-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в hjv946

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.02.2015
Записей:
Комментариев:
Написано: 4276

Без заголовка

Дневник

Пятница, 30 Июня 2017 г. 17:51 + в цитатник
Ленка у меня замечательная. Мы с ней давно дружим, с пелёнок самых – она на месяц позже меня родилась. Мамы нас сажали рядышком, и так и сидели мы друг друга подпираючи и роняючи – то одна упадёт, то другая. Только я этого уже не помню. Это мама помнит. А я так…, я просто ей верю.
Мы с Ленкой в разные детские сады ходили, и в этот период мы виделись реже, и у нас даже появились свои какие-то подружки и друзья, но в школу мы попали в один класс, и, к десятому классу мы с ней съехались на одну парту. Я помогала ей учиться, а она не давала мне скучать, так и жили...
За тридцать лет нашего общения - её, непутёвую, постоянно заносило в какие-то жуткие истории – однажды она без спросу угребла в лодке с младшим братом на середину Камы (покаталась, ага…), в другой раз она с мотоцикла свалилась, и всё лето ходила в джинсах, но при каждом удобном случае разматывала бинты и показывала жуткие раны своим новым знакомым юношам, отвоёвывая, таким образом, их внимание и добавляя себе авторитету в их глазах.
Да…, в общем-то, с нею много всего ещё случалось: и переломы, и укусы собак, и насилие, и суды, и наркоманы, и цыгане. Но с Ленки – как с гуся вода (тьфу-тьфу-тьфу).

* * *

Мы с нею однажды решили, что никогда не будем ссориться. Не будем – и всё тут. И не ссорились. Дулись иногда друг на друга, но не ссорились. А чего ссориться-то, когда она убеждена, что я ей молочная сестра. По крайней мере, в это верит её мама; она рассказывает, что когда у моей мамы молока не было – она меня кормила, только я в это чего-то не очень верю, не дала бы моя мама меня кому-то другому кормить..., ну, да не важно это.

* * *

Ленка – она рядом, когда надо. Когда очень надо. Когда очень-очень-очень надо. Я её по пустякам не тревожу, она меня тоже. Но мы рады всегда друг другу. Хоть два раза в год видимся, хоть каждый день.

В 99 году летом мы вдвоём поехали вожатыми в лагерь. Взбрело в голову, решили денег заработать и отдохнуть - наивнейшие! (У меня, кстати, с тех времен в трудовой книжке на самом первом развороте в графе «профессия» так и значится – «вожатая»). Так вот…, выбрали мы самый младший отряд – семи-восьмилеток. Кто-то из них и в школу еще не ходил, а тут в лагерь сразу, на двадцать дней, без мамы и папы. У некоторых - первое время слезы, у других - потерянные щетки-полотенца, ночные путешествия по палате, у девочек - утренние косички, а мальчиков – пауты на нитках и ночные энурезы. В общем, всё как и положено детям семи – восьми лет.
Однажды мы отряд повели на качелях качаться, и Ленка моя ушла куда-то, оставив меня одну с тридцатью сорванцами. И тут на одного из наших галчат, самого маленького - Артемку – возьми, и напади кто-то из отряда постарше, уж не знаю чего они там делили, но я пошла Артемку от этих старших пацанят отбивать, и тут слышу вдруг – рёв со стороны качелей, и суматоха какая-то; Ленка, гляжу, бежит уже откуда-то, кричит мне что-то. Я к качелям – гляжу – у одной из девчонок ухо в крови. Она, оказывается, без моего догляду подошла к качающимся качелям, и те ей у самого виска, в ухо ударили.
Представляете?
У виска, в ухо!
Качели!
Да пару сантиметров еще – и всё, либо в сам висок, либо в глаз, подумать страшно! Мы хватаем эту девчонку, и бежим в медпункт, оставив отряд на кого-то из старших вожатых. Я ни мертва - ни жива, понимаю, что я прошляпила, я допустила всё это. Пока шла до медпункта, мысленно успела побывала в суде, перед скорбными и осуждающими лицами её родителей, вынесла себе приговор, и навсегда исключила себя из свободных граждан. Растяпа! Чуть ребёнка не укокошила!
В общем, пришли в медпункт, врач – женщина суровая, строго так спрашивает: «Кто был? Кто допустил?» У меня всё в горле пересохло, сказать ничего не могу, мычать только могу. Ленка, не задумываясь: «Я была!» - говорит, «Я!». Понимаете? И всё. Конечно, никакого суда не было, родителей не вызывали – намазали ухо зелёнкой, пластырь прилепили, и отправили обратно в отряд.
Но в этот момент я в очередной раз убедилась в надуманности всякого деления на женскую и мужскую дружбу – дружба – она одна, и она либо есть, либо её нет.

Метки:  

 Страницы: [1]