-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Galina63

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) Live_Memory Клуб_Красоты_и_Здоровья

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.11.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 10132

С Днем Рождения, Мастер!

Воскресенье, 21 Марта 2010 г. 01:14 + в цитатник
foto5 (200x246, 18 Kb)
Аркадий Вяткин: С Днем Рождения, Мастер
Вяткин Аркадий Дмитриевич родился в 1945 году в Курганской области. В 1964-67 годах служил в армии на космодроме "Байконур". В 1974 году закончил лечебный факультет Челябинского государственного медицинского института. В настоящее время проживает в г. Пензе.

Теоретической парапсихологией занимается со студенческой скамьи. Публиковался с научными и научно-популярными статьями в журналах "Наука и религия", "Терминатор" (СПб), "Свет" ("Природа и человек"), "Сура" (Пенза), "Эниология" (Одесса), "Сознание и физическая реальность", "Дельфис", "Тайны мироздания" (Минск), "Невероятный мир" (СПб), "Я" (США), "Горизонт" (США), "Ванкувер экспресс" (Канада), в газетах "Тайная доктрина" (Симферополь) и "На грани невозможного" (С-Пб), а также в различных научных сборниках. Автор трех книг - "Популярная эниология", "Гримасы богини Энио" и "Основы эниологии". Участник нескольких международных конференций и конгрессов по вопросам парапсихологии, на которых выступал с докладами.

Одной из характеристик европейского стиля мышления и так называемого "здравого смысла" является стремление привести все факты, сведения, информацию о самом себе и об окружающем мире к некоторому общему знаменателю, неистребимое желание разложить все "по полочкам" в виде предельно точных и конкретных законов, эталонов, теорем, где одно выводилось бы из другого, имело бы четкие границы и определенность, создавая впечатление законченности и порядка, и в то же время почти патологическая нелюбовь к различного рода неясностям, расплывчатости, двусмысленным определениям.

Хаос и неупорядоченность в большинстве своем не находят места в современной системе знания, а если и упоминаются, то только в уничижительном, негативном смысле. Со времен Лапласа хаосу отказывают "в праве" на существование, увидев в нем не состояние материи, а только лишь отсутствие знаний, скудоумие самого естествоиспытателя.
Вся материя по-прежнему признается однозначно упорядоченной и структурированной, где роль исследователя сводится к сугубо механистическому, по возможности зеркальному, скрупулезному, фотографическому отображению этой, якобы, стоящей особняком, отстраненной реальности, не допуская даже элементов фантазии и творчества.

Следует, однако, сказать, что хаос и беспорядок - это не только результат беспомощности за счет несовершенства приборов или дебильности изыскателя, но и разновидность бытия в неопределенной, как бы сказали буддисты - "пустой", но и в бесконечно многозначной, "наполненной" форме.
Как бы мы ни старались, но мы определяем только внешнюю сторону предметов. Что касается внутреннего содержания, то здесь возможна познаваемость лишь в самых общих чертах. И чем глубже мы опускаемся на микроскопические уровни исследования, тем ситуация становится все более обобщенной и все менее конкретной, менее точной. Наиболее мелкие объекты, если они когда-то и видны, то утрачивают для нас все признаки их индивидуальности, становятся неотличимыми сначала один от другого, а потом и от небытия. Мы никогда не сможем сказать: "Вот он этот самый атом" или: "Вот электрон, который мы искали". Мы имеем в своем распоряжении атом "вообще" и электрон "вообще". Мы имеем дело только со схемами или символами чудовищно отдаленных от нас объектов, как в пространстве, так и во времени, как очень больших, так и ничтожно малых. В конечном итоге мы удаляемся на такие умопомрачительные расстояния или погружаемся в такие пропасти мироздания, что начинаем сомневаться: "А был ли мальчик?" - был ли объект, бытие которого неотличимо от его небытия.
Какие бы умопомрачительные приборы и аппараты, расширяющие этот мир, ни изобретал человек, он не в состоянии с их помощью преступить некий умозрительный порог в постижении вселенной, который принципиально фигурирует впереди как немой укор всему его техническому прогрессу.
Если даже в связи с этим припомнить широко декларируемую идею прежних материалистов о вечности и бесконечности материи, то нетрудно убедиться, что она практически "не работает", оказывается чуждой любой из известных концепций, имеющей дело только с вполне определенными, конкретными вещами и процессами. Как говорил Гегель, бесконечность для физической материи оказывается "дурной", поскольку она всегда имеет декларируемый, но не действительный характер. Беспредельность, неисчерпаемость полагается чем-то незавершенным или даже ущербным для формального знания, зачастую отождествляясь с неразберихой, путаницей, некомпетентностью. Короче, бесконечность, в нашем плане, скорее, гносеологический фантом, чем понятие, выражающее статус физической материи.
Тем не менее, означенный тезис не действует, когда речь идет о тонкой или многомерной материи, для которой и познание, и существование, и абстрактное, и конкретное утверждается и не разделяется как в проявленном мире "китайской стеной". В многомерной реальности истина не может быть утверждена раз и навсегда как монолит или твердыня, а имеет хотя и относительное, но более наполненное, реалистичное существование. Образно говоря, в тонком мире, как говорил некий чеховский герой о Греции - "все есть", и каждая физическая конструкция или свойство уже имеется здесь в виде скрытого прообраза, матрицы или плана. Это своеобразный "рог изобилия", бездна информации которого оказывается миражом и недостижима для живущего на Земле человека. Для нас только метафорически можно говорить о безусловных тонкоматериальных связях "всего и со всем", связях, которые, тем не менее, могут специфически проявляться через существо человека неоднократным, а подчас и единственным сочетанием, какой-либо заведомо фантастической связью между конкретными физическими предметами или явлениями примерно так, как это имело место в опытах И.П.Павлова в выработке условных рефлексов у собак.
Иными словами, если изначально в тонком мире имеется абсолютно недоступная для овладения безусловная связь всего и со всем, то в результате сознательного ограничения выбора образуется своего рода условная связь, для образования которой в отличие от павловской рефлекторной теории имеет значение не столько физическое сочетание вещей и процессов, сколько их опосредование внутренней психической работой. В этом случае воздействие сильной волей или желанием на один из объектов этой, по существу, магической цепи и запускает весь процесс, состоящий из тонкоматериальных энергий, который уже вторично воздействует на физический план подобно тому, как звонок в опытах И.П.Павлова вызывает условно-рефлекторное отделение желудочного сока. Именно такое воздействие человека на проявленный мир с помощью "сил и средств" непроявленного мира и называется магическим. То есть, как писал знаменитый оккультист прошлого столетия Папюс: "Маг должен прилагать волю не к материи непосредственно, а к тому, что постоянно видоизменяет материю, к тому, что в оккультизме называют "планом образования" материального мира или астральным планом" [1].
Бесконечное наполнение плана тонкой материи не означает, что любой человек может черпать из этой сокровищницы, что и сколько ему заблагорассудится. Для большинства людей многомерные миры попросту недоступны, либо они бессознательно и почти всегда без пользы для дела посещают их только лишь во сне. Другие вхожи в тонкие миры посредством врожденных медиумических способностей или с помощью специальных тренировок и наркотиков, однако, делая это на самом низком уровне, пользуясь для проникновения своего рода "отхожими местами" тонкого мира. Наконец, третьи посещают тонкие миры сознательно и по собственному усмотрению, но не имеют корысти, поскольку в противном случае дверь в тонкие миры захлопывается напрочь, а сам неофит или досужий кудесник получает удар по закону кармы. Возможность бесконечной эксплуатации и бесконтрольного пользования сокровищами тонкого мира чреваты не только сравнительно легкими кармическими шлепками, но и они могут до основания разрушить весь физический план или мир.
В этих условиях магия, как наука или учение о тайных силах природы и практике их правильного использования, должна иметь, прежде всего, моральное обоснование, впрочем, как и любая другая наука вообще. В отличие от прочих отраслей знания, имеющих прикладной характер, магию невозможно использовать с помощью одного лишь рассудка, без участия человеческого бессознательного, являющегося, по сути, проводником в миры многомерности. Для оккультиста магия представляет не только инструмент, но и одну из универсальных категорий бытия типа времени и пространства, тем самым, расширяя его мир и его возможности. Как правило, магия наиболее действенна в критические моменты жизни, когда субъективно понимаемые силы добра и зла предельно напряжены и находятся в состоянии неустойчивого динамического равновесия. Магия малоэффективна и, как правило, не требуется, когда ожидаемый результат очевиден и когда предвкушение победы не сопровождается сколько-нибудь выраженной эмоциональной реакцией.
Можно сказать, что самый заурядный предмет, попавший в руки опытного специалиста по магии, способен произвести поразительный и совершенно непонятный с позиций здравого смысла магический результат, но не из-за своего физического содержания, который глубоко безразличен самому процессу, а только лишь благодаря тонкоматериальной основе, которую терпеливо вносит в него оккультист своей мысленной и чувственной работой. Скрупулезно выполняемые манипуляции, тщательный церемониал с такого рода магическими вещами, изготавливаемыми специально или взятыми наугад из обыденной жизни, несмотря на всю свою странность и некоторые элементы безумства, притягивает внимание и всю душевную сущность мага, делая предметы собственно фетишами, талисманами, терафимами или иными символами магического, обладающими скрытой силой и властью. Вся эта процедура обычно производится на фоне измененного сознания мага, колдуна или всего ждущего чуда сообщества, которое непременно участвует в этом. Один уже фактор сильной веры, страстного желания и старательно выполняемый ритуал зачастую оказываются достаточными, чтобы оккультный процесс пошел. В качестве примера приведу известную на Востоке притчу о старухе, которой вместо святыни дали простой камешек с дороги. Много лет доверчивая женщина истово верила и молилась на этот камень, в результате чего на нем выступили нерукотворные изображения божеств. Подобное отмечалось и в отношении древних чудотворных икон, которые художниками никогда не предполагались как магические, но, спустя много веков, подчас значительно уступая современным иконам по технике, мастерству и качеству красок, начинали представлять из себя терафимы, т.е., буквально, генераторы космической энергии, вызывая различного рода чудодейственные эффекты.
Для мага, шамана, колдуна более всего характерно дологическое мышление, имеющее место, как определил этнограф Л.Леви-Брюль у первобытных народов и заключающееся в своеобразном небрежении, а то и в полном отрицании обоснованной логической причинности и полагающее достаточным самой зрящной аналогии, являющейся фикцией для здравого рассудка [5]. О том, что дикарь, в отличие от цивилизованного человека, почти не отличает естественное от сверхъестественного, писали многие этнографы и религиоведы. С появлением современной цивилизации указанный тип рассуждения исчезает, однако это совсем не означает, что наша логика, наш способ постижения мира оказывается лучшим, - они справедливы лишь для реальности, которую мы создали как эгрегор посредством длительного самовнушения, в течение многих поколений, где наша наука играет роль модернизированной религии.
В отличие от наших современников окружающий мир для мага, шамана, колдуна имеет более многозначный характер и странные для европейца формы, в котором большинство предметов помимо привычного содержания имеют и мистические черты. Мирча Элиаде, мистик и психолог, ввел понятие иерофании, когда объект, не переставая быть самим собой в бытовом смысле, проявляет сакральные (священные) черты, т.е. "священный камень остается камнем; внешне (точнее с мирской точки зрения) он ничем не отличается от других камней. Зато для тех, для кого в этом камне проявляется священное, напротив, его непосредственная, данная в ощущениях реальность, преобразуется в реальность сверхъестественную. Иными словами, для людей, обладающих религиозным опытом, вся Природа способна проявляться как космическое священное пространство. Космос во всей его полноте представляет как иерофания" .
Говоря современным языком, человек с оккультным сознанием манипулирует заклинаниями, тотемами, мантрами, талисманами как триггерами известных ему запредельных сил, оказывающих направленное воздействие на нашу проявленную реальность. Это не означает, что обыкновенный человек - и даже коммунист и прагматик - не привносит элементы сакрального в повседневный опыт. О фетишизации капитала, власти денег писал еще Карл Маркс. Известно также влияние на людей некоторых символов (крест, звезда, свастика), цветов (красный, черный, белый), обусловленное не физиологическим раздражением "палочек" и "колбочек", на глазном дне, а социальным опытом.
Антрополог К.Леви-Стросс полагает, что для получения нужного результата не имеет ни малейшего значения, соответствует ли мифология шамана реальной действительности или нет, поскольку основным является вера в успех не только его самого, но и всего окружающего его сообщества . Точно так же и Б.Малиновский пишет, что "магия основывается на специфическом опыте особых эмоциональных состояний, в которых человек наблюдает не природу, а самого себя, в которых истина познается не разумом, а раскрывается в игре чувств, охватывающих человека" .
Говоря о магии, нельзя не назвать и такого корифея как Джеймс Джордж Фрэзер, фундаментальный труд которого со всем основанием может считаться классикой исследования форм донаучного познания. Несмотря на то, что сам Д.Д.Фрэзер оказывался убежденным материалистом, полагающим первичным существование физической материи и весьма снисходительно относившемся к наивным, на его взгляд, попыткам постижения и овладения мирозданием с помощью магии, его бережный, добросовестный подход к поистине колоссальному фактическому материалу, который ему пришлось переворошить, просто поражает. Обнаружив сходство магии и науки в том, что обе эти области человеческого познания основаны на факте независимого от человека существования вещей, процессов и природных сил, которым человек придает вид объективных законов, Д.Д.Фрэзер вместе с тем находит очень мало общего между магией и религией. Он полагает, что "магия исходит из предположения, что все личные существа, будь они людьми или богами, в конечном счете, тем не менее, может извлечь выгоду тот, кто знает, как ими манипулировать с помощью обрядов и колдовских чар". И если религия просит, стремится как-то умилостивить и умиротворить Высшие Силы, то магия в отношении тех же сил требует и заставляет. По мнению Д.Д.Фрэзера хотя магия и лежит в основе религии, то это было очень давно, а в современных условиях между ними находится немного сходства. И если магия имеет дело в конечном итоге с безличными силами добра и зла, то религия обращается с Высшими Силами, имеющими персонифицированный характер. Могу не согласиться с уважаемым и давно ушедшим в лучший мир мэтром, что магия, якобы, представляет собой низшую форму человеческого познания и является заблуждением человечества, но это простительная слабость для материалиста.
Можно сказать, что весь процесс магического протекает в некотором виртуальном (надфизическом, воображаемом) пространстве, которое, тем не менее, не всегда является абсолютным вымыслом, продуктом произвольного фантазирования, а представляет собой в большей степени результат коллективного творчества нескольких поколений людей, имеющих общую культуру и историю. Так, к примеру, физическая удаленность звезд такова, что они едва ли могут оказывать избирательное воздействие на судьбу какого-то одного человека или даже народа. Даже чисто логически трудно предположить, чтобы такие гигантские объекты, как звездные скопления могут находиться "в услужении" у какого-нибудь бомжа, не имеющего ни каких прав на Земле, но, без сомнения, обладающего самостоятельным гороскопом. Другие астрономические объекты (Луна и Солнце) хотя и влияют на каждого из нас физически, но вместе с тем наделяются способностями селективно воздействовать на судьбу, здоровье одних людей и быть безразличными для других, что совершенно непостижимо с позиций физических теорий. Как говорилось ранее, весь окружающий мир, которому мы придаем статус "абсолютной, объективной реальности" и независимости от познающего его субъекта, на деле имеет характер "сделанности" его человеческим эгрегором за тысячелетия существования. Тем самым процессы магического и физического имеют в общих чертах одинаковую природу, поскольку оба они оказываются напрямую связанными с человеческим фактором. Вся их разница только в том, что физические представления более консервативны, инертны, ибо они имеют тысячелетнюю историю, тогда как магические - много меньше по времени, да и разделяются они далеко не всеми. Подавляющее большинство современного человечества вообще не верит в магию, а это само по себе вызывает ее ограниченное применение.
Условно можно различить:
А) Интерпретативную магию, основанную на традиционном толковании информации, получаемой из тонкого мира с тем, чтобы использовать ее для комментариев прошлых, настоящих и будущих событий мира физического (гадание, астрология, лозоходство, ясновидение, экстрасенсорная диагностика).
Б) Магию действия, основанную на активном влиянии на физический план с помощью "сил и средств" тонкой материи (биоэнерготерапия, левитация, телекинез, биогравитация, материализация, порча, сглаз, заклятье).
В зависимости от целей и получаемых результатов также различают:
А) Белую магию, приносящую пользу (медицинская, религиозная и др.)
Б) Черную магию - достижение собственных эгоистичных целей за счет и в ущерб окружающих людям и всей природе.
То, что магическое толкование или воздействие паралогичны и напоминают, скорее, шизофрению, цирк, розыгрыш, что угодно, но только не серьезное научное исследование, еще ни о чем не говорит, поскольку получаемый результат бывает столь поразительным, что он невольно наводит на мысль о некоторой однобокости или даже ущербности всей нашей цивилизации, которая, уйдя от дикости первобытных технологий, вместе с тем утратила нечто ценное и полезное. Зависимость магического результата от психических особенностей человека и всей общественной культуры, абсурдность его трактовки с формальной логической стороны, становит в тупик, озадачивает любого ученого, который охотнее согласится с тем, что его дурачат, чем примет все увиденное им за чистую монету.
Американские психотерапевты Д.Гриндер и Р.Бэндлер пришли к выводу, что невротики ограничивают свой мир, лишая себя положительного опыта и неоправданно загружая себя вредной информацией. Авторы предложили оригинальные методики лечения, заключающиеся в расширенном получении полезной информации и сужении входа для информации, действующей патологически. Такого рода переоценка ценностей не просто дает иллюзию успеха и счастья, но и на самом деле расширяет мир психических и физических возможностей индивида [10].
Оккультный философ начала века В.Шмаков писал: "Символ, как таковой, сам по себе в силу собственной конституции, вызывает в сознании встретившегося с ним человека ту же самую систему представлений и в той последовательности, каковая вложена была его автором". Природа символов в большинстве случаев оказывается социальной: несмотря на то, что создателями символов оказываются отдельные индивиды, символ закрепляется, когда на него реагирует все общество, т.е. когда символ становится незаменимым средством коммуникации и воздействия на окружающий мир…
Высшая многомерная реальность, как уже говорилось, не может быть выражена напрямую казенным языком трехмерного мира. Фигуральные высказывания, аналогии, метафоры здесь попросту незаменимы. Оказываясь многозначительными, они несут огромную смысловую нагрузку, которую не втиснуть ни в один из словарей или энциклопедий, поскольку большинство информации из тонкого мира невыразимо и выходит за пределы человеческих знаний. Акт именования предмета, вещи, события, движения есть акт объективации, который лишает их исходной неопределенности, избыточных "степеней свободы", ограничивая и упреждая все их перемены. То же самое происходит и с системами символов, составляющих все открытые нами "естественные законы", которые в последующем как бы отщепляются от породившего их человека и становятся как бы синонимом "независимой от человека объективной реальности".

ark.dem.ru
Рубрики:  Психология, духовные практики


Процитировано 5 раз
Понравилось: 1 пользователю



Rele_Vremeni   обратиться по имени Воскресенье, 28 Марта 2010 г. 07:18 (ссылка)
Спасибо, интересный пост!
Ответить С цитатой В цитатник
Сияние_Розы_Жизни   обратиться по имени Воскресенье, 25 Июля 2010 г. 18:38 (ссылка)
Очень интересно! Благодарю, возьму в свой дневник.
Ответить С цитатой В цитатник
superlili   обратиться по имени Четверг, 16 Января 2014 г. 10:14 (ссылка)
Спасибо, утащила
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку