-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Gloriya777

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 08.05.2010
Записей: 132
Комментариев: 21
Написано: 289

Линтон Гест. Суды Майкла Джексона-2

Дневник

Суббота, 29 Октября 2011 г. 00:20 + в цитатник

Линтон Гест. Суды Майкла Джексона-2
...При перекрестном допросе Месеро предположил, что аудитор недооценил стоимость активов Майкла. Аудитор выдал то, что, как надеялся прокурор, попросту добьет сторону защиты. Он заявил, что в феврале 2003 года, когда была трансляция программы Башира, Майкл не выплатил по счетам 10.5 млн. долларов, а на его банковских счетах было всего 38 тысяч. Даже для присяжных эта идея - идея того, что у создателя "Триллера" было всего 38 тысяч налички - показалась бредом.

Автор поинтересовался насчет этого вопроса у Пола Рассела, и тот ответил - "Майклу Джексону иногда не хватает наличности, но активов у него - до черта, и банкротства там и близко нет. И не надейтесь даже."

Поэтому главной проблемой Снеддона стало то, что если присяжные не купятся на его версию с банкротством, остаток дела попросту развалится, поскольку именно банкротство и являлось главной мотивацией преступления, по его утверждениям. Дальше дело пошло только хуже, поскольку практически все свидетели обвинения выглядели слишком уж неубедительно, но самыми убийственными для обвинения стали показания Дебби Роу. Снеддон рассчитывал на то, что Дебби, обиженная отношением Майкла в последние годы, попросту размажет его. Надеялся, что она назовет Майкла социопатом. Но Дебби, которую он специально оставил "на закуску", вдруг начала свидетельствовать в пользу Майкла, назвала его прекрасным отцом и другом, а также заявила, что проблемой Майкла было то, что вокруг него вилось слишком много стервятников (указание на двух менеджеров Майкла, Рональда Конитзера и Дитера Вайзнера, которые поживились на 1 млн. долларов).

Адвокаты считали, что самым главным выступлением в суде будет выступление Дженет Арвизо, матери Гэвина. Она была единственным взрослым свидетелем заговора, и все ожидали ее пояснений на тему того, для чего она позволила своему сыну спать в одной кровати с Майклом Джексоном.

Майклу было не привыкать. В деле Чандлеров он использовал Энтони Пелликано, чтобы накопать кое-какую информацию на Чандлера, в этот раз он тоже подключил частного детектива, Скотта Росса, чтобы тот порылся в грязном белье Арвизо. Этот детектив, опять-таки, был задействован в предыдущем громком деле Месеро по обвинению Роберта Блейка в убийстве его жены. Росс предоставил информацию о предыдущем суде Арвизо против магазина JC Penney, на котором Дженет Арвизо также давала заведомо ложные показания, дабы получить крупную сумму денег. Когда же сама Дженет Арвизо села на место свидетеля, дело Снеддона окончательно провалилось.

Присяжным она не понравилась уже одним своим видом и поведением, она называла Майкла и его персонал убийцами, постоянно щелкала пальцами, обращалась непосредственно к Майклу, когда отвечала на вопросы. Она то истерила, то плакала, то начинала нервно смеяться. Она дошла до абсурда, утверждая, что персонал Джексона подделал информацию в чеке из салона красоты, где ей предоставляли кое-какие услуги - в чеке было сказано, что ей делали восковую эпиляцию ног, бровей и зоны бикини. "Я делала только эпиляцию на ногах!" - заявляла она чуть ли не со слезами на глазах (ооочень убедительный свидетель, я бы сказала ). Это все - даже до перекрестного допроса. Когда Месеро вышел на перекрестный допрос, он ее попросту размазал. Он заставил ее признаться, что она соврала в деле JC Penney. Когда ей задавали вопросы о сумме, полученной ею от магазина, она наотрез отказалась отвечать, прикрываясь пятой поправкой (свидетель может не отвечать на вопрос, если правдивый ответ подведет их под ответственность). Месеро спросил ее, почему же она не позвонила в полицию или еще куда, если ее удерживали силой. Она ответила - "Я надеялась, что это все просто исчезнет само собой, я боялась Джексона. Да и кто бы мне поверил?"

Ее заявление про Неверленд попросту взорвало мозги всем присутствовавшим в зале: "Что такое Неверленд? Неверленд - это алкоголь, порнография и секс с мальчиками." Пресса с удовольствием смаковала это заявление, да только вот присяжные задумались над тем, что если все так и было, и Неверленд - такое страшное место, почему она позволила своим детям провести там столько времени, да и сама сидела там безвылазно?

Том Снеддон и здесь допустил ошибку. Он не стал сам проводить допрос Дженет Арвизо, отправив вместо себя своего ассистента Рона Зонена. Получается, что Снеддон ведет одно из главнейших дел своей карьеры - и при этом отказывается сам допрашивать своего ключевого свидетеля. ТАК ПРОСТО НЕ ДЕЛАЕТСЯ. Видимо, он рассчитывал на то, что если во время допроса что-то пойдет не так, и Дженет окажется более полезной стороне защиты, чем обвинению, все это будет не его, Снеддона, вина. Зонен же, как ни пытался установить связь между предполагаемым заговором и Майклом Джексоном, так и не сумел это сделать.

Что же касается детей Арвизо, то и здесь у прокурора не было шансов. Они уже дважды меняли свои показания - то Майкл их совращал, то не совращал. Естественно, Месеро буквально завязал их в узел за такое изменение показаний. Выходило, что либо Гэвин Арвизо пал жертвой собственной матери, которая велела ему соврать, либо он был просто гадким испорченным мальчишкой, который выдумал эту историю сам. Как бы там ни было - а дело распалось.

Снеддон яростно описывал Майкла как классического педофила, который в основном охотился за мальчиками из неполноценных семей, в которых не было отца. Рон Зонен обозвал "Неверленд" "миром запрещенного" и добавил, что там нет ни правил, ни хороших манер. Если это так - где остальные жертвы? Классические случаи педофилии насчитывают до 100 жертв в год. И куда они все подевались? Поскольку других жертв не было, несмотря на публичные призывы Снеддона выйти вперед и предъявить обвинения против Майкла, он применил другую тактику. Он потребовал у судьи позволить ему подключить к делу доказательства подобного поведения Джексона из прошлого. Т.е. фактически он требовал, чтобы в суд вызвали Джорди Чандлера. Судья дал разрешение. Но Снеддон слишком рано начал ликовать. Джорди наотрез отказался являться в суд. Маколей Калкин, которого Снеддон тоже намеревался вызвать в суд со стороны обвинения - взял и явился, но со стороны защиты. ТО же самое случилось с Уэйдом Робсоном. Оба парня твердо опровергли все заявления о том, что Майкл мог их развратить, хоть и признали, что часто оставались ночевать в одной комнате с ним и даже спали с ним на одной кровати.

Вместо Джорди в суд явилась его мать Джун. Она рассказала о том, что произошло в 1993 году в Лас Вегасе, когда она впервые задала Майклу вопрос о том, зачем ему понадобилось спать в одной кровати с Джорди. Майкл, по ее словам, был очень расстроен и сказал ей, что они все - одна семья, и раз она не доверяет ему, то как она может считать его семьей? Джун разрешила Джорди спать в комнате Майкла. Сама мысль о том, что мать тинейджера даст разрешение на такое - попросту не укладывается в голове.

Еще больше развалил дело и Боб Джоунс. Вопросы к нему в основном касались фразы из его книги о том, что он якобы видел, как Майкл лизнул Джорди в макушку. Джоунс опроверг эту информацию, хоть и признал, что действительно написал в своей книге такую фразу. Он предпочел выставить себя идиотом, но не выдвигать ложные обвинения, ведь получалось, что он написал такие вещи в своей книге только потому, что хотел продать ее большим тиражом.

Прояснился наконец-то и нюанс, почему Майкла так и не допросили в суде. Месеро хоть и намекал во вступительной речи защиты, что Майкл сам расскажет, как было дело, но он и не планировал выставлять своего подзащитного на линию огня, поскольку, если бы это произошло, Майкл бы оказался под перекрестным допросом со стороны Снеддона, а это уж точно никому не было нужно.

Теперь немного о задолженностях по кредитам. Когда впервые прозвучали обвинения в адрес Майкла, больше всех заволновался Банк Америки. У них, конечно, был залог в виде доли каталога АТВ и каталога песен Майкла Mijack, однако в криминальном процессе могло произойти что угодно, поэтому банк всеми силами пытался сохранить свою роль в финансах Майкла в тайне. А заодно попытался "спихнуть" эту задолженность. Банк перевел залог Майкла в инвестиционную группу в Нью-Йорке, "Фортресс", которая специализировалась на рискованных задолженностях (т.е. задолженностях, которые могут быть и не выплачены должником вследствие банкротства или каких-либо других обстоятельств). Переговоры с "Фортресс" велись в строжайшей тайне. Пол Рассел и автор книги совершенно непреднамеренно подлили масла в огонь своей статьей в Mail on Sunday, где дали подробный отчет о финансах Майкла. ПОсле этого адвокаты Сони попытались заткнуть Пола Рассела. Возможно ли, что откровения Рассела могли сорвать переговоры с "Фортресс"? Каталог АТВ переходил в руки японской корпорации и спекулянтов с Уолл Стрит. В Токио перепродажа долга компании "Фортресс" была воспринята на ура. Теперь им оставалось дождаться, когда Майкл не выплатит вовремя причитающиеся проценты по кредиту, а это рано или поздно случилось бы.

Сони к тому времени проигрывала так называемую "войну форматов". Они сумели отвоевать рынок с помощью CD/DVD, а также с помощью запуска в продажу игровых приставок Playstation. Но они не учли, что на рынке появился новый персонаж - Билл Гейтс Сони выступала с форматом Blu-Ray, Майкрософт - с форматом HD-DVD. Эти форматы были несовместимы. Вдобавок, Майкрософт нанес по Сони новый удар, когда выпустил свою игровую приставку, X-Box. Плееры Майкрософт (соответственно, и их формат видео) стоили втрое дешевле, чем плееры Сони (и их формат видео). Называется - делаем выводы, господа. Сони считала и продолжает считать, что формат Блю-рей еще может победить. Однако Билл Гейтс заявил - "Это последний физический носитель информации. Теперь все будет проигрываться непосредственно с жесткого диска". Это заявление прозвучало в 2006 году, т.е. сейчас мы видим, что его слова были пророческими

К 2005 году прибыль компании Сони упала на 25%.
Поэтому, теряя деньги везде, где только было возможно, корпорация решила, что потерять свои позиции еще и в музыкальном бизнесе попросту не может. А это опять-таки ведет к каталогу АТВ, крупнейшему активу в музыкальном мире (к тому времени в каталоге было порядка 350 различных исполнителей).


Снеддон в это время попытался в последний раз развернуть дело в свою пользу. После выступления стороны защиты он снова обратился к судье за разрешением продемонстрировать присяжным видеозапись, на которой Гэвин Арвизо рассказывает прокурорам о совращении. Запись была сделана, когда Гэвин впервые изменил свою историю (т.е. до этого он отрицал какие-либо поползновения со стороны Майкла). Однако и эта запись не помогла. В особенности же неубедительно выглядели изменения показаний (старый сценарий, мы это проходили в 1993 году, один в один).

Когда присяжные, наконец, удалились для обсуждения и вынесения приговора, прокурор и его команда закатили разудалую вечеринку в одном из ресторанов, причем, произносили такие тосты, как будто они УЖЕ выиграли дело. Они казались абсолютно уверенными в том, что Майкла осудят. Когда новость об этом празднестве дошла до стороны защиты, адвокаты были в ярости. Майкл заперся на своем ранчо в ожидании вердикта, а представители выступили с заявлением, направленным против Снеддона. "Для Снеддона и его команды вот так праздновать в открытую, в то время как Майкл попросту умирает от ужаса перед неизвестностью - просто позор. Пока они там открывают шампанское, он не может спать, его трясет с головы до ног, и его семья каждое утро уговаривает его поесть хоть немного. Майкл в ужасном состоянии. У него очень болит спина, и он вынужден принимать обезболивающие." Естественно, пресса уцепилась и за эти слова. Они истолковали отчет о состоянии Майкла в том ключе, что тот виновен, знает, что виновен, и знает, что его таки осудят.

Присяжные же решили иначе. Обсуждение и вынесение приговора заняло у них две недели. И вердикт, как мы знаем - невиновен по всем пунктам.

Снеддон выглядел абсолютно ошарашенным, когда зачитывали вердикт. Казалось, он провел столько времени над расписыванием деталей обвинений, что подобный результат был совершенно невозможным. На пресс-конференции, которую он дал после вердикта, ему пришлось как-то оправдывать свои мотивы. Естественно, он обвинил во всем фактор "звездности". мол, если бы ответчик не был такой большой и богатой звездой, которая могла позволить себе дорогостоящих адвокатов, прокурору удалось бы запихнуть его за решетку. Присяжные попросту взъярились, услышав такое заявление, ибо выходило, что они дебилы и неспособны беспристрастно судить. Снеддон заявил - "Да, я разочарован. Но мои прошлые истории с Майклом Джексоном не имеют с теперешним делом ничего общего. Я не собираюсь ни за что извиняться. Мы делали то, что должны были сделать. Мы считали, что в этот раз выиграем."

Как бы там ни было, а карьера Майкла была в руинах. По словам одного из свидетелей суда, вердикт никого не удивил, но на суде выплыло слишком много такого, что оставило у публики неприятный привкус. А Джесси Джексон заявил, что Майкл на самом деле прошел два суда - один в зале заседаний Санта Мария, другой - на страницах газет, всячески поливавших его грязью.

Странная позиция Элизабет Тейлор. Хоть Месеро и заявлял, что она выступит как свидетель со стороны защиты, она не явилась в суд. Более того, она отдалилась от Майкла сразу же после трансляции программы Башира. Едва вышел вердикт присяжных, она немедля кинулась расписывать, как она рада, что Майкла оправдали, и как ненавидит шакалов, которые попытались его осудить.

В газетах же расписывали прекрасное. "Шок присяжных! Они считали, что он педофил, но у них не было достаточно доказательств, чтобы осудить его!" По словам одного из присяжных: "Я не слишком-то верю, что взрослый мужчина может спать в одной комнате с детьми и не преступить рамки дозволенного, ну, для меня лично это абсурд, но то, что нам представили в суде, не делало его виновным. Ни разу. Мы основывали свой вердикт только на тех фактах, которые нам представили. Что же касается поведения Майкла - тут мы не можем знать правду. Он просто не виновен в том, в чем его обвинили в этот раз."

Странное заявление как для присяжного... Однако, хочется сказать такую фразу. Майкла Джексона нельзя судить по меркам обычного трехмерного мира. Просто НЕЛЬЗЯ и все. Потому что он не вписывается в рамки логики. Он не вписывается в принятые модели поведения. Он не вписывается в то, что общество привыкло считать нормой. Он - просто ДРУГОЙ. Каждый судит в меру своей распущенности, в этом Майкл был прав как никогда, заявив, что когда люди говорят "постель", они имеют в виду сексуальный подтекст. А ведь в постели еще и спят

Том Месеро, комментируя завершившийся суд, сказал: "Для Майкла было большой ошибкой допустить в свою спальню Гэвина Арвизо. Но больше такого не повторится. Больше Майкл не подвергнет себя такой опасности, хоть ему и больно думать о том, что он получил такой удар только за то, что пытался помочь (видимо, намек на то, что Гэвин-то был тяжело болен, рак, и все же излечился). Майкл сейчас в очень тяжелом состоянии, для него этот процесс был тяжким испытанием, поэтому он будет просто жить день за днем, потихоньку, дабы справиться с этим."

На этом горести Майкла не закончились. Не успели присяжные огласить вердикт, калифорнийский адвокат, которая когда-то представляла Джорди Чандлера - Глория Оллред - подала в соцслужбу Санта Барбары требование немедля лишить Майкла родительских прав, негодуя, что детей не "спасли" от опеки такого родителя, пока он находился под следствием и судом.

После вынесения приговора Пол Рассел сказал автору книги такую фразу: "А ведь Майкл уже не с "Сони".
Ни один автор, ни один журналист так толком и не разузнал, чем закончились отношения Майкла и Сони. Даже Тараборелли лишь вскользь упомянул о том, что Майкл сумел наконец-то уйти из Сони, откупившись от них двумя альбомами. Но про это не было сделано никаких официальных заявлений, хотя обычно в таких случаях устраивают пресс-конференцию. Странно, что Снеддон, напав на финансы Майкла, не попытался притянуть отношения Майкла с его рекординговой компанией как доказательство чего бы то ни было. Даже аудитор не смог сказать на эту тему ничего вразумительного, а ведь в музыкальном бизнесе взаимодействие звезды такого масштаба, как Майкл, с его рекординговой компанией является чуть ли не жизненно важным, финансы взаимосвязаны.

По словам автора выходит, что Сони использовала в этой ситуации разногласие по поводу того, сколько же песен Майкл им еще должен. Они поставили ему условие - мол, можешь уходить хоть сейчас, но права на мастер-записи остаются у нас, поскольку контрактные обязательства по количеству альбомов и песен ты не выполнил. Майкл и не собирался что-либо записывать для Сони, да и Сони его материал уже не был нужен. Компания попросту хотела, чтобы он поверил в то, что им все же нужен этот материал. Так сказать, заставить его сражаться с ветряными мельницами. Сони предложили ему сделку, по которой они будут продолжать выплачивать ему роялти за все записанные альбомы, даже поднимут ставку, а в будущем могут и пересмотреть передачу прав на мастер-записи. Здесь, по мнению автора, Майклу аукнулось старое "предательство" Уолтера Йетникоффа. Майкл своими руками помог убрать из Сони человека, который в целом был ему верен, это сыграло на руку Норио Ога и Томми Моттоле, и теперь он расплатился за это "предательство" тем, что потерял чуть ли не самые главные свои активы.

Когда журналисты попытались получить от Сони комментарии по этому поводу, а также по поводу того, кому же принадлежат права на мастер-записи и действителен ли еще контракт с Майклом - ни один представитель Сони не прокомментировал эту ситуацию, наотрез отказавшись делать какие-либо заявления по этому поводу. Обычно в газетном мире это означает, что информация правдивая. И пока семья Майкла праздновала победу в суде, сам Майкл оказался без контракта.

Позднее, после переезда Майкла в Бахрейн, появилась информация о том, что он заключил (или вот-вот заключит) сделку с новой студией, Two Seas Records, владельцем которой является шейх Абдулла бин Хамад аль-Халифа. Майкл сказал журналистам, что он очень рад возможности вернуться в студию и работать над новым материалом.

Как мы знаем, из этой сделки ничего не вышло. Никакого нового материала не последовало.

Внутренние информаторы автора книги сказали, что после суда все в компании ждали только одного - когда Майкл не сумеет выплатить кредит теперь уже компании "Фортресс", перекупившей его долг у Банка Америки. По заключенным сделкам Фортресс должна была отказаться от приоритетной покупки каталога, если Джексон вдруг выставит его на продажу, и таким образом покупку совершит Сони. На данный момент сложно сказать, кому же все-таки перешел каталог и в каком объеме. В конце 2005 года Майкл провел переговоры с "Фортресс", попытавшись реструктуризировать свою задолженность и спасти каталог. Он таки не сумел выплатить проценты за месяц и к декабрю 2005 года оказался на пороге продажи своей собственности за долги. "Фортресс" провела встречу с адвокатами Майкла и Рэнди Джексоном. Команда Майкла предложила компании выплату процентов в размере 9.5% от суммы долга, если следующий взнос по кредиту будет отсрочен на шесть месяцев. "Фортресс" потребовала 20%. Компания сразу же уведомила Сони, что платежи от Майкла по кредитам не поступают. Поскольку Сони владела 50% каталога, требовалось одобрение на отсрочку платежей. Одобрение дано не было. "Фортресс", разрываемая жадностью и желанием получить дополнительные проценты и страхом риска вообще не получить ничего, попыталась надавить на Сони.

Переговоры между сторонами длились до апреля 2006 года, а затем Майкл оказался в таком положении, что выбора у него уже не оставалось. Чтобы избежать потери всей своей доли в каталоге, он согласился продать еще 25% Сони. По новым договоренностям Сони оплачивала часть долга Майкла в обмен на эти 25% (или как-то так, мне не совсем понятен этот момент). Вдобавок, выходило так, что Сони вовсе не была обязана проводить платежи сразу же, этот опцион был установлен сроком до 2009 года. Сони ничего не теряла - можно было использовать ресурсы для войны форматов, а каталог тем временем продолжал приносить прибыль.

Дальше вообще становится непонятно.
Когда об этой сделке объявили публично, было сказано, что руководители Сони ведут переговоры о рефинансировании задолженности Джексона с банком Ситигруп. Майкл, по их словам, уже не является основным акционером Сони/АТВ Паблишинг, не управляет компанией и ничего не решает. Сони получила 75% каталога.

Как постскриптум:
Дженет Арвизо находится под следствием за финансовое мошенничество и намеренное сокрытие своего реального благосостояния.
Сони уже совсем не та корпорация, которая могла бы потрясти мир своими инновациями. Войну форматов они проигрывают.
Том "Бешеный пес" Снеддон заявил, что не будет баллотироваться на пост прокурора на следующий срок. Иногда он мелькает в СМИ, и скорей всего либо сам станет работать на масс-медиа, либо напишет книгу.
Том Месеро якобы судится с Майклом за то, что тот так и не оплатил его работу на суде 2005.
Мартин Башир продолжает работать на телеканале АВС, считается довольно-таки успешным журналистом, однако с момента трансляции передачи о Майкле больше ни разу не поднял ни одного крупного проекта.
 


Метки:  

 Страницы: [1]