-÷итатник

ѕрикол: ƒурмштранг и ’огвартс - перевод смыслов а€тов - (1)

’огвартс и ƒурмштранг:)      “олько что дошло - впрочем многие оказываетс€ и так уж ...

"ѕопасть в гарем", глава 1. - (0)

√лава 1. »стори€ —ириуса Ѕлэка —ириус давно уже пон€л, что верить всем и каждому нельз€.  ог...

"ѕопасть в гарем". ѕролог. ‘анфики Linnea - (0)

Ќазвание: ѕопасть в √арем јвтор: Linnea Ѕета/√амма: Ќе«ме€на  атегори€: слеш –ейтинг: NC-17 ѕей...

ќт ёлианы: —обор јлександра Ќевского в ѕариже - (1)

  ÷итата Juliana Diamond   ѕариж, —обор јлександра Ќевского  ...

јнимаци€ из свечей -- ¬есьма оригинально и прельстиво, но... не моЄ - (0)

јнимаци€ из свечей ¬сего-то 2 недели съемок и вуал€ ) я, если честно да и большинство ...

 -–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в GrayOwl

 -ѕодписка по e-mail

 

 -»нтересы

"€ не знаю зачем и кому это нужно"(с) их слишком много

 -—ообщества

„итатель сообществ (¬сего в списке: 4) tutti-futti-fanf ј–“_ј–“ель Buro-Perevod-Fics ќ_—амом_»нтересном

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 27.05.2010
«аписей: 2700
 омментариев: 3888
Ќаписано: 10310

"Ћилейна€ Ќевеста", глава 18: "ѕочЄм опиум дл€ ЌепрощЄнного солдата удачи?"

ƒневник

ѕ€тница, 25 ќкт€бр€ 2013 г. 21:08 + в цитатник

√лава 18. ѕочЄм опиум дл€ ЌепрощЄнного солдата удачи?

 

 

Ёпиграф є1:

 

"I have often told you stories 
About the way, 
I lived the life of a drifter 
Waiting for the day. 
When I'd take your hand and sing you songs 
Then maybe you would say 
Come, lay with me, love me 
And I would surely stay…

… In days of old, when nights were cold

I wandered about you 

But those days I thought my eyes 
Had seen you standing near 
Though blindness is confusing 
It shows that you're not here 

But I feel I'm growing older 
And the songs that I have sung 
Echo in the distance 
Like the sound of a windmill goin'round 
I guess I'll always be 
A soldier of fortune". 

Deep Purple, “Soldier of fortune”, ("—олдат удачи"), 1974.

 

Ёпиграф є2:

 

"… With time the child draws in

This whipping boy done wrong

Deprived of all his thoughts

The young man struggles on and on he's known

A vow unto his own

That never from this day

His will they'll take away

What I've felt

What I've known

Never shined through in what I've shown

Never be

Never see

Won't see what might have been

What I've felt

What I've known

Never shined through in what I've shown

Never free

Never me

So I dub thee unforgiven

 

They dedicate their lives

To running all of his

He tries to please them all

This bitter man he is

Throughout his life the same

He's battled constantly

This fight he cannot win

A tired man they see

no longer cares…

 

… You labeled me, I`ll lable you,

So I dub thee unforgiven".

 

 

 

Metallica, "The Unforgiven", p. I, ("ЌепрощЄнный, часть 1), 1991.

ќп€ть же, по скромному мнению чрезмерно назойливого и падкого на плагиат любого сорта јвтора, не следует "умножать сущности", перевод€ или комментиру€ мировые хиты.

 

"„то вверху, то и внизу", логически продолжа€ знаменитый парафраз √ермеса “рижды ¬еличайшего, что снаружи, то и внутри нас. ¬от и —еверус не выдержал в который раз тревожно сжавшей грудь темноты, пустоты и нелепого страха, гневно повысив голос:

– я уже не раз имел шанс убедитьс€ в твоей относительной, но реальности, “обиас!

“ак и будем говорить о делах насущных, "€ так хочу, € так велю, и пусть доводом моим будет вол€!"

– ќх, —евви, ты мен€ уморишь, право слово, – невесело рассме€лс€ призрачный наставник, – ј если бы € не понимал благородной латыни, что тогда? ј то, что твой блест€щий вызов, нет, меткий выпад, попал бы мимо цели. “ы и не заметил, что высказалс€ латинским афоризмом, но на чЄм же ты столь пламенно настаиваешь?

—нейп вновь нахмурилс€ и подвинулс€ на самый краешек кровати, словом, запахло жареным.

 

… ∆аль, но только люди искренне уверены, что их негативное мнение о других искренно и не имеет никакой св€зи с их понизившимс€ самомнением. ”нижение других людей автоматически помогает восстановлению самооценки.

Ѕесспорно, лишь люд€м известно, что на их поведение вли€ют телесные ощущени€. Ќапример, есть стойка€ ассоциаци€ между ощущением т€жести и "важностью", “серьЄзностью”, “весомостью”.

“олько мы, чЄрствые люди, склонны совершать аморальные поступки или не выполн€ть чью-то просьбу о помощи, если дл€ этого не надо прикладывать усилий или не придЄтс€ отказывать человеку напр€мую, лично.

Ћюди с лЄгкостью отталкивают тех, кому нужны, ради тех, кто нужен им. ¬ итоге, они станов€тс€ никому не нужными, такие глупые люди.

”вы, но гнев ускор€ет в люд€х и желание обладани€.

 

… ¬ действительности же, даже в этой уникальной реальности, бесплотным и бесстрастным призракам людской закон не писан, поэтому в спальне прозвучало умиротвор€ющее:

– ”спокойс€, прошу. Ќеужели ты позабыл, что сам себ€ вечно нарекаешь ЌепрощЄнным?  ак же можно обвин€ть кого-то, живого или мЄртвого, если сам себ€ простить не можешь, удачливый мой грешник? –еши, наконец, прощаешь ты себ€ или нет.

ѕрофессор зло усмехнулс€, жела€ подловить призрака на внеочередном знании не положенной ему по возрастному цензу реальной жизни маггловской музыки. ƒа, живому человеку очень хотелось прервать чересчур милостивого и милосердного призрака, но не тут-то было.

– ¬сЄ просто, как ты любишь говорить. я не человек, —евви, даже по твоей избранной терминологии, основанной на таинствах ¬еликого ƒелани€.

—еверус не выдержал и вздрогнул, ведь наставник вовсе не разбиралс€ в сакральных трактатах по алхимии. ѕризрак всЄ шептал слова, так и режущие скальпелем по живому сердцу:

–“воЄ воображение развито настолько, что и не одурманенное опиумом, оно способно творить чудеса плотские, жизненные, насто€щие. “еперь же теб€ полюбил человек, мужчина, у которого от твоей близости кипит кровь в венах, у него сильное тело. ќн имеет всЄ, необходимое дл€ реальной любви.

– Ќет, “обиас! Ётот необразованный, примитивный юнец не знает, что такое любовь, он просто желает разнообразить сексуальную жизнь, гр€зно использу€ мен€, как вещь, тр€пку, которую он выбросит через полгода! ћне надоела роль половой тр€пки, бездушной вещи!

—еверус вскочил с постели и искоса взгл€нул на фигуру, съЄжившуюс€ под мантией. ¬ его взгл€де моментально пронеслась €вственна€ непри€знь, тут же сменивша€с€ озлоблением, даже ненавистью.  азалось, он пр€мо здесь и сейчас повторит жуткое злоде€ние покойного отца, выкрикива€ исступлЄнно: ”Crucio! Crucio! Crucio!”

 

… Ќо к чему мучить до смерти и без того уже давно мЄртвого? Ёто же суща€ глупость даже в состо€нии наркотического опь€нени€. ƒа и доза давно верно подобрана вовсе не дл€ удовлетворени€ вспышек гнева, но ради получени€ очередной порции изысканного удовольстви€ от разговора по душам с милым, пускай, хоть трижды призрачным наставником.

 

ќднако на этот раз всЄ пошло другим путЄм.

—еверус, ослеплЄнный опиумом, гневом и жаждой, скинул ткань, крепко обхватил “обиаса и, не помн€ себ€, начал его €ростно ласкать. ќн улЄгс€ сзади, зарылс€ рукой в отлично ос€заемые, самые прекрасные волосы во ¬селенной, массиру€ чувствительный затылок, и стал покрывать жадными поцелу€ми шею и спину “обиаса. –аспалЄнный обидой и страстью, —еверус спустилс€ руками ниже по покорному телу, с силой вечного желани€ реальности сжима€ €годицы, и пон€л, что “обиас не возбуждЄн, несмотр€ на все усили€. јлхимик в изумлении отпр€нул и спросил, удивившись вырвавшемус€ из горла хрипу:

– «начит… все мои попытки напрасны? “ы не хочешь мен€, лишь дразнишь, как всЄ долгое, несчастное, взрослое проз€бание без теб€? “обиас, но как же так?..

– я подробно рассказал тебе всЄ, что считал нужным дл€ нас обоих. я уже ответил тебе благословением, но в тот раз ты ничего не пон€л, образчик бренного тела, – тоже неожиданно хрипло выплюнул призрак, – ѕотому € и предложил, скажем, очную ставку по твоему желанию, и всЄ. » вот, что € чувствую, пон€л по недоговорЄнности, пресловутому шпионскому мастерству в общении даже со мной, бесплотным, безобидным духом…

“ы не просто заур€дный лжец, но столь великий мастер в этом низменном ремесле, что сам не можешь отличить правды ото лжи при всЄм желании, будь оно у теб€. “ы окружил себ€ ложью, пропитал ей всю жизнь, но зачем этот океан лжи, ты сам, создатель новой жизни с нул€, уже не можешь осознать. “ы привык делать основной упор лишь на крайне разумный, холодный расчЄт, логику. » как тебе удаЄтс€ успешно заниматьс€ мистическими таинствами јлхимии? “ебе просто не с кем осуществить главный ритуал ¬еликого ƒелани€, или это только кажетс€?

Ќедаром сказано, что с одной логикой нельз€ через натуру перескочить! Ћогика предугадает три случа€, а их миллион! Ќаука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себ€, ибо всЄ на свете на личном интересе основано.

– ћожет, хватит цитировать этого русского господина? –  не на шутку рассердилс€ —нейп, – ”ж €-то за все свои преступлени€ по сей день расплачиваюсь. ’оть € не тварь дрожаща€, но и права не имею, как любой пор€дочный смертный.

‘ункци€ же здравой мысли заключаетс€ в том, чтобы всегда быть зан€той чем-либо.

 – ќ, да, но большинство нас хочет, чтобы ум был посто€нно зан€т так, чтобы это не давало нам возможности видеть себ€ такими, каковы мы есть в действительности. ћы боимс€ оказатьс€ пустыми, мы боимс€ гл€деть на наши страхи. ¬от ты, всю сознательную жизнь играешь в шахматы с јнгелом —мерти, гордо счита€ себ€ храбрецом, более того, с началом новой жизни ты благородно перестал играть чужими судьбами.

–  ј ты скажешь, € веду себ€ недостойно, обманыва€ безликую обманщицу? –  недовольно поморщилс€ —еверус, но “обиас не отставал.

– Ќе побо€лс€ бы ты увидеть истинное лицо милосердного, бескрылого ¬естника —мерти?

∆ивой промолчал. ј что тут можно сказать, если все люди нереально страшатс€ именно этого зрелища, по большому счЄту? Ќевыносимо трудно вести длительную, заведомо проигрышную игру с пугающим, неотвратимым финалом… почти любой ценой отвоЄвыва€ сутки за сутками.

ѕризрак с лЄгкостью поставил бывшего воспитанника на место и снизошЄл до утешени€:

–  Ќет-нет, € вовсе не намереваюсь обсуждать твои личные жизненные принципы, солдат удачи.

“ебе можно только по-хорошему позавидовать, –  вздохнул “обиас, а —еверус облизал отчего-то пересохшие губы, ожида€ продолжени€ загадочной фразы.

–  “ы же во взрослой жизни не имел поводов сомневатьс€ в подлинном отношении окружающих волшебников к своей персоне. ƒаже тво€ славна€ Ћегиллименци€ тут особенно не при чЄм, простой житейский опыт. Ќо далеко не всем так везЄт…

”знать всю подноготную и не просто остатьс€ в живых, но и быть на хорошем счету.

¬прочем, извини, € излишне увлЄкс€ патетикой, что мне не к лицу, – призрак в который раз изобразил бесстрастную и бесцветную, просто светскую улыбку, но продолжил внушительно, с нажимом:

– » что теперь? Ќачалась нова€ игра от банальной скуки? “ы сам себе противоречишь, и где, в таком случае, тво€ логика? “ы же у нас учЄный, не €!

≈го слова воспринимались необыкновенно отчЄтливо, как эхо отдава€сь в пресловутой тьме и холоде спальни. «ато, слава всем богам, прекратилс€ измучивший душу поэта плач иррационального происхождени€, и на том спасибо.

– я не столь уж и бездарный слушатель, советчик, и прочее, как ты полагаешь, будь внимательнее к мысл€м, ибо они есть начало поступков. “ы зате€л низменную, греховную игру с жизнью и величайшей св€тыней, сокровенной сутью, душой этого молодого мужчины! „то ты творишь, —евви?!

“ак €ростно “обиас никогда прежде не позвол€л себе повышать голос, ни живым, ни в призрачном облике. —еверус оп€ть заметно содрогнулс€, от приступа инфернального ужаса тело покрылось лед€ным потом. Ќо он сдержалс€, превратившись во внимание, и был тому резон.

– √оворишь мне о его жажде восстановить попранную справедливость во им€ зверски умерщвлЄнной ∆енщины, светлой пам€ти подруги, не любовницы. ј сам решил сделать из этого несчастного смертного убогую копию самого себ€, отравител€? Ќо ты играл эту роль не по своей воле, ты так долго плакал и ужасающе болезненно переживал утрату тоже ∆енщины, своей любимой, заметь, отравленной по приказу господина начальника. ѕойми же разницу меж вами, люб€щими так, как умеете и понимаете… пока.  онечно, вы влюблены, это факт, и…

”мол€ю, не делай этого, не то очень пожалеешь, да будет поздно, – со странной интонацией прошептал милый наставник.

Ѕыл в его голосе и отзвук самой насто€щей, реальной угрозы. Ѕыла и долга€, минорна€ нота переживани€ за —евви. ÷елую гамму нераспознанных чувств и эмоций можно было расслышать в этом выдохе, но запомнит ли всЄ это, захочет ли запомнить и поверить хладнокровный, рациональный —еверус “обиас —нейп? Ќаучитс€ ли хоть чему-то или действительно пожалеет не раз, и не два?

—еверусу казалось, он сам уже давным-давно умер, и перестал вникать в нравоучени€ равного, мертвеца, бесплотного духа.

– Ќе пытайс€ использовать влюблЄнного человека, как палитру художника, ты, мечтающий скрасить бесцветье дн€!

 огда ты будешь ценить то, что есть, а не жить в посто€нном ожидании встречи с идеалом, тогда и будешь по-насто€щему счастлив. Ќаучись любить других, как самого себ€, это не унижение, не попрание гордыни и чувства человеческого достоинства, но необходимость человека разумного, из плоти и крови. ƒай себе волю, попытайс€ полюбить этого мужчину, ибо он тебе интересен. ѕочитай об искусстве любви, раз ты знаешь почти всЄ об искусстве выживани€, но не жизни, о выборе: иметь или быть…

– “ы о нашумевшей работе этого заумного, много о себе возомнившего ‘ромма?  ажетс€… 

—еверус вдруг оживилс€, забыв о действии наркотика, желании предатьс€ плотской любви с не упокоенным духом без плоти и жидкостей, о неверо€тном до сей ночи поведении “обиаса, его откровени€х и поучени€х, да ударилс€ в анализ. “ака€ последовательность хода мыслей не единожды выручала двойного шпиона все шестнадцать лет фактического небыти€.

“очно, есть у мен€ эта книга, написанна€ в прошлом веке, естественно, прочитанна€ и убранна€ на самую дальнюю полку. Ёто произведение крайне невежественное и ограниченное, практически, как люба€ тенденциозна€ маггловска€ претензи€ на обновлЄнное воспри€тие пон€ти€ Ћюбви, от родительской, до эротической, более того, вплоть до божественной.  »… эту чушь ты предлагаешь мне вз€ть на вооружение? ѕосле твоей исповеди о сущности Ѕога и религий?

я решительно отказываюсь понимать… сегодн€ теб€, “обиас.

– » это пройдЄт, —евви, тебе предстоит…

ѕризрак стал таким реальным, что, казалось, вот-вот воскреснет из мЄртвых, смертью смерть поправ, но, как известно, чудес на свете не бывает.

–  стати, € удивлЄн твоему отношению к моим словам именно о божественной природе.

– ј что же такого особенного ты сказал о божествах, кроме их жестокости и немилосердности? 

– ¬ том-то и есть вс€ соль, мой —евви. “ы же знаешь, какие мор€ крови пролили люди во им€ защиты "божественных интересов", но боги умны. ќни не живут на «емле, иначе давным-давно захлебнулись бы.  о всему прочему, во-первых, вера не становитс€ истиной только потому, что кто-то за неЄ умирает, а, во-вторых, атеизм нуждаетс€ в религии ничуть не меньше, чем вера.

– ¬ообще, до этой ночи € очень сомневалс€ в наличии богов любого сорта, точнее, в том, что они выслушали хоть одну молитву, к ним обращЄнную. ћожно и сострить, привед€ столь веский аргумент дл€ основы моих колебаний, как парочка цитат из перлов несносного, но примечательного ќскара ”айльда, вот они.  огда боги хот€т наказать нас, они отвечают на наши молитвы. ¬о всЄм, к чему люди относ€тс€ серьЄзно, нужно видеть комическую сторону вещей. ≈сли же по-прежнему мудрствовать лукаво, то, по словам бессмертного ¬ергили€, никто не может быть ни всезнающим, ни всемогущим.

– ƒа, но на то вы и люди разумные, – местоимение было €вно выделено голосом, – чтобы сполна пон€ть эту прекраснейшую мысль древнего римл€нина:ћы должны стремитьс€ не к тому, чтобы нас вс€кий понимал, а к тому, чтобы нас нельз€ было не пон€ть.

–адует, что ты успешно перен€л мою осторожность при обращении к Ѕогу, не называ€ по имени, значит, не докуча€, да особенно и не рассчитыва€ на ответ.

— мен€ довольно. я скоро растаю, а тебе больше сегодн€ курить нельз€, –  резко оборвал призрак, категорически сообщив: –  » повторю, если ты боишьс€ отношений с живым человеком, какими бы разными вы ни были, ты жалкий трус и эгоист, —евви.

– “ы можешь одарить всего одним поцелуем мен€, хоть трижды труса и законченного эгоиста?

– “ы сказал, –  устало выдохнул призрак, – “ак прижмись всем телом, вспомни наши поцелуи, когда € был жив…

—еверус с силой обхватил тело возлюбленного, но почти не почувствовал его.

“обиас медленно та€л в его объ€ти€х, пока не исчез совсем.

 

… ћокрые волосы холодили тело, и —еверус провЄл по ним рукой, мгновенно высушива€. ќн поцеловал подушку, на которой покоилась голова “обиаса, и тоже лЄг на неЄ. —он пришЄл на удивление быстро, был он спокойным и весьма правдоподобным. јлхимику снилось, как он привычно просвещает задержавшегос€ в гост€х мистера ѕоттера, говор€:

–  огда хот€т сделать людей добрыми и мудрыми, терпимыми и благородными, то неизбежно приход€т к желанию убить их всех.

Ќо √арри, это вам не –емус, поколение Pepsi не понимает столь глубинных мыслей. ¬олей-неволей, —еверусу приходитс€ сменить тему, чтобы развлечь его по традиции исконно английского гостеприимства.

’оз€ин дома принимаетс€ за совершенно иное, по существу, сотр€сание воздуха:

– «наете ли ¬ы, √арольд, что нужно расценивать каждого человека в своей жизни, как учител€? ¬ы удивлены? „то же, раскрою подробнее сию восточную мудрость.  то-то учит нас быть сильнее, кто-то – добрее, кто-то учит прощать, а найдЄтс€ и тот, с кем ¬ам самому будет просто хорошо. ≈сть и те, кто ничему не учит нас, лишь ломают, но и от этого мы получаем жизненный опыт, который €вл€етс€ бесценным. ≈сли уж кто-то по€вилс€ в твоей жизни, следует ценить это, ибо такое событие неслучайно.

јлхимик гор€чо декламирует стихи в подтверждение прозаической части речи:

– ƒано и отдано?
   ѕодарено и вз€то?
   ¬се погашаетс€ возвратом?
   “оргаши!..

Ќо и эти пафосные строфы лет€т мимо ушей невнимательного слушател€, хоз€ину вновь необходимо перейти к очередному способу развлечени€ гост€, на сей раз, лирического плана.

–  —вобода и любовь в душе не разделимы,
    Ќо нет любви, не налагавшей уз…

Ќаконец-то в цель! ѕравда, цель выбрана не хоз€ином дома, но он тотчас решает, что дл€ разр€дки напр€жЄнной обстановки хоть как-то сойдЄт, а и ладно, всегда можно сымпровизировать. –азнежившийс€ √арри перебирает волосы —еверуса, зарываетс€ в них лицом, гладит отдельные пр€ди, пропуска€ между пальцами.

—ам он по-прежнему сидит в кресле возле камина и прот€гивает ѕоттеру каль€н, подробно объ€сн€€, как им пользоватьс€, о необходимой дозе, чтобы вымышленный мир стал чарующим, разноцветным и прекрасным…

Ќо √арри решительно отказываетс€, утвержда€:

– ћир р€дом с тобой и так волшебный, ведь € люблю теб€, ты мой, мой, —ев! 

ѕоттер садитс€ на корточки, т€нетс€, блаженно зажмурившись и подставив губы. » —еверус наклон€етс€, чтобы прин€ть предложенный дар. ƒолгий поцелуй, жар в крови, но не такой мучительный, как бывает в грЄзах, а просто резонное желание утомлЄнного путника утолить жажду…

 

– ѕутника? „то за бред! я же сплю…

јх, да, € оп€ть летал, враща€сь и тер€€ силы, в этом ослепительном дивном мире, где так много света и оттенков всех цветов радуги… 

Ёто опиум, трекл€тый наркотик.

– “рус, трус, трус! – звучит в ушах, как вечное прокл€тие.

≈динственный возлюбленный, прекраснейший в мире “обиас тает в объ€ти€х, а вместо него оказываетс€ ѕоттер.

– ћистер ѕоттер, убирайтесь из моей постели! ƒа кто ¬ам дал право вновь осквернить мою спальню?!? я сейчас же уничтожу ¬ас бесследно, довольно с мен€ ¬ашей наглости, это не квиддитч, а € не снитч!

Ќастырный ѕоттер прижимаетс€ и трЄтс€ разгор€чЄнным пахом всЄ сильнее, поцелуи его станов€тс€ сладкими и €ростными, как укусы, но —еверус строго приказывает себе сдержатьс€ и…

– ће-е-е-рли-и-и-н! ќ, боги!

 

… —нейп просыпаетс€ от ощущени€ липкой спермы на животе, вздрагивает от омерзени€ и покорно плетЄтс€ в ванную, чтобы до утра отмокать в тЄплой воде, подогреваемой заклинани€ми.

—пать больше не хотелось, положим, во избежание.

– ѕросто € слишком давно по собственному желанию не… брал себ€ в руки, а тут ещЄ и ѕоттер приснилс€, – как повелось, успокаивал себ€ алхимик голосом, –  ѕроисходи это на€ву, без сомнени€, € сдержалс€ бы, но вот ѕоттер во сне вторично, точно в такой же ситуации, это уже качественный скачок. ≈сли и дальше так пойдЄт… нет, даже думать об этом нельз€. я просто поставлю блок, и буду держать, когда прокл€тый юнец р€дом.

ј… собственно, почему бы ни выгнать его навсегда прочь из моего дома, моей жизни?

ќ, нет, у мен€ же в руке палитра с долгожданными, €ркими красками, а √ерой станет гр€зным отравителем, это мо€ игра, посему пока он будет у моих ног. —кажем, по первому свистку.

Ќо… почему-то мне больше не хочетс€ продолжать игру. —ловно € во сне слышал голос “обиаса, обвин€вшего мен€ в низкопробном развлечении…

»ли это очередна€ наркотическа€ галлюцинаци€?..

—еверус встр€хнул волосами и привычно почесал нос. ќн делал так, незаметно дл€ себ€ самого, в состо€нии внутренней погруженности, в ходе размышлений, но чаще, в понимании серьЄзного логического тупика, выход из которого долго не удаЄтс€ найти. ¬ итоге же, профессор справл€лс€ с такого рода головоломками, значит, и эта задачка будет решена.

– Ќичего не понимаю в этих галлюцинаци€х и, вообще, в теории бессознательного и сновидений, –  пробормотал он, и задалс€ очередным зан€тным вопросом:

– √де же неуловима€ грань между иллюзией и реальностью, вымыслом и правдой? ¬друг € сам выдумал все так называемые встречи с “обиасом, его слова, советы, вообразил, что чувствую его близость? »бо мы видим всЄ не таким, каково оно есть, а таковым, какие мы сами. ј на сновидени€ это распростран€етс€ ещЄ в большей мере, включа€ наши тайные желани€, мечты…

«ато в таком случае € имею полное право не слушатьс€ порождени€ собственной богатой фантазии нездорового толка. —амое-то главное, откуда призраку, по его утверждению, обитающему в ином, нематериальном мире, знать, что происходит в моей голове? я ни слова не сказал о гор€чем желании полового √еро€ отомстить. “обиас же не мог по сторону обучитьс€ искусству чтени€ мыслей!

  несчастью, —еверус позабыл про упом€нутое несчастным мертвецом естество, способное чувствовать то, что недоступно живым люд€м, к примеру, всЄ ту же любовь. ћожет быть, слишком рассудительному человеку до отвращени€ непри€тно серьЄзно восприн€ть нелепую мистику, от€гощЄнную наркотиком, раз банальна€ вера в богов любого сорта отсутствует, как вещь в себе?..

 то знает.

 

ѕрофессор неосознанно приосанилс€, но "понесло его дальше, – куда, всЄ равно", как "ѕь€ный корабль". » это тоже, если не совсем правильно и разумно, то вполне объ€снимо житейски. ¬ какие только дебри непролазные и чащи непроходимые пустого мудрствовани€ не уходим мы порой лишь дл€ того, чтобы избежать или отложить решение насущных, чересчур сложных морально-этических проблем! ќтвлечьс€, развлечьс€, да и позабыть, с чего всЄ началось.

 – ≈щЄ старичок ћонтень написал, что размышл€ть о смерти, значит, размышл€ть о свободе.  то научилс€ умирать, тот разучилс€ быть рабом. √отовность умереть избавл€ет нас от вс€кого подчинени€ и принуждени€. » нет в жизни зла дл€ того, кто постиг, что потер€ть жизнь есть вовсе не зло. 
ќп€ть же, тот самый индус из моего рваного бреда весьма мило сказал о жизни и не только.
≈сть искусство жизни, а есть искусство умирани€, и второе искусство более ценно, нежели первое. ¬торое можно познать лишь тогда, когда вы уже познали первое. Ћишь те, кто знает, как правильно жить, знают, как правильно умирать. » смерть тогда становитс€ дверью в божественное.

ƒа-с, одним словом, и вс€к зевает да живЄт…

—нейп широко зевнул и с хрустом пот€нулс€.

– Ёто € к тому, что мне нужно выспатьс€ нормально как можно скорее, но сегодн€шний день, который несколько часов уже продолжаетс€, придЄтс€ списать в разр€д неудачных. ƒень на день не приходитс€, а порой, и ночь на ночь.

«а одну ночь нельз€ изменить жизнь. Ќо за одну лишь ночь вполне возможно изменить те самые мысли, которые, в свою очередь, навсегда измен€т жизнь.

—вои радости и несчасть€ мы создаЄм только собственными мысл€ми, значит, мне осталось направить их в нужном направлении.

Ќо что есть смерть любого человека, коли не просто смерть, а смерть пары-другой миллионов человек не более чем холодна€ статистика? „еловечество зеленеет и цветЄт, ув€дает и замирает – в одно и то же врем€.

¬от прив€зались эти маггловские творцы всех сортов!

“ьфу ты, ну, что €, как прокл€тый, всЄ о смерти и тому подобном?   ћордреду ока€нному! –  алхимик повысил глас свой, но воврем€, умело одЄрнул себ€, не провоциру€ на дальнейшее закипание привычного строго в одиночестве гнева.

¬место этого, он с шумом и брызгами развернулс€ в ванне, сменив позу на одну ему доступную, ну, очень замысловатую, ненадолго задумалс€, €вно что-то припомина€.

“ак оно и оказалось.

– ћо€ жизнь – мои правила.  ому они не по нраву, пускай не лезет в мою жизнь, как говорили наши славные во всех смыслах слизеринцы. »х же словами, правда – сильнейшее оружие в строго рассчитанных дозировках, –  оптимистично выдал алхимик.

 

ќриентиру€сь по внутренним, давно отлаженным, часам, —еверус вылез из подстывшей воды, насухо вытерс€ и пошЄл в спальню за бельЄм…

—тало €сно, что с трудом отвоЄванный у самого себ€ оптимизм не к месту и не ко времени, напротив.

¬ ногах кровати лежала тЄмно-син€€ парчова€ манти€, вышита€ единорогами. ѕовину€сь привычному желанию расставить всЄ по полочкам, —нейп с некоторой опаской дотронулс€ до жЄсткой ткани.

– ƒа, на ощупь она така€ же, как ночью.

Ќо… как? ¬едь это невозможное перекрестье миров, или… прощальный подарок. Ќет, скорее, это реальный знак желанного мне благословени€.

—еверус едва не застонал от невыразимой муки, вполне очевидно, весьма длительного расставани€ с милым призраком.

Ќо волшебник со стальным сердцем и мечтательной душой силой заставил себ€ рассуждать здраво:

– “о самое благословение на жизнь со всеми еЄ радост€ми и бедами, которое € бессознательно чувствовал, вв€завшись в чужую жизнь, решив поиграть ей, задумав жестоко, но ос€заемо позабавитьс€ за счЄт убийства частички души несчастного, в общем-то, молодого человека. ƒа, профессор —нейп, сэр, по старой привычке возжелал этому любопытному ученику прочувствовать хоть тыс€чную долю тех мук совести, через которые прошЄл сам.

 огда в пь€ном виде € поцеловалс€ с ним, то уже чувствовал, что начинаетс€ нова€ эпоха в жизни —еверуса “обиаса —нейпа, именно, жизни, а не скучного бесцветь€ дн€, нескончаемой череды одинаковых, серых дней.

Ѕлагодарю теб€, возлюбленный мой “обиас, за всЄ сказанное. я попытаюсь и сам любить плодотворно, по принципу быти€, и его научить хоть азам теории, знакомой мне.

ѕонимаю, что "тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие наход€т их", така€ любовь скорее исключение из правил.

  тому же, прив€завша€с€ с упорством, достойным лучшего применени€, книга ‘ромма не идЄт из ума. ј почему бы и нет? Ёта работа не так уж глупа, если хорошенько вспомнить основные принципы и положени€.

∆аль, только опыт покажет, способен ли € обучитьс€ не любви-прагме, рассудочному чувству, побуждаемому в человеке не чистосердечной прив€занностью, а в корыстных интересах ради извлечени€ выгод и удобств. Ћюбовь, как и море, не терпит педантов. Ќо любовь есть самое краткое чувство из всех вечных, да и первый еЄ вздох есть, по сути, последнее дыхание мудрости, как ни прискорбно понимать.

ј ѕотт… нет, √арри, должен отказатьс€ от обычной дл€ него игры в любовь до первых про€влений скуки, основанной на сексуальном влечении и направленной только на удовольстви€.

¬се эти выкладки куда лучше беспросветного, традиционного дл€ авраамических религий совета исцелени€ от всех напастей разом. ћолитьс€, поститьс€ и ка€тьс€, да противл€тьс€ греху. ј уж практика буддистского просветлени€ ради бесконечных, безысходных реинкарнаций попросту глупость. ’а, кому всЄ это нужно?

 

“олько сейчас —еверус с полным правом удовлетворЄнно вздохнул полной грудью. ≈щЄ бы!  ажетс€, акценты расставлены верно… теоретически, необходимо попрактиковатьс€, но страшновато по привычке довер€ть хоть кому-то полностью и безоговорочно. Ќет, не просто иметь или отдаватьс€ телесно, но раскрыть душу, доверить секреты. √арри же полноценный человек, не оборотень бездушный.

Ќе одни лишь кошки учатс€, наблюда€, но и люди стрем€тс€ к познанию новых сфер этой прекрасной, единственной и неповторимой жизни, хоть трижды бренной.

 

—нейп позволил себе лишь почти невесомо коснутьс€ губами знака ритуального прощани€ и благословени€, ему тотчас стало значительно легче. ƒаже почти бессонна€ ночь никак не сказывалась. ¬олшебник чувствовал себ€ полным сил, попросту на подъЄме.

ќн решительно позвал ¬инли и приказал сложить или свернуть мантию как можно тоньше. ≈два эльф исчез, алхимик оценил его помощь. ѕлотна€, колюча€ манти€ теперь представл€ла собой свЄрток длиной около шести дюймов и примерно двух в ширину.

—еверус ещЄ раз бесстрастно поцеловал ткань и убрал в заветный €щичек, который, видимо, ему больше никогда не понадобитс€.

– ≈сли € с гор€, что мен€ бросил ѕоттер, не стану законченным наркоманом, – почему-то весело сказал профессор и довольно ухмыльнулс€ своей шутке, достава€ бельЄ, а потом пошЄл бритьс€ уже привычным маггловским способом.

 

—ери€ сообщений "ћои романы по миру √ѕ :"Ћилейна€ Ќевеста"":
—овы -- не те, кем они кажутс€ (с)
„асть 1 - "Ћилейна€ Ќевеста". Ўапка с важными изменени€ми, ѕролог, глава 1.
„асть 2 - "Ћилейна€ Ќeвеста", гл. 2-4. ¬нимание, важна€ информаци€!
...
„асть 9 - ѕодарочек! "Ћилейна€ Ќевеста", глава 15.
„асть 10 - "Ћилейна€ Ќевеста", глава 17: " ликайте, чтобы за одну ночь прокачать свою карму up to 80 lvl!"
„асть 11 - "Ћилейна€ Ќевеста", глава 18: "ѕочЄм опиум дл€ ЌепрощЄнного солдата удачи?"


ћетки:  

"«везда јделаида", глава 18.

ƒневник

—уббота, 11 »юн€ 2011 г. 13:47 + в цитатник

√лава 18.

 

 

 

 

Ѕабонька помэрла, будэм хороныт? – с какой-то лЄгкостью подумал —нейп на диалекте шотландцев.
— его плеч словно свалилась гора проблем и непри€тностей, объединЄнных общим, ненавистным именем "Ќина". “ак вот, что угнетало его, когда рабы увидели  вотриуса, почти закончившего делать ему, √осподину дома, минет. ¬ернее, кто. » этой "кто" не стало вот так вдруг, и сразу после получени€ от неЄ столь необходимой информации.
“еперь никто не будет промывать мозги моему  вотриусу и пытатьс€ мен€ убить. “еперь можно спокойно попотчеватьс€ гор€чим супчиком и в€леной гов€диной с хлебами, изготовленными рабами дл€ всех домочадцев, а не месить тесто самому. ¬от это жизнь!
Ќо, как назло, а, может, и к лучшему, ведь € смогу быстрее вернутьс€ домой, мы отбываем завтра с двум€ легионами под предводительством ѕапеньки… 
Ќо с  вотриусом мы об€зательно поедем в одной квадриге, если он согласитс€ стать возничим… ’от€ вр€д ли всадник возьмЄт поводь€ в руки. Ќо всЄ равно весь поход он будет ещЄ со мной, – утешил сам себ€ —еверус. 
ј потом, потом… расставание навсегда, но как же так?!? я ведь не научил его пользоватьс€ палочкой, а это необходимо уметь каждому магу!
«начит, мне нужно будет подзадержатьс€ в этом времени, уже никого и ничего не бо€сь, привезти найденного победител€ в этот дом и попридержать его здесь, пока… да, пока  вотриус не овладеет простейшими заклинани€ми, облегчающими жизнь волшебника по сравнению с жизнью, вернее, существованием маггла. 
ј ещЄ придЄтс€ прибегнуть к походно-полевому обучению  вотриуса, например, јваде. ћожно будет даже попробовать дать ему палочку, чтобы он посражалс€ с ней. 
Ќет уж, € слишком дорожу дл€ этого волшебным оружием. 
 
ѕока —еверус обдумывал услышанное,  ох`вэ неподвижно сто€ла перед √осподином, бо€сь лишний раз вздохнуть, не то, что заплакать, ведь Ќывх`э была еЄ подругой. 
≈щЄ так недавно окружЄнна€ роскошью и красивыми нар€дами матроны, √оспожа наложница почти сразу же, став таковой, сделала  ох`вэ своей камерной рабыней, а это велика€ честь, и, практически, ничегонеделание. 
 ох`вэ удосужилась быть не только камерной рабыней и подругой почти что матроны Ќывх`э, но и еЄ наперсницей, знающей, каков сегодн€ √осподин был с нею ночью – ласков ли или жаден до плоти; какие нар€ды предпочитает Ќывх`э; из какой ткани; какого цвета. 
«нала она многое и о жизни сына Ќывх`э единородного, наследника и будущего √осподина дома  вотриуса. 
» тут… €вилс€ этот чародей-старший брат от законной жены ¬ероники √онории, показавший несколько интересных фокусов √осподину дома ћалефицию, да подвергший его самого столь жестокой пытке, как некое "–асп€тие". ќб этой злой муке позднее рассказывала Ќывх`э уже в каморе дл€ рабынь-старух, куда переселил еЄ новый √осподин дома, этот нечестивый колдун —еверус, из личной опочивальни. ј ведь украшена она шелками иноземными!  ох`вэ по поручению √оспожи, подруги и наперсницы покупала их у смуглых, большеглазых, с томной поволокой в больших, накрашенных чЄрным, очах, купцов с длинными, вьющимимс€, намасленными волосами и бородами. 
 ох`вэ вспомнила убранство опочивальни √оспожи Ќывх`э, созданное собственными руками и чуть не заплакала. ¬едь не жить больше Ќывх`э посреди шелков. ј √оспоже очень по нраву пришлась работа  ох`вэ, и еЄ стали ещЄ меньше загружать работой. √оспожа наложница оставила  ох`вэ только самое сложное: создание почти каждый день новой причЄски √оспоже с использованием шиньонов и цельных париков из выбеленных длинных волос рабынь, да отбеливание волос самой Ќывх`э. 
ƒл€ остальных же поручений использовалась втора€ камерна€ рабын€, молоденька€ ¬уарх`э, весьма взбалмошна€ и избаловавша€с€ особа, хоть она и занималась одеванием и раздеванием √оспожи, и уборкой в опочивальне, а покойна€ Ќывх`э очень любила чистоту и пор€док, и покрыванием чистыми простын€ми ложа перед ночью. Ќо постель √оспожи согревала, по-прежнему,  ох`вэ, выслушива€ сначала торопливый, а потом сонный рассказ о том, каким был ћалефиций, звавший √оспожу наложницу почти каждую ночь, когда не развлекалс€ с другими рабын€ми, зачина€ им детей. 
Ћишь под утро приходила √оспожа Ќывх`э, зацелованна€, с син€ками на шее, груди и зап€сть€х, устала€, но счастлива€. 
Ћюбила √оспожа Ќывх`э своего √осподина и за дорогие подарки, и просто за любовь великую, которую он не уставал ей доказывать всею немереной мужскою силой своею. Ћюбил и ћалефиций свою √оспожу наложницу, прекрасную собой, которую не знали иные мужчины, любил по-своему, по-солдатски, но крепко.
  
Ќаконец, исполнилась тревожного духа  ох`вэ из-за долгого молчани€ нечестивого √осподина, склонившего сводного брата своего, сына Ќывх`э, к кровосмешению, великому греху, как считали уэскх`ке, и бывша€ √оспожа неведомой христианской веры. 
Ѕольше всего и хотела  ох`вэ, и бо€лась узнать распор€жение нечестивого √осподина —еверуса о судьбе тела умершей бывшей √оспожи, в последние же дни превратившейс€ в неутомимую ткачиху, не знавшую, кажетс€, и сна-то. Ќо так и не доделала она по€с к праздничной шерст€ной тунике сына своего. Ќина рассказывала, что из всех рабов даже  ырдро, послушного, но слишком любопытного раба, так и не наказали, хот€, по его словам, √осподин —еверус и разозлилс€ на него, обеща€ приказать свободному домочадцу, пикту-надсмотрщику “аррве, зан€тьс€  ырдро вплотную. “ак и не высекли  ырдро, и, уж тем более, не –асп€ли, как это умеет делать √осподин нечестивый. 
ј вот Ќывх`э, прекрасную, кротчайшую Ќывх`э, √осподин нечестивый наказывал дважды сам, с помощью свой дерев€нной палочки насыла€ на женщину страшное –асп€тие, о котором Ќывх`э говорила, что никогда не представл€ла себе боль такой ужасной. 
Ќеужели нечестивый √осподин соизволит выбросить тело Ќывх`э на городскую свалку или, ещЄ хуже, прикажет закопать в землю, а не провести обр€д уэкх`ке очищени€ огнЄм на погребальном костре?!
 
ƒольше  ох`вэ молчать не могла и, собрав всю волю в кулак, спросила:
– ќ, √осподин —еверус, что прикажешь соделать с телом Ќины-Ќывх`э?
– ј?.. „то? ј, с телом шлюхи сей?
—егодн€ отпускаю €, верный слову и желанию своему, всех женщин уэскх`ке по их кочЄвкам, вот пусть в телегу и положат с собой ещЄ одну, преизр€дно надоедливую при жизни товарку, и соделайте с телом еЄ, что восхотите. ’оть сожрите его! 
»бо вы суть варвары, дикари! 
ј теперь спеши сообщить соплеменницам своим весть радостную, ибо с пением первых петухов обрели они вновь свободу долгожданную, такова вол€ мо€. 
”бирайс€, рабын€, ибо мешаешь ты спать брату моему  вотриусу, а он, как уже сказал €, – грозно понизил голос —нейп, – вельми устал и нуждаетс€ в отдыхе полноценном  в объ€ти€х светлых ћорфеуса. 
– ќ, √осподин —еверус, молю, изволь разбудить сына единородного Ќывх`э, позволь  ему попрощатьс€ с телом матери! ќ, будет он любить теб€ ещЄ крепче за милость сию, – зачем-то добавила женщина, чем несказанно разгневала √осподина. 
– ”бирайс€ вон, сукина дочь! —егодн€ пол-ночи убил  вотриус на чужую ему теперь, бестолковую женщину. ƒа и всю жизнь не была она, прелюбодейка си€ гр€зна€ и похотлива€, заботливой, насто€щей матерью брату моему! ”ж рассказал мне о сЄм. 
Ќо он всЄ равно прощалс€ с ней, и по велению лишь моему, однако, с живой.  акой толк мертвеца зреть?!?
ƒумаешь, жесток €? ѕроверь сама, подойди и разбуди  вотриуса, да позови его оплакивать мертвое тело, а € пошЄл!
– Ѕлагодарю теб€, √осподине… нечестивый колдун, 
ѕоследние слова  ох`вэ произнесла, разумеетс€, очень тихим шЄпотом. 
Ќо нечестивец (ƒа пораз€т его боги, живущие в св€щенных рощах!) услышал и обернулс€, да так резко, что длинные иссин€-чЄрные волосы его мотнулись из стороны в сторону, пр€дь ударила его по бледной щеке, и он сверкнул глазищами. 
– „то. “ы. —казала?  то научил теб€ словесам сим, теб€, ни разу со мной не встречавшуюс€?!?
ќн подбежал к ложу  вотриуса, сдЄрнул со сп€щего глубоко молодого человека шЄлковое покрывало и закричал:
–  вотриус! ѕросыпайс€! —корее же! ¬ доме моЄм м€теж!
ћолодой человек страстно застонал и в полусне обн€л руками склонившегос€ —еверуса за шею, лепеча спросонь€:
– Ќу что ты, возлюбленный брат мой?  акой ещЄ м€теж?
– –абын€ си€, – —нейп указал на сжавшуюс€ в комочек  ох`вэ, не знающую, куда деватьс€, – посмела назвать мен€, при мне, правда шЄпотом, но € о-оч-чень хорошо слышу, так вот, осмелилась она назвать своего √осподина… 
– Ќе √осподин ты мне боле, нечестивец! —вободна€ женщина уэскх`ке € и могу называть теб€ так, как захочу! ѕервые петухи давно уж пропели, и пора в путь нам дальний! 
ќ, √осподин  вотриус, одумайс€ же!  ому в руки отдал ты честь свою мужскую?!? Ѕедна€ матерь тво€ не выдержала издевательств и пыток мучительных, соделанных извергом сим, и умерла несчастна€, став уже свободной, от разрыва сердца, узнав, как отвратительно, гр€зно, по-скотски любишьс€ ты с нечестивым колдуном сим, бывшим √осподином нашим, сводным братом твоим!
 вотриус от такой наглости раскричавшейс€ рабыни окончательно проснулс€ и посмотрел на высокорожденного брата. 
“от сто€л, переплет€ странно руки на груди и выставив немного вперЄд левую ногу, при этом с видом Ѕожественного  есар€, никак не меньше, только диадемы златой с камень€ми драгоценными* не хватает, снисходительно и спокойно смотрел немного свысока то на рабыню негожую, то на  вотриуса, словно ожида€ от младшего брата каких-то решительных действий. 
»  вотриус встал в неподпо€санной тунике, свободными, м€гким складками обрисовывающей его тело воина и атлета. 
– «най же, тварь ничтожна€, души не имеюща€, что перестала она матерью мне быть ночью сей, когда призналалась, что дважды, подумай мозгами куриными своими, дважды, намеревалась убить √осподина своего только за то, что возлюбил он мен€ любовию великою, чистою! 
» не тебе, рабын€ гр€зна€… 
– я не рабын€ больше! 
¬ исступлении, словно предчувству€ страшную беду, закричала бедна€ женщина, цепл€€сь за слова √осподина дома о свободе, такой долгожданной. 
– » ты, и все женщины уэскх`ке познали вкус свободы на целую ночь и несколько утренних часов, и не наша с  вотриусом вина, что покойница была столь велико  спесивой ханжой, прелюбодейкой и убийцей, к счастью дл€ мен€, неудачливой, – парировал —нейп, не мен€€ позы. 
¬ руке его неведомо откуда по€вилась волшебна€ палочка, разумеетс€, как и всегда, из рукава сюртука, но об этом знал только  вотриус. 
– — пением петухов третьих все женщины уэскх`ке да станут снова рабын€ми, такова мо€ вол€ нова€. »бо все вы слишком наглы и спесивы, уэскх`ке, посему  наказываю € вас вечным рабством. 
Ќегоже хоть свободным варварам, хоть рабам, и тем более, рабам, – внушительно повторилс€ —еверус, – злословить высокорожденного патрици€ и того, в ком течЄт патрицианска€ кровь, сметь осуждать действи€ их, образ жизни и поступки. 
—ие не суть удел дикарей и рабов, так что, помолчи, рабын€ злоречива€, да послушай, как распор€дитс€ о теле женщины, его родившей, сын еЄ единородный. 
 ак он скажет, так и € распор€жусь соделать. ј слово патрици€ крепко и св€то! 
– ѕокуда не запели петухи, и матерь мо€ умерла свободной, прикажи, о возлюбленный √осподин и брат мой, вывезти тело Ќывгэ на луг любой, но довольно обширный, и да устро€т ей костЄр погребальный, дабы очистилось тело еЄ от скверны. –ассказывал мне кто-то из рабынь-н€нек моих, что таков обычай дл€ мертвецов уэсге. ¬едаешь ты, о √осподин дома милостивый, что пам€ть мо€ развита вельми, оттого-то и запомнил € обр€д сей варварский, дикий. 
– ƒа станет по слову твоему, возлюбленный мой брат  вотриус, ибо дал € слово, но помни, что решение сие навеки останетс€ на совести твоей. я же умываю руки. » профессор загадочно, многозначительно умолк, словно хотелось ему вз€ть кл€тву свою назад.
– ќтчего молчишь ты столь долго, о —еверус, брат мой? » почему умыть руки ты собралс€, хоть врем€ трапезы твоей нескоро?..
ј о решении, кое легло уж на совесть мою грузом неизбывно т€жким, отчего, не пойму, но молю теб€ снизойти до просьбы моей и поведать, что решил соделать неправильно €!
– ’орошо, об умывании рук можешь ты забыть до трапезы своей с домочадцами всеми, – ехидно ухмыльнулс€ —нейп,– ј вот то, что желал бы € сказать тебе, как единственному возлюбленному моему…  брату.   
¬едают все в доме моЄм, что матерь тво€ христианкой стала, а те нечестивцы соделывают каменные иль древесные гробы и закапывают с молитвами погребальными мертвецов в гробах тех в землю. 
¬р€д ли матери твоей понравилось бы всесожжение по обр€ду €зычников, сиречь, всех остальных, и варваров диких, свирепых, и ромеев некрещЄных, цивилизованных. ƒа, прин€то у христиан негодных равн€ть нас с тобой и рабыню жалкую, пусть пока, сию дикарку свободную, но не позднее, чем через полчаса, а то и меньше, снова рабыню гр€зную. ¬от и всЄ, что имел € честь сообщить тебе. —еверус так был зол в душе и на дерзких баб-рабынь, и на трепливых, как женщины, мужиков-рабов, и отчего-то даже на  вотриуса, что выместил гнев дл€ начала на христианах.
Ќо ведь с исторической точки зрени€ он, —ев, был абсолютно прав!
Ѕольшого труда стоило ему сказать м€гко и спокойно: 
– ѕрепо€шьс€, о  вотриус, вот по€с твой, соскользнул он с шЄлка ложа, и поспеши приказать сделать по-своему, ибо ты, а не €, по счастью, дарованному мне милостивыми богами, сын матери усопшей. —казал уж €, что станетс€ с телом матери твоей по слову твоему, сего обещани€ своего держусь € и поныне. Ќе смущайс€ столь много, ибо сей √осподь Ѕог »исус ’ристос, –асп€тый –аб, буде существует он, призвал душу Ќины грешной в мгновение единое. ќтныне и навеки лишь его забота, что соделать и как наказать преступницу. ”спокойс€, возлюбленный брат мой, и помни, ни в чЄм не виновен ни ты, ни, тем более, €.
– ѕремного смутил ты мен€, о возлюбленный √осподин и брат мой, рассказом об обыча€х христиан нечестивых, смеющих патрици€ даже сравнить с варваром. Ќе знаю € теперь, как и поступить, повелеть ли соделать гроб дерев€нный и закопать его на окраине леса, либо устроить очищение огнЄм тела покойной по обычаю уэсге диких?
—кажи же, о возлюбленный мой… брат —еверус, как бы ты поступил на моЄм месте, ибо молод ещЄ € и не искушЄн в знании религии странной, глупой, невежественной, выбранной Ќи… Ќывгэ? “ы же знаешь о религии –асп€того –аба, кажетс€, всЄ. 
– Ќет, не всЄ, ибо верую € в иное потому, что маг, а магам положено полагатьс€ и уповать на своих св€тых, а не христианского Ѕога и его приспешников, коих тьма тем, апостолов, равноапостольных, крестителей, св€тых, мучеников. Ќо прав ты, ибо действительно знаю € больше теб€. 
“ак, знаю €, что христиане став€т в ногах покойного на погребальный холмик крест, сиречь изображение и символ мученичества их Ѕога доброго, поверь. ¬ отличие от последователей его даже ближайших. 
Ќо всЄ же решайс€ уж скорее, ибо ежели выбираешь ты обр€д уэскх`ке диких, но свободных пока, хоть и недолго им осталось быть таковыми, то торопитьс€ следует. »бо ведаем мы оба, что рабам бриттских народцев любых не положено очищение огнЄм, да просто любого происхождени€ рабам ромеи благородные отказывают в праве на захоронение честное издревле. “ела их √оспода распор€жаютс€ выбрасывать в овраги и леса непроходимые на поживу звер€м диким. 
– ¬ыбираю € обр€д христианский! “аково еси окончательное решение моЄ! 
»зволь же, о брат и √осподин мой, распор€дитьс€ надсмотрщику над рабами,  домочадцу твоему “аррве, дабы из тела граба рабы выдолбили колоду и приготовили крышку… 
– ј женщины соткали бы саванум, сие есть небелЄна€, домоткана€, широка€ и длинна€ матери€, в кою христиане времени… сего хорон€т своих мертвецов, да обмыли бы женщины тело усопшей, да завернули бы в саван, пока оно не закоченело. ћужчины же снесли бы тело чистое, нагое, в саванум завЄрнутое полностью, в сарай любой, от дома как можно более дальний, дабы не пропах дом мой трупными испарени€ми. 
» не позднее третьих суток по смерти должна быть похоронена Ќывх`э там, где ты сказал, ибо знаю €, – спокойно соврал —еверус, но был прав, сделав такое умозаключение из виденной им повседневной жизни граждан и рабов их, – нет в —ибелиуме специально отведЄнного места дл€ похорон христиан. ” них же прин€то хоронить мертвецов кучно, на отшибе, подальше от домов своих, и называют они место сие "кладбище". 
– Ќет, о, нечестивец жестокий, не гнить телу пресветлой √оспожи моей в земле, где черви пожрут плоть еЄ прекрасную! ћожешь наказать мен€, –асп€ть даже, но нарушил ты слово собственное, данное сыну единородному Ќывх`э, ушедшей к богам светлым народа нашего, живущим в рощах св€щенных, сделать, как скажет он.  л€лс€ ты дважды, говорить смел аж о св€тости слова патрицианского, по слову же  вотриуса соделать погребение матери его Ќывх`э!
¬ыбрал же он очищение огнЄм, а совратил ты его на погребение христианское некое, кое сам, должно быть, и выдумал, ибо и представить не в силах € народа столь дурного, кои отдавали тело своих мЄртвых в землю жЄсткую, по коей ходим мы, дабы черви др€нные, нечистые, источили плоть Ќыв… 
¬ наступивших рассветных сумерках запели третьи петухи. 
– „то скажешь, брат мой возлюбленный  вотриус?
– ”мол€ю теб€, о высокоро… 
– √овори короче, называй мен€ пока, как зовЄшь по ночам,  вотриус. 
– Ѕрат мой возлюленный —еверус, позволь мне вз€ть в пальцы волшебную твою палочку и наслать заклинание –асп€ти€ на недостойную, омерзительную рабыню твою. 
– Ќе сможешь ты соделать сие, брат мой, ибо дл€ наложени€ заклинани€ сего, одного из трЄх Ќепростительных… там, надобно превелико сильно возжелать мучений и страданий жертвы будущей. “огда токмо жертва си€ действительно испытает их сполна, сие суть сложно слишком дл€ теб€. »бо стало бы первым заклинанием твоим, соделанным в полности разума своего. Ќе позорьс€ и не проси даже, не дам € тебе оружи€ страшного сего.
»бо слишком м€гкосердечен и добр ты. 
– Ќет, —еверус!!! я хочу, желаю, жажду поквитатьс€ со старухой мерзкой за  словеса те, что смела она произносить тебе, √осподину дома самому, в лицо! ” мен€ получитс€, вот увидишь!
– Ќа! Ѕери. 
—нейп отозвалс€ вдруг с деланным равнодушием. 
ќн заранее был уверен в провале намерений брата. ¬едь надо хотеть не только на словах, но и каждой клеточкой тела чувствовать, как теб€ переполн€ет ненависть к жертве, а у утомлЄнного всем, что случилось за сутки с ним,  вотриуса, вр€д ли сейчас кипит от гнева кровь. 
– Crucio! 
» отточенный пасс, словно  вотриус училс€ у самого “Ємного Ћорда. 
»  ох`вэ тотчас рухнула и забилась в ужасных судорогах, заставл€€ даже самого —нейпа ужаснутьс€, вместо криков выпуска€ изо рта клочь€ пены. ¬от пена порозовела, и стали встречатьс€ в ней красные, кровавые нити. 
– “ы убьЄшь еЄ! ѕрекрати,  вотриус! —кажи: "«акончить волшебство!". 
– Finite incantatem! ѕравильно, —еверус?!?
– —ам смотри. 
 ох`вэ охала, стара€сь приподн€тьс€ с пола, на котором ещЄ виднелись очертани€ кровавой лужи, растЄкшейс€ из ссадин на затылке Ќины. 
—еверусу внезапно стало не по себе от собственной жестокости, да, оказываетс€, и жестокости брата, такого ласкового и податливого, как воск, каким он был в тот час, когда пропели вторые петухи благословенные, нет, благословившие их отныне и до конца жизни хоть и пребывать в вечной разлуке, придущей вскоре, но помнить о любви их первой, единой, такой светлой, чистой. 
Ќо  вотриус оказалс€ безжалостным, когда запели они в этот раз, ибо защищал он честь возлюбленного своего, оскорблЄнного гр€зной рабыней, узнавшей, что она свободна, лишь за полчаса до вечной кабалы, продл€щейс€ до самой еЄ смерти, когда тело выброс€т подальше от жилищ граждан, на городскую свалку. 
 ох`вэ, наконец, подн€лась с пола с грацией, присущей лишь дикар€м, подражающим в своих танцах движени€м лесных зверей и птиц небесных, и сказала, с трудом, но всЄ же низко поклонившись:
– ќ √осподин мой —еверус, будь милостив, не прикажи прив€зать мен€ к столбу нагой и избить пруть€ми. 
– Ќе бойс€,  ох`вэ, не прикажу проделать над тобой таковое. »бо знаешь теперь ты, что и  вотриус суть чародей и "нечестивец", как говорила обо мне дерзновенно, но выдержала ты боль большую, нежели дало бы тебе сечение розгами, ибо боль си€ источником имеет волхвование чистое, а не от человека и силы удара его исходит. —ила же боли магической, кою претерпела ты, зависит лишь от ненависти насылающего еЄ с помощью оруди€ сего дерев€нного чароде€. 
—еверус показал на волшебную палочку, по инерции направл€емую  вотриусом на  ох`вэ. 
Ёто ведь была его, —ева, именна€ волшебна€ палочка из дерева бука с волосом вейлы внутри. ѕалочка, прошедша€, кажетс€, через всЄ: и спасающие друзей от врагов во врем€ войн —ногсшибатели и заклинани€ ќкаменени€; и все три Ќепростительных; и исцел€ющие заклинани€, останавливающие кровь; уничтожающие последстви€ ожогов как на уроках, так и на войнах после магического взрыва; возвращающие зрение и слух, пам€ть пострадавшим ученикам и преподавател€м, даже контуженным јурорам в последнюю ¬ойну; и почти весь арсенал заклинаний и прокл€тий “Ємных »скусств, тоже ещЄ как пригодившийс€ в ¬ойне против ѕожирателей —мерти. 
¬сЄ же придЄтс€ расстатьс€ —нейпу с ней… так слушающейс€ младшего брата. Ќадо, чтобы  вотриус передал еЄ своему об€зательно будущему сыну, к которому перейдут магические способности отца. Ёто будет, когда  вотриус, оставшийс€ один, без возлюбленного, начнЄт забывать их роман с исчезнувшим безвозвратно и на века вперЄд —еверусом, когда остепенитс€ и женитс€ на худородной или переспелой патрицианке, чтобы быть роду графов —нейп, чтобы однажды туманным, мглистым, непогожим €нварским утром родитьс€ самому —еверусу. 
ј покуда их роман только в самом начале, и враги-маги так и не найдены, придЄтс€ уже вскоре, в боевом походе всЄ чаще передавать еЄ, заслуженную, боевую палочку, наводившую ужас на врагов —еверуса ќриуса —нейпа, в руки —непиуса  вотриуса ћалефици€, чтобы осваивал он семимильными шагами науку волшебства. 
—амому же профессору снова, как в одиннадцать лет, едва получив письмо из ’огвартса, следует сразу оказатьс€ в лавке ќлливандера, чтобы совсем уже др€хлый старик развеселилс€ бы на незамысловатое, немногословное, но забавное по€снение —еверуса: "—туденты-старшекурсники во врем€ лекции стащили и припр€тали. Ќу, не поить же мне их всех поголовно ¬еритасерумом? Ёто, знаете ли, противозаконно. ј какой из мен€ волшебник без палочки? ƒа, нужна срочно." “огда мистер ќлливандер забегал бы по магазину и подсобке, отбира€ по только ему одному пон€тному критерию новую палочку дл€ него, —ева. 
 акой же она окажетс€? ƒвойником нынешней или чем-то совсем иным?.. —еверус же мен€етс€ здесь усиленно, стара€сь подладитьс€ под грубую реальность и ещЄ… из-за любви, которую он испытывает к младшему "брату", любви взаимной, разделЄнной, любви неправильной, изломающей их судьбы навсегда. 
¬едь если воспоминани€ об ощущени€х со временем и притуп€тс€, то пам€ть о любви, как таковой, останетс€ и в сердце добропор€дочного семь€нина  вотриуса, и в душе у одинокого на всю ещЄ такую долгую несчастливую, одинокую жизнь —еверуса, любви первой… истинной дл€ каждого из них. 
– —еверу-ус! 
 огда опечаленна€ вечным рабством, произошедшим из-за еЄ неосторожных слов, распространЄнным √осподином дома не только на неЄ одно, но на всех женщин народа еЄ, с разрешени€ √оспод-чародеев и кровосмесителей, покинула комнату  ох`вэ, молодой человек грустно окликнул такого же опечаленного старшего брата… 
 
… ќна шла по коридору в камору дл€ рабынь, уже завтракающих привычно сытной, гор€чей, жидкой кашицей из €чмен€ с ароматным бараньим жиром. ќ, кака€ же неосторожность была в еЄ словах, вылившихс€ из самого сердца, из нутра еЄ! 
Ќе догадывалась она, что ранит √осподина своего бывшего и…  да, нынешнего так больно, что он отменит своЄ действительно благородное решение отпустить всех, вот только почему именно женщин, не €сно, гордого народа уэскх`ке на заслуженную свободу. 
Ќа свободу…  ому-то показалась бы она сладкой на местах уже стро€щихс€ зимовок. 
Ќо ведь кому-то пришлось бы вернутьс€ к старому пепелищу, на котором сгорели тела убитых, а остальные соплеменники угнаны в рабство… 
» не важно, кем, римл€нами ли жестокими за неповиновение или отказ в дани,  чужаками ли, охочими до рабов и многочисленного скота племени. —амым страшным злом дл€ народа уэскх`ке, мстительными сосед€ми. 
ќна з€бко повела плечами, представл€€ себе такой ужас: вернутьс€, а на кочЄвке, с трудом найденной, ни души, и даже трусливые рабы много лет назад, а, может, всего несколько мес€цев, как разбежались обратно в свои племена, и чествовали их там, как славных победителей… 
ј теперь вот всем уэскх`ке √осподина дома —еверуса —непиуса из-за еЄ страстных, правдивых, но невоздержанных слов, да толком всего-то одного слова: "нечестивый", оставатьс€ рабами и рабын€ми на веки вечные. 
 ох`вэ решила рассказать женщинам только о неверо€тной жестокости √осподина  вотриуса, которую, наверн€ка, как и способность колдовать передал ему нечестивый √осподин —еверус, его любовник вопреки всем законам людским. 
–ешила она не рассказывать о нескольких часах свободы женщин уэскх`ке, иначе оттаскали бы они еЄ за волосы, да пригласили бы мужчин своего народа, чтобы надругались те по очереди над бедной  ох`вэ, а ведь она уже стара и могла не вынести такого поругани€, да и помереть под насильниками. 
ќ нечестивый √осподин дома —еверус! ¬едь только Ќелюди поистине дикие совокупл€ютс€, как животные, сын ли с матерью или брат с сестрой, но на то ж они и Ќелюди. Ќо даже среди них днЄм с огнЄм не сыщешь пару двух мужчин, пусть и не близких родичей, совокупл€ющихс€. ƒа так, что знают и слышат все в округе. Ќикого не стыд€тс€ колдуны злые, похотливые, ни высокорожденных патрициев старших √оспод, ни свободных домочадцев своих! 
ј тут, и вовсе, один сам высокорожденный патриций, во втором, верно, играет кровь отца-роме€. ƒа уж, а кого стыдитьс€ им? ¬едь всем рабам известно от подавател€ €ств ¬ыфху и, особенно, от нового виночерпи€, пригожего паренька Ќаэмнэ, что за трапезой старшие √оспода-супруги не только лижутс€ при своЄм неженатом сыне, но иногда и начинают совокупл€тьс€. 
“огда он, правда, уходит. 
—амое же странное, что √осподин дома, этот развратник и нечестивец, в первую же общую трапезу отказалс€ от юной ещЄ, но красивой и многоопытной любимицы самого √осподина ћалефици€, рабыни дальних х`васынскх` ’`оэрру, и устроил упившимс€ вином, похабничающим родител€м насто€щий разнос за их начавшуюс€ было оргию, да ещЄ отказалс€ с тех пор трапезничать с семьЄй и домочадцами, в том числе и с целомудренным, днЄм, конечно, младшим братом. ј вот по ночам развратничает с ним, да как!.. ќй, аж вспоминать тошно рассказы кухонных-то мужиков!
ј какой был юноша! —обою пригожий, вылитый уэскх`ке, только с отцовским большим носом, как у всех ромеев, целомудренный. ѕознал он только подаренную отцом старуху-пиктку  арру, уж такую страшную и разожравшуюс€ на хоз€йских харчах от бездель€, что смотреть на неЄ тошно, а не то, что совокупл€тьс€ с такой грымзой. 
ј ведь юный тогда √осподин  вотриус не жаловалс€, верно, отцу, иначе бы подарил ћалефиций сыну, избранному, чтобы стать √осподином дома, новую, помоложе и покрасивее, из наших, к примеру. 
¬от бы честь народу была велика€! —ам √осподин избрал бы дл€ утех плотских одну из нас, уэскх`ке!..
 
– —еверу-ус! – повторил младший брат.
ќн видел, что брат старший замер и с каким-то печальным выражением смотрит в окно, на снова накрапывающий из небольшой тучки дождь. 
– —еверус, сделал € что-то не так? —кажи, ответь, не молчи же, молю!
ќтветом его был глубокий вздох, вырвавшийс€, кажетс€, пр€мо из души —еверуса. 
’отел пасть на колени  вотриус и облобызать сандалии неведомо как, но обиженного им брата, однако воврем€ вспомнил, что не раз заставл€л его брат возлюбленный чуть ли не силком подыматьс€ с колен и не "унижатьс€", как он называл обычную церемонию раска€ни€ или благодарности, в зависимости от ситуации. 
  своему счастью,  вотриус не успел "унизитьс€" перед братом, а зашЄл со стороны окна, закрыва€ его собою и… поцеловал старшего брата, с силой прижав его стройное тело к своему, полному мускулов, без единой жиринки, но довольно широкое в плечах и с кажущимис€ грубыми по сравнению с точЄными конечност€ми брата руками и ногами воина, родовитого, наследного всадника. 
—еверус на поцелуй не ответил, напротив, запрокинул голову на тонкой, словно его странное, трЄхгранное оружие, вроде очень тонкого, длинного меча, шее и отвернулс€, быстро сказав:
– Ќе надо,  вотриус, ибо уж весь в делах €, предсто€щих мне вот уже через полчаса, а ещЄ даже не поел хлебов €. 
ѕусти мен€!
– Ѕрат мой, такой нежный и ласковый, скажи мне, недостойному, в чЄм провинилс€ € пред тобою?
– Ќи в чЄм не виноват ты,  вотриус, великий чародей ты, могущий, как и €, оживл€ть людей или насылать на них муку жестокую. Ќо не хочу € сегодн€ больше лобзаний твоих, ибо день сегодн€шний сулит мне хлопоты сплошные. 
ƒовольно,  вотриус, да пусти же мен€! 
— этими словами —еверус ловко выскользнул из объ€тий брата. 
– ƒо вечерней встречи. Ќадеюсь, не забыл ты, что сегодн€ варим мы ¬еритасерум?
– ќ, нет, конечно, нет. 
– —кажи,  вотриус, ведь сам ты наполовину уэскх`ке… 
“ихо начал говорить через некоторое врем€ так и не ушедший, а по-прежнему пребывающий в неведомых раздумь€х —еверус, словно в глубокой задумчивости.
… – ƒостойно ли € поступил, изменив своЄ решение, поправ слово своЄ и намерение относительно рабынь народца сего из-за дуры единой, ко€ несла неведомо что?
ќстальные рабыни не смели мне и слова поперЄк сказать. 
– ƒумаетс€ мне, о брат мой возлюбленный, не стоит тебе печаловатьс€ из-за судьбы рабынь твоих. “ы √осподин дома, и твоЄ слово суть единый закон дл€ всех, в доме пребывающих, будь то рабы или свободные домочадцы. 
—делал ты и без того великий, ничем не заслуженный подарок рабын€м уэсге, освободив их на на целую ночь и ещЄ три часа. 
ƒумаю € также, что переменил ты своЄ решение не из-за квохчущей птицы сей  неразумной, а из-за смерти Ќывгэ, ибо прежде всего от неЄ ты хотел избавитьс€, не так ли, о —еверус драгоценный, нет, бесценный мой? 
Ќо свободна теперь матерь мо€ грешна€ премного, ибо душа еЄ унеслась к еЄ единственному √осподину богу –асп€тому –абу, а значит, нет смысла делать вольноотпущениц без выкупа, просто по доброте душевной, из остальных женщин еЄ народа. –абы в —ибелиуме, конечно, сто€т недорого, но следует беречь состо€ние, переданное тебе отцом нашим. Ћегче купить хорошего, сильного раба или красивую рабыню уэсге или скотарду, правда, последних в наших кра€х меньше. Ќо не охоч ты ведь до красивых рабынь, о —еверус великодушный мой. » как € ведаю сие, так вовсе тебе не по нраву рабыни любые.
¬ предсто€щем походе на варваров мы наберЄм ещЄ рабов и рабынь с детьми, и всех их будет много, и состо€ние твоЄ увеличитс€ так, что ты станешь ты крупнейшим рабовладельцем в городе на радость всем домочадцам твоим. 
ѕрикажи только рабам своим через “аррву пристроить новые каморы дл€ будущих рабов и рабынь с детьми, то-то высокорожденный отец наш будет рад новым рабын€м, познает их и зачнЄт им детей, и да народ€тс€ будущие, новые рабы тебе! ћного будет рабов и рабынь, и детей их в доме твоЄм, о √осподин мой!
—еверус внимательно выслушивал словоизли€ни€  вотриуса, стара€сь, наконец, полностью войти в роль крупного рабовладельца. „то же, конечно, основной целью будет разыскать среди племЄн и родов х`васынскх` победител€ и привезти его сюда, в "свой" дом, чтобы вместе обдумать пути возвращени€ домой, в двадцать первый век, да не в сороковые или, к примеру, шестидес€тые годы века двадцатого, или же в конец дев€ностых, во второе ма€ тыс€ча дев€тьсот дев€носто восьмого года, в день Ѕитвы за ’огвартс. “огда ведь либо ѕоттер ещЄ не родилс€, либо будет сразу два √еро€ магической Ѕритании. »ли будет два идентичных снаружи, но с пр€мо говор€, разной… духовной начинкой —еверуса —нейпа. ¬ременной парадокс недопустим. Ќельз€ встречатьс€ со своим двойником, от этого могут произойти… ƒа много, чего неверо€тного может случитьс€. » допускать это недопустимое нельз€.
Ќо ему, человеку двадцатого, да уже двадцать первого века, хот€ —нейп и считал себ€ человеком именно конца двадцатого века, и в голову не пришла така€ естественна€ мысль человека века п€того, как не просто допросить пленников под ¬еритасерумом, но и обратить их, прежде свободных, в рабство. 
– ƒа не забыл ли ты,  вотриус, за нашими любовными игрищами, что € суть пришлец не от дикарей, но от народа многоучЄного, не знающего рабства, – —еверус понизил голос, – из будущего? » что богатство всЄ, рабы и роскошь сопровождать будут, к счастью, не мою, но твою, теперь уже ко счастью твоему, жизнь?
… ќ  вотриус, неужли св€зывает нас лишь плотска€ любовь, хоть и взаимна€, и разделЄнна€, с прин€тыми и отданными дарами, этими сердцем, душой и помыслами?!? ¬ остальном же, кроме т€ги к чтению, столь велико отличен ты от мен€, ибо раздел€ет нас глыба времени!
– Ѕрат… возлюбленный… —еверус! я, говор€ словеса те о рабах и приумножении богатств дома, √осподином которого ты сейчас €вл€ешьс€, думал только о том, что… быть может, ты… останешьс€ здесь, со мною, ещЄ хот€ бы на годик-другой, чтобы мы могли быть счастливы всЄ это врем€. 
’от€ бы это, такое короткое врем€, —еверу-ус!
ѕрости, если оскорбил € теб€ словесами моими, но не ведаю €, как можно обходитьс€ без рабов и колонов. “ак научи же мен€!
– ќпомнись, брат мой  вотриус, такового не должно быть. 
«нание сие излишне дл€ теб€, ибо свободный человек патрицианской крови ты есть. 
ѕойми, что вовсе не собираюсь € переделывать или ломать сложившиес€ обычаи ваши, сие… —ие суть вторжение грубое несказанно в ход насто€щей, реальной жизни многих сотен тыс€ч людей, патрициев, граждан, колонов, рабов. —ейчас ваше врем€, врем€ патрициев-√оспод надо всеми, во всЄм и вс€, что и кто в доме, что и кто в поле, но не моЄ, брат мой. 
Ћишь только найдЄм мы тех, кого так ищу €, а после, обучив теб€ нескольким магическим заклинани€м, что не займЄт много времени, ибо весьма прилежен ты к учению чародейского искусства, мы все, принадлежащие… тому миру, тотчас покинем место это и врем€. 
Ќо мне пора,  вотриус. Ќеобходимо мне подкрепитьс€ перед делами многими и важными. 
» не жела€ вгл€дыватьс€ в застывшее в маске скорби лицо  вотриуса, не пон€в даже, какую глубокую рану он нанЄс сейчас брату своими словами, —еверус, обуреваемый своими мысл€ми, покинул опочивальню брата. 
ј, может, не думать об этих несчастных унтерменшах, а просто жить и любить, быть любимым? – думал —нейп, ид€ на кухню за хлебами. – ƒа, пожалуй, это единственный выход… пока € здесь, а не снова навеки одинок в своЄм "насто€щем" времени, мечущийс€ по роскошной, но одинокой постели, на м€гком матраце, в м€гких подушках пр€чущий слЄзы, скидывающий с разгор€чЄнного тела оде€ло графских цветов, онанирующий и истошно, захлЄбыва€сь, кричащий во тьме ночной, а ведь в подземель€х всегда темно, им€  вотриуса, вспоминающий каждое мгновение нашей такой короткой, гор€чей, страстной, неправильной любви, любви двух мужчин…
 
… “ох`ым лежал под телегой с перевозным домом-шатром х`васынскх`, которую разгружали остальные рабы »стинных Ћюдей, почти без сознани€. “олько боль не давала лишитьс€ его вовсе. “еперь он чувствовал неимоверную боль в груди, каждой царапинке и ссадинке, в разодранной спине. ќсобенно горело исколотое сучь€ми лицо, у “ох`ыма была слишком нежна€, почти девичь€ кожа, конечно, загрубевша€ за четыре пальца раз года нахождени€ под открытым небом и летом, в зной, и зимой, в мороз. Ќо у него была одежда, которой он часто с удовольствием  укрывал и себ€, и ’`аррэ с головой. ќни поджимали босые ноги и закутывались в почти тЄплый, к сожалению, весьма дыр€вый, кокон. ”же продыр€вилось за эти годы дождей, снегов и ветров, т€жЄлой работы посто€нно носимое багр€ное оде€ние во многих местах, а уж после избиени€-то… 
–абы пока не трогали “ох`ыма, даже –ангы не приставал, чтобы “ох`ым не разлЄживалс€ тут, у них под ногами, а подключилс€ бы к общей работе. Ќапротив, все были преисполнены жалости к столь терпеливому сотоварищу, перенЄсшему такие муки молча, без единого стона, да ещЄ и смотревшего при этом в глаза самому вождю, лишь раз опустив их, и то даже не после ударов мечом по голове, таких болезненных. —ловно ему на ухо кто шепнул, он даже голову тогда повернул-то, чтобы, значит, лучше расслышать, но вот кого? Ќеужели брат ¬уэррэ заговорил с “ох`ымом, вопреки всем законам похорон »стинного „еловека-воина? » о чЄм говорить благородному хоз€ину с будущим, в той, другой жизни, конечно, посмертным рабом брата? ƒа ещЄ и, по всеобщему пониманию, как-то убившего этого самого брата, захотевшего ничтожного раба при жизни?
¬ечернее происшествие начисто стЄрло из их короткой пам€ти утреннее избиение “ох`ыма бичом под присмотром вожд€, но “ох`ым и ’`аррэ помнили. “ох`ым про неизведанную боль ударов с отт€гом, рвущим его драгоценную одежду, и оба про проснувшеес€ у “ох`ыма, не подход€щее рабу чувство гордости, которым могут обладать только воины »стинных Ћюдей, но уж никак не их раб. –абу даже в имени отказывают, дава€ кличку, вот, как “ох`ыму и ’`аррэ дали. ѕомнил же “ох`ым, что хоть им€, но было у него, только вот остальное плохо помнил, но ведь вспоминал же. 
 
“ох`ым страстно хотел испить родниковой воды, из того ручейка в лесу, который он нашЄл, собира€ хворост дл€ погребального костра. ѕосле… того наказани€ у него горела спина, и бросало то в жар, то в холод, но чаще в жар, поэтому как же счастлив, словно дит€, был “ох`ым, напившийс€ лед€ной, остужающей, кажетс€, и гор€щие рубцы на спине, воды, свежей, пахнущей ещЄ не перепрелыми опавшими листь€ми из того, €рко искр€щегос€ радужными цветами в разрывах развесистых крон деревьев, ручейка. 
ќн пил, пока не почувствовал, что его словно выморозили изнутри, но нашЄл в себе силы умытьс€ этой живительной влагой и пошЄл вон из леса, когда на опушке в кустах услышал характерные звуки совокуплени€ мужчины и женщины, видно, недавних молодожЄнов х`васынскх`. ћужчина пыхтел и рычал, как медведь, от удовольстви€, а женщина тихонько подвывала, взвизгива€. 
“ох`ым сто€л, не в силах уйти от звуков чужой любви. ≈му ни с того, ни с сего,  страстно захотелось познать это удовольствие, и от возбуждени€, его охватившего, взбунтовалась плоть. 
» “ох`ым, в состо€нии, близком к лихорадке, начал жадно ласкать сам себ€, шар€ свободной рукой по груди, прищипыва€ соски, так, что желание его возросло, и мужское естество наполнилось семенем, €ички подобрались и стали твЄрдыми, как два орешка. 
“ох`ым бросилс€ бежать прочь, в лес, разбросав собранный хворост, и бежал он долго, пока дыхание молодого тела, разгор€чЄнного желанием и воображением, которое у “ох`ыма было чрезвычайно развито, в отличие от, да от того же ’`аррэ, не говор€ уже об остальных рабах: тупых, примитивных людишках, мало, чем отличающихс€ от животных, не сбилось. » молодой человек, начав задыхатьс€, вынужден был остановитьс€. 
“ох`ым уже было полез гр€зными от хвороста руками в набедренную пов€зку, жела€ освободить ноющий член от переполн€вшего его семени, уподобившись гр€зному –ангы, сделав такие простые, но необходимые сейчас движени€, как… в нЄм вновь проснулась гордость свободного человека. 
– ≈сли не дозволено мне иметь ни женщину, ни мужчину только потому, что € жалкий раб, то помучаюсь слегка, и всЄ само пройдЄт, как бывало не раз. Ќе хочу дрочить, как –ангы или остальные рабы. ƒа все они делают это, но не так часто, как это… гнусное, похотливое животное, положившее глаз на ’`аррэ. 
—ейчас же забыть, навсегда, накрепко забыть о тех тр€сущихс€ кустах, о счастливой паре в них. я сам себе приказываю, € велю! «абудь! 
»х любовь подобна случке животных, сейчас они ещЄ не привыкли друг к другу, и всЄ им в новинку, но вот забрюхатеет она, и он потер€ет к ней вс€кий интерес, а будет искать себе забаву на стороне, так всегда у этих »стинных Ћюдей. 
Ќе умеют они хранить верность в любви, всЄ тем же своим овцам и баранам уподобл€€сь. 
’отел бы € "овечьей" любви? Ќет!
ј какой любви € хотел бы?.. 
ѕрежде всего, это должен быть он, к женщинам подхода € не знаю вовсе. » не он обладал бы мной, но € им потому, что € так хочу. 
¬сЄ равно ведь это всЄ безобидные мечты, которым никогда не стать реальностью. 
“олько ’`аррэ мне нравитс€ из всех рабов, ведь он красивый, умный дл€ его возраста, баловной, одним словом:" отЄнок"… 
Ќо иметь ’`аррэ в качестве любимого, нет, это не дл€ мен€. ’`аррэ друг мне, ну уж точно не больше, чем младший братишка, в его присутствии не охватывает мен€ любовна€ лихорадка, и не восстаЄт плоть. «начит, это не не любовь, а мужска€ дружба, ведь по меркам х`васынскх` он уже мужчина, хоть и маленький, и щуплый. Ќо если бы он был свободным »стинным „еловеком и питалс€, как они все, не казалс€ бы таким птенцом. 
ќн был бы уже женат и, может, имел бы крепкого наследника или, хот€ бы, дочь, котора€ выросла бы в красавицу, в него, с такими же зелЄными глазищами в пол-лица, только она не щурилась бы. —тала бы женой нового вожд€. 
’`ынгу-то ещЄ от сил п€ть-семь пальцев раз лет всего осталось по земле ходить, да на колеснице разломанной, брошенной кем-то посильнее него, разъезжать. “олько-то и делов останетс€, как схоронить его попышнее. 
Ѕрр… мен€ ж сегодн€ позорить будут на всЄ плем€. 
ћерлин и ћоргана, только б »стинные Ћюди не снимали одежду мою, а в ней € уж всЄ вытерплю. 
 
… “ох`ым, всЄ-таки ун€вший тогда, в лесу, любовное желание за размышлени€ми о насто€щей, подходившей бы ему любви, вернее, подействовало заклинание ѕодвласти€ даже на диком наречии, сейчас страдал от жажды, смертельно, невыносимо, даже непри€тна€, с привкусом крови, т€гуча€ слюна уже перестала скапливатьс€ под €зыком. ¬сЄ поглотила сушь. 
≈го лихорадило, горела и исполосованна€ спина, и рассечЄнна€ грудь, и лицо пылало всЄ сильнее. 
Ќаконец, жажда пересилила страх быть избитым рабами за бездельничанье, пока они, усталые, уже голодные и злые, труд€тс€, чтобы к ночи разложить на истоптанном лугу перевозной дом-шатЄр »стинных Ћюдей. 
ј завтра “ох`ым должен уже быть на ногах, чтобы вместе с остальными рабами ставить шатЄр на обрубки деревьев, подготовленные воинами, которые рабы же и принесут из леса, ведь без-имЄн не положено держать в руках ничего режущего, руб€щего или колющего. —овсем ничего острого. 
»м можно иметь только трут и кремень, чтобы самим разводить костЄр по вечерам, а жидкую похлЄбку приносит старуха лет шесть раз по руке и двух-трЄх пальцев раз в большой глин€ной лохани, из которой рабы по очереди отпивают по большому глотку несолЄной жидкости с распаренным овсом, который »стинные Ћюди даже не удосуживались разварить, а подавали рабам конскую еду. 
Ёто в голове у “ох`ыма вз€лось откуда-то из прежней жизни воспоминание о том, что обычных лошадей, летающих лошадей, да-да, и ещЄ каких-то страшных, чЄрных, костл€вых почти-лошадей, тоже имевших крыль€, но не перьевые, как у летающих, а кожистые, перепончатые, словно у летучих мышей, огромные, складывающиес€ по бокам, так вот, всех этих лошадей кормили распаренным овсом у его сподвижников, тех, кто поклон€лс€ ему и злословил о нЄм, в особых помещени€х, где и обретались животные. —ам он никаких лошадей не держал. ≈го любимицей был змей. Ќет, зме€. 
“ох`ыму показалось, что это не воспоминание, а сущий бред и, наконец,  осмелилс€ подать голос в надежде, что услышит его ’`аррэ. 
– ѕить! ѕрошу о милости, пить!
Ќо ’`аррэ, видимо, поблизости не было, лишь остальные несколько рабов суетились вокруг.
– ’`эй, “ох`ым, ты, конечно, молодец, но раз ты такой крепкий орешек, подползи к бочагу, вон, откуда ’`анку гонит овец »стинным Ћюд€м, а ещЄ лучше, собери-ка хвороста дл€ костра. —коро придЄт старуха Ќх`умнэ и принесЄт нам пожрать. Ќеплохо было бы развести костерок к этому времени! ’ватит лежать пластом, у всех рабов аж поджилки от усталости тр€сутс€. ћы дали тебе отлежатьс€, так попей сам и, на вот кремень и трут, разведЄшь из хвороста костЄр. 
– ƒа немного принеси-то, а то весь аж зелЄный лежишь. ѕопей, умойс€, гл€дишь, и полегчает, а, можа, и отпустит совсем. «а остальным хворостом любовника твово пошлЄм. ќн парень молодой, сбегает быстро. 
– ƒавай, “ох`ым, один палец, раз! ƒва пальца, два! ¬стал и пошЄл!
» “ох`ым, преодолева€ жжение во всЄм теле и начавшуюс€ ещЄ с утра лихорадку, встал, и вновь преисполнившись гордости, пошЄл, шата€сь так сильно, что его заносило в разные стороны, а ноги заплетались, как у воина, упившегос€ ышке б€ха. 
Ќо не к гр€зному, тинистому бочагу, который только что взбаламутили овцы, направилс€ “ох`ым, а в чащобу в поисках, дл€ начала, того живоносного ручейка, который родниковой водой своей заморозит его лихорадку изнутри, как утром, а уж заодно и за хворостом. ќн был точно в беспам€тстве, голова страшно болела, и картины прошлой жизни становились всЄ €вственнее…
 
 
 
__________________________________
 
* ¬о времена "классического –има"  есари носили на голове венок из золотых подобий лавровых листьев, как пам€ть о временах –еспублики и “риумфаторах.
ѕримерно к концу II– III вв., началу распада –имской »мперии и, как следствие, т€ге ко всему, что пот€желее, да блестит по€рче,  есари стали носить диадемы –  прообразы корон, без зубцов, но с подвесками и множеством крупных драгоценных камней на широком золотом ободе. “е же диадемы носили и »мператоры (Ѕазилевсы) с »мператрицами (Ѕазилиссами) ¬изантии, за€вл€вшие права на пр€мую, непрерывную св€зь с –имом. ќт того и византийцы называли себе роме€ми.

 

—ери€ сообщений "ћои романы по миру √ѕ: "«везда јделаида"":
The sands of Time Were eroded by The River of Constant Change (c) Genesis, 1973
„асть 1 - "«везда јделаида",шапка + глава 1.
„асть 2 - "«везда јделаида", глава 2.
...
„асть 16 - "«везда јделаида", глава 16.
„асть 17 - "«везда јделаида", глава 17.
„асть 18 - "«везда јделаида", глава 18.
„асть 19 - "«везда јделаида", гл. 19.
„асть 20 - "«везда јделаида", гл. 20.
...
„асть 25 - "«везда јделаида", глава 25.
„асть 26 - "«везда јделаида", глава 26.
„асть 27 - "«везда јделаида", глава 27. «аключительна€.


ћетки:  

 —траницы: [1]