-Метки

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в d_102

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.11.2008
Записей: 3361
Комментариев: 306
Написано: 42070

Допинг, допинг юбер аллес…

Воскресенье, 19 Июля 2009 г. 15:33 + в цитатник
Олимпизм и «Новый мировой порядок»: « Допинг, допинг юбер аллес…»

http://www.snd-su.ru/cgi-bin/rg.pl?param=div2&page=2&type=1263&what=1001


Обратная сторона профессиональной олимпиады в Турине: о чем НОК РФ. Глава из книги Любодрага Симоновича «Олимпизм и Новый мировой порядок» ( Белград, 2000)

Любодраг Симонович – в прошлом баскетболист мирового уровня – один из острых критиков современного – профессионального, политизированного и химизированного спорта. Свою книгу, в том числе раскрывающую исторические связи олимпийского движения и фашизма, Симонович успел издать незадолго до окончательного раздела и оккупации Югославии и Сербии войсками НАТО – наследниками «Нового порядка» Гитлера. Идеологизация Туринской олимпиады режимом Путина полностью подтверждает выводы автора.
«После распада "реального социализма" и установления (Ельцинского) капитализма в России, в которой спортсмены стали передвижными рекламными щитами западных фирм, продолжая принимать допинг, дошло до антропологического фокуса-покуса: люди (снова) стали "скверными", а новоустановленный порядок - "хорошим"!»
Ежегодно все большее число спортсменов исчезает во все более глубоком болоте наркотиков. До распада Советского Союза и "реального социализма" главным виновником манипуляции спортсменами был объявлен "коммунистический тоталитаризм".
Случаи допинга" на западе выглядели как игра озорных ребятишек, которые не слушаются своих родителей. Междутем, выяснилось, что "свободный мир" развил свою промышленность допинга, которая по своей чудовищности далеко превзошла "достижения" стран "реального социализма". Только в США ценность спортивного рынка наркотиков достигла нескольких миллиардов долларов в год. Что еще хуже, употребляются все более разрушительные средства. На скамье обвиняемых, конечно же, "испорченные спортсмены". Не отрицая ответственности спортсменов, и то, как в допинге, так и в заговоре молчания по поводу допинга и других грязных игр в спорте, необходимо было бы установить и ответственность властелинов спорта, которые руководят из тени и из спорта создают средство для осуществления политических и материальных интересов. Начнем от международных спортивных ассоциаций и их допинг-контроля.
Канадский судья Чарльз Дабин (Charles Dubin), который разоблачил "случай Джонсон (Johnson)", разрушил оплоты лжи, которые международные спортивные офицальные лица воздвигли вокруг допинг-контроля.
Он убедительно доказал, что люди, подобные Арне Лундквисту (Arne Lundkvist) - главе медицинской комиссии Международной легкоатлетической федерации, систематически вводят мировую общественность в заблуждение, когда объявляют сведения о числе "пойманных" на допинг-контроле спортсменов. Другими словами, Дабин утверждает, что Лундквист и другие спортивные офицальные лица стараются создать картину о распространенности допинга в спорте на основании относительно небольшого числа "положительных" спортсменов, трудясь таким образом скрыть настоящие размеры допинга.
В своем отчете канадскому правительству в связи со "случаем Бена Джонсона" судья Дабин констатирует: "Хотя здравоохранительным комиссиям международных спортивных обществ, таких как, Международная легкоатлетическая федерация и Международный олимпийский комитет, уже годами известно, что допинг-контроль во время соревнований не приносит удовлетворительных результатов, они не предприняли никаких шагов, чтобы выяснить эту нелепость. Таким образом они только содействуют созданию впечатления, что их соревнования проводятся по правилам fair-play и что исследовательские лаборатории не могут бытьобмануты"
Свидетельство Клиффа Вили (Cliff Wiley) американского спринтера на 400 метров, указывает, на что готовы пойти властелины мирового спорта для осуществления своих интересов.
На Первенстве мира по легкой атлетике в Хельсинки (1983 год) "по крайней мере тридцать восемь спортсменов имело положительный допинг-тест, семнадцать из которых были американцы. Но они были такими известными, что организатор не посмел объявить их имена".
Доктор Роберт Вой (Robert Voy) - человек, открывший обман, обвинил мировую легкоатлетическую федерацию и ее президента Примо Небиоло (Prime Nebiolo) в том, что они "скрыли результаты тестов". Это, практически, значит, что верха международной спортивной мафии определяют (по договору с организаторами спортивных мероприятий), сколько спортсменов (и какого ранга) может быть "поймано", чтобы не было скомпрометировано соревнование и не был потерян планированный заработок. Это уже больше не "заговор молчания", а все более бесскрупулезный заговор лжи.
Небиоло пошел еще дальше. На Первенстве мира по легкой атлетике в Риме (1987 год) он сыграл "свою" роль в афере подтасовки результатов итальянского прыгуна в длину Эвангелисти (Evangelisti). К его последнему и решающему прыжку добавлено почти полметра, чем он приобрел третью позицию и тем самым - бронзовую медаль. Итальянскому государственному телевидению удалось до деталей реконструировать обман. Дошло до протеста. Эвангелисти вернул медаль, а Небиоло вместо того, чтобы навсегда быть выброшенным из спорта, вскоре стал президентом Международной легкоатлетической федерации!
Английский бегун Себастьян Коэ (Sebastian Сое) еще в 1982 году на олимпийском конгрессе в Баден-Бадене требовал, чтобы допингованные спортсмены до конца жизни были удалены со спортивных площадок, что было поддержано многими спортсменами всего мира.
Властелины мирового спорта это требование единодушно отвергли (по "гуманистским" причинам), зная, что это могло бы привести не только к остановке "прогресса" в достижении "результатов высокого класса", но и к возврату результатов на уровень шестидесятых, когда употребление "стимулирующих средств" стало составной частью "штурма рекордов" -что привело бы к ослаблению заинтересованности в "спорте высокого класса" и значительно уменьшило бы прибыли мафиозных группировок, которые держат спорт в своих руках.
Допинг проикрывают не только верха спортивной мафии в облике Самаранча, Небиола и Авеланжа , но и фирмы-спонсоры.
Падение популярности спорта, вследствие все более частых допинг-афер (после "случая Краббе (Krabbe)" еще только 5% граждан в Германии верит, что победы в спорте могут быть достигнуты без употребления допинга), отрицательно влияет на бизнес.
Только "Mercedes" вкладывает свыше 60 миллионов марок в год (данные из 1992 года) в рекламирование путем спорта. Телевизионные компании, которым спортивные передачи (из-за реклам) приносят огромнейшие прибыли, жизненно заинтересованы в том, чтобы создать как можно более непробиваемую стену лжи вокруг "спорта высокого класса". И на этом примере видно, как функционируют средства массовой информации "западной демократии": "настоящая информация" - это то, что приносит прибыль и содействует укреплению капиталистического порядка.
Имея в виду значение спорта как средства воспроизводства капитала и сохранения капиталистического порядка, ясно, что речь идет об игре "жандармов и воров", в которой "воры" всегда имеют преимущество, тем более, если из-за них стоят мощнейшие капиталистические фирмы со своими лабораториями и научными группами, правящие политические структуры "свободного мира", как и так называемые "международные спортивные федерации", которые стали сборищем закореневших преступников, которые готовы на все, чтобы защитить свои интересы и интересы своих налогодателей из мира политики и капитала.
Явной является тайна, что "спортсмены высокого класса" принимают "стимулирующие средства" под непосредственным надзором все более квалифицированных и оплачиваемых специалистов по допингу, которые работают на фирмы-спонсоры, крупные фармацевтические компании, международные спортивные организации, спортивные союзы, национальные олимпийские комитеты и имеют поддержку и защиту официальных государственных институций (включая и министерства).
Те, кто организует так называемый "допинг—контроль", и те, кто организовывает и выполняет систематическое допингование спортсменов, находятся на одном и том же содержании, что значит, что речь идет об одной команде.
Показательным является способ, которым Примо Небиоло - "первый человек" мировой легкой атлетики, оправдывает саботирование допинг-контроля и систематическое уничтожение спортсменов: "Находимся в большом цирке; если мы слишком раздвинем колонны шатра, крыша срушится на нас. Мы должны думать глобально, а не исходя только из одного аспекта. Не хотим, чтобы крыша срушилась". Небиоло, в действительности, высказал позицию, которая действительна для всего капиталистического общества: настояние предупредить злоупотребление и уничтожение людей ведет к краху порядка, что любой ценой необходимо предупредить. Капиталистический цирк смерти должен идти дальше!
"Борьба против допинга" непреодолимо напоминает до недавно проводившуюся "борьбу против профессионализма и коммерциализации спорта". Это была, в действительности, борьба против тех, кто призывал к искоренению причин, которые приводят к профессионализму.
Между тем, профессионализм стал реальностью и, тем самым, явлением, которое больше нельзя поставить под вопрос. Подобное происходит и с допингом: из-за обманчиво гласной критики допинга все больше видно настояние занять "более гибкую позицию" по этому вопросу (тезис о "контролируемом допинге").
Политический инстинкт гражданской теории предупреждает, что необходимо уменьшить пропасть между спортивной реальностью и моралистскими требованиями, которые выставляются к спорту, так как ясно, что спорт - только сгущенное выражение того, что происходит в капиталистическом обществе и что капитализм нельзя слишком "давить" проблемами, которые он решить не может.
Механизм "борьбы против допинга" тождествен механизму "борьбы за окружающую среду"организаций , которые находятся в руках (международного) капитала.
Основываются "комиссии", принимаются "правила", приобретаются "эффективные технические средства" и "обеспечивается участие науки".
Затем на допинг-тесте поймается один из тысячи допингованных и будет "сурово наказан" - двумя годами запрещения участия в соревнованиях.
Смысл этого водевиля - создать у общественности впечатление, что властелины спорта "готовы и способны вступить в ожесточенную борьбу с допингом", что значит, что порядок в состоянии "эффективно вступить в ожесточенную борьбу со злом", которое создается в обществе.
Так же обстоит дело и с "защитой окружающей среды": ударная новость, что "рыбы вернулись в Темзу", должна показать, что существующий порядок "в состоянии сохранить окружающую среду", и прикрыть истину о катастрофальных последствиях все более ужасного загрязнения планеты самыми мощными капиталистическими государствами.
Иначе, господа из Международного Олимпийского Комитета пошли еще дальше в настоянии "встать поперек дороги допингу". По ним, нужно было бы организовывать "неожиданные инспекции" сборов, где спортсмены готовятся к соревнованиям, и на месте проверять, "чистые" ли спортсмены.
Практически, предлагается охота на спортсменов, как будто речь идет о банде самых опасных преступников, а они официально считаются (какая ирония!) "высочайшими представителями" основных ценностей капиталистического мира и, как таковые, становятся "идолами" масс!


Италия – допинг по контракту

Что касается ответственности национальных спортивных федераций за употребление "запрещенных средств" в спорте, характеристичным является пример Итальянской легкоатлетической федерации, которая с середины восьмидесятых (во главе находился Примо Небиоло) организовала приобретение допинг-средств (из США) и систематическое допингование своих спортсменов.
Высокопоставленные итальянские спортивные официальные лица шантажом и обещаниями заставляли спортсменов подвергаться систематическому допингованию.
Чтобы снять с себя ответственность за возможные последствия, они создали типовой "контракт", который спортсмены должны были подписать и который гласит: "Я... (имя спортсмена) этим заявляю, что желаю в дополнение к моим тренировкам подвергнуться терапии анаболиками... (название субстанции). Это делаю по свободной воле и под собственную ответственность". Позже произошли косметические изменения в тексте: "Я... (имя спортсмена) этим заявляю, что по свободной воле желаю подвергнуться терапии медикаментами, которые пропишут врачи Итальянской легкоатлетической федерации. Буду оповещен о дозировке, возможных сопутствующих воздействиях и отрицательных последствиях ознакомлен с возможными токсическими воздействиями"
Существование организованного допинга в Италии указывает и заявление Карла Виттори (Carlo Vittori) - бывшего тренера бывшего чемпиона мира в беге на 200 м Пьетро Меннеа (Pietro Mennea), данное итальянскому журналу "La Republica", о том, что Итальянская легкоатлетическая федерация еще в 1985 году учредила "централь по допингу", которая итальянским спортсменам раздает анаболические стероиды.
По утверждению Виттори, в письмах, направленных лидерами итальянского спорта "спортсменам высокого класса" Италии, тем, кто "будет принимать анаболические стероиды в договоренном количестве, обещается успех и много денег".
Когда Виттори со своими доказательствами обратился в FIDAL, Лучиано Барра (Luciano Barra) - генеральный секретарь этого общества, потребовал от него "не придавать это гласности".


США – стероидный коктейль с кокаином

Исходя из исследований профессора Вильямса (Williams) с конца восьмидесятых, можно сказать, что употребление допинга в США имеет характер эпидемии. Говоря об употреблении анабольных стероидов, Вильямс указывает, что среди тяжеловесов-штангистов и в бодибилдинге свыше 90% спортсменов принимают анаболики; среди метателей ядра, копья и диска, а также среди регбистов 70-80% из них использует это средство; среди спринтеров и десятиборцев - 40-50%; а в видах спорта на выносливость - 10%.
Что касается женщин, в силовых видах спорта 20%, а в видах спорта на выносливость только 1% женщин принимает анаболики. Интересно и то, что спортсмены таким образом принимают анаболики, что практически невозможно утвердить это на соревнованиях. В то же время, во все большей мере употребляются другие средства, как например, "гормон роста" (HGH - Human Growth Mormon), который с 1985 года получается и синтетическим путем.
Междутем, исключительную популярность в США получил и кленбутерол. В своей книге "Drugs in Sports" канадский врач и фармаколог Мауро ди Пасквале (Mauro di Pascvale) пишет: "Применение кленбутерола спортсменами получило размеры эпидемии".
Он, вследствие того, что его "след теряется" в организме весьма быстро, все чаще употребляется как альтернатива "классическим" анаболикам. Его употребление до такой степени расширилось, что журналист известнейшего в США спортивного журнала "Sports Illustrated" написал о нем, что его "принимает каждый".
Что касается баскетбола, по оценке исполнительных органов NBA лиги с начала восьмидесятых, 40-75% игроков принимало кокаин, а около 10% -"free base" - специально приготовленный кокаин усиленного действия. Нет никаких сомнений, что и в этом виде спорта, произошел "прогресс" и что употребляются более современные допинг-средства. Что касается кровяного допинга, он, по утверждению профессора Вильямса, присутствует не только в велосипедном спорте, но и в других видах спорта на выносливость, таких, как марафон. "Нью-йоркский уличный марафон" представляет собой одну из выразительных форм применения «допинга кровью» в спорте.
О существовании многолетнего организованного и обязательного допинга в США говорит и Джек Скотт (Jack Scott): "Когда весной 1970 года я разговаривал с группой спортсменов из Калифорнийского университета, Джимм Калкинс (Jimm Calkins) - помощник капитана команды регбистов "Cal", сказал мне, что тренеры и врачи клуба давали ему анаболичные стероиды. И одни, и другие уверяли его, что такие средства помогут ему увеличить мышечную массу и окрепнуть, что и случилось. Но они не теряли времени на то, чтобы обратить его внимание на возможные опасные сопутствующие последствия. "Я прибавил в весе, как мне это и сказано, но по прошествии примерно месяца эти стероиды действительно начали меня морочить", - сказал мне Джимм. "Я пошел к врачу клуба и он мне признался, что возможны плохие сопутствующие последствия. До этого я имел полное доверие к тренерам и врачам, а тогда почувствовал, что меня предали".
И мог, так как известно, что прием стероидов доводит до атрофии семенников, ослабляет потенцию, вызывает заболевания печени и желез, а некоторые врачи верят, что они вызывают рак простаты.
А они в весьма широком применении. Жестокий и брутальный игрок, который воодушевляет телезрителей в дни уик-енда, часто является синтетическим продуктом.
Когда я вступил в Национальную лигу по регби, я познакомился с игроками, которые принимают не только стероиды, но и амфетамины и барбитураты, и то в ошеломляющих количествах. Большинство NLF тренеров больше занимаются такими вещами, чем средний наркоман.
Мне было дорого, когда Хьюстон Ридж (Houston Ridge) (ветеран регби - прим. автора)... прошлой весной подал объемный иск против своего клуба, обвиняя его официальные лица за навязывание допинга.
Он указывает на то, что стероиды, амфетамины, барбитураты и прочие средства употреблялись не "для лечения и выздоровления, а с намерением стимулировать с их помощью дух и тело так, чтобы игроки могли играть еще более грубо".
Даяна Вильямс (Diane Williams) - американская спринтер, в 1989 году свидетельствовала о том, что ее тренер заставлял ее принимать анаболики. Получала "пилюли, которые выглядели как маленькие футбольные мячики - дианабол", иначе известный и весьма популярный в США анаболик. Спустя год с тех пор, как она начала принимать их, она обнаружила изменения на своем теле, которые становились все более видимыми: у нее начали расти усы и борода, клитор получил "неприятные пропорции", появился низкий голос, волосы ускоренно росли и она стала нимфоманкой.
То, что американцы являются "чемпионами в допинге" (по утверждению британского специалиста по допингу профессора Арнольда Бекетта (Arnold Bekett), показали и события, предшествовавшие Олимпийским играм в Лос-Анджелесе (1984 г.). Олимпийские официальные лица США организовали "для просвещения" своих спортсменов посещение лабораторий, в которых должны были бы выполняться анализы допинг-тестов участников Олимпиады.
Речь шла, в действительности, о подробном ознакомлении со способами, с помощью которых спортсмены смогут обманывать допинг—контролеров.
В Лос-Анджелесе ни один американец, в отличие от спортсменов других стран, не был пойман в допинге. Не все американские тренеры участвовали в этом скандале. Пат Коннолли (Pat Connolly) - одна из тренеров женской команды, изъявила на допросе перед комиссией Сената: "Когда я узнала о предолимпийской пробной программе Американского олимпийского комитета, которая должна была бы обеспечить нашим спортсменам с помощью ознакомления с официальными тест-методами более успешно избежать того, что их откроют, я чувствовала себя обманутой, как ребенок, которого родители оставили ни с чем.»
Американская спринтер Джекки Гриффит-Джойнер (Jackie Griffith-Joyner), известная под прозвищем "Фло-Джо", - необыкновенный пример лицемерья, властвующего как в официальных спортивных структурах США, так и в американском обществе, когда под вопросом "национальные интересы".
В рейтинговом списке "Track-Field News" из 1987 года она не находилась ни среди первых десяти самых быстрых спортсменок. В США была только на семнадцатом месте среди спринтеров на сто метров.
В течение года она достигла результатов, про которые Чарли Френсис (Charlie Francis) - бывший тренер Бена Джонсона (Ben Johnson) сказал, что они "уничтожили историческую орбиту развития спорта" и что ее результаты "на пятьдесят лет впереди планированных результатов".
В Сеуле она завоевала три золотые медали и поставила два рекорда мира. Некоторые журналисты назвали ее "допингом накачанным гермафродитом", а обвинения пришли и от Карла Льюиса (Carl Lewis), и от Даррела Робинсона (Darrell Robinson), который привел довод, что он лично ей продал склянку с десятью кубическими сантиметрами мужского гормона роста.
Джойнер назвала Робинсона "умалишенным лгуном", а Льису заявила , что она его "сделает».
Но на допинг-тестах всегда была "чистой", - на обнаружение "гормона роста" нет теста. Имея в виду ее внешний вид и достигнутые результаты, и невежде могло быть ясно, что ее рекорды являются чем угодно, но только не спортивным результатами. То, что важнее всего, Джойнер с американским флагом в руках оббегала почетные круги по стадиону и с воодушевлением была приветствована как американским правительством, так и американской публикой - как "величественный символ свободного мира".
Если бы коим случаем она достигла таких же результатов, бегая под флагом СССР, она была бы объявлена "чудовищным символом коммунистического тоталитаризма". Что касается Карла Льюиса, марафонка Клаудия Мецнер (Claudia Metzner) поставила вопрос: "Для чего Карл Льюис в свободное время носит зубной протез?" Сама дала и ответ: "Уже каждый знает, что из-за употребления гормонов роста его челюсть получила ненормальные размеры.
На судебном процессе, который весной 1989 года проходил в Торонто по поводу допинг-аферы с канадским спринтером Беном Джонсоном, его тренер Чарли Френсис привел довод, что официальные лица Канадской легкоатлетической федерации "с начала восьмидесятых знали за употребление стероидов канадскими спортсменами. Иначе, еще в подготовительном периоде перед Сеулом, в конце 1987 года, у Бена Джонсона были замечены, вследствие многолетнего употребления анаболиков, рост левой груди и превращение его в женщину. Утверждено, что Джонсон пользовался и "гормоном роста" (за десять склянок платил 10 000 долларов), а также и то, что второй тренер Джонсона - Георг Астафан (George Astaphan) составил программу допингования "гормоном роста" для Маккоя (МсКоу), Ангеллы Иссаенко (Angella Issajenko) и Десаи Вильяме (Desai Williams). Конечно, канадские спортивные официальные лица делали все, что в их силах, чтобы убедить канадское общественное мнение в том, что канадский спорт "чист". Ничего из объявленных "проверок" не проводилось, и Джонсону и его коллегам была проторена дорога в Сеул, которая "честным олимпийским официальным лицам" должна была принести политические очки и кучу денег.
Что касается Англии, в ней еще в 1985 году начали контролировать соревнования, юниоров, так как было установлено, что тренеры дают допинг-субстанции и детям предпубертатного возраста. Шеррон Дейвис (Sharron Davies) — бывший член английской олимпийской команды по плаванию констатирует, что это - "печальный показатель развития нашего спорта».


Германия: Допинг, допинг юбер аллес…

Западная Германия, как мы видели, употребление допинга еще с конца семидесятых вознесла на уровень официальной государственной политики, с тем, что систематическое допингование в Западной Германии начало проводиться еще в разгар подготовки к Олимпийским играм, которые должны были проводиться в Мюнхене (1972 год).
Профессор Клаус Хайнеманн (Klaus Heinemann) - председатель Научного совета (западно) Германского спортивного совета еще в 1988 году недвусмысленно объяснил, о чем идет речь: "Германия должна инвестировать в спорт, так как он облегчает отождествление граждан с государством". Если бы такое заявление пришло с востока, речь бы шла о манифестации "сталинизма"; так как заявление пришло с запада, - речь о манифестации "демократического духа". Немецкие спортивные функционеры в развитии спорта руководствовались "прогнозом" Холлманна (Hollmann), что "больше никогда, даже в далеком будущем, у нас не будет спорта высокого класса без допинга". В то же время (1984 г.) Холлманн заявляет: "Мы достигли максимума - спортсмены пришли к концу своих биологических возможностей".
Три года спустя он констатирует, что спортсмены дошли до своих физиологических границ, и, исходя из примера бегунов высокого класса на 400 метров, утверждает, что преодоление этих границ ведет к "самоуничтожению клеток". Непринципиальность Холлманна символически выражает положение сегодняшней науки, которая "растерзывается" между фактами, которые указывают на все большее уничтожение человека, и лояльным отношением к ее хозяевам.
Для главного тренера легкоатлетов Западной Германии Кристиана Германна (Christian Gehrmann) употребление анаболиков было обязательным.
Среди его "подзащитных" (немецкий социолог Бригитт Берендонк (Brigite Berendonk) их называет Германовым "допинг-гаремом") были и Эва Вильмс (Eva Wilms) (рекордсменка мира по легкой атлетики), и Ингра Манеке (Ingra Menecke) (восемь раз чемпионка Германии в метании диска), и Клаудия Лош (Claudia Losch) (олимпийская победительница в метании ядра).
Они, по его внушению, приобретали допинг-средства по почте, не зная, что из-за этой "торговли" стоят он и его помощник Симон (Simon), - которые на этом "деле" получили провизию в 2 000%. Утверждено, что функционеры Западногерманской легкоатлетической федерации годами знали о грязных делах Германна, но ничего не предпринимали - благодаря его медалям.
Когда все всплыло на поверхность, Германн был "наказан" так, что продолжил работу в спорте, и то даже с членами сборной, а Симон - с детьми предпубертатного возраста! Вот как Германн в телевизионном интервью, данном ZDF в 1989 году, ответил на вопрос, дает ли он своим "подзащитным" допинг-средства: "Если скажу - нет, надо мной будут смеяться мои коллеги; если скажу - да, потеряю работу".
Честно, дальше некуда! Иначе и, несмотря на драматичные предупреждения матери Ингры Манеке об ухудшении здоровья и психических расстройствах ее дочери, спортивные функционеры Западной Германии ничего не предприняли, чтобы предупредить систематические злоупотребления, которым она подвергалась.
Одним из тех спортсменов, которые сделали большой вклад в разрушение мифа о "честном немецком спорте", является и многолетний вратарь сборной команды Западной Германии по футболу - Тони Шумахер (Toni Schumacher).
По его словам, "в мире футбола существует допинг, конечно, умалчиваемый, хранимый как строжайшая тайна, табу". А вот как выглядела финальная подготовка немецкой команды к Первенству мира по футболу в Мексике в 1986 году: "Началось с трех литров минерального напитка ... которые мы должны были выпить в течение дня". "После третьей тренировки у всех у нас начался понос". "Каждое утро вместе с нашим минеральным напитком мы глотали кучу таблеток: железо, магний, витамин Б в самых больших дозах, витамин Е, пару гормончиков для привыкания к высоте...". "Кроме таблеток ливнем хлестали уколы. Сам профессор Дизен сделал 3 000 инъекций.
В них было все возможное: экстракты трав для укрепления телесного защитного механизма, витамины Ц и Б в высоких дозах, экстракт меда для улучшения работы сердца и кровообращения, телячий кровяной экстракт против последствий воздействия высокогорного воздуха". "Вместе со всем этим обязательными были таблетки снотворного".
Что касается Бундеслиги, Шумахер утверждает, что в ней "допинг имеет продолжительную традицию". Он указывает, что, еще будучи молодым игроком, был "шофером" лучшим игрокам и перед важными матчами отвозил их к одному кельнскому врачу, который им давал пилюли и уколы. Некоторые из них больше не могли и задумать существование в спорте без специальных препаратов, которые содержали анаболики, амфетамины и другие допинг-средства. Были и члены сборной, которые с помощью "химии для укрепления", регулярно завоевывали титулы чемпионов мира.
Среди них был и один мюнхенский игрок, который сам готовил разные "специальные препараты" и на себе опробовал их действие. Коллеги прозвали его "передвижная аптека". Шумахер признается, что сам принимал наркотики.
Осенью 1984 года в Кельне должен был состояться, по утверждению управы клуба, "судьбоносный матч". Уже в который раз речь шла о "существовании клуба". Так как часть игроков уже употребляла как допинг сироп против кашля, который содержит высокую дозу эфедрина, было решено употребить этот напиток.
Под действием эфедрина "коллеги, как черти, летали по полю". Матч был выигран, но игроки до такой стелени были изнурены и измучены, что решили никогда больше не притрагиваться к этому средству".
Шумахер принимал допинг и на тренировках. Речь идет о картагоне ( кортизоне? – ред.), который "увеличивает агрессивность, выносливость и сопротивляемость организма". "Последствия плохие: насильственно перешагиваются собственные границы выносливости . В продолжительном периоде человек исчерпывает свой биологический капитал. Без какого-либо контроля, без надежного предупреждения тела: "Не могу больше!".
А потом днями чувствует себя полностью разбитым. Не может выспаться, несмотря на большую усталость. Что касается половой жизни, то человек человек умирает. Ни малейшей реакции. В этой авантюре я понял: постоянное употребление допинга не только опасно для жизни, но и унизительно. Поэтому руки прочь от этих экспериментов".
Это предупреждение Шумахера необходимо всячески поприветствовать, но Шумахер сам же убедительно доказал, что допинг является неизбежным, если хочешь остаться в спортивном шоу-бизнисе. "усталость, против которой ничего нельзя сделать", "достигнутые биологические границы выносливости", "все большие требования о все большей вынгосливости", ситуации стресса" (добавим к этому неизбежные травмы и старение) - все это, по Шумахеру, заставляет спортсмена прибегать к допингу и становиться зависимым от него.
Говоря о (западно)германском профессоре Манфреде Донике (Manfred Donike) как символе спорта, в котором доминирует наука, Хоберманн констатирует, что спортсмен высокого класса является эквивалентом биологического организма", т.е. что "приоритет личности заменен приоритетом тела" и что "тело спортсмена подтверждает свою аутентичность в облике химического анализа, в то время, как характер спортсмена - его дар к честности, к достойному поведению.
Хоберманн напоминает, что журналисты в своих сообщениях создают из мира спорта высокого класса "мифическую скульптуру", в которой "наука перемешана с романтикой" и где "спортсмены, ученые и техники тренировок получают ореол ужасного".

Генетика: новый Франкенштейн?

Имеется реальная опасность генетической манипуляции, т.е. что результаты биотехнологии будут применены и к людям, и то, прежде всего, в области спорта. Речь идет о "повторном рождении искусственного чудовища Виктора Франкенштайна (Victor Frankenstein) в облике искусственного спортсмена" или, говоря современным языком, о создании "роботизированного гуманоида" или "биомеханического человека".
Венский допинг-эксперт Людвиг Прокоп (Ludwig Prokop) имеет перед собой подобное "ужасное видение" спорта: "дегуманизированный, роботообразный спортсмен, который действует в состоянии гипноза, создание, которое не чувствует боли или не в состоянии противопоставиться ей".
Подобным образом мыслит и Рихард фон Вайцекер (Richard von Weizsacker,), который в речи, произнесенной 16 ноября 1985 года перед функционерами Нацонального комитета Западной Германии, предупреждает, что "создание специфичных типов тела для специфичных спортивных дисциплин" с помощью "генетическских манипуляций" "уже больше не область научной фантастики", а явление, которое "уже появилось на горизонте".
Вайцекер предложил "решение" в виде "гуманистских" фраз, которые поднимают спорт на уровень субъекта, который должен сам защитить себя от злоупотребления, "забывая" при этом, что спорт - не явление sui generis и что как раз олимпийские господа, к которым он обратился, являются теми, кто делают все для того, чтобы спорт стал чистым орудием капитала и политики.
"Забота" о спорте, которую показал Вайцекер, - только часть представления "официальной Германии", которое должно отвлечь внимание общественности от причин, приводящих к уничтожению людей в спорте, т.е. от лабораторий смерти, в которых врачи-чудовища, наемники мощнейших капиталистических кланов и их политические представители из власти подготавливают новые "научные чуда", используя спортсменов как эксперментальных крыс. Благодаря такой "критике" спорта, (Западная) Германия, от "исторической" речи Вайцекера до сегодня, стала ведущей страной в развитии методов уничтожения людей в спорте.
По мнению Хоберманна, генетическая технология является – то, что может обеспечит глубочайшую биологическую трансформацию человека.
Возможно, что эта технология будет применена в спорте высокого класса прежде, чем в других областях, так как в этом виде деятельности легче всего установить корреляцию между активностью определенных генов и признаками, которые указывают на выносливость и силу.
Спортсмены, другими словами, должны быть первыми подопытными кроликами "гуманной" генетической технологии. Возможности генной инженерии в спорте обусловлены развитием "Человеческого геном-проекта", который должен быть завершен в 2005 году идентификацией всех трех миллиардов базисных ДНК пар, которые составляют человеческий "геном". ( Проект «Геном человека уже завершен» – ред)
Сравнением генов "менее талантливых" с генами "спортсменов высокого класса" можно будет прийти к "генам результата" и достичь их синтеза, который будет впрыснут в зародыша, находящегося в матке.
Следующим шагом могло бы быть "клонирование" генетически идентичных индивидуума из "генома" какого-либо "спортсмена высокого класса".
По мнению американского профессора Мельвина Вильямса (Melvin Williams), "манипуляция генами", - вероятно, последнее средство, с помощью которого может быть обеспечен дальнейший рост результатов в спорте.
Пользуясь этим средством, "спортивные врачи будут в состоянии, в настоящем смысле этого слова, производить супер-атлетов". Тем, которым "такие мысли могут показаться преувеличением", Вильямс напоминает Адольфа Гитлера, который "точно так же был ослеплен идеей о создании расы сверхлюдей - арийцев", пользуясь "базовой техникой скрещивания мужчин и женщин, которые имели желаемые арийские характеристики".
Вильямс приходит к следующему выводу: "Технические предпосылки манипуляций генами имеются. Исходя из политического значения, которое величайшие мировые державы придают спорту (некоторые государства победу на Олимпийских играх подают как подтверждение мощи их политической системы), может быть только вопрос времени, когда манипуляции генами будут применены в спорте".
Написав эти строки, Вильяме, прежде всего, имел в виду тогдашний СССР, который, между тем, распался, а состояние вещей в спорте еще больше ухудшилось.
Обвиняя СССР за все зло на свете, Вильямс, как и многие его коллеги, стал соучастником в создании завесы лжи, которой в течение многих лет прикрывалась все более чудовищная индустрия смерти, которая развивалась на западе.
Имея в виду деструктивную природу сегодняшнего капитализма, темпы, которыми развиваются все более чудовищные "научные проекты", а также символическую роль, которую имеет спорт как олицетворение основных принципов, на которых базируется развитие капиталистического общества (вместе с тем и как рекламное панно фирм, и как источник прибыли), можно ожидать, что властелины спорта сделают все, включая и манипуляцию человеческими генами, чтобы обеспечить дальнейший "прогресс" в спорте.
То, что гражданские теоретики и ученые в своих анализах "упускают из виду", - это тот "факт", что технический прогресс стал главной мерой "прогресса" и "успеха" и что спортсмен как раз, как олицетворение "технической цивилизации", стал одним из самых выразительных символов "прогресса".
Роботизированный спортсмен, который стремится к "техническому совершеству", - живая демонстрация прогрессивной силы сегодняшнего капитализма и средство для его пропаганды. Способность в короткое время достигнуть лучшего результата при все большего господства техники над человеком - основной "двигатель прогресса". Важнее всего, всегда снова создавать впечатление, что "все идет вперед", хотя бы это выражалось и в тысячных долях секунды. На этом, с человеческого аспекта незначительном, сдвиге создается "театрализованное" представление, с помощью которого прикрываются все более чудовищные уничтожение, которым подвергаются человек и планета.
Миф о "безграничных возможностях развития науки и техники" становится важнейшим средством, с помощью которого необходимо доказать перспективность и вечность капитализма группировки продавцов допинга в Великой Британии, которые в своих руках держат британский "спорт высокого класса".
Шантаж, сводничество даже и малолетних спортсменок властелинам допинг-преступного мира, разные формы манипуляций - все это является частью все более ужасной британской спортивной мозаики. Силкока зарезали те, кто хотел воспрепятствовать ему быть "коронным свидетелем" процесса против крупнейшего допинг-картеля США — "Kalifornia Five". Что касается смерти Одложила, имеются оправданные подозрения в том, что речь идет о мести "анаболик-мафии" Одложилу из-за его антидопинг-кампании и из-за страха, что будут объявлены документы, которые открывают допинг-методы в бывшей Чехословакии, которые переняты и далее развиваются созданной в то время чешской допинг-мафией.


Женский спорт: допинг-аборты и прочее
Одним из самых ужасных способов манипуляции человеком в спорте является так называемая "допинг-беременность". Исходя из того, что в течение беременности количество крови в организме увеличивается на 40%, увеличивается сердце и увеличивается количество красных кровяных телец, спортсменку оплодотворяют для того, чтобы по прошествии нескольких месяцев максимального "употребления тела" для достижения "результатов высокого класса" выполнить насильственное прекращение беременности. Точно не известно, в какой степени это явление распространено, но Показательно то, что в конце восьмидесятых в Страсбурге состоялся конгресс гинекологов, на котором одной из важнейших тем была тема допингования планированной беременностью.
Что касается спортсменок, на основе исследований журнала "Sports", проведенных во второй половине восьмидесятых, 37.3% немецких легкоатлеток считало, что "они могут делать со свом телом все, что им угодно". Это не человеческое, а фанатичное (само)деструктивное сознание.
И методы, которые используются для обмана допинг-контроля, показывают, каким манипуляциям и унижениям подвергается женщина в спорте. Один из них - сохранение в холодильники "чистой"мочи, которым перед допинг-контролем будет наполнена так называемая "vaginal bag" ("вагинальная сумка"), которая размещается в вагинальную полость спортсменки.
Об этом методе было сказано много слов в афере по поводу допингования западногерманской спринтерки Катрин Краббе (Katrin Krabbe), но известно, что он распространен во всем международном спорте.

Эритропоэтин - эликсир выносливости

Смерть стала составной частью спорта. "Der Spiegel" в 1991 году объявил текст под названием "Ил в венах", в котором указывает, что в течение нескольких последних лет от чрезмерного употребления эритропоэтина (ЕРО), уже несколько лет он является "любимцем", велосипедистов особенно, (гормон, который создается в почках и который вызывает создание красных кровяных телец, транспортирующих кислород в мышцы), умерло по крайней мере 18 голландских и бельгийских велосипедистов, с тем, что имеется оправданное подозрение в том, что в течение 1990 года и четверо молодых (западно)германских велосипедистов умерло вследствие употребления этого медикамента.
Утром 27 февраля скончался после сердечной атаки Йоханнес Драаийер (Johannes Draaijer) - двадцатисемилетний голландский велосипедист-профессионал. Его супруга подтвердила, что он принимал ЕРО. Вскоре скоропостижно скончался его коллега Жеф Лахей (Jef Lahaye).
В Бельгии - стране, где велосипед также популярен, в течение одного года умерли профессионал Патрис Бар (Patrice Bar) и ведущие любители Дирк Де Каувер (Dirk De Cauwer) и Герт Рейнарт (Gert Reynaert). За год до этого умерли скоропостижно пять голландских велосипедистов, среди которых и Берт Остербос (Bert Oosterbosch) в возрасте 32 лет, который дважды был чемпионом мира и несколько раз победителем по этапам в "Tour de France". В течение 1987 и 1988 годов умерло семь голландских и один бельгийский велосипедист, среди которых и Кони Мейер (Connie Meijer) -двадцатипятилетняя велосипедистка, которая упала с велосипеда и умерла на финише прежде, чем ей смогли оказать помощь. По словам американского врача Рэнди Айхнера (Randy Eichner) - руководителя гематологического отделения университета в Оклахоме и известного ученого, "они были молодыми, натренированными и, с большой вероятностью, здоровыми. Как-то днем легли в постель и умерли. Просто так. Врачи говорят, что они умерли естественной смертью". Комментируя диагнозы своих коллег, Айхнер в своем докладе перед 700-ми участниками конгресса спортивных врачей в Орландо (Флорида, 1991 г.), который назвал "Умереть за победу", заключил: "Если бы это было точно, тогда бы мы столкнулись с необычайнейшей эпидемией в истории спортивной медицины". По требованию родных некоторые из умерших были вскрыты. Кроме расширения сердца, которое является "нормальным" для спортсменов, подвергаемых большим нагрузкам, не было установлено ничего, что бы могло быть причиной смерти.
По мнению Айхнера, велосипедисты, вероятнее всего, умерли от эритропоэтина (в Германии продается под наименованием "Егуро" и "Recormon") - субстанции, которая действует моментально и наличие которой не возможно утвердить: вследствие огромного количества новосозданных телец, которые появляются при его употреблении, кровь сначала превращается в "ил", а потом - в "камень".
Велосипедный журнал "Velo News" назвал ЕРО из-за его исключительного воздействия "атомной бомбой велосипедного спорта". Интересно, что люди, подобные Йозефу Койлу (Joseph Keul) - многолетнему руководителю группы врачей (западно)германской олимпийской команды и одному из самых гласных пропагандистов употребления анаболиков в спорте, рекомендуют "дозированное" употребление этого препарата. Иначе, многие "великие асы" велосипедных дорожек пойманы в употреблении допинга. Среди них и Эдди Мерке (Eddy Merckx), Жак Анкетил (Jacques Anquetil), Фелис Жимонд (Felice Gimondi), Дитрих Typo (Dietrich Thurau). Что касается немецкого "велосипедного героя" Руди Алтиго (Rudi Altigo), он получил прозвище "катящаяся аптека": В его урине было обнаружено двенадцать субстанций!
Ссылаясь на опыт экспертов, "Der Spiegel" еще в 1977 году объявил, что до того года около 1000 (!) велосипедистов умерло от чрезмерного употребления допинга. Между тем, употребление ЕРО расширилось и на другие виды спорта, тем более на те, в которых доминирует выносливость: марафонцы, пловцы, лыжники, гребцы стали его "обожателями". Интересно, что ЕРО-эпидемия, в основном, опустошает запад, так как спортсмены бывшего "восточного блока" не имеют достаточно средств употреблять эту, иначе не очень уж дешевую, субстанцию.
Венский профессор Людвиг Прокоп в январе 1985 года указал 70 известных случаев смерти от последствий допинга на западе, с тем, что настоящее число умерших, "совсем вероятно, на много больше".О смертных случаях на востоке нет достоверных сведений, но оценивается, что речь идет о сотнях спортсменов. На пагубное воздействие "стимулирующих" субстанций указывают исследования чешского профессора из Пражского института спортивной медицины Л. Шмида (L.Schmid), который выполнил вскрытие 780 спортсменов и утвердил, что 218 из них умерло от недоброкачественных опухолей, происхождение и развитие которых связано с употреблением допинга.. Имея в виду "взрыв в употреблении допинга" в последние десять лет, можно предугадать, на сколько увеличилось число умерших до сегодня….
Немецкий метатель ядра Ральф Райхенбах (Ralf Reichenbach) в телевизионном интервью признал, что достиг рекорда с помощью анаболиков. Так как Международная легкоатлетическая федерация приняла (в 1983 году) правило, по которому время для аннулирования рекорда составляет шесть лет — Райхенбах, как и многие другие спортсмены, остался носителем рекорда и титула, которые, по его собственному признанию, он получил неразрешенным образом. Для сохранения все более шатающейся пирамиды спорта легализирован и доказан обман. Мозаика составлена: вместе с Международной спортивной мафией, которая в своих руках держит международные и национальные спортивные федерации, а также спортивные соревнования, "чемпионы" - обманщики становятся носителями "прогресса" в спорте.
"Преодоление границ возможного " в метании ядра - еще один пример "успешного" действия допинг-субстанций.
В 1976 году олимпийским победителем был Удо Байер (Udo Beyer), который, на основании сведений для внутреннего употребления в ГДР, в среднем получал в год по 3955 миллиграммов анаболиков.
Четыре года спустя олимпийское золото завоевывает советский спортсмен Владимир Киселев, который признался, что еще с молодости был пичкан гормональными препаратами. В 1974 году самое высокое олимпийское отличие получил итальянец Алесандро Андреи, который, под подозрением, что принимает допинг, вынужден был тренироваться под надзором. Результат: метнул ядро на 3 м ближе, чем его бывший рекорд.
Следующим победителем Олимпиады становится восточногерманский метатель ядра Ульф Тиммерманн (Ulf Timermann). Для восточногерманских ученых Тиммерманн - самый лучший пример "успешного воздействия" их любимейшего допинг-препарата "Oral-tubinol", который стоит из-за многих побед и рекордов мира восточногерманских спортсменов. Когда речь о Удо Байере, интересно напомнить, что его коллега из Западной Германии Уве Байер (Uwe Beyer) - метатель молота дошел до суточной дозы в 18 миллиграммов анаболиков, что в год составляет почти 6500 миллиграммов по сравнению с 3955 миллиграммами, которые восточногерманские врачи давали Удо Байеру.
Все обстоит еще хуже, когда примутся во внимание утверждения Уве Байера, что его западногерманские коллеги по рекомендации и согласию ведущих спортивных врачей и функционеров Западной Германии принимали "и до 40 миллиграммов" анаболиков в день, что в год составляет невероятных 14400 миллиграммов! Если судить по количеству анаболиков, "демократы" с запада больше, чем в три раза, большие злодеи, чем "сталинские палачи" с востока!
И когда речь о допинге, можно увидеть "объективность" и "научную обоснованность" утверждения гражданских теоретиков и "официальных" ученых запада: когда говорят о спорте в СССР (и других стран бывшего "восточного лагеря"), они к нему обязательно добавляют определение "коммунистический", стремясь показать обусловленность спорта природой общественного порядка, в котором он возникает. Между тем, когда говорят о западном спорте, не только нет определения "капиталистический", но и создается впечатление, что спорт - область, которая не имеющая связей с обществом.


Двойные моральные стандарты

Когда советские спортсмены принимают допинг, это результат "манипуляции спортсменами" "коммунистического тоталитаризма". А когда западные спортсмены принимают допинг, это последствие их "нечестности" (так как убедительное большинство из них негры, употребление допинга должно только завершить расистскую картину об "испорченных негритосах)".
Другими словами, в бывшем СССР, как и в странах "социалистического лагеря", люди были "добрыми", а система - "скверной"; в Европе и США люди "скверные", а система -"хорошая".
После распада "реального социализма" и установления (Ельцинского) капитализма в России, в которой спортсмены стали передвижными рекламными щитами западных фирм, продолжая принимать допинг, дошло до антропологического фокуса-покуса: люди (снова) стали "скверными", а новоустановленный порядок - "хорошим"!
А вот что венгерский тренер Ласло Киш (Laszlo Kiss) - человек, который из Кристины Эгершеги (Kristine Egerszegis) "создал" одну из ведущих мировых пловчих, говорит об "изменениях", которые произошли в довчерашнем "социалистическом спорте": "Деньги, которые мы когда-то получали от партии, сейчас приходят от спонсоров; школы для тренировок остались - в действительности ничего не изменилось". Правду говоря, необходимо вспомянуть и пример "News Week", которая в знак протеста по поводу бесскрупулезной манипуляции спортсменами и Олимпийскими играми в Барселоне со стороны транснациональных концернов объявила статью под названием "Верните коммунистов!
Отношение к китайским пловчихам, которые уже много лет доминируют на мировой сцене плавания, указывает на "двойные стандарты", которыми пользуются западные спортивные официальные лица и тренеры, когда речь о странах, которые все еще не находятся под господством международного капитала.
Так Рей Исик (Rey Isik) -президент Союза по плаванию США, затребовал выполнения коррекции результатов, которые достигнуты на последнем Первенстве мира по плаванию (Рим), хотя ни одна из двенадцати китаянок, которые завоевали медали, не поймана на допинг-контроле.
Союз по плаванию Германии заступился за бойкот соревнований за Кубок мира по плаванию (Пекин), нападая китайцев за то, что они получили помощь от своих "коммунистических братьев" из ГДР, в то время, как "объединенная" Германия перенимает от ГДР всю промышленность по производству рекордсменов и создает из нее ударную силу для развития "нового" немецкого спорта! Среди допинг-экспертов из ГДР находятся и тренеры по плаванию Фолькер Фришке (Volker Frischke), Гюнтер Баумгарт (Gunter Baumgarten), Уве Нойманн (Uwe Neumann), Стефан Хецер (Stefan Hetzer) и другие, специальностью которых было создание и развитие допинг-программ для детей. Все они, как раз благодаря своему опыту в работе с допингом, пришли к выдающимся местам в спорте "объединенной" Германии - для того, чтобы продолжить свою злодейскую практику, которая, как и в бывшей ГДР, охватывает и девочек в предпубертатном возрасте.
И что еще более странно, доказано, что ведущие личности и допинг-эксперты Западной и Восточной Германии, наперекор явному недружелюбию, в течение многих лет много сотрудничали. Так шеср восточногерманской допинг-команды Манфред Хеппнер (Manfred Hуppner) стал "близким приятелем" Йосефа Койла (Joseph Keul) - одного из ведущих "официальных" западногерманских допинг-экспертов. "Хорошие отношения" между двумя "неприятельскими" лагерями до такой степени развились, что в дискуссиях на международных совещаниях западногерманские спортивные официальные лица иногда пользовались даже и аргументами ГДР.
Здесь необходимо сказать и то, что не ученые, не политики запада, говорящие от имени "свободного мира", являются теми, кто требуют радикальных изменений в спорте, а это, прежде всего, "зеленые", которые, по следам марксистской критики спорта, которая развилась после студенческого движения 1968 года, еще в начале восьмидесятых радикализировали свое отношение к спорту, требуя остановить "войну тел", "дарвинистский" отбор национальных команд и "бесскрупулезное истощение естественных границ человеческой природы", а тем более использование детей в спорте.
Они в 1988 году изъявили требование в Парламенте, которое уже было выставлено немецким Обществом по защите детей, чтобы детям до 18 лет было запрещено участие в "спорте высокого класса". Сам Хоберманн констатирует, что "политическая ирония, что эти нападки на спорт высокого класса, а с ним и на допинг, который неминуемо идет вместе со спортом, эффективнее отбивались в демократической Германии, чем в шатающейся диктатуре на востоке," -что только указывает на настоящую природу "западной демократии". Что касается США, в них существует не явный, а только "частный" контроль допинга. По словам Хоберманна, эта "приватизация спорта высокого класса привела к ограничению настоящей публичной дискуссии в США о наркотиках, увеличивающих результаты в спорте.
Имея в виду уровень достигнутых рекордов и способы их достижения; значение спорта в дальнейшем развитии капитализма (как пропагандистского инструмента и средства для осуществления прибыли); природу спорта как деятельности, в которой человек сведен к телесности, что значит, к предмету обработки и орудию для достижения рекордов; методы и средства, которые уже применяются в производстве "рекордов", а также те, которые развиваются; все более ранний отбор и все более циничное детей, которые вскоре превзойдут практику врачей-чудовищ в нацистских лагерях смерти, - можно сделать вывод, что спорт стал предвестником "нового варварства.
Рубрики:  Допинг



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку