый ты, понимаешь?
-Первый я был таким же, как я сейчас! – Волчонок приподнялся, но тут же лег обратно. – Он уже был и плохой и хороший, но все равно нас было двое. – Он прикусил губу, стараясь больше натянуть одеяло. – С ним было очень пусто. И был снег, а от него было еще хуже и холодно.
-Холодно, потому что у тебя температура! – Катя провела рукой по лбу мальчика. – А снег… Это плохое предзнаменование.
-Что означает снег? – Волчонка даже обдало холодом от ее слов, поэтому он все-таки приподнялся и заглянул девушке в глаза.
-У нас это называлось «поцелуй смерти». Его олицетворяли снегом, и по поверью считалось, что те, кого ни разу в жизни не целовали, получают только единственный поцелуй – от самой смерти. И когда они умирают, то обязательно очень долго и мучительно, в наказание за грех человеческий о том, что мы давно разучились любить и дарить друг другу тепло.
Волчонка передернуло. Его ведь тоже никто не целовал. И не был с ним близко, так, чтобы любить. Совсем не хочется целоваться со смертью, вдруг Катя серьезно это говорит?
-Что-то мне не по себе. – Тихо ответил он. – А… Ты сама, пробовала когда-нибудь?
-Что пробовала? – Катя слегка встряхнула головой, и ее волосы рассыпались по плечам. Волчонку захотелось дотронуться до них.
-Ну, целовалась? – Он еще понизил голос.
-Конечно! – Девушка рассмеялась и села свободнее. – Дурачок. Ты тоже сделаешь это, не переживай, и смерть такая тебе не грозит. Я же пошутила! Легенда есть, но у нее нет никакой связи со снегом, это я так. Подумала, что есть что-то похожее.
-Похожее?
-Ну да. – Она поднялась и направилась к двери. – Ты не волнуйся, правда. Тебе вообще выздоравливать надо, так что отдыхай! Я скоро снова к тебе зайду. – Катя резко вышла из комнаты, и ее волосы словно сверкнули в полумраке.
-Да уж… - Вздохнул мальчик. – Не грозит, это точно, только другое. – Он попытался удобнее закутаться в плед, но все равно было холодно. – Интересно только… Почему?

Почему – это был такой вопрос, ответ на который почти никто ему не давал. Почему Катя так мило с ним обращалась? Она не давала ему опустить руки, следила за ребятами, которые его обижали, ласково с ним говорила. Чем-то она зацепила его, как только он ее увидел. Даже все жесты девушки были мягкими, вплоть до кончиков волос она светилась каким-то необычным теплом. Который напоминал и маму, и все хорошее, что может успокоить и дать ему сил.
Иногда она приносила ему еду, иногда навещала или искала лекарства, потому что мальчик все время болел. А доктора больше не было видно. Иногда она садилась с ним рядом и долгими зимними вечерами травила душу сказками о чужой, никому из них не знакомой жизни, где у людей была семья и близкие, где не было войны, и все жили счастливо.
Он не мог точно сказать, чем именно она его зацепила. Ему она отвечала, что он милый и всегда ей нравился, а сама Катя… Просто, это было что-то необыкновенное. Ему хотелось видеть в ней того человека, который бы понес тяжелые испытания вместе с ним. Который давал бы поддержку.

Волчонок сидел у окна и рисовал на нем узоры бледными пальцами. Почему? – он снова не знал ответа, но решил, что завтра будет его день рождения. Некоторые дети знали, когда они родились, и ему тоже хотелось знать. Как он ни старался, день рождения ассоциировался только с болью и одиночеством. С улицей и ощущением того, что его кинули. Поэтому, нужно было придумать новый, и сделать его самым-самым лучшим.
Может именно поэтому, он решил рассказать об этом Кате.
Сегодня они обедали вместе. Волчонок очень любил такие моменты, и они были самыми не одинокими. Жадно проглотив свою порцию, он уставился на Катину тарелку.
-Можешь съесть это, если хочешь. Я все равно уже наелась. – Катя снова тепло ему улыбнулась, придвигая тарелку к Волчонку ближе. – Можешь еще яблоко взять, нам вчера привезли.
-Нет, спасибо… Я яблоки как-то не очень. – Волчонок продолжал есть, не в силах побороть свое смущение. –Катя… А что ты завтра делаешь?
-А ты что, хочешь позвать меня на свидание? – Она звонко рассмеялась, покручивая в руках ложку. – Я для тебя слишком старая!
-Нет, я… - Мальчик еще больше смутился. – Я хочу, чтобы на день рождения ты была со мной. Можно?.. – Он робко посмотрел Кате в глаза, ища там намек на согласие.
-Ну конечно, можно! – Она снова улыбнулась, заставив Волчонка растаять на месте. – Я приготовлю тебе подарок, хотя ты должен был рассказать мне об этом раньше! – Девушка продолжала лукаво улыбаться, наблюдая за реакцией мальчишки.
-Тогда я… Буду тебя ждать завтра! Я уже почти здоров… - Волчонок не выдержал и улыбнулся в ответ.
Когда он ложился спать, даже болезнь отступила, и, кажется, ничто уже не могло сделать его счастливее.
Только все те же злые люди заставляли его вспоминать о плохом. Поэтому, ложась спать, он пожелал на день рождения, чтобы когда-нибудь уже он убрался из этого места и больше никогда-никогда не встретил их на своем пути.

С самого утра день рождения оказался полным провалом. Кати не было, в обещанное время не позвали на обед, и злостные сожители все время шептались о чем-то у него за спиной. Целый день прошел в тоске и бессмыслице, а на улицу было невозможно выйти из-за ужасного холода.
Волчонок бродил туда-сюда по приюту, разыскивая где-нибудь теплое спокойное место. Близился вечер, темнело уже рано, несмотря на то, что это была осень. Да и холодно было как зимой, она наверняка решила отнять у осени отведенное ей время.
К тому же, его так и не покинула тревожность. Даже сам день рождения ассоциировался с ужасными вещами.
Мальчик вернулся в спальню и сел рядом с кроватью. Он сам не заметил, как заснул, поэтому реальность спуталась со сном, и он был точно уверен, что это на самом деле наступила ночь, а к нему в спальню зашел огромный серый волк.
-Кто ты? – неожиданно сам для себя спросил Волчонок.
-Я думаю, ты меня узнал. – Волк подошел ближе и прижался к мальчику. Сам не зная от чего, он заплакал.
-Мама… - Шептал он, стараясь сильнее обнять волка. – Мама, мама, мама…
-Все хорошо… - Волчица протянула к нему морду, и мальчик сразу же уткнулся ей в шею. То ли инстинкты, то ли старые воспоминания тут же заставили его успокоиться. Как только он почувствовал лицом ее шкуру, дрожь и слезы ушли, сердце успокоилось, и дышать стало очень легко.
-Что ты… Делаешь тут… Мама, мне больно, и я не знаю что мне делать!! – он только сильнее обнял волчицу, стараясь больше зарыться лицом в шерсть.
-Я знаю. Но даже не могу сказать тебе, сколько еще за твою жизнь это продлится. У тебя впереди тяжелое испытание. Я пришла поддержать тебя. Пожалуйста, пообещай мне, что будешь жить. Что вынесешь это. Любой замкнутый круг можно разорвать… Я специально сломала это. Не пытайся найти.
-Что сломала? Что найти? Какой еще круг и испытание, о чем ты говоришь?? – Волчонка снова начало колотить от ужаса и холода, он попытался сильнее обнять мать, но кровь выступила у него на руках. – Мама, расскажи! Мама… Почему ты волк?
-Это не я волк, это он.
-Кто??
-Оборотни всегда эмпаты, но люди сами виноваты, что их оставили здесь.
-Где?? Мама, что ты говоришь? Я ничего не понимаю…
-Ты только держись, умоляю… Я специально сломала. Я сломала и ты не доберешься, ты будешь жить, как все мы. Мы ждем тебя.
Волчонок хотел спросить еще что-то, но тело заныло от боли, а крови стало еще больше.
Он посмотрел по сторонам и пришел в ужас – все стены были сожжены, на полу были лужи крови, даже слишком огромные, и даже на стенах было много пятен и кровавых брызг. Волчонок в ужасе попятился к спинке кровати, но она оказалась разрушенной. На улице слышались выстрелы, крики и небо было окрашено в оранжево-багряный цвет.
-Не открывай… Останься таким… - Шептал во тьме его голос. У него снова заболела голова, после чего Волчонок проснулся.
Рубрики:  Творчество/Человек без имени

Без заголовка

Вторник, 15 Декабря 2009 г. 04:41 + в цитатник
***
Он не знал наверняка, кто рассказал про эту тайну. Про то, что Волчонок умел говорить, знал только доктор и его послушные детишки. Но, как оказалось, тайны разносятся по ветру, как опавшие листья, и поэтому его сразу же отправили в правое крыло. Там жили и учились (как оказалось) подростки, у которых не было никаких отклонений.
Все они были гораздо старше Волчонка, крупнее и намного злее тех детей, которых он знал.
Мальчик прекрасно понимал, что просто так пропалиться он не мог – всегда следил, не слышит ли его кто-то, не наблюдает ли за ним. Но люди оказались хитрее. То ли среди его «щенков» был предатель, то ли он сам оказался не таким уж наблюдательным. Врач рассказать о его тайне никак не мог, но все это теперь было не так важно. Важно было лишь то, что теперь жить было совершенно невозможно.
Следили за детьми и кормили здесь гораздо лучше. Но для Волчонка это не имело значения – еду приходилось отвоевывать, а все дети, которые жили с ним, постоянно его шпыняли и издевались. Если что ему и доставалось – это были жалкие остатки, в общем-то, как и одежда. Ребята не упускали случая его задеть, а он один не мог противостоять толпе.
-Посмотрите, это же волчатина! Волчатина-собачатина – парень, стоявший у стены разразился смехом. – Поди, принеси мне завтрак, пока я не разозлился.
-Ничего я не буду тебе носить, я за инвалидами не ухаживаю. – процедил Волчонок сквозь зубы, испепеляя парня глазами.
-Чего ты сказал?? – брюнет отнял у проходящего мальчишки кастрюлю с супом и надел ее Волчонку на голову. Мальчик дернулся, пытаясь снять кастрюлю и отряхнуться. Если бы суп был еще горячее, он бы давно лишился своего лица. Но все равно было больно, так сильно, что слезы чуть не брызнули из глаз.
-Прекратите это делать! – Он попытался швырнуть кастрюлей в нападавшего, но его дружок уже давно следил за происшествием, поэтому тут же стукнул волчонка по шее сзади.
В глазах потемнело, когда он поднялся, над ним смеялись уже почти все.
-А это кто такой? Новенький что ли?
-Да, из группы особо-одаренных перевели.
-И как же его зовут? Что-то он странный.
-Да никак его не зовут, там даже имена не давали, собачатина его зовут. – парень зло рассмеялся.
«Только не плакать, они просто слишком глупые, они специально так делают» - подумал Волчонок, стараясь сглотнуть ком в горле.
-Это неправда! У меня есть имя, просто, таким как вы, я его не скажу. – говорить было слишком больно, но мальчик все равно старался ответить обидчикам.
Подобные случаи имели место в жизни Волчонка почти каждый день. Люди превратились не просто в странных и непонятных существ. Теперь они были его врагами. Как и вся их земля, страна и вообще все-все, что их касалось.
Каждую ночь он еле сдерживался, чтобы не впасть в отчаяние или не откусить себе язык от боли. Волчонок терпеливо ждал, накрывшись старым одеялом, что когда-нибудь его проблемы разрешатся. И тогда можно будет жить спокойно, свободно. И будет только приятно, а больно – никогда. Но его мечты не могли воплотиться в реальность даже во сне. Раз за разом, словно и наяву, его преследовали кошмары, страх, боль и ненависть – три неразлучные сестры. Сначала это были те кошмары, что основаны на событиях из жизни, они отражали его психическое состояние, его чувства. Потом они постепенно сменились другими, в которых страдали уже другие, незнакомые ему люди. Каждый раз он чувствовал их боль, слышал их и видел, все больше и больше. Сны так изматывали Волчонка, что под глазами у него появились темные круги, он начал болеть и плохо воспринимал реальность. Иногда ему казалось, что все вокруг – это мертвые. Или что они встали из могил, заново родились. Бывало, вместо новых зданий он видел разрушенные, оказывался в пустоте, чувствовал рядом с собой запах смерти или улавливал на себе пристальный взгляд. Взгляд мрачный, полный холодного расчета и потусторонний. Словно смотрели на Волчонка из другого мира.
Все это не столько пугало его, сколько утомляло. Он старался игнорировать все эти чувства, но впоследствии это произошло само собой.
Ему было трудно каждый день противостоять толпе. Чувства накапливались внутри как снежный ком, и ему не с кем было поделиться. Иногда ему хотелось просидеть с кем-нибудь родным целый день в комнате молча, положив голову ему на плечо, а потом сказать, насколько он устал. И рассказать, что у него болит, рассказать, как он все время ранится. Рассказать, как трудно. Но никого не было, и с каждым днем чувства внутри все больше и больше закрывались. Казалось бы, даже телу было трудно нести эту ношу. Но он нес, старался и старался, решил выжить и сохранить самого себя, чего бы ему это ни стоило.
И вот однажды появилась Она. Ее звали Катя.
Рубрики:  Творчество/Человек без имени

Любовь.

Понедельник, 14 Декабря 2009 г. 03:04 + в цитатник
Сколько раз мы сталкиваемся с этим словом за всю нашу жизнь? Десятки, сотни, тысячи а то и миллионы раз. А сколько раз мы чувствуем любовь?..
Пожалуй, никто из нас никогда не сможет дать точного ответа на этот вопрос.
Человеческая психика устроена так, что если что-то нельзя объяснить словами, нельзя показать или пощупать – этого не существует. Или совсем не важно. И в том и в другом случае вопрос любви для нас становится ребром – а есть ли она на самом деле?
Все чаще и чаще, по мере нашего взросления, мы слышим фразы, которые постепенно приводят нас к мнению о том, что любовь это очередная сказка для детей.
«Меня бросил мальчик», «мне изменила моя девушка», «жена ушла к моему лучшему другу» и так далее. Все эти фразы, которые относятся непосредственно к любви, звучат в жизни гораздо чаще, чем остальные. В общем-то, как и плохое, – мы всегда слышим чаще, чем хорошее.
Постепенно, такое количество негативной информации попросту откладывается у нас в подсознании. Мы анализируем, мы сравниваем, мы ставим себя на место этих людей. Становится ли лучше от этого? Честно признаться, нет.
После того, как мы достаточно наслушались слезливых историй о несчастной любви и предательствах, мы уже уверенны – все люди абсолютно одинаковы, поведение у них идентичное, вызвано оно, естественно, одинаковыми причинами, и вообще, все мы одиноки, уже заранее всеми кинуты и нелюбимы.
Подсознание не задумывается – кто был виноват в очередной несчастной истории, причем тут любовь, почему нам это рассказали или мы где-то услышали. Оно просто накопило информацию, а потом начинает ставить барьеры – «вот этот не любит, вот этот тоже, этот кинет, а этот ну ваще кАзел».
А ведь на самом деле, причина таких частых упоминаний несчастной любви очень проста. Сами не замечая того, люди стремятся выглядеть несчастными и побитыми в глазах окружающих. Они напрашиваются, каждый на свое. На понимание, на поддержку, на помощь, внимание, жалость, на похвалу о том, какие они сильные и сколько всего в жизни терпели. У некоторых есть и более простые причины – ну поругался парень с девушкой, рассказал, как она ему сломала всю жизнь, и что любви настоящей нет, излил душу, чтобы успокоиться, а потом взял, да и помирился с ней. А вы-то ни с кем не ссорились, вы просто запомнили все его фразы, сохранили их глубоко внутри, и как только пора любви приходит, они все тут же активизируются. Вот что и называется: «пошло, поехало»…
Бывают, конечно, и такие случаи, когда действительно ты вдруг узнаешь что-то ужасное. Но таких случаев по статистике совсем даже не больше, чем искренней любви.
Просто люди создали некоторую путаницу в своем мире – несчастья мы выставляем напоказ, а счастье, даже самое маленькое, чаще всего предпочитаем прятать. В большинстве случаев это делается из-за зависти окружающих. Мы ведь все равно знаем, что нет никакой «белой», «серой», есть только черная. И от нее становится плохо.
Взаимная любовь, ее можно и не углядеть. Точно так же спрятать или просто не заметить среди омута человеческих несчастий. Невзаимная – тут вообще стоит промолчать. В наше время это и за любовь не расценивается. Это все равно, что ее нет. И вот, добились своего, любви стало еще меньше. И так далее и далее, пока любовь не станет песчинкой, а горе – огромным миром, невероятным чувством, которым люди каждый день упиваются.
К сожалению, есть еще один фактор, который рушит наше понимание любви и останавливает нас по пути к этому чувству. Конечно же, это семья. В большинстве случаев, семьи неполноценны, отношения между отцом и матерью далеко не гладкие, с ребенком тоже, а еще, у людей есть одна очень вредная привычка – устраивать скандалы прямо перед глазами своих детей.
В таких ситуациях мать, «дающая любовь», превращается в женщину, которая обвиняет, унижает и причиняет боль. Отец, тем временем, становится для нас угрозой, хотя изначально должен был стать защитником. С раннего детства мы тоже накапливаем все это внутри, боясь начать с чистого листа и удалить ненужные файлы. И постепенно, шаг за шагом, мы сами становимся такими. Замкнутый круг, не более того. Где любви, как таковой, нет и быть не может.
И все же она есть. И как бы мы ни пытались убедить себя в обратном, мы прекрасно это знаем. Еще глубже, чем в подсознании, где-то очень глубоко в своей душе мы надеемся получить и выцарапать все то тепло, что нам недодали. Иногда мы прячем за челкой свой голодный взгляд, пока он снова не станет пустым, иногда мы пытаемся забыться с помощью алкоголя, но в душе мы ждем. А ждем мы только потому, что знаем – любовь есть, просто ее невозможно углядеть. Она точно рядом, мы жаждем получить ее, жаждем ее дарить. Только потому что на уровне духовном в нас заложена та самая истинная информация о любви. О том, что она существует, как и мы сами. И именно эта надежда, это чувство, заставляет наше сердце биться каждый день.
Каждый человек, по-своему, но умеет любить. Это зависит или от обстоятельств или же от его собственного желания. Те люди, которые до конца уверены, что любви нет, попросту еще не созрели. Ведь, как говорится, «я знаю, что ничего не знаю». Осталось только полюбить. И почувствовать, что вот она, правда.
Выражение «каждый любит, как может», по-своему правдиво. Однако, не стоит путать силу любви с ее выражением. А так же, любовь с нелюбовью.
В любви никогда не должно присутствовать корысти. В ней нет эгоизма, нет несчастья, даже, если любовь приносит боль. В любви не важно, как она выражается, и сколько раз в день любимый человек сказал вам, что любит. Ведь выразить чувства, да и сказать о них – не каждый сможет. Даже поэты, олицетворяющие любовь как романтическое чувство в своих стихах – для них это просто красивый образ. А слова, они не имеют отношения к чувствам.
Когда человек любит, он становится слабым. Сердце как бы открывается перед этим любовью, перед пассией, делая человека зависимым и беззащитным. У него появляется страх того, что его бросят, что его не любят или его чувства оттолкнут. Каждый из нас выражает эти страхи по-разному.
Но не стоит путать слабость и ранимость человека с любовью. Любовь – это слабость, говорят многие, но они не правы. Любовь это прежде всего сила. Сила души, которая дает человеку прочувствовать любовь, это сила жизненная, заставляющая человека не опускать руки. Это сила, которая ведет человека к тому, чтобы любить и делать других счастливыми.
Приносить другому человеку счастье, бороться за него, терпеть и идти на жертвы – все это дает нам любовь. Но бессмысленные жертвы в любви ни к чему – как и постоянные страдания. К тому же, многие люди делают жертвы ради себя. В каких-то очень корыстных целях, а то и просто, чтобы не быть одинокими.
Любовь – это умение слушать. Умение забыть о себе, концентрируясь на объекте любви, стараясь думать, прежде всего, о его личном счастье.
Любовь – это умение ждать. Лелеять кого-то, как хрупкий цветок, лелеять свою и его любовь, развивая ее, не бросая и не предавая это чувство.
Любовь – это умение жить ради другого. Бороться за любовь и ради любви. Умение уважать и ценить чувства друг друга.
Многие, думая о любви, тут же спрашивают – а как же узнать, любит ли меня этот человек? Так вот, любовь – это когда на этот вопрос никогда не будет ответа. Потому, что, спрашивая у себя об этом, любящий человек скорее задумается о том, любит ли он.
Может ли он сделать любимого счастливым? Может ли он что-то дать, пересмотреть, потерпеть, ради счастья любимого человека?
Он никогда не станет зацикливаться на том, любят ли его. Потому что счастье любимого должно быть дороже. Сама любовь, как общее чувство между двумя личностями – вот, что дороже. Нужно уметь развить и совершенствовать себя и свою любовь ради общего счастья.
Нужно уметь радоваться друг за друга. Нужно видеть достоинства и уметь закрывать глаза на недостатки объекта любви, ведь любовь слепа. Но, вместе с тем, корректируя свои. Нужно уметь обратиться к своему чувству, полностью отключив разум. И сказать себе «я люблю, значит, я счастлив, а значит, я могу делать любимого счастливым».
Полное отсутствие эгоизма, наши чувства и желания, обращенные к кому-либо, наше тепло и способность это найти у себя внутри и держать в руках как фонарь на темном пути к счастью – вот, что такое любовь…
 (642x562, 68Kb)
Рубрики:  Творчество

няяяя =^___^=

Воскресенье, 06 Декабря 2009 г. 03:49 + в цитатник
Это тоже мой подарочек Лайт-куну, нарисовано под вот эту песню, вариантов сразу несколько ^^




Мы встретимся там, где влюбленные ждут своей участи.

Мы будем две светлые полупрозрачные сущности.

Беспечные странники, яркие вспышки сознания,

В центре всего мироздания.



Над нами не властны ни сумерки, ни обстоятельства,

Я чувствую это, и мне не нужны доказательства.

Мы светимся нежно от каждого прикосновения

Где-то в другом измерении.


В прошлом столетии


Странно мы встретились.


В злате ли, в рубище –


Встретимся в будущем


А рядом планета мерцает и медленно кружится,

До слез голубая, до боли знакома, до ужаса.

И мы вместе с ней то ли медленно падаем в пропасти,

То ли парим в невесомости.



И дрогнут ресницы, и к телу вернется движение,

Реальность навалится тяжестью сил притяжения.

Мелькнет и исчезнет волшебных видений бессмыслица…

Надо ж такому было присниться.
 (597x692, 157Kb)
 (597x692, 108Kb)
 (597x692, 88Kb)
 (597x692, 116Kb)
Рубрики:  Творчество

Пусть песня из Маргоши,но КАК подходит *___* Я счастлив счастлив счастлив ^_______^

Пятница, 04 Декабря 2009 г. 17:56 + в цитатник
(cтарая запись)


Осталось никаких сомнений
Похоже счастлив Я, и не слегка
Чтобы в таком хорошем настроении
И голова легка, хоть ночь и коротка

Все это ты и ты не привидение, фантастика
Фантастика…
Неужто мы остаемся вместе
На века, на века…

Чтобы мечты не становились в пену
Не убегали наутёк, все выкипит до дна
Я назову тебя Галактикой, Вселенной
И буду бороздить от звезд до черных дыр
Без устали и сна

Все это ты, и ты не привидение, фантастика
Фантастика…
Неужто мы остаемся сообща на века, на века, на века…

Так это ты и ты не привидение, фантастика
Фантастика…
Неужто мы остаемся сообща на века, на века, на века…

Все это ты и ты не привидение, фантастика
Фантастика…
Неужто мы остаемся сообща на века, на века,
На века…


Лайт-кууун...) Это тебе картинки, много-много ^^

 (700x498, 78Kb)
 (459x480, 42Kb)
2fe7d4ba1358 (640x465, 29Kb)
 (600x428, 143Kb)
 (483x422, 53Kb)
 (425x600, 28Kb)
 (573x593, 41Kb)
 (274x480, 27Kb)
 (160x400, 46Kb)
 (416x600, 48Kb)
 (447x500, 55Kb)


 (528x375, 153Kb)
 (514x699, 36Kb)


 (227x234, 61Kb)
 (547x699, 139Kb)
 (404x413, 149Kb)
 (368x403, 121Kb)
 (447x511, 186Kb)
 (351x370, 130Kb)
 (471x699, 81Kb)
 (408x502, 47Kb)
 (640x479, 49Kb)


 (373x299, 28Kb)
 (516x600, 32Kb)
 (520x340, 59Kb)
 (300x352, 35Kb)
Рубрики:  Творчество

Без заголовка

Понедельник, 30 Ноября 2009 г. 18:48 + в цитатник
***
Всю ночь ему снилась мама. Мама и волчата, которые ползали вокруг него, радостно повизгивая. А мама, она как всегда, теплая – в ее шерсть можно уткнуться и все проблемы испаряются неизвестным образом. Уже даже и не больно, потому что слишком тепло, потому что все вокруг тебя любят.
Волчонок проснулся в обнимку с собакой. Она слегка повиляла хвостом и лизнула его в нос, в благодарность о том, что он не оставил ее мерзнуть этой холодной ночью.
Пальцы с трудом разжимались от холода, но боли уже почти не чувствовалось – казалось, все тело стало ватным, искусственным. Мальчик с трудом поднялся на ноги. Его все еще шатало от слабости, а тело плохо двигалось от побоев. Все раны и царапины уже подсохли, покрылись холодной корочкой из-за холода. Синяки покрывали почти все тело, а в волосах противно засохла кровь. Баночка с мазью куда-то пропала еще вчерашней ночью, да и он не собирался искать ее.
Слегка пошатнувшись, мальчик сделал два шага. Потом еще два, хотя надо было бежать.
Страна была огромной, он даже не знал, насколько. Где он оказался, тоже было загадкой. Но одно он точно знал – нужно бежать, бежать, бежать дальше, все дальше от проклятого мира, от этого чертового места, людей, пока они его не поймали.
Он бессмысленно пытался унять дрожь и кусал себя за руки.
«Ну еще хоть один километр. Ну хотя бы метр. Хотя бы шаг…»
Ему на лицо упали холодные капли. Кровь размазалась по лбу и стала похожей на грязь. Волчонок вздрогнул.
Вчера ему было больно. Невыносимо больно, как и позавчера. Или это случилось час назад? Он плохо понимал, сколько прошло времени. Больно было внутри и снаружи, но душевная боль заполонила собой все, что только можно, поэтому в конечном счете он перестал чувствовать свое тело. Судорожно дыша, он продолжал идти, пока не упал.
Почему-то самым обидным за все это время ему показалось то, что упал он не куда-то, а именно в лужу. Теперь он был еще и мокрый.
Мальчик сжался, у него не было сил подниматься. Он пытался сглотнуть, чтобы унять судорожные рыдания, но ничего не получалось.
-Это дождь плачет, а я не плачу! Я уже взрослый, я все смогу!! Мне не больно! – он не знал, кому кричал это, почему стыдился сам себя. Просто вчера, именно вчера, как он решил еще давно, ему исполнилось 8 лет. А 8 лет для волка – большой возраст. Как он мог плакать, как мог чувствовать себя ребенком, когда на нем была ответственность за все? Он воспитывал маленьких детей, искал себе еду, он жил, теперь уже, один… Да и недавно… Он стал уже совсем.. Взрослым.
Почему, раз все так, он все равно хватался грязными тонкими пальцами за порванную одежду, почему дрожал и плакал так, как будто он был еще очень маленьким? Почему слез так много и они не прекращаются, большими каплями падая в лужу вместе с дождем, почему так хочется тепла, чтобы его согрели, укрыли, прикоснулись, но только ласково, а не как обычно. Чтобы не было больно…
Волчонок не помнил, когда дождь прекратился. Слезы на щеках высохли, оставляя на лице разводы из грязи и крови. Он продолжал лежать, едва дыша и уже совсем не двигаясь. Кажется, все силы ушли, ему не за что было бороться. Он останется здесь и умрет – это будет лучшим вариантом. Все кончится, и воспоминания о той ночи, которая заставила его прийти сюда. Кончится…
Внезапно он услышал, как кто-то плачет. Сначала он подумал, что это все чудится от голода. Но плач стал громче и он уже мог расслышать какие-то возгласы и имена.
Внутри как будто что-то загорелось. То, что родилось с ним, такое чувство, которое появлялось в нем всегда, неизвестно откуда – в любой момент, словно неизведанная магия. Он резко подскочил и словно поднял волчьи ушки.
-Хватит уже, мне страшно, выпустите же!! Пожалуйста!! Кто-нибудь!! – голос доносился откуда-то… Со стороны пригорода, у него всегда был отличный слух. И это чувство не заставило себя долго ждать. Как можно оставить, ведь кому-то плохо, а он же сильный, он же сейчас встанет и пойдет! – его глаза горели.
Встреча была неожиданной для них обоих. Никто не знал, как резко может повернуться судьба, как далеко занесло его ветром, никто не знал, что одно, всего лишь одно событие повлечет за собой все это… А случилось оно ведь совсем недавно…
Рубрики:  Творчество/Человек без имени

еще продолжение

Вторник, 24 Ноября 2009 г. 14:30 + в цитатник
***
Время от времени доктор брал Волчонка к себе домой. Он угощал его чем-нибудь вкусным, как и других детей, показывал ему интересные вещи или рассказывал истории. Мальчик всегда внимательно слушал, но был очень замкнут, а его волчьи повадки иногда даже пугали. Однажды, в один из таких дней, врач как всегда сидел возле окна, пока Волчонок ел, и рассказывал ему о том, что такое слова, зачем люди говорят и почему они отличаются от животных. Но неожиданно его оборвал тихий и чуть хриплый голос.
-Слова совершенно бесполезны. Они врут, а тело – никогда. Словами нельзя выразить то, что находится внутри, поэтому я никогда не смогу понять, зачем люди их придумали.
Волчонок сказал это так просто, как будто умел говорить всю свою жизнь. Он откусил еще кусочек мяса и удивленно посмотрел на доктора.
Казалось бы, всё в комнате потемнело – врач настолько был поражен неожиданному феномену, что чуть не скатился со стула под стол. Дети, которые жили с волчонком разговаривать не умели. Сам волчонок, прожив все 7 своих лет в этом приюте, ни разу за все время не сказал ни слова. Петру сначала показалось даже, что это галлюцинация.
-Что-то послышалось… - Нервно откликнулся он. Ты же ничего не говорил сейчас?
Волчонок пожал плечами.
-Говорил.
Врач сглотнул. Он и раньше думал, что открыл в этом ребенке что-то особенное, что-то, что было сверх современной науки. Но чтобы так…
-Если…Ты умеешь говорить… Почему же ты раньше молчал, почему не сказал ни слова?
-А зачем? – с не меньшим удивлением поинтересовался мальчик.
Петру не нашлось, что ответить – а ведь и, правда, зачем? Если ему нечего было сказать, если словами он не может выразить то, что хочет…Если его ни разу ни о чем не спрашивали… Все было до глупости просто, но с тем и странно.
-С тобой, ну просто с ума сойти можно!! – воскликнул Петр Васильевич.
-Что значит «с ума сойти»? – переспросил мальчик.
-Ну, знаешь, удивительно! Нет, просто поразительно! Если бы я знал!

После того, как Волчонок открыл свою тайну, врач начал уделять ему еще больше внимания – он учил его, рассказывал еще больше интересных вещей, показывал лекарства и объяснял, что делают люди, если они больны. Он учил его почти как собственного сына, и горько сожалел о том, что у мальчика такая тяжелая судьба. Более того – через несколько месяцев он должен был переехать в столицу, навсегда покинув деревню.
В моменты их встреч, Волчонок был счастлив. Ему нравилось учиться, видеть что-то новое, слышать успокаивающий голос профессора медицинских наук.
Но, возвращаясь в приют, все наваливалось на его хрупкие плечи с новой силой. Боль, страх, голод, одиночество – каждую ночь они душили его, и даже во время болезни он бредил только о теплой шерсти матери, об этом успокаивающем вое стаи, о том, как ему хочется вернуться обратно. Он постоянно думал о «словах», которые волчица говорила ему в детстве. О том, что она «всегда здесь, всегда рядом и он навсегда останется с ней». Но ведь ее больше нет, и как такое могло быть – чтобы он до сих пор оставался ее сыном, до сих пор был частью ее души?
Из ночи в ночь мальчик старался подавить все свои безудержные рыдания и боль, от которых душа почти не крепла, а только становилась тоньше и разрывалась на части.
Уткнувшись в подушку, мальчик понимал только одно – он один, один в чужом мире, среди чужих для него существ. И останется одинок до конца жизни, с этой непереносимой болью в душе.
Волчонок был одним из самых старших детей в приюте. Когда он мог противостоять своей боли, он понял, что кроме него есть еще и другие дети. Они младше него, такие же голодные и одинокие. О них никогда почти не заботились – вообще, создавалось впечатление, что их не убивают только потому что боятся руки пачкать. Подумав над этим, Волчонок твердо решил – раз он старший, он вожак. А раз он вожак, значит он должен заботиться о своей стае.
По большему счету, все эти дети напоминали скорее собак, чем волков. Они были глупы и беспомощны, зависели от людей, были привязаны к ним и боялись жить поодиночке. Все их повадки были лишь небольшой волчьей окраской, и на самом деле они оставались теми же людьми. Как и собаки – оставались при этом всегда собаками. Но у Волчонка все было иначе – его волчья сущность была основной и лишь некоторые человеческие черты угадывали в нем человека.
Часами Волчонок сидел с детьми, говорил с ними, старался помогать кормить или даже доставать еду. Некоторых он учил воровать, а других – сооружать спальные места, уничтожать насекомых и греть друг друга. Все в его стае были заняты делом.
По вечерам он сидел с ними рядом и стругал из деревяшек игрушки, рассказывая истории, которые слышал от врача.
-И вот после этого все село, представляете, все-все люди были здоровы, а помогло им спастись всего лишь какое-то лекарство, почти прозрачная жидкость с мерзким запахом. Это просто удивительно, правда?! – мальчик иногда даже копировал голос Петра Васильевича или его коронные фразы, но он всегда знал, о чем рассказывает, и это приводило его в безумный восторг. – А теперь, кто мне скажет, как говорит собачка? – Волчонок поднял игрушку над головой.
-Ав-ав – еле слышно ответил мальчишка из дальнего угла. Ему было уже почти шесть лет, а он толком не умел говорить.
-Правильно, собачка говорит «гав-гав», - улыбнулся Волчонок и протянул мальчику собачку, которую только что сделал. Она была словно отполирована, и хвост ее, изогнувшись полу дугой, словно месяц, казался пушистым и настоящим.
Долгими вечерами Волчонок оставался с детьми и рассказывал, рассказывал, рассказывал… Он говорил им обо всем, что знает: о том, что где-то, в далеких городах живут богатые люди, и у каждого имеется своя кровать. Они покупают себе такую еду, какую хотят, занимаются интересными делами и узнают много интересного. Рассказывал, что где-то, очень далеко, существуют невиданные звери, у одного из которых шея такая длинная, что достает до неба. Пока дети жили с ним, они были счастливы, развивались понемногу и чувствовали, пусть немножко, но дома. А Волчонок занимался делами, строил очень важное и взрослое лицо и скрашивал свое неимоверное одиночество среди них.
Все изменилось с приходом лета. Ходили слухи, что война занимает все большие масштабы, и конца ей не будет никогда. Некоторые города уже оккупировали, людей не хватает, а Царь всея Руси и вовсе захвачен дьяволом. Голод становился все сильнее, и жить с каждым днем становилось опаснее.
И однажды, в один из таких дней, Волчонок проснулся и обнаружил, что ни одного ребенка из его стаи больше здесь не было…
 (480x640, 53Kb)
Рубрики:  Творчество/Человек без имени


Поиск сообщений в I_like_solitude
Страницы: 193 ... 9 8 [7] 6 5 ..
.. 1 Календарь