-Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.11.2006
Записей: 329
Комментариев: 2731
Написано: 3924

Все тащу к себе в норку...

Чисто немецкая аккуратность

Суббота, 14 Января 2012 г. 20:35 + в цитатник
Шлинк (200x311, 32Kb)
Бернхард Шлинк, "Любовник"

Это сборник рассказов, в который вошло семь довольно разных историй: "Девочка с ящеркой", "Любовник", "Сладкий горошек", "Обрезание" и др. Если честно, особо сильного впечатления эти рассказы на меня не произвели, но... удивило какое-то чисто немецкое отношение к действительности: пунктуальность, аккуратность, надежность... И еще какая-то общая для всех рассказов тема "переломного момента": один герой пересматривает свое отношение к действительности, пережив смерть жены и обнаружив - уже после ее смерти! - существование любовника; другой испытывает странные чувства к картине, доставшейся ему в наследство от отца: что это за картина? откуда она взялась? какая тайна с ней связана? Третий, познакомившийся с девушкой-еврейкой, семья которой принимает его очень настороженно: дескать, чего ждать от немца, - решается на очень нетривиальный шаг: обрезание. Если честно, меня он этим только разочаровал: вместо того чтобы привести девушку в соответствие своим идеалам (четыре дырки одновременно в "выходном" наряде - не слишком притягательный образ!), он соглашается на вмешательство в свою природу - между прочим, необратимое. Тут еще довольно сложная проблема, "отвечает ли сын за отца", висит ли на немцах вечное проклятие за зверства фашистов... Еще один герой, запутавшийся в собственной лжи между тремя женщинами, все бросает и становится "странствующим монахом"... Затронута и тема воссоединения Германии: никогда не думала, что всего за 40 лет между западными и восточными немцами образовалась такая пропасть...

Зачем мы живем на свете? Нужно ли бездумно тянуть лямку до конца жизни или все-таки рискнуть что-то исправить, получить на старости лет то, о чем мечталось в молодости: свободу? Но дает ли эта свобода ощущение счастья? Все это - вечные вопросы, над которыми стоит задуматься...

В общем, почитать стоит - хотя бы для того, чтобы составить себе представление о современной немецкой литературе.
Рубрики:  Книги/Рассказы

Метки:  

Фраза дня

Суббота, 14 Января 2012 г. 16:02 + в цитатник
Праздники нарушили все мои "правила" - и неожиданно для себя я воткнулась в Сименона. Попалась повесть "Мэгре и старая дама". Сименон, как всегда, обстоятелен и последователен. Но если честно, убийцу я угадала в середине повествования.

Тем не менее - одна фраза меня зацепила:


Когда приходит старость, перестаешь считаться с чужим мнением и делаешь то, что тебе действительно хочется.

Жорж Сименон

Рубрики:  Книги/Детективы
Фраза дня

Метки:  

"Наша жизнь - лишь продолжение истории..."

Воскресенье, 08 Января 2012 г. 23:15 + в цитатник
Диана Сеттерфилд, "Тринадцатая сказка"

Рождение – это не настоящее начало. Наша жизнь с первых ее минут не является чем-то принадлежащим исключительно нам; в действительности это всего лишь продолжение чьей-то истории.

Обычно нас больше волнует то, что будет, когда нас не будет. А ведь бесконечность до нашего рождения не менее пугающа, чем бесконечность после нашей смерти. Но если попробовать воспринимать нашу жизнь лишь как звено в бесконечной цепочке... кажется, эта мысль очень привлекательна. :)

Героиня романа Маргарет - "книжный червь". Поэтому поначалу много размышлений о книгах. Ну, и о чем-то еще. :)


Мне нравится эксгумировать людские судьбы, погребенные в дневниковых записях, что, никем не читанные, пролежали на архивных полках сотню и более лет. Мало что доставляет мне большее удовольствие, чем возможность почувствовать живое дыхание мемуаров, казалось давным-давно канувших в Лету вслед за их авторами.

Умирая, люди исчезают. Исчезают их голос, их смех, теплота их дыхания. Исчезает их плоть, а в конечном счете и кости. Исчезает и память об этих людях... Однако некоторым людям удается избежать бесследного исчезновения, так как они продолжают существовать в созданных ими книгах.

На свете слишком много книг, чтобы все их можно было прочесть за одну человеческую жизнь, и потому желательно где-то провести черту, заранее ограничив сферу своего чтения.

Это совсем не просто: говорить что-нибудь только ради того, чтобы говорить, хотя иной раз можно долго говорить ни о чем, и это получается как-то само собой…

Я уже не сомневалась в его способности так запугать пациента, что тот срочно пойдет на поправку лишь ради того, чтобы скорее избавиться от доктора.

Никогда не бегай за детьми, а добивайся того, чтобы они сами прибегали к тебе по первому зову.


Но гораздо более удивительный персонаж - писательница Вида Винтер. Рассказывая свою историю, она излагает и собственную философию. Местами слишком жесткую, местами спорную, но многое мне понравилось.


Люди, неспособные наполнить свою жизнь здоровой любовью к деньгам, обычно страдают патологической тягой к таким вещам, как правда, честность и справедливость.

Вежливость. Вот еще одна любимая добродетель убогих, если у таковых вообще могут быть добродетели. Что привлекательного в безобидности, хотела бы я знать? Разумеется, быть вежливым нетрудно – для этого не надо обладать какими-то особыми дарованиями. С другой стороны, вежливость является последним прибежищем тех, кто потерпел неудачу во всем остальном. Честолюбивого человека, выбравшего себе цель и имеющего силы для ее достижения, не должно заботить то, что думают о нем окружающие.

Наша жизнь представляется нам настолько важной вещью, что мы полагаем свою историю начинающейся с момента рождения. Сначала не было ничего, а потом появился Я… Однако это не так. Человеческие жизни – это не отдельные нитки, которые можно выпутать от клубка и аккуратненько разложить на ровной поверхности. Семья – это узорчатая паутина. Невозможно тронуть одну ее нить, не вызвав при этом вибрации всех остальных. Невозможно понять частицу без понимания целого…

Но тайны невозможно хранить в доме, где есть дети.

Умение ловко прятаться теряет всякий смысл, если тебя никто не ищет. А она и не думала нас искать.

У каждого есть своя история. Это как с семьями. Ты можешь не знать своих родителей, но твоя семья существует независимо от твоего знания или незнания. Ты можешь отдалиться от родственников, порвать с ними всякие отношения, но ты не вправе утверждать, что этих родственников у тебя нет. Точно так же обстоит дело с историями.

Но молчание не является естественной средой для историй. Им нужны слова. Без них они блекнут, болеют и умирают, а потом их призраки начинают нас преследовать, не давая покоя.

Серия сообщений "Слово автору":
Часть 1 - "Если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, – значит, ты не понял шутки."
Часть 2 - Жизненная философия: от бога или от дьявола?
...
Часть 5 - Шпионские страсти
Часть 6 - "Вовсе не любовь заставляет мир вертеться..."
Часть 7 - "Наша жизнь - лишь продолжение истории..."
Часть 8 - Мудрость сладкого горошка
Часть 9 - "Пока ты есть, народ существует!"
...
Часть 14 - "Сложными бывают только необязательные второстепенности..."
Часть 15 - "Непостижимый мир суть мрак, царящий в наших душах..."
Часть 16 - Настоящая британская мудрость


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Тайна дома с привидениями

Воскресенье, 08 Января 2012 г. 22:56 + в цитатник
13th (136x199, 9Kb)
Диана Сеттерфилд, "Тринадцатая сказка"

"Хорошая сказка всегда берет верх над жалкими огрызками правды."

Эту книгу я скачала уже давно, и она болталась в букридере, став почти привычной, пока Lelena_Yer не написала о ней пост и не соблазнила меня на прочтение. И вот забыты все другие книги, отложены до лучших времен все домашние дела - я погрузилась в чтение.

Представьте себе Англию примерно середины 20 века, заброшенный где-то среди болот Йоркшира старинный замок и его очень странных обитателей...

Сказать, что книга "перенаселена неадекватными персонажами" - это почти ничего не сказать. Не очень нормальный отец, жена которого умерла при родах, в одиночку воспитывает детей. То есть безмерно балует маленькую красавицу-дочку и совершенно не обращает внимания на старшего сына. А годы идут, и брат с сестрой давно уже выросли, и семейные странности с психикой затронули и их неразвитые умы, и игры их приобрели далеко не невинный характер...

Но начинается все совсем не с этого. А со странного письма, полученного "книжной" девушкой Маргарет от известной писательницы Виды Винтер. Романы Виды перечисляются с такой правдивой достоверностью, что я не удержалась и порылась в Интернете. Но нет, такой писательницы не было, это литературный персонаж. Женщина без биографии, удивительная рассказчица, которая создала для репортеров такое количество собственных историй, что все уже отчаялись узнать правду. Но правда существует, и "молчание не является естественной средой для историй. Им нужны слова. Без них они блекнут, болеют и умирают, а потом их призраки начинают нас преследовать, не давая покоя..." И чувствуя, что жить ей осталось недолго, старая писательница решает рассказать эту правду.


"– Это история о доме с привидениями…
– Это история о старинных книгах…
– Это история о близнецах…"


Близнецы. По спорному утверждению автора, близнецы являются единым целым, дополняя друг друга. А все остальные люди именно по этой причине всю жизнь пытаются отыскать свою половинку. Близнецы в романе - две девочки, Аделина и Эммелина, дети явно сумасшедшей матери и неизвестно какого из ее любовников. Возможно ли, что в одной из малышек живет "девочка из мглы", которая однажды выйдет на свет, превратив почти звереныша во вполне разумную девушку, четко знающую, чего она хочет? Отыскать эту девочку пыталась новая гувернантка в союзе с семейным доктором, но эксперимент не суждено было довести до конца. К счастью. Но чудо все-таки произошло. Чудо - или...?

"Тринадцатая сказка" - это та самая история писательницы, которую она так и не решилась рассказать в первом издании своей первой книги сказок. Сказок было двенадцать, а вместо тринадцатой шла пустая страница. Но даже после того как издатели изъяли из продажи весь "бракованный" тираж, тайна "тринадцатой сказки" продолжала будоражить умы читателей. И эта тайна стоила того, чтобы быть разгаданной...

Напряжение сохраняется до последних страниц, а развязка вызывает восхищение - и легкий вздох сожаления, что все закончилось...
Рубрики:  Книги/Вот это да!

Метки:  

Привет в Новом году!

Пятница, 06 Января 2012 г. 23:47 + в цитатник
Всех своих любимых друзей-читателей поздравляю с Новым годом и Рождеством! Мои вам самые добрые пожелания! И пусть новый год подарит вам много новых впечатлений, новых друзей, новых стран, новых фильмов - и новых книг! И чтобы на все это хватало времени и здоровья!

А я уже столько всего нового прочитала... Только пока нет времени рассказать. Но это непременно будет, и очень скоро!
Рождество (700x503, 595Kb)
Рубрики:  Отсебятина


Понравилось: 1 пользователю

Короткие истории с неожиданным финалом

Четверг, 29 Декабря 2011 г. 12:34 + в цитатник
Dahl (129x199, 6Kb)
Роальд Даль, "Дорога в рай"

"Тот, кто не верит в чудеса, никогда не встретится с ними". Роальд Даль

После "крупных форм" захотелось чего-то помельче, чтобы пощелкать как семечки с удовольствием и без напряга. Английский писатель Роальд Даль с этой задачей справился как нельзя лучше.

Это имя я узнала случайно - посоветовал коллега по работе. Он рассказал мне всего один сюжет, и я сразу заинтересовалась. Английский юмор - это что-то особенное. А когда после подробного описания довольно нетривиальной ситуации следует совершенно нелогичная, неожиданная, иногда просто ошеломляющая концовка - впечатление остается удивительное.

Среди того, что впечатлило больше всего, - рассказы "Ночная гостья", "Мисси Биксби и полковничья шуба", "Четвертый комод Чиппендейла" (Чиппендейл - это подлинный мебельный мастер 18 века, а вовсе не Чип и Дейл, которые спешат на помощь :), "Дорога в рай" (рассказ, который дал название сборнику). Чудо - не чудо, но неожиданные финты судьбы Даль подмечает тонко и весело. Даже если сюжет явно не относится к веселым.

...Одна дама получила в подарок от любовника прекрасную норковую шубу. Но нужно было как-то объяснить мужу, как бедная деревенская тетушка, в гости к которой якобы ездила дама, могла подарить племяннице столь дорогую вещь. И дама придумала ловкий ход, чтобы перехитрить мужа. Вот только кто кого перехитрил...

...Другая дама страшно боялась опоздать. Ее муж знал об этой ее слабости, и то ли по злобе, то ли неумышленно всегда дразнил ее, тянул время, чтобы она непременно опоздала. Но когда речь зашла о поездке к любимым внукам в Париж, а он снова стал играть в свои недостойные игры, дама потеряла терпение. Нет, ей ничего не пришлось делать, она просто воспользовалась ситуацией.

...Европейский чистюля-бабник вынужден остановиться посреди пустыни на заправке, потому что у него то ли случайно, то ли при непосредственном участии сифилитика-заправщика лопнул приводной ремень. Ночь в таком обществе не сулит ничего хорошего, но ремень привезут только утром. И тут как по мановению волшебной палочки на дороге появляется дорогая машина, хозяин которой зовет нашего путешественника в гости. Прекрасный замок на берегу маленького оазиса и две прекрасных женщины - жена и дочка хозяина. Но кто из них пришел в гости ночью, подарив незабываемые ощущения? Развязка весьма неожиданна.

...Продавец антикварной мебели любит покупать все по смешным ценам и продавать по баснословным. В этот день ему повезло: он обнаружил редчайшую вещь 18 века. К каждому потенциальному клиенту у него особый подход. Неотесанные фермеры показались ему легкой добычей. Но доедет ли комод до Лондона?

Рассказов еще много, читаются они легко и быстро, поэтому - приятного чтения!

И одна фразочка напоследок - предупреждение женщинам и... неплохая мысль для мужчин:

"Это был мужчина, который ни за что на свете не соглашался кому-либо принадлежать, и это автоматически делало его желанным".
Рубрики:  Книги/Рассказы

Метки:  


Процитировано 2 раз

Сам себя не похвалишь...

Четверг, 29 Декабря 2011 г. 01:21 + в цитатник
"С сочинениями английского писателя Роальда Даля (1916 - 1990) я знаком давно, со студенческой скамьи. Наверное, еще тогда, подпав под обаяние его необыкновенных рассказов, я и начал предпринимать первые попытки перевести некоторые из них на русский язык..."

Чувствуете стиль? Прямо с первых слов? "Я знаком", "Я начал предпринимать попытки..." Как будто речь идет вовсе не о писателе Роальде Дале, а о каком-то "я", о котором писать гораздо интересней.

Не знаю, как кто, а я обычно читаю вступительные статьи. Чтобы составить какое-то представление об авторе, об эпохе, об оценке этой книги другими людьми. Но эта вступительная статья сильно отличалась от того, что обычно приходилось читать.

Она была вовсе не о Роальде Дале, а о переводчике Игоре Богданове, который взял на себя труд написать вступление. С подробным описанием всех журналов и издательств, в которых были напечатаны переведенные им рассказы ("я наконец опубликовал на русском сразу три книги одного из своих любимых зарубежных писателей: "Убийство Патрика Мэлони" (Л.: Человек, 1991), "Сука" (Л.: Час пик, 1991) и "Свинья" (СПб.: Ферт, 1992). Рассказ Даля "Сделка" был опубликован мною в газете "Пятница" (1991. № 15, 16) и далее не менее обстоятельно все остальные издания). Потоптаться по советской системе - это совершенно обычное дело: тогда была "своеобразная система издания произведений иностранных авторов, при которой всю мировую литературу переводили на русский язык с десяток переводчиков", и пробиться через эту мафию было просто невозможно ("будто сговорившись, одними и теми же фразами ставили безвестного переводчика на место..."). И только после развала Союза "журнал "Книжный Петербург" в сентябре 1999 года нашел на своих страницах место для публикации его рассказа "Ночная гостья" в моем переводе".

Похвалив себя, любимого, за переводы ("только после выхода трехтомника с моим предисловием на Даля, наконец, обратили внимание наши издатели"), Богданов со всей силой своей негодующей мысли обрушивается... на книжное издательство "Захаров".

Я не собираюсь никого защищать, что это за издательство, я не знаю, в негативные отзывы, приведенные Богдановым, готова поверить, но... какое отношение к сборнику рассказов Даля имеет, например, такой текст:

"Захаровские" переводы рассказов Р. Даля - безграмотный текст, к переводу отношения не имеющий (вот лишь несколько взятых наугад примеров: "Во всем остальном она не очень легко возбуждалась" (Рассказы. с. 47). В этом же предложении три раза встречается местоимение "она". В оригинал ни издатель, ни его помощники не удосужились заглядывать. "Slowly" по-английски означает "медленно", а не "осторожно", как у "Захарова" (с. 50; лишнее подтверждение того, что это не перевод, а переработка моего текста). Некоторые слова "переводчиком" просто выброшены ("absolutely", с. 111). Подобные примеры встречаются едва ли не на каждой странице...".

Уж да, выброшенное слово "absolutely" на 111 странице - это именно тот факт, который заслуживает внимания в статье о писателе Дале!

И дальше следуют три страницы откровенно личных обид на Захарова и его издательство - в весьма нелицеприятных словах... ("разбирать захаровские "переводы" - пустая трата времени: халтура она и есть халтура. Чтобы понять, откуда он такой взялся, обратимся к прессе...")

Мне понравились рассказы Роальда Даля (о них я еще напишу), понравился перевод, в котором чувствуется изысканный стиль и тонкий английский юмор - и вызвала какое-то физическое отторжение эта вступительная статья. Первый раз в жизни я видела, как переводчик так откровенно вышел из тени на первый план, чтобы покрасоваться перед читателем. И лучше бы он не выходил, честное слово...
Рубрики:  Отсебятина

Она слишком любит тайны...

Четверг, 22 Декабря 2011 г. 21:46 + в цитатник
edinorog (122x200, 7Kb)

Айрис Мердок, "Единорог"

Полное попадание: и по стилю, и по настроению, и по содержанию. Романтика и тайна, любовь и смерть, вина и искупление... - все в этом романе английской писательницы и философа Айрис Мердок.

Начало было вполне мирным: молодая девушка Мэриан по приглашению управляющего едет в далекий замок на краю света гувернанткой. Замок у моря, пустынный неприветливый край, отдаленность от цивилизации - что еще нужно несколько разочаровавшейся от разбитой любви девушке. Однако когда она прибывает на место, понимает, что, возможно, несколько поторопилась...

Сначала я даже не поняла, в какое время происходит действие. 19 век? 18? Или все же наши дни? С одной стороны, автомобили и самолеты (недалекий аэропорт, к которому притянуты взгляды обитателей замка), с другой, отсутствие электричества (!) в замке, масляные лампы и камины и полное уединение. И только когда один из героев едет в ближайший поселок за цветной фотопленкой, понимаешь, что это все-таки конец 20 века.

За сонным спокойствием удаленного от мира замка скрывается какая-то страшная тайна. И Мэриан не может понять, что происходит и зачем ее сюда позвали. Никаких детей в замке нет, и оказывается, что она призвана быть вовсе не гувернанткой, а компаньонкой хозяйки замка Ханны. Ханна - самая загадочная фигура в этом романе. Кто она: жертва или палач, раскаявшаяся грешница или узница? А может, ведьма? Почему она безвылазно живет в замке - молодая красивая женщина с прекрасными манерами и приличным состоянием? Может, ее нужно спасти? Но все попытки вмешаться в ход событий заканчиваются провалом: Ханна сама не хочет ничего менять.

Почему "единорог"? Это - намек на "легендарноe создание, прекрасного единорога", который тоже - образ Христа. Но ведь Ханна виновна... Или все-таки нет?

Мэриан узнает о неком странном событии семь лет назад, когда едва не погиб муж Ханны. И местные жители говорят о семилетнем сроке, после которого все изменится.

И вот эти семь лет подходят к концу. Что-то назревает, напряженность достигает предела, спокойная как сомнамбула Ханна уже несколько раз срывается на ровном месте. И тут приходит телеграмма...

Чтобы не искушать себя, я решила написать это до того, как узнаю, чем все закончилось. По личной просьбе Lelena_Yer. И срочно бегу читать, читать, читать...

P.S. А обложка английского издания мне нравится больше...
edinorog1a (170x261, 14Kb)
Рубрики:  Книги/Вот это да!

Метки:  

Все смешалось...

Воскресенье, 18 Декабря 2011 г. 12:27 + в цитатник
smert_vronskogo (150x278, 12Kb)

Фабрио Неделко, "Смерть Вронского"

Ну вот, нашлась, наконец, книга, которую я дочитывать не буду. Нудная, неинтересная и затрагивающая "глобальные вопросы", никакого отношения не имеющие ни к Толстому, ни к Вронскому, ни к Анне Карениной. Ну, разве что спекуляция на "славянском вопросе" и войне на Балканах, перекликающаяся с последней главой романа Толстого. Вронский едет на войну на Балканы - так вот вам, пожалуйста, рассказ о том, что с ним там произошло...

Сначала все было похоже именно на продолжение "Анны Карениной": опустошенный Вронский в купе поезда, направляющегося в Югославию. Мысли об Анне, передранные у Толстого сцены встречи поезда с добровольцами на каждой станции - с этими ура-патриотическими лозунгами и восторгом агрессивно настроенной толпы...

Неделко (или Неделько в других источниках) на Вронского на самом деле глубоко плевать. И на Анну тоже. Этот роман - политический памфлет о братьях-славянах, которые почему-то забыли, что они "одной крови" и принялись тузить друг друга. И не тогда, в начале века, а в наше время. Роман написан в 2003 году и рассказывает о недавних событиях в Югославии. Кто прав, кто виноват, нет никакого желания разбираться. И я закрыла книгу. Надеюсь, навсегда.

В аннотации к бумажному изданию написано вот что:

"После смерти Анны граф Алексей Вронский добровольцем отправляется на войну в Сербию…
Эта книга могла бы выглядеть как очередной сиквел известного русского романа, если бы события, о которых она повествует, не происходили бы в наши дни.
Неделько Фабрио не ставит перед собой задачи найти ответ на «славянский вопрос». Роман Фабрио скорее анализирует феномен зла. А зло – это отсутствие любви, и именно в ее отсутствии хорватский писатель видит причину личных драм и трагедий народов."


Слишком глобально. И... нудно.
Рубрики:  Книги/Не моё

Чего бы еще почитать...

Суббота, 17 Декабря 2011 г. 12:48 + в цитатник
Парадокс: у меня в букридере закачано три сотни книг (из которых штук 40 я уже успела прочитать!), еще пара тысяч, не меньше, есть в компьютере, но... что я хочу сейчас почитать, я совершенно не знаю. Проблема выбора из почти неограниченного ресурса доступных книг оказалась не такой уж простой!

Из тех четырех десятков книг, которые я прочитала за эти пять с половиной месяцев, по-настоящему понравились три: «Шантарам» Грегори Робертса, «Утешительная патрия игры в петанк» Анны Гавальды и «Когда Ницше плакал» Ирвина Ялома. Неплохим показался Вербер - но свою трилогию о богах он закончил просто бездарно. Все остальное было прочитано... с разной степенью интереса и, в общем-то, я почти уверена, что через пару лет забуду, о чем там шла речь...

Зато я поняла, что я не люблю:

а) Детективы - ну, разве что когда не хочется ничего серьезного - но тогда уж скорее веселые расследования, типа Саттертуэйта или Иванович, а вовсе не тяжелую артиллерию детективных триллеров.

б) Ужастики - я их даже начинать не стала, хотя Леон с работы взахлеб рассказывал о «медицинских триллерах» Тесс Герритсен и даже принес распечатанный вариант Цезарю.

в) Про войну и революцию - переела в школе. Хотя, надо сказать, военные романы попадались действительно сильные.

г) Фантастику. Выросла, наверное.

д) Пошлые и плоские женские романчики с жалкими потугами на эротику. Тут уж либо эротику, близкую к порнографии (типа "Эммануэль"), либо... остаемся в пуританских рамках.

е) Современную русскую прозу, главная мысль которой «все плохо, а будет еще хуже».

Может, я слишком себя люблю и жалею, но за вычетом всего этого остается иностранная проза и классика. Пожалуй, пробелы в классическом образовании мне и пора срочно восполнять.

Я уже подписалась на кучу разных читательских сообществ. Правда, часто уровень отзывов оставляет желать лучшего. А в сообществах цитат такое впечатление, что выбирают случайную строчку из книги и выдают это за афоризм. Но и те мои виртуальные друзья, которые пишут интересные и полезные рецензии, часто увлекаются книгами «не моего» жанра. А иногда я что-то замечаю, скачиваю книги, даже вношу их в букридер - и... забываю, что это и зачем я его скачала.

Поэтому я расширяю главу этого дневника, в которой я буду писать о «рекомендованных книгах». Со ссылкой на автора отзыва. Чтобы можно было найти, если что. И чтобы можно было ориентироваться в книгах. Хоть немножко. Это будет как бы «золотой фонд» - мой личный список лучших книг мировой литературы.

А что из прочитанного поразило вас в последнее время?
Рубрики:  Отсебятина

"Вовсе не любовь заставляет мир вертеться..."

Среда, 14 Декабря 2011 г. 00:38 + в цитатник
Ирвин Шоу, "Хлеб по водам"

По традиции некоторые фразы, которые меня чем-то зацепили.


Причина и следствие во всех исторических процессах придуманы самими учеными-историками. Для того чтобы было удобнее расфасовывать наше прошлое по аккуратным маленьким пакетикам в фальшивой обертке.

Учитель истории — настоящий кладезь бесполезной информации.

Вовсе не любовь заставляет мир вертеться... Нет, это только так говорят. Страсть к наживе, самая неприкрытая… оголтелая, преступная страсть к наживе.

Вкус роскоши — это неотъемлемая часть образования каждого интеллигентного человека. И учит он тому, что можно вполне обойтись и без роскоши.

Не важно, как начинается брак... Важно, чем и как он заканчивается.

А история, как наша, так и мировая, просто не знает случаев, когда человек добился власти, богатства и могущества, не нарушив, хотя бы немного, тот или иной закон.

Бегство в забытье — вот ответ цивилизации на глобальные вопросы, вот чем она теперь заменяет религию и неутоленные амбиции.

Искусство неизбежно превращает людей в эгоистов, как болезнь. Ведь когда человек болен, он думает только о себе и своей болезни, и то, что происходит с другими, его мало волнует.

Хейзен спрашивал Стрэнда, верит ли он в десять заповедей, и он ответил, что верит. Но верить и соблюдать их — совсем не одно и то же.


Проблема отцов и детей: вот такое мнение.


Есть вещи, которым одно поколение не в состоянии научить другое, — ответил Стрэнд. — Все путеводные карты быстро устаревают.

Мы не можем служить вечной броней нашим детям. Можем быть только поддержкой.

Если мы все время будем высказывать детям свое неодобрение, то сделаем их несчастными и они покинут нас, но уже навсегда.


Учителя - почти родители. Но всегда ли можно приписывать себе заслугу открытия таланта или...

Он расцветет и без моей помощи, а человек, подобный мне, будет лишь льстить себе напоминаниями о том, что в его возвышении есть и заслуга учителя. Я словно зритель, стоящий на обочине и подбадривающий криками бегуна. А бегун и без меня знает, что он чемпион.


И парочка не очень серьезных фраз - просто так..

Знакомство отца с дамой сердца сына:
Может, ей просто интересно взглянуть на дуб, с которого упал столь замечательный желудь.

Берегитесь трезвенников, Стрэнд, они живут мыслью о возмездии.

Серия сообщений "Слово автору":
Часть 1 - "Если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, – значит, ты не понял шутки."
Часть 2 - Жизненная философия: от бога или от дьявола?
...
Часть 4 - "Главное - мы живы и здоровы, остальное приложится..."
Часть 5 - Шпионские страсти
Часть 6 - "Вовсе не любовь заставляет мир вертеться..."
Часть 7 - "Наша жизнь - лишь продолжение истории..."
Часть 8 - Мудрость сладкого горошка
...
Часть 14 - "Сложными бывают только необязательные второстепенности..."
Часть 15 - "Непостижимый мир суть мрак, царящий в наших душах..."
Часть 16 - Настоящая британская мудрость


Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Усталый взгляд немолодого человека

Вторник, 13 Декабря 2011 г. 23:17 + в цитатник
Show_s (200x312, 33Kb)
Ирвин Шоу, "Хлеб по водам"


"Как и большинство людей моего поколения, я в данном случае осознаю свою полную беспомощность и смотрю на будущее с пессимизмом и отвращением..."


Вкладывая эти слова в уста своего пятидесятилетнего героя, почти семидесятилетний автор выражал скорее свою точку зрения - точку зрения уставшего от жизни старика, который, как все старики всех времен, считал, что мир катится в пропасть. Однако проходят века и тысячелетия, а мир продолжает существовать...

Роман с таким названием вряд ли обратил бы на себя мое внимание. Даже после прочтения мне показалось, что название притянуто за уши и никакого отношения к тексту романа не имеет. Хотя соответствующий эпиграф, который якобы должен растолковывать смысл и привязывать действо к названию, имеется:

«Отпускай хлеб твой по водам, ибо по прошествии многих дней опять найдешь его».
Екклезиаст, 11:1

Но, может, это мое собственное восприятие.

Итак. Живет на свете в славном городе Нью-Йорке вполне благополучная и счастливая семья Стрэндов: отец - учитель истории в школе, мать - музыкант и художник, и трое детей. Старшая дочь закончила учебу и работает в престижной фирме, средний сын ищет "свой звук" - он музыкант, как мама, а младшая - школьница, спортсменка-теннисистка. И семейная идиллия могла бы продолжаться неопределенно долго, если бы в один пятничный вечер младшая дочь не притащила бы в дом раненого мужчину, которого она в парке спасла от темнокожих хулиганов, покушавшихся на его велосипед. Мужчина, несмотря на жалкий побитый вид, оказывается весьма непростым человеком. Только... совершенно одиноким. И отогревшись у чужого очага, он уже на пороге признается хозяину: "У вас прекрасная семья. Я страшно завидую, сэр. Завидую сверх всякой меры..."

И такое впечатление, что именно эта белая зависть в очень короткий срок все разрушила...

Нет, все было из лучших побуждений. Как обычно. В знак благодарности Хейзен - так звали непрошенного гостя - приглашает своих новых знакомых в свой загородный дом на берегу океана. И с не менее прекрасными намерениями он предлагает жениху старшей дочери место редактора газеты, о котором он мечтал, среднему сыну работу в студии звукозаписи, а младшую дочь устраивает учиться в колледж по спортивной стипендии. И отныне каждые выходные скромная семья имеет возможность отдохнуть на побережье у радушного хозяина.

Вот только все эти блага очень скоро оборачиваются злом. Чуть не тонет отец семейства, жестоко избита младшая дочь, старшая неожиданно резко выходит замуж и уезжает в какую-то дыру с молодым мужем, а сын слишком быстро распробовал вкус обеспеченной жизни и стал диктовать условия игры. В жене-музыканте, которая рисовала только для себя, вдруг просыпается художник, и она все бросает и уезжает в Париж - в город, в котором невозможно не рисовать...

И год спустя оказывается, что от счастливой семьи ничего не осталось. И очередное Рождество, которое они снова проводят на берегу океана, не приносит ничего хорошего. И все не сговариваясь приходят к одной и той же мысли: "надо убраться из этого дома. Чем скорее, тем лучше..." Бесконечно несчастливый так некстати вторгшийся в их семью Хейзен, кажется, заражает их своими несчастьями. В какой-то момент я поняла, кого он мне напоминает: мистера Рочестера из "Джейн Эйн". Особенно когда на горизонте появляется его сумасшедшая жена... Но в отличие от старой классики, хэппи-энда не происходит...

Впрочем, а было ли изначально все так безоблачно на самом деле или это только так казалось наивному старшему Стрэнду?..

***

Книга довольно напряженная, события нагнетаются и предчувствуются. Старый Шоу не видит смысла в будущем, а потому приходит к единственно возможной мысли: жить одним днем. Что и делают герои - в разных частях земного шара...

И все-таки ощущение осталось довольно теплое. Хотя и мрачноватое. Такие глобальные проблемы затронуты: богатство и бедность, отцы и дети, любовь и ненависть, жизнь и смерть, правда и ложь и даже расизм... И интересных мыслей я выписала целую кучу. А еще я, наконец, сформулировала, почему я не люблю современную русскоязычную литературу. Когда читаешь что-то про Штаты или там Индию с Аравией, кажется, что все это так далеко - и как-то утешаешься тем, что нас это не коснется. А когда читаешь про нас... спрятаться уже некуда.

Поэтому будем прятаться в старую добрую классику.
Рубрики:  Книги

Метки:  

"Я буду на стороне варваров..."

Суббота, 10 Декабря 2011 г. 22:26 + в цитатник
Ирвин Шоу, "Хлеб по водам"


"...на свете нет ничего постоянного. Эти древние римляне, они вообразили, что держат весь мир за глотку, что господствуют везде и всюду. И не переставали доказывать другим, какие они замечательные, и считали, что делают всем людям в других странах великое одолжение, нарекая их гражданами Рима, и воображали, что страшно крутые и что будут царствовать вечно. Но по-настоящему крутыми оказались совсем другие — варвары, готы. Они не купались в ваннах с розовыми лепестками, не принимали рвотных, не читали стихов, не тратили время, бросая людей на съедение львам, не произносили пышных и долгих речей, не возводили для себя же триумфальных арок и не носили пурпурных тог. Они явились бог знает откуда, из болот и диких степей, и единственное, чего хотели, — это стереть Рим с лица земли. То были звери моей породы, и я согласен с ними на все сто процентов. И этот мистер Гиббон пишет не просто исторические книжки. Два столетия назад он написал примерно то же самое о Британской империи, где якобы никогда не заходит солнце, и о толстозадых ублюдках американцах, и это заставило меня понять, что, когда пробьет час, я буду на стороне варваров. И еще множество людей, которые живут в моем районе и в других районах, подобных этому, тоже рано или поздно поймут, что они — самые что ни на есть крутые варвары, и тоже начнут стирать с лица земли всех и вся. Даже пусть некоторые, подобно мне, притворятся к тому времени благородными римлянами, облаченными в пурпурные тоги из «Брукс бразерс»."


Вообще-то это страшно. Если задуматься, вся наша цивилизация - это тоненький-тоненький слой позолоты на глыбе варварства. И если эта глыба начнет шевелиться... Они и правда сотрут с лица земли всех и вся. Как было уже много-много раз...
Рубрики:  Стоит задуматься...

Метки:  

Шпионские страсти

Среда, 07 Декабря 2011 г. 01:22 + в цитатник
Кристофер Бакли, "Флоренс Аравийская"

Книжку я дочитала, как и собиралась. И впечатление осталось... довольно сильное. Несмотря на неестественный хэппи-энд, свойственный американской литературе и не свойственный жизни...

Поскольку это все-таки политическая сатира, то и афоризмы в ней какие-то... шпионские. Ну мало ли, может, кому-то пригодится...

С тех самых пор, как под ее окнами начали кружить мальчики, Флоренс уяснила себе, что красота, будучи, разумеется, даром свыше, служит еще и полезным инструментом – надежным, как армейский нож швейцарского производства.

Легче потом извиниться, чем просить разрешения.

Если не можешь решить проблему, сделай так, чтобы она разрослась.


Интересны впечатления американца об американцах.

Ведь что замечательно в нас, американцах, – это наши добрые намерения. Но в итоге почему-то всегда всё выходит криво.

–  Это же Ближний Восток! Колыбель нестабильности! Родина всех конфликтов! Неужели ты не понимаешь, что тут со времен Адама и Евы все идет шиворот-навыворот? И никогда не будет по-другому!
– Тогда чем мы здесь занимаемся?
– Судя по всему, еще больше все портим. Но по крайней мере в этом мы довольно последовательны. Нам бы подошел девиз: «Осложним ситуацию на Ближнем Востоке».

– Ну и сволочь же вы, дядя Сэм, – сказал Рик.
– О, вы еще не видели людей, перед которыми я отчитываюсь.


...и о французах.

Во время нашей революции мы отрубили столько голов, что вам и не снилось. Поначалу это весело и хорошо развлекает толпу, но если затягивается – начинает мешать бизнесу.


Еще несколько советов шпионам - и политикам.

Правило номер один – всегда сиди прямо, когда нагло врешь.

Воистину это тяжелый труд – добиться непререкаемого авторитета.

Когда нет путей к отступлению, единственный выход – двигаться прямо вперед.

Когда нет альтернативы – нет и проблем. Знаете, кто мне это сказал? Сам де Голль.

Но в том ведь и состоит преимущество религиозной юриспруденции, что доказательства не нужны.

Вертолетов ведь много не бывает. Как не бывает слишком много денег и слишком хорошей фигуры.


Ну, и еще несколько фраз напоследок.

Необязательно быть крупным мужчиной, чтобы вершить великие дела.

«Все что необходимо для торжества зла – это лишь бездействие добрых людей». (Эдмунд Бёрк)

Не много бывает в жизни таких непростых ситуаций, которые нельзя изменить к лучшему превосходным обедом.

Чтобы испугаться, нужно прежде всего иметь желание остаться в живых.

Фетиш пятясь вышел из комнаты... вспоминая древнюю матарскую пословицу: «В закрытый рот навозный жук не залезет». Несколько веков назад один английский путешественник украл ее и перефразировал гораздо менее изящно: «Вам никогда не придется просить прощения за те слова, которых вы не произносили».


Что ж, в общем-то, немало и неплохо!

Серия сообщений "Слово автору":
Часть 1 - "Если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, – значит, ты не понял шутки."
Часть 2 - Жизненная философия: от бога или от дьявола?
Часть 3 - Оскар Уайльд: жизнь и трагедия
Часть 4 - "Главное - мы живы и здоровы, остальное приложится..."
Часть 5 - Шпионские страсти
Часть 6 - "Вовсе не любовь заставляет мир вертеться..."
Часть 7 - "Наша жизнь - лишь продолжение истории..."
...
Часть 14 - "Сложными бывают только необязательные второстепенности..."
Часть 15 - "Непостижимый мир суть мрак, царящий в наших душах..."
Часть 16 - Настоящая британская мудрость


Метки:  

Слишком много политики

Воскресенье, 04 Декабря 2011 г. 13:27 + в цитатник
Флоренс_Аравийская (200x283, 25Kb)
Кристофер Бакли, "Флоренс Аравийская"

Вообще-то к политике я отношусь индифферентно. То есть никак. Она меня не интересует, и если бы можно было вообще проходить мимо, я бы запросто прошла. Иногда это не получается. То в реальной жизни волей-неволей приходится интересоваться - какую неприятность нам еще подкинут, то... попадаются такие вот книжки.

В Википедии роман американского писателя Кристофера Бакли (род. в 1952 г.) "Флоренс Аравийская" назван "сатирическим". Наверное, они знают что пишут, но... мне так не показалось. Сатира воспринимается обычно как старшая сестра юмора - а отсекание голов "неверным женам" и забивание камнями бедных женщин, виновных лишь в том, что посмели снять чадру и заявить о своих правах... это как-то несмешно.

Идея книги вполне в духе американских шпионских романов. Некая Флоренс, сотрудница бог знает чего, но далеко не простого, придумывает проект, как помочь арабским женщинам избавиться от ига арабских мужчин. То есть - эмансипация мусульманок, ни меньше ни больше. Сама Флоренс умудрилась побывать замужем за "арабским принцем" - и хватило ее на полгода. Потом удалось сбежать. Так что о правах и обязанностях женщин под чадрой она знала не понаслышке. А когда ее арабской подруге, жене посла в Америке, отсекли голову лишь за то, что она посмела захотеть остаться в Америке, у Флоренс родился план.

Главная страна, против которой плетутся интриги в этой книге, названа Васабия. Огромная отсталая мусульманская страна, накачанная нефтью по самое не хочу. Но в свое время Черчилль - в наказание непокорной Васабии за ее профранцузские настроения, создает береговое государство Матар - узкую полоску между Васабией и морем. Единственная цель такого политического образования - отрезать Васабию от моря.

Я не поленилась и посмотрела карту Аравийского полуострова. Понятное дело, ничего похожего на Матар там нет - хотя название слишком уж перекликается со всем известным Катаром... Однако подозрение, что под Васабией понимается Саудовская Аравия, у меня закралось.

И все закручивается стремительно и поначалу довольно успешно. На территории "дружественного Матара" возникает антивасабийская телевизионная компания, которая очень быстро создает серию программ, включая выпуски "специальных новостей" и даже телесериалы весьма провокационного содержания. Все это транслируется в соседнюю Васабию, и когда там опомнились, оказалось, что полстраны уже подсело на этот канал. Попытки глушить враждебное вещание не привели ни к чему: недружественный Израиль глушил глушилки.

Флоренс потеряла всякую осторожность. И когда, упоенная успехами, она принимается спасать васабийскую принцессу - жену короля, посмевшую ворваться на заседание совета министров без чадры и без шаровар (! - где была ее голова, когда она такое придумала!), дело принимает опасный оборот. Информация о принцессе не могла выйти за пределы королевского дворца - но была получена шпионскими методами. Шефы Флоренс напоминают ей "урок истории", когда Черчилль решил принести в жертву город Ковентри, который немцы решили взорвать - сохранив при этом в тайне информацию, что англичане разгадали секретный код немцев, - но и это Фьоренцу не убеждает.

Сначала я думала, что Бакли - писатель английский. Он насмехается над американцами (которые суют свой нос во все уголки Земного шара) и не любит французов. Но потом я поняла, что он настоящий американец: он умудряется помещать своих героев в немыслимо опасные ситуации - и вытаскивать их оттуда живыми. В жизни все гораздо суровей. Реальный прототип Флоренс - Ферн Холланд - была вероломно убита в Ираке 9 марта 2004 года в возрасте тридцати трех лет...

В середине книги я даже подумывала все бросить, но, во-первых, чтение книг - это чуть ли не единственное в жизни, что я довожу до победного конца. :) А во-вторых, когда я проснулась среди ночи, потому что мне снились герои этого романа и их невероятные деяния, я поняла, что и эту книгу я дочитаю.

Правда, уже сейчас я знаю, что постараюсь и впредь быть подальше от политики. А еще... Эта книга вряд ли добавляет любви к Ближнему Востоку и мусульманам. Хотя, наверное, я неправа. Они живут так тысячелетиями - и какое мы имеем право мешаться и осуждать...

P.S. Спасибо Nevergiveup за наводку!
Рубрики:  Книги

Метки:  

А все оказалось так просто...

Пятница, 02 Декабря 2011 г. 13:20 + в цитатник
Вчера моей электронной книге, букридеру Amazon Kindle, исполнилось пять месяцев. Я бы и не вспомнила об этом, если бы не "знаменательное событие", которое вчера произошло: только вчера я зарегистрировала ее на сайте Amazon! Хотя это рекомендуют делать сразу же после покупки. Но мальчик, на имя которого пришла эта книга, уволился, а я, вся такая продвинутая... не могла найти WiFi.

Представляю, что вы сейчас про меня подумали: не найти WiFi... в наше время... это нужно суметь! Но я сумела. Однажды я даже вспомнила об этом в Киеве в Макдональдсе (куда я зашла перед поездом) - но... в привокзальном Макдо связи не оказалось. Потом я даже наводила справки, где это можно найти, сто раз видела кафе с надписью на двери WiFi, но... все время бежала мимо. А ридер уже как-то подозрительно тормозил - зависал на минуту при создании закладок или заметок, а потом сам же включался и продолжал работать как ни в чем ни бывало. И мне это не нравилось...

Вчера же получилось просто по всем правилам: следите за знаками! Сначала я решила не сидеть на работе до полседьмого, а уйти раньше (вообще-то рабочий день у нас до пяти, но перед философией, чтобы не искать, где болтаться, я сижу дольше). Потом я зашла в супермаркет Рост - хотела посмотреть одежду. Уже на втором этаже услышала объявление: "В нашем супермаркете вы можете не только приобрести все необходимые товары, но и вкусно и недорого позавтракать, пообедать или поужинать!" Я тут же вспомнила, что мой скудный обед давно проскочил, а до дома еще часа четыре, а тут еще и вход в кафе оказался прямо передо мной...

На кассе меня вдруг осенило, и я спросила кассиршу: "А WiFi у вас есть?" Она кивнула: да, конечно! Букридер со мной всегда, и вот я нажимаю нужные кнопочки...

Конечно, получилось все не сразу. Сначала он поймал какой-то левый сигнал, требующий пароль. Потом я сказала ему "поищи еще" - и тогда он нашел сеть супермаркета Рост. А когда я подключилась, оказалось, что он... уже зарегистрирован! На имя того самого аспиранта с работы. Но я перерегистрировала его на свое имя - и теперь на главной странице у меня светится "Tatiana's Kindle". Тут же появились коллекции - которых мне тоже не хватало, и я вся довольная как слон пошла на философию.

И тут я такое узнала!! Когда я похвасталась, что, наконец, зарегистрировала свой букридер, наш Эжен пожал плечами и сказал: "А в школе тоже есть WiFi!" А я как дура пять месяцев (!) регулярно ходила в этот "Рост" и в школу - и не могла зарегистрировать свое устройство!

Но это еще не все. Дома я воткнула книжку в компьютер подзарядиться, потому что она уже не раз жаловалась, что "моя батарея разряжена!" Конечно, по пути я решила заглянуть "одним глазком", то есть компьютер был включен и подсоединен в Интернету. И тут такое началось!

На выключенном экране букридера стали меняться картинки. "Подождите, происходит обновление программного обеспечения!" - "Обновление успешно завершено!" - "Букридер будет перезагружен в ближайшие несколько минут!" - "Перезагрузка успешно завершена!" Цезарь сказал: "То ли он подгрузил эти программы еще в кафе и теперь их устанавливает, то ли... он активно сотрудничает с компьютером!" Но раньше мой компьютер его не видел. Да и почему он не установил все это сразу...

И наконец, появилось главное меню, в котором... оказались всего две пустые коллекции, которые я создала еще в кафе. Я успела завопить: "Он уничтожил все мои книги!" и тут же стала расстраиваться, что пропали все мои закладки в недавно прочитанных книгах... Но экран снова замигал, и вся коллекция стала появляться: 4 страницы... 8... 16... И все 302 книги оказались на месте.

Так что теперь я имею возможность пользоваться всеми возможностями своего устройства. Не прошло и пяти месяцев... :)
Рубрики:  Электронные книги

Метки:  

"Главное - мы живы и здоровы, остальное приложится..."

Суббота, 19 Ноября 2011 г. 23:05 + в цитатник
Анна Гавальда, "Утешительная партия игры в петанк"

Когда я перечитала выписанные по ходу фразы, я поняла, что это трудно назвать "афоризмами". Местами слишком длинно, местами невнятно, но... все равно это удивительно. И я все-таки помещу это здесь.


Так вот что значит быть четырнадцатилетней сегодня? Ясно осознавать, что все продается и покупается в этом дольнем мире, и в то же время оставаться настолько наивной и нежной, и верить, что можно, взяв за руки двух взрослых одновременно, шагая посередине, между ними, и не вприпрыжку, как раньше, но крепко сжимая их руки, сковывая их собою, несмотря ни на что удержать их _вместе._

Матрешек я тебе привез, ... знаешь, такая красивая куколка: чем больше проявляешь к ней интерес, тем мельче она оказывается…

«Живот женщины, это самое таинственное, что есть в мире, самое волнующее, самое красивое, даже самое сексуальное, как бы написали в ваших дебильных журналах, — долдонил он под снисходительным взглядом Лоранс, — так что, нет, только не живот… Спрячь его. И береги… Я, Матильда, тебе не мораль читаю и не о приличиях говорю… Я о любви. Куча пацанов будут мысленно измерять твою задницу и угадывать форму груди, и это честная игра, но живот — прибереги его для того, кого полюбишь, ты… Ты меня поняла?»

Так вот что значит знаменитый русский фатализм, думал он. Смотреть сквозь запотевшее стекло, как все твои добрые намерения тонут в колоссальном бардаке, окружающем тебя.

Чего из себя Наполеона строить, когда стоишь по колено в дерьме.

На усталость все можно свалить. Сколько лет он уже это делал, ловко прячась в мягких складках ее мятых одежд? За этой ширмой, такой пристойной и такой удобной…
И впрямь, в усталости есть некий шик, как будто знак удачной карьеры. И даже что-то лестное. Орден за заслуги, приколотый к неприкаянному сердцу.

Видишь ли, Шарль, у тебя есть только один недостаток, но, черт возьми, весьма прискорбный… Ты слишком умен… А в жизни, поверь мне, есть вещи, для которых не существует правил… Нельзя в твоем возрасте столько времени тратить на то, чтобы раскладывать жизнь по полочкам.

Он был нищий, она была великолепна, что он мог ей предложить? Только Париж.


А это нужно немного объяснить. Друг Шарля Алексис - музыкант. Бывший музыкант. Наверное, он был талантлив, вот только... музыка для него была неразрывно связано с наркотиками. И чтобы вырваться из этого плена, он вынужден был порвать с музыкой.


Я тогда почувствовал… чтобы вырваться из ада, я должен оставить там музыку. Своеобразная сделка…
—Ты больше совсем не играешь?
— Иногда… Фигню всякую… но по—настоящему… нет... Это выбивает меня из колеи, делает уязвимым… Не хочу больше никогда никаких ломок, а музыка для меня слишком сильный наркотик…
...Значит, и ты знаешь… чего это стоит — сбрасывать груз на дно… Жертвовать частью жизни, чтобы выплыть.


У меня просто мурашки по коже. Какую сильную волю все-таки нужно иметь, чтобы решиться на такую жертву...



Не надо верить в доброту великодушных людей. На самом деле они самые большие эгоисты…

Больше не курить — всего лишь способ запутать самого себя в причинах своей тоски.

— Почему мужчины такие трусы?
— Уф… А почему ты меня вдруг об этом спрашиваешь?
— Не знаю… Много встреч было в последнее время…
— Почему? — вздохнула она. — Наверное, потому что детей не рожают…

Настоящим наездникам — ноги и руки, беспомощным — плеть.

Этой женщине нужен друг, а не мужчина.

— Знаешь поговорку про деревню?.. - «Днем скучно, ночью страшно».


В книге очень много детей. И взрослых, которые этих детей воспитывают. Хотя... иногда непонятно, кто кого воспитывает на самом деле...

Самое простое говорить детям правду. Не был особенно силен в педагогике, но в этом не сомневался. Правда никогда еще не мешала фантазии. Наоборот.

Меня терзала мысль, что они могут забыть своих родителей. Как же я, наверно, мучила их всем этим. Теперь я это понимаю… В гостиной у нас стояла этажерка, и мы благоговейно выставляли на нее подарки, которые они делали в школе ко Дню матерей. И как-то раз к очередному празднику Алис принесла… не помню, шкатулку, кажется… Как все, что она делает, шкатулка была великолепна. Я похвалила ее и понесла на наш алтарь. Она ничего не сказала, но когда я вышла, схватила ее и со всей силы швырнула об стенку. «Я для тебя ее сделала, — закричала она, — для тебя. А не для мертвой!» Я собрала осколки и сняла фотографию на кухне. В который раз эти дети преподали мне урок, и кажется в этот день я сняла траур…


И это наверное, главная мысль книги: мы живы - и жизнь для живых.

Серия сообщений "Слово автору":
Часть 1 - "Если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, – значит, ты не понял шутки."
Часть 2 - Жизненная философия: от бога или от дьявола?
Часть 3 - Оскар Уайльд: жизнь и трагедия
Часть 4 - "Главное - мы живы и здоровы, остальное приложится..."
Часть 5 - Шпионские страсти
Часть 6 - "Вовсе не любовь заставляет мир вертеться..."
...
Часть 14 - "Сложными бывают только необязательные второстепенности..."
Часть 15 - "Непостижимый мир суть мрак, царящий в наших душах..."
Часть 16 - Настоящая британская мудрость


Метки:  

Удивительная история о настоящей любви

Суббота, 19 Ноября 2011 г. 22:43 + в цитатник
Gavalda (200x300, 15Kb)
Анна Гавальда, "Утешительная партия игры в петанк"

Если честно, я ожидала от этой книги совсем не такого. После всех этих "ступеней к просветлению" боялась умствований и претенциозности. И была ошеломлена тем, что получила.

Чтобы вас немножко помучить, сначала расскажу о самой писательнице. Несмотря на "почти русское" имя, она - француженка (поэтому фамилия читается с ударением на последний слог), хотя ее бабушка действительно была родом из Петербурга. В одном из интервью она даже призналась, что "в старости я устроюсь работать бабушкой в Эрмитаж". Но до старости ей еще далеко-далеко! Я просто не поверила своим глазам: она намного моложе меня, 70-го года рождения! И в таком возрасте - уже несколько крупных произведений и мировое признание.

Для информации (и для себя в качестве "планов на будущее") выпишу список ее произведений:

Мне бы хотелось, чтоб меня кто-нибудь где-нибудь ждал (сентябрь 1999)
(сборник новелл);
Романы:
Я её любил. Я его любила (октябрь 2003; экранизирован в 2009)
Просто вместе (март 2004; экранизирован в 2007)
Утешительная партия игры в петанк (март 2008)
Глоток свободы (август 2010)
35 кило надежды (2002)
(для юношества).

Пять больших книг и два фильма - неплохо для 40-летней женщины! :) "Гавальда — главная французская литературная сенсация", — писали о ней газеты. И я рада, что открыла это имя для себя!

******************

"Утешительная партия игры в петанк"

Вы когда-нибудь складывали паззлы? Наверняка! Первая половина книги напоминает большой паззл: вроде бы отдельные сюжеты, почти не связанные между собой. Но каждый элемент - точно на своем месте, и скоро начинает вырисовываться картинка...

Преуспевающий архитектор, о котором сложно сказать, счастлив он или нет, однажды получает письмо от друга детства. В письме всего два слова: "Анук умерла". И эти два коротких слова поднимают такую волну воспоминаний, что герой в них почти тонет. И получается, что все то правильное, упорядоченное, обустроенное, налаженное, что его обычно окружало, - ненастоящее. Фальшивое. Лишенное смысла. А смысл остался там, в неустроенной квартире из детства - квартире его друга. Там, где однажды осталась совсем одна мама друга - и не выдержав этого одиночества, решила уйти.


"Вот уже пятнадцать лет в двух домах отсюда мне втолковывали, что жизнь — это бесконечная череда обязанностей и испытаний. Что ничто не дается даром, все нужно заслужить, да еще и в нашем обществе, где заслуги, будем говорить откровенно, стали понятием эфемерным, где нет уважения ни к чему, даже к смертной казни! Тогда как вы. Вы… Я улыбался, потому что ваш вечно пустой холодильник, настежь распахнутая дверь, психодрамы, дурацкие прожекты, варварская философия, ваша уверенность в том, что заниматься накопительством — последнее дело, счастье — оно здесь и сейчас, вот возле этой тарелки все равно с чем, лишь бы в охотку, — всё это убеждало меня в обратном.

Анук ставила нам в заслугу только одно — что мы живы и здоровы, остальное не имело никакого значения. Остальное приложится..."


И вдруг - уход. Шарль пытается сложить эту головоломку: почему? Как могла уйти из жизни та, которая так любила жизнь? И он бросает все: бестолковую стройку в бестолковой России (где ночью улетают... подъемные краны!), благоустроенную квартиру с некогда любимой, но давно остывшей к нему женщиной, налаженный бизнес с его постоянными проектами, конкурсами, тендерами... Впрочем, бизнес настолько налажен, что уже может существовать и без него. Некоторое время. Как раз то время, чтобы он мог разобраться в себе.

Он едет к сыну Анук - другу-врагу, с которым связано столько хорошего и плохого в его жизни. Едет, чтобы бросить в лицо обвинение: как ты мог? Как ты мог бросить ее одну? Друг живет на другом конце Франции, и когда Шарль туда добрался...

"...выпрямился и увидел, что Алексис Ле Мен плачет.
Забыл все свои «благие намерения» и загубил работу аптекарши.
Раны, шишки, ссадины, швы, все пластыри и плотины, все пошло прахом.
Они схватились за руки, обняв Анук…"


Картинка сложилась. Все стало на свои места. И нет правых, и нет виноватых, а есть эта общая боль, которая снова сделала их друзьями...

...И тут оказывается, что это только половина истории!

И начинается новая игра.

Странный полузаброшенный дом, в котором тем не менее кипит жизнь. И хозяйка которого - полуангличанка-полуфранцуженка Кейт, как крысолов со своей дудочкой, приманивает всех детей городка. Что их сюда тянет? Почему они с радостью покидают свои благоустроенные дома, чтобы окунуться в эту атмосферу... да-да, того же странного бестолкового неустроенного уюта, который так знаком был Шарлю еще с детских лет - по квартире Анук. И они готовы спать вповалку в своих спальниках в бывшей графской конюшне (сам дом был сожжен последними хозяевами в годы Великой французской революции), жарить на костре сосиски на палочках и играть в игры, которые вовсе и не игры, а просто жизнь. Свобода. А еще - ощущение подлинности, истинности, доверия, тепла и любви, без которой не бывает жизни.

Совершенно случайно Шарль остается в этом доме на ночь - и всю ночь Кейт рассказывает ему свою историю... Грустную историю женщины, потерявшей все, - чтобы обрести еще больше.

"Я никогда не знаю, чем закончится история, - сказала Анна Гавальда в одном из интервью. - Собственно, это основная причина, по которой я пишу, - чтобы узнать, чем все закончится..."

Ну, и я не буду рассказывать, чем все закончилось, чтобы... чтобы вы непременно узнали это сами.
Рубрики:  Книги/Вот это да!

Метки:  

Серая-серая жизнь

Вторник, 15 Ноября 2011 г. 15:11 + в цитатник
улицкая (366x350, 29Kb)
Людмила Улицкая, "Сонечка"


"Он был совершенно равнодушен к русской литературе, находил ее голой, тенденциозной и нестерпимо нравоучительной"...


Если считать эту книгу образцом "русской литературы", то с героем повести я полностью согласна: книга показалась мне скучной, голой и если не нравоучительной, то тогда бессмысленной. И к концу остался только один вопрос: ну и что? И ради чего все это было написано?

Наверное, я так устала от школьной литературы, что даже через тридцать лет после окончания школы так и не могу себя заставить снова окунаться в эти извечные русские проблемы: нищета, убожество, беспросветность и какая-то тихая печаль и покорность. Украинская литература еще хуже, там кроме "тройного гнета" и "духа боротьби" мы вообще ничего не видели. Хотя, как потом оказалось, у тех же авторов, которых мы мусолили в рамках "партийной литературы", были нормальные цивильные произведения о вполне осмысленной и даже веселой жизни не обремененных глобальными проблемами людей...

"Сонечка" меня вернула именно к школе - не по стилю (стиль неплох) и содержанию (содержание куда мельче "школьного" Толстого или Достоевского), а по ощущениям. Той самой серенькой русской жизни без намека на эстетику и на фоне этого серенького убожества попыток изобретать свою философию.

Сама Сонечка получилась просто никакой. Чуть объемней Роберт Викторович - но у него и жизнь покруче, от собственной мастерской в Париже и почти мирового признания до сталинских лагерей и потом бесцветной жизни с бесцветной Сонечкой. И смерть, достойная такой жизни: в постели с молодой любовницей...

В общем, все вроде есть: книги, картины, музыка, любовь, секс... - вроде все правда, герои похожи на нас, но... душу не греет. И я согласна с Lelena_Yer: все такое такое "тошнотворно настоящее". А хочется чего-то более возвышенного, не такого приземленного и будничного.

Несколько цитат - просто так, почти ни о чем:

"Мы с тобой всегда останемся в проигрыше, какой бы из людоедов ни победил".

"Одна из четырех репродуцируемых картин не имела к нему никакого отношения, ибо принадлежала Моранди, а другая напечатана вверх ногами".

"Усталые молодые мужики мирно дремали в полутемном классе, получали свои тройки и успешно шли учиться дальше, кто на юриста, кто по партийной линии..."
Рубрики:  Книги

Метки:  

"Так жизнь ускользала от нас до сегодня..."

Среда, 02 Ноября 2011 г. 15:36 + в цитатник
Владимир Маяковский, "Владимир Маяковский", "Мистерия-буфф"

"Вечерние посиделки" получились совершенно неожиданно: Цезарь, любитель Маяковского, взял второй том "социального" издания (первый благополучно заныкали папа с сестрой - и следы его затерялись...) и принялся читать. Поскольку чтение его завораживало, он не смог удержаться от того, чтобы временами не цитировать мне. Сначала я морщилась: второй том - это поэмы, текст, настолько сложный не только для восприятия, но и для чтения, что Цезарь то и дело путался в знаках препинания, акцентах, рифмах и ударениях, и я с трудом воспринимала на слух эти нелепые построения:

"Большому и грязному человеку
подарили два поцелуя.
если осилите, почитайте


Это была поэма "Владимир Маяковский" - не удивляюсь, почему я ее раньше не читала. Только список действующих лиц многого стоит:

"Владимир Маяковский (поэт 20-25 лет).
Его знакомая (сажени 2-3. Не разговаривает).
Старик с черными сухими кошками (несколько тысяч лет).
Человек без глаза и ноги.
Человек без уха.
Человек без головы.
Человек с растянутым лицом.
Человек с двумя поцелуями.
Обыкновенный молодой человек.
Женщина со слезинкой.
Женщина со слезой.
Женщина со слезищей.
Газетчики, мальчики, девочки и др."


Дойдя до конца, Цезарь не остановился. А я достала свое вязание и примостилась рядом с ним. И мы погрузились в странную атмосферу "Мистерии-буфф".

За вечер мы прочитали три действия из пяти. Пока не проголодались и я не взмолилась: давай продолжим завтра!

Тем не менее это чтение оставило довольно сильное впечатление. Во-первых, иногда полезно хоть на старости лет прочитать то, до чего не дошли руки в школе. Во-вторых, "с высоты" этих самых лет все воспринимается по-другому: понимаешь, что этот ура-революционный треск - это дань власти за право писать как хочешь, и не стоит воспринимать все это деление на "чистых" (~ буржуазия) и "нечистых" (~ пролетариат) всерьез. А в-третьих, как ни крути, а Маяковский все-таки был мастер рифм и неординарных метафор.

"И вдруг, -
крушенья Помпеи помпезней, картина разверз-
лась -
с корнем
Париж был вырван
и вытоплен в бездне
у мира в расплавленном горне..."

"Хоть чуть чернее снегу-с,
но тем не менее
я - абиссинский негус.
Мое почтение!.."


А еще я подумала, что, может, нужно послушать Градского. Именно Градский в свое время вдохновил Цезаря почитать Маяковского. И еще многих, кого я тоже не люблю. Если честно, я Градского не воспринимаю. Даже после услышанных лет 20 назад слов Пугачевой: "Надо же, это - Мастер высочайшего уровня, но в нашей стране он почему-то остался непонятым..." Понять его мне никогда и не хотелось, высокий пронзительный голос (да-да, знаю про диапазон в четыре октавы, но поет он все равно слишком высоко) явно не в числе моих любимых мужских голосов, и кроме "Как молоды мы были" да "В полях под снегом и дождем" я ничего его и не слушала. А оказывается, у него вышла целая серия альбомов на стихи известных и не очень поэтов: Владимира Маяковского, Поля Элюара, Саши Черного, Бориса Пастернака, Владимира Набокова... Они все есть у Цезаря, и он неоднократно мне цитировал:

"Ты уйдешь, и откроются двери в рассвет.
Ты уйдешь, и откроются двери в меня..."


Это Поль Элюар. Которого я тоже не потянула, утонула в заумностях. А может... может, нужно попробовать послушать?

В общем, и этот вечер обещает быть интересным...
Рубрики:  Книги/Вечерние посиделки

Метки:  

Поиск сообщений в Homa06
Страницы: 11 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь