-Цитатник

Прикол: Дурмштранг и Хогвартс - перевод смыслов аятов - (1)

Хогвартс и Дурмштранг:)      Только что дошло - впрочем многие оказывается и так уж ...

"Попасть в гарем", глава 1. - (0)

Глава 1. История Сириуса Блэка Сириус давно уже понял, что верить всем и каждому нельзя. Ког...

"Попасть в гарем". Пролог. Фанфики Linnea - (0)

Название: Попасть в Гарем Автор: Linnea Бета/Гамма: НеЗмеяна Категория: слеш Рейтинг: NC-17 Пей...

От Юлианы: Собор Александра Невского в Париже - (1)

  Цитата Juliana Diamond   Париж, Собор Александра Невского  ...

Анимация из свечей -- Весьма оригинально и прельстиво, но... не моё - (0)

Анимация из свечей Всего-то 2 недели съемок и вуаля ) Я, если честно да и большинство ...

 -Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в GrayOwl

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

"я не знаю зачем и кому это нужно"(с) их слишком много

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.05.2010
Записей: 2700
Комментариев: 3888
Написано: 10310

"Лилейная Невеста". Глава 21.

Дневник

Пятница, 29 Апреля 2011 г. 21:49 + в цитатник

Глава 21.

 

 

 

 

 


…Северус готовился к церемонии торжественно. Он зашёл в лабораторию, налил из большого фиала с притёртой крышкой розовой воды, хранящейся специально для таких случаев. Затем прошёл в спальню, разделся, принял расслабляющую ванну с травами, тщательно вымыл волосы, и, не вытираясь, подошёл к кровати, уже подготовленной Линки для Хозяина. Северус поставил подушки так, чтобы сидеть на кровати, достал из заветного ящичка наркотик и осторожно взял крупинку, а потом поджёг её и торопливо затянулся. Время потекло по иным законам – медленно, так, что секунды казались вечностью. Милый призрак появился через несколько таких вечных секунд. Альвур был полностью одет, и нагота крепкого жилистого тела Снейпа дисгармонировала с его торжественной мантией.
Призрак присел на краешек кровати и тихо сказал:
– Я вижу, тебе холодно. Я согрею тебя.
Он неторопливо избавился от мантии, надетой на голое тело, как было положено у чистокровных магов ещё во времена учёбы Северуса, и лёг рядом с ним, накрыв обоих царапающей голое тело парчой, расшитой единорогами.
– Альвур, родной, я так скучал по тебе, – тихо промолвил Северус, – и я боюсь, очень боюсь потерять тебя потому, что в моё сердце неожиданно ворвался человек из плоти и крови. Я не знаю, что со мной, но, кажется, я люблю его и хочу быть с ним. Мы с ним очень разные во всём: он моложе меня почти вдвое, я был его учителем, понимаешь? Потом мы вместе воевали больше года, а после войны он был дважды женат, имел любовниц, но не любовников, нет, ведь он – Герой, убивший Волдеморта, так сказать, центр внимания всего магического сообщества Британии, так получилось, что после всего этого его угораздило полюбить меня, я читал его мысли, он не закрывался от меня, он, и в правду, меня очень любит, но его страстность пугает меня. У нас слишком разные темпераменты, хотя, что уж тут скрывать, я тоже хочу его, но…
Альвур, тебя я люблю и желаю сильнее. Ведь ты призрак, моё воспоминание о тебе! Я хочу этого сейчас, Альвур, любимый, возьми меня.
– Я знаю, как ты любишь меня, я это ощущаю всем своим естеством призрака, поверь, есть и такое, но я не могу выполнить твоё желание – ты уходишь, ускользаешь от меня. Ты говорил сейчас о своём любимом, подчёркивая разницу между вами, но я чувствовал, ты нарочито рассказывал так, чтобы не сделать мне больно, чтобы я не покинул тебя. Так успокойся на этот счёт – наши с тобою души связаны воедино кем-то, кто не знает милосердия и жалости, заставляя нас страдать от вечной незавершённости нашей любви.
И с кем бы ты не делил ложе, в конце концов, там, где душам даруют вечный покой, мы будем вместе, и мы не будем страдать из-за плотской любви…
– Ты говоришь мне всё это, чтобы оттолкнуть меня, а не приблизить, но я – живой человек. А ты – лишь призрак, и я… заставлю тебя сделать то, о чём сначала умолял, я просто покурю ещё.
Северус вскочил с кровати, схватил ещё крупинку опиума и затянулся, потом ещё и ещё, жадно, будто боясь опоздать… Вдруг мир вокруг него стал ярким, разноцветным, а в голове был только один голос, он кружился в мозгу, разъедая его изнутри: "Ты жаждешь соития с призраком, когда тебя любит и желает реальный человек, и ты тоже любишь его. Ты извращенец, Северус Снейп, ты должен отпустить меня или ты действительно предпочитаешь стать некрофилом?! Ты – трус, трус, трус!"
– Никогда никто не осмеливался называть меня трусом безнаказанно! Это касается и тебя, Альвур, "наставник"!
Северус разъярённо взглянул на фигуру, съёжившуюся под мантией и беззвучно рыдающую.
Он, всё ещё ослеплённый гневом, откинул мантию прочь, жадно обхватил Альвура и, не помня себя, начал его яростно ласкать. Потом он улёгся сзади и стал зацеловывать шею и спину Альвура, время от времени сжимая его ягодицы. Распалённый гневом и желанием, Северус перевернул покорное тело и увидел, что Альвур не возбуждён, несмотря на все его усилия. Он в изумлении отпрянул и спросил, удивившись вырвавшемуся из горла хрипу:
– Так значит… все мои попытки напрасны? Ты не хочешь меня?
– Я уже сказал тебе всё, что считал нужным для нас обоих. Я скоро растаю. Но я повторю – если ты боишься отношений с живым мужчиной, какими бы разными вы не были, ты – трус, Северус.
– Ты можешь подарить всего один поцелуй, мне, трусу?
– Иди ко мне, прижмись всем телом, вспомни, как мы целовались, пока я был жив…
Северус обхватил тело возлюбленного, но не почувствовал его. Альвур медленно таял в его объятиях, пока не исчез совсем.
…Мокрые волосы холодили тело, и Северус провёл по ним рукой, мгновенно высушивая. Он поцеловал подушку, на которой покоилась голова Альвура, и лёг на неё. Сон пришёл на удивление быстро, и был он спокойным и счастливым – Северус видел во сне, как Гарри перебирает его волосы, зарывается в них лицом, гладит, пропуская между пальцами, отдельные пряди, а сам Северус сидит в кресле возле камина и протягивает Поттеру кальян, объясняя, как им пользоваться, как не переборщить с дозой, каким прекрасным и разноцветным становится мир… Но Гарри отказывается, говоря: "Мир рядом с тобой и так слишком прекрасен, я люблю тебя, ты мой, мой Сев!" Поттер садится перед Северусом на корточки и тянется к нему лицом, блаженно зажмурясь и подставив губы. И Северус наклоняется, чтобы принять предложенный дар. Долгий поцелуй, жар в крови, но не такой мучительный, как бывет наяву, а просто лёгкое, спокойное желание утомлённого путника… Путника? Что за бред! Я же сплю… ах, да, я же опять летал, вращаясь и теряя силы, в этом ослепительном разноцветном мире, где так много света и оттенков всех цветов… опиум, проклятый наркотик. "Трус, трус, трус!" – звучит в ушах, как проклятие.
Альвур тает в объятиях, а вместо него оказывается Поттер. "Убирайтесь, мистер Поттер, из моей постели! Да кто Вам дал право?" Но настырный Поттер прижимается разгорячённым пахом к бедру Северуса всё сильнее, поцелуи его становятся яростными, как укусы, но Северус приказывает себе… Ме-е-е-рли-и-и-н! О, Боже!
Снейп просыпается от ощущения липкой спермы на животе и груди, вздрагивает от омерзения и покорно идёт в ванную, чтобы до утра отмокать в тёплой, подогреваемой заклинаниями, воде.
– Просто я слишком давно не… брал себя в руки, а тут ещё и Поттер приснился, – уговаривал себя успокоиться Снейп, – если бы это происходило наяву, я, без сомнения, сдержался бы, но вот Поттер во сне – это уже качественный скачок. Если и дальше так пойдёт… нет, даже думать о таком нельзя – я просто поставлю блок и буду держать, когда чёртов мальчишка рядом.
Ориентрируясь по внутренним, давно отлаженным, часам, Северус вылез из подостывшей воды, насухо вытерся и пошёл в спальню за бельём… В ногах кровати лежала тёмно-синяя парчовая мантия, вышитая единорогами. Повинуясь неосознанному стремлению, Снейп сначала с опаской дотронулся до её края – да, на ощупь она была такой же, как ночью.
– Но… как? Это же невозможное перекрестье миров или… это прощальный подарок, – осознал Северус. Он позвал Линки и приказал ему сложить или свернуть мантию как можно уже и тоньше. Когда эльф исчез, Снейп оценил его помощь – плотная мантия сейчас представляла собой свёрток длиной около шести дюймов и примерно такой же толщины.
Подобрав свёрток, Северус поцеловал ткань и убрал её в заветный ящичек, который, видимо, ему больше никогда не понадобится…
– Если я с горя, что меня бросил Поттер, не стану наркоманом, – почему-то вслух сказал Снейп и ухмыльнулся, доставая бельё, а потом пошёл бриться, как всегда, маггловским способом.
…Снейп разучился за четыре года держать блок постоянно и напряжённо ждал, когда Поттер отправится "на дело". Хотя это гарантирует свободу мыслей часа на два, не больше, а потом опять вернётся Поттер, и мука Северуса продолжится. Надо будет дать Гарольду зелье Сна-без-сновидений, да пораньше, а самому посидеть у камина, выпить огневиски – ровно столько, чтобы во сне никакие Поттеры не мерещились и хорошенько выспаться и, да, не забыть поставить в пределах досягаемости Антипохмельное зелье. Пока же предстоял завтрак с Поттером – ещё одно испытание блока.
Завтрак прошёл без притязаний Гарри на личную территорию Снейпа, то есть вполне цивилизованно. За исключением одного момента, когда Северус, отправляя в рот остаток тоста с джемом, не успел вытереть уголок рта салфеткой, как тут же к нему протянулась рука Поттера, смахнувшая пальцем злополучную каплю и отправила её себе в рот, а сам Поттер при этом многозначительно взглянул на Снейпа и облизнулся. Северус лишь грозно взглянул на нарушителя спокойствия, и промакнул рот.
– Вам бы тоже не помешало бы воспользоваться салфеткой, мистер Поттер, – откомментировал своё действие Снейп.
– А было вкусно, – беззаботно отозвался Гарри.
– То, что ты сделал, в высшей степени недопустимо и непристойно.
– Да ну, я уже возбудил тебя?
– Глупый мистер Поттер, не Вам ли знать, как трудно это сделать?
– Да уж, – угрюмо согласился Гарри, принимаясь за яичницу с беконом.
– Впрочем, на самом деле тебя очень легко возбудить, – вдруг радостно сообщил Поттер и залез на Северуса, так, чтобы оказаться с ним лицом к лицу, сидя на его бёдрах, и начал медленно ласкать кончиками пальцев лицо Сева.
– Мой, ты только мой, Северус.
Блок, держать блок, – подумал отчаянно Снейп, чувствуя, как отхлынула от лица кровь и болезненно напрягся член.
– Ну вот, ты уже готов, – промурчал в ухо Северусу не менее возбуджённый Гарри, – пойдём?
– К-куда?– выдавил Снейп.
– А, можно никуда не ходить. Сиди, как сидишь. В итоге Гарри снова попробовал сделать Северусу минет, но тот отказался, причём столь резко толкнув Гарри, что тот свалился на спину, при этом больно ударив копчик.
– Да что с тобой происходит, эй, железный человек? – спросил с возмущением Поттер, выбираясь из-под стола, как вдруг увидел протянутую ему руку.
– Вставай уже, негодник, – смеясь, ответил Снейп, – хватайся за руку да береги голову от удара об столешницу.
Гарри вылез, весь бордовый от гнева и унижения.
– Ничего, я своё наверстаю, – сказал он, шумно выдохнув, – не сегодня, так завтра, не завтра, так через месяц– другой, или через полгода, не имеет, в сущности, значения.
– А, я понял тебя, – всё ещё смеясь, сказал Северус, – через полгода ты переспишь со мной и бросишь, как надоевшую игрушку, ведь этого ты добиваешься.
Гарри перегнулся через стол, оказавшись так близко от лица Свевруса, что тот даже отшатнулся.
– Нет, я люблю тебя сильно и страстно и, разумеется, хочу быть с тобой в постели. Ты знаешь мои мысли, ты читал их, а уж сегодня мог бы быть со мной поласковее, ведь этим вечером я отправлю человека на долгие муки, и страшную, неведомую ни мне, ни ему, смерть. И, как ты думаешь, как я себя чувствую? Да, я заигрываю с тобой, чтобы ты, наконец, перестал приказывать своему разуму Мерлин знает что, а просто приласкал бы меня, держа в своих объятиях. Видишь, я унижаюсь, выпрашивая крохи тепла, а ты смеёшься.
– Но утром я…
– Мне нужна твоя любовь сегодня, как никогда.
– Прости, но я знаю, как бы мы не ласкали друг друга, забываясь на считанные мгновнения, в оставшееся время ты будешь думать только об этой мрази, Терри Буте, и жалеть его, будто он человек! Разве не так? Лучше пойдём выпьем огневиски, по стаканчику, не больше, для храбрости.
…Северус призвал ту самую пятигранную бутыль "Огденского" и налил из неё себе и Поттеру, они выпили стаканы до дна, и Поттер вновь стал подбираться к Северусу, когда того осенило. Он сказал Гарри отрывисто:
– Идём со мной, – и привёл его в библиотеку, достал книгу, всю затёртую и зачитанную, произнёс над ней какое-то короткое заклинание, положил на стол и с силой прижал руками к нему. Потом отдал почему-то тёплую изнутри книгу Поттеру и сказал:
– Это, и в правду, может быть пригодится Вам, мистер Поттер. Читайте от корки до корки, можете делать пометки на полях.
Поверьте, это… очень увлекательное чтение, оно займёт Ваш ум. Когда… будет пора, я прийду за Вами.
Северус вышел, а Гарри уткнулся носом в название книги, столь тщательно и не понятно, почему, обработанной Снейпом: "Гомосексуальные условия магии: Посвящённый и Посвящаемый".
Что за чушь? Мистика какая-то? Зачем она мне?
Открыв книгу, Гарри обнаружил ещё и подзаголовок: "Положение гомосексуальных пар в магическом сообществе".                       
А вот это уже поинтереснее.
Незаметно для себя, Поттер так увлёкся чтением и получением новой для него информации об отношениях внутри пары – учитель и ученик, и это не казалось ему противоестественным, напротив, он и сам считал, что в паре кто-то должен был вести, а кто-то, напротив, быть ведомым. Ответ на вопрос "Кому быть лидером?" лежал на поверхности. Конечно, Северусу, вот только его нежелание идти навстречу потенциальному ученику – Гарри – сильно смущало.
Потом пошла алхимия, Поттера пердёрнуло сначала из-за терминологии, столь ненавистной со школьной скамьи, но, постепенно, прорываясь через "сублимацию" и "тинктуру", на него снизошло озарение – они в своих отношениях дошли только до "возгонки" и ни шагом далее. У Гарри отлегло от сердца, значит, всё ещё будет, только не так быстро, как хотелось бы ему.
И тут пришёл Северус, как всегда неслышно он подобрался к самому плечу Поттера, посмотрел, на чём тот остановился, и улыбнулся своей мысли: "Он мальчик с мозгами, что бы я не говорил вслух всё время нашего общения. Он поймёт."
– Северус?
– Да, мистер Поттер, я пришёл Вам сказать, что пора идти на охоту.
– Сколько у меня ещё времени в запасе?
– Как я понимаю, ужинать Вы откажетесь, поэтому предложу Вам выпить ещё по стакану огневиски. На это у Вас время есть.
Гарри запомнил страницу и закрыл книгу.
– Отчего бы и не поужинать? Я сегодня толком не ел, если помните.
– Я удивлён, признаюсь, но ужин-таки приказал накрыть. Идёмте.
– И от стаканчика огневиски перед аппарацией я бы тоже не отказался.
– Слово гостя – закон в моём доме.
Они ужинали в молчании, становившемся всё более напряжённым. Наконец, профессор соизволил сообщить сухо:
– Мистер Поттер, было приятно отужинать в Вашем обществе. Одевайтесь пока в Ваши вещи…
– Какие мои вещи? Я пойду в этих.
– Но тогда Ваши э… друзья точно подумают, что Вы завели себе новую подружку, у которой и живёте. Переодевайтесь просто потому, что у рубашки на пуговицах мой вензель, и я не хотел бы выставлять его перед зорким оком Авроров.
– Ну тогда, конечно, я-то и не заметил.
– Вы слишком рассеянны перед важным делом. Это плохо. Соберитесь, мистер Поттер.
– Это всё книга виновата, – пожаловался или попробовал оправдаться Гарри, но Северус был неумолим:
– Перед аппарацией вы получите… очень большой стакан огневиски с тем вчерашним зельем. Не бойтесь, огневиски заставит Вас собраться. Слегка пьяный человек соображает быстрее трезвого, погруженного в свои думы, индивидуума. Это проверено лично мной.
Идите же и примените раздевающее и одевающее заклинания, у Вас мало времени. Да, вещи в гостевой.
Через две минуты появился Гарри, застёгивающий пуговицы на жилете.
– Подойдите ко мне, я помогу Вам. Что, одевающее заклинание даётся с трудом? Зато, я полагаю, с раздевающим у Вас намного лучше.
Гарри залился краской в ответ, но ему было чертовски приятно чувствовать, как ловкие пальцы Сева, застёгивая непослушные пуговицы, скользят по его груди и животу. Мерлин, опять стояк, да какой! Стыдно перед Севом – он же не делает со мной ничего, что могло бы вызвать такую реакцию… Делает, его руки на мне, это блаженство.
– Вот и всё, мистер Поттер. Скорее надевайте мантию, удобная она штука, правда?, – в голосе профессора мелькнул смешок, который он, разумеется, тут же подавил, но его глаза весело блестели, – под ней… ничего не видно.
– Линки! Виски!
От увиденной ёмкости у Поттера перехватило дыхание – чудовищно прекрасный, специально прогнутый "талией" под руку огромный бокалище, полный медового цвета жидкости.
– Пейте. А то останететесь без "сладкого". Да побыстрее, и ничего не бойтесь.
Поттер выпил бокал за шесть глотков. Северус всё это время внимательно посматривал на него.
– Шесть? Да Вы молодец, Поттер, только попрошу не лезть целоваться, а то Вы точно опоздаете.
– Яд! – в ужасе вскричал Гарри, – я забыл.
– В правом кармане мантии. До встречи.
– Люблю, – одними губами прошептал Гарри, но Северус услышал и важно кивнул в ответ.


Метки:  

 Страницы: [1]