-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в СоНьКа-Золотая_Сучка

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.03.2008
Записей: 216
Комментариев: 295
Написано: 994

Сказка

Дневник

Пятница, 03 Октября 2008 г. 12:04 + в цитатник
" С самого начала этого мира рассвет сменяется закатом, а расцвет - увяданием. Это происходит каждый день с унылой однообразностью,.. или с радующим глаз постоянством смотря как повернуть. Но как тут ни крути, всё было именно так:..

Сначала он был просто семенем. Не в смысле кляксы мутной жижи, кишащей миллионами будущих неудачников. Нет. Он был обычным семенем клёна. Продолговатое тело его заканчивалось единственным крылом, насквозь пронизанным многочисленными прожилками.
Как и все его собратья, проведя детство где-то посередине между чернью земли и голубой кровью небес, он удивительным образом впитал в себя и живительную приземлённость первой, и возвышенную отстранённость вторых.
Это было его благословением и это стало его проклятием. Это убило его... и сделало бессмертным. Впрочем - давайте по порядку.
Сменив зелень юности на благородное золото зрелости он покинул родителя почти одновременно со всеми остальными остальными семенами. Ни скороспелая лермонтовщина ни тягомотная бальмонтовщина не были ему свойственны.
Сорвавшись с родительской ветки он впервые попал всем своим существом в стихию воздуха. Земля неумолимо тянула его к себе безысходной материнской любовью, но властное дыхание неба уже несло его прочь. Чужая сила, заплутав в золотых жилках крыла, стала своей. Пусть - ненадолго. Иллюзия полёта манила миражами свободы. Прошлое исчезало, впереди была вся жизнь, полная прекрасной неизвестности, и воздух пел под крылом сонату бытия голосом вечности.
А потом вечность состоявшая из Я-Здесь-И-Сейчас вдруг вывернулась наизнанку, обернувшись бесконечным Некто-Нигде. Если и можно представить себе что-то противоположное нескончаемому восторгу и одиночеству полёта-падения, то это было оно. Растворение себя в высшем ничто, и рождение нового себя из себя-старого.
Только падение, которое стало Падением, может дать начало росту в сторону Роста.
Увлекательный процесс роста мы в нашем повествовании пожалуй опустим. Иначе мне придётся рассказывать столько, сколько он рос, а это всё таки слишком.
Когда он познакомился с Ветром, пожалуй никто уже не помнит. Кажется ветер путался в его кроне с тех самых пор, как несколько малахитово-зелёных листьев уже можно было уже назвать "кроной", не слишком погрешив при этом против истины. Ветер игриво обвивался вокруг его ветвей, а Клён трепал его своей пятипалой листвой. Игра? Разговор?? Вряд ли они умели различать их. Просто один ненадолго становился частью другого, и это радовало их обоих. Клён вспоминал туманные крылья облаков, а ветер прикасался к влажному дыханию земли. И каждый из них "после" становился больше, полнее, и пожалуй - глубже, чем он был "до"..
И никто из них не замечал, что всё чаще и чаще во время их игр-разговоров под Клёном останавливается одна и та же девушка. Поднимает голову, и тихо стоит, вслушиваясь в беззвучные аплодисменты листвы, и вглядываясь в плавное танго кучевых облаков. И если бы им сказали, что этими вот карими глазами за ними наблюдает их судьба, они бы не за что не поверили. Даже, если бы умели - верить.

Всё, что в нас есть самого лучшего, всё это - результаты нашей болезни. Видимо, действительно, если болит - значит растёт. Песчинка попавшая между складок жемчужницы обрастает сначала слизью, потом перламутром и спустя годы превращается в жемчужину. Человек в этом плане ничуть не лучше моллюска. Тоска поэта, обрастает мясом слов и застывает в мёртвых строчках стиха. Слова блестят не хуже перламутра, и этот блеск не позволяет разглядеть там, в самом сердце великолепных строк, ту песчинку отчаяния, с которой всё началось.

Она с самого рождения болела звуком. Кажется, даже жизнь её делилась на октавы, а настроение - на минорное или мажорное.. Ей было проще вспомнить голос человека, чем его лицо. А её карим глазам, кажется видны были ключи к каждому из людских сердец, хотя ключи эти всё равно оказывались скрипичными или басовыми, смотря по ситуации.
Для неё звук не был смыслом жизни, нет. Он был самой её жизнью. Точнее, она делала каждый звук частью своей жизни. Присваивая всякую ноту, она немедленно вплетала её в мелодию своего бытия.
Что она услышала тогда в таинственном шёпоте клёна: гармонию; красоту? А может быть она ощутила в нём ту самую разорванность между "здесь" и "не-здесь", которой сама болела с самого детства? Кто знает..
Как бы там ни было, Кареглазка присвоила его себе. Так, как умела. И теперь, каждый раз, когда ветер спустился из высот аэра поближе к земле, что бы поиграть с клёном, он заставал там её. Кажется, она тоже говорила с клёном, но о чём-то своём. Совсем о другом и по другому. И ветру становилось всё труднее понимать их. Поэтому он стал прилетать всё реже и реже.
Хотя... кто знает как течёт время для духов воздуха? Может быть это было лишь кратким перерывом??
Но однажды над городом ветер вдруг услышал знакомый голос - голос клёна. Он спустился пониже, ещё ниже.. Потом протиснулся внутрь зала, из которого он слышал голос, напомнивший ему звуки прошлого. Ветер удивлённо скрипнул открытой оконной рамой, потом запутлся в тяжёлых бархатных занавесках, обиженно свистнул сквозняком и наконец замер в центре зала. Клёна нигде не было. А на залитой светом сцене вдохновенно закрыв глаза и уже не замечая ничего вокруг, женщина играла на флейте. На клненовой флейте...
Ветер взмыл к потолку, качнул в задумчивости хрустальные подвески многоярусной люстры. Потом, затаившись в её сверкающем облаке он стал слушать. А мелодия звала... Манила радостью рождения новой жизни. Пугала неизбежностью её смерти. Влекла первозданным счастьем слияния со всем миром и с самим собой. И он узнавал.. Ему казалось что он слышит шелест ветвей клёна. А в мелькинии рук, державших флейту, уже виделся ему трепет пятипалой кленовой листвы. И он уже понимал чего так недостаёт в этой мелодии.
Его самого.
И тогда, упав в сияние софитов, обнимая мёртвый ствол-флейту и играя с живыми пальцами листвы он смешал свой неслышимый для всех голос с ровным дыханием женщины. Проник с ним в мелодию, наполнв её бездонной глубиной небес и голосом вечно свободных духов эфира. Слился с ней, что бы раствориться без остатка... Закаменев навсегда в перламутре партитуры: мажоров, бимолей и прочего сольфеджио.

С самого начала этого мира закат сменяется рассветом, а увядание - расцветом. Это происходит каждый день с радующим глаз постоянством... или с унылой однообразностью, смотря как повернуть. Но как тут ни крути, ничего не изменится. Что бы тебе стать самим собой, кто-то должен уйти, а ещё кому-то - придётся потерять себя. Так поступает жизнь с теми, кто любит её всем сердцем."

(с) Антиохъ эСторский


IMG_1713 (427x640, 46Kb)

Метки:  

 Страницы: [1]