-Метки

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в d_102

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.11.2008
Записей: 3361
Комментариев: 308
Написано: 42072


Вадим Зеличенок

Понедельник, 31 Августа 2009 г. 04:31 + в цитатник
Вадим Зеличенок: хочу поговорить о некоторых важных тенденциях развития мировой, европейской и отечественной легкой атлетики


Агентство спортивной информации «Весь спорт» продолжает дискуссию об итогах чемпионата мира по легкой атлетике в Берлине, где сборная России выиграла 13 медалей (четыре золотые) и заняла четвертое место в общекомандном зачете. Свое мнение уже высказали бывший главный тренер команды Валерий Куличенко, нынешний главный тренер Валентин Маслаков, главный редактор Агентства «Весь спорт» Андрей Митьков, исполнительный директор «Фонда поддержки олимпийцев России» Александр Катушев и старший тренер сборной России в беге на выносливость Геннадий Суворов. Готовится к публикации развернутое интервью президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), члена Совета Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) Валентина Балахничева. А сейчас мы публикуем материал одного из самых авторитетных деятелей отечественной легкой атлетики, главного тренера сборной СССР (1990-1992) и России (1993-1998), ныне – вице-президента ВФЛА, члена Совета Европейской легкоатлетической ассоциации (EAA), директора московского Центра развития легкой атлетики IAAF Вадима Зеличенка, написанный специально для Агентства спортивной информации «Весь спорт».


Не «провал», а по крайней мере «удовлетворительно»

При подготовке этого материала я не хотел подробно останавливаться на оценках и выводах по итогам чемпионата мира в Берлине, их прозвучало уже немало из уст известных специалистов. В значительно большей степени хочу поговорить о некоторых важных, как мне представляется, тенденциях развития мировой, европейской и отечественной легкой атлетики. Но, конечно, совсем не сказать о выступлении сборной России невозможно.

Оценки, которые уже прозвучали, были самыми противоположными – от «успешного» (министр спорта Виталий Мутко) до «провального» (главный редактор Агентства «Весь спорт» Андрей Митьков). Наберусь мужества и скажу, что оценка министра мне значительно ближе. А если серьезно, как можно назвать неудачей и тем более провалом выступление команды, которая заняла второе место по очкам, разделила второе-третье место по общему числу медалей, а в медальном зачете уступила третье место Кении, обыграв ее при этом по общему числу наград и завоевав одинаковое количество золотых медалей? Повторяю, я не собираюсь сейчас подробно оценивать выступление нашей команды, профессиональный анализ будет, я надеюсь, проведен на тренерской конференции. Мне бы хотелось перейти к анализу некоторых современных тенденций в мировой легкой атлетике.

Андрей Митьков, анализируя итоги чемпионата, сделал вывод: всего 15 человек показали в Берлине свои лучшие результаты сезона, остальные спортсмены и команда в целом были не подготовлены. Не могу согласиться с таким выводом, это чисто бухгалтерский подход. Тогда давайте поздравим Гульнару Галкину-Самитову и ее тренера Геннадия Суворова с лучшим результатом сезона в финале чемпионата мира! Не думаю, чтобы такое поздравление их сильно обрадует.

На чемпионате мира главная оценка эффективности выступления, по крайней мере, для лидеров – занятое место! И согласно анализу Митькова, в число «неподготовленных» должны войти Ольга Каниськина, Валерий Борчин, Ярослав Рыбаков, Алексей Загорный, Антонина Кривошапка, Анна Пятых, а вместе с ними – более 50-и спортсменов из разных стран, которые стали победителями и призерами чемпионата, но вот лучших результатов сезона не показали. Перечислить несколько имен? Тогда группу «неподготовленных» усилят Алисон Феликс, Мулаени Мулаудзи, Юсуф Саад Камель, Мариам Юсуф Джамаль, Кенениса Бекеле, Вивиан Черуйот, Бланка Власич, Стив Хукер, Анна Роговска, Дуайт Филипс, Янгерис Савинье, Валери Вили… Это я только чемпионов перечислил. А если добавить к ним 40 спортсменов, занявших вторые и третьи места, окажется, что многие наши «неподготовленные» в неплохую компанию попали.

Еще в 80-е годы специалисты ГДР вывели формулу – если 25 процентов состава показывает свой лучший результат на главном старте, команда подведена к нему хорошо. И это в те годы, когда не было такого насыщенного календаря, а спортсмены готовились практически к одному главному старту сезона!

Давайте посмотрим, сколько наших спортсменов попали в финальные «восьмерки». Этот показатель важен не только потому, что такие атлеты приносят зачетные очки своей команде; главное – все они имели возможность бороться за медали! Так вот, с учетом эстафет, в «восьмерки» вошли 36 наших атлетов, т.е. примерно 35 процентов от общего состава (при этом Кривошапка, Капачинская и Лебедева выступали в двух финалах). И мое мнение – именно из этого показателя нужно исходить, когда речь идет о готовности команды к чемпионату. Конечно, Борзаковского, Галкину-Самитову, Савинову, Садову, Лысенко и ряд других спортсменов не обрадовали занятые ими места, но все-таки, они были в финалах, а значит – завоевали право бороться за медали любого достоинства до последнего метра дистанции или до последней попытки. На этот раз не получилось.

Да, были ошибки в подготовке и непосредственно в ходе выступления, но мое мнение – по крайней мере, оценку «удовлетворительно» команда и готовившие ее специалисты заслужили без всяких натяжек. (Когда я заканчивал подготовку этого материала, Елена Исинбаева выиграла очередной этап «Золотой лиги», установив мировой рекорд – 5, 06 м. Тем самым, она доказала то, что и так было очевидно: в Берлине с ней произошел несчастный случай. Выиграй Исинбаева в Берлине да еще с мировым рекордом – было бы у нас чистое третье место и по золоту, и по медалям. Вряд ли бы тогда появилась оценка «провальное выступление»).

А если к этому добавить, что в нынешнем сезоне не было ни одного допингового скандала в отечественной легкой атлетике (очень надеюсь, что и не будет), в целом сезон получился совсем неплохим. Впрочем, о проблемах допинга я бы хотел поговорить чуть позже.


Половина лидеров на юниорских соревнованиях не попадают даже в финалы

Теперь несколько слов об общих тенденциях. Отличительная особенность чемпионата мира-2009 – уменьшилось число стран, представители которых завоевывали медали и попадали в финальные «восьмерки». Вот данные последних с последних пяти чемпионатов:

2001 год: золото – 21 страна, медали – 42, «восьмерки» - 68
2003 год: 23 – 43 – 68
2005 год: 21 – 40 – 67
2007 год: 22 – 46 -73
2009 год: 19 – 37 – 62

Это говорит о том, что в ряде стран, где легкая атлетика развивается успешно, на нее стали обращать еще более пристальное внимание, и подготовка спортсменов осуществляется все более профессионально, при серьезной государственной поддержке. Пример – Ямайка, где легкая атлетика уже несколько лет является видом спорта №1, не испытывая серьезной конкуренции со стороны видов, популярных в других странах этого региона – бейсбола, американского и обычного футбола, баскетбола.

Обращает на себя внимание снижение результатов спортсменов стран бывшего СССР – только Эстония, где легкой атлетике уделяется серьезное внимание со стороны как государства, так и частных структур, завоевала одну бронзовую медаль. Честно говоря, обидно, что без единой медали остались атлеты Украины и Белоруссии.

Теперь об уровне результатов чемпионов по сравнению с 2007 годом. У мужчин победители улучшили свои результаты в 12 из 22 видов, в двух они были практически равны (разница в 1 см в тройном прыжке и толкании ядра). У женщин улучшились в 11, ухудшились в 10, практически равны в двух (прыжки в высоту - разница 1 см, бег на 5000 м - 0.06 секунды). Было установлено семь рекордов чемпионатов. То есть, уровень результатов победителей, призеров и финалистов последние годы существенно не меняется, что не исключает «всплески» высочайших результатов в отдельных видах (в Берлине – в беге на 100 м у мужчин и женщин, 200 м у мужчин).

Анализ списков победителей и призеров чемпионатов мира свидетельствует, что в их число попадает не более двух-трех спортсменов, которые до этого не входили в мировую элиту. Я проанализировал несколько последних чемпионатов мира, чтобы посмотреть, отличается ли картина в первый год олимпийского цикла и в предолимпийский сезон. Оказалось: практически нет. По итогам чемпионата в Берлине можно выделить лишь победительницу в метании диска Дани Самуэлс и победителя в беге на 110 м с барьерами Райана Братуайта. Оба спортсмена впервые проявились на чемпионате мира среди юношей и девушек 2005 года, оба были рядом с финалом на Олимпийских играх в Пекине, а в нынешнем сезоне достигли существенного прогресса. (О победительнице в беге на 800 м можно говорить как об открытии только со знаком минус).

Но ведь наверняка среди участников чемпионата мира немало спортсменов, которые добьются значительного прогресса в ближайшие два-три года, к следующему чемпионату мира и Олимпийским играм 2012 года. Задача наших специалистов – заранее определить таких будущих соперников, причем не всегда это можно сделать на дорожке или в секторе – их, возможно, нужно было сейчас «высматривать» на тренировочном и разминочном стадионах, на чемпионатах Европы среди молодежи и юниоров, чемпионатах мира среди юниоров и юношей.

Статистика последних лет неопровержимо свидетельствует: свыше 70 процентов мировой элиты выступали в составах своих национальных команд на юниорских и даже юношеских чемпионатах мира. Но при этом примерно половина из них становилась победителями и призерами, а другая половина в своем возрасте уступала многим сверстникам, не всегда попадая даже в финалы. Однако это не помешало и тем, и другим стать в дальнейшем звездами мировой легкой атлетики. Список как первой, так и второй группы внушителен, поэтому перечислю лишь несколько имен: в первой – Исинбаева, Бекеле, Меритт, Клюфт, Власич, Кэмпбелл-Браун, Болт, Роблес, во второй – Саладино, Шпотакова, Хукер, Ивора, Рыбаков, Уокер, Хартинг, Эннис. Поэтому я считаю, что тренеры основного состава должны знакомиться с будущим пополнением команды не по протоколам юниорских и молодежных соревнований (наиболее перспективные не обязательно окажутся на верхних строчках), а чаще посещать сами соревнования.

Несколько слов о европейской легкой атлетике (не будем забывать, что в следующем году в Барселоне пройдет континентальный чемпионат). Не секрет, что во многих европейских странах появились темнокожие спортсмены – выходцы в основном из Африки, которые очень часто становятся лидерами своих команд. С каждым годом их становится все больше, и география стран, которые они представляют, постоянно расширяются. Однако в Берлине эти спортсмены не внесли сколько-нибудь заметный вклад в выступление своих команд. Если проанализировать составы финалов во всех беговых видах, окажется, что в финальные «восьмерки» попали всего 11 темнокожих европейцев, при этом они не завоевали ни одной медали. В то же время, «коренные» европейцы завоевали в тех же видах пять медалей, при этом Марта Домингес стала чемпионкой в беге на 3000 м с препятствиями. Однако я уверен, что уже в следующем году в Барселоне выступавшие в Берлине и другие темнокожие европейцы существенно помогут своим командам, особенно в беговых видах, прыжках в длину и тройном прыжке.


Давно не слышал, чтобы наших ходоков снимали незаслуженно

Несколько отдельных слов – о спортивной ходьбе. Во-первых, еще раз от души хочу присоединиться к многочисленным поздравлениям нашим чемпионам, их основному тренеру Виктору Чегину и всем его помощникам. В актив этой команды нужно приплюсовать медали, завоеванные скороходами на молодежном и юниорском чемпионатах Европы и на юношеском чемпионате мира. Картина, что и говорить, впечатляющая. Но сейчас я бы хотел поговорить о другом.

Каждый год, когда определяется план-задание для сборной команды на главный старт сезона, скороходам ставится задача – завоевать по одной медали каждого достоинства. Основной аргумент – не тот, что нашим спортсменам не под силу бороться за большее. Нет, аргумент – «больше одной золотой не дадут». Понятно, что имеются ввиду не соперники, а судьи. Откуда взялось это убеждение, я не знаю, но укоренилось он очень прочно. Давайте посмотрим, так ли это, и вернемся на несколько лет назад.

1991 год, чемпионат мира в Токио. 50 км выигрывают Александр Поташов и Андрей Перлов (финишируют вдвоем, обнявшись, только фотофиниш определил победителя); Алина Иванова выигрывает 10 км; Михаил Щенников занимает второе место на 20 км, проиграв уже на стадионе Маурицио Дамилано; при этом бронзовым призером становится Евгений Мисюля. Две золотые медали из трех; пять медалей из девяти у спортсменов одной команды! Не дал «кто-то» их завоевать?

2008 год, Олимпиада в Пекине. Два золота и бронза. Про чемпионат мира в Берлине и говорить нечего. Молодежные чемпионаты Европы, чемпионаты мира и Европы среди юниоров – процентов 80 всех медалей в последние годы.

А сколько раз Роберту Коржаневскому «давали» выигрывать, в том числе и по две дистанции? Вот он нам точно не отдавал золотые медали.

Было ли, что «не давали»? Было. Например, в 1992 году на Олимпийских играх в Барселоне Алина Иванова, уверенно выигрывая соревнования, не справилась с эмоциями: войдя на стадион, практически побежала – и через несколько минут после финиша была дисквалифицирована. Хотя подавать протест на снятие в ходьбе – дело бессмысленное, я его подал – ну, понятно, что такое лишиться золотой медали уже после финиша. Причем я нашел формальную зацепку: записка с последним, третьим предупреждением была подписана через три минуты после того, как спортсменка финишировала. Понятно, что это была техническая ошибка, судьи просто не синхронизировали часы перед началом соревнований, но, тем не менее, я пытался биться. Делая круги вокруг апелляционного жюри, я напоминал сам себе отца Федора, который клянчил стулья на даче инженера Брунса: «Не корысти ради…». Наконец, разбирательство дошло до президента IAAF (тогда – Международная федерация любительской легкой атлетики) Примо Небиоло, который сказал: «Какие часы, какие три минуты? Весь мир видел, как она бежала!» Не дали? Или Алина сама не взяла?

Другой пример, хотя и рангом пониже. 2005 год. Чемпионат Европы среди юниоров в Каунасе. Юниорские соревнования полностью проходят на стадионе. За круг до финиша наши спортсменки – Елена Ладанова и Вера Соколова – выигрывают у ближайшего преследователя, своей же соотечественницы Ольги Михайловой более две минут, обе идут на мировой рекорд. На последнем круге Ладанова выигрывает у Соколовой ни много ни мало – метров 60!!! Ну, может такое быть при нормальной ходьбе и примерном равенстве сил обеих спортсменок? В результате Ладанову дисквалифицировали, чемпионкой Европы стала Соколова, установив при этом мировой рекорд… Опять «не дали»?

В принципе, я и раньше был знаком с некоторыми международными судьями по ходьбе, а сейчас по роду своей работы сталкиваюсь с ними достаточно часто, со многими знаком близко. Я знаю их как высокопрофессиональных и порядочных людей. Ну, не могу я представить себе «тайную вечерю», когда перед очередным видом они собираются и решают: «Так, русский вчера выиграл, сегодня мы другого русского снимем!» Бред это! И не нужно забывать, что после каждого вида судьи устраивают «разбор полетов», смотрят видеозаписи, каждый судья, давший предупреждение какому-либо спортсмену, должен аргументировать это решение перед своими коллегами (а бригада состоит из девяти человек, плюс представители IAAF или EAA). Да такой гипотетический заговор тут же стал бы всеобщим достоянием! Максимум, что я могу допустить – кто-то из судей может «закрыть глаза» на нарушение техники отдельным ходоком. (Кто бы рискнул подать третью записку на снятие гречанки на Олимпийских играх 2004 года в Афинах? И она в итоге она стала олимпийской чемпионкой). Надеюсь, что и в Дэгу в 2011 году, и в Лондоне в 2012-м скороходы из Южной Кореи и Великобритании не будут в числе соискателей золотых наград, а чемпионат мира 2013 года пройдет, как известно, в Москве.

Другое дело (об этом говорил Валентин Балахничев) – международных судей стали регулярно приглашать на наши соревнования, где они видят не только лидеров (их они и так знают), но и ближайший резерв. По окончании соревнований эти судьи встречаются с тренерами и руководителями сборной, высказывают свои замечания по технике, рекомендуют, на что обратить внимание. Безусловно, эта работа приносит серьезные плоды наряду с огромным вниманием, которое уделяется спортивной ходьбе в Мордовии, Чувашии и в ряде других регионов.

По крайней мере, я давно уже не слышал от тренеров, чтобы кого-то из наших скороходов сняли незаслуженно.


Если взяли на целенаправленное тестирование, задай себе вопрос: почему?

Конечно, нельзя обойти тему, связанную с допингом и допинг-контролем. Во-первых, могу ответственно заявить, что после известных событий 2007 года (случая с Лысенко и Хороших, а главное – результатов расследования этого случая) борьба с допингом в российской легкой атлетике существенно усилилась. И хотя перед пекинской Олимпиадой мы получили тяжелейший удар, но понятно, что истоки «случая семи» также уходят в весну 2007 года. Поскольку я являюсь членом Антидопинговой комиссии ВФЛА, могу ответственно заявить – начиная с прошлого года, федерация тесно сотрудничает с Российским антидопинговым агентством (RusADA), и это сотрудничество начинает приносить свои плоды, в первую очередь – за счет совместных образовательных программ, которые крайне необходимы спортсменам и тренерам. Хотя говорить, что проблема применения допинга в российской легкой атлетике решена, совершенно преждевременно. В связи с созданием RusADA и значительным расширением количества забираемых проб, на контроль стали попадать не только призеры, но и просто финалисты, и даже спортсмены, занимающие «дцатые» места. И вот там-то далеко не все в порядке!

Внесоревновательный контроль. Очень часто приходится слышать, что наших спортсменов проверяют больше и чаще, чем других. Честно говоря, подобные жалобы я слышу от многих руководителей и главных тренеров национальных федераций (и не только я). Приведу лишь два примера.

В 2000 году в состав легкоатлетической делегации США на Олимпийских играх в Сиднее была включена большая группа психологов, которая затем опубликовала подробный отчет о своей работе на заключительном этапе подготовки и непосредственно во время Игр. Естественно, они провели подробное анкетирование всех членов команды. И на вопрос, что больше всего тревожит спортсменов во время пребывания в Олимпийской деревне, самый распространенный ответ был «Нас берут на внесоревновательный допинг-контроль больше, чем спортсменов других стран». Но если вспомнить, что уже в Сиднее накануне Олимпиады был «выловлен» Си. Джей. Хантер (толкатель ядра, бывший тогда мужем Мэрион Джонс), а в ходе последовавшего расследования «деятельности» компании BALCO было выявлено и дисквалифицировано еще около 10 человек из состава сиднейской команды – выходит, еще мало брали.

В Пекине в 2008 году руководители сборной команды Ямайки были очень недовольны тем, что их спринтеров и барьеристов замучили внесоревновательным контролем – 32 раза за пять дней.

Я считаю, разговоры, что «наших хватают, а другим разрешают» – в пользу бедных. Возьмем, к примеру, Олимпийски игры. В Антидопинговом центре во время Игр постоянно работает группа не менее чем из 10 специалистов из разных лабораторий, аккредитованных Всемирным антидопинговым агентством (WADA), причем происходит ротация этих экспертов. Допустим, проба «А» №008961 показала наличие запрещенного препарата (напомню, что в допинг-лабораторию пробы попадают безымянно, под номерами). Эта информация доводится до сведения президента Международного олимпийского комитета (МОК) и руководителя Антидопинговой комиссии МОК. И что, выяснив, что эта проба принадлежит знаменитому спортсмену Х, они дают команду: «Не считать! Пробу уничтожить!»? Да это же полнейший абсурд! Даже если предположить, что такое возможно, неужели все эксперты, работавшие в лаборатории, начнут жить по «закону омерты»? Да о таком гипотетическом запрете через пять минут знал бы весь мир!

Или директор любой из аккредитованных лабораторий, направив свою информацию в международную федерацию (и копию в WADA) о положительной пробе №257853, взятой во время внесоревновательного контроля, затем получит от этих организаций согласованный ответ: «Забудь об этой пробе, ты ее не делал!»? Даже комментировать не хочется… Точно также, как и мнение ряда «экспертов», что если бы Ирина Коржаненко в 2004 году не толкнула за 21 м – никто бы ее не тронул.

Я знаю примерную схему жеребьевки внесоревновательного контроля на крупнейших соревнованиях. Допустим, делается 500 внесоревновательных проб. Из них примерно 70 процентов отводится на жеребьевку спортсменов, которые возглавляют топ-листы, около 20 – жеребьевка по странам, которые не имеют сильных атлетов, но, тем не менее, им не дают «расслабляться», а остальное – это целенаправленное тестирование. Нетрудно предположить, кто попадает в эту целевую группу. Это или спортсмены, представляющие «неблагополучные» страны (причем не обязательно в данном виде спорта), или спортсмены, отбывшие дисквалификацию, или спортсмены, на которых в международной федерации есть определенная информация (как это было с двумя венгерскими метателями в Афинах в 2004 году). Конечно, соотношение 70 - 20 - 10 может несколько меняться, в зависимости от соревнований, но в целом схема выглядит примерно так, как я ее описал.

В прессе были опубликованы данные, что у наших легкоатлетов в Берлине было взято свыше 80 проб, и что это больше, чем у спортсменов других команд. А теперь давайте элементарно посчитаем. До начала чемпионата IAAF объявила, что будет взято 1000 проб, то есть, наша «доля» составила чуть более восьми процентов. А теперь посмотрим, как этот показатель коррелировал с нашим выступлением. Для удобства посчитаем только индивидуальные виды, чтобы не путаться в цифрах и не высчитывать участников эстафетных команд, часть которых заменялась после предварительных забегов. Итак, 43 вида, значит – 129 призеров (понятно, что некоторые спортсмены завоевали по две медали, ну так и на контроль они ходили больше одного раза, поэтому для удобства дадим абсолютное число призовых мест). Мы получили 12 индивидуальных медалей, разделим на 129 – и что получим? Чуть больше восьми процентов. Пойдем дальше и посчитаем финалистов, по той же формуле. 43 вида, значит, в «восьмерках» было 344 спортсмена. Наши легкоатлеты заняли 28 индивидуальных мест в «восьмерках». Разделим 28 на 344, и что получим? Опять те же восемь с небольшим процентов! Ну, так и где здесь «антироссийский заговор»?

В июле этого года я был техническим делегатом на чемпионате Европы среди молодежи до 23 лет в Каунасе. Накануне соревнований, рано утром, встречаю в гостинице делегата по допинг-контролю, члена Медицинской комиссии IAAF Джузеппе Фискетто, который уезжал на забор внесоревновательных проб. Он сказал, что почти всю ночь делал жеребьевку, а потом рассмеялся: «Скажи своим, чтобы не обижались – на россиян выпала почти половина всех внесоревновательных проб. Слишком сильная у вас команда». И на соревновательный контроль тоже больше всех вызвали наших. Так мы в Каунасе выиграли 25 медалей, заняли 45 мест в «восьмерках», уверенно всех опередив! Кого должны были брать на контроль – нас или Андорру с Сан-Марино? А что на внесоревновательный контроль взяли практически всех россиян в видах выносливости и в метаниях – так разве мы сами не давали для этого повода своими недавними «подвигами»?

К сожалению, даже члены сборной России и их тренеры не всегда профессионально подходят к вопросам допинг-контроля. В Берлине наши тренеры жаловались, что берут наших спортсменов в любое время, чуть ли не за несколько часов до старта. Спрашиваю: «А тестирование было внесоревновательным или целенаправленным?» Ответ: «Не знаем». Объясняю: внесоревновательное тестирование не должно проводиться в последние 12 часов перед стартом! И бланки, в которых расписываются спортсмены после сданной пробы – разного образца! Поэтому, если тестирование было внесоревновательным, можно было, сославшись на правила, от него отказаться, или, по крайней мере, подать затем официальный протест. А если целенаправленное, в первую очередь, задать себе вопрос: «А почему я попал в эту группу?»

Опять же, к сожалению, но наши спортсмены зачастую плохо знают не только свои обязанности, но и свои права. Хотя Антидопинговые правила IAAF и Антидопинговые регламенты IAAF размещены и на сайте нашего Центра, и на сайте ВФЛА. Не можете достать книгу – распечатайте текст с сайта, прочтите и держите при себе! Нет, начинают читать, только когда получают двухлетний отпуск без сохранения содержания. Для кого же мы тогда их переводим?


Спортсмены и тренеры элементарно не знают Правила IAAF

Увы, многие не только Антидопинговых правил не знают, но и с Правилами соревнований IAAF подробно не знакомы. Честно говоря, не укладывается в голове: как спортсмен международного класса может не знать правил соревнований в своем виде?!!
Свежий пример – высказывание Марии Савиновой о бездействии ВФЛА в «деле Джепкосгеи», по поводу которого президент ВФЛА Валентин Балахничев был вынужден вступить в заочную дискуссию в прессе. Я могу понять эмоции Марии, но ведь эта ситуация четко прописана в Правилах соревнований (причем правило это не новое, оно действует уже много лет). Вот оно:

Правило 163. «Бег по дистанции». Параграф 2. «Помехи на дорожке». «Любой участвующий в соревновании спортсмен, который толкает соперника или мешает ему любым образом, подлежит дисквалификации. Рефери имеет право потребовать повторения соревнования без участия дисквалифицированного спортсмена или, если это забег, разрешить любому участнику (участникам), которому мешали или толкали его, участвовать в следующем круге соревнования. Обычно такой спортсмен должен закончить соревнования, честно используя свои возможности».

Ну, и в чем было нарушение правил? Думаю, никто не усомнится, что Джепкосгеи честно добежала дистанцию, если ее результат при таком падении оказался 2.12. Поэтому я не знаю, был ли вообще подан протест – вполне возможно, что судейская коллегия сама восстановила кенийскую спортсменку, в четком соответствии с Правилами IAAF. Если наша федерация считает, что данное правило противоречит духу соревнований – значит, нужно бороться за его отмену, но при этом иметь ввиду, что в Берлине это правило сработало против нас, но ведь в следующий раз могут сбить и российского спортсмена.

Я уверен, что даже начинающий шахматист не сядет за доску, а теннисист юношеского разряда не выйдет на корт, не изучив досконально правила в своем виде. У нас же незнание правил случается сплошь и рядом, и этим могут «блеснуть» как ведущие спортсмены, так и их тренеры. Так ведь и не хотят знать!!! Приведу один пример. Несколько лет назад наш Центр выпустил новую версию Правил IAAF с изменениями, принятыми на очередном Конгрессе IAAF. Я сказал тогдашнему главному тренеру сборной России Валерию Куличенко, что готов обеспечить новыми Правилами всю команду, выезжавшую через несколько дней на чемпионат мира в помещении. И поскольку летел с командой одним рейсом, привез с собой в аэропорт 100 экземпляров и их раздали спортсменам и тренерам вместе с паспортами и билетами. Я наблюдал за реакцией. Кто-то убирал книгу в сумку со словами «Полезная вещь, нужно прочесть» (не уверен, что прочли, но хотя бы намерение продемонстрировали). Другие подходили к товарищам и со словами «Вася (Петя, Миша и т.д.), ты у нас умный, пусть у тебя будет две книги». А третьи, как люди воспитанные, находили ближайшую урну и аккуратно опускали книгу туда, чтобы не сорить в аэропорту.

А потом получается, что практически на любых крупных соревнованиях мы обязательно чего-то не досчитывается только из-за элементарного незнания Правил IAAF.
Мы много говорим о необходимости повышения квалификации тренеров, пытаемся создать программы, которые зачастую не работают, и в то же время не пользуемся тем, что уже имеем. Еще один пример из личной практики. Начиная с 2005 года, наш Центр выпускает на русском языке методический ежеквартальный журнал IAAF «New Studies in Athletics» (в русском варианте – «Легкоатлетический вестник IAAF»). Не скажу, что журнал безупречный, но в каждом номере есть, как минимум, по 3-4 очень качественных и полезных статьи по различным видам легкой атлетики и по общим вопросам подготовки спортсменов высокого класса. Наш Центр тратит на перевод и выпуск этого журнала немало времени и средств, выдерживая очень высокие полиграфические стандарты. Естественно, хотелось бы, чтобы журнал попадал к тем, кому он адресован.

Я передаю значительную часть тиража в федерацию, чтобы журнал доходил до территориальных федераций и тренеров сборных команд. Но ведь этого мало, учитывая, что в стране работает свыше 1000 отделений легкой атлетики в спортивных школах, а есть еще училища олимпийского резерва, ШВСМ… Поэтому за подписью президента ВФЛА Валентина Балахничева было направлено письмо во ВСЕ спортивные школы России, имеющие отделения легкой атлетики, с информацией о начале выпуска журнала, его краткой аннотацией и рекомендацией подписаться на него. В 2005 году стоимость годовой подписки составляла 600 рублей (за все четыре номера) плюс почтовые расходы – что было даже ниже себестоимости журнала. Не думаю, что такая сумма могла пробить брешь в бюджете даже самой маленькой спортивной школы. В результате в издательство пришло ШЕСТЬ заявок на подписку, а подписалось еще меньше.

К сожалению, я мог бы еще долго приводить подобные примеры. Многие тренеры, на словах постоянно жалуясь на спортивную науку, на недостаточно количество новых методических разработок (небезосновательно!), на деле не хотят пользоваться даже тем, что есть в наличии.


Резюме

Завершая эти заметки, хочу высказать свое мнение: отечественная легкая атлетика в целом находится на подъеме. После отчетно-выборной конференции ВФЛА 2008 года значительно усилился как президиум ВФЛА, так и штатный состав федерации и сборной команды. Я уверен, что выводы из не самого удачного сезона 2009 года будут сделаны правильные, и 2010, 2011 и особенно 2012 годы станут более успешными для сборной команды России. Возможности и резервы для этого есть.
Рубрики:  Спорт



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку